Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Анпилогова » Карибский Шизис


Карибский Шизис

Сообщений 1 страница 10 из 88

1

Карибский Шизис

0

2

ПОСЛЕДНЯЯ ФОТОГРАФИЯ АЙНО

увеличить

0

3

Часть первая:                   
«ПРАВИЛА ИГРЫ»

                                              «Правила Игры» обязательны для всех её участников –
                                                                                  вне зависимости от их статуса в Игре.

Глава 1,стартовая и, так сказать – организационная...

                            Мы в мир понесём чистоту и гармонию,
                                   Он будет купаться у нас в красоте;
                                   Тут женщины пляшут, там – бегают кони,
                                   И, верьте - мы знаем дорогу к мечте.
                                   Всё будет проделано быстро и слаженно...
                                   Так, это не трогайте! Это – заряжено...

01.02.1898 ...САСШ, Филадельфия, отель "Филадельфия Пасифик Плаза"... (ночь)

Проход через Портал отмечали бурно, с выпивкой, тремя гитарами, танцами под них и постоянно возникающими разными странными идеями типа «А почему бы двум благородным донам не пострелять по...». Попытки реализации этих идей, правда, быстро и жестко пресекались почти не пьющими Киборгом и Эрком... 

– ...Приезжайте в отель «Филадельфия»... – гитара рыдала, стонала и выла. Иногда, исключительно для разнообразия, она издавала какой-нибудь нефальшивый звук, но, словно испугавшись, снова переходила к адской какофонии. Голос, исполняющий нечто, именуемое «Отель Калифорния» на злобу дня» гитаре вполне соответствовал...
«Да-а... Тому, что к нам ещё никто не ломится, с целью заткнуть это юное дарование, может, конечно, иметься несколько объяснений, но... будем параноиками, это продляет жизнь!» – Эрк, глотнув коньяка, глубоко затянулся и выпустил дым в сторону слегка приоткрытого окна.
– Князь, солнышко, а что если в ухо? – Сова, как всегда, первой высказала общее мнение. Барт замолчал и, прижав струны ладонью, вопросительно посмотрел на неё. – Завязывай с пародиями и исполни что-нибудь более традиционное...
– Слушаюсь и повинуюсь, Миледи... но только после Вас!
– Ладно... Сам напросился! – Сова достала из-за кресла свою гитару и, глотнув из стакана, взяла первый аккорд. – Теперь не обижайся...

Выходить из гостиницы местная администрация разрешила только через сутки после прибытия, обещая, за это время, оформить документы. Осмотревшись вокруг и оценив количество видеокамер, Эрк с Киборгом дружно хором скомандовали: «Всем молчать!». На недоумённый вопрос: «Что, совсем?», Капитан процедил сквозь зубы, – «Нет, о деле...» и послал Доктора Ливси в бар. За коньяком. Получив, практически официально, разрешение на пьянку, молодёжь разгулялась вовсю...

02.02.1898 ...САСШ, Филадельфия, отель «Восточный», 3-й этаж... (день)

– Ну, как, все уже в норме? Никого больше протрезвлять не нужно? А то холодная вода здесь – без ограничений...
– Капитан! Ты садист и не романтик...
– Именно за это мы его так ценим... Правда, Князь? – Валькирия похмельем не страдала и потому могла себе позволить роль миротворца.
– Ладно, ценительница ты наша... – Эрк идти на мировую не пожелал. – С тебя мы и начнём! Радость моя, ты – готова к Мексике? А то ближайший пароход с заходом в Кампече отплывает завтра с утра!
– Упс...
– Понял... «Подготовка к выезду на полигон проводится в ночь перед выездом на полигон», блин! Ты хоть помнишь, красавица, ЗАЧЕМ вы туда едете, а?!
– Спокойно, Капитан, не заводись... – у Киборга, судя по выражению лица, нервы тоже были не железные. – Сейчас мы всё спокойненько обсудим...
– Мы УЖЕ всё спокойненько обсудили и УЖЕ приняли нужное решение, а теперь вдруг выясняется, что «Упс...»!!!
Обычно, когда начиналась подобная ругань на повышенных тонах (и без желания выслушать собеседника), её, давя авторитетом и, не взирая на личности, прекращали либо Киборг, либо Эрк. Которые сейчас-то как раз и сцепились! Задавить авторитетом их никто бы не смог. А не взирать на личности...
– А вот и не подерётесь... – внезапно врезался в спор лениво-протяжный голос Совы. – Горячие эстонские парни...
Эрк с Киборгом дружно замолчали и, через несколько прошедших в общем напряжении секунд, так же дружно рассмеялись.
– Спасибо, сестрёнка... – Капитан махнул рукой и закурил. – Что-то мы слишком увлеклись... Хорошо! Начнем по новой...
– Кстати, а где же Кобчик, Ковбой и Боцман? – Миледи, решив внутрисемейные проблемы, озаботилась отсутствующими.
– Кобчик, махнув крылом на прощанье, исчез в неизвестном современной науке направлении... – откликнулся Паладин. – Билли поехал в порт узнать о местах на том самом завтрашнем пароходе, а Тигра...
Из-за входной двери внезапно раздался грохот от падения чего-то тяжелого, и послышались громкие ругательства. Эрк выглянул наружу.
– Тигра! Ты не Боцман, ты – Кацман! Тебе что, трудно было взять носильщика? Или ты решил, что твоя фамилия – Шварценеггер?
– Да взял я, взял... Только возле стойки эти негры поставили ящики и тихо куда-то смылись, а свободных коридорных не было...
– Ладно, хрен с тобой, давай помогу...
Капитан внёс в комнату два деревянных ящика с ручками. Вслед за ним, с ещё одним таким же ящиком в руках и набитым какими-то угловатыми предметами рюкзаком на плече, вошел Тигра. Поставив груз на пол, он, облегченно вздохнув и смахнув пот со лба, сказал:
– Блин, еле-еле достал... Шестнадцать оружейных обошел – глухо, как в танке! Сплошные револьверы, дробовики и винчестеры... ну и патроны, естественно, соответствующие... Только в порту повезло! Выгреб там всё, что у них было...
– Билли в порту не видел?
– Видел. Сказал, что места – будут, но сам он ненадолго задержится...
– Хорошо, отдыхай...
– А чего такая спешка с патронами? – Барт решил, что он тоже должен вставить в разговор свои «пять копеек». – Вроде как, до приезда на Кубу они нам не очень-то и нужны пока...
– А кто тебе сказал, что ты поедешь на Кубу? – посмотрел на него с искренним удивлением Киборг.
– Не понял...
– Эрк, начал давать вводные – не отвлекайся, пожалуйста... а то народ тут ничего не понимает!
Тот, сунув в руки Тигре извлечённый перед этим из рюкзака гвоздодёр, которым он как раз пытался вскрыть один из ящиков, глянул на Паладина.
– А сам?
– А чья схема? И кто здесь главный?
– И кто же?!
– Капитан, не делай нам здесь удивлённые глаза... Не отвертишься!
– Ты же знаешь, я командую только теми, кто сам этого хочет...
– А что, ты думаешь, кто-то не хочет?.. – Киборг обвёл пристальным взглядом всех находящихся в комнате. – По-моему, никто из присутствующих не возражает! Билли, кстати, тоже возражать не будет... Я у него спрашивал!
– Меня только спросить забыл...
– Да куда ты денешься...
– Хорошо, тогда первый приказ – сейчас распаковываем и сортируем снаряжение. Потом, когда вернётся Ковбой, будут вам и вводные... и выводные... и пояснения по ходу дела...
– Яволь, майн фюрер!!!
– А в морду?..

02.02.1898  ...там же... (чуть позже)

– Слушайте внимательно. – Эрк был крайне серьёзен. – Два раза я повторять не буду. А некоторым и не смогу...
– В смысле?..
– Все вопросы потом! И только по делу! Продолжаю... – он подошел к открытому окну и закурил. – У нас совсем нет времени на раскачку. На все подготовительные телодвижения и нулевой цикл – максимум два с половиной месяца. Поэтому завтра... Ведь завтра, Билли?!
– Нет, сегодня. Я взял две каюты до Кампече на «Одинокую Звезду». Отходит завтра в восемь утра, но на борт надо подняться раньше. Лучше всего сегодня вечером. Во избежание...
– Значит, времени ещё меньше... Итак, сегодня мы разделимся на две группы. Четверо вечером сядут на эту самую «Звезду...» и поплывут на ней в Мексику. Пятеро завтра отправятся поездом в Нью-Йорк. Встречаемся все вместе уже на Кубе – или в Гаване, или где-то рядом. Связь – телеграфом, на контрольные точки... или по радио, если будем не дальше, чем за двадцать километров друг от друга.
– Капитан, в очень хороших условиях базовая возьмёт и на три сотни... – Тигра тоже был непривычно серьёзен и сосредоточен, – ...а не в очень – до ста пятидесяти спокойно.
– Посмотрим. Базы у нас ещё нет. И неизвестно, когда и где она будет. Так что рассчитывать будем пока только и исключительно на переноски. Потом обговорим... В Мексику отправляются – Валькирия, Князь, Доктор Ливси и Аспера. Командует Валькирия. Подчиняться ей беспрекословно! Кто не хочет – может уваливать на фиг прямо сейчас... – Эрк замолк и посмотрел на Барта, Дока и Эльфу. По очереди и очень пристально. – Нет таких... Личных вещей – по минимуму. По комплекту камуфляжа. Заодно будет, чем вам в пути заняться. У кого нет – выберите себе по тесаку. Док! Собери аптечку... для джунглей и вообще... Одна переноска. Боцман! Начни её проверять прямо сейчас и больше ни на что не отвлекайся...
– Оружие? Кроме тесаков... – вопрос, как ни странно, задала Эльфа. Хотя... судя по выражениям лиц, она опередила Князя и Ливси буквально на доли секунды.
– Тебе – тэтэшник и четыре обоймы. Ребята, вам – по кракозябре и на каждую по три полные «трубы». Плюс пять сотен «маслят» россыпью...
– А пулемёт?! – на лице у Барта было написано искреннее возмущение. – У нас же их до фига!
– Во-первых, к ним пока что патронов маловато, а во-вторых... – Капитан криво усмехнулся, – вам и так хватит груза, а под пулемётом ты быстро сдохнешь! Вполне обойдёшься калашовским «мутантом». Так, быстренько выбрали себе по стволу и начали набивать обоймы... Лейт...
– Мр-р-р?.. – довольно улыбающееся лицо Валькирии намекало на то, что сметана – где-то рядом.
– Мяу, блин! Киска, ты ствол брать будешь? – Эрк не мог заставить себя долго на неё сердиться. – И не смотри на меня таким умильным взглядом!
– Ну и что же ты мне хочешь предложить – «трещотку» или «хлопушку»? – она пожала плечами. – Арбалет да пара «летучек». По-моему – вполне  нормальный набор для одинокой женщины...
– Ладно, одинокая женщина... Сейчас я сделаю тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться...
– Ты берешь меня замуж?
– Я, конечно, самоубийца... но не до такой же степени!
– ... или у тебя за пазухой «Полковник Боуи»... или нет, у тебя в кармане шпага шестнадцатого века!
– Ну... моё отношение к «Боуи» ты знаешь... Короче, смотри сюда! – он подошел к столу и открыл лежавший на нём расстёгнутый кофр. – Авторская работа, сделано под заказ. В основе – «Маузер» К98, но... съёмные двенадцатизарядные обоймы, пять штук в комплекте. Прицел – «Карл Цейс», десятикратка, есть запасной... но можно стрелять и с открытого. В качестве дополнительных бонусов прилагается – бинокль-двадцатка для наблюдателя, работы того же «Цейса» и оригинальная переделка исходного штык-ножа в охотничий... Патроны – пять сотен целевых... Подойдёт... в качестве альтернативы замужеству?
– Спать я с ним буду... но вот таскает этот чемодан пусть кто-нибудь другой... Не СВД, конечно, придется привыкать... пристреливать... по белкам не получится... по попугаям разве что...
– Лейт... Отойдём-ка к окошку... Насчёт маршрута... – Эрк немного помолчал и закурил очередную сигарету. – Ты уверена, что...
– Я там была. Конечно, в НАШЕМ мире, но... Да, я уверена. Такой шанс упускать никак нельзя!
– Хорошо, если так... Ладно, давай собирайся. Времени мало...

03.02.1898 ...САСШ, поезд Филадельфия – Нью-Йорк, грузовой вагон... (день)

– ...и какого хрена... в конце концов... ты не взял нам билеты... в нормальный пассажирский вагон... – Сова чуть ли не рычала от злости. – Я тебе что... ГРУЗ!!!
– Нет, Миледи... – Ковбой прекрасно понимал, насколько он виноват, и поэтому старался не очень сопротивляться, когда им стучали о стенку. – Вы не груз...
– Вы кошмар с лапками... – Боцман не смог удержаться от комментария, за что почти мгновенно и поплатился...
Закончить фразу он не успел. Кулак у Совы не очень большой, да и мышцы не сильно накачаны... Зато удар у неё поставлен хорошо... Когда вы неожиданно получаете в живот такой, хорошо поставленный, удар, вам его обычно хватает... так что становится уже не до разговоров... Вот и Тигре хватило...
– Избиение младенцев... Часть... не помню номер. – Киборг взял Сову за плечи и аккуратно отодвинул в сторону. – Успокойся, милая, им на сегодня хватит... Продолжишь потом... если захочешь.
– И не калечь нам технический персонал! – Эрк был не менее зол, но руки всё же старался из-за такой, как он считал, мелочи не распускать. – Или ты умеешь работать со сварочным аппаратом?
– Хорошо... Проехали... Отпусти! – она вывернулась из рук мужа и, плюхнувшись на один из ящиков, ткнула пальцем в сторону Билли. – И этому раздолбаю вы хотите поручить какие-то дела в Европе?! Он вам наделает...
– Я ОЧЕНЬ НАДЕЮСЬ... на то, что в Европе подобных проколов не будет... Ведь не будет же, правда? Вы со мной согласны, мистер Уильям Коуби?
– Я в этом абсолютно уверен, герр Эрк Гауптманн... – Билли тоже уселся на ящик, стараясь при этом держаться подальше от Совы. – Клянусь своим новеньким канадским паспортом!
Первым не выдержал Киборг... к его громовому хохоту присоединились сначала Капитан, потом Ковбой, потом, махнув рукой, Миледи и, наконец-то отдышавшийся, Боцман. Причиной такого дружного смеха служили выданные в «портальной конторе» документы, которые все внимательно рассмотрели только вчера вечером. Точнее, прочитали записанные в них фамилии...
Швейцарский немец Эрк Гауптманн и канадец Уильям Коуби – это было более-менее нормально. Австралиец Боб С. Мантайгер – уже круче. Но английская семейная пара, Пол и Софи Киборг... те, кто оформлял паспорта, явно не страдали от отсутствия чувства юмора! Или наоборот...

03.02.1898 ...там же... (чуть позже)

На самом-то деле, Билли был не так уж и сильно виноват в ситуации с билетами. Лихорадочные... но тщательные, с многократными перепроверками – «А мы ничего не забыли?!», сборы группы, отправлявшейся в Мексику... Доставка этой самой четвёрки в порт и посадка на корабль... Возвращение в гостиницу к остававшемуся «на хозяйстве» Тигре... Сортировка и упаковка, на этот раз в специально купленные прочные ящики, ранее распакованных вещей... Доставка их на вокзал... Погрузка, в заказанный ещё со вчерашнего дня грузовой вагон – «Какая, на хрен, тонна?! Да они совсем оборзели!!!» – «Американская, кретин! Тысяча фунтов!»... А спали они в последний раз в отеле при Портале... да и то не слишком долго. Не удивительно, что о пассажирских местах он просто элементарно забыл... Удивительно, что забыл только о них. Тем не менее, виноватым он себя чувствовал. И был готов искупить...
Потому-то сейчас, пока Киборг, Сова и Тигра, соорудив себе из обнаруженной в вагоне упаковочной соломы и камуфляжных комплектов импровизированные постели, мирно дрыхли за все прошедшие сутки сразу, он в очередной раз проверял по списку «европейскую» часть багажа...
– Сорок второй, четыре сменных ствола...
– Есть...
Правда, вместе с Эрком...
– Тридцать четвёртый, два сменных ствола...
– Есть...
...но тот, по слухам, мог не спать по несколько суток...
– «Хоган», два сменных ствола...
– Что?..
– Ну... «Холек-Ган», сокращённо – «Хоган»...
– А-а-а... Понял... Есть...
...или несколько суток не просыпаться – в зависимости от ситуации...

04.02.1898 ...САСШ, Нью-Йорк, порт... (вечер)

Чуден Нью-Йоркский порт при тихой погоде... если у вас, по какой-либо причине, отсутствует обоняние... или вы убеждённый панк... или мизантроп... или мазохист... Двое, стоящие в данный момент на пирсе, не принадлежали ни к одной из выше перечисленных категорий... им просто было наплевать! И не такое видали...
– Повторим ещё раз, пока есть время... – Эрк был мрачен.
– Да не дёргайся ты так, Капитан! Всё у меня будет нормально, – Билли, наконец-то отоспавшийся, излучал спокойствие и жизнерадостность. – Это ж, чёрт его забери, не «Титаник»! А в Европе... Ну что со мной может случиться в Европе! 
– Всё, что угодно... Так что без тэтэшника чтобы из помещения не выходил! И в помещении далеко не убирай...
– Яволь, майн фюрер! – ехидная усмешка... 
– Блин! «Хоть бы ты, Максимыч, не подкалывал»! – настроение у Эрка ненадолго улучшилось. – Ладно, давай по-быстрому основные позиции и свободен...
– Ох... – на лице Билли ясно обозначилась покорность судьбе. – На «Большом Кайзере» прибываю в Германию... Потом еду на завод к Маузерам – договориться о регулярных поставках... Потом в Швейцарию... Да, кстати, ты мне так и не объяснил, почему именно в Швейцарию, а не в Данию? Всё-таки там я мог бы обратиться напрямую к Мадсену...
– Ибо – не потянут! Невзирая на Мадсена и его пулемётный фанатизм... Ты вспомни, сколько времени они осваивали производство пулемёта в нашем мире? Три года! А нам уже к началу лета нужны будут, как минимум, несколько десятков стволов. Да и по качеству работы гномы вне конкуренции...
– Ладно, хрен с тобой, еду не к морю, а в горы. Там патентую стволы на наше имя и заказываю производство в SIGe. Если получится – в обмен на лицензию или патент. Если нет – за бабки... Но это вряд ли. Я их дожму!
– Постарайся. В нашем-то мире гномики внимательно относились к армии, ни на какой нейтралитет при этом не взирая...
– Слушай! А если сначала – к гномам, наладить дело, а уж потом – к Маузерам? Чего мне туда-сюда мотаться?
– Решишь на месте. В принципе, можно и так и так. Если достанешь в Бремене патроны к пулемётам – дуй сразу в горы... Дальше?
– Дальше... Связь держу телеграфом с Гаваной... А может, лучше с Сантьяго? Ты же, вроде бы как, говорил о Сантьяго, Гуантанамо и провинции Орьенте...
– Там со связью хреново. А в Гаване, или где-нибудь рядом, всё равно кто-нибудь из наших будет сидеть. С рацией...
– Когда налажу там производство и получу первую партию – опять к Маузерам, закупаю патроны, пистолеты и, если получится, карабины... Фрахтую трамп, гружу всё это барахло в трюмы и везу к вам... Вроде всё!
– Так... Теперь о сроках... Тебе надо успеть либо в Гавану до 20го апреля, либо в Сантьяго до 20-го мая. Иначе нарвёшься... Если не будешь успевать – иди на Багамы или на Ямайку. Оттуда свяжешься с Гаваной и...
– ...и запрошу инструкции! Эрк, блин, ну что ты со мной, как с маленьким! – запасы терпения у Билли явно заканчивались. – Что бы там ни говорил Кобчик, но у меня в голове не только справочник по стволам и калибрам! Мозги там тоже есть!
– Да не дёргайся ты! На самом деле это я так... себя успокаиваю. Всё-таки тебе в одиночку...
– Ничё, прорвёмся!
– Ну ладно, пора прощаться...
– До встречи, майн фюрер!
– Блин!!!

05.02.1898 ...САСШ, Нью-Йорк, отель на 12-й улице ... (вечер)

– Общий привет! – Киборг был непривычно весел и жизнерадостен. Создавалось впечатление, что он, как минимум, выиграл в лотерею...
– Паладин! Ответь-ка мне, пожалуйста, на один вопрос... – задумчиво посмотрел на вошедшего Эрк. – На хрена тебе та гнутая грязная железка, которой ты так нежно и трепетно размахиваешь?
– О, блин! – Киборг с удивленным видом уставился на короткий неровный ломик, испачканный чем-то красным, который, действительно, сжимал в правой руке. Затем его лицо просветлело... – Тьфу ты, забыл, однако... Теперь понятно, почему портье под стойку полез...
– Что случилось? – перешла ближе к делу Сова.
– Да отморозки наехали... прикинули, что я лох голимый...
– А по-русски?..
– Ну... – он, швырнув железяку в угол, осторожно присел на угол стола. – Четверо местных дураков почему-то решили, что у них получится меня ограбить...
– Они ошиблись?
– Ещё как!
– Понятно... А КРОМЕ улучшения местной криминогенной ситуации, ты ещё что-нибудь полезное за сегодня сделал?
– А как же! Герр Штайнер мне клятвенно пообещал, что завтра, максимум послезавтра, наш заказ будет у него. Полностью...
– Лучше, если завтра, – вклеился в разговор Боцман. – Седьмого утром отходит «Пенсильвания», а следующего судна придётся ждать ещё не меньше недели. И, к тому же, «Роджерс» пойдёт вдоль побережья с заходом во все порты подряд...
– Так уж и во все...
– Почти что. Во все крупные, так точно... а старушка «Пенсильвания» идёт почти прямо в Гавану. Ну, только через Майами... Грустно будет упустить такой случай...
– Не от нас зависит... – Эрк задумчиво посмотрел на остальных. – Хотя, если мы опять воспользуемся завещанием амёбы и...
– А может, хватит?! – Сова была явно против этой идеи. – Нас и так уже осталось четверо из девяти! Амёба завещала делиться, но мы-то не амёбы!!!
– Да успокойся ты! Нет, так нет... Просто хотелось бы прибыть пораньше, чтобы успеть на фейерверк...
– Какой фейерверк?!
– С которого всё официально началось...
– Взрыв «Мэйна». У нас это случилось пятнадцатого. – Киборг слез, наконец, с угрожающе скрипящего стола и пересел на диван. – Всё равно не получится. По расписанию «Пенсильвания» приходит в Гавану шестнадцатого. Так что здесь нам не повезло...
– Тогда – ну и фиг с ним... Тигра, так, на всякий случай, завтра с утра закажи нам места на «Пенсильвании», но пока не оплачивай... Миледи, что ты там выяснила в этом агентстве? Как у нас с возможной базой?
– Есть у них несколько подходящих нам вариантов... В продаже сейчас четыре поместья возле Гаваны и пара десятков плантаций, разбросанных по всему острову... В том числе есть и возле Сантьяго... кажется, две или три. Причем все поместья и шесть плантаций – с выходом к морю. Вот только цены...
– Цены?
– Не так, чтобы всё там особенно дорого, но...
– Но?..
– Но когда вы, ребята, оплатите всё, что поназаказывали у этого чёртова немца и если мы не залезем в резервный фонд, то ни на какую плантацию, даже самую дешевую, денег нам не хватит! Хрен с ними с патронами, но... Обязательно нужно было брать СТОЛЬКО «Маузеров»... или это из чистого хомячества?
– Мать его за ногу... а на что хватит?
– А без того, что я сказала, только на один из вариантов – я его для себя назвала «Домик у моря»... Некая одинокая – в смысле, совсем без земель, потому и так дёшево, хотя сам по себе дом, вроде бы как бы, вполне цел, гасиенда. С романтичным названием «Puerto Reservado», то бишь, в переводе с испанского – «Тихая Гавань».
– Это, в смысле, один из тех вариантов – с выходом к морю?
– Ага... – Сова открыла папку и зашелестела бумагами. – Где же тут это было-то... Вот! «...причал и лодочный сарай...»... и ещё – «...глубины в бухте достаточны для небольших кораблей...» не знаю, что тут имеется в виду...
– То, что нам надо! Прямо сейчас... упс, то есть прямо с утра... покупай эту самую «Гавань»! Там за ней кто-то присматривает или всё в разгроме и запустении?
– В конторе утверждают, что – да... какой-то их местный представитель... мистер Парсонс, что ли... а как там на самом деле...
– Понятно... Всё равно покупай!

06.02.1898 ...там же... (день)

– ЭРК!!! – с громким криком влетел в комнату Тигра.
– Чего орёшь? – Капитан сидел в кресле и спокойно курил, размышляя при этом о мировых проблемах, а именно – «Что я, мать вашу, буду курить, когда взятые с собой сигареты закончатся?». Местные сигареты он уже попробовал и был от них совсем не в восторге. Оставалось переходить на сигары... или на трубку...
– Фриц прислал пацана с запиской! Наш груз уже в порту!
Эрка на ноги как пружиной подбросило.
– Где?!
– Что где?
– Записка где, жертва высшего технического образования?!
– Ааа... Вот... а почему жертва?
– Потому что... – Эрк слегка морщился, читая готический шрифт. – Так! Отлично! Сейчас же – пулей – лети оформлять нам места на «Пенсильвании». Я – в порт, как закончишь – найдёшь меня там... Вернутся из земельной конторы Паладин с Миледи... а, чёрт! Не успеешь... Оставлю им записку... – он торопливо начал что-то писать.
– Капитан, а всё-таки...
– ТЫ ЕЩЁ ЗДЕСЬ?!

07.02.1898 ...САСШ, Нью-Йорк, порт, верхняя палуба «Пенсильвании»... (утро)

– Раз, два, три, четыре, пять... – Начинаем отплывать...
Все, кто знал её достаточно долго, были в курсе – когда Сова говорит стихами – стоит держаться от неё подальше. Целее будешь. Эрку и Киборгу это было известно лучше, чем кому бы то ни было. А уж если она решила переиначить для этого текст собственной песни...
– Ты – наёмник, я – солдат... – Мы плывём на маскарад...
Боцман, не настолько хорошо знакомый с данной особенностью, но обладавший отличным инстинктом самосохранения – сделал было попытку незаметно исчезнуть с верхней палубы в неизвестном направлении. Не успел... Эрк заговорил раньше.
– Кстати, о маскараде... Миледи, я предлагаю вам, взяв с собой Тигру, спуститься в каюту и заняться там с ним подгонкой камуфляжа... Он у нас технический гений – вот заодно и «Зингер» наладит...
– А вы чем в это время заниматься будете – дамочек клеить?! – с ходу отвлечь Сову не получилось.
– Вряд ли какие-либо дамочки окажутся в трюме, – у Капитана уже был готовый ответ. – Мы с Паладином пойдём туда и займёмся тяжёлой мужской работой...
– И какой же такой работой, хотела бы я знать, вы будете заниматься в трюме, если это, конечно, не секрет?
– Будем там ленты набивать... а то патроны у нас – отдельно, ленты – отдельно... Непорядок, однако... – он ткнул локтем в бок усиленно закивавшего Киборга и начал, вместе с ним, удаляться в сторону ведущего вниз трапа. – Да и подгонять нам особо ничего не надо...
– Ну-ну... идите... работнички... – две из потенциальных жертв ускользали... но оставалась третья! – Пошли! Будешь заставлять это гениальное изобретение работать! За что-то же тебе диплом дали...

10.02.1898 ...Мексиканский Залив, каюта на борту «Одинокой Звезды»... (день)

– Лейт... – Князь был непривычно задумчив. – Ответь мне, пожалуйста, на один вопрос...
– И на какой же? – Валькирия, казалось, была полностью поглощена обработкой ногтей на левой руке. Маникюрная пилочка так и мелькала...
– Куда мы направляемся?
– В Мексику...
– Я, как ни странно, в курсе...
– Так к чему был вопрос?..
– Да я сегодня глянул на карту этой самой Мексики...
– Это уже прогресс... Ты узнал, что такое карта...
– Ага, узнал... а ещё я узнал, где именно находится город Кампече!..
– И где же, согласно этой самой карте, он находится?..
– На Юкатане! Валькирия, блин, что мы, чёрт возьми, забыли на Юкатане?! – он вскочил и начал расхаживать по каюте.
– Не ори, не в лесу... Ты вообще-то помнишь, ЗАЧЕМ мы плывём в Мексику, а?
– Нанять бойцов для нашей маленькой частной войны...
– Ответ правильный. Садись. Пять.
– НО! Поправь меня, если я ошибаюсь – планировалось, что мы будем это делать на южном берегу Рио-Гранде... а не на южном берегу Мексиканского залива!
– Ты не ошибаешься...
– Тогда... Повторяю вопрос – что мы забыли на Юкатане?!
– Усложняю задачу... Что нам нужно для того, чтобы «нанять бойцов для нашей маленькой частной войны»?..
– Найти их и нанять!
– Как именно нанять?.. – Валькирия переключилась на правую руку. Левой рукой она держала свой инструмент так же уверенно.
– За деньги, блин, за золото! Золото... – внезапно замерев, Барт уставился на неё широко распахнутыми глазами. – Лейт... Скажи, что я ошибаюсь... Скажи, что это неправда... Скажи, что мы не... НЕ БУДЕМ ИСКАТЬ КЛАД!!!
– Ты не ошибся... Будем...
– Чёрт!!! – Князь с размаху рухнул на койку и упёрся в потолок остановившимся взглядом. – Эрк был полностью, абсолютно прав... Это – экспедиция идиотов... Что же я здесь делаю...
– Сам напросился...

13.02.1898 ...Германия, Бремен, вокзал... (утро)

Бремен Ковбой покидал без особых сожалений. Город ему не понравился. Зато заставил в полном объёме оценить прощальные советы Капитана. Особенно о тэтэшнике... потому что прямо в порту, сразу после получения багажа, его попытались ограбить! Правда, германскую полицию он, по ходу дела, тоже оценил. С лучшей стороны. Бравые die Polizisten* (в количестве десятка) появились меньше чем через пять минут после окончания стрельбы! По сравнению с началом XXI века – прям-таки космическая скорость, а если учесть что, судя по потным лицам и хриплому дыханию, они БЕЖАЛИ НА ЗВУКИ ВЫСТРЕЛОВ... Впечатлило. Очень.
Ещё более поразила Билли, любовь которого к оружию неоднократно приводила его дома к столкновению с тамошними служителями «закона и порядка», реакция этих самых die Polizisten на произошедшее. Единственный вопрос, заданный ими по поводу его пистолета – «Чьё это оружие, герр Коуби?»... Причём не в смысле – «Чей ствол, бля?!», а в смысле – «Вы не подскажете, чьё это производство?». Понравился... Ковбой свалил происхождение тэтэшника на SIG, но предупредил, обрадовавшихся было, стражей порядка, что эта модель – экспериментальная, получена им в подарок и в продажу ещё не поступала. По поводу стрельбы вообще и трёх имевшихся в наличии трупов вопросов вообще не возникло! «Туда им и дорога»...
А ещё он в Бремене... нанял слугу! Улаф Хансен, здоровенный матрос-норвежец с абсолютно отмороженным выражением на бородатом лице, попался Билли на глаза в припортовом квартале. Примерно в такой же ситуации, в которой он сам побывал незадолго до... В роли потенциальной жертвы ограбления. Из чувства солидарности Ковбой снова достал тэтэшник... Этих гопников было больше, и оказались они гораздо нахальнее. Даже извлекли из карманов какие-то плевательницы и попытались стрелять в ответ! Стрелять они не умели... К тому же, увлечённо давя на спусковые крючки, неосторожно отвлеклись от предыдущего объекта... а зря! Поглядев на Хансена в деле, Билли понял, на практическом примере, КАК ИМЕННО его предки-викинги держали в страхе всю Европу. Это действительно было страшно!
Не дожидаясь, на этот раз, прибытия Закона (неизвестно, как отнеслись бы бравые die Polizisten к покрытому своей и чужой кровью Улафу), победители отправились в «Матросский Дом», где остановился Хансен. Тому необходимо было, как минимум, помыться и переодеться. По дороге, потом в трактире, где они отмечали победу, слово за слово... Короче, Билли подумал, что ему не помешает хоть какой-то знаток местных реалий. Что подумал по этому поводу потомок викингов, осталось тайной, но он, пожав могучими плечами, согласился пока пожить без моря...
«Надо обязательно купить в дополнение к тэтэшке хотя бы парочку девяносто шестых «Маузеров». Исключительно для собственного использования. Лишними они явно не будут. Да и Улафу ствол не помешает...» – думал Билли, глядя из окна купе на уплывающий назад Бремен. На полу стояли зашитые в серую парусину и перевязанные верёвками ящики с тщательно упакованными пулемётами и коробки с патронами. На противоположном диване храпел Хансен. Впереди их ждала Швейцария...

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –
*die Polizisten(нем.) ... полицейские

0

4

Глава 2, адаптационная и – немного аналитическая...

            «...в жизни всё не так, как на самом деле» (С)
                 А на самом деле в жизни ВСЁ не так...

16.02.1898. ...Куба, Гавана, акватория порта... (утро)

«Пенсильвания», старый трансатлантик, проданный, в своё время, из-за общей обветшалости и полной непригодности к дальнейшим межконтинентальным рейсам, до сих пор вполне исправно коптил небо на линии Нью-Йорк – Веракрус (с заходом в Майами и Гавану). Нынешние пассажиры бывшего охотника за «Голубой Лентой» (так ни разу и не полученной), не чувствуя никакого почтения к ветерану самых длинных гонок мира, толпились на палубе, готовясь сойти на берег и попутно любуясь на военные суда, стоящие в гавани...
– Капитан, ты не подскажешь, какое у нас сегодня число? – спросил Киборг, не отрывая странно застывший взгляд от одного из них. – А то я что-то запутался...
– Шестнадцатое, а что?
– Тогда... – он резко ткнул рукой в сторону рассматриваемого им до того корабля – ЧТО ЭТО СТОИТ НА РЕЙДЕ???
– Ну, знаешь ли... Корабль... Военный... Большой... С пушками...
– Какой именно корабль?!
– Учти, пожалуйста, что из всего многообразия типов военных кораблей я могу с гарантией опознать только подводную лодку и авианосец... их-то я точно ни с чем не спутаю! Все остальные являются для меня большими водоплавающими хреновинами. С пушками.
– Так вот, слушай меня внимательно... Это «Мэйн».
– Ага! Значит, на фейерверк мы успели...
– Если он состоится...
– То есть?
– Эрк! Проснись! «Мэйн» должен был рвануть пятнадцатого!
– Блин... И что из этого следует?
– Две вещи – во-первых, это НЕ НАШ мир...
– Всё правильно – это копия...
– ... и не его точная копия! А из этого следует, во-вторых – все наши данные и расчёты мы можем с абсолютно чистой совестью пойти и выбросить в сортир!!!
Эрк задумался. Через несколько минут он, махнув рукой в сторону «Мэйна», рассмеялся и хлопнул Киборга по плечу.
– Если ты сделал данный глубокомысленный и печальный для нас вывод только из наличия в гавани этой старой бронированной галоши, то пора снимать тебя с должности начальника аналитического отдела...
– Да пойми ты...
– Стоп! Ты уже высказался, теперь моя очередь. Ты провёл анализ, основываясь  на неверных исходных данных. Точнее сказать – на неполных. Поправка номер раз – в этом мире существует Портал. Следствие номер раз – это точная копия нашего мира ДО ОПРЕДЕЛЁННОГО МОМЕНТА. До момента появления в Портале первого из Игроков. Поправка номер два – ни количества, ни целей, ни возможностей других Игроков МЫ НЕ ЗНАЕМ. Следствие номер два – Игроки вносят в эту реальность изменения, о сущности которых мы с тобой можем только догадываться. Возможное следствие, применительно к «Мэйну» – кто-то захотел помешать взрыву. И помешал!
– Понял... Я – дурак!
– Нет ты не дурак... дурак бы – не понял! А насчёт данных и расчетов... «Ни один план не выдерживает соприкосновения с реальностью». Точка. Конец цитаты. – Эрк улыбнулся и закурил. – Именно поэтому я предпочитаю схемы...

16.02.1898. ...Куба, Гавана, недалеко от порта, «Área de la Playa»*... (день)

– И как долго нам ещё сидеть на чемоданах? – Тигра злился. Ему было жарко... и скучно. – Прошел уже почти час. В конце-то концов, сколько можно искать одну-единственную контору по недвижимости в одном-единственном районе?
– Столько, сколько понадобится! – Сове, конечно, тоже было жарко и скучно, но терпения у неё было гораздо больше. – Ты забыл сказать – «...абсолютно незнакомого города в абсолютно незнакомой стране...».
– Ну, вроде же Паладин бывал и на Кубе, и в Гаване...
– Нет. Не на Кубе. В Колумбии. Но лучше его об этом не спрашивать. Так же как Капитана – о Югославии.
– Ты имеешь в виду...
– Ага. Могут послать. Далеко и надолго. А даже если и не пошлют, то правды всё равно не расскажут...
– А тебя о чём нельзя спрашивать? Ну... чтобы не спросить... ненароком...
– Меня... – она криво улыбнулась, – о родственниках, пользуясь их отсутствием...
– Упс...
– А теперь посторожи-ка сам. Пойду, прогуляюсь...

16.02.1898. ...Куба, Гавана, телеграфная станция... (примерно в то же время)

– Есть?
– Да. Лаконисты, блин... «Кампече» – это Валькирия. И «Купил. Цюрих» – Билли. Просто море информации! Купил – что?
– Очень просто. Ковбой смог купить патроны в Бремене, потому-то и едет прямо в Швейцарию. В Цюрих.
– А Лейт?
– Контролька. Даю перевод – «Добрались благополучно. Пошли за золотом».
– Если так, то пока всё идёт нормально... Ну что, пошли к этому самому мистеру Роберту С. Парсонсу? А то боюсь, что Миледи с Тигрой совсем уже, наверное, там озверели... На таком-то солнце.

16.02.1898. ...Куба, Гавана, портовый район... (чуть позже)

Сова, и сама не заметив как,  уже далеко углубилась в узкие прибрежные улочки. Заблудиться она не боялась. Как, спрашивается, можно заблудиться в сотне метров от моря? Сейчас Миледи просто очень хотелось побыть одной...

Одинокую, прилично, если не сказать богато, одетую сеньору-гринго, непонятно что забывшую в этом квартале, первым заметил Одноглазый Хуан. Он пихнул локтем своего компаньона, Лысого Пико, и что-то быстро зашептал ему на ухо. Потом добычу, пришедшую прямо в руки, заметили и остальные, но... Лысый уже стоял на ногах и, с высоты своих без малого семи футов роста, обводил всех внимательным взглядом. Всё стало ясно. Хуан и Пико, как всегда, ни с кем делиться не собирались. Сволочи...

Глубоко задумавшаяся Сова заметила эту парочку, вставшую у неё на пути, когда до них оставалось уже не больше пяти шагов. «Местная фауна...» – подумала она, разглядывая здоровенного полуголого мулата, в руке которого поблескивала на солнце, явно отполированная от долгого употребления, железная цепь, – «...побольше Киборга будет». Второй был пониже ростом, гораздо худее, с желтой от малярии кожей и жутковатыми шрамами на левой стороне лица. Этот подбрасывал на ладони открытую наваху.

Зрители приготовились к представлению... и оно не заставило себя долго ждать. Хотя и несколько не то, на которое они рассчитывали... Потенциальная жертва парочки ladrones** неожиданно улыбнулась. Затем над улицей быстро и раскатисто прозвучали два резких сухих хлопка. Лысый и Одноглазый почти одновременно рухнули на спину, прижимая руки к низу живота и громко крича. Только тогда наблюдатели заметили в руках у сеньоры тупоносый, ещё слабо дымящий, пистолет...
Несколько минут она, не обращая внимания на дикий, захлёбывающийся вой, внимательно рассматривала корчащиеся тела, а затем сделала ещё два выстрела, всадив каждому по пуле в голову. Неторопливо обвела взглядом окрестные дома. Тихий, мелодичный, хотя и немного хрипловатый голос задумчиво произнёс:
– Запомните. В следующий раз – добивать не буду. Пожалею... патроны.

«Капитан всё-таки абсолютно прав...» – размышляла Миледи, неторопливо шагая в сторону набережной, – «...в том, что это – мир непуганых идиотов!». Настроение после всего случившегося немного улучшилось, и она решила вернуться обратно – к «несчастному, одинокому, всеми брошенному» Боцману...

16.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»***... (вечер)

Земельные маклеры ничуть не обманули. Скорее – не договорили... Гасиенда, действительно, находилась в прекрасном состоянии. Даже с положенным по штату персоналом. Повара, садовники, конюхи, прачки, уборщики... всего человек сорок. И с охраной. Больше трёх десятков бравых ирландцев с дробовиками в руках по очереди патрулировали округу верхом и дежурили в воротах...
Насчёт выхода к морю – тоже... Даже более того! «Причал и лодочный сарай...». Ну... если длинную каменную набережную с двумя каменными же пирсами, высоким волноломом, прикрывающим достаточно большую акваторию, и невысокой башней маяка на конце волнолома можно назвать «причалом»... а что-то вроде мокрого дока, в котором стоял паровой катер размером с хорошую яхту – «лодочным сараем»... К катеру прилагалось два механика, четыре кочегара, пять матросов и юнга! В качестве капитана, очевидно, планировался сам владелец катера... Также в распоряжении новых владельцев оказались и другие плавсредства – у одного из пирсов покачивалось больше десятка парусных лодок разного размера и вида...
«Прислуге, наёмникам и команде катера нами заплачено только до конца этого месяца, – объявил Парсонс. – Потом вы должны либо платить им сами, либо нанять других служащих».
Кроме лодок был и наземный транспорт... Несколько вполне современных для этого времени экипажей и две старинные кареты в неплохом состоянии. В конюшнях стояли и жевали сено больше полусотни верховых и упряжных лошадей.
Само здание... Это было нечто! Для съёмок «Унесённых Ветром» или любой голливудской ленты о «старом добром Юге» другую натуру можно было и не искать. Причём вся мебель, посуда и даже постельное бельё были в полной сохранности...
Получить ТАКОЕ за ту, не очень большую сумму, заплаченную в Нью-Йорке... В результате ознакомительного осмотра все ходили просто в восторге. Кроме Эрка. С каждым новым восторженным вскриком Паладина, Совы или Тигры он всё больше и больше мрачнел. Его бережно выращиваемая и тщательно культивируемая паранойя во весь голос орала и вопила – «ЧТО-ТО НЕ ТАК!!!». Наконец он не выдержал...
– Мистер Парсонс! Вы бы не могли ответить мне ещё на один вопрос... – Капитан, спокойно подойдя к уже было попрощавшемуся и выходящему из дома представителю фирмы, вдруг схватил его за лацканы шикарного белого пиджака и, со всего размаху, стукнул им о стену. – ВО ЧТО МЫ ВЛЯПАЛИСЬ?!
– Эрк... Капитан... Братишка... Ты чего?.. – попыталась было остановить его Сова, слегка обалдевшая от такой резкой перемены. Гораздо больше обалдевший Парсонс только беззвучно, как рыба, открывал рот.
– Не спеши с выводами, милая... – остановил её Паладин, тоже уже начавший что-то подозревать. – Давай-ка, лучше, послушаем мистера Парсонса...
– Знаете, дорогой Роберт... – Эрк сопровождал каждое слово очередным ударом о стену. – Я ведь буду выбивать из вас пыль до тех пор, пока вы не расскажете мне всё... Причём расскажете правдиво и без утайки... А если вы, мой милейший Бобби, подохнете в процессе... – Парсонс глядел на него выпученными от ужаса глазами. – Я поеду в Гавану и отловлю там ещё кого-нибудь из ваших коллег... И продолжу это приятное занятие уже с ним... Но вам к тому времени уже будет всё равно...
– Спасите меня... – с трудом выдавил из себя несчастный клерк, заметив Патрика О’Лири, командира охраны, стоявшего за приоткрытой наружной дверью с дымящейся сигарой в зубах. Но наёмник только выпустил изо рта очередную струю дыма. – Он же меня убьёт...
– Вывод правильный... – Эрк, не прекращая своего занятия, повернул голову и кивнул охраннику. Тот слегка поклонился в ответ. – Ответ неверный...
– Я... Я... всё... скажу... – никогда ещё Роберту С. Парсонсу не было так страшно. Внезапному превращению флегматичного бородатого толстяка в берсерка с железной хваткой и ледяным взглядом просто не было места в его предыдущей жизни. – Только... не... бейте... меня...
– Не вздумай мне тут врать...– Капитан отпустил допрашиваемого и, брезгливо поморщившись, отряхнул руки. – Давай, слизняк, выкладывай!
Представитель фирмы медленно сполз по стене на пол. Его голова безвольно моталась из стороны в сторону. На белых штанах расплывалось мокрое пятно.
– Эта гасиенда... – дрожащим голосом заговорил он. – Она из конфискованных... Её бывший владелец сейчас... один из генералов у повстанцев... – нервно сглотнул. – Он поклялся... что заберёт дом обратно... Мы знали... когда взялись продавать... Поэтому выставили лот... в главной конторе... В Нью-Йорке... – посмотрел на Эрка и ещё сильнее вжался в стену. – Но там тоже быстро узнали... Потому и продали... так дёшево... Я не виноват!!
– Ну, вот и всё... – Капитан, крепко ухватив Бобби за воротник, поволок его по полу в сторону двери. – А ты боялся... Мистер О’Лири! – обратился он к охраннику. – Проследите, пожалуйста, чтобы этот господин покинул наши владения. – Капитан в последний раз взглянул на безвольно обвисающее тело. – Вали теперь на фиг отсюда... Дристун хренов... Быстро!!!
Резкий окрик будто стегнул Парсонса электрическим током. Он вскочил и со всех ног помчался к своей коляске. Наёмник хмыкнул и неторопливой походкой двинулся за ним вслед. Эрк всем телом развернулся к остальным:
– Вот так-то... – достал сигарету и закурил...

16.02.1898 ...там же... (чуть позже)

– Господин Гауптманн, – О’Лири был спокоен и невозмутим. – К сожалению, я обязан доложить крайне вам неприятную новость...
– Какую именно, Патрик? – кто здесь был спокойнее и невозмутимее, охранник или Эрк, понять было совершенно невозможно.
– В ближайшей округе появились бандиты. Сегодня, совсем недавно, они убили и ограбили господина Парсонса, когда он возвращался в Гавану... Прикажете усилить посты?
– Оставляю это на ваше усмотрение, мистер О’Лири. Вы же у нас начальник охраны, не так ли? – Капитан закурил. – Зайдите ко мне завтра с утра, нам с вами нужно будет кое-что обсудить, а пока что можете быть свободны. Спокойной ночи. Выспитесь хорошенько...
– До завтра, господа. Спокойной вам ночи...

– Так. На завтра. – Эрк наклонился вперёд, постукивая ребром ладони по подлокотнику кресла. – Боцман... оцениваешь местные производственные возможности и начинаешь делать пулемётные станки. Они нам очень скоро понадобятся. Образец у тебя есть. Паладин, Миледи... Вы – прямо с утра в Гавану. Собирайте там всю доступную информацию. Нам нужен комплексный анализ ситуации. Я, ещё разок, внимательно пройдусь по всему поместью. На этот раз – вместе с Патриком. Заодно познакомлюсь и с остальными.
– Я это так понимаю, – задумчиво протянул Киборг, – что инструкторский взвод мы себе уже нашли...
– Эрк, – не менее задумчиво добавила Сова, – а когда ты успел поговорить с этим Патриком О’Лири? Я имею в виду – о мальчике Бобби...
– Я с ним об этом не говорил...
– А почему же тогда...
– Потому что... – Капитан расслабленно откинулся в кресле. Его глаза искрились весельем. – Миледи, неужели вы могли подумать, что два наёмника не поймут друг друга без лишних слов?

21.02.1898 ... Куба, побережье к западу от Матансаса, где-то в скалах... (утро)

Пули с пронзительным визгом рикошетировали от камня, за которым он лежал. Кусок скалы был толстым, надёжным... Покидать такое лежбище не хотелось. Но надо. Серый прикурил длинную сигару и несколько раз с наслаждением затянулся. Потом, хитро улыбнувшись, аккуратно положил дымящий цилиндр на небольшой выступ над головой, а затем, плотно вжимаясь в землю и волоча за собой рюкзак, сдвинулся на несколько метров назад и быстро переполз ещё на пару десятков вправо. Здесь немного ниже был импровизированный бруствер... Зато перед ним рос шикарный куст!
Теперь Серый, пристроив ствол АКМа в развилку его довольно толстого ствола и на ощупь набивая патронами опустевшие рожки,  внимательно смотрел вниз. На тропу, по которой, пользуясь тем, что их непонятный одинокий противник сейчас замолчал, укрываясь от стучащих по камням пуль их товарищей, медленно приближалось несколько человек. Изредка они останавливались и тоже стреляли в приметный белый валун, за которым... уже никого не было! Он ещё раз улыбнулся. Над его предыдущей позицией поднималась в небо струйка дыма...
«Если бы я был с той стороны, – весело подумал Серый, – точно решил бы, что «чёртов гринго» устроил себе небольшой перекур... Так и эти... Испанцы... Повстанцы... Просто местные оборванцы... Хрен его знает, кто они такие... А карабкаться-то им ещё до фига... Ну да мне-то от этого не легче... Особенно в том случае, если они не полные идиоты... И кто-то из них, прямо сейчас, идёт в обход...». Он вставил последний патрон, положил на землю наполненный магазин и достал из рюкзака две «лимонки»...

24.02.1898. ...Швейцария, Цюрих, завод SIG... (утро)

Билли подошел к зданию, которое, за последние несколько дней, уже успело ему изрядно надоесть. Вернее, дело-то было не в самом доме... а в одном из его обитателей. Причём самом главном. Герр Альберт Френкель, управляющий одного из филиалов SIGa, был мастером игры в «...да и нет – не говорить, чёрное и белое – не называть...». Также он очень хорошо умел тянуть резину... кота за лапку... вола за хвост... слона за хобот и был большим специалистом по ответам вопросом на вопрос (хотя, возможно, это уже была чисто национальная черта).
А как хорошо всё начиналось! Благополучно прибыв в Цюрих, Билли обнаружил, что совершенно зря тащил с собой патроны… от самого Бремена. Представительство «MauserWerke»**** было и здесь. Причём ассортимент предлагаемого оружия был тут значительно лучше, чем в Бремене – уже появились карабины Kar.98! Правда, после визита Билли они со склада исчезли. Все сто штук, которые до того имелись в наличии. Уехали на Кубу – в Гавану, «до востребования»...
С тем, что требовалось для выполнения основной задачи, поначалу он тоже не встретил никаких особых проблем... После демонстрации пулемётов на полигоне все присутствовавшие там SIGовцы, особенно инженеры, были просто в экстазе. И даже с пониманием отнеслись к тому, что Ковбой отказался давать им чертежи до подписания договора. А потом появился (вернее, на полигоне он тоже был, но как-то в тени) герр Френкель и... начал волокиту! Продолжавшуюся до сих пор... 
– Доброе утро, герр Либих. Герр Френкель у себя в кабинете? – сегодня Билли уже не рычал вполголоса, как последние несколько дней. Он улыбался. Была причина...
– Нет, герр Коуби. Он совсем недавно прошел в курительную комнату, – ответил секретарь, с которым Ковбой уже успел за эти дни если не подружиться, то, как минимум, вместе выпить пива, ругая при этом на два голоса «чёртова Френкеля». Карл Либих тоже не любил своё непосредственное начальство.
– Что ж... Значит, там я его и найду...

В курилке, кроме Френкеля, который, по меткому определению Карла, напоминал своей внешностью «сушеного кузнечика в деловом костюме», находился ещё один не менее колоритный персонаж. Увидев его, Ковбой едва не выронил на пол только что свёрнутую самокрутку, а следом чуть не уронил челюсть. Сдержался он с большим трудом, вспомнив при этом последний, перед отплытием из Америки, разговор с Капитаном... Иначе чем «гном» стоявшего возле окна господина назвать было нельзя. А как ещё прикажете называть личность ростом метр пятьдесят в шляпе... да к тому же с длинной окладистой бородой, а шириной плеч не уступающую здоровяку Хансену? Вот именно – только «гном» и никак иначе... теперь самое главное – не произносить это определение вслух!
– Доброго вам утра, герр Френкель! – с улыбкой поприветствовал сидевшего в углу управляющего Билли.
– И вам доброго утра, герр Коуби. К моему глубочайшему сожалению, ничем не могу вас обрадовать... – затянул было обычную свою волынку герр Альберт, но тут Ковбой, усевшись в кресло рядом, перебил его...
– Ах, герр Френкель, вы всё о делах, да о делах... – он прикурил, чиркнув спичкой по ногтю большого пальца, и светским тоном продолжил. – Знаете, герр управляющий, я раньше считал, что больше всего воров и бандитов живёт на Западных Территориях, но теперь я уверен – это не так! Когда я приехал в Европу, то убедился – по сравнению с ней, так называемый Дикий Запад – просто мирный и тихий пансион! Только успел я сойти с корабля в Бремене, как меня тут же попытались ограбить! Захотел пройтись по городу – увидел, как грабят моего нынешнего слугу Хансена! А здесь, в Цюрихе?
Билли не давал собеседнику даже малейшего шанса вклиниться в собственный словесный поток. Он был у Миледи не худшим учеником...
– В дом, который я снял для себя и Хансена, вот уже трижды пытались забраться! Первый раз воров спугнул Улаф. Вы же видели Улафа, дорогой герр Френкель – такой может спугнуть кого угодно! Во второй... понимаете ли, герр управляющий, в Америке есть одно правило, к которому я там привык – «Если на вас направляют пистолет – стреляйте! Потом разберётесь...». Полиция опознала убитых и не выдвинула никаких обвинений. И вот, вчера вечером, произошел третий случай. На этот раз мы с Хансеном схватили троих грабителей живыми!
«Гном», явно заинтересовавшись красочным монологом Ковбоя, подошел чуть ближе. Билли это устраивало. Ему были нужны свидетели.
– К сожалению – только троих... из четверки. Их главаря Улаф так неосторожно стукнул кулаком... Ну вы же видели, герр Френкель, какой у него кулак! Таким кулаком можно стену прошибить, а не то, что какому-то вору шею свернуть. Остальные после этого так перепугались, что даже не пытались сопротивляться, когда мы их связывали! И знаете, герр управляющий, что они нам рассказали? Оказывается, их наняли! Для того, чтобы украсть мои чертежи, а если получится, то и сами пулемёты! Нет, вы можете себе такое представить, герр Френкель?!
Френкель мог. Судя по проступившей на его лице мертвенной бледности – ещё и как мог. Управляющий смотрел на Билли, как кролик на удава, но тот не собирался останавливаться на достигнутом.
– К сожалению, они не смогли назвать нам заказчика, – на физиономию Френкеля вернулась жизнь. Ненадолго. После следующих слов он начал напоминать недавно всплывшего утопленника. – Зато сказали, что видели его лицо и смогут опознать! Не знаю, кто этот мерзавец... – тут Ковбой нагло соврал, хотя это уже не имело абсолютно никакого значения, – ... но, когда я до него доберусь... Что с вами, герр Френкель? Вам плохо? Вы так побледнели...
– Герру Френкелю ещё пока не плохо, – голос у «гнома» был низкий, гулкий, как из бочки... короче, полностью соответствовал внешности, – но сейчас будет... Альберт Френкель! Вы уволены! Сдайте ключи, печати и документы своему заместителю! И чтобы через неделю вас не было не только в Цюрихе, но и вообще в Кантонах!
Уволенный управляющий напоминал зомби. Недельной давности. Деревянными движениями он поднялся на ноги и, глядя в пустоту остановившимися глазами, вышел за дверь. Билли с нескрываемым интересом смотрел на «гнома», ожидая продолжения. Оно не замедлило. Ему протянули широкую, лопатообразную ладонь.
– Рад с вами познакомиться, герр Коуби. Разрешите представиться – меня зовут Петер Краусберг и, получилось так, что я являюсь одним из директоров Sweizerische Industrie-Gesellschaft*****. Мы с вами, если вы не имеете возражений, можем сейчас же обсудить ваши условия и, если договоримся, сегодня же подписать все необходимые бумаги...     

25.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (вечер)

– Где все?
– Тигра – с механиками. Разбирается с катером. Ну, там – движок перебирает, ещё что-то... Сова – опять умотала в Гавану... Бойцы на стрельбище – жгут патроны... 
– Так... понятно... ну и чем же тогда нас может порадовать аналитический отдел? – Эрк, сидевший на веранде гасиенды, окутался клубами ароматного дыма. К сигарам он так и не привык, поэтому теперь курил трубку.
– Ничем... – Киборг присел в кресло у балюстрады, с мрачно-страдальческим выражением лица покосившись по дороге на Эрка, усиленно прикидывающегося паровозом. – По поводу ситуации я могу сказать многое, но это надо именно сказать, потому что напечатать это – нельзя!
– А можно поконкретнее?
– Можно... Когда придёт день «Д» и настанет час «Ч», то наступит полный «П» и мы окажемся глубоко-глубоко в «Ж»! 
– Однако ты загнул... – Эрк очень редко наблюдал Киборга в состоянии, которое тот называл «чувство полного офонарения от Вселенной вообще и от данного её участка в частности»... Теперь он откровенно наслаждался зрелищем.
– Это уже не загиб, все загибы у меня закончились ещё пару часов назад... Герр Гауптманн, вот скажите мне, как бывший комсомолец бывшему комсомольцу, что из себя должны представлять местные плантаторы в политико-зоологическом смысле, а?
– То есть?
– Ну, как там... «хищники», «травоядные», «грызуны» и так далее...
– Согласно основам марксизма-ленинизма – хищники, естественно. Капиталисты, эксплуататоры... нехорошие люди, в общем, редиски. А к чему это ты?
– Ответ неправильный! Садитесь, герр Гауптманн... придёте потом на пересдачу! – продолжал ёрничать Киборг. – Хищник в этих сахарных джунглях один – Картель!
– А остальные...
– Ну... англичане ещё сойдут за, допустим, крупных копытных. То есть, когда их кушают, пытаются брыкаться. Остальные – просто овцы... мясо... Жуют себе тростник и жуют... пока не придёт их очередь быть обедом для злого волка!
– Ты не преувеличиваешь?
– Ничуть! Слушай меня внимательно, два раза повторять не буду... ОНИ ДАЖЕ НЕ ПОНИМАЮТ, ЧТО ИХ ЕДЯТ!!! Ты хотел конкретики? Вот тебе конкретика! Уже несколько лет у Картеля, при каждой плантации или заводе, существует так называемая «охрана». Численность в каждом конкретном случае – до бригады. С кавалерией и артиллерией. В то же время кубинские «патриоты-освободители», все эти «генералы» и «полковники» – давно уже прикормлены. Никаких поползновений с этой стороны на собственность Картеля нет и быть не может. Вопрос: «Как используются Картелем данные вооруженные силы?».     
– И как же?
– Элементарно, Ватсон! Именно они, эти частные солдатики, и есть ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ ПОВСТАНЧЕСКОЙ АРМИИ!!! В горах и джунглях ошиваются никому не нужные неудачники. Так сказать «создают массовку» и предоставляют тем испанским войсковым частям, которые ещё не вымерли от голода (потому что продукты украли) и болезней (медикаменты тоже украли), возможность изредка потренироваться в пулевой стрельбе. А «охранники», тем временем, занимаются делом – жгут и захватывают плантации и заводы конкурентов Картеля! Причем, в последнее время, жечь стали меньше, а захватывать больше... Выводы сам сделаешь?
Эрк, вертя в пальцах погасшую трубку, смотрел в пространство отсутствующим взглядом... Покосившись на него, Киборг продолжил:
– Таким образом, перед нами – классическая «корпоративная» война. Война за чью-либо независимость здесь и рядом не пробегала... И даже в сторонке не курила... Единственным, более-менее для нас приемлемым, вариантом действий я считаю следующий...
– Стоп! О вариантах – потом... Неужели никто из «неприрученных» плантаторов так и не завел себе такую же «охрану»?
– Я же говорил – англичане... но эти выжидают. Наверное, считают, что Royal Navy******, в случае возникновения таковой необходимости, решит все проблемы... А тем временем хотят посмотреть, чем же всё закончится. По границе каждого из английских владений – целая система полевой обороны. Их наемники при этом – сидят по блокгаузам, носа не высовывая за периметр.
– Испанцы?
– Максимум – у каждого есть ЛИЧНАЯ охрана в несколько десятков бойцов... до сотни максимум. У французов, голландцев, немцев, да и у кубинцев тоже, если не считать «патриотов» – ситуация аналогичная... Кстати, о «патриотах» », в том числе и о бывшем хозяине «Гавани»... Среди них – только плантаторы. Если и были владельцы сахарных заводов, то... уже давно проданы эти заводы Картелю и бывшие владельцы на вырученные за них деньги пошили себе красивые мундиры «освободительной армии».
– Мда-а-а... Вот и верь после этого в революционную романтику и национально-освободительные движения...
– Вах! Такой большой, а в сказки верит! – рассмеялся Киборг.
– Значит так! – Эрк, заново набивая трубку, был, казалось, полностью поглощен этим занятием. – Мы посовещались, и я решил! Продолжаем разработку ситуации... Особое внимание надо будет обратить на тех самых «неудачников», о которых ты говорил... Как знать, может именно среди «капитанов» и «команданте» найдутся так нужные нам Феди... Ну и на всё, что может показаться тебе СТРАННЫМ... «Мэйн», по крайней мере, не взорвался... Что уже давно наводит меня на некоторые весьма даже интересные мысли...
– Не поделишься?..
– Нечем... пока... сам их точно сформулирую, тогда – пожалуйста. И ещё – до тех пор, пока Валькирия с ребятами не приедет из Мексики, ничего мы окончательно решать не будем...

25.02.1898. ...Куба, Гавана, «Avenida en el Terraplen»*******... (вечер)

Осмотревшись вокруг повнимательнее и немного привыкнув к местному климату, Миледи решила, что остров Куба вообще и Гавана в частности её вполне устраивают. Природа – красивая... Ночи – тёмные... Море – тёплое... Люди... ну, люди – они везде, к сожалению, люди. Хотя тут тоже имелись у Гаваны некоторые преимущества... Дураки здесь не выживали. А с человеком, если он, конечно, не полный дурак, всегда можно договориться. Особенно, если договариваться – твоя профессия...
То, что здесь именовалось «высшим обществом» ещё не достигло пока даже современного ему американского уровня циничной подлости (ой, простите, пожалуйста – «здорового прагматизма»). С уровнем, имевшим место быть в начале XXI века (даже в обычном, а не «высшем» обществе) вообще нельзя было сравнивать. К тому же тут, в колониальной столице, любой владелец хоть какой-либо недвижимости автоматически становился «достойным человеком».
Если учитывать данные обстоятельства, становится сразу ясно, что Сова вошла в высший свет города Гаваны так же естественно и легко, как входит хорошо наточенный стилет в неосторожно подставленную почку... Сейчас она, в ожидании очередного приёма (на которых, кроме сбора информации, развлекалась тем, что прикидывала, кого из присутствующих стоило бы прикончить в первую очередь, а кто... пусть живёт), прогуливалась вдоль моря, наслаждаясь тёрпким и солёным ветерком. Все остальные сегодня были заняты на гасиенде и потому, когда сзади кто-то вскрикнул по-русски, это было несколько неожиданно.
– Миледи... Точно... Что б я сдох!!! – Сове голос показался знакомым, но никаких явных положительных воспоминаний не вызвал.
Она обернулась, успев подумать о том, что, если ЭТОТ её знакомый ТАК хочет сдохнуть, может... стоило бы ему в этом помочь? К ней быстро приближались двое в изодранном и грязном тропическом камуфляже. Лиц, на фоне пылающего заката, пока что не различить... Ещё несколько шагов... Айсберг и Викинг.
« Вот только именно этого мне сейчас как раз и не хватало – для полного счастья» – подумала она. – «Точно, где-нибудь поблизости ещё и Нуменорец ошивается. Кранты теперь моему хорошему настроению».
На самом-то деле ничего против подходящих ребят Миледи не имела. Дело было в Нуменорце. Когда-то они дружили... Теперь же она считала эту дружбу одной из самых главных ошибок в своей жизни. Он так не считал. Хотя стоило бы...
– Добрый вечер, Миледи, – по лицу Айсберга было заметно, что его обычная ледяная невозмутимость (за которую он, в сущности, и получил своё прозвище) начала ему изменять. Викинг просто кивнул.
– Добрый вечер... – чем дольше Сова рассматривала ребят, тем больше хотелось ей, при встрече, пришибить Нуменорца. Довести эту вечно спокойную парочку почти что до состояния панической истерики...
– Миледи, вы... вы одна? – Айсберг немного успокоился, но всё ещё мог сорваться в любой момент. – Кобчик говорил, что...
– Кобчика – в тундру... С писецами трепаться... Когда они к нему придут... – она ещё пыталась растормошить их, но всё яснее понимала, что словами – не получится.
– Уже пришли. И к Дэйну – тоже. И к Линде. И к... – Викинг, наконец, заговорил. Его обычный телеграфный стиль в сочетании с остановившимся, почти мёртвым, взглядом отдавался у Совы дрожью во всем теле.
– Стоп!!! – её пронзительный вопль спугнул трёх нищих с перекрёстка, парочку влюблённых из беседки и несколько десятков попугаев с окрестных пальм. – Сейчас! Здесь! Вы! Спокойно! Сядете! На! Скамейку! И! Спокойно! Расскажете! Мне! Всё! ЧТО!!! СЛУЧИЛОСЬ!!!

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –*«Área de la Playa»(исп.)... «Приморская Площадь»
**ladrones(исп.)... грабителей
***«Puerto Reservado» (исп.)... «Тихая Гавань»
****«MauserWerke»... официальное название фирмы братьев Маузер
*****«Sweizerische Industrie-Gesellschaft»... официальное название фирмы SIG – «Швейцарское Промышленное Предприятие»
******«Royal Navy» (англ.)...  «Королевский Флот»
*******«Avenida en el Terraplen»(исп.)... «Бульвар на Набережной»

0

5

Глава 3, откровенно говоря – абсолютно авантюрная...

            «... и где у черепа в кустах – всегда три глаза
                            и в каждом – пышный пучок травы...»

18.02.1898 ...Мексика, п-ов Юкатан, где-то в джунглях... (конец дня)

– Здесь! – Валькирия, чем-то напоминавшая Лару Крофт в состоянии жестокого похмелья, внимательно разглядывала только что очищенный от лиан участок стены древней пирамиды. – Если моя память мне ни с кем не изменяет...
– А если изменяет? – запасы терпения у Барта явно заканчивались. – Чем же эти камни отличаются от всех остальных?
Проводник Мигель, не особо прислушиваясь к очередному непонятному спору двоих из нанявшей его компании очень странных гринго, которую, как и его напарник, считал бандой сумасшедших, сидя на каком-то обломке, курил дешевую сигару. «Хосе всё-таки гораздо моложе, – лениво думал он, – в следующий раз именно я останусь в лагере сторожить носильщиков, а то эти развалины уже в печёнках сидят...». Тем временем тон разговора всё повышался...
– ...в 2005м я БЫЛА на этих раскопках и ПОМНЮ, как это выглядело! Я что, по-твоему, совсем...
– Конечно, помнишь! Толпы рабочих, куча охраны, кондиционеры в сборных домиках и любезный экскурсовод от «Нэшинал Джиогрэфик»!
– Заткнись и дуй за инструментами!!!
– Пока не докажешь, что на этот раз ты нашла ИМЕННО ТУ СТЕНКУ, я с места не сдвинусь!!!
– Ну, Князь, ты сам напросился!!! – с этими словами Валькирия, вырвав у Мигеля укороченный «Винчестер» 10-го калибра, всадила в предмет спора все пять зарядов.
Поднявшееся облако пыли и каменной крошки скрыло в себе как яростно матерящегося и отплёвывающегося Барта, так и с не меньшей руганью бросившегося собирать дорогие латунные гильзы Мигеля...
– За инструментами можешь не идти... – теперь голос Валькирии уже не звенел от ярости, а звучал задумчиво и философски. – Иди за носильщиками... И сними, наконец, свою фиговину с предохранителя! Самое время...
Разнесённая картечью облицовочная плитка образовала под стеной груду битого камня, открывая нишу в теле пирамиды. Распуганные выстрелами разноцветные птицы и невидимые в листве обезьяны оглашали джунгли пронзительными криками. На их фоне тихое, но, тем не менее, весьма драматическое «Oro...»* почти не было слышно. Если бы все птицы в округе захотели враз пометить так и не поднявшегося с колен Мигеля и столбом застывшего Князя своими струями, то все равно не смогли бы заставить их оторвать взгляды от того, что находилось за полуобвалившейся стенкой. Сквозь толстый слой пыли проглядывала груда матово-желтых неровных палок... 
– А теперь, пожалуйста, посмотрите прямо перед собой. В открывшемся моими скромными стараниями проёме вы видите небольшую коллекцию. Именно такие слитки изготовлялись для транспортировки древними майя... – Лейт словно проводила очередную экскурсию в своём музее.
– Охренеть... – наконец смог хоть что-то произнести Барт.
– Не советую вам, кабальерос, особенно увлекаться хренением, – теперь в голосе Валькирии звенела закалённая сталь. – Нам еще надо суметь со всем этим выбраться к чёртовой матери из этих чёртовых джунглей!!! И, очень желательно, живыми...

18.02.1898 ...там же... (ночь)

– Мигель... Слушай, Мигель...
– Ну... Чего тебе, Хосе... Дай поспать...
– Мигель... послушай меня, Мигель... Ты видел когда-нибудь СТОЛЬКО золота сразу, а?..
– Видел...
– Когда?..
– Пока не стемнело!.. Ты дашь мне, наконец, поспать, сын драной обезьяны?..
(...)
– Мигель... послушай, Мигель...
– Что, опять?!
– Да не ругайся ты!.. Я тут вот что подумал... Почему бы нам не получить долю от этого золота, а?..
– Тупица, мы и так её получим! Ты чем слушал сеньору Лейт, задницей?
– Двадцатая доля на двоих...
– Ну... так чего тебе ещё надо?!
– Да так, ничего... просто я вот подумал...
– Хосе! У тебя в башке дерьмо, а мозги когда-то были в заднице! Теперь их уже и там нет! Думать ты не умеешь! Так что, пока я не заткнул тебя прикладом, заткнись сам и дай мне, наконец, поспать!
(...)
– Мигель... Мигель...
Глухой удар... ещё один... тишина...

22.02.1898 ...Мексика, п-ов Юкатан, тоже где-то в джунглях, но гораздо ближе к побережью... (раннее утро)

Мигель, сидя на бревне, глубоко затянулся и, пригладив седые волосы, выпустил струю густого дыма в сторону костра. Без любимого дробовика на плече он чувствовал себя почти голым, однако несколько последних дней предпочитал на стоянках обходиться без него. Неуютно, знаете ли, постоянно ощущать как бы случайно направленный в твою сторону ствол карабина... Нервирует гораздо больше, чем отсутствие «Винчестера» на таком привычном месте, так что лучше не рисковать. Гринго он вполне понимал и не осуждал – с таким-то грузом...
– НИКОМУ НЕ ДВИГАТЬСЯ!!! – уже поворачиваясь на крик, Мигель успел заметить, как рухнули ничком, прикрывая головы руками, носильщики-индейцы. И как оцепенели, с карабинами в руках, оба гринго.
Кричал Хосе. Острие его ножа подрагивало у горла младшей сеньориты-гринго... совсем ещё девчонки с огненно-рыжими волосами и неизменно-мечтательной улыбкой на лице. Сразу вслед за воплем из джунглей позади него стали появляться люди... Двое... Пятеро... Всего десять человек, неровной цепью выстроившихся вдоль границы лагеря... Нет, одиннадцать – еще один выскользнул из-за сплетения лиан и остановился чуть поодаль, небрежно перебрасывая из руки в руку длинный кинжал.
«Хосе!!! Ты дурак!!! Нет, ты идиот!!!» – Мигелю очень захотелось крикнуть ему это вслух но, заглянув в безумно выкаченные глаза, он понял всю бессмысленность такого действия.
От этого его отношение к умственным способностям напарника... БЫВШЕГО напарника, совсем не изменилось. Пятерых из «гостей» он знал... Педро Гомес, по прозвищу «Кайман», его ближайшие помощники – мулат Вако, «Араб» Ривера, «Ленивец» Гусмано  и... непонятно что делающий в этой компании Родриго «Эспада», гордо носивший неофициальный, но от того не менее почетный титул «Первого клинка Юкатана». Остальные... скорее всего, очередные простаки, поверившие сказкам Гомеса о «честном дележе».
– Ну что же вы молчите, дон Мигель? – Кайман, уставившийся на него, не смог удержаться от ехидной усмешки. – Вы же хотели нам что-то сказать, не так ли?
Мигель только в бессилии скрипнул зубами. Сейчас он мог только молиться... Говорить что-либо Хосе бесполезно – не услышит. А Кайману и его псам... это даже не смешно!
– Что ж, раз дону Мигелю, при всём его опыте, нечего нам сказать... – Педро всем телом повернулся к двум гринго, так и не опустившим карабины. – Придётся мне...
Внезапно Хосе, как будто в ответ на яростную молитву Мигеля, гортанно вскрикнул, резко взмахнул рукой и его нож, блеснув в солнечном луче, исчез где-то за деревьями... Опытное тело часто начинает действовать раньше, чем разум осознаёт необходимость в действии. Нож Хосе ещё летел, а тело Мигеля уже прыгало влево, за  «Винчестером», лежащим на одном из тюков. В его разуме ещё звучали слова молитвы, а руки уже вцеплялись в оружие, передёргивали затвор и ловили срезом ствола вскидывающего двустволку Гусмано. Сноп картечи отбросил жирную тушу Ленивца на несколько шагов. Следующий – свалил на землю...
Вокруг стоял непрерывный треск, как от звучащих одновременно пары дюжин кастаньет... и под эту музыку кружилась в странном, завораживающем, танце рыжеволосая сеньорита-гринго. Отпрянула от падающего Хосе... Завертелась юлой вокруг Гомеса... Замерла, изогнувшись, перед Родриго... только сейчас Мигель увидел ярко-алую струю, бьющую из горла Каймана, и заметил у неё в руке длинный, чуть изогнутый нож с косым срезом острия, испачканный красным. Эспада засмеялся, крутя кинжал между пальцами правой руки, и вдруг застыл неподвижно, прикипев к её лицу внезапно остановившимся взглядом. Кинжал, вылетев из разжавшейся ладони, воткнулся в землю, а сам он, не отводя глаз от лица девушки, медленно, как заколдованный, одновременно поднимая вверх руки и разводя их чуть в стороны, опустился перед ней на колени...
Мигель, не понимая, смотрел на них до тех пор, пока сеньорита не развернулась. Пока он не увидел её лицо. Нежный овал в обрамлении рыжих волн... ямочки на щеках... детская улыбка пухлых губ... излом строго очерченных бровей... И взгляд из-под этих бровей, полоснувший абсолютным холодом! Так могла бы смотреть ещё не тронувшаяся с места снежная лавина... или плывущий в ночи айсберг... или... слов нет, но ЧЕЛОВЕК так смотреть не может!
Замороженный этим взглядом, Мигель слишком поздно заметил опасность. Уже понимая, что не успевает, начал разворачиваться в сторону Вако, с ревом несущегося к нему, занося мачете. Мулат замолчал и рухнул навзничь, не добежав двух шагов. Из его курчавой головы, чуть дрожа ярко-красным оперением, торчал, короткий и тонкий, чёрный стержень стрелы.   
Стрельба прекратилась, только тонкий визг Хосе, который всё ещё катался по земле, одной рукой держась за лицо, а другой – за низ живота, врезался в уши, как штопор в пробку...

22.02.1898 ...там же... (чуть позже)

– Аспера! Я тебя, конечно, понимаю, но не могла бы ты ЭТО заткнуть? – Лейт выскользнула из-за дерева с взведённым арбалетом в руках. – И, кстати, тебе надо больше тренироваться – Куби-учи** ты смазала. Займись на досуге...
– Хорошо, Валькирия. – В руке у рыжей появился тупоносый пистолет. Сухой хлопок – и визг прекратился.   
– Док! Да не стой ты столбом – помоги Князю! Не видишь, что ли... – Ливси, до этого окрика действительно остолбенело застывший, ойкнул, выронил  всё ещё слабо дымящий «калаш» и бросился к Барту, который, тихо матерясь сквозь стиснутые зубы, зажимал правой рукой простреленную выше локтя левую.
– Вояки, блин... Ещё бы научились спусковой крючок отпускать до того, как патроны закончатся, цены бы вам не было... – она подошла туда, где перед началом перестрелки стоял Ривера и толпились навербованные Кайманом идиоты.
– Столько патронов – на семь человек! Да-а... интересно, а кто из вас, ребята, пальнуть-то успел? Хотя... теперь-то какая разница, а? – Валькирия передвинулась к телу Хосе, попробовала было выдернуть засевшую у того в руке стрелу, но передумала и повернулась. – Мигель, ты как, цел?   
– Да, сеньора Лейт. Благодарю вас, сеньора, я ваш должник... – проводник низко поклонился, не отрывая взгляда от арбалета и указывая при этом рукой на труп Вако.
– На том свете угольками сочтёмся... – ответила Валькирия и, с усмешкой глянув на него, добавила. – Пушку можешь теперь не снимать, проверку выдержал...
Затем, пробежав взглядом по лагерю, крикнула:
– Куаче! Куаче, колибрин сын!
– Куаче уже здесь... – Лейт, слегка удивившись, посмотрела себе под ноги. Там, носом уткнувшись в землю, стоял на коленях старший носильщик.
– Так! Слушай сюда внимательно! Переход временно отменяется... Соберёте пока всё ценное... Трупы зароете... Поглубже!.. Оружие и патроны – сложите в кучу... Остальное – заберёте себе... Мигель! – она снова повернулась к проводнику. – У тебя по поводу Хосе какие-то пожелания есть?
– Нет...
– Значит, и этого – туда же... Всё понял?
– Да, Коатликуэ... – ответил Куаче и бросился к своим – руководить работами...
Лицо у Валькирии внезапно сделалось ОЧЕНЬ задумчивым. Нервно передёрнув плечами и пробормотав себе под нос: «Блин, ну... не до такой же степени!», она резко повернулась и быстрым, размашистым шагом пошла к Эспаде. Тот всё ещё стоял на коленях с поднятыми и разведёнными руками, хотя осмысленности во взгляде несколько прибавилось. Проведя ладонью ему по спине между лопаток, Лейт хмыкнула и, достав из-за воротника рубахи два метательных ножа, бросила их на землю рядом с торчащим кинжалом.
– Умненький мальчик... Можешь опустить руки... Вот так, хорошо...  За голову!.. Не только умненький, но и понятливый... – Валькирия кивком подозвала  проводника поближе. – Знаешь ли ты что-нибудь хорошее об этом умном и понятливом мальчике, Мигель?..

22.02.1898 ...почти там же... (ночь)

– Спасибо, Мигель! – Родриго, не отрываясь, смотрел в пламя костра. – Теперь я твой должник. Если бы не ты...
– Ты мне ничего не должен. Я просто сказал правду – ту, что знал... – проводник, сделав глоток из плоской металлической фляги, передал её собеседнику. И, с кривой усмешкой, добавил. – Я ведь так и не научился лгать, предавать и нарушать слово. Хосе так этого и не понял...
– Хосе был мелким жадным подонком. Я ведь слышал его разговор с Кайманом... – Эспада передёрнул плечами и, в свою очередь, глотнул из фляги, – и он получил то, чего заслуживал...
– Знаю, но... он же ходил со мной почти два года. Я учил его лесу и пытался научить чести... Плохой из меня учитель!
– Это он был скверным учеником... – Родриго, передав флягу обратно, подбросил в костёр несколько палок. – Никого нельзя научить чести, если он сам этого не хочет.
– А как ТЫ связался с Кайманом и его шайкой? – Мигель, задав давно мучивший его вопрос, тут же торопливо добавил. – Если не хочешь, можешь не отвечать...
– Тут нет никаких секретов. Гомес вытащил, а точнее, выкупил меня из тюрьмы в Мериде, где я сидел и ждал, когда же меня повесят за убийство... а перед тем, как сделать это, он взял с меня клятву верности. Кайман был умной сволочью...
– Убийство?..
– Это был поединок! Меня вызвали! – Эспада, было, резко выпрямился, но потом, махнув рукой, коротко и горько рассмеялся. – О том, что мой противник – племянник губернатора, я узнал уже на суде...
– Подожди-ка...
Родриго вздрогнул от неожиданности... Индеец Куаче возник откуда-то из темноты бесшумно, как призрак, и, молча усевшись у огня, взялся за протянутую Мигелем флягу. 
– В чём было дело, Хуан? – проводник никогда не звал старшину носильщиков его индейским именем. – Я никогда такого не видел. Чтобы ты...
– Я тоже раньше такого не видел... Только слышал о таком... и почти не верил, что такое бывает, – индеец сделал длинный глоток и, резко выдохнув, отдал флягу Мигелю. – Спрячь, Седой! Сегодня я всё равно не смогу напиться...
– О чём это ты? – в словах носильщика, с точки зрения Эспады, не было смысла. – Чего это ты раньше не видел?
– Ты не понимаешь, Родриго... – проводник покосился в сторону дальнего костра, от которого до них доносились негромкий гитарный перебор и женский голос, певший на непонятном языке. – Я знаю Хуана уже больше, чем двадцать лет. Он касик и сын касика. Вождь в своём племени. Он не встал на колени даже перед епископом, хотя охрана грозила ему винтовками... Почему, Хуан?
– Ха! Кто такой епископ? Толстый маленький человек... простой старик в дорогой сутане... – лицо индейца было неподвижно, хотя глаза лихорадочно блестели в свете костра. – Он говорит с богом? Ну и что? Он же не бог! Касик никогда не встает на колени перед человеком...
– Но ты же встал! – всё ещё ничего не понимающий Мигель почти кричал. – Я же сам видел!
– А что ты видел ДО ЭТОГО, Седой? Видел, видел... уж я-то знаю! Ха! Молодой воин тоже это видел... правда, молодой? Ты ведь тоже встал на колени, так?
– Я... я не знаю, почему так случилось, Куаче... Я не испугался, нет! Страха не было... Просто... кровь застыла в жилах и... Не знаю...
– Правильно, молодой, правильно... Это не страх! Ты просто посмотрел в глаза Белому Богу... В этих глазах нет страха – только холод и смерть... Холод и смерть...
– Ты это что, Хуан... – Мигель с ужасом смотрел на индейца, а тот, захлёбываясь словами, продолжал говорить.
– Отец рассказывал мне об этом... а отцу – его отец... Белые Боги уже бывали на этой земле... Малинче, тот, который поднял тольтеков против теноча и разрушил великий Теночтитлан... 
– Он говорит о Кортесе... – прошептал Родриго, – и о том, как тот завоевал Мехико...
– Хуан, я знаю, твои предки считали испанцев богами... – Мигель запнулся, и индеец тут же перебил его.
– Нет! Не теулей***! Теули были просто людьми... жадными... жестокими... но людьми! Малинче! Только Малинче был Белым Богом!!! Чтобы быть им, недостаточно жадности и жестокости... недостаточно смелости и безжалостности... Нужно, чтобы вместо сердца у тебя был кусок льда! Чтобы ты, глядя на человека, видел не человека, а только помощь или помеху! Чтобы тот, кто заглянет тебе в глаза, видел только холод и смерть... Холод и смерть...
Блики костра прочерчивали лицо индейца глубокими линиями. Огонь и жизнь были на расстоянии руки, но за спиной он слышал негромкую музыку и легкий смех от соседнего костра. И спина холодела, будто прижатая к леднику. Можно убивать и ничего не чувствовать. Можно убивать и радоваться. Можно даже убивая, сожалеть. Но убивать и не замечать этого... Тихий гитарный перебор и тихое присутствие Смерти... 

27.02.1898 ...Мексика, п-ов Юкатан, Кампече... (утро)

Фридрих Вильгельм Гонсалес, иногда именовавший себя Фредерико Вилльемо Штаффелем, страдал от очередного острого приступа раздвоения национального самосознания. Обычно обе половины старшего сына кабальеро Пабло Эухенио Диего Витторио Марии Гонсалеса из Соноры и техасской немки Гертруды Штаффель жили мирно, помогая друг другу выживать в нелёгких условиях  Соединённых Штатов Мексики. Если романтик Фредерико вдруг захотел уйти в море... То прагматик и любитель порядка Фридрих быстро дослужился до боцмана на старом, но ещё крепком пакетботе «Se Doblan Cuatro»****. Если дисциплинированный Фридрих был вполне удовлетворён должностью боцмана и без особых возражений выслушивал ругань вечно пьяного янки – помощника капитана... То, когда некоторые специфические привычки, приобретённые тем во время службы в английском флоте, заставили помощника обратить более пристальное внимание на молодого боцмана... Именно горячий и гордый Фредерико, вытащив нож, пришпилил ухажера к мачте... Что принесло ему в качестве наследства не только новенький «маузер» с запасом патронов, но и саму должность помощника капитана... А усидчивый Фридрих быстро освоил необходимые для этого знания по навигации... Если... впрочем, все случаи, когда Фридрих Вильгельм Гонсалес и Фредерико Вилльемо Штаффель взаимно поддерживали и выручали друг друга, слишком долго перечислять! Но теперь коса нашла на камень...
Дело в том, что сегодня ему захотелось напиться. В хлам. В доску. До зелёных чёртиков и потери ориентации. Вот только немец Фридрих, полностью соглашаясь с самой идеей в принципе, предпочитал в таких случаях начинать с пива, затем плавно переходя на шнапс. Испанец Фредерико же, как истинный уроженец местности к югу от Рио Браво дель Норте, не признавал в этом случае ничего, кроме текилы. Противоречие было почти неразрешимо, хотя...
Обычно в подобных случаях Фридрих (или Фредерико, как предпочитала называть себя испанская часть его души) заказывал себе ром, махнув рукой на национально-территориальную самоидентификацию. Но... тех денег, которые у него были с собой, хватило бы, в лучшем случае, только на самое паршивое пульке! А к этому напитку обе его личности испытывали стойкое, почти непреодолимое отвращение...
Причём, повод напиться у него был. Очень серьёзный повод. Старый Мак-Дугал, капитан и владелец «Двойной Четверки», собрался бросить якорь на суше, посчитав, что шестидесятилетие – вполне достойный случай. И решил, что для этого ему надо продать свой старый пакетбот. Нет, конечно, первым, кому Эдгар Мак-Дугал предложил купить корабль, был именно герр Гонсалес (синьор Штаффель), причём всего час назад, но... У бравого помощника набиралась, в самом лучшем случае, только половина нужной суммы, а старый Эдгар требовал «всё и сразу». В долг тоже никто не дал бы, даже под залог будущей покупки... все (и, в первую очередь, сам Мак-Дугал, что и было основной причиной его требования) прекрасно знали возраст этого кораблика, некогда проданного «за устарелостью» №44 NAPSAN*****.
– Сеньора Лейт, сеньор Барт, позвольте мне представить вам лучшего помощника капитана из тех, что когда-либо пересекали Мексиканский Залив в любую сторону... – сказал у него за спиной чей-то смутно знакомый голос.
Фридрих неторопливо обернулся...

27.02.1898 …там же… (немного позже)

– Ладно, сеньора, вы меня почти что уговорили… – капитан Мак-Дугал, хмыкнув, пристукнул обеими кулаками по столу. – Если за вас ручается Мигель Ривера, а он мой давний хороший знакомый… ну, а мой помощник согласен стать при этом вашим компаньоном…  я продам вам свой кораблик!
– Спасибо, мистер Мак-Дугал… – внешне Валькирия была совершенно спокойна. Создавалось такое впечатление, что это не она перед тем почти час торговалась со старым шотландцем. А вы знаете, что это такое – торговаться с шотландцем? Никаких нервов не хватит! – Теперь мы отправимся…
– Не так быстро, сеньора, – перебил её капитан. – Сначала, перед тем, как вы куда-то отправитесь на этом корабле, я хочу увидеть свои деньги! Только не говорите мне, что они у вас где-то в Мехико… или, того пуще – в Штатах!
– Что вы, дорогой капитан… – улыбнулась Лейт. – Они гораздо ближе! Нужно только проплыть немного на север, вдоль побережья… Есть там такое симпатичное местечко с довольно-таки вкусным названием… Черепашья Лагуна. Знаете – где это? Надеюсь – не слишком далеко? Там надо будет подобрать, с берега, несколько наших людей… надеюсь, они не слишком задержатся. Деньги – у них. 
– Хм… То, что вы не потащили деньги в Кампече, чёртов бандитский притон, говорит о вашем уме… А Черепашья Лагуна – действительно недалеко…

27.02.1898 ...Мексика, п-ов Юкатан, Черепашья Лагуна... (день)

– Ну, и где, сожри всех акула, «ваши люди»? Мы уже два часа стоим на якоре, а никакого «сигнала с берега» я что-то не наблюдаю... – капитан Мак-Дугал тяжелыми шагами подошел к сидящей у левого борта Валькирии и, положив обе ладони на рукоятки «кольтов», низко висевших на бёдрах, продолжил, с угрозой в голосе... – Если вы задумали расплатиться со мной свинцом, вместо золота, то с такой валюты я привык давать сдачу той же монетой!
– Скоро они будут здесь, капитан... – Лейт была невозмутимо спокойна. – Не надо нервничать. Мы, вроде бы, договорились с вами, что будем ждать до завтрашнего утра... Не так ли? 
– Так-то оно так... – слегка расслабился тот. – Но... плохое здесь место, сеньора! Чёртов Гомес может появиться в любой момент... так у него обычно не меньше тридцати человек на борту, а то и до полусотни бывало. Ну… а, сколько нас – сами видите... Все здесь, не ошибётесь!
– Насколько я знаю, Гомеса вы можете больше не опасаться, капитан, - лёгкая улыбка тронула её губы. – Сейчас его ободранный труп мирно гниет где-то в джунглях... если, конечно, его ещё не сожрали муравьи.
– Да я не про того Гомеса, сеньора! – махнул рукой Мак-Дугал. – Спасибо вам, конечно, за Каймана, но для нас сейчас страшнее Акула!
– Да сколько же у вас этих Гомесов, сеньор Мак-Дугал?! Мигель говорил в Кампече про какого-то Шакала, вы – про Акулу...
– Что за страна! Вокруг – сплошные Гомесы! – Барт подошел к говорившим, неся в правой руке небольшой рюкзак. Левая висела на перевязи. – Как только пристрелишь какого-нибудь Педро, сразу на горизонте появляется очередной Гомес! Никаких условий для плодотворной работы! Да, кстати – ваша косметичка, мэм...
– Не примазывайся к чужой славе, «стрелок» хренов... – Валькирия забрала у него рюкзак и, поставив на палубу, стала расстёгивать. – Каймана прикончила Аспера. Ударом по горлу...
– Так что, Педро действительно прирезала девчонка? Мигель мне говорил, но я как-то не поверил...
– Капитан! Вижу густой дым – за северным мысом! – врезался в разговор крик дежурного матроса.
– Кто это ещё?.. – Мак-Дугал достал из кармана старую подзорную трубу и, пройдя на нос, раскрыл её.
–  Сейчас узнаем... – Барт встал рядом с капитаном, глядя в бинокль.

27.02.1898 ...там же... (чуть позже)

– Я же говорил вам!!! – Мак-Дугал, ругаясь на нескольких языках сразу, резко сложил трубу и, развернувшись к корме, заорал:
– Гонсалес!!! Тащи на палубу дробовики!!! И скажи этому кретину механику, чтобы разводил пары!!! Хуан!!! Серхио!!! Поднять якорь!!! Рохас!!! Диего!!! Рик!!! Нето!!! Бегом ставить паруса!!! На мачту, ленивые макаки!!!
– Что произошло, мистер Мак-Дугал? – Барт смотрел на него, удивлённо подняв брови. 
– А то, что эта чёртова посудина – капитан ткнул рукой в сторону корабля, показавшегося из-за мыса и недвусмысленно направлявшегося в их сторону. Это был почти такой же небольшой пакетбот, как и №44, но только ещё более старый. Вместо винта у него были гребные колёса. – «Весёлая Мулатка» Акулы Гомеса!!! И вы только посмотрите, сколько ублюдков у него на палубе!!!
– Около сорока... – Князь опять поднёс к глазам бинокль. – Точнее не посчитать... Но шлёпает эта посудина довольно медленно...
– Барт! Дай-ка мне прибор и волоки сюда «весло»! – подбежавшая Лейт хлопнула его ладонью по спине, выхватив из руки бинокль. – Быстрее давай! Капитан, отмените, пожалуйста, ваши приказы и послушайте меня...
– Что-о-о?!! – если раньше Мак-Дугал был в ярости, то теперь – просто кипел от бешенства.
– Ветер – очень слабый... Поднимать давление в машине – очень долго... А с неподвижного, стоящего на якоре, корабля будет гораздо удобнее стрелять... Да и дым из трубы мешать не будет...
– Послушай её, Эдгар, – неслышно подошедший Мигель положил капитану руку на плечо, Мак-Дугал дёрнулся было, но седой проводник держал крепко. – Просто выслушай то, что она хочет сказать. Несколько минут всё равно ничего не решают... 
– Хорошо... Выслушаю... Только недолго! – он вложил в рот два пальца и резко свистнул, привлекая внимание. – Эй, обезьяны, подождите пока!!!
– Капитан, я видела у вас в твиндеке, прямо возле люка, сложены мешки... – торопливо продолжила Валькирия. – Что в них?
– Рис... Да причём здесь эти чёртовы мешки?!! – опять было начал закипать Мак-Дугал, но тут, неся в руке длинный узкий кофр, прибежал запыхавшийся Барт. Вслед за ним подошел Гонсалес, неся в охапке с десяток охотничьих ружей, а на плече – связку заполненных патронташей.
– Капитан, пара не будет! – сказал он, с грохотом уронив свой груз на палубу. – Этот sohn des schweins****** Джузеппе, чёртов макаронник, что б его акулы сожрали, опять разобрал насос!
В ответ на это сообщение Мак-Дугал выдал шквал такой яростной ругани, что даже привычный помощник восхищенно присвистнул.   
Тем временем Князь, аккуратно положив кофр, рухнул рядом на колени и начал, тихо ругаясь сквозь зубы, одной рукой расстёгивать стягивающие его ремни. Мигель бросился ему помогать.
– Ну... теперь-то, капитан, торопиться уже точно некуда... – задумчиво протянула Лейт. – Так, о мешках... пусть ваши матросы сложат из них здесь, на носу, баррикаду... А я, когда они это сделают, устрою, с вашего позволения, нашим дорогим гостям маленький салют... Поприветствую, так сказать...
Она наклонилась к уже открытому кофру. Выпрямилась, сжимая в руке карабин с оптическим прицелом и, с резким щелчком, вогнала магазин в приемное гнездо другой рукой...
– Пусть только подойдут чуть поближе...

27.02.1898 ...там же... (ещё чуть позже)

– Не спи! Дистанция? – Валькирия, устроившаяся за баррикадой, поудобнее оперлась коленом на один из мешков...
– Тысяча. – Барт ответил, не отрываясь от окуляров бинокля. – Кстати, а тебе не кажется, что сокращение поголовья Гомесов на Юкатане... приобретает какой-то очень уж феминистический характер... Сначала Эльфа... Теперь ты... Я начинаю думать...   
– Думать вредно, от этого мысли появляются... И идеи заводятся...
– Девять сотен. Может, уже пора?..
– Рано ещё... 
– Ну, вообще-то, я слышал, что дальность полёта пули – три километра...
– Где-то так, но я ж тебе не Люда Павличенко...
– Да, ты симпатичнее...
– И моложе...
– Всё относительно... В то время ей было меньше, чем тебе сейчас...
– Хам...
– Восемь сотен. Я знаю...
– Мистер Мак-Дугал... Подскажите, пожалуйста, кто именно из этих подонков – Акула Гомес?.. Они все такие одинаковые...
– Не с тысячи ярдов, сеньора...
– Очень жаль...
– Мда-а-а... До погон и прочих знаков различия местные Гомесы, к сожалению, как-то не додумались...
– Хочешь продать им эту идею?..
– Ты думаешь, купят?..
– Если найти хорошего менеджера по продажам...
– Ага, «представителя канадской оптовой компании»...
– Тогда не надо... Это страшнее, чем все Гомесы, вместе взятые...
– Семь сотен...
Последние слова Барта были заглушены резкими хлопками «Маузера». В ответ с приближающегося корабля слабо донеслись крики и засверкали вспышки выстрелов. Ни одна из посланных в ответ пуль даже не свистнула возле баррикады. Валькирия перезарядила винтовку. Мигель, подобрав с палубы пустой магазин, стал лихорадочно запихивать в него патроны.
– Четыре – восемь в пользу Гомесов, качки и расстояния! – голосом спортивного комментатора объявил Барт. – Шесть сотен!
Следующий магазин, судя по всему, понравился противнику ещё меньше. Вопли стали громче. Ответный огонь, хотя и всё ещё абсолютно безрезультатный, усилился. С «Мулатки» палили даже из дробовиков, и картечные заряды красиво вспенивали воду между сближающимися кораблями.
– Пять – семь! – продолжил счёт Князь, пока Лейт перезаряжалась. – Пять с мелочью!
Ещё одиннадцать пуль ушли в полёт одна за другой. Последний патрон в магазине дал осечку. Валькирия с чувством выругалась.
– Пять – шесть! – добровольный комментатор стоял уже практически во весь рост. – Четыре с копейками!
«Маузер» стучал, как метроном. Картечь хлестала по волнам. Несколько пуль из «Винчестеров» пролетели уже достаточно близко. В момент смены магазина их свист было слышно и матросы, которые лежали вплотную к мешкам, судорожно сжимая в руках дробовики, вздрагивали от него.
– Семь – пять в пользу «Девушки с «веслом»!!! – Барт чуть ли не приплясывал. – Три с половиной!
Мигель не успевал с перезарядкой и Фридрих, подхватив упавший пустой магазин, к нему присоединился. «Весёлая Мулатка», будто решив оправдать своё название, вдруг зарыскала на курсе. Люди на ней не удержались на ногах. Лейт прорычала сквозь крепко стиснутые зубы что-то нечленораздельное.
– Семь – пять!!! Это был рулевой!!! – Мак-Дугал дёрнул Князя за пояс и тот с размаху уселся на мешок. – Блин!!! Почти три!
Ответный огонь прекратился. На приближающемся корабле наконец-то, вставая на ноги после толчка,  заметили, как много упавших уже не может подняться. Теперь те, кто ещё мог это сделать, заметались. Они искали, где бы укрыться, но на плоской палубе пакетбота с укрытиями было туго. Самые умные прятались за ранеными и убитыми. «Мулатка» начала плавно сходить с курса, отворачивая влево.
– Восемь – четыре!!! Давай!!! Чуть меньше двух с половиной!
– Гомес – тот, кто за штурвалом!!! – почти одновременно с первыми выстрелами прокричал, размахивая подзорной трубой, капитан.
– Сезон! – Выстрел... Валькирия, передёргивая затвор, хрипло выталкивала из себя слова. – Охоты! – Выстрел... – На Гомесов! – Выстрел... – Объявляю – Выстрел... – Открытым!  – Выстрел... Выстрел... Выстрел... – ЕСТЬ!!!
«Весёлая Мулатка», полускрытая собственным дымом, уходила в открытое море. На её палубе уже никто не рисковал встать на ноги. Даже тот, кто сейчас держался за штурвал, делал это, судя по всему, лёжа.
В тишине, давящей на слух после грохота выстрелов, спокойный голос Лейт (от которого по спине у Мигеля пробежал холодок) прозвучал оглушающе:
– Неплохо постреляли... Ну, вот и всё, капитан. А то вы сразу – «Поднять якорь! Ставить паруса! Разводить пары!»...

27.02.1898 ...там же... (вечер)

– Сеньора... это, случайно, не то, чего вы ждете? – Гонсалес небрежно ткнул рукой в сторону берега. – Костёр на отмели...
–  Сейчас узнаем... – Валькирия достала из рюкзака узкий картонный цилиндр. – Прикройте глаза, Фридрих...
Отвинтив металлический колпачок на одном из концов цилиндра, она, направив противоположный вверх, с силой дёрнула за шнур, оказавшийся под колпачком. В небо с резким свистом ушла огненная нить, в конце своего полёта распустившись ярко-зелёным пламенем. Буквально через минуту от костра последовал ответ. Только вспышка в этот раз была красной.
– Хорошая вещь – сигнальная ракета... – негромко заметила Лейт и повернулась к Мак-Дугалу. – Капитан! Спускайте шлюпки – это они!

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –
*«Oro»(исп.) ...  золото
**«куби-учи» (яп. термин) ... «горизонтальный удар мечом по шее»
***«теуль» ... индейское название для испанских конкистадоров
****«Se Doblan Cuatro»(исп.) ... «Двойная Четверка»
*****NAPSAN – North American Post Service of Atlantic Ocean (англ.)... Северо-Американская Почтовая Служба Атлантического Океана
******«sohn des schweins»(нем.) ... «сын свиньи»

0

6

Глава 4, , трагическая и, в результате – эвакуационная...

                                                                                  «...Война без особых причин...
                Война – дело молодых,
               Лекарство против морщин...
                                                                                    Красная, красная кровь,
                                                                                   Через час уже – просто земля...»

25.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (вечер)

Когда в ворота въехала коляска Миледи то Эрк, спокойно куривший за столом в углу веранды, удивился разве что только её раннему появлению. Но вот когда, вслед за первым экипажем, к входу в дом подкатили ещё два – он слегка завис. Ещё большее зависание вызвали у него находившиеся там люди... и то, в каком они были состоянии. Капитан, конечно, знал о привычке Совы пристраивать «в хорошие руки» бездомных котят и молодых ролевиков, но всё же...
«Так... Интересное кино... Хотя... – думал он, наблюдая высадку новоприбывших. – Упс... Знакомые лица... Где же их так потрепало-то... Айсберг. За спиной – рюкзак, на левом плече висит какая-то сумка, на правом – Эйли... Викинг. Два «калаша» на шее, два рюкзака в руках и третий – за спиной... Гот. Нагружен – точно так же... Двое девчушек-близняшек, как же их там... А! Сэнди и Лэнди. Тоже висят... друг на друге... Ого! Ну ни фига ж себе!»
Из последней коляски вылезали здоровяки Тролль и Дхар. Они несли на руках бессильно обвисавшего Волка. Его правая нога, перемотанная каким-то грязным тряпьём с торчащими из него кончиками импровизированных шин, была явно сломана. Ниже колена. Эрк, вполголоса выругавшись, швырнул на стол ещё дымящую трубку и бегом бросился им на помощь...

25.02.1898 ...там же... (ночь)

Пока Капитан (не имевший медицинского образования, но получивший, в своё время, солидные практические навыки по оказанию первой помощи) и Сова (с её достаточно фундаментальными, хотя и несколько специфическими, знаниями в области фармакологии) на пару возились с потерявшим сознание Волком, обрабатывая ему рану... Кстати, кость на ноге оказалась не просто сломана, а перебита. Пулей. Ещё одна пуля прошла навылет сквозь мякоть. Пока Паладин, в чисто медицинских целях сунув каждому из приехавших земляков по большому стакану фирменного «Мачете» (смесь апельсинового сока с ромом, заменившая группе в употреблении более привычную «Отвёртку»... воздействие на организм соответствует названию), организовывал хоть какой-то ужин... Боцман, хоть и часто путаясь с непривычки  – командовал прислугой, спешно готовившей гостевые... 
Короче, пока длился весь этот бардак – было не до разговоров. Потом напряжение ситуации немного спало. Но, к этому времени, уже все новоприбывшие отрубились прямо на креслах в гостиной. Слугам пришлось разносить их по комнатам на руках. Эрк, приглядевшись к слегка эйфоричным лицам транспортируемых тел, в неизвестно какой раз мысленно обматерил того чёртова идиота, к сожалению, оставшегося ему неизвестным, который в своё время обратил внимание Совы на такую область знаний, как практическая токсикология.
– Миледи, блин, чего ты им намешала?! – намешать она могла много чего и, зная её любовь к натурным экспериментам...
– Расслабься... Всё будет в порядке. Они просто поспят. Спокойно. Без снов. До завтрашнего вечера. Волк – пару дней... Ну а потом ещё пару дней надо будет за ними присмотреть... чтобы опять в истерику не впали...
– Ты что, не могла хоть парочку в сознании оставить? Надо же узнать, что там с ними случилось...
– А чем я, по-твоему, всю дорогу занималась? Давайте-ка присядем – расскажу вам эту... сказку, блин...

25.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, дорога... (вечер)

– Серый встретил нас возле отеля... – Айсберг рассказывал спокойно, хотя в его глазах ещё изредка мелькали тени, – проводил в снятый им дом. Мы думали, несколько дней освоимся, а потом уже...
– Дэйн говорил, что надо ещё кого-то дождаться, – перебила Эйли. Одной рукой она вцепилась в его плечо, второй – постоянно, нервными движениями, поглаживала рукоять висевшего на поясе «Марголина» – Он не хотел чтобы мы с самого начала действовали самостоятельно и...
– Чего там хотел, а чего не хотел Нуменорец – уже не важно. – Сова остановила её взмахом руки, затянулась сигаретой, поморщилась и кивнула Айсбергу. – Алекс, ты – продолжай, но – только факты. И по делу. Сколько вас всего прошло через Портал?
– Двадцать четыре человека. Серый – двадцать пятый, – он пожал плечами. – Но Назгул с Кэйти смотались уже на следующий день...
– Кэйти мне тогда сказала, что у них двадцать тысяч золотом, что у них медовый месяц, что она всегда мечтала посмотреть Старую Японию и что ей не интересно бегать по Кубе с автоматом... – Фейри с опаской посмотрела на опять скривившуюся Сову. – Миледи, я ведь по делу!
– Эйли, не обращай внимания, просто к местным сигаретам я пока не привыкла, а все домашние запасы у нас ещё вчера закончились. Может, всё-таки, тебе пока лучше... хоть пару часов поспать? Алекс и сам всё расскажет...
– Нет! Я его не оставлю! – Эйли ещё крепче вцепилась в Алекса. И в пистолет,  судорожно стискивая рукоять. – Я...
– Хорошо-хорошо, только ты успокойся, пожалуйста... – Сова оглянулась на два экипажа, ехавшие позади. Внешне там было всё в порядке, а останавливаться, чтобы проверить, смысла не было. Надо было побыстрей добраться до гасиенды...

25.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (ночь)

– Двадцать пять?! – Эрк нервно затянулся. Он был просто в шоке. – И пришла тут в гости толстая полярная лисичка... То есть – полный песец! Нуменорец, этот кретин долбанутый, что, ухитрился за две недели положить, кроме самого себя, а его, мудака, не жалко, ещё тринадцать человек?!
Паладин и Боцман угрюмо, не глядя на постепенно звереющего Капитана, пили «Мачете» и молчали. Слов у них не было. 
– Меньше, – ответила Сова. – Кое-кто оказался достаточно умным, чтобы вовремя смыться. Назгул и Кэйти были только первыми ласточками...

25.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, дорога... (вечер)

– Ведьма... – вздохнул Алекс, – ещё по дороге, на корабле, она начала ругаться с Дэйном. Когда мы высадились в Матансасе – сразу ушла. И не одна...
– Они забрали с собой пулемёт и снайперки! Все до единой! – с обидой в голосе возмутилась Фейри. – У нас остались только автоматы и пистолеты!
– Эйли, – он погладил её по руке, – пожалуйста, успокойся. Они забрали с собой только своё. Это было ИХ оружие. Пулемёт. И эсвэдэшки тоже. Они оставили нам всё оборудование для лагеря. То снаряжение, которое было общим. 
– Сколько же человек ушло с Ведьмой? – Сова опять оглянулась. Они, конечно, договорились «если что – кричать», но... её очень беспокоил раненый Волк. А ещё, хотя и гораздо меньше – близнецы. Их показное спокойствие не могло обмануть психолога – в любой момент сёстры могли сорваться в истерику.
– Вся её старая команда. Кроме того – Грифон и Ласточка. Всего – семь человек. С собой взяли ПКМ, четыре СВД и все винтовочные патроны.
– Двое – без оружия? – удивилась Миледи. – На Ведьму это не похоже... Она бы, скорее, без трусиков отправилась, чем с безоружной командой.
– Нет, конечно. Они ещё все «Кольты» забрали, и патроны к ним – тоже, – опять вмешалась Эйли. – А ещё у Ласточки и самой Ведьмы – дробовики были. Двустволки. Она ещё и наши катаны забрать хотела, но Дэйн не отдал!
– Катаны?! – только и смогла выдавить из себя Сова. Причём с трудом. – «Это – полный сюр! Они бы ещё кольчуги с собой взяли... проволочные!».
– Ага. Четыре штуки. Те, что наши Женька с Лёшкой из рессор наделали. Такие классные получились! – воодушевилась Фейри. – Мы ими электроды рубили – с одного удара! Жаль, кольчуги взять не получилось... тяжелые... нас бы с таким грузом ни за что в Портал не пропустили...

25.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (ночь)

– Катаны... кольчуги... блондинки... – Киборг повернулся к Тигре. – Как именно ты там говорил насчёт того, что «Страшнее блондинки...»
– Страшнее блондинки – только та же блондинка, но – с катаной... – Боцману, всё ещё находившемуся под впечатлением от мельком увиденной раны Волка, было не до его обычных шуточек. Хотя он пытался изо всех сил. – Уме Турман посвящается... Я всегда подозревал, что Нуменорец – скрытая блондинка...
– Хватит! – Эрк, глотнув «Мачете», успокоился. Слегка. – О Дэйне, блондинках и катанах поговорим потом! Как там дальше...

25.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, дорога... (вечер)

– ...а дальше мы пошли на запад, вдоль берега, потому что Дэйн и Линда сказали, что нам надо адаптироваться и это нельзя сделать в городе, а только на природе. – Эйли говорила азартно, глаза её лихорадочно блестели, но, по крайней мере, она перестала постоянно хвататься за пистолет. Алекса, правда, так и не отпустила – держала мёртвой хваткой. – Потом мы вышли к той красивой бухточке и решили, что это – лучшее место для лагеря! Ой, Миледи, там даже какие-то развалины были, а возле них пристань была, тоже очень красиво всё. Мы тогда прямо в этих развалинах устроились, палатки и навесы камнями укрепили, а в одном доме – он почти целый был, с крышей даже, склад продуктов устроили...
– Погоди, милая, давай я сам расскажу, что случилось потом, мне это легче будет. – Айсберг прекрасно понимал, что Фейри надо выговорится, но... – Именно там, в этом лагере, на нас и напали...
– Когда? Кто именно? Сколько их было? – для Миледи сейчас главное было – получить информацию... а реабилитация подростковой психики вполне могла немного подождать. – «Молодец, Алекс... Чему-то тебя всё-таки научить успели...»
– Утром. Рано. Мы только-только проснулись. Даже не начинали готовиться к  завтраку... – он попытался копировать телеграфный стиль Викинга. Получалось пока не очень. – Все как раз собирались возле этого самого склада, когда они начали стрелять. Кто – не знаю... вблизи мы их так и не разглядели, а издалека – непонятно... Вроде бы некоторые были в форме... а другие – нет. – Айсберг судорожно сглотнул. – Первым же залпом... убили Элис... Я видел, как ей... в голову... умерла сразу... Женьку и Удава ранили... Удава в руку, легко... Женьке – попали в грудь... Все тогда застыли... Как каменные... Просто стояли... и смотрели... все...

25.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (ночь)

– Кроме Серого. – Сова глотнула из стакана и глубоко затянулась сигаретой. – В сущности, именно он и вытащил всех, кто уцелел, из этого чёртова посёлка, – её губы чуть изогнулись. Одним уголком. – У Тролля с Дхаром до сих пор полностью следы от его приклада с физиономий не сошли – так их из ступора выводил...
– Да, Кобчик выводить умеет. Что из ступора, что из себя... – начал было Тигра, но, глянув на Капитана, осёкся. Тот неподвижно смотрел прямо перед собой. Потом глухо, размеренно сказал:
– Не надо... Серый –  вывел, но не вышел... Ребят вытащил, а сам... Остался... Не шути так о нём больше... Никогда...

25.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, дорога... (вечер)

– ...а потом, когда Линда попробовала помочь Женьке, он только сказал: «Не выживет!» и оттащил её за плечи. Я его никогда таким не видела. Кобчик всегда был весёлый, добрый, никому в совете не отказывал, а тут... – Эйли, зябко поёжившись, подняла залитые слезами глаза на Сову. – Он тогда ещё кричал: «Хватайте оружие – и в скалы». Но... Дэйн нам приказал укрыться за камнями и отстреливаться. Все начали стрелять. Я тоже стреляла... только я никого не видела. Куда все стреляли – туда и я.
– А нас били на выбор. Непонятно откуда. – Айсберг, наконец-то, справился с голосом и продолжил рассказ. – Удава ранили ещё раз. Опять в ту же руку. Потом Тим попытался сменить укрытие... и его убили. Просто расстреляли... Он уже упал, а они всё ещё стреляли... Уже, наверное, в труп... Я видел, как Серый подполз к Нуменорцу... и стал что-то ему говорить... Я не знаю, не слышал, что он сказал... Но после этого Дэйн приказал отползать к восточной окраине... Он и Серый отходили последними... И Серый всё время кричал: «Забирайте с собой всё, что видите!»... – он прикрыл глаза, помутневшие от воспоминаний. Фейри прижалась к его плечу и погладила по руке свободной ладонью. – Когда мы добрались до скал... каждый парень уже тащил с собой что-нибудь из вещей... Рюкзаки... спальники... оружие... Дэйн опять приказал залечь... в камнях... Мы стреляли из-за камней... Но тут нам начали стрелять в спину... с тропы... тогда Серый... взял рюкзак с гранатами... и полез наверх...
– Но, пока он лез... – опять подключилась к рассказу Эйли, – в Удава попали ещё несколько раз... всё время в спину... Его тоже расстреливали... как Тимку... даже, когда он уже не шевелился... Потом наверху загрохотало... и посыпались камни... Кобчик начал кричать сверху... чтобы все поднимались к нему... Мы полезли по тропинке... Пока лезли... в нас стреляли... убили Гоблина... Гот подхватил его рюкзак и автомат... Мы карабкались наверх... а в нас стреляли... – она всхлипнула и замолчала.
– Нуменорец погиб на самом верху... – продолжил вместо неё Алекс. – Крутнулся на месте... и свалился вниз со скалы... Когда уже почти добрался до укрытия... Там, за камнями, лежал Серый... и стрелял вниз... потом вскочил... подошел к Линде... Она стояла неподвижно и смотрела... на то место, откуда упал Дэйн... а потом он ударил её по лицу... и что-то сказал... я не слышал – что...

25.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (ночь)

– Викинг слышал... если не врёт... – Миледи достала новую сигарету. Эрк поднес ей горящую зажигалку. – Его вариант: «Запомни, тварь, мы и мёртвыми возвращаемся! Чтоб довела их до железки, слышишь, сука!». Она их довела... Дотащила... За трое суток... А Серый... ему оставили все гранаты... и автоматные патроны... кроме одного полного магазина на каждый ствол... 
– Кстати, а где же Линда? – поинтересовался Киборг. Он сжал кулаки и раздался громкий хруст. – Я не прочь кое о чём с ней побеседовать...
– Займись спиритизмом... – покачала головой Сова. – Когда они вышли к железке то ещё раз нарвались... то ли на патруль герильеро... то ли просто на бандитов... Короче, там она и лежит. И там же Волк поймал две пули в ногу... Вы же не думаете, что они дотащили бы его до железки... в таком-то состоянии...
– Я так понимаю – патруль они таки положили... – задумчиво протянул Капитан, прикуривая очередную трубку.
– Ага... Пять человек – всеми патронами из четырех наличных магазинов... – она откинулась на спинку кресла. – Так что их «калашами» можно теперь только гвозди забивать... Es gibt keine Patronen. Völlig nein.*
– А какое-то рабочее оружие у них есть? Хоть деньги-то остались? – спросил Боцман. – Или до Гаваны ребята добирались «на честном слове»?
– Есть... есть... – Миледи устало зевнула. – Два раздолбанных «Вальтера»... ещё обрез двустволки двенадцатого калибра... и – звезда арсенала – «Марголин» Фейри! От денег тоже что-то осталось, но сколько – я не спрашивала...
– Ну, насчёт «Марголина» – тут ты не совсем права... – Эрк встал и потянулся. Прекрасный целевик. И патроны достать можно. Ладно, давайте спать... и так впечатлений за сегодня – хучь греблю гати**... 

27.02.1898 ...Мексика, п-ов Юкатан, Черепашья Лагуна... (вечер)

– Ну что – всё? – устало спросила Валькирия. Переправлять груз на борт судна с помощью всего двух небольших шлюпок оказалось делом долгим, нудным и весьма малопродуктивным. Но другого способа – не было. Мели. Рифы. Подвести пакетбот вплотную к берегу было негде.
– Ага... – Ливси тоже устал. Не выспался. И теперь своими красными глазами и бледной рожей напоминал исключительно о киношных вампирах.
– Не «Ага...», а «Так точно!», – Князь, нагло и беззастенчиво воспользовавшийся своим положением недавно подстреленного, а потому назначенный в караул (так, на всякий случай) и соответственно – мешки не таскавший, страдал от острых приступов откровенно солдафонского юмора. – Или – «Докладываю об исполнении...».
– Кстати, дорогой ты наш «Я инвалид, у меня лапка болит...» – Доктор Ливси не был бы Доктором Ливси, если бы не сумел быстро среагировать. – Где доклад часового старшему караульному начальнику?!
– А кто у нас старший начальник? – Барт, в свою очередь, не был бы Бартом, если бы его можно было так просто заткнуть.
– Валькирия, – сообщила ему поднявшаяся по трапу Эльфа.
– И кто же это сказал? – не унимался тот.
– Капитан. Ещё в Штатах.
– Тады «Ой!», – Князь почесал в затылке. – Я знаю, что Эрк – это карма, а против неё не попрёшь...
– Ладно, ты, жертва кармы,  – обычно Лейт не возражала против подобного трёпа, но сейчас ей было не до того, – проводи-ка лучше ребят в их каюту.
– Есть, мэм! – Князь, всё-таки, был неисправим. – Попрошу вышеперечисленных проследовать за мной...
Валькирия, проводив взглядом удаляющуюся троицу, повернулась к стоявшему у борта Мак-Дугалу. Тот пребывал в некотором оцепенении. От него не скрывали, что было в мешках. ТАКОГО груза его кораблик ещё не перевозил никогда!
– Что ж, капитан, командуйте отплытие. Пора нам двигаться дальше. В Кампече заходить не будем – идём сразу в Веракрус. Там-то мы с вами уже окончательно решим все наши финансовые вопросы... если только вы не передумали.
– Хорошо, сеньора Лейт, – он неожиданно, даже для себя, коротко хохотнул. – Не передумал и не передумаю! Уж теперь-то я точно уверен, что денег у вас – хватит!

28.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (утро)

Сидя на веранде, Капитан с Паладином наблюдали, как слуги грузят в специально заказанную медицинскую карету на мягких рессорах носилки с Волком. Остальные отъезжающие толпились возле неё, делая вид, что помогают.
– Эрк, с приказами командира, конечно, не спорят... их выполняют, но... ты точно уверен в своём решении?
– Конечно. Другого выбора у нас нет. Здесь он может не выжить... или потерять ногу. Так что... единственный выход – отправить его через Портал в нормальный госпиталь. А остальных – к хорошему психологу!
– Я не об отправке Волка. И не об отъезде этой четвёрки. Тут ты, с моей точки зрения, абсолютно и безоговорочно прав...
– А в чём же тогда, с твоей точки зрения, я не прав? – Эрк, неторопливо набивая трубку, с улыбкой посмотрел на Киборга. – Хотя стоп! Давай-ка я сам догадаюсь. Кодовое слово... Точно! Кодовое слово – «этой». Ты считаешь, что я «абсолютно и безоговорочно прав», отправляя ЭТУ четвёрку... и не уверен, что я был прав, когда оставил здесь ТУ. Так?
– Так. Я считаю, что нам надо эвакуировать ВСЕХ. И этих и тех. К тому самому «хорошему психологу», о котором ты сам совсем недавно говорил... – он посмотрел на сосредоточенно прикуривающего Эрка. – Или я в чём-то ошибся?
– Да. Ошибся. В мотивации. Ты решил, что ЭТИ уезжают потому, что им срочно нужен психолог... На самом деле они уезжают не потому, что ЭТО НУЖНО ИМ, а потому, что ОНИ НЕ НУЖНЫ НАМ. – Капитан глубоко затянулся. – Паладин, у нас в команде ЕСТЬ хороший психолог. Ты думаешь, Миледи не смогла бы справиться с их реабилитацией? Смогла бы, но... тратить её время и нервы на ЭТИХ я считаю бессмысленным. Потому что ей и так хватит работы. Потому что нам не нужны ни мажорные девочки, ни туповатые качки.
– Ты считаешь, что ТЕ нам нужны?
– Как минимум – не помешают... Викинг и Гот – неплохие ребята. Отслужили в армии. Оружие в руках держали, – он усмехнулся, – свои пустые «калаши» не бросили. И за Волком с Линдой подобрали. Я считаю, если человек не бросил оружие – он чего-то стоит, правда ведь, а?
– Тут не поспоришь...
– Айсберг... по большому счёту именно он дотащил их всех от могилы Линды до Гаваны. Правда, сам при этом чуть не сломался... но не сломался же! К тому же – лишний психолог в команде... пусть даже и недоучка... 
– Опять-таки согласен... психологи лишними не бывают... А научится быстро... под Совиным чутким крылышком... Но вот Фейри... – Киборг покачал головой. – Нам только восторженных тинэйджеров для полного счастья и не хватало! Это же во всех смыслах натуральная блондинка!
– А Фейри – при Айсберге. Комплектом. Любовь, однако, панимаешшь... причём взаимная и страстная,– усмехнулся Эрк. – Да! И не забудь о финансовой стороне дела...
– В смысле? – не сразу понял Паладин.
– В том самом смысле. У Алекса – номер их счёта... и код. Если он в команде – и деньги тогда будут в команде... А там ещё в остатке – не меньше ста. Тысяч. Золотом. Мелочь, но приятно...
– Фига се... МЕЛОЧЬ?!
– А, да... ты же вчера спал, когда я из города вернулся. – Эрк достал из кармана листок бумаги и протянул Киборгу. – Лейт телеграмму прислала.
– «Да! Восемь плюс», – прочитал тот. – Блин! Опять ваши долбанные шифровки! Переводи, давай, немедленно!
– Ну... «Это же элементарно, Ватсон!» – Капитан прижмурился... как сытый, довольный жизнью котяра. – «Клад – нашли! Больше восьмисот килограмм золота».
– Упс... – только и удалось произнести Паладину...

28.02.1898 ...Куба, Гавана, резиденция губернатора... (вечер)

«Милый, уютный девятнадцатый век. Наивные люди, дети своего времени», – размышляла Миледи, перемещаясь по залу и попутно раскланиваясь со знакомыми. Знакомых (внесённых в каталог и классифицированных) здесь у неё уже набиралось изрядное количество. – «Как же приятно тут работать!». – Сегодня, разобравшись с отправкой пятерых неудачников – по меткому выражению Боцмана – «Домой! К мамочкам!» – она решила, что пора, наконец, заняться делом. И занялась – сбором информации. Кроме этого, в высшей степени полезного, занятия, Сова достаточно регулярно бросала внимательные взгляды на парочку своих новых подопечных. Пока что они вели себя вполне адекватно ситуации...
Айсберга она быстро привела в норму – за несколько часов... ну, почти... меньше, чем за день. Так что реабилитацией Эйли они занимались уже вдвоём. «Ага... Днём и ночью...» – ехидно усмехнулась своим циничным мыслям Миледи. – «Хотя... хороший секс, особенно с любимым человеком, ещё ни на одной девичьей психике во вселенной отрицательно не сказался! Только положительно».
С Викингом и Готом такого быстрого успеха не получилось. Хотя определённый прогресс был. С этой парочкой клиентов она тоже пустила в ход основные инстинкты. Не менее (но и не более) цинично, чем с предыдущей. Горничные в поместье имели весьма свежий вид, очень даже неплохие фигурки... и не имели ни малейшего представления о таких странных (с их точки зрения) вещах, как комплексы и слово «нет». Что такое скромность и, тем более, девственность они, если когда-либо и знали, то уже давным-давно забыли. «Ещё через пару суток ребят можно будет вывести на люди и использовать по полной программе...» – Сова вежливо поздоровалась с очередным плантатором (класс – мудак, вид – классический, подвид – полный) и продолжила свою мысль, – «...а не держать просто в роли охраны – возле экипажей, с кракозябрами наперевес. Что творит эта девчонка! Мне бы её годы...».
Последнее относилось к Фейри. Алекс находился рядом с ней – для подстраховки, а она... Эйли сбивала молодых офицеров и плантаторских сынков влёт, навскидку и наповал! Когда её голубые глаза открывали огонь на поражение, жертвы этой, по определению Киборга, «во всех смыслах натуральной блондинки» можно было бы складывать штабелями... по всему залу.
«Не переигрывай, малышка. Меньше огня – больше наивности! Одной набитой морды на сегодня – вполне достаточно...», – шепнула Миледи, скользнув мимо Фейри. Сегодняшней «набитой мордой» был юный флотский лейтенант, которого не остановил (как всех остальных) ледяной взгляд Айсберга. Пришлось тому отодвигать пылкого поклонника за портьеру и там объяснять более, так сказать, простыми и доходчивыми методами – «Занято, блин! Глазами смотреть, руками – не трогать!». Лейтенант внял. Для остальных «подстреленных» это событие послужило ещё одним дополнительным стимулом к джентльменскому поведению. 
«А вот и высшее командование пожаловало...» – заметила Сова резкое увеличение объёмов золотого мундирного шитья на квадратный метр зала. – «Надо бы мне к этим фазанам присмотреться... исключительно с точки зрения науки». И она двинулась в соответствующем направлении. Приём продолжался. Игра – тоже. Окончание того и другого было ещё очень и очень не скоро...

28.02.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (вечер)

– Эрк!!! Что я нашел!!! – Боцман ураганом влетел на веранду. Глаза его сияли от просто неземного восторга. – Ты не поверишь!!!
– Пушку ты нашел... – Капитан невозмутимо продолжал курить. Восторгов Тигры он не разделял. – В сарае у пристани...
– Откуда ты... – обалдело застыл тот.
– А я её тоже нашел... только раньше. Тогда, когда ещё в первый день, вместе с Патриком, всю гасиенду облазил. Пятидесятисемимиллиметровая скорострелка, вроде бы как, флотского образца. Основание вбетонировано в пол.
– И ты молчал?! – возмущению Боцмана не было предела.
– Да. – Эрк был абсолютно спокоен.
– Почему?!
– Потому что. Во-первых, у нас тогда ещё не было к ней снарядов...
– А теперь есть? – Тигра плюхнулся на стул и приготовился к долгому разговору. Судя по всему у Капитана было вполне подходящее настроение...
– Ага... «Хомячки» принесли...
– ХОМЯЧКИ?!
– А... ты же пока не в курсе... – Эрк весело засмеялся. – Понимаете ли, дорогой Боцман, всё началось с того, что... наш Киборг очень любит хомячков.
– Кто?! Киборг – ЧТО?! Хомячков... – уже окончательно завис Тигра. Почти что двухметровый здоровяк Паладин с хомячками у него как-то не ассоциировался...
– А чего тут такого странного?.. – удивился вышедший на веранду Киборг. – Ну, нравятся они мне... Копошатся прикольно... Что-то в норку таскают... Запасы делают...
– Вот-вот... – опять рассмеялся Капитан. – Именно что копошатся и именно что в норку! И именно поэтому, когда он обзавёлся в Гаване агентурой...
– Наш глубокоуважаемый фюрер... – не удержался и подколол его Паладин, – ...своим волевым решением обозвал их «хомячками». И кого! Доблестных офицеров испанской армии и флота! Ну, и чиновников, в том числе и из канцелярии губернатора, конечно, куда ж без них...
– А что не так? Чем они тебе не «хомячки»?.. – откликнулся Эрк. И процитировал недавние слова Киборга. – Копошатся прикольно... Что-то в норку таскают... Запасы делают... Особенно – в норку... С некоторых пор – в нашу!
– Так... Хорошо, – слегка пришел в себя Боцман, – про хомячков я понял. Так что там со снарядами-то?!
– Будут завтра... – ответил ему Паладин. – Или послезавтра... Как получится... Всё равно это не так уж срочно...
– ...и если ты, дорогой наш Тигра, – подключился Капитан, – прибежал сюда с идеей втиснуть данное приспособление на катер, который, между прочим, отнюдь не яхта, так что я не совсем понимаю, почему именно «Беда»...
– А ЭТО ты, откуда знаешь?! – Боцман обалдел. В очередной раз за этот вечер. – Я же хотел сюрприз сделать!!!
– А если тебе захотелось сделать сюрприз, то не надо было выставлять сушиться на солнышке табличку с новым названием. На всеобщее-то обозрение... – отпарировал Эрк. – Так почему же всё-таки – «Беда»?
– А вот потому что... – Тигра тоже рассмеялся. – Ты, вообще-то, в курсе, какая фамилия у старшего механика? Фукс! И даже с бородкой...
– Что, серьёзно?!
– Ага. А старшего матроса, длинного такого, зовут Лемюэль... то есть – Лэм! И фамилия у него... Айронпост***!!!
– Жаль, что не Скрап****... – оценил ситуацию Киборг, знавший английский ещё до прохода через портал. – Было бы ещё прикольнее!
– Ничё, и так сойдёт... – отозвался Эрк. – Слушай приказ по гарнизону! Название, в первом чтении – принять! Старшего матроса Лемюэля Айронпоста – назначить старшим помощником капитана! Обращаться к нему отныне только и исключительно так – «Старший помощник Лэм»! Тигра, твоя задача – найти нам капитана Врунгеля! Но это уже не так срочно...
– А если вернуться к нашей пушечке...
– То она стоит как раз там, где надо!
– То есть как? Там где надо, это – в сарае, со стволом, упёртым в стенку?!
– Да-а, Боцман... Ты точно не артиллерист, – заметил Паладин, – Эрк эту хитрую фишку просёк сразу...
– Дело не в моём артиллерийском прошлом, – возразил Капитан. – Просто я не стал устраивать вокруг орудия индейский танец, а внимательно осмотрел сарай. И вот что там обнаружил: та самая задняя стенка, куда смотрит ствол, держится, на самом-то деле, всего на двух штырях. Стоит эти самые штыри выдернуть и...
– Опаньки! – подключился к объяснению Киборг. – Стенка – падает... Пушечка – открывается... А смотрит она при этом – точно на проход в волноломе! Через который ничего крупнее канонерки – не пройдёт... Ну, а канонерку-то, особенно если местную колониальную испанскую, таким девайсом утопить – плёвое дело! Только булькнет. А пока стенка на месте – ничего не видно...
– Однако... – изумился Тигра. – Ни фига ж себе бывшие хозяева развлекались-то... Шуточки у них... Сюрпризики...
– Это – не развлечение... – прикуривая, сказал Эрк. – Это – страховка. Нормальная такая страховка – на всякий случай... Развлекались они исключительно контрабандой... причём военной. А в свободное время – играли в борьбу за независимость. Последний из них – заигрался... Нарвался на конфискацию. А ещё они были Плюшкиными...
– Вроде бы Кастильо...
– Нет! Именно Плюшкиными! Вон там вот... – Капитан небрежно махнул трубкой куда-то в сторону гавани, – к западу от пристани, помнишь, заросли таких себе... ну ооччень колючих кустиков... С такими кустиками никакой «колючки» не надо... Ну, это я так, к слову... Так вот, мы с Патриком в этих самых зарослях нашли... тропинку, узенькую такую... и почти что заросшую... Только, понимаете ли, господа, тропинка эта раньше – дорогой была, причём мощёной... Камнем. Нанял тогда Патрик в соседней деревеньке сотню пеонов... Расчистили они нам эту дорогу... – он замолчал, задумчиво глядя в сгустившуюся темноту.
– Ну и?.. – не выдержал Тигра.
– И прошли мы по ней до этакой весьма симпатичной полянки... И понял я тогда, что никакие они не Кастильо... – продолжил, после небольшой паузы, Эрк, – а только и исключительно Плюшкины! Про военную контрабанду я понял тоже – именно там... Стояли на этой полянке где-то с десяток здоровенных таких сараев... Хороших сараев... Прочных сараев... Полных сараев...
– Чем же были полны эти самые сараи? – поинтересовался Киборг. Этой истории он тоже ещё не слышал.
– Той самой военной контрабандой, о которой я только что упомянул, – ответил Капитан. – Шесть... или семь? Не помню точно... Были забиты только и исключительно военной формой... Конфедеративных Штатов. Ага... той самой, серой. Французского пошива. И лежала она там, судя по всему, ещё со времен Гражданской... Той, которая Север – Юг. Ещё парочка складов была посвящена мексиканскому противостоянию Максимилиан – Хуарес... И то ли в одном, то ли в двух – всякий хлам...
– Да-а... – протянул Тигра. – Действительно – Плюшкины... Наверное, выбросить или распродать по дешевке – жаба давила!
– Это точно... Причём знаешь, что – самое прикольное? Большая часть из этого тряпья – вполне ещё годится в дело. Ребята О’Лири прибарахлились там форменными конфедератскими штанами и сапогами – жалоб не поступало. Можно было бы заняться реализацией, но... возиться с этим товаром лично у меня нет никакого желания. Может, у кого-то из вас такое желание есть?
– Нет!!! – На удивление слаженным хором ответили Эрку оба его собеседника. Голос в голос. Прямо как сговорились... 

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –
*Es gibt keine Patronen. Völlig nein.(нем.)... Нет патронов. Совсем нет. 
** хучь греблю гати (укр.)... хоть дамбу строй
***iron post (англ.)... железный шест
****scrap (англ.)... лом

0

7

Глава 5, спасательная, ну а позднее – биографическая...

                                                                                                «Мир повернулся по двум осям,
                                                                                                  Как лист осенний кружа,
                                                                                                  И прежняя жизнь упала к ногам,
                                                                                                  Отрезана без ножа...»

02.03.1898 ...Куба, Гавана, резиденция губернатора... (вечер)

«Что-то не то... Что-то здесь сегодня идёт не так...» – подумала Миледи, ощутив внезапно возникшую напряженность. Поднялась по ближайшей лестнице на несколько ступеней и внимательно огляделась. На первый взгляд, всё шло как обычно, но... «Где же это... Где же... Вот!!!», – посмотрела она в сторону главного входа. Только что вошедшие несколько человек, почти не задерживаясь, чтобы поговорить со встреченными по пути знакомыми, как это делали все остальные гости, плотной группой целеустремлённо пересекали зал. Беспокойство вызвали именно они...
«Богато одетая сеньора... Незнакомая. Выглядит достаточно молодо, но это ещё ничего не значит. Просеивает взглядом всех встречных... ищет… кого-то. Очень напряженно ищет. За ней – два очень молодых парня. Держатся неестественно прямо. Слишком прямо... Слишком неестественно...» – она, подав Алексу (он был ближе всех) знак «Внимание! Нужна помощь!», двинулась наперехват. «Кто там ещё...  Девчонка. Не старше Эйли. Всё. Четверо...» – ловко уклоняясь от людей, пытающихся с ней пообщаться, Сова, продолжая просчёт ситуации и, не прекращая при этом осматривать зал, неторопливо приближалась к странной группе. Осмотр принёс новые неожиданные открытия. Такого она здесь ещё не видела...
«Упс... Эта компания – не единственная причина напряженности! Они, скорее – фокус... катализатор... Ого!!! Как же я сразу-то не засекла, а?! Не меньше десятка групп... а, впрочем – больше... по всему залу... Численность – до пяти человек в каждой... Ни фига себе – баян!» – Миледи чуть не сбилась с шага. – «Это же – «Невод», блин! Хороший, для этого века даже – очень хороший, профессиональный «Невод»! И кто у нас «рыбка», а? Спорю сама с собой, что... БИНГО!!! Эта самая четвёрка!!! Кто же они такие, наши «рыбки»... и откуда взялись на мою бедную голову?». Она ещё раз огляделась вокруг, на этот раз, отыскивая взглядом своих...
«Так... Муж страхует слева... Эрк – справа... Айсберг, вместе с Фейри – уже возле выхода... Молодец, малыш, быстро учишься... Хорошо, что именно сегодня Викинг и Гот остались с Тигрой,  на базе... меньше головной боли» – Сова, убедившись, что всё в порядке (насколько это «всё» вообще может быть «в порядке» в такой неясной ситуации), снова повернулась к «фокусу». «Прокачала» всю четвёрку ещё раз... и перехватила взгляд «богато одетой сеньоры»...
«Чёрт... Чёрт!.. Чёрт!!! ЧЁРТ!!!», – она опять запнулась и чуть не упала, сохранив самообладание лишь за счёт опыта. А равновесие – за счёт Эрка, который в нужный момент оказался рядом и подхватил её под руку. – «Это же «синдром камикадзе»!!! В чистом, блин, виде! Классика, мать его за ногу! Цель... Где же у неё цель, у этой тётки (хотя, какая она, к бениной матери, тётка – на вид как бы не моя ровесница, а так – фиг знает)... Куда же она...». Тут, будто в ответ на её мысль, раздался шепот брата: «ЦЕЛЬ – «юсы» в правом... Останови...». Миледи поняла. В дальнем правом углу кучковались управляющие Картеля. Обхаживали какого-то мистера «Большая Шишка» из Штатов. В своём кругу. Чужих при этом – и близко никого не подпускали...   
«Эрк, вроде бы как бы, в телепатии замечен не был... и не психолог... настолько НЕ психолог, что иногда страшно... НО – ТАКТИК! Причём, по отзывам специалистов, весьма и весьма неплохой...», – она оценила дистанцию до «объекта» и прикинула свои шансы на успех. – «Как хочешь, милый братик... Скажешь остановить – остановим... а вот потом уже мы... спросим тебя – зачем?.. Обязательно потом спросим... Серьёзно так спросим... По-родственному... Всё! Хватит лирики! Работаем!».
Она рывком выдернула локоть из ладони Эрка. Капитан сделал вид, что пытался её удержать, но... Сова, с возгласом: «Знаешь, что...», резко повернулась к нему и... «совершенно случайно поскользнувшись» зацепила тем же локтем молодого человека. Одного из двух в «четвёрке». Где-то в район почки... Левой. На пол они упали вместе. Она – почти («Чёртовы юбки!») правильно сгруппировавшись. Он – с исказившимся от боли лицом. «Мою мать... он же ранен... но, откуда я могла знать... Людовед и душелюб, блин!!!», – материла саму себя Миледи. Мысленно. За непрофессионализм. – «Можно ж было, мать мою... ещё раз... и догадаться... Психолух хренов!!!».
Подоспевший Паладин, тем временем, заботливо поднимал упавшую жену с пола. К рухнувшему парню наклонился второй – его лицо тоже исказилось от боли... «И этот – тоже...», – не прерывала свой внутренний монолог Сова. – «Что, теперь ты довольна... расслабилась, тля!!!»... И, как подкошенная, рухнула рядом с ним на колени девчонка – с выражением отчаянной тревоги в глазах...
– Приношу вам свои самые искренние извинения за этот инцидент, – с женщиной, всё ещё стоявшей совершенно прямо, только чуть повернув голову, заговорил Капитан. – Если мы можем как-то загладить свою вину... – он понизил голос. – Понимаете... моя сестра уже не очень твёрдо стоит на ногах...
«Ну, я тебе, братик, это ещё припомню!», – немедленно отреагировала Миледи на эту гнусную ложь. Тоже мысленно. – «Если ты слажаешь...»
– Разрешите представится... Моя фамилия – Гауптманн, я – один из совладельцев гасиенды «Puerto Reservado»... – Эрк склонился в низком, церемонном поклоне что, при его комплекции, выглядело достаточно потешно. Выпрямился... как-то совершенно незаметно оказался вплотную к собеседнице... Лицом к лицу. Глаза в глаза.
И продолжил говорить – звенящим шепотом, тем, который колоколами отдаётся в ушах, причём некоторые слова он произносил так, что они вообще звучали как набат! Но... его же и нельзя услышать уже на расстоянии – чуть больше метра...
– Вы НЕ ПРОЙДЁТЕ... У вас НЕ ВЫЙДЕТ... Вас готовятся ОСТАНОВИТЬ... Не меньше, чем ПОЛСОТНИ стрелков... Воспользуйтесь случаем и УХОДИТЕ... Мы вам поможем, но сейчас – НЕ ВРЕМЯ...
Паладин тут же вздёрнул на ноги лежащего (тот при этом с резким шипением втянул воздух сквозь крепко стиснутые зубы)... Капитан – крепко ухватил за локоть, поддерживая, второго парня... Миледи – подняла с колен и приобняла девушку...   
В глазах женщины сверкнуло понимание. Она резко развернулась и, ни разу при этом не оглянувшись, медленно направилась к выходу. Остальные – плотной группой последовали за ней. У самых дверей к ним присоединились спокойный Айсберг и, ничего не понимающая, Фейри...
«Это – НЕ психология», – думала Миледи в спину Эрку, – «наверное, в военном и командном опыте всё-таки тоже ЧТО-ТО ЕСТЬ...».

02.03.1898 ...Куба, Гавана, перед резиденцией губернатора... (чуть позже)

На свежем воздухе незнакомка, дождавшись пока в достаточно богатую, хотя и не слишком новую, карету усядутся её молодые спутники, коротко поклонилась и, всё так же молча, как и выходила из зала, села следом, захлопнув за собой дверцу. Экипаж неторопливо двинулся куда-то во тьму. Вслед ему поехали четыре угрюмых охранника с дробовиками поперёк сёдел.
– Ни тебе – «Здрасьте...», ни мне – «Спасибо...», ни нам – «До свидания...», – сухо прокомментировал это Капитан. И прикурил.
– Как ты думаешь, Эрк, – тихо и задумчиво поинтересовался Киборг. – Теперь она – остановится? Или попробует ещё раз?
– Нет, она не остановится, – ответила, вместо того, Миледи. – Да, она попробует ещё раз. «Камикадзе» не промахнулся... просто – не взлетел.
– А вот её – остановят... – хмуро добавил Капитан. Глубоко затянулся, глядя вслед уезжающей процессии и внезапно, махнув рукой с зажатой в ней трубкой, во всё горло заорал, – ШОН!!! Каллахан – давай сюда!!!
К стоящим подкатили два легких открытых экипажа. Их, так же как и карету, сопровождало четыре всадника. Ещё по одному ирландцу – правили лошадьми.
– Шон, – обратился Эрк к старшему охраннику. – Карету видел?
– Да, сэр, – ответил ему рыжий силач Каллахан. – Старый рыдван двадцатилетней давности. На таком ещё мой отец ездил...
– А ты – возьмёшь всех верховых и поедешь за ним. Только давай понезаметнее. Если начнётся какая-нибудь заваруха... – Эрк поднял сиденье первой из колясок и стал рыться в открывшемся ящике. – Ну, что-то вроде стрельбы... Прикроешь их огнём. В смысле – карету, а не тех, кто будет устраивать заваруху. Патронов у вас – достаточно? Или ещё подкинуть?
– Нее... Не надо. – Шон похлопал себя одной рукой по патронташу с обоймами, а другой – вытащил «маузер» из деревянной кобуры. – У нас по полста штук на брата. Вряд ли там будет слишком много заварушников.
– Моё дело – предложить... – Капитан выпрямился, держа одной рукой поднятое сидение, а в другой – такую же кобуру, как те, что висели на боку у охранников. – Ты что, ещё до сих пор здесь?!
Каллахан махнул пистолетом и всадники ускакали в темноту. Эрк посмотрел им вслед и протянул «маузер» Алексу.
– Держи. Ты с Эйли – во втором экипаже. Держитесь пока подальше от нас. А как всё закончится – подъезжайте. Может быть – будут раненые... а там аптечка.
– Сделаю. – Айсберг коротко кивнул. Подсадил сначала Фейри, потом запрыгнул в коляску сам и откинул крышку кобуры. Пистолет доставать не стал.
– Миледи, ты как... к нам или к ним? – Капитан теперь один за другим передал Киборгу: сначала – два подсумка на четыре магазина каждый, потом – два «Зубра»*. И, резко опустив сидение, закрыл ящик.
– Не задавай глупых вопросов... – ответила та, садясь в экипаж. Уже с тэтэшником в руке. – Куда ж вы от меня денетесь...
– Ну, как знаешь... – Эрк взял у Киборга автомат с подсумком, залез следом и хлопнул кучера по плечу (кстати, крышка на кобуре «маузера» у того тоже уже была откинута). – Давай, Ангус!
Паладин запрыгнул уже на ходу...

02.03.1898 ...Куба, Гавана, улицы... (ещё чуть позже)

Шон возник из темноты неожиданно. Пешком. И бесшумно, как кот, запрыгнул на подножку первого экипажа.
– Мы нашли этих самых заварушников, сэр, – обратился он к Эрку. – Их там, в кустах, засело десятка два. Рыдван едет медленно, так что, если Ангус Данн не заснёт на ходу, вы как раз успеете к началу. Только, ради всех святых, не палите из ваших карманных пулемётов в сторону церкви! Мы как раз там, за деревьями, сидим...
– А ты-то сам успеешь на карнавал? Или ты с нами... – поинтересовался Киборг.
– Дорога идёт по кругу, а я – через заборы... – Каллахан махнул рукой и исчез, крикнув напоследок, – Ангус, гони!
Ангус погнал. Эту гонку по булыжной мостовой его пассажиры не забудут ещё ОЧЕНЬ ДОЛГО... Будут вспоминать в кошмарных снах. Тем не менее – они чуть было не опоздали... К тому времени, как экипаж подлетел к месту событий, из кустов, росших в небольшом скверике, по остановившейся карете и лежащим охранникам палило не меньше десятка ружей и револьверов. Примерно столько же – в сторону церкви. Оттуда сверкали вспышки и слышались характерные щелчки С96х…
Данн, рывком, ругаясь сразу на нескольких языках, натянул поводья и, ласточкой слетев со своего места, открыл огонь по скверику. Капитан с Паладином соскочили ещё до того, как повозка окончательно остановилась. На прицеливание они особо уж много времени не тратили и на одиночные – не разменивались... Лупили от бедра длинными очередями, на фиг выкашивая всю растительность в несчастном скверике... Вместе с теми, кто в этой растительности укрывался. Прервались они только один раз – сменить магазины. После второй замены шнеков Эрк остановил Киборга:
– Знаешь, по-моему, им уже хватило... – и метко плюнул на ствол своего оружия. Капельки слюны мгновенно, с тихим шипением, испарились. – И нам пока тоже, наверное, хватит... – задумчиво прокомментировал он.
Из скверика больше не стреляли. Вообще никто больше не стрелял. После такого оглушительного «концерта» это было даже как-то странно. В смысле – тишина.
– Блин! Ну, вы, однако, намусорили,! – Сова, спрыгивая с подножки экипажа чуть не поскользнулась на стреляных гильзах. – Одно слово – мужики! Вам бы насорить только... а убирать кто будет?
– Найдётся кому... – отмахнулся Капитан. – Ангус! Ты там как, живой?!
– Всё в порядке, сэр, – отозвался тот, вставая из-за какого-то парапета.
– Разрешите доложить, сэр. – Каллахан появился, как всегда, когда не был верхом, неизвестно откуда. – Мы с вами ухлопали одиннадцать этих ублюдков, сэр. Ещё примерно столько же – удрали... Как говорит мистер Мантайгер: «обгоняя по пути собственный визг» и... бросая оружие, сэр... – в его голосе сквозило неприкрытое презрение профессионала к откровенным дилетантам. – Мы подобрали девятнадцать «винчестеров» и дробовиков, сэр!
– Когда вы только успели... Как всё тут происходило до нас? – Эрк задал этот вопрос, уже направляясь к карете. Из-за которой-то всё это, в сущности, и произошло. И ещё, в сущности, не закончилось...
Средству передвижения досталось не так уж сильно, как можно было подумать, зная, что это был основной объект атаки. Убиты две лошади в упряжке и одна – из тех, на которых ехали охранники. Сами los protectores**, немного ошалелые от быстрой смены обстановки, как раз поднимались из-за импровизированных укрытий и пытались понять – что же это за фигня-то вокруг творится... и кто эти незнакомые сеньоры с непонятным оружием, которые сняли их задницы с раскалённой сковородки. Спасибо им за это, конечно, но... поговорку насчёт того, что «если аллигатор покусал твоего врага... это ещё не значит, что он стал твоим другом» – знали все. Именно поэтому в сторону подходящих поднялись стволы трёх «ремингтонов» 12-го калибра... Четвёртый охранник и кучер лежали на мостовой без признаков жизни.
– Мы начали стрелять первыми, сэр. – Каллахан продолжал, тем временем, свой доклад. – Просто по кустам, чтобы предупредить этих, – он махнул рукой в сторону настороженных охранников, на что те среагировали достаточно нервно, но стрелять всё же не стали, – они быстренько послетали с сёдел, потому-то залп из засады оказался не таким уж и удачным. Сняли только кучера. Второго, наверное, успели достать ещё до того, как подоспели вы, сэр. Дальше вы всё уже сами видели...
– Кстати, Шон, они попали в кого-нибудь из наших?
– Не то, чтобы они в кого-то попали, сэр, – почему-то вдруг заулыбался Шон, – но один раненый у нас всё-таки есть.
– Помощь нужна? Кто именно? И чего ты нашел здесь смешного?
– Само ранение, сэр! Две картечины срикошетировали от стены и угодили Тому Клэнси прямо в задницу, сэр! По одной в каждую ягодицу... Неглубоко, на полдюйма, не больше. Мы уже их достали, ножом. Дырки промыли ромом и залепили пластырем. Стрелять, драться и ругаться он может, сэр! Сидеть и ездить верхом – нет... 
– А говорили – «Стена надёжнее!», – хмыкнула Сова, молча, до этого момента, следовавшая за ними. – Как там полностью...
– «За спиной у вас должна быть стена... или друг с оружием. Стена – надёжнее!». Точка. Конец цитаты. – Капитан тоже улыбнулся, хотя самому бедняге Тому Клэнси было, понятное дело, не до смеха. О хохме с именем – фамилией, – «Исключительно для внутреннего использования. Всё равно Каллахан не поймёт...», – он решил пока что не упоминать. – Это, смотря на каком расстоянии от стены...
Все трое подошли уже достаточно близко к карете... так что весь этот разговор слышали и настороженные охранники. На их лицах тоже заиграли улыбки... Стволы несколько опустились... Примерно – на пару градусов. Эрк остановился и, вытянув перед собой пустые ладони, спокойным голосом сказал:
– Мир. Мне просто нужно поговорить с вашей хозяйкой. Очень нужно. Просто поговорить. – Немного помолчал, улыбнулся и добавил. – Мы извели для этого столько патронов, что уж на разговор-то всяко заработали...
– Только один человек, – ответил ему ближайший из охранников, – и без оружия. Все остальные останутся здесь. С нами.
– Хорошо. – Капитан передал «Зубр» Миледи. – Я один. И я – без оружия.

02.03.1898 ...там же... (чуть позже)

«Оказывается у маленького, карманного «деринджера» агромаднейший калибр. Особенно когда эти два коротеньких ствола с расстояния не больше полуметра смотрят тебе точно между глаз. Ощущения при этом... мечта экстремала!». – Это было первой мыслью Эрка, когда он открыл дверь кареты. – «А ручка-то у сеньоры не дрожит... Вот бы ещё суметь... заглянуть в её глаза... говорят глаза – зеркало души... а чего тогда зеркало... стволы жилетной двустволки?». В этот момент пистолет исчез из его поля зрения. И прозвучал спокойный голос:
– Уберите оружие.
«Блин! Какое оружие?!», – внутренне Капитан просто озверел. – «Она что, в упор не слышала собственную охрану?!». И тут понял, что говорили-то не ему. Оказывается, кроме «деринджера», на него были направлены ещё два «смит-вессона». Эти тоже не дрожали, но, скорее всего, благодаря тому, что владельцы сжимали их рукоятки двумя руками. Парни явно были недавно ранены, причём достаточно серьёзно, и держались сейчас только на силе воли... или на гордости. «Кажется, третья модель, под патрон «винчестера»... чтобы с разными боеприпасами не возиться», – оценил револьверы Эрк, – «да и перезаряжать «переломку» удобнее». А вот и «винчестеры»... правда, поднятые вверх. Их держали девушка и... священник. Священника он в зале не видел. Стволы, направленные на него, наконец, опустились. 
«Арсенал, однако... Ну, допустим, карабинов-то в зале явно не было. А вот насчёт жилетника и револьверов – не поручусь... Чёрт, а с таким голосом надо бы не подобные команды отдавать, а баллады исполнять... Романтические», – он ждал следующего хода, решив, на этот раз, предоставить всю инициативу ей. Дождался. Она заговорила...

Ретроспектива... (Луиза Дебре)

Луиза Дебре была француженкой... из Нового Орлеана. Но прожила там недолго. Малышке исполнилось всего пять лет, когда её отец совершил главную в своей жизни ошибку. Не захотел отдавать за бесценок свою землю и пристрелил несколько особо наглых «саквояжников»***. Вот только не обратил внимания на странную татуировку на плече у одного из них... К счастью, знающие люди вовремя объяснили ему – во что же именно он ухитрился вляпаться...
Пришлось срочно, по дешевке (впрочем, всё равно – гораздо дороже, чем ему предлагали «саквояжники»), продавать поместье и садиться, вместе с маленькой дочкой, на первый же попавшийся пароход, не поинтересовавшись даже его местом назначения. Причём, судя по отчаянной суете на удалявшемся причале – очень вовремя. Конечным пунктом плавания оказалась Бразилия... 
Купив себе там почти такое же поместье (даже лучше, ибо земля была дешевле, а негров никто и не думал «освобождать»), он решил, что всё позади... Ага, щас! Нашли уже через полтора года. В этот раз пришлось бежать, бросив всё. Кроме дочери и не такой уж большой суммы наличными. Больше он дольше года нигде не задерживался. А на жизнь зарабатывал тем же, что и довело его до подобной жизни – умением метко стрелять. Благо, в Южной Америке данный талант всегда был востребован... и неплохо оплачивался. С дочерью он не расставался...
Маленькая Луиза играла – вместо кукол – папиными патронами, взяла в свои руки оружие раньше, чем толком научилась читать и пристрелила своего первого врага (очередного «охотника за головами», неосторожно повернувшегося спиной к ребенку) ещё до того, как стала писать без ошибок. Кроме того, ей ещё и приходилось вести все финансовые дела своего не очень-то расчетливого отца. С этим она тоже довольно удачно справлялась. Когда же ей исполнилось семнадцать лет, «игра в догонялки» закончилась. Во Французской Гвиане. В одном из недорогих номеров относительно приличной гостиницы «Звезда Кайенны»...   

Через неделю после похорон отца она вышла замуж. Бравый французский капитан Антуан Дебре выглянул из своего номера на звуки отчаянной перестрелки... И когда последний уцелевший охотник, размахивая револьвером, выскочил в коридор, недолго думая (долго думать он вообще не любил), пристрелил его на фиг. После чего, заглянув к соседям, сам был мгновенно сражен – видом юной красотки, стоящей в клубах порохового дыма со старым отцовским «ЛеМатом» в руке...
Несколько лет спустя каторжная Кайенна окончательно достала молодую пару (к тому же её климат не сильно-то и способствовал крепкому здоровью уже родившихся к тому времени двух детей) и они перебрались на Кубу, где у родственников капитана (теперь уже отставного) были обширные владения. Сахарные плантации тянулись до самого горизонта. Вокруг их поместья вырос небольшой город. Правда, представители клана Дебре не особо-то и хорошо разбирались в финансовых вопросах... зато это была дружная и весёлая семья со своими собственными традициями. Не худшими, надо сказать, традициями, если к ним привыкнуть...
Луиза, прожившая всю прежнюю жизнь без дома и почти что без семьи, была в полном восторге от нынешней. Любящий её муж. Любимые дети – дочь, романтичная мечтательница Сюзанна, сыновья – старший, отчаянный сорвиголова Поль, и  младший, серьёзный и вдумчивый Жан... Дом... наконец-то свой дом! К тому же, осмотревшись на месте и разобравшись, она, оказавшись гораздо более знающей и разбирающейся в финансах (правда, только на практике... но кому, в сущности, нужны теории?!), чем прочие Дебре, взяла в свои руки управление делами клана. Был построен сахарный завод, приносивший неплохую прибыль. Доходы клана выросли. Хорошие отношения со всей округой налажены были ещё до неё...   
Это было счастье. Омрачённое за всё время один единственный раз – шесть лет назад. Её муж погиб, упав с взбесившейся лошади. И хотя она любила его не особо страстно... горевала по нему – совершенно искренне. Ведь это он дал ей ДОМ и СЕМЬЮ! Тогда Луизу утешали все родственники. Да, родственники! Она стала полноправной Дебре, забыв прежнюю фамилию (к тому же они с отцом столько раз их меняли, скрываясь от преследователей, что уже и не ясно было – какая же настоящая?). Жизнь продолжалась. Подросли дети. Сюзанна вышла замуж и переселилась... аж на другой конец городка. Сыновья как-то вдруг стали юношами...

Всё закончилось тем февральским утром. Городок атаковали на рассвете. Хотели застать врасплох и спокойно, без особых потерь, перебить всех. Спящими. Простейшая операция – победа малой (и чужой) кровью! Не учли только одной детали... тех самых традиций клана, к которым надо было привыкать. Мужчины Дебре вставали ещё ДО рассвета. Чтобы заняться фехтованием. Женщины – с рассветом (а вы пробовали спать, когда под окнами, со звоном и лязгом, идёт урок фехтования?). Дебре считали себя воинами... Все. И на практике в тот день доказали – считали совершенно правильно! Нападающие испытали это мнение на собственной шкуре. «Простейшая операция» превратилась в кровавый многочасовой уличный бой. Дебре умирали с оружием в руках, стараясь захватить с собой на тот свет как можно больше врагов. Женщины тоже взяли в руки оружие и Луиза, вспомнив юность, метко стреляла, привычно передёргивая рычаг «винчестера».
И ещё одного не учли нападающие – испанской колониальной архитектуры. Испанцы строили дома с очень толстыми стенами – благодаря этому они не успевали прогреваться на солнце, и внутри было прохладно. Как выяснилось в тот день, эти стены оказались еще и неуязвимыми для полевой артиллерии – две пушки Гочкиса, на которые они рассчитывали, потеряли двойной комплект расчетов, но так и не смогли переломить ситуацию на поле боя. «Гатлинг», купленный, по случаю, ещё несколько лет назад (Луиза тогда только рукой махнула – «мужчинам нужны игрушки», теперь, помогая разворачивать тяжелый лафет и обдирая руки в кровь, она благодарила Бога за эту покупку), сдерживал атакующих, заставляя прятаться и искать укрытия.
Через несколько часов все уцелевшие защитники собрались в самом старом доме клана – на южной окраине. Это здание гордо именовалось «Замок Дебре» и строилось, в своё время испанцами, как укрепление, имея не только очень толстые стены, но и узкие окна-бойницы... Только это обстоятельство и позволило им продержаться ещё больше часа... А потом враг нашел на них управу, применив бесшумную пушку, метавшую динамитные заряды.****  Среди Дебре было много отличных стрелков, но точное местоположение орудия установить им так и не удалось. В результате одного из взрывов обрушившиеся этажные перекрытия «Замка» заживо похоронили расчет «гатлинга», и чаша весов склонилась в пользу нападающих. Их было СЛИШКОМ много. При десятикратном превосходстве в силах личное мужество и умение перестают играть решающую роль. 
Поняв, что ничего другого не осталось – Дебре пошли на прорыв. Их отчаянная атака, перешедшая в яростную рукопашную,  пробила проход в кольце окружения и позволила немногим выжившим добраться до опушки леса. И тогда, оставшиеся ещё в живых мужчины, отправив женщин, детей и раненых на повозках  по узкой лесной дороге к ближайшему гарнизону, приняли безнадёжный бой, пытаясь, хотя бы и ненадолго, задержать преследователей... Но тот, кто командовал нападавшими, не собирался оставлять в живых никого...

Из последней схватки – уже на дороге, когда их догнали всадники, Луиза помнила только отдельные картины:
Вот – огненный цветок от взорвавшейся динамитной шашки распускается на месте повозки – в повозке были дети...
Вот – совсем как смятая кукла, взмахнув руками, отлетает и падает на землю, получивший в грудь заряд картечи Поль...
Вот – их «семейный исповедник», отец Франциско, с криком «Как вам такое причастие, нечестивцы?!» палит сразу из двух револьверов...
Вот – она, схватив за ствол разряженный карабин, изо всех сил бьёт врага прикладом по голове – летят кровавые брызги...
Этот бой они выиграли. Наверное...
Если это можно так назвать...

Когда Луиза, потерявшая сознание от сильного удара по затылку, пришла в себя (уже в испанском форту, куда всё-таки добрались уцелевшие), то узнала – в живых, из всего когда-то многочисленного клана Дебре, кроме её самой, осталось трое. Хотя... были, кажется, несколько женщин, вышедших замуж за плантаторов в Орьенте, но это так далеко... и всё. Она сама и трое ещё совсем недавних подростков... Ровесник шестнадцатилетнего Поля – Анри, Симона, старше его на год, и... её Поль! 
«Я же сама видела, как он погиб!!!», – не сразу поверила она словам отца Франциско. «Вашего сына спас кожаный фехтовальный жилет, надетый им ещё утром», – ответил священник. – «Доктор Шрайбер, армейский хирург, говорит, что большая часть картечин его даже не пробила, а те, что пробили – не смогли нанести серьёзного вреда. Правда... у вашего Поля сломаны два ребра и огромный, во всю грудь, синяк, но... за револьвер он уже хватается!»...
Она попыталась было получить помощь от армии... Измученный постоянным недосыпанием испанский капитан поднял на неё смертельно усталые глаза и спросил: «Двадцать человек – хватит?», – а когда она возмутилась, добавил, – «Просто больше здоровых солдат у меня нет...». Эти двадцать солдат помогли ей с детьми (да, теперь она называла всех троих только так – «Мои дети!», не делая разницы между Полем, Анри и Симоной) и отцу Франциско живыми добраться до железнодорожной ветки, ведущей прямо в Гавану. Луиза думала, что там... 

А там Луиза узнала что, оказывается, земли Дебре... уже принадлежат какому-то молодому янки – Ф.Д. Рузвельту!!! На его имя были даже составлены все необходимые документы!!! А её никто не хотел узнавать...
Разве что те люди, которые попытались однажды убить её на улице. Поль и Анри успели выстрелить первыми. После этого случая, используя оставшиеся на счету Дебре деньги (его не смогли заблокировать, или... просто не удосужились), Луиза наняла им несколько телохранителей. Это помогло пережить ещё два покушения. В последний раз убийца пробрался в снятый ими дом... и его взяли живым. А потом отец Франциско, не прекращая читать молитвы, допросил его. Припомнив, не такой уже и давний, опыт кое-кого из своих братьев-доминиканцев...
Так она узнала, кто же за всем этим стоит. Одно слово – Картель... И поняла, что все они – и она сама, и дети, и даже священник – приговорены. Картелю не нужны были ни свидетели, ни наследники, ни – тем более – возможные будущие мстители.
И тогда в ней проснулась прежняя Луиза. Та, которая все проблемы привыкла решать с помощью выстрела в упор! Та, которая была уверена, что помочь в любой ситуации сможет старый отцовский «ЛеМат». Или «винчестер». Или «кольт». Или «деринджер». Или ещё что-нибудь. Главное – стрелять первой и не промахиваться!
Священник попробовал становить её, но... как-то не очень уверенно. Наверное, тоже не смог забыть ничего из того, что видел за последнее время. Узнав о приезде в Гавану одного из руководителей Картеля, она кинулась в бой. Дети пошли с ней. Отец Франциско – нет, хотя и благословил на прощанье...

Остановили её самоубийственный порыв – в последний момент. Вот этот самый бородатый толстяк, вместе со своими друзьями. Тот, который сейчас, отступив на шаг, от двери кареты, неторопливо раскуривает свою трубку. А до этого – дважды спас им жизнь. Первый раз – когда остановил. Второй – несколько минут назад.
Когда он, окутавшись клубами табачного дыма, негромко произнёс: «Месть, как говорил кое-кто из моих предков, это такое блюдо, которое желательно употреблять холодным...», – и, резко повысив голос, спросил. – «Вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не сможете обойтись без чего-либо, что осталось в вашем арендованном доме?», – а потом, уже спокойнее, добавил. – «А если нет, то я приглашаю всех вас погостить некоторое время на нашей гасиенде. Отправляемся – прямо сейчас!»... Она не колебалась.

 
02.03.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, дорога... (вечер)

– Знаешь, Эрк, – задумчиво протянул Киборг, – мне всегда почему-то казалось, что приступы альтруизма в нашей команде бывают только у меня... ну, иногда ещё у Миледи. У неё реже.
– Согласен, бывают, – ответил тот. – А к чему бы это ты... К нашим сегодняшним найдёнышам, что ли?
– Именно к ним. И к твоим сегодняшним действиям.
– Ну, ты даешь! – Капитан засмеялся. – А ещё аналитик!
– Что, опять ошибка в мотивации? – Паладин искоса глянул на смеющегося Эрка.  И снова перевел взгляд на маячившую впереди их экипажа карету.
– Точно! Именно в мотивации!
– И она у тебя, как всегда, исключительно прагматична?
– А как же!
– Подробности можно?
– Ну, если ты очень хочешь...
– Очень. Хочу понять... для чего нам нужны эти самые найдёныши.
– Хорошо, слушай. Нам, уже достаточно скоро, понадобятся люди, досконально знающие все местные реалии. Причём такие люди, которым мы сможем полностью доверять. Ключевые слова – «местные реалии» и «полностью доверять».
– Насчёт «местных реалий» – согласен, а вот насчёт «полностью доверять»...
– Киборг, опомнись! Да они же ВСЁ ПОТЕРЯЛИ! Мы для них – та самая, очень широко известная, соломинка! Ты что, не видел, как эта мадам ухватилась за моё предложение? К тому же – враги Картеля! Причём смертельные враги. Хотя, конечно, если бы мы вышли на этих Дебре раньше... Или Картель занялся бы ими чуть позже... Блин! Какие бы были союзники!
– Но имеем мы то, что имеем... – вступила в разговор молчавшая до этого Сова. – Паладин, успокойся... Эрк в этом случае – полностью прав. По всем пунктам. Это я говорю тебе как профессиональный психолог.
– А ещё мы, в комплекте, получили то, чего у нас до сих пор не было, что нам очень нужно, но, о чём мы, до сих пор, не задумывались, – добавил посерьёзневший Капитан. – Службу Безопасности. Точнее – её будущего начальника. Отец иезуит нам для этого вполне подойдёт...
– Стоп, он же, вроде, доминиканец...
– Киборг, ты сам-то хоть понял, что сказал? – Эрк засмеялся снова. – Когда это чисто так формальная принадлежность к другим орденам мешала братьям Ордена Иисуса действовать «...к вящей славе Господней»? Где ты видел незамаскированного иезуита? Кроме как в Ватикане... Там, может, парочка ещё и попадётся... Из бесперспективных... так, для представительства...
– Подтверждаю... – Сова тоже рассмеялась.
– Да откуда вы взяли, что он иезуит?! – всё ещё не понимал Паладин.
– Ты, милый, раньше с этой братией не сталкивался, – ответила ему Миледи, – а вот нам с братишкой – довелось... Теперь мы их с первого раза определяем...
– Это точно, – добавил посерьёзневший Эрк. – Потому что второго раза святые отцы могут и не допустить. К вящей славе Господней...

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

*Название «кракозябра» решили отменить «за длинность и труднопроизносимость». Новое – выдал Тигра, заявив: «А вы знаете, что «Зубр» – родственник «Бизона»... и это, кстати, биологический факт!». С биологическим фактом спорить не стали...
** los protectores (исп)... охранники
***«саквояжник»... прозвище для северян, «только с одним саквояжем» приехавших в Южные Штаты (естественно, уезжали они, если они вообще уезжали, гораздо более богатыми), после Гражданской Войны 1861 – 1865 годов, «наводить порядок». Порядочки они наводили ещё те... Ну, и реакция на эти «порядки»... была соответствующая... Достаточно сказать, что знаменитый Ку-клукс-клан создавался совсем не для пальбы по неграм...
**** Речь идет о пневматической динамитной пушке Симса-Дадли, поставлявшейся, в том числе, и кубинским повстанцам, и стрелявшей снарядами, содержащими по 5 фунтов (2 килограмма) динамита. Снаряд выталкивался газами,  образовывающимися за счет сгорания небольшого заряда пороха.

0

8

Глава 6, в основном пока – военно-подготовительная...

«Для войны нужны только три вещи –
                                деньги, деньги и деньги!» (С)
                                                     … а ещё – ЛЮДИ!!!

01.03.1898 ...Мексика, Веракрус, порт, у причала... (вечер)

– Ну... СКОЛЬКО?! – Князь чуть ли не приплясывал от нетерпения. – Валькирия, рассказывай, не трави душу!
– А кто-то там не хотел клад искать... – с издёвкой в голосе протянула та, крутя между пальцами узкий длинный кортик. – А теперь – «не трави душу»... Да ещё с таким надрывом... Просто драма какая-то!
– Лейт! Перестань заниматься садизмом! Должен же я, чёрт возьми, знать, за что же в этих чёртовых джунглях кровь проливал!
– Сколько той крови... из одной-то маленькой дырочки... и литра не вытекло, – невозмутимо проигнорировала она его «крик души». – А воплей-то, воплей...
– А москиты?! – Барт уселся, наконец, на палубу и находил всё новые аргументы. – Эти кровопийцы высосали из меня всё, что не успело, благодаря своевременной медицинской помощи, вытечь сквозь дыру от сорок пятого калибра! Она, кстати, не такая уж и маленькая. Я имею в виду, если сравнивать с калибром...
– Ну-ка... ну-ка... Князь, это ты... или Билли? Чегой-то о калибрах заговорил... К чему бы это... К дождю, не иначе... или к шизофрении...
– Нетушки... шизофрения у меня и так уже есть... У тебя, кстати, тоже, а то тебя бы здесь не было... А о дождях сегодня по радио не сообщали.
– Да ладно тебе, Лейт, – подошедшая Эльфа погладила по голове грустного Барта. Тот мурлыкнул. И получил лёгкий подзатыльник. – Не мучай котика, рассказывай.
– Нам тоже интересно... – добавил появившийся на палубе Ливси.
– Ну, раз все уже собрались, тогда слушайте, – улыбнулась Валькирия. – После всех выплат... у нас осталось где-то около ста тысяч. Фунтов.
– СКОЛЬКО?! – Князя аж подбросило. – ВСЕГО СТО ТЫСЯЧ?!
– СЯДЬ!!! – Лейт рявкнула так, что в ушах зазвенело. Барт плюхнулся обратно. – Повторяю – сто тысяч ФУНТОВ. Лови... – над палубой промелькнула золотая монета. – Это – соверен. Монета в ОДИН фунт стерлингов... А это... – ещё одна монета полетела в Князя, она была почти в два раза меньше первой, – то, что мы получили на руки в портальской конторе. ПЯТЬ рублей...
– Рублями, значит…
– Миллион. Даже чуть больше…. – Валькирия явно наслаждалась видом вконец обалдевшего Князя. – Но мы получим не в рублях. В марках. Я сдала наше золото в местный филиал NordDeutscher Bank*. В Гаване у них тоже есть контора. Да и Билли деньжат подбросить проще будет...
– А сколько марками? – Аспера отобрала у Барта монеты и теперь крутила их в руках, внимательно рассматривая.
– Два с хвостиком. Опять-таки «лимона». – Лейт бросила прямо в руки Доку ещё две монеты. – Для общего развития... Десять марок и десять франков. Кстати, франками выходит почти три. В местную валюту я переводить не стала. Слишком охренительная сумма получается... – тут она заметила поднимавшегося по трапу Гонсалеса. – Добрый вечер, капитан! Пора готовиться к отплытию...
– Я не капитан, сеньора... – начал было возражать тот.
– Уже капитан, – улыбнулась ему Валькирия. – А заодно и компаньон. Станете ли вы, меньше чем через год, полноправным владельцем этого милого кораблика, целиком и полностью зависит только от вас!
– А ваше выживание в процессе – целиком и полностью от совершенно дикого везения... – вполголоса добавил Док. Но счастливый Фридрих Вильгельм, чья заветная мечта только что благополучно почти осуществилась, его не услышал...

03.03.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (день)

Эрк сидел на своем любимом месте, закинув ноги на стол и неторопливо набивая трубку. События вчерашнего дня (а, особенно, вечера) следовало тщательно обдумать и классифицировать... в спокойной обстановке. Наконец-то он нашел для этого свободное время... Кстати, правое крыло веранды уже имело свое полуофициальное название – «Капитанский мостик» (за предыдущее – «Эркканцелярия», Тигра получил пучком бананов по голове и, опасаясь повторения, предложил это).
«Итак, в порядке поступления... Первое – вопрос с деньгами окончательно закрыт. Валькирия прислала телеграмму...», – Капитан не смог удержаться от смеха, вспомнив выражение лица Киборга, который принёс с почты это сообщение. Хотя... текст: «NDB. Профессор. 1й Кролик. Шахматы», даже его заставил надолго задуматься. Выручил заход в местный филиал NordDeutscher Bank (ни с чем другим аббревиатура NDB у него просто не ассоциировалась). А ещё эрудиция Миледи, которая всё-таки вспомнила год первого издания «Хоббита»! В конечном итоге код J1R9R3T7 открыл им доступ к счёту... Увидев сумму, Паладин задумчиво протянул: «Да-а... Все претензии на фиг снимаются... Хотя о том, что Лейт – толкиенистка, я и не подозревал...». «И правильно делал», – ответила Сова. – «Она из Толкиена – вообще ничего не читала! Наверное, с Бартом проконсультировалась... или с Доком...».
Отсмеявшись, Эрк, наконец, подкурил и продолжил подведение итогов. «Второе... Да уж, если бы я верил в Судьбу... А я в неё – не верю! Ладно, запишем как совпадение. Этот чёртов фриц появился точно к окончанию банковской эпопеи... Ну, немного позже... но – совсем немного...».

02.03.1898 ...Куба, Гавана, недалеко от порта, «Área de la Playa»... (день)

Кого-кого, а ЭТОГО человека Капитан никак не ожидал встретить в Гаване! Тем не менее, герр Вольфганг Штайнер, американский представитель «MauserWerke» (и ещё нескольких германских производителей оружия – по совместительству), вытирая пот с лица большим клетчатым платком, не торопясь шел ему навстречу...
– О! Герр Гауптманн! – Штайнер явно обрадовался встрече. – Вас-то я и искал...
– Именно меня? – Эрк не совсем понимал ситуацию... этого он ОЧЕНЬ не любил!
– Да, вас... или кого-нибудь из ваших друзей... – невысокий, толстенький немец, отдуваясь, обмахивался платком. – Teufelhitze!**
– И что же привело вас сюда и заставило разыскивать меня... или моих друзей, невзирая на эту «чёртову жару»?
– Разумеется, приказ начальства! А что же ещё может сделать героя из истинного немца... Или заставить его забыть о комфорте...
Капитан, подчиняясь голосу собственной паранойи, уже собирался было задать милейшему Вольфгангу вопрос: «А какого именно начальства – из «MauserWerke» или Германского Генерального Штаба?», но опоздал.
– Когда из главной конторы мне прислали эту телеграмму... – Штайнер, наконец, отдышался и теперь вместо платка размахивал какой-то бумагой, – с приказом срочно найти вас и заключить с вами договор о постоянных поставках... У меня просто не было другого выхода! Судя по всему, ваш друг, герр Коуби, произвёл на герра Федерле, нашего директора, очень сильное впечатление...
– Вообще-то Коуби должен был договориться о ПРЯМЫХ поставках, – наконец-то сообразил, что к чему, Эрк. – В смысле, прямо из Германии – прямо на Кубу...
– А какая разница? – Искренне удивился немец. – Наоборот, если мы будем ваши грузы доставлять через мой филиал – выйдет и быстрее, и дешевле...
– То есть как это – быстрее и дешевле?
– Ха! Пока там грузовое судно дотащится наискосок через Атлантику... В то же время у нас – контракт с «NordDeutscher Lloyd»***! Неделя после вашего заказа – и груз у меня на складе! А уж из САСШ до Кубы – рукой подать...
– Но... Ходят слухи о войне...
– Никакая война не может помешать хорошей торговле! – Штайнер не собирался сворачивать с выбранного курса. Допустить, чтобы такой контракт прошел мимо его филиала (и, естественно, хороший куш – мимо кармана)... Да ни за что!!! – А торговле НАШИМ товаром – она только способствует!
– Тогда ответьте мне, пожалуйста, дорогой мой герр Штайнер... – у Эрка возникло такое предчувствие, что тот вопрос, который он сейчас задаст... будет пустым сотрясением воздуха. Ясно было видно, что война и возможная блокада не является для немца не то чтобы какой-то проблемой... даже малейшим препятствием. В получении столь желанной прибыли. – Каким же образом вы собираетесь доставлять нам ваш товар... ИЗ ОДНОЙ ВОЮЮЩЕЙ СТРАНЫ – В ДРУГУЮ?!
– А вот это, дорогой герр Гауптманн, я вам сейчас в подробностях и объясню... Как только мы уйдём с этого солнцепека!

03.03.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (день)

«Да, что и говорить, предложенная фрицем схема явно отработана всерьёз, давно и на практике... Тем не менее... надо сделать максимально возможные запасы ещё ДО начала блокады. Так, на всякий случай», – продолжал размышлять Капитан. – «Благо, теперь патроны, в больших количествах, таскают к нам в норку несколько «хомячков» сразу... Дело только за стволами».
Трубка была докурена... «И, наконец, третье», – он глотнул сок прямо из кувшина. Для «Мачете» было ещё рановато... хотя очень хотелось! – «Оно же четвёртое... пятое... ну, и так далее... Наши дорогие найдёныши, с которыми сейчас возятся Миледи на пару с Айсбергом... А также вскрывшиеся в результате их появления дыры и ляпы...».

Да уж... дыр и ляпов вскрылось достаточно... Начиная с того, о чём упомянул Эрк ещё по дороге – отсутствии Службы Безопасности, как таковой... Кстати, от должности начальника этой самой Службы падре Франциско и не подумал отказаться. К тому же, с его появлением, оказалась решена автоматически ещё одна (ранее как-то незамеченная)  небольшая проблемка... так сказать, ирландская. Бравые ребята О’Лири, прямо с утра, почти все поголовно выстроились к нему в очередь... на исповедь! Наблюдая эту выразительную картину, Капитан осознал-таки уровень религиозности в этом времени и решил, что ВПРЕДЬ будет обязательно учитывать данный фактор в своих схемах! Киборг и Сова, судя по выражению их лиц, решили примерно так же...
Но самая главная дыра... нет, ДЫРИЩА!!! Обнаружилась сразу по прибытии на гасиенду. Именно из-за неё Эрк с Киборгом и Патриком О’Лири почти полночи не спали, а сам Эрк всё это время мысленно обкладывал себя, – «Расслабился, кретин!!!», – самыми ядрёными, из известных ему, матюгами... Дело в том, что... ГАСИЕНДА НЕ БЫЛА ГОТОВА К ОБОРОНЕ!!! Почти совсем. Нет, конечно, патрулирование вдоль ограды и дежурство на воротах никто не отменял, но... Вот именно. К ОБОРОНЕ это не имело никакого отношения. Так... охрана… сторожа, блин...

Поэтому, пока Капитан нагло курил и пил сок (должны же быть у официального командира хоть какие-то привилегии, а?), почти всё население поместья  буквально стояло на ушах. Ирландцы, например, как поднаторевшие за последнее время в этом деле, ударными темпами рыли окопы и сооружали укрепления из мешков с песком. Остальные тоже… не скучали. Как и жители четырёх ближайших посёлков. Пеоны, пеонки и пеонята из этих самых населенных пунктов, когда  услышали о предлагаемой оплате, вдвое превышающей их обычный дневной заработок (для команды – мелочь, даже суммарно) – вышли на работы все. Поголовно. Разве что стариков и младенцев с собой не взяли. Теперь вся эта рабочая сила усиленно занималась ландшафтным землеустройством. Кустики они сажали. Ага, те самые, которые «не хуже, чем «колючка»... Десятиметровой ширины полосой вдоль всей ограды с внутренней стороны. Кусты для посадки старались отбирать повзрослее (и, соответственно, как можно поколючее), так что вдоль всей границы гасиенды висел в воздухе густой и громкий испанский мат (с кубинским акцентом). Схалтурить пеонам не удалось бы – их очень тщательно контролировали. Половина бойцов «туземной» роты. Остальные – помогали ирландцам и несли службу... 
Своим появлением на гасиенде (и вообще в природе) это подразделение (та самая «туземная рота») было обязано двум важным обстоятельствам. Первое – ирландцев Эрк собирался, натренировав самостоятельно, использовать, как инструкторов для нового контингента (ожидаемого из Мексики) – в дальнейшем и как личную охрану – сейчас. Так что им явно стало не до патрулирования вдоль забора и дежурства на воротах. Второе – те же самые сыны Зеленого Острова с превеликой радостью, получив на вооружение, новенькие С96 (а уж когда они начали ещё и с пулеметами тренироваться, то...), избавились от своего предыдущего вооружения – двуствольных дробовиков. Образовался невостребованный арсенал почти в сорок стволов. Причём – весьма неплохих! Все они были практически одинаковы – курковые, десятого калибра.
Так что теперь больше сотни весёлых белозубых мулатов, вооруженные этими дробовиками и собственными мачете (куда ж, на Кубе, без них-то), посменно делали то, что раньше выполняли тридцать восемь ирландцев (включая Патрика). Ага, вот именно – патрулирование вдоль ограды и дежурство на воротах. Навербовали их – в рыбацких посёлках, разбросанных вдоль всего берега бухты. По поводу этих селений Капитан не имел никаких иллюзий. Рыбу там ловили – только старики и подростки. То есть те, кто ещё (или уже) не мог заниматься основной для их населения профессией – перевозкой контрабанды. В Штаты и обратно. Кстати, переведённые Паладином на испанский и, слегка, переделанные Совой стихи Багрицкого стали очень популярной в посёлках песней... Ну да, те самые... в новом варианте звучащие так: «По небу, по звёздам проносит шаланду... Мулаты в Гавану везут контрабанду». В зависимости от того, в каком направлении перевозилась эта самая контрабанда, в каждом втором случае вместо «в Гавану» – пели «в Майями». Да, и ещё один момент...
Стреляли мулаты, как оказалось, весьма и весьма неплохо. «Натренировались... на Береговой Охране», – пояснил О’Лири, лично отбиравший бойцов для «туземной роты» из, на удивление большой, толпы претендентов. «На испанской или американской?», – поинтересовался у него Эрк. Хотя ему, в сущности, было на это плевать... ТОГДА он не собирался использовать этих «грозных и свирепых воинов» в серьезных боях. Спросил просто так… исключительно для общего развития. «На всех. Этим – всё равно в кого стрелять», – ответил Патрик. – «Ни те, ни другие – никогда не стремятся перехватить лодки, которые что-то увозят, а вот привезённое... пытаются всегда! Что испанцы, что янки...». Именно эта особенность «туземцев» была сейчас как нельзя кстати. Если драпанувшие вчера «заварушники» (или, что более вероятно, их хозяева) сообразят, кто же так конкретно обломал им такую хорошую засаду... Лишние стволы в таком случае лишними отнюдь не будут! Даже наоборот...
К тому же количество самих «резервных стволов» больше чем удвоилось (правда, их разнообразие – тоже). За счёт вечерних трофеев, оставшихся от засады... а ещё – арсенала Дебре. «Найдёныши» с большим удовольствием обменяли сегодня утром свои, уже несколько изношенные, «винчестеры» и «смит-вессоны» (которых в карете, под сидениями, обнаружилось ещё не меньше десятка) на новенькие «маузеры». Падре, тот вообще взял сразу два! И показал шоу. Такую стрельбу с двух рук из пары С96х Капитан видел раньше... разве что в фильме «От заката до рассвета». То ли во втором, то ли в третьем... Там, где про мексиканских бандитов в вампирьем логове... Пацаны – тоже не особо мазали (хотя до священника им, конечно, было далеко) и... Эрк решил сделать щедрый жест – взял, да и подарил Полю с Анри... по снайперской винтовке. Привезённой «оттуда». Наблюдавшая это Миледи сначала – сделала большие глаза… а потом, присмотревшись к ребятам, незаметно для них показала ему сразу два больших пальца и беззвучно, одними губами, произнесла: «Они – твои!».
На самом деле, Капитан не ставил перед собой никаких психологических целей. Он просто хотел избавиться от винтовок. Как от вещественных доказательств. Того, что «Вампирчик Вик» его всё-таки надул!!! То ли мстил за откровенный шантаж и, ставшие его результатом, огромные скидки... то ли – просто из принципа. «Авторской работы» оказалась только одна винтовка. Из трёх. Та, что уехала с Валькирией в Мексику. Остальные две – обычные маузеровские «малосерийки», выпущенные... ещё до Второй Мировой Войны. Отличались они от стандартных К98 – магазином на десять патронов, немного другой формой приклада да «более тщательной обработкой напильником», в смысле – лучшей подгонкой деталей. Что, впрочем, уже не играло никакой роли, т.к. обе винтовки явно прошли с боями если и не всю войну, то – немалую её часть. А вся «авторская работа» состояла в... замене старой оптики на охотничьи десятикратки! Ах, да! Ещё всё дерево темным лаком покрыли... Использовать в таком оружии целевые патроны – не поднималась рука. Использовать в нем местные боеприпасы... вот пусть местные жители их и используют! А целевики мы – прибережем...

От воспоминаний Капитан отвлёкся, заметив О’Лири, который, в распахнутом кителе и обмахиваясь каким-то здоровенным листом, пересекал двор.
– Патрик, хотите сока? – Эрк приподнял кувшин и покачал им в воздухе.
– Не откажусь... я только что гонял «зуавов», совсем в горле пересохло, – то, что тот не вставил в разговор ни одного «сэра», доказывало – день на солнцепеке доконал даже этого, как называли  его другие наёмники, «стального керна****».
Пока О’Лири обошел вокруг веранды, поднялся по лестнице и подошел к столу, Капитан рассматривал этих самых «зуавов»...
«Ну да... точно – «зуавы» и есть... причём, из-за цвета кожи – вполне так себе классические», – подумал он и непроизвольно улыбнулся. – «Хотя... само по себе сочетание красных шаровар с широким поясом, синей французской куртки-безрукавки, относительно новых сомбреро и местных la sandalia***** – уже смотрится достаточно прикольно... А если еще и прибавить к этому дробовики – как адекватную замену мушкетонам... Ага, а мачете – вместо традиционных ятаганов... Полный сюр!!! Но, надо признать, что одета наша «туземная рота» вполне... В местной традиции. Вот и склады для чего-то пригодились...». 

Когда вопрос обмундирования охраны встал в полный рост – надо же, блин, как-то отличать их от обычных пеонов, то Эрк, долго не раздумывая, приказал Патрику решить вопрос с помощью «наследства» – тех самых сараев, обнаруженных в зарослях. Явно украденная когда-то со складов французского экспедиционного корпуса форма не только пришлась по вкусу самим «туземцам», но и… позволила им не выделяться из прочих «охран» местных плантаторов.
Те – одевались ещё и похлеще! Однажды Капитан наблюдал одну такую картину. Долго он потом не мог от неё опомниться... Очередной гасиендейро проезжал по дороге мимо «Тихой Гавани». С охраной... В КИРАСАХ И МОРИОНАХ!!! С ПИКАМИ!!! Так что «зуавы» – это сущие пустяки... А ирландцы, по сравнению с местными, вообще не смотрятся... Подумаешь – форма Конфедерации... ну, ещё плюс к этому – белые кепи Иностранного Легиона... вместо стетсонов... хотя... вроде бы как бы южане и кепи тоже носили... хотя вот белые – вряд ли...
Тем временем, ирландец уже налил себе в стакан оранжевой жидкости и теперь – неторопливо его смаковал. Эрк покосился на это самое кепи, небрежно брошенное Патриком на стол. Взгляд задержался на кокарде. Вписанную в овал восьмиконечную звезду, с лучами неравной длины, называли по разному – то «Розой Ветров»... то «Кометой»... то «Карибской Звездой»...
Идея возникла у Фейри... Фейри – поделилась этой идеей с Тигрой... Тигра идеей проникся... Тихо, но по-быстренькому, сделал форму для литья, раскочегарил горн... Одного серебряного песо – вполне хватало на значок. Пока Капитан сообразил, что же тут происходит, символ прижился, уютно устроился на кепи ирландцев и на куртках мулатов (причём понравился он – и тем и другим)... Вопрос был закрыт. Не открываясь. А у команды – появился свой герб...

– Что, стало чуть полегче? – Эрк, сняв наконец ноги со стола, в упор посмотрел на О’Лири. – Или ещё налить? Тут много...
– Нет, пока достаточно...
– А раз достаточно – что там вдоль забора?
– Почти закончили, сэр. К вечеру всё сделают. Потом надо будет несколько дней погонять вдоль границы водовозную бочку с насосом, сэр, чтобы растения прижились. А вот тогда... не хотел бы я ночью перелезать через нашу ограду, сэр. Живого места не останется. А пока будешь выбираться – патруль подоспеет.
«Точно, очухался – «сэры» в ход пошли...», – подумал Капитан и тоже представил себе ничего не ожидающего типа, прыгающего в темноте с забора… прямо в эти самые кустики. Типа было не жалко… – «А не фиг лазить по заборам! Особенно если за ними живут личности с крайне специфическим чувством юмора... а вас (в смысле, того самого типа) никто в гости не приглашал. Приглашенные, они того... Через ворота ходят... Кстати, о воротах и входе... Да, а ещё о пристани... и о многом другом...».
– Патрик, а как дела за воротами и на пристани?
– За воротами – тоже почти закончили, сэр. Ещё полсотни мешков с песком... но это уже больше для гарантии. А вот на пристани... Пулемётные гнёзда выложили, сэр. И основные и резервные, всё как мы с вами ночью намечали, но... Одними пулями никакой корабль не остановить! Что у нас с пушкой, сэр?
– Хреново у нас с пушкой, Патрик... Нет у нас к ней самой главной детали... того человека, который сумеет нормально из неё стрелять. А у нас пока что единственный артиллерист, – Эрк печально вздохнул. – Я. А я первый раз в жизни увидел орудие такой системы... в этом самом сарае, блин! И чего толку что снарядов нам натащили – хоть торговлю ими открывай!
– Среди моих ребят пушкарей тоже нет, сэр, но... – О’Лири немного замялся. – Я прошу у вас прощения за нескромный вопрос, сэр... у вас хватает денег?
– Не столько нескромный... скорее неожиданный. Задам встречный вопрос... Ты боишься, что твоим ребятам не заплатят?
– Нет, сэр. Я знаю, что вы заплатили всем, кто на вас работает, до конца года. Я о другом, сэр... Сможете ли вы нанять ещё кого-либо?
– Патрик, у тебя что, есть на примете артиллеристы?! Где, сколько их и сколько они просят?! Когда они смогут быть здесь?!
– На самом деле, они будут здесь завтра, сэр. Я взял на себя смелость послать им весточку ещё ночью, сэр... Они сейчас – западнее Гаваны. Мои старые знакомые – лейтенант Дуглас и его люди, сэр. Их чуть меньше двадцати. Сам Джон Дуглас и почти половина его ребят – горные артиллеристы, сэр. Остальные – опытные бойцы... Они нам точно не помешают, сэр!
– Что, тоже ирландцы? – Капитан улыбнулся.
– Нет, сэр, они шотландцы. И те, кто не будет стрелять из орудия – вполне смогут командовать нашими «зуавами», сэр. Мои ребята... из них плохие командиры, сэр... Если и найдётся человек пять, то это всё. Остальные – просто солдаты...
– А ребята Дугласа, значит...
– Да, сэр! Там – сплошные сержанты и капралы из Королевской Армии... Когда Джона Дугласа уволили, сэр, много его сверхсрочников ушло вместе с ним...
– И за что же его уволили из армии?
– За то, что он сделал кровавый ростбиф... из майора Боттон-Джонса, сэр.
– Майор этого заслуживал?
– Да, сэр. От батальона, после его дурацкого приказа, осталось меньше роты...
– В таком случае этот твой лейтенант Дуглас поступил совершенно правильно – наш человек! Лишним не будет... Кстати, Патрик, а ТЫ – в каком был звании?
– Тоже лейтенант, сэр.
– Тогда... – Эрк нагнулся и достал из-под стола найденную им недавно в одном из сараев коробку. Со знаками различия. Поставил её перед слегка обалдевшим  О’Лири. – Извольте соответствовать, лейтенант... И ещё... по поводу тех пятерых, которых ты недавно упомянул... с командным опытом... Один из них – Шон Каллахан, так? Я – правильно угадал? Кто ещё?
– Каллахан – лучший, сэр, – ирландец уже опять был абсолютно невозмутим. – А ещё – Тим Бреннан, Джек Фланаган, Освальд Райан и Кевин О’Коннор, сэр.
– Тогда, я думаю... ты не будешь возражать... если мы сделаем этих четверых сержантами... а Каллахана – взводным сержантом... и твоим заместителем... Капралов, если это понадобится – назначишь сам...

03.03.1898 ...Мексиканский залив, возле устья Рио Браво дель Норте (она же – Рио Гранде), на палубе пакетбота... (вечер)

– Завтра причалим в Матаморосе, сеньора… – Гонсалес, подойдя к стоящей у борта Валькирии, махнул рукой в сторону реки. –  А сейчас – пройдём немного вверх по течению и станем на якорь. Река – не море, ночью по ней…
Объяснения Фридриха, чем же ночная река отличается от моря, были прерваны самым неожиданным образом. Примерно метрах в четырехстах по правому борту встал огромный столб воды. Затем, практически одновременно, все, находившиеся на палубе, услышали звук пушечного выстрела и вопль вахтенного матроса:
– Капитан!!! Справа по борту!!!
Из-за оконечности заросшего лесом островка, находившегося примерно на милю ближе к штатовскому берегу медленно и величаво выползала какая-то не очень крупная посудина под флагом Береговой Охраны САСШ. Валькирия вырвала бинокль из рук выскочившего наверх Князя. Тот только рукой махнул – с начальством не поспоришь... Гонсалес тоже прилип глазом к подзорной трубе.
Американский сторожевик выглядел, при более внимательном рассмотрении, ещё более старым и потрёпанным, чем даже памятная Лейт «Весёлая Мулатка». И не намного длиннее. Правда, шире – раза в два! Сравнение с корытом Гомеса возникло ещё и потому, что этот кораблик тоже был колесным. Причем, прямо над этими самыми здоровенными колесами возвышались, вместо кожухов, какие-то уродливые, бревенчатые, явно самодельные, платформы. Присмотревшись, она увидела установленные на этих насестах «гатлинги». По одному на каждом…
– Что-то старый Симпсон сегодня развоевался... – задумчиво протянул Фридрих. – Какая блоха его укусила? И, главное, за какое место...
– Как у него со скоростью? – Валькирия (наконец-то разглядевшая – из чего же в них пальнули), оценила предков «Вулкана», как главную потенциальную опасность. Кто-то «особо умный» (то ли – конструктор, то ли – начальство), в качестве главного калибра втиснул на канонерку этакого монстра... осадную мортиру крупного калибра. Пытаться без пристрелки и долгих расчётов попасть из неё в цель размером меньшую, чем какой-нибудь осаждаемый город – занятие, предназначенное исключительно для особо хронических оптимистов. А уж с качающейся палубы...
– Никак. Еле-еле ползает, – хмыкнул Гонсалес. – Хотя Гомер Симпсон и считает свой кораблик чем-то вроде крейсера...
– Как-как, вы сказали, зовут капитана этого корыта?!
– Капитан Береговой Охраны Гомер Симпсон, а зачем...
Его прервал громкий хохот. Барт, ухватившись рукой за фальшборт, сгибался почти пополам от неудержимого смеха...
– Скажите... капитан... а вы, случайно... не знаете... – Князь с трудом выдавливал из себя слова. – Как зовут... жену и детей... этого... Гомера?!
– Нет, никогда не интересовался, – удивленно ответил тот.
– Жаль... Действительно, жаль... – Лейт была более сдержана, хотя тоже во весь рот улыбалась. – Просто... знавали мы одного... Гомера Симпсона...

03.03.1898 ...Мексика, южный берег Рио Браво дель Норте, ранчо «Тринадцать Звезд»... (чуть позже)

– На твоем месте, Фредди, я не совался бы в Матаморос… – хозяин ранчо, возле которого пакетбот остановился на ночёвку, крепкий старик со шрамом на левой щеке, глотнул виски и, немного помолчав, добавил. – И вообще не советую вам подниматься выше по реке. За последний год, пока тебя здесь не было, очень многое изменилось. Не в лучшую сторону. Старина МакДугал правильно сделал, что остался в Веракрусе. Чёртов Гомес, что б его койот покусал… бешеный!!!
– ЧТО?! ОПЯТЬ?! – вскинулся Барт. – Лейт, ты слышала?! Опять Гомес! Нам что, от них – никуда не деться?! Гомесы... Гомесы... Вокруг – сплошные Гомесы...
– Скажите мне, пожалуйста, капитан Гонсалес… – Валькирия, в отличие от Князя, была совершенно спокойна. – ЭТОТ Гомес ТЕМ, случайно, не родственник?
– Нет, ЭТОТ – ТЕМ не родственник… просто однофамилец. Хотя, если судить по его действиям – вполне мог бы быть… Капитан мексиканской армии Артуро Гомес…
– Капитан?! Ты, Фредди, отстал от жизни… Бери выше – полковник!!! – Перебил его старик. – А ещё он командует всеми войсками, расквартированными в Матаморосе! И, ходят слухи, что в следующем году – получит генеральские погоны… и должность командующего всем приграничным округом… тьфу! – Он злобно сплюнул на землю и залпом допил всё, что ещё оставалось в стакане.
– Как же этот ублюдок Артуро так поднялся-то? – Фридрих (которого местный землевладелец, на правах старого друга семьи, называл Фредди) удовольствия от полученных новостей явно не получил. – Я помню, как его под конвоем отправляли в Мехико… после рапорта капитана Хартмана.
– А Роджер Хартман – больше не капитан. Сидит у себя на ранчо и иногда, для развлечения, гоняет бандитов. После того, как этот гремучкин сын вернулся из столицы без конвоя и с новыми погонами – его уволили. Вообще, из армии поувольняли всех наших…Тех, кто «с того берега»…«Дикси», «тексов», даже «реверсадо»****** – всех. На их места прислали с юга каких-то метисов… а половина новых офицеров – чёртовы янки! Ходят тут, как у себя дома…
Док Ливси, с удивлением глядя на типично американскую внешность и одежду хозяина, уже открыл было рот… но Эльфа, образование которой было гораздо более гуманитарно, ткнула его локтем в бок и прошептала на ухо: «Дед – явный южанин. Для него «янки» – только те, кто родился в северных штатах».
– Именно поэтому старый дурак Симпсон палит со своей «Сюзанны» во все, что движется к устью реки... – решил немного прояснить ситуацию Гонсалес.
– А, если бы только он… Он-то, действительно – всего лишь старый дурак! Янки, настоящие янки с Севера, творят теперь здесь всё, что придёт им в голову. Вот, разве что только к нам пока не суются… Наверное, бояться получить в морду. Но и к ним теперь тоже не очень-то подступишься…
– Скажите, я правильно поняла, – внезапно вмешалась в их диалог Валькирия, до этого о чём-то напряженно размышлявшая и, как было видно по выражению её лица, пришедшая, наконец, к какому-то выводу. – Из мексиканской армии сейчас уволили много опытных солдат, единственная вина которых состоит в их, если можно так сказать, «неправильном» происхождении…
– Да, миссис, вы поняли правильно, – ответил ей старик-хозяин. – А ещё все они виновны в том, что при виде янки не тянутся в струнку, не прячутся по кустам и даже не клянчат денег… Сразу хватаются за револьвер!
– Значит, янки эти уволенные не очень-то и любят…
– Ха! Скажите прямо, миссис – они их ненавидят! У большинства это – семейная традиция. У остальных – благоприобретенная привычка… Но янки здесь – под охраной президента Диаса и всей мексиканской армии.
– А вот ещё вопрос… НЕ ЗДЕСЬ, эти ребята не отказались бы потренироваться в стрельбе… по живым мишеням под полосатым флагом? А то вот мы с друзьями хотим, понимаете ли, затеять недалеко отсюда… небольшую такую… совсем маленькую… совершенно частную войну. А в противниках у нас – как раз янки…
– Конечно же, не откажутся! Кха… кха… Постойте-ка… так вы именно за этим и плыли в Матаморос?! Ну, – он звонко хлопнул себя ладонями по бедрам, – теперь вам, миссис, и вашим друзьям никуда плыть не надо! Поживите немного у меня на ранчо и клянусь вам, миссис – уже через день… В крайнем случае – через пару дней… У вас от добровольцев, причём умелых, опытных и злых на янки бойцов – отбоя не будет! Я сам для вас об этом позабочусь… Не будь я Джеймс Хорджес, когда-то – майор кавалерии Конфедерации Южных Штатов!!!

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

*«NordDeutscher Bank» (нем.)... «Северогерманский Банк», до Первой Мировой Войны имел много филиалов в Западном Полушарии
**Teufelhitze! (нем.)... Чёртова жара!
***«NordDeutscher Lloyd» (нем.)... «Северогерманский Ллойд» – немецкая пароходная компания, осуществлявшая скоростные трансатлантические перевозки.
****«керн»... одно из средневековых названий для ирландского наёмника (обычно – опытного, высокооплачиваемого и  тяжеловооруженного)
***** la sandalia (исп.)... сандалий
******«Дикси» – прозвище уроженцев южных штатов США (отсюда «Диксиленд» – «Страна «дикси»). «Тексы» – техасцы. «Реверсадо» – «возвращенцы», так называли мексиканцев – жителей территорий, купленных или захваченных США, бежавших из «страны свободы и равных возможностей» обратно в Мексику.

0

9

Глава 7, по результату – достаточно неожиданная…

     «Если ты увидел, что правила в ходе игры
                                                                    изменились, то – не спеши материться!!!
                                                                   Лучше присмотрись-ка повнимательней,
      может это – уже совсем другая Игра…»

04.03.1898 …Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (вечер)

На этот раз собрались не на веранде, а в бывшей «малой столовой» южного крыла. Столовой это помещение уже некоторое время как не являлось. Ещё в самом начале, увидев в ней длинные столы, а также (самое главное!) три глухие стены и не очень большие окна на четвёртой, Капитан с Паладином решили, что, неплохо было бы её переоборудовать. Под штаб. А уж когда Боцман разместил в прилегающей комнатке (выкинув, на фиг, шкафы со скатертями и посудой) базовую радиостанцию… судьба бывшей столовой была решена окончательно.
Теперь обеденные столы или стояли вдоль стен и были завалены грудами документов, или (некоторые) – оставались по центру, но тогда на них были расстелены карты и схемы. В тех самых, бывших посудных, шкафах уютно устроилась картотека Киборга (причём один из них Фейри, иногда привлекаемая к дежурствам на рации, разрисовала хомячками… понятно, НА КОГО там были досье). В углах – неровными штабелями стояли ещё пока не вскрытые ящики с имуществом (как с привезённым «оттуда», так и с закупленным уже здесь). Вскрытые ящики – стояли, где попало. На окна были сделаны толстые, обитые изнутри металлом, ставни (с бойницами… так, просто – на всякий случай).

– Ну вот, вроде бы и всё… По крайней мере, если ТЕПЕРЬ кому-то захочется сделать нам гадость прямо здесь, – Эрк оторвался от расстеленной на одном из столов схемы поместья, на которой только что делал пометки карандашом, и повернулся к стоящему рядом Паладину. – Мы, наверное, даже сможем уцелеть, а если нам очень повезет, то – слегка дать сдачи…
– Капитан, как всегда, в своем репертуаре, – хмыкнул в ответ тот. – Когда ты скажешь, что удовлетворен системой обороны, наверное, наступит конец света! По моему скромному мнению, для гипотетических налётчиков вы с Патриком не оставили ни единого шанса на успех. Разве что они обзаведутся чем-либо из НАШЕГО мира… например – танком. Или нет… танка может и не хватить – вертолетом!
– Ты прав. Ни ПТО, ни ПВО у нас нет… а стоило бы завести!
– Эрк, ты чего, я же пошутил…
– А я нет. Блин, Киборг, подумай ещё раз – если в Мире есть Портал…
– Ты можешь оказаться прав, – посерьёзнел Паладин. – Но погоди, мы же, вроде бы как бы, наступили на больную мозоль Картелю, а не «хозяевам» Портала…
– А ты знаешь – чего именно хотят портальщики? А в чём – цель остальных групп Игроков? А сколько этих групп всего? А где они? А чем занимаются? 
– Упс… Но эта информация…
– …для нас недоступна. Согласен. Именно поэтому мы, при подготовке к обороне, должны учитывать ЛЮБОЙ вариант. Пусть даже – самый бредовый…
– Капитан, а тебе не кажется, что это – уже паранойя?!
– Нет. Пока – только шизофрения, – улыбнулся Эрк. – Но… я стараюсь. Да ладно, хватит гадать на кофейной гуще… тем более, что кофе ещё даже не выпит, – он кивнул на один из ящичных штабелей. – Что ты там привёз из Гаваны?
– Посылочка. От Билли. Сотня Kar.98. Хватит и ирландцам, и шотландцам, и даже нашим дорогим «туземцам»…
– «Зуавы» – обойдутся! Хорошие стволы ещё заслужить надо. Две трети – и так с оружием, а остальные пока потерпят… до очередных трофеев. Ни инструкторам, ни телохранителям, ни артиллеристам – карабины тоже ни к чему. Для них и «маузеров» хватит. У нас и так С96х – ещё больше сотни в остатке… А вот для тех ребятишек, которых Валькирия сейчас вербует в Мексике – будет в самый раз. Но – с условием небольшой доработки. Помоги-ка…
Вдвоём они быстро разобрали ещё один штабель, достав, с самого низа, четыре не очень-то больших, но достаточно тяжелых ящика.
– Тигра! Давай, напрыгивай-ка сюда! – Капитан махнул рукой Боцману, который, в противоположном углу зала, что-то увлеченно объяснял Викингу с Готом. – И фомку прихвати, а то топором неудобно…
– Вот он – я! А вот, блин, и она – фомка… – за последний проект Эрк опять назвал его «техническим гением» и Тигра всё ещё пребывал в состоянии некоторой эйфории. – Всё, как вы и заказывали, мой фюрер!
– «Он у нас прыгает… и он у нас скоро допрыгается!», – хмыкнув, процитировал Киборг Милна – в мультяшном варианте. 
– Уже. В смысле – уже допрыгался, – вскрыв, наконец, ящик, Капитан достал из него несколько одинаковых картонных коробочек. Внутри их оставалось ещё много… – А конкретно – ждёт тебя, друг наш Тигра, очень долгая, нудная и кропотливая работа. По специальности. Держи!
– Это что?
– Это – диоптры… а вон там – карабины. Пока – сто штук. Дней через десять фриц доставит ещё. Всё ясно?
– Ясно…
– Ну, а раз ясно… Тогда – чего ты ждёшь? Вперед!
Когда поскучневший Боцман отправился организовывать доставку в мастерскую исходных материалов, Паладин спросил:
– И много их у нас? В смысле – диоптров…
– Вот эти вот три ящика. Точное количество не помню, но – до фига! В четвертом – ПСО-1, для особо отличившихся стрелков…
– Да уж… Тигра взвоет.
– Ничего, справится… Кстати, ты знаешь, что он на днях сотворил? Сегодня мне с утра предъявил результаты, так я чуть не охренел…
– И что же надо было сделать, чтобы ты чуть не охренел?
– Наш «мастер – очумелые ручки», добрался до «калашей», которые тогда Викинг с Готом притащили. Ну, тех, к которым у нас патронов не было. Теперь – патроны к ним есть. Причём патронов этих – хоть ты завались. Он немного поработал у себя в мастерской и… «отформатировал» их под маузеровский патрон. Правда, вот, первый – запорол на фиг, но остальные три – работают.
– Это, в смысле, сделал из них «Зубры»?! – Киборг был весьма впечатлен такими техническими достижениями.
– Нет. Я же сказал – «отформатировал». Понимаешь, «Зубры», в сущности, – это те же «Бизоны», но – с длинными стволами. Они только внешне похожи на сто третий «калаш»… со шнеком. А друг наш Тигра не стал так заморачиваться. Просто взял, да и подогнал стандартную схему под новый, точнее – старый, боеприпас.
– Так вот ты, оказывается, какой – АК-«формат»!
– Ага, я тоже сразу Орлова вспомнил. Кстати, у меня тут возникла одна, странная идея… как ты думаешь, только Нуменорцу с его командой не повезло, или кто-то ещё из прошедших Портал так нарвался?
– Вполне возможно… Дураков в мире хватает!
– Ну, тогда, в связи с наличием в этом мире дураков, будет твоим «хомячкам» ещё одно задание – искать оставшиеся от этих неудачников АКМы. Или – сто третьи. Или просто – АК47, если они были особо бедные. Короче, любые НАШИ стволы под семь, точка, шестьдесят два миллиметра. Патроны искать не надо.
– Ясно. А как насчет поездок в город?
– Только ты и Миледи. Желательно – с рацией. И обязательно – с охраной. Берите с собой не меньше десяти человек, при паре ручников. А ещё лучше, если Боцман, на базе одного из экипажей – сделает нам тачанку! Молодёжь – посидит на гасиенде... до окончательного прояснения ситуации. Нынешняя «звезда сезона» – сеньорита Эйлин ди Фейро, пару-тройку недель не будет сиять на губернаторских приемах. Подежурит пока на связи. А её «страшно ревнивый жених» – герр Александр Айсберг, не начистит ещё несколько физиономий. Испанский флот целее будет…     

05.03.1898 ...Мексика, южный берег Рио Браво дель Норте, ранчо «Тринадцать Звезд»... (вечер)

Джеймс Хорджес ничуть не преувеличивал… скорее даже – преуменьшил! К утру второго дня после его обещания: «У вас от добровольцев – отбоя не будет!», на ранчо уже собралось больше двух сотен человек…
Почти все – служили раньше в мексиканской армии. Некоторые – офицерами. Многие – сержантами. Проверив их подготовку, Валькирия осознала – именно после того, как уволили этих великолепных бойцов, для повстанцев-пеонов Вильи и Сапаты*, всего через десяток лет, не составит особо большого труда разнести правительственные войска, как говорит Эрк – «Вдребезги и напополам!»…
Кроме того, приехали ещё и старые приятели бывшего кавалерийского майора – пара десятков таких же ветеранов-конфедератов. Среди всей собирающейся «Съездить, пострелять янки!» молодежи эти седые волки имели непререкаемый авторитет. Перед ними тянулся в струнку даже Роджер Хартман – рыжий здоровяк, тот самый бывший капитан, занявший среди людей, приехавших на ранчо, место временного командира. Дисциплину он среди них навел – драконовскую! Причём, самой страшной угрозой для всех добровольцев было – «Отправлю домой! На койотов охотиться!». Такой энтузиазм Валькирию даже несколько нервировал… 
Сейчас же она видела только две проблемы – как разместить всю эту толпу на не очень-то большом пакетботе и… что ей делать с Эспадой?! Родриго (как выяснилось, носивший громкую фамилию – де Кордова), несмотря на то, что стал теперь весьма состоятельным человеком (Мигель отдал ему долю покойного Хосе), увязался за ними на север. Лейт, осведомленная о смертном приговоре, тогда не слишком возражала. А уж после того, что случилось по дороге в её каюте…
От этих воспоминаний она сладко прижмурилась. – «Ну, что поделать… нравятся мне красивые мальчики!». Проблема была в другом – он тоже собрался ехать на Кубу! И, при этом – не один. Вчера, ранним утром, Эспада, позаимствовав у хозяина лошадь, куда-то уехал. Валькирия тогда, было, подумала, что он решил, как говорили местные, «перебраться через реку»… и начать в Штатах новую жизнь. Ага, щщас! Днем Родриго вернулся… а уже к вечеру, кроме обещанных Хорджесом «дикси» и «тексов», на ранчо стали съезжаться ещё и мексиканцы…
Если бывшие конфедераты и их потомки напоминали ей ружья в пирамиде, всегда начищенные и готовые к бою, то ЭТИ… Друзья Эспады вызывали у неё только одну ассоциацию – с хорошими клинками. Такие же стройные, крепкие и гибкие… Такие же смертельно опасные. И, почти что каждый – с таким же, как у Родриго, приговором… и по той же самой причине! «Да уж… если на бедных, несчастных юсов натравить, кроме «волчат» Хорджеса, ещё и этих «смертников»… им тогда уж точно на Кубе места мало будет!», – думала Лейт. «Хотя… вот о ком, а об амерах мне беспокоиться – никакого смысла не имеет. К тому же… всё к лучшему!», – тут она опять зажмурила глаза, снова погрузившись в приятные воспоминания…

06.03.1898 ...Мексика, Рио Браво дель Норте, возле южного берега – у ранчо «Тринадцать Звезд», на палубе пакетбота... (утро)

– Ну что, всё вроде готово… Капитан, пора в путь! А то Мексика – это хорошо, но климат на Кубе – гораздо лучше! – Настроение у Валькирии было прекрасным. Первая её проблема благополучно разрешилась…
На пакетботе поместилось чуть ли не две сотни человек – почти три десятка «смертников» Эспады и больше полутора сотен конфедератов. Все остальные – а также те, кто не успел к отплытию – должны были добираться до Гаваны своим ходом. «Регулярные рейсы из Веракруса пока ещё никто не отменял, миссис Лейт, – сказал Хорджес, кстати, как и ещё несколько ветеранов, отправившийся с ними, – так что пополнение вам – гарантировано!».
Что до второй имевшейся проблемы… то она решила – проблемой её – не считать! В сущности, ей что – хуже?! А вот ни фига! Ей-то – только лучше! Ну, а если Родриго так хочет повоевать на чужой войне… в конце-то концов он САМ так решил. Как там говорит в таких случаях Миледи, – «Не мешайте им умереть!»… ну, а если при этом и Эрк присутствует, то он – обязательно добавляет, – «Каждый – сам – песец своего счастья!». Всё. Точка. Без дальнейших комментариев…
– Лейт, на два слова… – выражение лица у Дока было ОЧЕНЬ странным.
– Что-то случилось?!
– Ага… я узнал, что такое… вернее КТО такая Коатликуэ...
– Молодец, повышаешь образовательный уровень…
– Мне Эспада об этом рассказал…
– Упс…
– Понимаешь, мы с ним вчера вечером разговорились, так, слово за слово, короче, я у него спросил, чего это индейцы на Юкатане от тебя шарахались, он и объяснил. В деталях. Его, ещё там, Куаче просветил…
– И после этого он… – Валькирия, от свалившихся на неё ТАКИХ подробностей, пребывала в состоянии лёгкого шока.
– Ну… а ты знаешь, как он это прокомментировал, – «Я и так со Смертью танцую. Танцем – больше… танцем – меньше. Какая разница?».
– Вот после таких новостей и начинаешь понимать, – задумчиво протянула Лейт, – что, блин, «постель – ещё не повод для знакомства…».
– Это точно… и знаешь, что ещё он сказал, – «Ваш командир – не иначе как сам Уицилопочтли…». Кстати, а это – кто?
– У ацтеков – Бог Войны, – она внезапно рассмеялась. – А Капитану это, кстати, вполне подходит. Как бывшему артиллеристу…

09.03.1898 …Куба, разговор по радио… (утро)

– Валькирия вызывает базу. Прием. Валькирия вызывает базу. Прием… Боцман, Киборг, Эрк, кто-нибудь, отвечайте! Прием.
– База слушает Валькирию. Прием.
– (Это ещё кто?!) Кто на связи? Прием.
– На связи Эйлин ди Фейро… ой, то есть – Фейри! Прием.
– ТЫ ЧТО ТАМ ДЕЛАЕШЬ?! Прием.
– На рации дежурю. За Капитаном уже побежали. Прием.
– Нет, откуда ты там вообще взялась?! Прием.
– Долго рассказывать. Прием.
– А если коротко? Прием.
– А коротко... Дэйн, Линда, Серый, Женька, Тим, Удав и Гоблин – погибли. Ещё пятерых – эвакуировали. Мы вчетвером – остались. Капитан разрешил. Прием.
– Вчетвером? Кто ещё, кроме тебя? Прием.
– Алекс, Викинг и Гот… ой…
– Эрк на связи! Прием.
– Капитан, рада тебя слышать! Надеюсь скоро увидеть! Что у вас там произошло? Откуда пополнение? И где вы сейчас? Прием.
– Мы купили поместье к востоку от Гаваны. На берегу бухты… (Блин, Киборг! А бухта наша, вообще-то, как называется?! – А я знаю?!) Короче, от города – километров так двадцать на восток. Езжайте вдоль берега – прямо по главной дороге. Мимо нашей гасиенды – точно не промахнётесь… Прием. 
– Мы вообще-то в море. На пакетботе. Прием.
– Ну, так высаживайтесь! Прием.
– Зачем? Кораблик-то наш… ну, наполовину наш – мы совладельцы… а ты сам сказал – на побережье… Прием.
– Так. Тогда двигайте на восток вдоль берега. Увидите залив, в глубине которого будет маячить столб дыма – значит приплыли… СТОП!!! Какого размера ваше судно?! А то тут у нас проход в волноломе не очень широкий… Прием.
– (Что?! Фридрих, повтори-ка название ещё раз...) Тут наш капитан спрашивает, вы там не «Тихую Гавань», ненароком, купили? Прием.
– Да, её. «Тихую Гавань». Слушай, Лейт, а этот ваш капитан не контрабандист, случайно?! Если да – то это хорошо! Прием.
– А хрен его знает. Я подробностями его биографии как-то не интересовалась… А с чего ты взял, что он контрабандист? Прием.
– Да так… выяснили на досуге, чем тут прежние хозяева промышляли… Так твой капитан что, знает это место? Прием.
– Говорит, что знает. Прием.
– Точно – контрабандист! Ну, а раз знает, где это – дым пускать не будем. Ждём с нетерпением. До встречи. Прием.
– Ждите. Скоро будем на месте. До встречи. Конец связи.

09.03.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (день)

Когда тычки, объятия, возгласы «ну как?», прочая суматоха встречи наконец-то прекратились и обитатели гасиенды повели так долго отсутствовавших соратников по команде устраиваться в доме, а прибывшие с ними на пакетботе бойцы, отданные под присмотр О’Лири и его ребятам, отправились обустраиваться в предназначенные для них казармы, Капитан с Валькирией остались на причале.
– Лейт, ответь-ка мне, пожалуйста, на один вопрос, – Эрк, не обращая особого внимания на маячившего у начала пирса Эспаду, переводил задумчивый взгляд то на неё, то на новенькую табличку, с названием, на носу пакетбота. – Вы с Боцманом, так, совершенно случайно, не родственники?
– Нет, конечно! А с чего ты взял?!
– Да просто у вас одинаково странные представления о том, как следует называть корабли… или это была не твоя идея? Сравни-ка… – Капитан ткнул пальцем сначала в красующуюся на корме катера табличку «BEDA», а затем на пакетбот, с недавних пор носящий новое название. На его носу сияла ярко-желтая надпись – «PECHKIN». – И вот как после этого не подумать, что вы – родственники?!
– Слушай, Эрк, а как ещё, по-твоему, мы должны были назвать ПАКЕТБОТ?!
– С одной стороны, конечно, своя логика в этом есть… – внезапно он согнулся от хохота и сел на причальный кнехт.
– Эй, Капитан, ты чего?
– Да нет, всё нормально… Просто мы договорились с немцами, что оружие они нам будут поставлять через Майями… ага, контрабандой. А вот теперь представь себе такую ситуацию. – Ночь… Вот эта вот самая бухта… Перемигиваются азбукой Морзе светосигнальные фонари… – «Тук-тук». – «Кто там?». – «Это я, пакетбот «Печкин», привёз винтовки для ваших мальчиков…».
Теперь, на кнехтах, под удивлённым взглядом Родриго, сидели и корчились от неудержимого смеха уже двое… 

12.03.1898 ...Швейцария, Цюрих, завод SIG... (утро)

Билли теперь очень хорошо понял одно из любимых высказываний Эрка – «Как всё запущено!!!». Пока что, в последнее время, в его мысли, кроме этой фразы, ничего больше не приходило… Всё действительно было очень запущено. И не в хорошем смысле этого слова, например: «запустить бумеранг» или, что ещё лучше: «запустить ракету» или, что было бы просто великолепно: «запустить производство»! А вот именно оно-то, блин, чёртово (ну, и так далее...), производство ну никак запускаться не хотело. Хоть ты тресни, но – не желало! Просто таки сопротивлялось этому запуску изо всех своих производственных сил!!!   

А как хорошо всё начиналось! После того, как герр Френкель перестал влиять на ситуацию и растаял где-то в туманной дали, на Ковбоя снизошла благодать… В роли «благодати» выступил нагрянувший (как подозревал Билли, по доносу) «гном». Ой! То есть не «гном», а герр директор Краусберг… Контракт был подписан – в тот же день. Уже к вечеру все три образца пулеметов, чертежи и прочая документация были на столах у инженеров из Sweizerische Industrie-Gesellschaft**. Эти маньяки-оружейники набросились на них, как стервятники – на падаль. Даже Билли, сам тоже страдавший от неодолимой тяги к огнестрельному оружию, до ТАКОГО никогда в своём увлечении не доходил. Эти… нет, действительно, маньяки… засели у себя, в здешнем аналоге КБ, на несколько суток. Ага, без сна и с обедом – на рабочем месте! Увидев такой энтузиазм, Ковбой, почувствовав себя лишним на этом празднике жизни, решил,  что не стоит мешать людям, которые занимаются любимым делом…
Стоило, к тому же, закрыть, раз уж он теперь обладал относительно свободным временем, ещё один из пунктов общего плана. До которого, пока он возился в Цюрихе с хитровывернутым герром Френкелем, просто не доходили руки. Съездить в гости к ещё одним знаменитым оружейникам – Маузерам. Поездка его слегка разочаровала. Не в том смысле, что он не добился, чего хотел… Добился. Договорился. Но, хотя сам завод MauserWerke* и не уступал SIGовскому по мощности, а его продукция по нынешней популярности весьма превосходила швейцарскую («Ненадолго!» – злорадно подумал Билли, – «Знали бы вы, господа, ЧТО скоро начнет выпускать SIG…»)… по сравнению с «маньяками из Цюриха» братья Маузеры как-то не смотрелись. Ну, вот разве что, их третий компаньон – Федерле, который был главным конструктором фирмы (именно он, в сущности, создал С96-й… знаменитый, прославленный и т.д.). Кстати, договаривался Ковбой как раз с ним… и даже получил в подарок пару С96х последней модели (как представитель оптовых покупателей). Но вот после возвращения в Цюрих… тут-то и появилась в голове Билли эта самая фраза – «Как всё запущено!». Если с MG34м и ZB30м дело уверено (хотя и слишком, по его мнению, медленно, как любит говорить Тигра – «с ужасающим скрипом»), продвигалось, то вот с MG42м…
Когда Ковбой, довольный поездкой, вернулся в Цюрих и зашел к «маньякам», его тихо отвел в сторонку один из инженеров. Швед Ольсен, с которым он познакомился, ещё когда первый раз показывал работу своих «машинок» и давно уже успел перейти на «ты», обычно спокойный и невозмутимый, был просто вне себя. Как выяснилось, пулемёт MG42 – да, тот самый образец, на который Билли возлагал особые надежды, вызвал у весьма опытных в оружейном деле SIGовцев… состояние, близкое к полному и окончательному охренению! «Вильгельм! – сказал Нильс. – ГДЕ, и, главное, КТО, чёрт бы тебя побрал, ЭТО сделал?!». – А когда получил в ответ озадаченный взгляд, пояснил. – «Поверь мне как оружейнику, из семьи воинов, кузнецов и оружейников… мы ТАКОЕ – повторить не сможем! Кое-кто здесь даже предположил, что ЭТО было сделано, не иначе, как с помощью магии!», – он, с размаху, врезал кулаком в стену, но даже не поморщился, – «ТАК обработать ТАКУЮ сталь…». Как Ковбой тогда сумел отбрехаться (и сумел ли вообще), он, тоже весьма обалдевший от таких новостей, не помнил. Но сразу же забрал данное изделие к себе домой и, упаковав его потщательней, на всякий случай отправил в Гавану, так сказать, – «От греха подальше!». Чертежи оставил – они ни у кого охренения не вызвали… кстати, на основе этих чертежей было уже оформлено несколько патентов – на отдельные узлы!   
Вокруг других пулеметов такого ажиотажа не было, и Билли понял, наконец-то – почему Эрк взял у своего таинственного поставщика именно их. Капитан привез тогда девять MG34, да ещё три чешских ручника ZB30. Ковбой, по всем расчетам которого выходило, что запускать в производство надо как раз MG42, решил утереть ему нос. Подняв на ноги всех своих московских друзей-приятелей-знакомых и не поспав ночь перед отбытием, он притащил-таки к утру вот этот самый пулемёт! Эрк тогда, пожав плечами, спросил: «Ты всё же хочешь полезть в окопы и лично, сам, пострелять?». А, после длинной и эмоциональной лекции Билли на тему: «Образец военного времени гораздо проще в изготовлении, и потому…», ещё раз пожал плечами и, с улыбкой, произнёс фразу, смысл которой полностью и до конца стал ясен Ковбою только после слов Нильса Ольсена, инженера-оружейника…
«Вообще-то, я считаю, что Вернер Грюнер и Курт Хорн, – сказал он тогда, – были гениями…». Гениальность этих немецких конструкторов, как и причина того, почему Капитан остановился не на их изделии (несмотря на его простоту), а на предыдущих моделях (несмотря на их металлоёмкость и более сложную конструкцию), состояла, как понял Билли, в следующем – «упрощённый образец военного времени», по отношению к остальным тогдашним образцам, был … следующего поколения. И, кстати, с весьма небольшой модификацией, в ТОМ мире – всё ещё состоял на вооружении! «Да уж…», – думал он, заколачивая ящик с MG42 и хороня, таким образом, свою идею, – «…иначе как гениями их – не назовешь»…   

16.03.1898 ...Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (утро)

Капитан, Паладин и Миледи только что проснулись и пили утренний кофе в гостиной, когда туда зашли Хорджес и О’Лири. Джеймс, с торжественным выражением на лице, застыл у двери. Патрик сразу же, печатая шаг, подошел к Эрку.
– Мистер Гауптманн, сэр! – громко отчеканил он, став по стойке «смирно».
– Слушаю вас, О’Лири... – решил поддержать неожиданный официоз тот.
– Солдаты построены, сэр! – Патрик вытянулся ещё больше, хотя, казалось, куда дальше-то... – Майор Джеймс Хорджес приглашает вас присутствовать, сэр!
«Интересно, что бы это всё могло значить?.. – думал Капитан, вставая и, вместе с остальными направляясь к выходу. – ...Что придумал этот хитрый старик Хорджес?.. И почему меня ну никак не оставляет ощущение, что мы опять во что-то вляпываемся... Точнее, уже вляпались... Прямо сейчас...».
Зрелище, открывшееся перед ним с веранды, заслуживало быть увиденным. Вот, только, скорее, с киноэкрана... «Да-а... Это уж точно не «Унесённые Ветром»... – решил он. – Это больше похоже на «Север – Юг»... Или что-то ещё в этом роде... Билли бы оценил... и привел примеры».
Перед парадной лестницей, лицом к ней, застыли ровные и чёткие ряды солдат. С оружием и снаряжением. На правом фланге каждого взвода отдельно – второй лейтенант и взводный сержант. Перед строем – короткая шеренга. Офицеры...  два первых лейтенанта и капитан. Рядом с нижней ступенью лестницы – ещё одна... Эти – все старые, уже седые. Четыре офицера, три сержанта. Один из сержантов сжимает в руках закрытое чехлом древко.
Блестят в лучах восходящего солнца звёздочки и шевроны молодых. Ярко сияют новёхонькие серебряные кокарды. В полной форме. В серой форме Юга.
Некоторая анахроничность в ситуации всё же чувствовалась. Придавало её этому строю – оружие. На плече каждый солдат держал «маузер» Kar.98 с диоптрическим прицелом. Тоже «маузер», но уже С96, в деревянной кобуре-прикладе – висел на бедре у офицера, сержанта или... пулемётчика. На левом фланге каждого из четырех взводов стоял пулемётный расчёт. У первого номера – MG34... Станок – у второго... Третий и четвёртый номера – короба с лентами. Сюрреалистическая картина.
Хорджес спустился с лестницы и замер. О’Лири, шедший до того на шаг позади и немного сбоку, как адъютант, четко козырнул ему и побежал куда-то вправо. «Ах, вот оно что...» – Эрк заметил там, куда направился Патрик, ещё один небольшой плотный строй. Ирландцы. Тридцать пять человек, с командиром, уже занявшим своё место на правом фланге – тридцать шесть. Внешне, от прочих они отличались только головными уборами – кепи, вместо стетсонов и... выражением лиц. Это отличие сразу бросалось в глаза. «У О’Лири и всех его ребят на лицах – каменное спокойствие. Фирменный знак «Диких Гусей», – продолжил свою мысль Капитан. – «У остальных... торжество. Нет. ПРЕДВКУШЕНИЕ ТОРЖЕСТВА. Что же ты задумал, майор?».   
– Мистер Гауптманн, что... Ох! – раздалось за спиной. Мадам Дебре – он узнал её по голосу и не стал оборачиваться. Это было, по здешним правилам, крайне невежливо но... было бы гораздо хуже пропустить что-либо из происходящего внизу!
Внизу, тем временем, Джеймс Хорджес, приняв рапорт у капитана Хартмана, чьи рыжие усы при этом воинственно топорщились, медленно прошел вдоль всего строя. Он не говорил ни слова, только вглядывался в лица. Потом отошел к шеренге стариков. Тоже прошелся взглядом. Развернулся к лестнице, поднял голову и...
– Разрешите начать церемонию вручения Знамени, мистер Гауптманн! – голос его звучал чётко и звонко. Куда и делся хриплый кашель...
Тот только кивнул, уже прекрасно понимая, во что именно они вляпались... и что не вляпаться, в этом случае, было невозможно. Даже если бы нашелся способ... Он, сам бывший солдат бывшей страны, не позволил бы от ЭТОГО отвертеться...

16.03.1898 ...там же... (вечер)

– ...и что же нам теперь со всем этим прикажете делать!!! – Миледи, раздраженно расхаживая по штабному залу, не очень-то стеснялась. В выражениях. Изредка она бросала короткий взгляд на флаг, в развёрнутом виде занимавший участок стены между двумя окнами. Синий андреевский крест с белой окантовкой на красном полотнище. От обычного знамени Конфедерации его отличало только отсутствие звёзд... «Звёзды на флаге обозначали наши штаты, – пояснил им это геральдическое изменение майор Хорджес. – Штатов у нас больше нет».
– А что, обязательно надо с этим что-то делать? – Тигра откровенно не понимал ситуации. – Если ребята хотят поиграть в реконструкцию...
– Ты не Боцман, ты – Кацман!!! – взорвалась Сова. – Хоть раз в жизни подумай головой, а не тем, чем ты обычно думаешь!!! Это МЫ здесь – ИГРАЕМ!!! А эти, как ты сказал, «ребята» – ЖИВУТ!!! Для них ЭТО, – она махнула рукой в сторону флага, – НЕ ИГРА!!! ОНИ ВСЕРЬЁЗ!!!
– Понял я... понял...– успокаивающе забормотал Тигра и так, на всякий случай, перебрался в самый дальний от неё угол комнаты.
–  Кричать-то зачем... – Валькирии тоже было несколько не  по себе, но держалась она не в пример спокойнее. – От крика лучше не станет...
– Станет. Миледи. Сбросит, сейчас, напряг и снова станет рассуждать логически... – пояснил Капитан, крутя в руках набитую, но незажженную трубку. – Тебя с нами не было... на этой самой церемонии... – он махнул рукой и всё-таки прикурил. – Ей это по мозгам стукнуло больше, чем нам с Паладином, вместе взятым. 
– На самом деле это, наверное, я виновата... – вздохнула Лейт. – Это же я их всех в Мексике завербовала... В том числе и майора Хорджеса...
– А-а... да ты-то тут при чём... – снова махнул рукой Эрк. – Ты-то откуда могла знать... Старина Джеймс поимел нас всех... Ненавижу «Цивилизацию»!
– Какую цивилизацию?
– Мейеровскую...
– Что ты имеешь в виду?
– Понимаешь ли, Лейт... моя сестрёнка кое в чём абсолютно права... – он глубоко затянулся и, немного помолчав, продолжил. – Мы все приехали сюда... ИГРАТЬ... Правда, в разные игры. Ты, например, приехала играть в «Лару Крофт»... – Валькирия с удивлением посмотрела на него. – Да знаю я, что на своём компе играешь ты только в тетрис... Просто так мне проще будет объяснить. Авантюрно-приключенческий квест с поисками клада... Хорошо сыграла, браво! Мои поздравления. Наша молодёжь... – Эрк кивнул на скромно сидевших у стены Викинга с Готом и на Айсберга с Эйли, уютно устроившихся рядом на диванчике. – Ребята захотели поиграть в «КонтрСтрайк»... вот и поиграли... Наигрались... так, что дальше некуда... 
– И ты – тоже?..
– А я что – лучше других? – Капитан ехидно ухмыльнулся. – И я... и Киборг... и Сова... и остальные – тоже... Невиновных нет, не было, не будет и не бывает... Мы здесь все, в принципе, одинаковы – как патроны... по конструкции... Только калибр у нас немного разный...
– Так в какие же игры играешь ТЫ? Это я так, для справки...
– Я здесь... играл в «Джаггед Альянс»... второй... И мне это нравилось... А теперь мне предложили... Сида, блин, Мейера с его, блин, «Цивилизацией». Вернее, сейчас предложат... Сейчас встанет Паладин – и предложит...
– Что предложит?!
– Сейчас узнаешь... а вот он уже и встаёт...
– Стоп!!! Тайм-аут, блин!!! – Киборг действительно встал. – Предлагаю всем вам сейчас же прекратить весь этот бессмысленный ор и заняться делом. К тебе, милая, – он повернулся к Сове, – это тоже относится...
– И каким же именно делом, МОЙ МИЛЫЙ, – Миледи не замолчала, но тон всё-таки слегка снизила, хотя сарказма в её голосе прибавилось, – ты предложишь нам заняться... в связи с произошедшим событием?
– А я не вижу в произошедшим событии ничего особенно страшного... – сарказм на Паладина не действовал. – Просто раньше мы играли в «Джаггед Альянс», а теперь – будем играть в «Цивилизацию»...
Капитан покосился на слегка обалдевшую Валькирию, кивнул, грустно вздохнул и глубоко затянулся. То, что он угадал слова Киборга почти дословно, никакой радости ему не принесло...
– В конце-то концов, – тем временем продолжал тот, – что вы все так зациклились на этом знамени-то? Я говорил с майором. Он ни разу не фанатик. Просто ему, и его ребятам тоже, нужен новый дом, – Паладин начал расхаживать по комнате. Все следили за ним. Все, кроме Эрка. Тот и так знал продолжение. – В Мексике их уже окончательно достали! Ну и что? Какая у нас была задача, а? Дать, блин, юсовцам хорошенько по морде и попутно, если получится, не дать им захватить Кубу... всё! Майор и его ребята что, будут нам в этом мешать? Да ни разу! С точностью до наоборот! Они, учитывая их взгляд на янки, в решении данной задачи нам всецело поспособствуют. Или вы зациклились на слове «Конфедерация»? А чем вам оно не нравится? Конфедерация-то может быть какой угодно... например, Карибской. А что, хорошее получается название для новой страны – «Карибская Конфедерация». А если, при создании этой страны, бывшие ЮЖНЫЕ конфедераты дружно в неё переселятся... Не вижу проблемы! В этом случае, – он приостановился, сделал глоток «Мачете» из стакана и продолжил, – вместо Кубы – полуколонии Штатов, появится Куба – заноза в юсовской заднице! На полсотни лет раньше, чем в реале... Потому что, если ЭТИ до сих пор не простили, то...  они уже НИКОГДА не простят! Добыть им землю для поселения... Фигня делов! Да на острове столько плантаций Картеля, что и им по уши хватит... и ещё кому-нибудь останется. А ЭТИ, если получат собственность Картеля – обратно не отдадут! НИ! ЗА! ЧТО! Так вот, леди и джентльмены, предлагаю нам всем сейчас прекратить срач на вечные темы русской интеллигенции... «Что делать?» и «Кто виноват?» и вместе, дружно, начать разработку концепции... нового государства. Таким вот образом… Всё. Точка. Я закончил.
– Ну, ни хрена ж себе... – только и смогла сказать Лейт. 

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

*Франциско (Панчо) Вилья и Эмилиано Сапата – руководители революции начала ХХ века в Мексике. Для её подавления пришлось «приглашать» американские войска…
**… см. примечания к главе 2.

0

10

Глава 8, ночная… и тоже – достаточно неожиданная…

«В синем зеркале ночи, в проклятье весны,
За негаснущим маревом лет…» 

16.03.1898 …Куба, к востоку от Гаваны, гасиенда «Puerto Reservado»... (ночь)

Ночь была тихой, тёмной и звёздной. Тишину её нарушали только шелест ветвей под лёгким ветерком да ещё еле различимые, приглушенные прочными ставнями, звуки жаркого спора. Сами голоса, доносящиеся от южного крыла дома, были ещё более-менее различимы, но слова разобрать было невозможно. Темноту же рассеивал только еле заметный огонёк на «Капитанском мостике». Эрку надоело в штабе дышать чужим сигарным и сигаретным дымом, и он вышел наружу – подышать своим, трубочным. А ещё –  хорошенько, в спокойной обстановке, всё обдумать…

«Да уж… такого денька у нас уже недели две не было», – рассортировывал он, по давней привычке, все события за день. – «Сначала – шоу Джеймса Хорджеса… Браво, майор! Брависсимо! Давно меня не заставали НАСТОЛЬКО врасплох… и, что самое главное – ничего я тебе за это не сделаю! Нет никакого желания. И смысла тоже нет. Никакого. Так что сказал Паладин – абсолютную истину... и играем мы теперь совсем в другую Игру. По совсем другим правилам. «Джаггед Альянс» – фтопку! Сид Мейер – рулит! «Цивилизация» – форева! ТЕРПЕТЬ НЕНАВИЖУ!!!»… – Капитан раздраженно затянулся, окутался клубами дыма, и… улыбка озарила его лицо. – «Стоп! А кто сказал, что мы все должны теперь играть в одну ту же Игру?! А вот вам – и ни фига!!! Пусть в «Цивилизацию» играют те, кому она нравится! Киборг, например. И ещё пару человек найдётся, а мы, тем временем… вот именно! К тому же, возвращаясь к сегодняшнему дню…». – Тут улыбка несколько поблекла…
«Сцена вторая – те же и мадам Луиза Дебре. Концепцию «отложенной мести», она, конечно, осознала и приняла…». – Он глянул на погасшую трубку и выбил её о парапет. – «Блин, да под присмотром Миледи – неподготовленный к общению с ней человек примет ЛЮБУЮ, логически непротиворечивую, концепцию. А пообщается с ней чуть подольше – то и о логике, на фиг, забудет! Но, судя по всему, у мадам Луизы имеется врожденный иммунитет. По крайней мере, с логикой у неё – всё в порядке. Она у мадам – железная! Так что утренняя сцена, хотя и подействовала на неё не меньше, чем на нас, но привела не к обалдению, а к вполне определенным выводам. Причём – к совершенно правильным!». – Капитан сделал глоток «Мачете» из здоровенной кружки, прихваченной с собой, и решил что, взяв именно её – был совершенно прав! После всех сегодняшних событий – стакана было бы маловато…
«А выводы, явно, были следующие», – вернулся он к отложенной мысли, – «что мы – готовимся к войне! И потому, единственный вопрос, который задала мадам Дебре, был, – «Когда?!». Ответ – «Вот, как только – так сразу!»,  – Луизу не удовлетворил… пришлось давать ей полный расклад ситуации… включая предварительный анализ и выводы Паладина. Расклад и анализ её впечатлили… а вот выводы – нет!». – Эрк тихо засмеялся, вспомнив, какое ошарашенное лицо было у Киборга, когда Луиза Дебре, на основе – своего (ха!) знания «местных реалий», стала стирать его выводы в порошок. – «Вот тут-то Паладин и «поймал У»… в смысле – достиг полного просветления… а то – «Для чего они нам нужны?!». Нужны, как выяснилось! Так что мадам Дебре, в данный момент, совершенно логично и оправданно участвует в общем обсуждении концепции. Киборг её – САМ – в штаб пригласил. Все его прошлые сомнения относительно пункта второго – «полностью доверять» – куда-то девались…».
Капитан решил, что стоило бы ещё покурить и начал заново набивать трубку. Над морем пронёсся падающий метеор, но он не стал загадывать никакого желания. Просто продолжал размышлять. – «Пункт третий сегодняшней программы. Валькирия, которая вместе с Эспадой ещё до рассвета уехала встречать «Пенсильванию» из Веракруса… и то, что на этом корабле прибыло. Точнее – кто. Следующая партия бойцов. Почти сотня человек и, как сказал их старший… как его там… а, точно –  лейтенант Бишоп, – «Было бы больше, но больше мест – не было!». Парень – кавалерист... и – с боевым опытом! Да ещё кое-кто из бывших сослуживцев приехал вместе с ним. Мексиканская кавалерия это, если моя память мне ни с кем не изменяет, в основном – драгуны… неплохо. Вот драгун мы ему формировать и поручим… стоит, в дополнение к уже имеющимся у нас кабальерос дона Родриго, завести ещё и регулярную кавалерию…».
Эрк крутанул колёсико своей любимой зажигалки, сделанной из гильзы от ДШК, и немного полюбовался синеватым пламенем. Потом он прикурил. – «Да, зажигалка на спирту это, конечно, извращение, но… местные фантазии на тему бензина – изврат ещё больший! И, раз уж начал… о благородном доне Родриго де Кордова. Он же – Эспада и он же… м-м-да-а… Парень явно – с чувством юмора. И явно – совсем без крыши! Ибо, имея несорванную крышу и не имея чувства юмора – причём должны выполняться оба эти условия – с Лейт долго общаться (во всех смыслах!) – невозможно! Ну, а раз крыши у него, как, судя по всему и у его кабальерос – нет, то тогда…», – Капитан улыбнулся. Чувство юмора у него было. Специфическое. Вопрос о наличии крыши… оставался всё ещё открытым. По крайней мере, с Валькирией он… общался, – «…стоило бы показать ему пару фантазий на тему импровизированных гранат – из окопных примочек времён Первой Мировой… А то одни только сабли да «маузеры» – несолидно… И будут у нас тогда – конные гренадёры! Хотя, лично я не хотел бы стоять на пути Эспады, когда у него – сабля. А особенно когда – две! По одной в каждой руке…». 
То, что творил Родриго с клинками, произвело на Эрка, в своё время очень сильно увлекшегося историческим фехтованием (правда, отдававшего предпочтение топору и цепному моргенштерну), неизгладимое впечатление. Тот, кто хоть раз видел это – сразу понимал – за что именно Эспада получил своё прозвище. И титул (почётный, хотя и неофициальный) «Первого Клинка Юкатана». Интересно, а почему – только Юкатана?! Или просто, он пока не успел – заработать другие титулы?
«Так, кто у нас там сегодня приехал… драгуны Бишопа – это раз. Где-то с десяток мексиканцев – к Эспаде – это два. Почти два десятка артиллеристов… ну, этих – стоит отдать в отряд к Дугласу, а то у него пушкарей сейчас – всего девять из девятнадцати. Остальные, как и говорил Патрик, просто пехота, но действительно – все сержанты и капралы. Гоняют «зуавов» так, что смотреть приятно – в хвост и в гриву… если хвоста нет… или оборвался – приделывают. А потом – гоняют. Дальше, кто там ещё был в сегодняшней «поставке»… остальные… да, тоже пехотинцы. Всех – к Хартману. И вот ещё что… по поводу пулемётов…». – Трубка почти погасла и он начал затягиваться почаще. – «Хватит «легионерам»… вот, блин, и кличка к ирландцам прилипла. Правда, вроде, не возражают – кажется кое-кто там действительно служил в Легионе… Райан, Фланаган и О’Коннор, так те – точно служили. Словечки у них проскальзывают весьма характерные. Ага, о чём это я, а то опять отвлёкся…».
Капитан сделал ещё один глоток из кружки, там оставалось ещё достаточно… не меньше четверти. – «Пулемёты у Патрика и его ребят – забрать на фиг! Нечего охране с тяжелым оружием шляться. MG – отдать в пехоту. Пусть там будет по два на взвод… а может просто – создать отдельную пулемётную команду? Ладно – будет пока так. Вот начнём воевать – тогда посмотрим. Ручники… а вооружим мы ими – драгун! Всё, какая ни есть, а – огневая поддержка. А «легионерам»… чёрт, прицепилось… мы дадим, что б не очень-то обижались… «форматы»! Благо, что их у нас есть. Последние дней десять Тигра пахал, как проклятый. И все механики – тоже. И Викинг с Готом… Чёрт, а я и не знал, что один – токарь, а другой – сварщик! И, по словам Боцмана – весьма и весьма даже неплохие, хотя опыта, конечно, у них маловато…».

Эрк попытался посчитать, сколько АК-«форматов» уже готово, но вспомнил – о добытом «хомячками» оружии он с Тигрой так вечером и не переговорил (было как-то не до того) и понял, что с расчетами на сегодня – хватит! Все вопросы по организации, перевооружению и по оружию вообще лучше будет рассмотреть завтра – на свежую и трезвую голову. Ну, а пока будет неплохо… просто посидеть в тишине и посмотреть на звёзды. Просто отдохнуть и не думать больше о делах. Да и в конце то концов, если всё время думать только о делах – можно же с ума сойти!

16.03.1898 …Куба, к юго-западу от Матансаса, гасиенда «Casa Verde»*... (ночь)

Серый осторожно выскользнул из-под простыней, бросив мимолётный взгляд на мирно спящую Консуэлу. Очень хотелось курить, а приучить свою нынешнюю подругу к тому, что этим можно заниматься в постели он так и не смог. Она считала – постель предназначена совсем для другого! И не уставала ему это доказывать. Серый ничего не имел против этих её доказательств… но курить – всё равно хотелось.
«А, ну и пофигу… «в чужой монастырь – со своим уставом…». Мне что – так уж тяжело пройти эти несколько метров?», – подумал он, уже стоя на балконе и зажигая спичку о перила. – «Зато малышке будет приятно. А делать приятное такой красотке, даже в мелочах… это, блин – тоже приятно!». Серый прикурил и глубоко, с истинным наслаждением, затянулся. Естественно, что это наслаждение весьма отличалось от того, которое доставила ему Консуэла, но… Не путайте же, блин, теплое – с мягким! Сигара «после» – это святое! А всякие разные некурящие, которые этого не понимают – могут отправляться на экскурсию по широко известному сексуально-пешеходному маршруту! И могут оттуда не возвращаться! Ибо не фиг!
«Да… с малышкой мне, если говорить откровенно – повезло…», – продолжил он свои размышления, выпуская аккуратные кольца дыма, – «…или ей – со мной. Не знаю, как – вообще… не спрашивал, но уж в ТОТ день – точно!»…

08.03.1898 …там же... (день)

Бой длился больше часа… Два десятка охранников и так долго сопротивлялись почти сотне нападающих. А если учесть, что половину из них уложили в первые же минуты… действительно – слишком уж долго! А если учесть ещё и то, сколько врагов они перестреляли за это время… Но вот – выстрелы стихли. Живых защитников – не осталось. Кроме одного – самого хозяина плантации… 
Сейчас на заднем дворе, возле конюшен, высокий седой испанец с завернутыми за спину руками бился в руках двух дюжих мулатов, которые с трудом удерживали его, заставляя смотреть… на то, что сейчас будут делать с его дочерью ещё четверо их приятелей. Остальные повстанцы не захотели в этом участвовать, предпочитая другие, менее изысканные развлечения – выпивку и грабёж…
Кроме непосредственных исполнителей, у намечающегося спектакля были, если не считать старика, и другие зрители. Двое из них смотрели на всё это равнодушным взглядом – и не такое видали! Любой профессионал знает – что именно происходит во взятом штурмом городе после боя! Изредка они презрительно косились на третьего,  во взгляде которого сияла ничем не скрываемая радость…

Ретроспектива... (Герберт Поцульковский)

Герберт Поцульковский считал себя «уродзонным шляхтичем гоноровым» и этого своего мнения отказываться не собирался. Просто – не афишировал. Да и, пся крев, ну, в конце-то концов, перед кем здесь, на Кубе он мог этим похвалиться?! Перед грязными пеонами с плантаций? Быдло, пся крев! Перед такими же, как и он сам, управляющими Картеля? Тоже – быдло! Считающее, что «этот двинутый поляк Херберт Поц» – просто выпендривается… и не обращающее на этот «выпендрёж» никакого внимания. А перед испанцами-аристократами, владельцами собственных гасиенд – не получалось. Они его просто… в упор не видели. Не только не считали дворянином, равным себе – вообще не замечали! Это пренебрежение доводило «уродзонного шляхтича гонорового» до самого настоящего, хотя и тщательно скрываемого им, бешенства… 
Особенную ненависть у Герберта Поцульковского вызывал Антонио де Сегура,  владелец соседнего поместья. А ещё большую (если это вообще возможно) – его дочь и наследница, Консуэла. Её муж, испанский лейтенант, всего через месяц после свадьбы получил пулю в грудь в стычке с повстанцами…
Ещё через полгода – «уродзонный шляхтич» посватался к молодой вдове… такого громкого, искреннего и веселого женского смеха на гасиенде «Casa Verde» не слышали очень давно… Сам дон Антонио, крепкий, сухощавый старик, гордившийся длинным перечнем своих благородных предков (особенно тем, что одного из них, его тоже звали Антонио, ранил когда-то шпагой, в поединке – сам Мигель де Сервантес Сааведра!), обрадованный тем, что его дочь наконец-то развеселилась, даже не приказал выпороть наглеца. Просто вывел из дома и, на верхней ступени лестницы – дал хорошего пинка! Лестница была высокая. Именно поэтому, когда из главной конторы Картеля поступило указание – «Начать расчистку!», Герберт точно знал – с кого её начнет! И даже решил сам, с парой телохранителей, поучаствовать в операции…

08.03.1898 …Куба, к юго-западу от Матансаса, гасиенда «Casa Verde»*... (день)

Теперь он торжествовал! Вот сейчас, через несколько минут, эта гордячка получит то, чего заслуживает! Будет знать, пся крев, как смеяться над «уродзонным шляхтичем гоноровым»! И её папаша – тоже! Вот сейчас…
– Билеты продаются на месте или – надо было заказывать? – спокойный, немного хрипловатый голос, говорящий по-испански с небольшим акцентом…
Этот достаточно странный вопрос вдруг неожиданно раздался сзади, за спиной у Поцульковского и его охраны. Все трое обернулись. Телохранители – настороженно, держа руки поближе к револьверам. Герберт – удивлённо…
В распахнутых воротах одной из конюшен стоял, плотный, чуть выше среднего роста, человек, с коротко стриженными тёмно-русыми волосами, одетый в странную пятнистую одежду с множеством карманов. В руках он держал – не менее странное оружие – карабин какой-то неизвестной системы с коротким ребристым стволом, двумя рукоятками и непонятным большим чёрным диском снизу.
Поцульковский хотел уже, было, задать ему вопрос – «Кто ты, пся крев, такой и что здесь делаешь?!». Или просто – приказать охране пристрелить его, чтоб не шлялся, где не надо. Но, не успел – незнакомец заговорил снова …
– А впрочем – без разницы… Потому что я – цензор! И у меня на все подобные мероприятия – абонемент! С правом редактуры сценария!!!
Последнее, что «уродзонный шляхтич гоноровый» Герберт Пацульковский и его телохранители увидели в этой жизни – вырвавшийся из ствола оружия «цензора» факел пламени. Характерный грохот «томпсона» – уже не услышали…
Успели его услышать остальные активные участники спектакля. Правда – сделать ничего не успели. Тем, кто толпился вокруг уже растянутой между четырьмя забитыми в землю колышками молодой женщины – хватило одной длинной очереди, а держащим за руки старика – двух коротких, на два-три патрона каждая…

  16.03.1898 …там же... (ночь)

«Правда, мне тогда – тоже повезло! Первый раз – в жизни, а не в кино, увидел, как регулярная, блин, армия – приходит на помощь в самый последний момент!», – Серый усмехнулся и ещё раз запустил серию аккуратных дымных колечек. – «Как там Капитан говорил по этому поводу… точно, вот – «Подмога – никогда не приходит вовремя! А если вдруг и придет, то – к противнику!»… одна из версий «закона подлости для военных». И, для большинства случаев он – абсолютно прав! А тогда…».   
«Наверное, в тот день этот закон тоже сработал, но – для той стороны! Тем самым «противником» – оказались мы втроём, ну а «подмогой к противнику» – две с лишним сотни испанских кавалеристов. А местным «духам» – не повезло». – В этот раз кольцо получилось большим, и он продул через него струю дыма. – «Как тебе, Кобчик, такой вот вариант… для пояснения – сойдет?». – Кобчик не ответил. – «Видно, действительно погиб тогда там, в скалах… жаль, прикольный был пацан…».

Ретроспектива... (Сергей Рябчиков)

Даже в ролевой среде, избравшей своим девизом: «Шизофрения – это почётно!», или, как вариант: «Я шизофреник – и тем горжусь!» (при этом «старики», вполголоса, добавляли: «...но параноики живут дольше...»), он выделялся. Обе его, если можно так сказать, «базовые личности» были слишком самостоятельны. Причём отношения их напоминали совместную жизнь опытного, практичного, но... ленивого старшего брата-спецназовца в одной комнате с младшим – гиперактивным тинэйджером со всеми сопутствующими этому возрасту комплексами и заморочками. Но… они друг с другом, на удивление – прекрасно уживались…

Когда Серёгу, так и не поступившего в Институт Физкультуры (исключительно из-за собственной лени), призвали в армию, то он не сильно-то и огорчился. Он был везунчиком, да к тому же – военком клятвенно обещал ему спортроту. Не повезло. В основном – с годом призыва. 1990-м… «Меченый» сдавал одного союзника и сателлита за другим и сдал уже почти всех. Да уже и сам Советский Союз, раздираемый в клочья местными «царьками», которым надоели невнятные звания «секретарей» (первых, по идеологии и так далее)… им захотелось теперь побыть «президентами», «премьерами» и различными «…баши» – трещал уже почти по всем республиканским, да и не только по республиканским, границам. Национальные окраины полыхали – за все истинные и придуманные «обиды» соседи, раньше делившие друг с другом последний кусок хлеба, теперь – резали друг друга. Точнее, уже враг – врага…
И «подающий надежды» пятиборец вместо ожидаемой им спортроты или чего-то похожего, угодил прямиком в один из слепленных тогда «на скорую руку» Батальонов Особого Назначения, в чью задачу входило – латать «прорехи» и гасить «пожары». Чистку требовалось проделать не «внизу», а «наверху», но… «Арбатские Генералы» этого не понимали… и не желали! Они-то тоже были – «наверху». Лезть на ножи и под пули приходилось другим… в том числе и – сержанту Сергею Рябчикову, получившему два вполне логичных боевых прозвища – «Серый» и «Рябчик». Первое – приросло к нему намертво. Второе, как раз в те дни, когда из Москвы на весь мир транслировали трагикомедию под странным названием  – «ГКЧП» (батальон гонял «духов» по горам и узнал о ней, когда трансляция – уже закончилась), после одного случая, который произошел тогда, в этих вот самых горах – поменялось…   
Соорудив с ребятами хитрую «тарзанку» он – «прямо с неба» (на самом деле – с нависающей скалы) свалился в лагерь не ожидавших такого трюка боевиков с ПКМом наперевес. «Духи» тогда до смерти (в прямом смысле) изумились. А комбат (которому, конечно, никто и ничего о подготовке такого «циркового номера» не сообщил, но сам этот полёт видевший) при всех офицерах и сержантах сказал ему – «Ну, «Рябчик» – ты прям, как кобчик спикировал!». С тех пор «Рябчик» сменилось на «Кобчик». А майор, вызвав его потом к себе, наедине, предупредил, – «Ещё один такой цирк – я тебя, блин, птиц боевой – сам на фиг пришибу!!!». Серёга «батю» уважал и «цирковых номеров» больше не откалывал. Да и случая для этого не представилось…

За время службы, сначала – в Советской Армии, ну а после трагикомедий: «ГКЧП» и «Борька на танке» – в Москве, «Сообразим на троих» – в Беловежской Пуще и «Парад Суверенитетов» – везде, хрен поймёшь – в какой, он научился многому и насмотрелся всякого. А ещё – стал наркоманом… адреналиновым. Жить без риска он уже не мог. А крови – не боялся. Ни своей, ни чужой. Ну – течёт… ну – красная… Ну и что? С такими данными ему была прямая дорога – в наёмники… или в добровольцы. К тому же на просторах бывшего Союза, да и поблизости – тоже, воевали теперь много, часто, да ещё и по разным, не всегда ему понятным поводам, так что – выбор у него был. Четыре пулевых ранения Серёгу от «рискомании» не излечили…
Отлеживался… оклемывался… благо, заживало – как на собаке. И опять – вперед за… а за чем попало. Про ордена речи не было. Про деньги… особой роли они для него не играли. Есть – классно! Нет – ну и фиг с ним! Еды пока хватает, «комок» без дыр, патроны выдали – живём, братва! «Серого», профессионала, плюющего как на свою, так и на чужую жизнь, знали все, кто имел к этой «работе» хоть какое-то отношение. Наниматели его ценили, сослуживцы вроде тоже… но при этом – старались держаться подальше. У него появился ещё один псевдоним, для работы за границей – «Грэй»**. «Кобчик» же – давно вышел из употребления. А после пятого ранения – десяток мелких осколков и лёгкая контузия – вдруг появился снова…

Чёртова мина уложила его тогда в койку надолго... Приехав, домой, долечиваться, он вдруг понял – надоело! Ну, просто, надоело – и всё! Финиш! Достало! Деньги были, заработанное он, при своём образе жизни, почти не тратил – накопились… только как же теперь – без адреналина-то? Вот тут на первый план и вышел… уже давно знакомый «внутренний голос», обычно дававший только ехидные комментарии к его действиям. И вдруг – вылез. Назвался, блин, «Кобчиком» и… отправил «Серого» на отдых! Да ещё при этом – нашел заменитель такого желанного «боевого экстаза»! Нашел там и среди тех, где и у кого сам Серый не то, что не стал бы внимательно искать – даже пробовать! Среди, блин, ролевиков?! На Играх?! Оборжаться можно…
Кобчик, тинэйджер хренов, играть – умел. Нет, не так. Он умел – Играть! «Входил в роль» и растворялся в персонаже полностью. Делал то, что среди ролевиков считается «высшим пилотажем»… В ИГРЕ – ЖИЛ!!! И не понимал, как это  можно – иначе. Даже научился, и неплохо, играть на гитаре… готовясь к роли менестреля! В Игре для него всё было – «по-настоящему»… и взмах деревянного меча – давал ему такую же порцию столь необходимого им обоим адреналина, как Серому – свист пролетевшей пули! Для Серого это казалось полным бредом! Но, это же, блин – работало… и неплохо! И вот, поняв, что теперь всё будет в порядке – он получит то, что нужно ему, Серый… «пошел спать». И «просыпался», «присмотреть за «братишкой» – не очень часто. Тот неплохо справлялся и в обычной жизни. Там он тоже – ИГРАЛ…

Последний раз, после которого он больше уже ни разу опять не «засыпал», Серого «растолкал»… Кобчик. Который, вдруг, понял… ЭТО – НЕ ИГРА!!! ЭТО – ВСЕРЬЁЗ!!! Там, у моря, в безымянных развалинах… Серый – делал, что умел. А умел он – многое. Матом и пинками приведя в чувство и отослав на хрен молодёжь, сам – остался. В скалах, среди валунов, кустов и корявых деревьев, он продержался почти до вечера. Достать его сумели – только когда уже совсем закончились гранаты и уже почти совсем закончились патроны. Просто обошли… и забросали динамитными шашками. Всё, что он помнил из конца боя – яркую вспышку, ощущение полёта и… тихий, так и хочется сказать – предсмертный, стон Кобчика в голове…

22.02.1898 ... Куба, побережье к западу от Матансаса, у подножия скал... (утро)

Гриф прицелился и клюнул труп. Покойник лежал очень неудобно – лицом вниз, поэтому до самого вкусного – не доберешься! Да ещё надо сначала разодрать эту лишнюю, несъедобную шкуру, которая у двуногов мешает сразу приступить к еде. А, у этого, конкретного, она была особенно прочной… сволочь он! И ты – тоже! Гриф посмотрел немного в сторону, где на другом трупе, обнаруженном раньше – ещё вчера, сидел другой гриф – гораздо крупнее и сильнее его… ага, вот именно. В жизни всегда так – кто крупнее и сильнее, у того – лучшие трупы! Не с такой прочной лишней шкурой… и лежит удобнее. Гриф поймал себя на философских размышлениях и, чтобы побыстрее избавиться от этакой пакости – клюнул ещё раз…
– Вот хреновина какая… ещё и сдохнуть не успел, а меня уже клюют... – хрипло, как бы через силу, сказал труп.
Стоп! Трупы – не говорят! А этот – ещё и ПОШЕВЕЛИЛСЯ!!! На всякий случай гриф отпрыгнул в сторону и перелетел на крупный камень…

Оживать – мучительно. Если вы не мазохист – лучше и не пытайтесь! Ну, а если у вас нет другого выхода, то… лучше бы вам быть мазохистом! Серый – мазохистом не был. Но когда вас так нагло, и при этом – заживо, жрут…     
«Интересно, а с какого хрена я ещё живой? Так – не бывает! Только у Кобчика, на игрушках, в этом, как там его, «мертвятнике» – «покойнички» пьют чай и травят друг другу анекдоты. В жизни – всё по другому! В жизни – если рядом с тобой рванул заряд динамита и – к бениной маме схреначил тебя со скалы вниз… то, если ты не подох от самого взрыва – внизу тебя будут поджидать твёрдые камушки, специально для того и созданные, чтоб тех, кто со всей дури на них падает – превращать в кровавый студень. Чтоб стервятникам, блин – было удобнее! И – никакого «мертвятника»! Эй, слышишь, Кобчик – НЕТУ ЕГО!!! Молчит. Обиделся, наверное…».
Он попытался приподняться… но руки – не удержали и тело просто упало на бок. Так песок не лез в рот, но зато… солнце – било – прямо – в – глаза! Даже через плотно сомкнутые веки – это ощущалось…

22.02.1898 …там же… (немного позже)

Может – так и не бывает, но… ОН БЫЛ ЖИВ!!! И даже – с целыми костями! И даже – почти что без ран! Нет, он всё же – был-таки везунчиком! «Кому суждено быть повешенным…», – мелькнула у Серого мысль, но – была мгновенно унесена потоком  ярких впечатлений от – ВТОРОГО РОЖДЕНИЯ!!! Это было… нет, слов для описания ЭТОГО – человечество ещё придумать не смогло!!!

«Так, блин, как говорит Эрк, – «Хватит Патетики – Начинаем Инвентаризацию!». Что там у нас в наличии… тело, одна штука – почти целое, относительно здоровое – ОЙ!!! – точно, что «относительно», не меньше недели отлёживаться. На теле… ага, что там у нас на теле – «нордберг»*** – ну, на приём в нём нельзя... а вот жить в нём – можно. По карманам… две сигары, точнее – пять обломков. Нет, курить я пока не буду! Фляга… и даже с чем-то… ОГО! Будет, чем дырки промыть… да и внутрь – тоже… но потом. Спички… горят. Остальное… всякий хлам. Для выживания – бесполезно! Стоп, а это – что? Ты гляди… таки – «Золинген»… и не выпал… и уцелел. Капитану, за его прощальный подарок, при встрече – персональный «квак»! Нет, вот так – «КВАК»!!! А чем Кобчик тогда отдарился… гранатами, кажется… ну, неважно, Эрк – далеко, а вот кортик – вот он! Что-то я Капитана часто вспоминаю… а почему бы и нет. Мужик он, в принципе, неплохой. На ногах… да… хорошие были ботинки. Были. На поясе… кобура. Пустая… а был – «вальтер»… жаль… ну и хрен с ним! Что ещё… у меня – всё. Интересно, а что там – у соседа… кого-то же рядом – тоже – жрут…». 

Серый, хватаясь за какие-то кусты, – «Колючие, мать их природа!», – с трудом, но поднялся на ноги. – «Может, лучше – ползком? Нет не лучше – уже попробовал, когда до кустиков добирался… а кстати, кустики-то мне жизнь и спасли! Спружинили. Так… земля перестанет вращаться… или голова – кружиться. И побредём…».

22.02.1898 …там же… (ещё чуть позже)

– Ну, здравствуй, Дэйн… Хотя это, по отношению к тебе, теперешнему, и звучит, как самое что ни на есть настоящее издевательство. Никогда не издевался над трупами. Да и не говорил… о чём с ними говорить? Но вот с тобой – общаюсь. А ты – молчишь. Правильно делаешь – нечем тебе оправдываться! Привёл пацанов на смерть… ладно. У пацанов – судьба такая. Погибать в бою. А вот за что – девчонок…
Серый замолчал и глотнул из фляги. Дэйновской. Тоже – уцелела. Раны он уже, с матами, промыл коньяком из своей, но пить его – не стал. Пока – нельзя. А вот в этой, смародёренной – была вода. Тёплая и отдающая металлом, но – вода. И даже, кажется, с лимонным соком! Нуменорец, пока был жив – любил комфорт…
– Линда твоя… ну, с ней понятно. Эта псина – любому глотку перегрызёт… крови напьётся… и пойдёт себе дальше… другую глотку искать. А остальные?! Близняшки… малолетка эта… может и выживут… Линда их увела. Овчарка, блин, при стаде. Но вот Элис… ты видел?! Ей в одном повезло – сразу! Не мучилась. Пуля в висок… и всё. Так, вот что я придумал, Дэйн… Подожди-ка минуточку…
Всё это время, высказывая трупу свои мысли (а на самом деле размышляя вслух), Серый не прекращал заниматься важным и нужным делом – мародёрствовал. Автомат Нуменорца – не нашел… улетел куда-то. Пока добыча, кроме фляги и зажигалки – не впечатлила. Теперь – добрался до рюкзака…
– Слышь, Дэйн, а это – чьё?! Мешок, в смысле?! Не твой – точно! Кто же это у нас был такой запасливый… Консервы – хорошо-то как! Не буду выползать за едой – воду найду, да здесь отлежусь! Не суетись… Сейчас мы, спокойно, не торопясь, спустимся с холма и – возьмём всё… Выгружаем… сортируем… Чёртова кукла!!! Блин, идёшь себе, а из кустов – Дед Мороз на бронепоезде!!! Дэйн – глянь на ЭТО!!!

ЭТО – лежало под консервами, полотенцами и тряпьём. В разобранном виде. А на дне рюкзака – патроны. «Томпсон». Руки Серого привычно соединяли детали в нужном порядке… – «Нет, не «томми-ган» – точно… взводник – сверху… а вот и она, передняя рукоятка. М1921… ствол – тяжелый, конусом… компенсатор… 27й или 28й. Хотя… странный он какой-то… похоже, что… а ну-ка, посмотрим патрончики… маловаты они что-то для 45го… 38е, которые «супер»?.. Точно – они! Ещё лучше! Где ж я вам сейчас 45АйСиПи найду? А вот эти, кажется – уже есть… Очень на это надеюсь! Так, всё, «машинка» готова. Что там у нас с магазинами… Диски… четыре. Рожки… восемь. Все полные. Россыпью… на глаз – сотен шесть. Как бы не остаток… ну, точно! Этот, чей был «томми», взял «штуку» патронов… набил рожки и диски, а остаток – высыпал в мешок! Не знаю, кто ты, но… Спасибо!». – Он встал на ноги и выпрямился. Оружие в руках… да, действительно – придавало сил!

– Знаешь, Дэйн, раньше я думал тебя – так бросить… Птичкам. А теперь – точно похороню! Закопаю, блин, на фиг! Но, на могилу – плюну! И ещё…
«Ага, вот вы где…», – огляделся Серый. Передернул затвор и… над пляжем под скалами гулко прогремели две короткие точные очереди. В воздухе закружились перья. Грифам сегодня ОЧЕНЬ не повезло…

16.03.1898 …Куба, к юго-западу от Матансаса, гасиенда «Casa Verde»*... (ночь)

Серый, погрузившись в воспоминания, просто смотрел в темноту, не замечая, как дымится забытая сигара. Тогда, найдя вытекающий из нагромождения камней ручеёк и, устроив себе логово в гуще зарослей, он оправился от ран. Дней за восемь. Заодно и узнал – кому и почему помешала их команда. Точнее – её лагерь… – «Да… нарочно не придумаешь. Это ж надо было так вляпаться – устроить пикник на контрабандистском причале! Естественно, что местные «мастера беспошлинной торговли» захотели с этим разобраться. А, учитывая их товар и покупателей – просто обязаны были это сделать! Кстати, как раз покупателей они тогда на нас и натравили. Отряд полковника… как же его там звали-то… а, без разницы! Пусть ему в аду икнётся…». 
Отлежавшись, он пробрался в разрушенный посёлок. Теперь в лагере жили новые обитатели – контрабандисты. И повстанцы, отряд которых, хорошенько прореженный им в тот день, уже пополнился прибывшими на корабле добровольцами. Их командир разместился в том самом доме с крышей, где команда, в своё время, устроила склад. В этом доме он и умер. Вместе с парой то ли телохранителей, то ли – особо ближайших соратников. Особого смысла в этом не было, но… очень уж хотелось. Серый видел, как голые трупы тех из команды, кому не повезло, бросали в море – акулам. Собственных покойников повстанцы закопали. И решил, что за действия подчинённых – отвечает их командир. Сработал тихо – кортиком. А сразу после этого – ушел…
За три дня добрался до железнодорожной ветки, но… подумал немного и понял, что в Гаване ему – делать нечего. Возвращаться… в свой мир – не тянуло. Что он там не видел? Денег с собой было немного – те, что забрал у полковника и его людей… но деньги его никогда особо и не интересовали. Вполне хватало… при здешних-то ценах. Тогда Серый, купив предварительно лошадь – пешком надоело, поехал… куда-нибудь. Просто – по стране. От плантации – к плантации. И, в итоге – оказался возле гасиенды «Casa Verde»… в самый интересный момент. Там он и остался… 
«Ладно, хватит воспоминаний… а то – не высплюсь. В конце-то концов, сеньор Серхио ди Грис****… хорошо, блин, хоть не Джеймс Боливар!», – он в очередной раз усмехнулся тому имени, на которое выправил ему документы Антонио де Сигура. – «Короче, этот самый сеньор – «на работе»! Ибо является, кроме всего прочего, ещё и начальником охраны – командиром новонабранной полусотни местных креолов. И, уже на рассвете, должен – гонять этих пацанов по свежепостроенной полосе препятствий… чтоб на людей стали похожи. Так что – спать!».

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

*«Casa Verde» (исп.)… «Зеленый Дом»
**grey (англ.)… серый
***«nordberg» (нем.)… «северная гора» – тип плотной камуфляжной (серо-коричнево-черная) ткани и (на жаргоне) одежда из неё
****gris (исп.)… серый. Джеймс Боливар ди Грис (или, в других переводах – ди Гриз) – главный герой романов Г. Гаррисона из серии «Стальная Крыса».

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Анпилогова » Карибский Шизис