Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Иная сила.

Сообщений 91 страница 98 из 98

91

Фрерин написал(а):

Сдал наконец сессию, в этот раз довольно хорошо, без троек...

Поздравляю!

Фрерин написал(а):

Скоро  вернусь к написанию...

Наконец-то:)

0

92

Фрерин написал(а):

Сдал наконец сессию, в этот раз довольно хорошо, без троек...

http://gardenia.my1.ru/smile/good.gif

0

93

Немножко сыровато, ПМСМ...

***

- Я думаю, он хотел бы умереть именно так, – сказала Тенель. – В море, командуя величайшем из кораблей в истории…
- Да, это достойная смерть для воина, согласился Тардиэль. – Он был превосходным воином, отличным соратником и, думаю, хорошим родичем.
- За его гибель враг заплатит.
- Не веришь, что она случайна?
- Нет, Великие случайно не погибают.
- Кто по-твоему это сделал?
- Не знаю. Наверняка его смерти хотел Квинел, но не представляю, как ему это удалось…
- Как мало осталось из тех, кто с самого начала ввязался в эту авантюру. Я, ты, Уний…
- Ты не прав, мы с Фарденом, да проведут его Боги тропой своей, примкнули позже, когда уже претендент занял Тор-Арендил. Я – по глупости, поверила в те слова, что говорил узурпатор… свобода, счастье… Он… ему некуда деваться было, в случае отказа его же вассалы на мечи бы подняли.
- Он не был Великим? – удивился Традиэль.
- Нет, Фардена потом, по моей просьбе сделали Великим, как раз освободилось место после гибели кого-то из военачальников.
- Вот, вроде был тут рядом, шутил, радовался жизни и все, погиб в бою. Смотришь так и думаешь, что смерть ведь может ждать в любую минуту… Можешь ответить на один вопрос?
- Какой?
- Тот, на который редко отвечают. Что у тебя?
- Начало, – немного задумавшись, ответила Тенель – я храню начало, получила от матери.
- Скрывать нет смысла, сама на Совете все увидишь. У меня Конец, у Теая Середина…
- Хочешь кого-то посвятить? Дождись Совета, все равно придется посвящать, Уний считает, что нас слишком мало. Но, на мой взгляд, не стоит. Я не вижу достойных. Если честно – и среди нас достойных почти нет.
- Нет, я не про это. Нас мало, и вполне может статься, что однажды с кем-то из нас уйдет часть обряда… Та, которой больше ни у кого нет…
- У Ильды и Уния вроде Середина, у Квинела вряд ли что-то есть, младший в роду…
- Смотри, у нас три Середины, одно Начало и один Конец. Опасно. Позволь, я тебе открою свою часть, вдруг со мной что случится…
- Нет! – с ужасом в голосе воскликнула Тенель. – Сказано: Один должен знать одно, и никогда – все!
- А если я погибну?! Если со мной что-нибудь случится? Все, не будет новых Великих? Одни простые чародеи не смогут устоять… Мы уже утратили так императорский обряд, теперь надо сохранить хотя бы этот. Простых чародеев в этом мире не хватит…
- Доверь бумаге.
- Нет, бумага имеет свойство попадать в чужие руки. Прошу, прими, у тебя же будет две части, а не три. Можно открыть кому-то еще, но я не вижу способного хранить тайну…
- Даже твой брат?
- Да. Он, несомненно, завидует мне, я Великий, а он нет… Это может толкнуть на необдуманные поступки. Ильде тоже не стоит что-нибудь рассказывать. Она может не устоять перед искушением найти последнюю часть и начать самой создавать Великих.
- Квинелу, сам понимаешь, лучше ничего не открывать.
- Согласен, остаемся только мы…
- Я приму твою часть обряда, но только если ты примешь мою. Я ведь тоже смертна.
- Приму, хотя мне не хочется этого, – ответил, немного подумав, Тардиэль.

***

Из кустов наконец-то выходит хозяин леса, топчется на месте, что-то вынюхивает, смотрит на меня… Кланяюсь, как подобает, и смотрю в глаза.
«- Здравствуй, владыка лесов. Спасибо тебе, что правил этими землями, но я их наследник рода Дарн, и я пришел взять у тебя твои владения… Да рассудит нас Охотница!*» - говорю ему не разжимая губ. Императоры зверей обычно понимает чужие мысли, но этот не хочет схватки. Громко говорю неподобающие слова, хватаю с земли ветку и кидаю её в хозяина леса. В его глазах вспыхивает ярость. Вызов принят, оскорбление будет смыто моей кровью, или его…
Зверь зверей рычит, идет ко мне, встает на задние лапы. Хватаю рогатину, выставляю её перед собой, упираю ногу. Помоги, Мать Лесов, помоги! Я по праву наследую эту землю, я из рода Дарн, я не проливал кровь прежнего владыки, я не охотился в заповедные дни, не брал у леса больше, чем ты велишь и слугам своим не давал! Яростная, я чист перед тобой, я один, у меня только рогатина и нож, как ты заповедовала! Помоги, укрепи руку!
Зверь идет, напирает на рогатину… И, как в самых страшных легендах, она рассыпается в прах. Хватаюсь за нож, но он выскальзывает из рук. Корни и трава оплели ноги, не дают сдвинуться с места, хозяин леса обнимает меня, сдавливает, раздается хруст ребер, странный, неестественный смех… Яростная?! За что?!
Прихожу в себя. Опять эта охота снилась. Но тогда она прошла замечательно! Тогда Охотница была на моей стороне! Она редко карает недостойного в поединке, редко… Говорят, пятьсот лет назад… или шестьсот… не помню! Ничего не помню!
Какая странная кровать и светильник над головой. Вместо симпатичной служанки в комнате какой-то вонючий человек. Он сколько лет назад мылся? Хотя люди, как и гномы, сами по себе сильно пахнут. Как они охотятся?! Запах, распугивающая зверей на тысячу шагов вокруг, да еще и топот, как от целой армии гномов…
Человек, еще один, еще… да сколько их тут! Кто стоит у выхода, двое осматривают меня и картины на свет рассматривают… Зачем рисовать кости на темной, полупрозрачной бумаге? Откуда столько людей вокруг?! Ничего не помню… Боги, как болит голова! Только пошевелился и словно я попал в руки палача…
Где я? Что со мной? Почему вокруг люди? Что было вчера? Вчера заняли деревню туземцев, отобрали и зарезали свинью и несколько кур. Хороший обед получился, только жаль, приправы мало… Повар, как там его звать… не важно! вечно не докладывает, надо с ним разобраться. С ним и с казначеем, что-то жалование задерживает…
Что-то мысли расплываются, куда-то не туда идут… Так, вчера были в деревне, потом перебросили нас на дорогу, там танки наступали… или панцеры? Если у русских, то панцеры, если у дойчей, то танки, или наоборот? С кем мы вчера воевали? Не важно! Они шли по дороге и тут… Что было? Они били, целились по нам и били… Нет, их заклинания, если это можно назвать заклинаниями, я отбивал успешно… А потом меня что-то ударило по голове. Как они меня достали? Не помню…
Чего этому человеку от меня надо? Наклонился, дышит прямо в лицо, что-то бормочет по-своему, наверное, специально, знает, что я ничего не понимаю. Не дошла до меня очередь, не успел выучится какому-нибудь туземному языку! Так что ты либо изволь говорить по-эльфийски, либо иди к темным богам…
И что так на меня смотрят? Что я такого сказал? Еще какие-то люди прибежали, смотрят глаза, голову… Нельзя же так резко повязку снимать! Что за лекари такие?! Да наши лекари в тысячу раз лучше умеют работать…  Иглу воткнули, вводят лекарство или яд. Это же надо до такого додуматься! Лекарства и сразу в кровь!
Жаль, сам никаких лечащих заклятий не помню. Нет, есть останавливающие кровь, но чтобы голову поправить… вот оторвать её могу, а вылечить нет. Жаль, надо было учиться в свое время получше… А магии немного есть, поступает от источника, хоть и далеко я от него забрался.
Что тебе еще?! Опять вопросы?! Да не понимаю я твоего дикарского языка! Не понимаю! Нет, надо себя в руках держать… надеюсь, я ему ничего не сломал? Эй, уберите жезлы, не надо в меня тыкать! Оттуда и свинец вылететь может!
Ах ты, тварь, драться будешь! Так дерись! Молнией по остальным, чтобы не мешались… Хорошо, магия от источника досюда доходит! Что, даже простейшее заклинание отбить не можем? Зачем тогда в бой идти?
Не могу идти, шатает из стороны в сторону… А придется, надо в начале думать, а потом драку устраивать и туземцев убивать… Теперь только вперед, не помилуют… Боги, как болит голова! Яростная, помоги! Коридор, уже бегут солдаты… А ну, назад! Так, осторожней надо быть, когда об стену бьешь, столько брызг от их голов… Нет, это им надо быть осторожней, решили взять в плен чародея первой ступени!
Идем вниз… Главное, из здания выбраться, а потом можно и домой. Зря, что ли, в свое время учился переноситься… Надо только выйти на открытое место, чтобы не захватить с собой кусок стены или потолка. Какой там у меня минимальный радиус захвата? Не помню! Интересно, куда я перенесусь в таком состоянии? А, не важно!
Люди, сколько же вас… теперь меньше! Так, последняя дверь… Что это?! Что так ударило? Почему так больно в груди? Щит! Забыл поставить щит! Теперь ничего не пролетит… Молния! И не от кого! Еще бегут… сейчас я им… Но почему холодеют руки? Почему меркнет свет? Молния! Земля приближается… Яростная, возьми меня с собой!

* Охотница - одна из важнейших эльфийских богинь. Никогда не называется по имени, только по титулам – Охотница, Яростная, Мать Лесов. Покровительствует лесам, животным, одна из богинь войны, главная из богов охоты. Всюду её сопровождают  гигантский медведь и рысь. Считается, что Охотница разделила всю землю на части и определила каждой части своего хозяина. Когда кто-то из знатных эльфов вступает во владение землей, он должен на охоте убить зверя – хозяина этих мест, в умеренных и полярных широтах – медведя.

***

В зале Большого Совета было неожиданно холодно. Впрочем, чего ожидать от помещения, находящегося глубоко под землей и которое не топили несколько столетий? Обычно Большой Совет собирался во дворце императора, но он был сильно разрушен и его не стали переносить в новый мир. Теперь приходится пользоваться дворцом губернатора Тор-Арендила и его залом совета.
Сама зала похожа на амфитеатр. Ряды скамей спускаются к небольшой площадке внизу. Чем знатнее эльф, тем он ближе сидит к площадке. Самый нижний ряд – для Величайших, императора и его родичей,  имеющих сопоставимую с ним силу, сейчас эта скамья пустует, потом сидят Великие, потом - их родичи и родичи императора, не обладающие их силой, потом – чародеи первой ступени, далее второй, третьей… В древности в зале совета не было скамей и все стояли на ступенях, от этого и происходит название чародейского ранга. Более влиятельные роды занимают места ближе к проходу, менее – дальше.  Теперь сидели на скамьях, увы, сейчас на них слишком много пустым мест.
- Как вы думаете, в этот раз кого-нибудь изберут на замену погибшему? – спросил Кеал.
- Должны, - обернулась Ильда. Для неё специально поставили кресло в нижнем ряду, – Пять великих это слишком мало… По уму, замену надо было выбирать давным-давно, но Великие все тянут. Тенель, как единственная родственница павшего имеет право предложить кандидатуру. Избирают из наследников великих родов. Это я, ты, Зенай и Тареэль. Если совет проголосует против всех, то пойдут к другим родам.
- Что ты мне рассказываешь, я это все знаю! Кого из нас, по-твоему, изберут?
- Ты хочешь стать Великим? – Ильда внимательно посмотрела на Кеала.
- Да! А как же не хотеть! Мой дядя был Великим!
- Ты хороший политик? Ты хороший боец? Или ты надеешься на что-то, неизвестное мне?
- Не понимаю, о чем ты?
- О том… Год назад в совете было двадцать Великих. Сейчас пять. Одиннадцать погибло в бою с Фэлдаром, троих убили свои же, и неизвестно, что случилось с еще одним. Быть Великим смертельно опасно, если ты еще не понял. Тем более, что из тебя выйдет полноценный Великий лет через десять, не раньше – чтобы управлять такой силой тоже необходимо учиться.
- Что случилось с Фарденом, как раз ясно, - поправил Ильду Зенай.
- Ты веришь в случайный раскол источника? Я посмотрела архивы, не зафиксировано ни одного похожего случая. Не было выхода источника на закритический режим – бой к тому моменту уже завершился, не было физического воздействия на корабль, пробоина в совсем иной части корпуса… А проблемы со связью на корабле? Хорошо, что тот, кто глушил Фардена, не знал, как оборвать людскую связь, иначе мы бы решили, что адмирал погиб из-за людей.
- Зачем ты расследовала его гибель?
- Я любила его. Он был так красив, пусть и несколько громоздок… Хотя, на мой взгляд, это была пустая трата ресурсов.
- Э…
- Корабль. В свое время мне посчастливилось пробыть на борту «Повелителя океана» пару дней… Да даже если бы это был грубый плот, все равно стоило бы расследовать его гибель из-за экипажа и адмирала. Все, началось!
В зал вошли один за другим Великие. Впереди в простом костюме мрачный Уний, за ним в траурном коричневом платья Тенель, погруженный в свои мысли Тардиэль, счастливый Квинел и Теай, вероятно, решавший в этот момент какую-то сложную научную проблему.
По очереди Великие опустили свою руку в чашу, стоявшую в центре зала и достали оттуда шар с номером своего места. Считается, что в отличие от остальных чародеев, все Великие равны между собой и только боги могут решать, кому где сесть. Этот мудрый обычай спас немало жизней – ссоры и дуэли за более почетное место были очень частыми среди простых магов.
- Тенель ап Дариэт айн Айре, вы, по праву родства, предстоит предложить замену ушедшему, - произнес Уний, - вы готовы назвать имя?
Тенель оглядела собравшихся и остановила взгляд на брате Тардиэля.
- Я считаю, что Тареэль ап Хеайн айн Вериэ способен заменить ушедшего, - наконец произнесла она и спросила у остальных Великих, - Кто не согласен с этим решением?
- Я против, - тут же ответил Квинел. Иного и быть не могло…
- Я тоже не согласен, - поддержал его Уний.
- А я напротив, целиком поддерживаю это мудрое и взвешенное решение, - возразил Тардиэль, - а вы, Теай? Что скажите вы?
- Что?.. Ах, да, я согласен, тера* Ильда прекрасный кандидат на место ушедшего…
- Мы голосуем за Тариэля, - поправил его Уний.
- Разве за Тариэля? Впрочем, он тоже хорошая кандидатура, я согласен.
- Два голоса против, и четыре, три живых и один голос ушедшего, принадлежащий Тенели ап Дариэт, за, - подвел итог жрец, - Тареэль ап Хеайн айн Вериэ, вы согласны занять место Ушедшего?
- Да, я согласен, - уверенно ответил эльф.
- Большой совет, мы, в полном соответствии с законом, избрали нового Великого. Прошу засвидетельствовать превращение. Тареэль, спуститесь вниз и займите место в центре круга. И пусть сойдутся хранящие Начало, Середину, Конец и Величайшую кровь.
Все чародеи обладают разной силой, получаемой при рождении. Есть маги первой ступени, есть второй, есть более низшие. Другое дело Великие. Ими может стать любой эльф, прошедший особый обряд. Когда, кем и как он был открыт, не знает никто. Уже давным-давно никто не понимает смысл совершаемых действий, почему надо произносить именно эти слова, замыкать именно эти энергоканалы, только так воздействовать на энергетическую оболочку… Никто не понимает, зачем в обряде необходим кто-то из императорского рода… Забыто почти все, за исключением древней заповеди – обряд разделен на три части, Начало, Середину и Конец, и никому и никогда не стоит знать все. Впрочем, эта заповедь как раз понятна всем…
Тариэль занял указанное место. Вокруг встали Тардиэль, Уний, Тенель и сюда же перенесли кресло с Ильдой. Фигура Тариэля словно осветилась изнутри каким-то странным багровым светом, до сидящих на верхних скамьях долетели обрывки каких-то непонятных слов, декламируемых Великими и странное ощущение, что там внизу что-то происходит, что-то важное и непонятное… Немногие, обладавшие особым. Чародейским взором видели, как меняется, искажается энергетическая оболочка Тариэля…
Всего несколько мгновений – и превращение завершилось.

* Обращение к особам императорской крови.

+4

94

Продолжение.

***

Лагерь для военнопленных никак не охранялся. Да и разве это можно назвать лагерем? Обычный кусок леса, даже никакой ограды… Только вот одна беда, лес был замкнутый. С четырех сторон – сияющие стены, метров двадцать в высоту. Точнее не стены, а какие-то завесы, через которые можно было легко пройти, но… Если, к примеру,   пройти сквозь северную стену, то оказываешься опять в лагере, но уже у южной стены… 
Два раза в день в лагерь прибывали новички и еда, а иногда заходили черти, посмотреть на души грешников. Правда, одна половина командиров говорила, что это никакие не черти, а простые империалисты, а вторая, что это пришельцы откуда-то со звезд, но Кузьма им не верил. Разве может человек пускать молнии? Разве бывают у человека такие глаза? А сам лагерь? Тут явно не обошлось без нечистой силы. Впрочем, это были какие-то странные черти. Ни копыт, ни рогов, да и кожа светлая, на молитвы и крест никак не реагировали…
Но кто, если не черти? Не ангелы же? С какой стати ангелам воевать против нас? Да и не бывает у ангелов таких зубов… Черти это, черти. На ногах у них обувь, возможно, там и есть копыта, из волос торчат рога, пусть некоторые и утверждают, что это длинные уши…
Иногда черти заходили, чтобы увести кого-нибудь, обычно офицера или кого-нибудь из городских – учителей, рабочих, и больше этого несчастного никто не видел. Но чаще они просто рассматривали людей, словно пришли на выставку. Один частенько беседовал с Михалычем при помощи жестов и рисунков на песке. Раньше этот черт был пастухом, рассказал всем Михалыч, а сейчас простой солдат и охраняет пленных. Рядом есть еще один лагерь, но уже для немцев. Увы, но никому не удалось выведать, как можно выйти из лагеря.
В один прекрасный день в лагере появилось несколько чертей, судя по всему, один из них был какой-то начальник, выстроили всех людей в ряд и начали выбирать, кого будут мучить. К несчастью, выбрали и Кузьму.
На мгновение вокруг все залилось ярким светом и Кузьма, как и многие другие, оказался в большой зале. Их по очереди взвешивали на огромных весах, измеряли рост, осматривали и мерили различные части тела и все это записывали. Проверяли зрение на разных дистанциях, слух, обоняние. Потом вывели из здания на какую-то большую площадь.
- Махать буду я рукой, будете бежать вы, - приказал черт, - бежать прямо-прямо быстро-быстро. Кто будет бежать не туда или медленно, того буду убивать. Шутка.
«Подбодренные» таким напутствием, бойцы побежали. Потом – снова, но в другую сторону и так несколько раз. Дальше им выдали по немецкому рюкзаку, куда насыпали песок и снова заставили бегать. С каждым разом все прибавляли и прибавляли песок, пока солдаты, выбившись из сил, не отказались подниматься с земли. Тогда их отвели в точно такой же лагерь, как и прежде.
- Привет спортсменам, - поздоровался с ними какой-то мужик в изношенном гражданском костюме, – И что вы делали?
- Бегали, - мрачно доложил кто-то.
- Как? В длину, на короткие дистанции или еще как?
- На короткие, метров двести. Вначале пустые, а потом с песком за плечами.
- Ну, добро пожаловать в нашу лабораторию, - с усмешкой сказал гражданский.
- Почему лабораторию?
- Потому что тут именно лаборатория. Инопланетяне нас изучают, насколько мы сильные, насколько выносливые… Кого бегать заставляют, кого прыгать, иных – метать различные предметы, других нырять заставляют.
- Инопланетяне? – недоверчиво переспросил Михалыч. Он, как и многие другие, был свято уверен, что их держат в плену какие-то империалисты. Может английские, может японские… Как-то не укладывалось у него в голове, что могут существовать какие-то «инопланетяне».
- Да, инопланетяне. Меня в мае месяце взяли, поехал, блин, в соседнюю деревню в гости. Остановили эти на дороге, повязали. Вначале у себя на родине держали, там небо было такое… Я три луны насчитал! И солнце не наше, тусклое, маленькое и цвет иной… Потом обратно на Землю перевели.
- Врешь!
- Вот те крест, не вру! - перекрестился гражданский. – У инопланетян мы! Располагайтесь, вон там место свободное есть. Скоро еду принесут, подкрепитесь хорошенько, завтра снова бегать заставят.
- Опять?
- Не опять, а снова… Может не бегать, может прыгать, ямы копать или еще что. Не волнуйтесь, говорят, скора нас вернут на родину.

***

Хорошая, просторная поляна в лесу. Щебечут птицы, колышутся деревья… Они еще не подозревают, что жить им осталось всего ничего. Обычно окрестности места дуэли сильно разрушаются, а если там погибает какой-нибудь очень сильный маг, то такие места закрывают для посещения – колоссальный выброс энергии, сопровождающий смерть Великих чародеев, необратимо уродует местность.
Пустынная поляна в лесу. Здесь никто не помешает, Тор-Арендил в нескольких сотен тысяч локтей к северу. Дальше забираться нельзя, еще немного – и незримая ниточка, связывающая каждого эльфа с источником магии порвется, и он станет таким же беспомощным, как человек.   
- Вы не взяли секундантов? – удивился Квинел.
- Да, как и вы, – отрезала Тенель, - нам ни к чему лишние свидетели.
- В верхнем ящике моего стола лежит мое письмо и завещание.
- Да, оно вам понадобится.
- Сомневаюсь, - улыбнулся чародей.
- Тогда зачем написали?
- Вдруг вы победите по какой-то нелепой случайности, - объяснил Квинел, – Я не хочу, чтобы кого-нибудь безосновательно обвинили в убийстве.
- Я тоже написала похожее письмо. Оно на моем столе.
- Я рад, что мы предусмотрели все случайности.
- Еще о дуэли знает Ильда, - решала предупредить Тенель. – Она случайно видела…
- Как на совете вы передали мне записку. У неё очень острое зрение. Ильда беседовала и со мной…
- Уговаривала отменить дуэль?
- Да. На мой взгляд, сейчас неудачное время для сведения счетов, но желание дамы – закон.
- Зачем вы тогда убили Фардена. Если сейчас не время для сведения счетов? – с яростью в голосе спросила Тенель. – Зачем вы погубили лучший корабль и его экипаж?
- Мои слова ничего не изменят между нами, - медленно и четко сказал Квинел, - но я готов поклясться на чем угодно, что я не убивал Фардена.
- А кто же?!
- Тардиэль, чтобы ввести в совет своего брата и усилить свое влияние. Уний, чтобы уменьшить позиции вашей партии и вести в совет Ильду. Все – я, Теай, Уний считали, что ты предложишь именно её кандидатуру. Выбирай или предлагай свой вариант.
- Ложь! Тардиэлю незачем громить свою же партию. Унию не безумец…
- Ты слишком хорошо думаешь о других и плохо разбираешься в политике.
- Довольно!
- Как хочешь. Что выбираешь? Меч, магию? Предупреждаю, я ежедневно тренируюсь с мечем. Будем давать пощаду?
- Конечно магию, спасибо за предупреждение. Щадить…тебя я не намеряна, хотя сегодня ты мне все больше нравишься. Думаю, твой труп мне понравится еще больше.
- Ты сказала, и небеса услышали, - оборвал её Квинел. - Расходимся.
Квинел отошел к краю поляны, скинул плащ и ножны с мечем. Тенель проделала тоже самое и кинула на середину платок. Как только он упал на землю, дуэлянты нанесли первые удары. Волшебница обрушивала на своего противника замораживающие заклятия, нагревающие, молнии, но её яростный натиск разбивался о холодное спокойствие противника, своевременно применявшего контрзаклятия.
- Надоела разминка, - ехидно сказал Квинел, с земли приподнялось множество камней, веток и мусора и устремилось в сторону Тенели. Чародейка мгновенно исчезла и возникла позади оппонента. Камни пронзили лишь пустоту.
- Порталы? Я думал, вы их примените иначе. Что ж, давайте танцевать!
Теперь уже бил Квинел, причем какими-то экзотическими заклинаниями, от которых Тенель могла только снова и снова скрываться с помощью портала. Внезапно чародей резко дернулся и отскочил в сторону. На его груди появилась длинная узкая полоса, мгновенно напитавшаяся кровью, как будто кто-то ударил его мечем. Какое-то целительное заклинание и рана исчезла.
- Открыть портал в моем теле? Изящно!
- Знаю!
- Ну вот, - Квинел снова отскочил, в этот раз невредимый, - чего вы нервничаете? Опять точку открытия неправильно рассчитываете, да и маскировка ваших действий никуда не годится… 
Они снова и снова обрушивали друг на друга заклинания, но оппонент снова и снова отражал их или отскакивал, причем иногда только чудом. Поляна изменилась до неузнаваемости. Часть деревьев выворотило с корнем, другие были расколоты, третьи горели, другие превратились в ледяные статуи. Земля во многих местах спеклась и звенела как стекло, когда на неё наступали. Противники уже несколько раз были легко ранены. Наконец Квинел не выдержал.
- Ладно, завязываем с танцами! – сказал он и нанес чудовищный удар, пробивший защиту Тенели. Волшебницу на мгновение приподняло над землей и швырнуло об землю. Она слабо застонала и попыталась пустить пару простейших молний, с легкостью отбитых противником.
- С какой бы радостью я посмотрел, как вы умираете, но… - Квинел не договорил начатую фразу. Его так же приподняло и швырнуло в сторону. Тенель медленно встала – её состояние стремительно улучшалось под действием лечащих заклинаний.
- Не вы один захватили на бой древние артефакты, - продемонстрировала она старинный перстень. Квинел слабо улыбнулся и поднял вверх руку с точно таким же перстнем.
- Красивый ход. Мне нравится, - сказал сам себе Квинел, - готов поспорить, что те, у кого два таких перстня в принципе не могут убить друг друга. Или наоборот, как раз оба должны погибнуть… 
- Сейчас проверим, - Тенель подняла руки к небу, по-видимому, призывая на голову противника какое-то заклинание и… ничего не произошло. Она снова подняла руки и… снова ничего. Квинел в свою очередь тоже попытался бросить заклинание, но у него так же ничего не вышло.
- Похоже, нам отрубили канал от источника, - заключила Тенель, - но почему?!
- Чувствуете? Как будто где-то…
- Кто-то становится великим! – с изумлением заметила чародейка.
- Да, от этого обряда во все стороны разносится такое эхо, что его можно услышать и на другом конце мира.
- Что, к демонам, происходит?!
- Спорим на что угодно, мы скоро почувствуем, как в Тор-Арендиле умирают великие. Или придут за нами!
- Переворот?
- Да, - согласился Квинел. - Договорились с операторами источника и обрезали каналы противников. Уговорили Ильду…
- Для обряда нужна императорская кровь, но необязательно в жилах, - возразила Тенель и спросила у соперника, - Кто, по-вашему устроил переворот?
- Сейчас узнаем, - ответил он, прислушиваясь к чему-то невидимому.
В центре поляны с громким хлопком материализовалось два десятка воинов. Командир выступил вперед и скомандовал:
- Именем верховного совета! Вы арестованы. Сдавайтесь и вашу судьбу решат позже!
Тенель усмехнулась и… обрушила на солдат какое-то необычное заклинание. Десять мгновенно обратилось в пыль. Она собралась было ударить по остальным, но они уже лежали мертвыми.
- Удивительное единодушие. Мы оба захватили с собой несколько артефактов с запасом энергии, удивился Квинел, - и оба сразу не пустили их в ход друг против друга. И что вы думаете делать дальше?
- Драться с вами – переворот не повод откладывать кровную месть, а потом идти в Тор-Арендил, разбираться.
- Хорошо, - на лице Квинела проступило разочарование. – Я был о вас лучшего мнения… Предлагаю драться на мечах. В артефактах запас магии не бесконечен. Одному из нас может не хватить сил на обратную дорогу.
- Вы правы, - сказала Тенель и противники пошли искать свое оружие. Это было нелегко сделать, так как местность изменилась до неузнаваемости, но вскоре они отыскали мечи. Как не странно, клинки уцелели в бушевавшей на поляне магической буре. Противники встали друг напротив друга и продолжили дуэль. Вышла она совсем короткой. Тенель сделала выпад, но Квинел легко отбил его и с силой ударил волшебницу мечем по голове. Плашмя. Эльфийка потеряла сознание.
- Ну и зачем ты полезла в бой? Знаешь же свой уровень! – с огорчением и некоторым самодовольствием произнес Квинел. Потом он обыскал волшебницу и присвоил себе почти все припрятанные ею артефакты и кое-какие элементы одежды. Достал из сумки чернильницу, перо и пергамент, набросал короткую записку, засунул её за пояс Тенели, почерпнул энергию из оставленного ей артефактов и направил на волшебницу лечащее заклятье.
Эльф посмотрел на солнце, прикинул, где какие части света и быстрым шагом ушел на запад, не дожидаясь, пока Тенель очнется.

***

Ровный мерцающий фиолетовый цвет. Как он прекрасен, как изумителен! Можно часами сидеть и любоваться им… После долгого перерыва Гитлер снова подошел к холсту, но лишь чтобы расписаться в собственном бессилии. Нет в мире таких красок, с помощью которых можно передать абсолютное совершенство кристалла атлантов и его невероятную красоту. Фотоаппараты… Нет, тоже не то, совсем не то!
Да даже если бы были нужные краски, то, как передать это тепло, расплывающееся по жилам при одном прикосновении к кристаллу? Как предать это упоительное ощущения всесильности, мощи, уверенности в своей гениальности?
Что это был не простой кристалл, Гитлер понял сразу, но истинная его мощь раскрылась позднее. Фюрер стал предчувствовать попытки русских контрударов, места, где вермахту предстоят тяжелые бои и иные важные события. Он почувствовал гибель этого чудовищного корабля атлантов, потом ощущал и нечто необычное, происходившее у них в городе, какое-то таинство.
В голове Гитлера стали возникать новые идеи, одна гениальней другой. Он все больше доверялся интуиции, и она не подводила его. Творческая энергия переполняла фюрера. Иногда он рисовал картины, но чаще целыми днями возился над различными проектами – сверхтяжелыми танками, сверхбыстрыми самолетами, ракета и пушками, способными достать до Англии или же планами послевоенного переустройства Европы… Гитлер вносил в проекты свои пометки, диктуемые, несомненно, высшим разумом.
Все его чувства обострились. Если он раньше ненавидел кого-то, то теперь он ненавидел с удвоенной, утроенной силой. Он ощущал сверхъестественное желание уничтожать, убивать своих врагов самыми мучительными способами, наслаждаясь их агонией. Впрочем, Гитлер стал жесток не только к врагам, он стал беспощаден и к соратникам. Не раз и не два из его кабинета выносили чиновников, которым он устроил разнос. Кто-то падал в обморок, у кого-то не выдерживало слабое сердце, а одному досталось ножкой стула по голове. Многих арестовывали на выходе…
Обострился не только гнев и жестокость, еще, например, любовь. Он теперь гораздо сильнее любил Еву и собаку, правда, собаку все-таки больше… В постели Гитлер стал творить чудеса, возможно из-за небывалой уверенности в своих силах, которую предавал ему кристалл атлантов, а, возможно, из-за какой-то странной энергии, наполнявшей его тело.
Приближенные озаботились здоровьем любимого фюрера, им не нравились его бледные, истончившиеся руки, впалые щеки, трясущиеся пальцы, резкие перепады настроения… Глупцы, они не понимают, что этот кристалл был специально послан ему, чтобы помочь превратиться ему в сверхчеловека и очистить землю от унтерменшей! Кристалл помог раскрыть ему скрытые способности, задавленные тяжелым детством и неправильным воспитанием и теперь он силен, как никогда.
Правда, посол атлантов уверяла, что никакой подарок они не посылали… Наверное, у неё недостаточный ранг, чтобы знать такие подробности. Хорошо бы узнать, кто именно послал кристаллы, есть к нему несколько вопросов. Один кристалл предназначался Гитлеру, величайшему гению немецкой нации, как он себя в последнее время называл. Но остальные… Один кристалл испускал ровный фиолетовый свет в руках простого лаборанта, а другой у лейтенанта из охраны. Они самые простые люди, с испортившимся в последнее время характером и внешним видом. Почему именно их избрали кристаллы атлантов?! Этот вопрос волновал Гитлера больше всего. Все остальные он планировал решить с помощью своих выдающихся способностей, немного усиленые действием атлантов…

Отредактировано Фрерин (28-02-2010 22:02:47)

+4

95

Фрерин написал(а):

Щадить…тебя я не наменяна,

Опечатка.

Фрерин написал(а):

Все остальные он планировал решить с помощью своих выдающихся способностей, немного усиленные действием атлантов…

Ещё одна.

А кристалл Гитлеру подкинули, чтобы его погубить?

+1

96

Спасибо, исправлю!

Зануда написал(а):

А кристалл Гитлеру подкинули, чтобы его погубить?

Объяснение этому дам в следующих главах.

0

97

а-а-а Автор пропал. Год практически прошел, а проды нет. Абыдна да.    http://read.amahrov.ru/smile/orator.gif  Автор пиши еще.

Отредактировано dark140 (06-12-2010 21:15:06)

0

98

Хорошо, очень хорошо. плюсики завтра, на форуме с мобилки, а она не дает их ставить.

0