Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Литературная кухня » Самоучитель по написанию фантастики и не только.


Самоучитель по написанию фантастики и не только.

Сообщений 1 страница 10 из 160

1

© Ольга ГРОМЫКО

Составлено на основе наблюдений и личного участия в конкурсе
любителей фантастики «Рваная Грелка-3»

Итак, вы решили стать писателем. Похвально. Да не просто
знаменитым Акыном, о котором все слышали, но никто не видел, а
Великим Фантастом. Похвально вдвойне, ибо наглость — второе
счастье.
Что для этого надо?

А) Информационный носитель. Попросту говоря, то, на чем вы
будете самовыражаться. Удобнее всего обзавестись рулоном туалетной
бумаги. Компактен, экономен и с пользой утилизируется. Не
поддавайтесь на искус мелованной бумаги! Она очень не любит, когда
её марают, неизвестным науке образом воздействуя на центры
графомании в мозгу. Куда удобнее с этой точки зрения линованная
бумага. Еще лучше — косо линованная. Во-первых, сразу возникает
некое светлое чувство из безоблачного детства, во-вторых, надо же
куда-то использовать тетрадки, оставшиеся после школы. Могу также
порекомендовать компьютер — заодно печатать научитесь, а там,
глядишь, и в машинистки возьмут, если творческий процесс не
заладится.

Б) Муза. Заиметь собственную музу нелегко. Гораздо легче
поиметь чужую. Оно, конечно, некрасиво и нечестно, но очень часто
срабатывает (см. «Ода плагиату»). На роль муз вполне годятся
любимые девушки (для мужчин) и совсем не годятся любимые мужчины
(отвлекают); крылатые кони и незнакомые тетки с арфами,
прилетающие в самое неподходящее время (общественном транспорте,
совещании у начальства, походе на выживание); собственное
честолюбие (на самый худой конец).

В) Элементарное умение складывать слова в предложения. Не
стоит, однако, переоценивать свои силы и торжествующие потрясать
школьными сочинениями на тему «Мой любимый герой из Евгения
Онегина, он же Евгений Онегин». В 90% случаев вы передрали их из
чужой критики. Хотя… если сочинение перечеркнуто крест-накрест, а
внизу стоит жирная двойка — годится. Главное в нашем деле —
нетрадиционный подход.

Г) Круг читателей. Сразу определитесь, для кого вы будете
писать.
а) Для себя. Для себя, любимого, надо читать. И побольше.
Какой смысл писать в стол? Так что не врите себе и другим, рано
или поздно вам все равно захочется славы. Выберите б — г.
б) Для друзей. Похвально. Вы щедрейшей души человек.
Распахните её пошире — скоро в неё плюнут (см.ниже). Также имеется
немалый риск «прославиться в узком кругу». Широкая аудитория
просто не поймет глубинного смысла слов «Колян курнул конопли и
пошел к Катьке из первого подъезда». Она не знает, кто такой
Колян, и почему не стоит ходить к Катьке, анонимно лечившейся от
сифилиса.
в) Для врагов. Будьте готовы к тому, что вас невзлюбят. Четко
разделяйте людей на тех, кто молча утрется или в сердцах даст
сдачи. Учтите, вас будут читать не только нормальные люди. В ход
против вас, нехорошего, пойдет все: черная магия, низкая и
leknwm` месть, а то и серная кислота. С другой стороны —
известность гарантирована.
г) Для читателей вообще. Вот это дело. Как бы плохо, неумело
или скучно вы не писали, фан-клуб из десятка восторженных
читателей вам обеспечен. Труднее заманить в него редакционную
коллегию.

Д) Условия публикации.
а) Бесплатно. Опять-таки — врете. Раз сойдет. Два. Потом
станет жалко труда и времени. См.б — в.
б) Малоплатно. Тогда вам прямая дорога в журналы или нищие
(или просто жадные) издательства. Они встретят вас с
распростертыми руками. Или ногами (тогда, пожалуй, вам следует
всерьез задуматься над повышением своего литературного уровня).
в) Очень платно. Очень хорошо. Вы истинный фантаст. Фантазер,
то бишь. Жить на гонорары НЕВОЗМОЖНО. Смиритесь с тем, что вы не
Толкиен. То есть, может, и Толкиен, но пока живы. Хотя, если
писать по 3-4 романа в год, вполне можно взять количеством.

Е) Критики.
а) Друзья. Друзья бывают двух категорий — добрые и
прямолинейные. Не стоит терять друзей из-за такой малости, как
оценка вашего творчества. Уверяю, они этого не заслуживают. Если
друзей у вас много и вы готовы рискнуть — приучайте их к чтению
постепенно. Сначала подсовывайте что полегче и попонятнее («как
Маня купалась в речке», «зарисовка из жизни грузчиков», «как теща
Валентина Семеновна приехала в гости, а ей там не обрадовались» и
т.д.). Потом начинайте прививать любовь к изломам своего языка и
полетам мысли. Правильно обученный друг может прочитать до 20
страниц в день и спеть хвалебную оду произведениям вроде «О
киберпространстве в горчичном зерне», «Поток сознания, восходящий
к Ци», «Эльфийская народная письменность» и пр.
б) Дураки. «Трипи-и-и-щите!» — завывало некое анонимное
создание, призывая автора возрыдать, а читателей — восторженно
покружиться над отложенной «критиком» лепешкой, замешанной на
нецензурных словах с опечатками. Рыдать как раз-таки не стоит —
если уж сам бог при раздаче разума обошел вашего оппонента
вниманием, то и вам не гоже снисходить до подобных критиков.
в) Враги. И этим все сказано. Смело приравняйте их к дуракам
и не тратьте нервы.
г) Читатели. От данного подвида поступает самая
разноплановая, исключительно субъективная критика. Один взахлеб
рыдает над описанием похорон кошечки, второй с интересом
ознакомится с эксгумацией окоченевшего трупика бессердечной
собачкой. Собрав пару-сотню подобных отзывов, можно без труда
оценить структуру Ф-рынка и кропать кошечек-собачек
целенаправленно.
д) Профессиональные читатели. С этими вам придется туго.
Малейшая ошибка в устройстве антигравитационного синхрофазотрона
вызовет бурю ярости и протеста, эльфы с круглыми ушами предадутся
анафеме, а на любой, самый непредсказуемый с вашей точки зрения
сюжетный ход подберется 5-6 аналогов, написанных до вас.
е) Профессиональные писатели. Запомните раз и навсегда!
Маститые авторы вас НЕ ЛЮБЯТ, и НЕ ИСПЫТЫВАЮТ никакой потребности
передать свой опыт подрастающему поколению! И не потому что жадные
или видят полнейшую безнадежность подобного мероприятия, а чисто
инстинктивно. Вы вторгаетесь в их экологическую нишу, где и без
вас тесно. Поступающая от писателей критика бывает двух видов:
инфантильная и отрицательная. Если с первой ещё можно смириться и
извлечь какой-никакой урок, то вторая неизменно вызовет во
boew`rkhrek|mni душе начинающего литератора бурю эмоций. Не
огорчайтесь раньше времени: подмечено — снисходительность корифея
к новичкам прямо пропорциональна его таланту. Язвительное хамство
наиболее свойственно исписавшемуся, обозленному на весь мир
автору, который всерьез опасается за свои охотничьи угодья и давит
конкурентов в зародыше. Настоящие писатели не унижаются до
втаптывания в грязь существ низшего порядка. Значит, либо писатель
не настоящий, либо вы выше.

Ж) Нервы. Этот пункт тесно связан с Е. К сожалению, железных
нервов медицина пока не придумала, придется обходиться имеющимися.
Самый лучший способ их сберечь — не читать критику вообще. По
крайней мере, хамскую. В конце концов, вы не донор для
энергетических вампиров, зубы вы им все равно не выбьете, а вот
измором взять вполне реально. Готовьтесь к обвинениям в:
а) Плагиате. Помните: идеи летают в воздухе, а сачком машете
не один вы. Это было, есть и будет.
б) Упоре на Массового Потребителя. Обвинение ли это? Я
радовалась, когда меня с презрением сравнили с Джоан Роулинг! С
чего мне горевать? Я обожаю её Гарри Поттера! Дай бог мне такого
обожания хотя бы от одного читателя…
в) Упоре на избранную публику. Непонятно глупому товарищу
читателю, что вы хотели сказать подробнейшим описанием
беспочвенных, с его точки зрения, моральных терзаний; так и не
взял он в толк, что Вселенная возникла в результате космогенных
пертурбаций, спровоцированных агглютинацией мыслительных потоков
параллельных миров. Не переживайте, после смерти вас оценят! Как,
вам хочется при жизни?! А как же бескорыстное служение Великой и
Могучей Фантастике, негаснущий светоч мысли, пылающий во тьме? Ах,
не такое уж и бескорыстное… Ну, тогда извините…
г) Плохом языке. Если это повторяется из раза в раз, стоит
задуматься — а может, те 3-4 сотни кретинов и в самом деле не
сговорились?!
д) Несмешном юморе. Сухой воде и водянистом масле. Одно это
сочетание дает понять, какой сухарь вам попался. Юмор может
ОТСУТСТВОВАТЬ. Если он несмешной, значит, все-таки наличествует.
Главное, чтобы не был тупым или плоским.
е) Низком уровне. Не беспокойтесь, всегда найдется ещё ниже.

З) Выбрать жанр.
а) НФ. Самый технически сложный жанр. Вам понадобится: диплом
физфака, карта звездного неба и библиотека на полкомнаты. Конечно,
всегда есть шанс нарваться на исключительно необразованного
читателя, который твердо уверен, что ток измеряется в количестве
лампочек, а в ядерном реакторе распадается углекислый йод, но, к
сожалению, в большинстве случаев такие читатели не умеют и читать.
б) Фэнтези. Самый обманчиво-легкий жанр. Гены Акына вам
помогут! Проще простого набрать дружину отважных ваххоббитов и
пустить их на самотек по горам и долам, периодически вводя в
действие злобных врагов, добрых и легко доступных девственниц,
огнедышащих драконов и кусачих комаров — для колорита. Выгляните
во двор. Видите дерево? Это священный дуб друидов, а дворник с
метлой — жрец черного культа Угу-Дугу, рядом же — Сизый Властелин
в фуражке со Свистком Тьмы и Заклятым Жезлом. Количество верст на
тернистом пути адептов автоматически перерастает в качество. Увы…
и тут, как ни печально, вам понадобятся некоторые знания предмета.
Читатель будет весьма удивлен, обнаружив «затянутые инеем» стекла
в избах крестьян 8-10 века н.э., «пронзительно-алую» кровь,
хлещущую из вен, и невозмутимого героя, пережидающего грозу под
самым высоким деревом «чтобы не так капало».
в) Юмористическая. Преимущества: можно писать на избитые темы
и все равно иметь успех. Недостатки: чувство юмора есть далеко не
у всех. Может оказаться, что оно наличествует у вас одного. Так,
один читатель окрестит ваш стиль «добрым, веселым и ироничным»,
второй — «глупым стебом и издевательством над литературой».
Составьте пропорцию из первых и вторых — если она равна 5 и выше,
продолжайте в том же духе. Вторые вам просто завидуют. Хотя,
вполне вероятно, у них и впрямь нет чувства юмора… Если они и
дочитали до этого места, то исключительно из мелочного желания
насолить мне разгромной статьей во славу Нетленной
Высокоинтеллектуальной Фантастики.

И) Ну и последнее. Талант. Почему последнее? Да потому что
необязателен. Итак, талант может:
а) Отсутствовать. С успехом подменяется литературным
мастерством и широкими плечами знакомых в издательстве.
б) Присутствовать чисто формально. Вроде как и есть, вроде
как и радует публику, греет руки издательствам, но — долго не
живет. Вымирает через поколение.
в) Переполнять. Хуже и придумать нельзя. Таланта так много,
что окружающие его просто не замечают. Но если уж заметят… снимите
шляпу, господа. Не жадничайте, с вас не убудет. Истинных гениев
очень мало, давайте же нас беречь!

Ну вот, теперь вы полностью экипированы. Присядьте на дорожку
и в последний раз подумайте: а стоит ли вообще куда-то ходить?
Путь тернист и ненадежен, вам будут свистеть в спину на подъеме и
плевать на спуске, вы будете изнывать от творческого бессилия и
бешено дымить клавиатурой, не обращая внимания на боль в глазах,
ломоту в плечах, онемение в многострадальном заде и четвертый час
ночи.
Но если все-таки решились — не останавливайтесь. И не
оборачивайтесь. Вы создаете СВОЙ мир. Каков бы он ни был. И нечего
всяким там критикам и советчикам вроде меня соваться в него с
немытыми лапами.
7.04.2002

+3

2

О пользе "Шпаргалки писателя" (В. Купцов )

Около двух лет тому назад Юрий Александрович Никитин, в попытках передать какую-то часть опыта начинающим фантастам в моем лице, рассказал, как записал крупными буквами на бумажке и повесил прямо над рабочим столом кое-какие напоминания. В частности – "Не забывать упоминать цвета", "Указать, какое время года, суток", "Погода, осадки", "Помни об употреблении сравнений!". Методика работы выглядела крайне просто – пишешь какой-нибудь там рома или эпопею, ненароком поднял глаза – и замечаешь, что набил уже целую страницу, а все описания на ней – черно-белые, и ни одной метафоры! Поработаешь так годик с напоминалкой у носа – и начинаешь уже автоматически вставлять и цвета, и запахи, и о солнцепеке с дождем не забудешь, а уж литературные сравнения сами через каждые десяток-другой строк выскакивать будут.
Опыт я перенял, составил табличку на свой вкус, сразу включив в нее те пункты, что являлись слабостью для меня. Тут секретов нет, например, одной из моих регулярно повторяющихся упущений являлось употребление глаголов в различных временах в одном абзаце. Не говоря уже о предложениях с одним подлежащим и цепочкой сказуемых. Не вредным я счел и включение в "черный список" короткого перечня слов-паразитов. После чего торжественно водрузил "Шпаргалку писателя" над монитором. И уже потом, через несколько месяцев, начал задумываться, что же я наделал…
Вскоре нашлась аналогия. Как любитель шахмат, я припомнил историю замечательного советского гроссмейстера Александра Котова. Ну, то, что Александр Александрович стал вторым в истории нашей страны гроссмейстером, получил Государственную премию за разработки оружия во время войны, написал первый "толстый" роман о шахматисте ("Белые и черные"), причем экранизированный в дальнейшем ("Гроссмейстер") – нас в данный момент не интересует, главный подвиг Котова – в другом. Итак, в 1938 году молодой шахматист имел первую спортивную категорию - основную слабость: неумение рассчитывать варианты развития партии. Что же предпринял Котов? Он, первым делом, разработал некие правила расчета вариантов, типа – не проходить вторично по одной и той же ветке и так далее. После чего в течении года, ежедневно, молодой человек садился за шахматную доску на 4-5 часов. Он ставил сложную позицию из какой-то конкретной партии, и рассчитывал варианты в уме, не двигая фигур, на большое количество шагов вперед. Следующий этап – запись анализа, затем – проверка расчетов, уже двигая фигуры. Сначала результаты казались обескураживающими, через несколько месяцев обозначился прогресс. А через год Александр Александрович вновь сыграл в турнире. Что он легко победил прежних противников – понятно и так. Главное впечатление Котова выразилось в следующей фразе: "У меня было чувство, что я играю со слепыми людьми". Через год, побеждая всех подряд, экспериментатор стал чемпионом ССР и гроссмейстером…
Что сделал Котов? Он научил мозг тому, что хотел: в данном случае – считать варианты. Так что мешает нам научить самих себя грамотно писать тексты?!
Мозг можно тренировать так же, как и любую мышцу, нужна лишь методика и ее неукоснительное исполнение – в течение какого-то, немалого (!) периода. Методика употребления "Шпаргалки писателя" не требует жестких тренировок, все, что требуется по идее Никитина – это повесить перед собой клочок бумажки. И не забывать, что это – руководство к действию.
Разумеется, запрограммировать себя можно по любой произвольной программе, достаточно знать собственные слабости. А коли они еще не ведомы – воспользоваться чужим опытом, дополняя, в дальнейшем, список теми пунктами, кои сочтете нужными. И удаляя то, что посчитаете бесполезным.
Далее привожу ту шпаргалку, что висела у меня последний год.
Шпаргалка для писателя
1) Время года (1 раз).
2) Время суток (1 раз в эпизод).
3) Погода, осадки (1 раз в эпизод).
4) Цвета (по всему тексту).
5) Запахи (по всему тексту).
6) Вкус.
7) Тактильные ощущения – необязательно.
8) Температура (воздух, вода, металл) – необязательно.
9) Болевые ощущения – необязательно.
10) Убрать глупые "Свой, своя, свои…"
11) Убрать лишние "Был, были…"
12) Исправить предложения 1 подлежащее + несколько сказуемых ("Гусеницы").
13) Проверить, одинаковы ли времена у глаголов в одном абзаце.
14) Проверить, в одном ли стиле написан текст.
15) Убрать "Видимо".
16) Убрать "Действительно".
17) Убрать "Однако".
18) Убрать "Впрочем".
19) Проверить, использованы ли Сравнения?
20) Обработать программой "Свежий взгляд".
Объяснения:
Пункты 1-9 включают напоминания об употреблении обязательных компонентов описаний. Вероятно, стоит подумать и о том, чтобы не забыть описать внешность героев. Дерзайте!
Пункты 10-11 указывают на те слова-паразиты, употреблением которых грешат практически все начинающие. Остается лишь отослать к брошюре Ю. А. Никитина "Как стать писателем", где подробно объясняется, что не стоит лазить "своей рукой в свой карман". Что же до обилия "был-были", то не стоит употреблять текст русского автора машинному переводу с английского.
Пункт 12 – конкретно для меня (образца 1999 года). Как видно из предложения, начатого словами: "Ну, то, что Александр Александрович стал вторым в истории нашей страны гроссмейстером, получил…", ясно, что сей недостаток пока не изжит!
Пункт 13 – объяснить, что сие означает, затрудняюсь, но за последнее время ругать меня за скачки стиля в одном тексте стали реже!
Пункты 15-18 – список слов, которых следует всячески избегать в речи от автора, в диалогах героев – пожалуйста! Скорее всего, список стоит дополнить.
Пункт 19. Для некоторых начинающих авторов мысль о том, что употребление метафор является едва ли не первейшим признаком литературного произведения может оказаться новой…
Пункт 20. Это – тоже на мой вкус. Программа выделяет одинаковые кустки слов, находящихся в "опасной близости". Например, одно и то же слово, повторенное дважды в одном предложении. Программа очень помогает при авторской правке текста. Но кому-то употребление компьютерных программ против шерсти. Нет проблем – выкидывайте этот пункт!

Из приведенного текста ясно, что я придерживаюсь мнения: писательскому ремеслу можно обучить. И если не найдется ВУЗа или "доброго дяди", готового объяснить, с какого конца следует держать литературный паяльник, то, в конце концов, можно воспитать себя и самому! И "Шпаргалка писателя" может сыграть в этом деле не последнюю роль!

+2

3

«Я наваял нетленку - что дальше? (©Самиздат)

Каждый день в каждое крупное издательство приходят десятки писем от начинающих авторов. Почти в любом - просьба о публикации. При таких объемах любая ошибка или неточность автора, которая создает для издателя затруднение, приводит к окончанию переговоров. Проблемы решать просто некогда!
Выход прост - не допускать ошибок! И в этом Вам поможет данный текст, в котором подробно рассмотрены все этапы, от установления первого контакта с издателем, и до подписания договора. Гарантии того, что Вашу работу опубликуют, если Вы будете четко следовать приведенным рекомендациям - нет. Но в любой момент Вы будете знать, что сейчас происходит, и чего не стоит делать дальше.
Текст подготовлен по выступлению Дмитрия Громова и Олега Ладыженского (Г. Л. Олди) на семинаре молодых авторов (фестиваль фантастики 'Звездный Мост' 2002 года).

Введение
Будем считать, что материал для публикации у Вас уже есть. Это может быть роман, несколько повестей и рассказов, - главное, чтобы суммарный объем текстов был не менее пятнадцати авторских листов. Авторский лист - это 40 000 знаков, значит, у Вас должно быть не менее 600 килобайт чистого текста ('text only').
Будем также считать, что Вы приложили максимум усилий, чтобы это был достойный материал. В нем нет синтаксических и грамматических ошибок, Вы не раз внимательно его вычитывали и шлифовали, постоянно улучшая стиль. Сюжет логичен, а главные герои вырисованы ярко и оригинально.
Перед тем, как все начнется, запомните следующие общие положения:
- не создавайте технических проблем издателю - используйте для пересылки самые распространенные форматы; если Вас попросили что-то прислать (аннотацию, синопсис, заявку, описание жанра и особенностей Вашего текста...), то сначала пришлите, а потом спрашивайте, зачем и т. д.;
- будьте вежливыми в любой ситуации и не будьте слишком настырными - даже если Вам откажут, то вполне вероятно, что Вам придется работать с этими людьми в будущем - не стоит портить отношения;
- будьте терпеливыми - приготовьтесь к тому, что процесс займет не менее полугода в самом лучшем варианте.

Первый контакт
Для начала надо провести небольшую разведку, чтобы решить, в какое издательство лучше отправлять текст. Дело в том, что большинство произведений выпускаются в рамках какой-либо литературной серии. Каждая серия ориентирована на конкретный жанр, поджанр или даже - на конкретную группу писателей. В каких-то сериях публикуются произведения только зарубежных авторов, в каких-то - только отечественных; бывают и смешанные, но реже. Вне серий могут издаваться или очень популярные, зарекомендовавшие себя ранее книги, или произведения популярного автора, где книга будет куплена "за имя", что очень маловероятно в Вашем случае.
Поэтому надо выбрать выходящие в данный момент серии, в которые подходит по направленности, стилю и жанру Ваше произведение. Это можно сделать с помощью Интернета, например, на сайте 'Все книги фантастики', но быстрее и дешевле пойти в хороший книжный магазин и посмотреть, что лежит на полках. В этом случае Вы легко сможете узнать и электронный адрес издательства, и имя редактора серии - эта информация указывается обычно в выходных данных на последних страницах книги.
Решив, какие издательства Вам нужны, и раздобыв их электронные адреса, можно писать и первое письмо. Важно! Не имеет никакого смысла с самого начала посылать весь текст или объемные отрывки из него. Сейчас Ваша задача - установить контакт с издателем, и только после его просьбы можно пересылать текст.
Начинать с приветствия: 'Уважаемое издательство!' - никуда не годится. Письмо изначально попадает на машину секретарши, и шанс, что после такого приветствия оно пойдет дальше, не затерявшись в общей груде корреспонденции, - невелик. Лучше всего начать: 'Здравствуйте, уважаемый :', где вместо точек стоит имя конкретного редактора или куратора серии. В этом случае письмо, скорее всего, попадет по назначению. Если имени Вы не знаете, то после общего приветствия попросите переслать это письмо редактору (куратору, зав. редакцией или редакционными группами) нужной Вам серии.
Далее следует поместить краткую информацию о себе и о тексте. Ключевое слово - 'краткую': Ваши анкетные данные и подробная автобиография на двадцати страницах издателя не интересуют. Фамилия, имя, отчество. Контактный адрес, телефон, альтернативный электронный ящик. И все. Возраст, социальное положение и т. п. указывать не надо . Оптимальный объем аннотации к тексту составляет три-четыре килобайта. В нее надо включить: развернутое описание жанра произведения (космическая опера с элементами НФ, психологическая фэнтези, хоррор на городском материале, героико-эпическая сага...), схематичный сюжет и особенности стиля изложения. Это не должно быть копией аннотации, которую Вы хотите видеть на форзаце книги, и которая заканчивается словами: 'а теперь переверните страницу и погрузитесь в увлекательное повествование'. Нужна краткая и реальная информация. Рекламировать книгу будет издатель. Потом. Если захочет.
Если уж очень не терпится, вышлите небольшой фрагмент начала романа в запакованном виде. Подчеркивается: "небольшой".
Сообщать в письме о том, что Ваши произведения находятся на таких-то и таких-то сайтах, выходили в таких-то и таких-то фэнзинах и даже получали такие-то и такие-то призы или отзывы родственников, друзей и сетевых читателей - не нужно. Издатель рискует своими деньгами, и подобная информация его не интересует. Аккуратно упомянуть можно только о публикациях в изданиях, имеющих хоть какой-то вес (например, журналы 'Если' или 'Звездная дорога'). Не стоит расписывать, если это произошло, что Ваши предыдущие романы были выпущены в таком-то издательстве. Вы знаете о том, как редактор этого издательства относится к книгам того издательства? А если негативно? Зачем рисковать? Тем более странно, что этот роман Вы несете сюда: значит, там от Вас отказались?
Если же Вы все-таки сообщили, что публиковались в другом издательстве в виде "сольных" книг - имейте в виду, что этот издатель почти наверняка проверит, как быстро уходили со склада и из продажи Ваши книги, как Вы себя зарекомендовали в том издательстве, по каким причинам ушли и т. д. Возможно, это сыграет Вам на руку. Возможно - нет.
Разослав письма, самое лучшее забыть о них - легче будет ждать ответа. Даже на минуту не мечтайте, что Вам ответят назавтра. Хорошо будет, если с первого раза вообще ответит хоть кто-нибудь. Прождав недели две, письмо можно (нужно!) отправить снова. В вежливой форме: 'Такого-то числа я отправлял Вам письмо, видимо, из-за сбоев в работе Сети Вы его не получили. Привожу его еще раз:'. Прождав теперь неделю, шлите снова. Остановиться имеет смысл где-то после пятого-шестого раза.
Будьте вежливыми до конца. Не раз случалось, что ответ приходил через месяц или даже более, и ответ положительный. Но если к этому сроку Вы уже будете угрожать или ругаться, то желание иметь с Вами дело у издателя пропадет.

Распечатка и обходные маневры
Рассмотрим еще несколько способов, которыми можно донести до издателя свою рукопись. Самый простой - это распечатать и отослать по почте бандеролью. У этого способа два недостатка: он дороже, чем электронное письмо, и он медленнее, чем электронное письмо. Преимуществ же у него нет. Каждое приличное издательство и так распечатывает полученный текст - с экрана практически никто не читает. Если же фирма пытается на этом экономить, то подумайте - стоит ли Вам с нею связываться? Если решите, что 'стоит', то подумайте еще раз.
Многие считают, что успех может обеспечить протекция известного автора. Может, но вероятность этого не намного выше, чем когда Вы действуете самостоятельно. Это признают сами писатели, и причина здесь не в их нежелании помочь, а в позиции издателя. Он рискует своими деньгами (это уже говорилось, но данный факт очень важен для понимания механизма публикации), поэтому и решение принимает самостоятельно. И если он думает, что книга не вернет затраченных денег, то никакие уговоры знакомого именитого автора не помогут в ее издании. Ну, разве что этот знакомый именитый автор поставит свою фамилию на обложку Вашей книги. Единственное, в чем может помочь протекция, так это в том, что с Вашей рукописью ознакомятся в первую очередь. И то не обязательно.
Почему-то хорошей идеей считается поймать редактора издательства на конвенте фантастики и вручить ему рукопись. Если уж Вы решите действовать таким способом, то пронумеруйте и подпишите все листы, сложив их в отдельную папку. Иначе в суматохе непременно рассыплются, и часть потеряется. Вот только зачем? Понятно, что на конвенте редактор знакомиться с рукописью не будет - не для того он сюда приехал. Разве что в паузе глазами пробежит. А потом он уедет в свой город, и Вы окажетесь в точно такой же ситуации, как если бы пересылали рукопись по электронной почте. Только при этом еще не будет уверенности, что с Вашим текстом ничего по дороге не случилось.
Если уж попали на конвент, встретили интересующего Вас издателя, познакомились с ним, и он согласился взять Ваши тексты на рассмотрение - лучше вручите ему подписанную дискету. (На дискете желательно указать свои Ф. И. О., адрес, телефон, e-mail, названия произведений, а также формат и архивацию, в которых они записаны.) И Вам, и издателю будет удобнее везти с собой одну-две дискеты, а не огромную кипу бумаги. А читать текст он или его сотрудники будут все равно позже, в издательстве, а не здесь, на конвенте. Там и распечатают (об этом уже говорилось выше).
Хорошим, но достаточно трудным вариантом является переезд на месяц или больше в Москву, личный поход по издательствам и разговоры с редакторами. Хотя иногда, чтобы встретиться с нужными людьми, не хватит и месяца. Вероятность, что Вы сможете за этот срок договориться об издании - отнюдь не стопроцентная.
Впрочем, пробовать можно все. Раз в год и палка стреляет.

Отправка рукописи
Итак, Вы все же дождались ответа от издателя. Будем считать, что он заинтересовался и в результате попросил выслать рукопись. Если при этом он выдвинул какие-то требования к ее оформлению, то естественно, что их надо выполнить. Если никаких требований нет, то лучше всего сохранить произведение как "только текст" в кодировке Windows, запаковать архиватором zip, прикрепить полученный файл к письму и отправить.
Теперь подробней, почему так, а не иначе. Чем сложнее будет формат текста, тем больше вероятность, что на машине издателя (штатного рецензента, редактора...) он будет выглядеть не так, как Вы задумывали, или вообще не прочитается. Существует возможность того, что текст просто не откроется, если будет подготовлен для другой версии программы. При этом Ваше оформление текста, для которого и нужны сложные форматы, издателя нисколько не интересует - он, в любом случае, будет заниматься 'дизайном' самостоятельно, при будущей верстке, а всякие изыски, вроде желтого текста на синим фоне, лишь создадут негативное впечатление.
Самый лучший вариант поэтому - простой текст (.txt), разбитый на абзацы (не на строки!), который без проблем можно прочесть и легко распечатать на любом компьютере. Разметка текста: курсив, жирный - в данном случае все равно не важна, принять решение о публикации можно и без нее.
Архиватор zip рекомендуется использовать потому, что этот формат очень широко распространен. Некоторые операционные системы умеют работать с ним даже без использования дополнительных программ. Ни в коем случае не используйте самораспаковывающиеся архивы. В этом случае, стремясь сделать процесс распаковки гарантированным, Вы лишь окажете себе медвежью услугу. Из-за обилия вирусов все исполнимые файлы, приходящие по почте, зачастую сразу удаляются. Во избежание. Выслать текст повторно Вас могут и не попросить.
Береженого - бог бережет? Говорят, пока не заключен договор, высылать текст целиком очень опасно. Возьмут и напечатают под другим именем: Надо сказать, что подобные опасения имеют под собой некоторую почву. В девяносто втором году, десять лет назад, был случай, когда авторскую рукопись издали под чужим именем. Ни уважения, ни славы, правда, это вору не принесло. С тех пор рынок стал гораздо цивилизованней, и скандалы подобного рода не нужны ни одному издательству: ему просто скоро нечего станет печатать. Короче, очень маловероятно (почти нереально), что Ваше произведение украдут. Не пропадают такие страхи из-за их поддержки отдельными литературными агентствами, но делают они это с вполне очевидной целью, так что об этом больше не будем.
Поэтому высылайте спокойно весь текст: шансов полного плагиата ничтожно мало. Да, можно, конечно, написать, что Вы боитесь плагиата, поэтому шлете фрагмент, а в случае согласия и письменного договора... Поступать, однако, подобным образом глупо. Этим Вы со стопроцентной вероятностью оттолкнете издателя от сотрудничества. На его взгляд, Ваш текст не стоит проблем, которые Вы начинаете создавать на пустом месте, рассмотрения ждут еще десятки (сотни) работ. Это не очень благоприятное для автора положение, но пока Вы не заработали себе имя, с ним придется мириться.

Ответ издателя
Он может быть трех типов. Первый: 'Вы нам не подходите'. Все - на этом направлении нужно остановиться. Пытаться выяснить 'почему' и 'что подходит', забрасывая издателями письмами с требованиями объясниться или выслать Вам рецензию редактора в развернутом виде - бесполезно. У Вас один шанс из ста, что Вам ответят. Лучше поблагодарить за потраченное время и перейти к другим вариантам.
Второй: 'интересно, и если Вы переделаете это, это и это, то мы подумаем'. Если изменения небольшие и справедливы (большей частью технические), то переделать можно и нужно. Если же Вам предложили переписать половину текста вдребезги и по-новому, то решайте на свое усмотрение. Примите во внимание тот факт, что девять из десяти авторов на подобное предложение соглашаются. Люди зачастую готовы на публикацию любой ценой, хорошо это или плохо. Учтите, однако, что нет никакой гарантии, что переработанный текст в итоге все-таки опубликуют.
Ошибка, которую в данной ситуации можно совершить, состоит в спешке. Если Вы пообещаете за три дня все переделать начисто, то дальнейшая переписка с издательством, скорее всего, прекратится, или Вам быстренько откажут: только наивный дилетант может серьезно изменить текст за подобное время. Если издатель Вас не торопит, то прикиньте, сколько времени Вам потребуется на тщательную переработку, умножьте это число на два и получившийся срок называйте издателю.
Третий ответ, самый радостный: 'Вы нам подходите без всяких оговорок, высылаем договор'. Все? Нет! Договор тоже содержит много подводных камней, и в следующей части мы о них поговорим.

Договор
Теперь уже можно не так переживать по поводу 'опубликуют или нет'. Издатель уже потратил на Вас достаточно времени и сам заинтересован в том, чтобы довести текст до печатного станка. Но расслабляться еще рано - надо отстоять свои права. У каждого издательства есть типовая форма договора, который и будет выслан Вам. Естественно, по понятным причинам, все, что можно оформить в свою пользу, издатель оформит именно в свою. Но договор называется договором, то есть, Вы должны прийти ко взаимным договоренностям. Не спешите сразу, не читая, подписывать контракт и бежать хвастаться друзьям, а также излагать сей факт (а заодно и условия договора) в Сети (обычная ошибка начинающих авторов!). Сильно изменить текст договора Вам, скорее всего, не дадут, но отдельные пункты вполне обсуждаемы и изменяемы.
Довольно разумная мысль - показать текст полученного договора специалисту - к сожалению, часто бывает трудноосуществима. Юридическая наука довольно обширна, и зачастую юристы имеют специализацию. Лучшие из тех, кто специализируется на авторских правах, работают в издательствах. В небольшом же городке может не оказаться специалиста даже среднего уровня.
По отдельным пунктам разъяснение можно запросить у самого издательства, но не стоит этим сильно увлекаться - увы, зачастую редактор сам не в курсе, что значит конкретная фраза - договор составляет не он, а специальный отдел издательства. Основным же Вашим помощником будет здравый смысл.
Ключевые пункты, по которым Вы должны проверить договор:
- гонорар начинающего автора должен составлять не менее семи процентов от отпускной стоимости книги. Больше десяти вам вряд ли кто-то даст, соглашаться на меньшее, чем семь, - по усмотрению автора. Но семь-десять процентов - это реальная цифра. Следует уделить внимание тому, что отпускная цена книги намного меньше той, за которую ее продают с лотка или в магазине. Зачастую речь идет о сумме около одного евро за книгу - такова средняя отпускная цена оптовику со склада издательства (речь идет о стандартной книге в твердом переплете; с "покетом" цифры другие). Тираж в 15000 экз., таким образом, принесет Вам гонорар примерно в 1000 евро. Это для тех, кто сразу начинает оформлять покупку "Мерседеса".
- деньги Вы должны получить не 'после реализации тиража', как бы Вас ни пытались в этом убедить и зафиксировать это в договоре. В этом случае издательство вечно держит на складе одну пачку, тираж не реализован до конца, и Вы остаетесь только с авансом, если таковой имел место. Поэтому выплата гонорара должна быть оговорена сразу после издания или через какой-то разумный и непременно - конкретный срок после подписания договора.
- нормальный срок эксклюзивных прав на издание для начинающего автора - три года. Лучше - меньше. Соглашаться на больший срок - опять-таки на Ваше усмотрение. Сразу поясним, что такое 'эксклюзивные права' - это означает, что Вы не можете в течение их действия издавать произведение в других издательствах.
Все 'лишние' пункты из договора постарайтесь вычеркнуть. Например, на всякий случай, издательство оставляет за собой права на перевод, переработку и экранизацию книги. Задайте им прямой вопрос: 'Собираются ли они это делать?'. Если ответ будет 'нет', то это будет хорошим аргументом для удаления данных пунктов. Вместо вычеркивания, можно, наоборот, везде приписать: 'с письменного разрешения автора'. Это даст Вам право самому решать, как поступить, если такие положения 'сработают'.
И последний совет. Договор подписан. Когда имеет смысл начать разговаривать о следующей книге? Правильный ответ - через два месяца после издания первой. В этом случае издательство уже будет видеть коммерческую успешность книги, что даст ему возможность принять решение. Надеемся, что в Вашу пользу. Да, изредка бывает, что речь о следующей книге заходит сразу. Но это, скорее, исключение.
Удачи Вам в задуманном деле!
P. S. Это все только наброски фарватера. Пройти же между рифами к читателю без пробоин поможет либо собственный, накопленный годами опыт вкупе со здравым смыслом и хладнокровием, либо опытный лоцман. Но это уже совсем другая история.

История появления текста довольно запутанная, поэтому в хронологическом порядке перечисляем всех, кто над ним работал:
- исходный материал: Г.Л. Олди
- обработка и подготовка текста: Хокан Лондо
- редактирование: В. Романов
- правка и дополнение: Г.Л. Олди»

+2

4

Слог каждого писателя, независимо от формы речи (прозаическая она или поэтическая) и таланта писателя, должен отличаться:

1) правильностью;
2) ясностью;
3) точностью;
4) чистотой.

Правильность речи

Правильною называется речь, согласная с законами родного языка и правилами грамматики. Частое нарушение правил грамматики в речи называется безграмотностью. Синтаксическим ошибкам (в сочетании слов) в стилистике усвоено название солецизмов. Солецизмы допускаются, главным образом, вследствие незнания законов родного языка. Весьма часто, напр., допускаются погрешности против правил сокращения придаточных предложений (напр.: вошедши в комнату, мне захотелось сесть).

Хоть я и не пророк,
Но видя мотылька, что он вкруг свечки вьется,
Пророчество почти всегда мне удается,
Что крылышки сожжет мой мотылек.

(Крылов)

Нередко солецизмы вкрадываются в речь при переводах с иностранных языков. В этих случаях солецизмам усваиваются особые названия, смотря по языку, из которого взят оборот: галлицизм - оборот французского языка (сделать свое состояние); германизм - немецкого (это хорошо выглядит); латинизм - латинского (государство, от великих историков прославленное) и т.д.

Примечание. Солецизм - название случайное: греки, жившие в городе Соли, афинской колонии, вследствие постоянного общения с туземцами, употребляли обороты разных языков.

Ясность речи

Ясною называется речь, которую читатель легко понимает, и которая не возбуждает в нем никаких недоумений. Чтобы ясно выражать мысли, нужно иметь вполне ясное представление о предмете. В частности, вредит ясности речи употребление так называемых двусмысленных выражений. Двусмысленность выражений может зависеть:

а) от одинаковых окончаний подлежащего и прямого дополнения. Напр.: груз потопил корабль (как понимать: груз затопил корабль, или корабль по другим причинам утопил груз? Или: мать любит дочь. Кто кого любит?)

б) Двусмысленность выражения может обуславливаться опущением знака препинания: "одному наследнику завещано было поставить статую золотую пику держащую". Без запятой выражение двусмысленно; постановкой знака пред словом золотую или пику - определяется смысл выражения.

в) Двусмысленность выражению легко сообщается употреблением омонимов, т.е. слов, обозначающих несколько совершенно разных понятий. Напр.: "топить" значит и в воде топить и топить печь; проводить - указывать путь и обманывать. Таких слов в языке много (коса, нос, ключ, ручка и друг). Выражения, взятые в отдельности: он меня ловко провел, приказано топить корабль, - двусмысленны и неясны.

г) Неясность речи часто зависит от неправильного расположения слов в предложениях. Напр.:

И завещал он, умирая,
Чтобы на юг перенесли
Его тоскующие кости,
И смертью чуждой сей земли
Неуспокоенные гости.

(Пушкин)

Они кормили его мясом своих собак (его ли кормили мясом собак, или собак кормили его мясом). Тяжело положение предводителя войска, утратившего бодрость (кто утратил бодрость: предводитель или войско?).

д) Наконец, вредит ясности выражение мыслей длинными периодами со множеством придаточных пояснительных предложений.

Точность речи

Точность речи. Состоит в полном соответствии употребляемых слов тем понятиям, которые хотел бы выразить писатель. Особенно точность речи нарушается при употреблении слов синонимических.

Синонимы
Плеоназмы
Тавтология
Параллелизмы

Синонимы

Синонимы. В языке много слов, выражающих сходные, но не одни и те же понятия. Таким словам присвоено название синонимических. Синонимических слов в языке много. Напр.: старинный и ветхий, радость и восторг, страх и ужас, путь и дорога, смотреть и видеть и проч. и проч. Чтобы избежать неточности при употреблении синонимических слов, необходимо вдумываться в смысл каждого слова.

Плеоназмы

Плеоназмы. Стремление как можно точнее выразить мысль, при плохом знании языка или при недостаточной вдумчивости в смысл употребляемых слов, часто служит причиной так называемых плеоназмов, т.е. переполнения речи словами и целыми выражениями, ненужными для смысла речи. Напр.:

"Есть люди, обладающие характером положительным, практическим, деловым, житейским, расчетливым. Такие люди не любят теоретических тонкостей, не пускаются в умозрения, не вдаются в отвлеченности".

Здесь много лишних слов и целых выражений, которые можно исключить без всякого ущерба для точности речи. Плеоназмы иногда намеренно допускаются, когда, во избежание недоразумений, требуется с особенной точностью обозначить, что следует подразумевать под известными словами. Очень часто плеоназмы встречаются в народной, разговорной речи и в поэтических произведениях (особенно в народной поэзии), где они сообщают особенную убедительность речи и способствуют более живому изображению предмета. Напр.:

я видел это собственными своими глазами;
"свищет соловей он по соловьиному";
"О, поле, поле! кто тебя усеял мертвыми костями?"

Тавтология

Тавтология. Особый вид плеоназма представляет тавтология, т.е. повторение того, что выражено одним словом, посредством другого синонимического или происходящего то того же корня слова. Напр.:

оставили ту сторону пустой и незанятой;
он имел обычай обыкновенно это делать.

Тавтология, представляя в прозаической речи неприятное переполнение ее ненужными словами, в поэтических произведениях нередко сообщает особенную выразительность речи. Очень часто тавтология встречается в народной поэзии. Таковы, напр., выражения: сиднем сидеть; отправиться в путь-дорогу и т.п.

Параллелизмы

Параллелизмы. Целые тавтологичные предложения называются параллелизмами. Таковы выражения:

будь бережлив, не трать лишнего;
он не хотел простить меня, не хотел оказать своей милости, не хотел помиловать.

В поэтическим произведениях встречаются параллелизмы, которые состоят из предложений, соответствующих одно другому по форме выражений. Напр.:

В своих палатах белокаменных
Устроил Садко по небесному:
На небе солнце - и в палатах солнце;
На небе месяц - и в палатах месяц;
На небе звезды - и в палатах звезды.

Такие параллелизмы не только не вредят точности речи, но способствуют живому и наглядному представлению сопоставляемых предметов и явлений.

Чистота речи

Чистота речи. Чистою называется речь, состоящая из коренных русских слов и оборотов, которые употребляют для выражения мыслей самые лучшие писатели. Их слог называется современным и литературным. Погрешности против современного литературного слога, вредящие чистоте речи, состоят в неумеренном и неразумном употреблении: а) архаизмов, б) неологизмов, в) варваризмов, г) провинциализмов и д) слов народных (простонародных).

Архаизмы
Неологизмы
Варваризмы
Провинциализмы
Слова народные (простонародные)

Архаизмы

Архаизмы. Язык каждого народа незаметно, но постоянно изменяется: одни слова и обороты выходят из употребления, другие вновь появляются. Слова и обороты, вышедшие из употребления, и называются архаизмами (примеры архаизмов: пря - спор, свара - ссора, печальник - заступник, приклад - пример и др.). Архаизмы вообще употреблять не следует. Но умелое употребление их позволительно и желательно:
а) в сочинениях исторических, так как употребление слов и оборотов, которые употреблял когда-то народ, способствует более наглядному представлению описываемой эпохи;
б) в сочинениях религиозного характера, так как русский народ привык выражать религиозное чувство на языке славянском (язык архаический), на славянском языке он читает Библию, на этом же языке изложены все общеупотребительные молитвы.

Неологизмы

Неологизмы. Вновь являющиеся слова в языке называются неологизмами. Появление новых слов в языке вызывается постепенным развитием народа. Являются у народа новые понятия, нужны и слова новые для их выражения (построили железные дороги, у народа явилось слово "чугунка"; в сербскую войну явилось слово "доброволец"). Чаще всего новые слова вносят в язык даровитые писатели. Раз употребленное новое слово повторяется другими, входит в лексикон языка и перестает считаться неологизмом. Неологизмы в языке необходимы, но часто пытаются ввести неудачные неологизмы. Шишков (современник Карамзина) вздумал было ввести новые слова: ость (центр), добледушие (героизм), баснословие (мифология), лицедей (актер), краснослагатель (оратор) и др., но их не стали употреблять представители литературы. Такие неологизмы называют неудачными и употреблять их не следует.

Варваризмы

Варваризмы. Тою же потребностью отчасти, какою вызываются неологизмы, обусловливается появление в языке варваризмов, т.е. слов иностранных. При появлении нового понятия, не заботятся о производстве нового слова из корней родного языка, а берут готовое слово из другого языка. Иногда это бывает хорошо и необходимо, потому что выразительное слово другого языка становится достоянием всего образованного человечества (название изобретений: телефон, фонограф, микрофон и т.п.). Но часто без нужды употребляются варваризмы, когда есть вполне соответствующие слова в родном языке (променад - прогулка, вояж - путешествие, виктория - победа и т.д.).

Провинциализмы

Провинциализмы, т.е. слова областные. Язык, вследствие особенности в условиях народной жизни, дробится на наречия и говоры (новгородский, саратовский и т.д.; главные говоры - московский и петербургский). В каждом наречии, в каждом говоре есть слова непонятные или малопонятные жителям других мест. Напр.: в Сибири - варнак (беглый), буран (метель), реветь (звать), векша (белка); на Дону - казань (ведро) и т.д. Таким словам и присвоено название провинциализмов. Употреблять их следует только в сочинениях, касающихся жизни известной местности, но и в этих случаях следует пояснять их смысл в скобках или примечаниях.

Слова народные (простонародные)

Слова народные (простонародные). Язык с появлением письменности распался на устный-разговорный (народный) и книжный (литературный), который выработали лучшие писатели. Литературный язык, благодаря различным условиям, сделался богаче разговорного количеством слов, разнообразнее оборотами и благозвучнее по общему строю. Следует выражать мысли языком литературным, но и в народном языке есть много выразительных слов и оборотов (у Крылова: светик, голубчик, скворушка, дух, хвать и др.). Такими словами и оборотами не только можно, но и должно пользоваться, как пользовались им Крылов, Кольцов, Пушкин, Лермонтов и др., и этим способствовали сближению литературного языка с народным. Вредит чистоте речи употребление только так называемых вульгаризмов: рыло (лицо), треснуть(ударить) и т.п.

Настоящий раздел сконструирован на основе цитат и выдержек из книги: Учебный курс Теории Словесности для средних учебных заведений, сост. Н.Ливанов: изд. восьмое, С-Пб, 1910

+2

5

Г.Альтов, П.Амнуэль

Приемы создания новых идей
------------------------------------------------------------------------
От карликов до гигантов

УВЕЛИЧЕНИЕ - УМЕНЬШЕНИЕ

В чем он состоит? Нужно выбрать объект (или часть объекта), который мы
будем изменять. А затем попробуем его уменьшать или увеличивать (результаты
этих действий будут совершенно различными).
Предположим, в качестве объекта мы выбрали человека. Что произойдет,
если мы его будем уменьшать? Уменьшим в два раза. Пока фантастикой здесь и
не пахнет: ведь существуют реальные люди маленького роста. А в десять раз?
Человек высотой в 15-20 сантиметров - это уже фантастика. Травинка для него
становится мощным стволом, а оса - опаснейшим хищником. Попробуем уменьшать
дальше. Вот он размером с пылинку, с бактерию... Такого человека можно
отправить в увлекательное путешествие по клеткам дерева или живого
существа, и фантасты это уже проделывали. Продолжим наш эксперимент.
Человек размером с молекулу, атом... Каким он увидит окружающий мир? А
может быть, уменьшим его еще? Честно говоря, я затрудняюсь представить
такого человека. Но, может быть, кто-то из вас сумеет такое представить?
Теперь попробуем не уменьшать человека, а увеличивать. Сначала немного.
Человек пятиметрового роста. Как он будет чувствовать себя в нашем
обществе? А высотой в десять-двадцать метров? Что ж, увеличивать, так
увеличивать! Километровый человек! А еще больше - слабо? Человек величиной
с планету? Может быть, величиной с галактику?
Представляю, как некоторые скептики, прочитав эти строки, скажут:
"Подумаешь! Мы уже читали про таких людей. Да и ничего интересного: человек
- он и есть человек. Какая разница, какого он роста?"
Согласен, в фантастике уже встречались описания людей и больших, и
маленьких. Я специально не называю эти произведения, сделайте это сами и
напишите нам. Но, во-первых, вы можете взять в качестве объекта не
человека, а что-то другое, и тогда непременно натолкнетесь на что-то новое.
А во-вторых, вся прелесть такого фантазирования в том, что мало произвести
просто арифметическое действие и узнать рост уменьшенного или увеличенного
объекта. Попробуйте представить себя детективом и выяснить причины этого
изменения. Произошли они в результате научного опыта? Или катастрофы? Или
это результат мутаций? А может, это вообще инопланетные объекты? Хорошо,
допустим, что с причинами мы разобрались. Давайте попробуем выступить в
качестве футурологов: что произойдет в результате такого изменения? Как
поведут себя люди, встретившись с такими объектами? Как изменится мир? Что
нового мы сможем узнать?
------------------------------------------------------------------------
А Баба-Яга против!

НАОБОРОТ

Суть этого приема заключается в том, что взяв какое-то качество объекта,
факта (или сам факт), нужно изменить его на противоположное. Кстати, этот
прием можно с успехом применять к другим приемам создания фантастических
идей. Вспомните первый прием, который мы исследовали в прошлый раз:
увеличение. А если изменить его на противоположный, то получим уменьшение.
В дальнейшем вы убедитесь, что большинство приемов представляет собой
именно пару противоположных качеств, а сегодня попробуем применить прием
наоборот.
Давайте в качестве объекта снова выберем человека. Человек рождается,
взрослеет, затем наступает старость... А мы хотим, чтобы все было наоборот!
Появляется на свет старый дед, с бородой, морщинистый лоб его скрывает
мудрость и опыт. И начинает молодеть! Расправляются морщины, дряхлый
организм наливается силой, человек молодеет. Вот он уже стал юношей, вот
ребенком... Чуть-чуть напрягите фантазию, добавьте некоторые подробности,
обратите внимание на детали, и у вас может получиться целый веер
фантастических идей, основанных на этой ситуации. Контрамот (так назвали
человека, живущего наоборот, братья Стругацкие) живет целый день нормально,
а в полночь оказывается не в завтрашнем, а во вчерашнем дне. Контрамот
вообще все делает наоборот: ходит задом наперед, так же произносит слова...
И так далее. Попробуйте сами домыслить и дорисовать картину, которая
получится, если развить эту идею.
С помощью приема наоборот можно попробовать смоделировать инопланетную
цивилизацию, взяв землян за образец и превратив в противоположное одно
какое-нибудь их качество. Возьмем, к примеру, глаза. У человека они служат
для того, чтобы принимать видеоинформацию. Обратное качество -передавать
изображение. Ага, значит, у инопланетян есть на теле некое подобие экрана,
на котором может создаваться картина, возникающая в мозгу. Конечно, обычные
глаза им тоже понадобятся, чтобы разглядывать эти экраны. Мы же давайте
попробуем развить идею видеоэкранов.
Следует продумать, какими они могут быть, чтобы выполнять свою функцию.
Такой экран должен состоять из чего-то, похожего на кожу хамелеонов (или
камбалы, которая тоже может менять рисунок тела). Значит, надо выяснить,
что известно науке об умении этих животных менять цвет кожи, и по аналогии
разработать теорию видеоэкранов на теле наших инопланетян. Если хорошенько
подумать, можно представить, как изменится (по сравнению с людьми) общение
меж такими существами. Передача изображений может существенно ускорить
обмен информацией. Вспомните, как трудно иногда объяснить прохожему, как
пройти на интересующую его улицу. Или расспросы свидетелей происшествия в
милиции. Или учителя, который что-то рисует на доске. Короче, экранчик
такой и нам бы пригодился.
Кстати, а в каком месте человеческого тела вы бы его разместили? Задача
не из простых, но интересная. Между прочим, я не помню, чтобы в фантастике
эта идея была использована (а может быть, я просто чего-то не читал, и вы
сможете найти подобную идею?), а значит, можно попытаться написать рассказ
на эту тему.
Иногда для того, чтобы реализовать прием наоборот, достаточно к объекту
добавить приставку "анти". Выберем в качестве объекта обыкновенную
электрическую лампочку. А что будет представлять собой антилампочка? Каково
основное назначение лампочки? Давать свет, освещать место в темноте.
Антилампочка по аналогии должна давать тьму, затемнять светлое. Помните,
что новая фантастическая идея должна быть развита, на ее скелет нужно
нарастить плоть. Ну хорошо, вот придумали мы эту антилампочку, а для чего
ее можно применить? Ну-ка подумайте, бывали в вашей жизни случаи, когда вам
в яркий солнечный день позарез нужно было найти очень темное место? Если вы
занимались фотографией, то наверняка уже поняли, что я имею в виду. Темнота
может пригодиться при зарядке фотопленки или при печатании фотографий.
Каждый, кто заряжал фотопленку под одеялом, согласится со мной, что гораздо
удобнее и приятнее было бы делать это, если бы можно было щелкнуть
выключателем, и ровная плотная тьма от антилампочки окутала бы комнату...
По аналогии с антилампочкой можно придумать аппарат, который производит
антизвук. Я даже не знаю, как его лучше назвать: антишумитель, что ли?
Главной задачей такого аппарата было бы глушение звука в определенном
месте. Тоже весьма полезное изобретение. Хочешь поработать, чтобы тебя
ничто не отвлекало, ни громкий звук телевизора, ни шум проходящих за окном
автомобилей, ни крики увлеченного игрой младшего братишки, - включил свой
автономный антишумитель, который не позволяет прорваться к тебе звукам из
ближайшего окружения, и сидишь, учишь уроки в тишине. А можно придумать
такой антишумитель, который не пропускает звуки избирательно: глушит любой
шум, но не задерживает слова мамы, которая зовет тебя на обед. Или не
пропускает звуки, источник которых удален от тебя больше, чем на три,
например, метра. Тогда можно представить себе, как в одной комнате
прекрасно уживаются члены семьи, каждый из которых слушает что-то свое:
один - телевизор, другой - радиоприемник, третий - магнитофон... И никто
никому не мешает.
Должен вас предупредить, что прием наоборот, как и любой из приемов
фантазирования, требует некоторых дополнительных шевелений мозга. Очень
часто вы можете натолкнуться на уже известные вещи. Выбрали в качестве
объекта океан, добавили приставку "анти" - что получится? Правильно,
антиокеан, то есть суша. Что же тут фантастического? Чтобы прием сработал,
нужно поразмышлять, к какому именно качеству океана нужно его применить,
чтобы получилась качественно новая идея. Это не всегда просто, но не
отчаивайтесь, если чтото сразу не получилось, поищите другие варианты, и вы
обязательно найдете свое, интересное решение.
------------------------------------------------------------------------
Ишь ты, какой шустрый! Возможно, кто-то, увидев заголовок, уже
догадался, о чем пойдет разговор. Совершенно правильно - о скорости. На
повестке дня - третий прием создания новых фантастических идей, а именно:

УСКОРЕНИЕ - ЗАМЕДЛЕНИЕ

Что мы выберем в качестве объекта? Правильно, человека! Я не случайно
выбираю его для наших экспериментов. Во-первых, что из себя представляет
человек, знает каждый, это не какой-нибудь загадочный синхрофазотрон, и
каждый при желании может подойти к зеркалу и посмотреть на этого самого
человека... Вовторых, вся литература (и фантастика, как ее составная часть)
пишется людьми, о людях и для людей. А потому в уже существующей
фантастической литературе легко найти примеры применения наших приемов как
раз в приложении к человеку.
Итак, новый прием можно применить лишь к такому объекту, который связан
с изменениями во времени. Не будем мелочиться и возьмем глобальное свойство
человека - жизнь. Что произойдет, если мы ее ускорим? Например, раз в
десять! Представляете, как спрессуется время для такого человека? Да он за
сутки только поспать десять раз успеет. А поесть и того больше. Правда, за
эти же сутки он сможет выполнить такой объем работы, который нормальному
человеку под силу сделать лишь за десять дней. Правда, если останутся
неизменными все физиологические процессы в организме ускоренного человека,
проживет он от силы 7-8 лет. Это не радует. А здорово было бы, если бы
можно было ускорять темп своей жизни по желанию! Меня поймет любой школьник
или студент, который готовится к экзаменам. Да мало ли случаев, когда нам
не хватает времени? Вот тогда это умение и пригодилось бы.
А что будет, если мы еще ускорим темп жизни? В сто раз! А ведь мы даже
не сможем увидеть такого быстрого человека, если он не будет сидеть без
движения 1/16 секунды. Это для нас она 1/16, а для ускоренного - 6.25
секунды. Можно 50 метров пробежать. И побить все мировые рекорды! Правда,
здесь нужно посчитать, сможет ли он так быстро бежать, ведь для него резко
увеличится сопротивление воздуха. Воздух станет вязким, как вода, а в воде
быстро не побежишь! Да и дышать будет тяжело. Любители физики могут на
досуге заняться подобными расчетами.
Ну а замедлять, видимо, имеет смысл те объекты, которые движутся очень
быстро. Звук, например, или свет. Представляете, какая началась бы чехарда,
если бы свет перемещался со скоростью черепахи! Никто бы не видел того, что
происходит на самом деле. И чем дальше от тебя изображение, тем меньше
вероятность, что там действительно находится то, что ты видишь. Пришлось бы
в таком мире изобретать какие-то новые способы узнавать, что где
происходит...
Одной из самых красивых новых фантастических идей, встреченных мной в
последнее время, была идея медленного стекла. Фотоны, попадающие в такое
стекло, хитрым способом заставляют долго-долго отражаться внутри, так что
они выходят из этого стекла, в зависимости от толщины, спустя много
месяцев, а то и лет. Эта идея позволяет разыграть множество интересных
ходов сюжета, и не случайно автор этой идеи, фантаст Боб Шоу написал
сначала небольшой рассказ, а затем - объемный роман на эту же тему.
Вот только несколько вариантов использования такого стекла. Если его
подержать некоторое время в экзотическом месте, например, в тропиках, на
берегу моря, в саванне, а затем вставить в окно обычного дома, то обитатели
этого дома будут видеть за окном не то, что там происходит в настоящее
время, а дивные картины морского прибоя или стада зебр. Такое стекло может
стать свидетелем преступления и опасной уликой или же предоставит
возможность еще раз увидеть родных и близких спустя некоторое время. В
такое стекло можно "записывать" фильмы и спектакли, его можно использовать
для передачи секретной информации, в общем, такой вот необычный поворот
можно сделать, удачно применив прием фантазирования к столь обыденному,
казалось бы, объекту, как простое, всем знакомое стекло.
Замедление темпа старения людей может стать и реальной целью научного
исследования. Думаю, тому, кто решил бы эту проблему, обязательно была бы
вручена Нобелевская премия! Кстати, официальная наука в общем-то не знает,
почему человек стареет. По одной из гипотез в организме человека есть некий
"переключатель", после срабатывания которого изменяется обмен веществ,
клетки перестают обновляться, накапливаются ошибки... Вот бы найти этот
"переключатель" и помешать его включению!
Кстати, очень часто для получения оригинальной новой идеи приходится
применять сразу несколько приемов. В будущем мы поговорим об этом, но часто
идея обогащается, если использовать полную пару приемов. Например, идею
ускоренного человека совмещаем с идеей замедленного. Допустим, есть
возможность выбирать темп жизни людей по их желанию. Ведь бывают ситуации,
когда долго чего-то ждешь, и время тянется медленно-медленно. А бывает,
время летит с огромной скоростью!
А что будет, если мы будем приспосабливать темп своей жизни под
обстоятельства? В кабинете у стоматолога замедлим темп жизни, и неприятные
ощущения займут по нашему субъективному времени доли секунды, а когда мама
говорит: "Хватит читать! Ложись спать!", - темп ускорим и успеем дочитать
интересную книжку до конца. Вроде бы неплохо, а? Но любое открытие или
изобретение имеет и плюсы, и минусы. Обязательно попытайтесь рассмотреть
все стороны вашей новой идеи. Что будет, если темп жизни, например, смогут
менять и преступники? Не окажется ли минусов гораздо больше, чем плюсов?
Подумайте над этим.
Гипотез и сюжетов в фантастике с ускорением и замедлением довольно
много. А как-то я встретил интересную гипотезу ученых на эту тему. По
сегодняшним научным представлениям срок жизни разумных цивилизаций в
галактических масштабах невелик. И вот какая-нибудь сверхцивилизация может
искусственно замедлить свою жизнь, чтобы подождать, когда в мире произойдет
что-то интересное, например, разовьется другая цивилизация. А может быть,
вы назовете какие-нибудь астрономические объекты, в которых время течет
ускоренно или замедленно?
------------------------------------------------------------------------
Даешь перестройку! Такое уж у нас время стоит на дворе, что без
перестройки никуда! Но я не собираюсь заманивать вас в дебри политических
споров, просто на нашей страничке пришла пора очередного, четвертого приема
создания новых фантастических идей. Формулируется он просто: ДРОБЛЕНИЕ

И суть его проста: взяли объект да и разделили на мельчайшие части
(вплоть до атомов и элементарных частиц). А затем при необходимости можно
применить и антипод этого приема - СИНТЕЗ, СОЕДИНЕНИЕ. Неплохой результат
дает также присвоение частям объекта свойств исходного целого.

Применять этот прием начали еще в глубокой древности. Помните, в сказках
разрубает богатырь врага пополам, а из этих половинок образуются два живых
вражины. Но, конечно же, в фантастике такой факт должен получить научное
(или, как минимум, псевдонаучное) объяснение. В ход может пойти
регенерация, восстановление организма по генетическому коду и тому подобные
штучки.
А начинала научная фантастика, конечно, с более простых фокусов. Если мы
по традиции выберем в качестве объекта человека, то самым ярким (и наиболее
известным) примером будет, видимо, отделение головы от туловища. Подведем к
этой голове трубки с питательными жидкостями, и она живет, говорит, глазами
моргает. Вот только муху с носа согнать не может, нечем. Отсюда
естественное желание дополнить эту голову механическими устройствами. Это
желание породило совершенно новый класс существ - киборги - кибернетически
организованные люди, которые получаются соединением различных естественных
и искусственных органов. Тут уж фантаст может дать волю своим чувствам:
захочет, в человеческое тело поместит искусственный мозг, или наоборот,
человеческий мозг окружит искусственной оболочкой.
Если разделить мозг (или сознание) одного человека и каждую часть
наделить индивидуальностью, получаются не менее занятные истории. Эти части
могут ссориться, объединяться, воевать друг с другом, обладая при этом
одним общим телом! И хотя эта идея уже не нова, опыт показывает, что в
руках мастера она может обрести новую жизнь, заиграть новыми красками,
получить дальнейшее развитие, как это произошло, например, в одном из
последних романов Станислава Лема "Осмотр на месте", в котором каждая
половина мозга известного звездопроходца Ийона Тихого стала жить своей
жизнью.
Несколько трансформировав эту идею, можно получить некий единый
организм, который состоит из отдельных существ. В фантастике встречались
разные варианты такого составного организма. Например, каждая частичка по
отдельности вообще не обладает разумом, но собравшись воедино, они образуют
существо, обладающее огромным интеллектуальным потенциалом. Или же разумом
обладают и отдельные элементы, но при соединении они получают совершенно
новые свойства и качества. Например, разные разумные существа с различных
планет, объединившись, составляют космический корабль. Кто-то выполняет
роль бортового компьютера, кто-то - прочные стенки корабля, кто-то -
двигатель и т.д. Идея на первый взгляд совершенно бредовая, но позволяет
обыграть массу любопытных эпизодов. Представляете удивление тех, кто
обнаружит этот корабль и выяснит, что он может летать без экипажа. Или,
например, в случае опасности распадается на множество частей, каждая из
которых вприпрыжку мчится прятаться в кусты!..
Меняя объекты и степень дробления, вы имеете шанс натолкнуться на
ситуации, которые вполне могут стать типовыми литературными моделями. Как
это произошло в свое время с Даниэлем Дефо, когда он решил описать
приключения Робинзона Крузо. А всего-то и нужно было - раздробить общество
до одного человека! Но сколько робинзонад породил этот сюжет! Уж очень
заманчивой для писателей оказалась возможность изъять отдельного
индивидуума из того мира, который его обычно окружает, и посмотреть, как он
себя поведет в новых условиях.
Фантасты, конечно же, модернизировали робинзонады на свой лад. В
сущности, что из себя представляют истории о пришельцах (когда инопланетяне
прилетают на Землю) или космических разведчиках (когда земляне знакомятся с
обитателями других планет)? Те же робинзонады, но с раздвинутыми земными
горизонтами. И уж здесь можно найти просторы для своей фантазии! Кого-то
привлекает возможность смоделировать необычный мир, вволю
поэкспериментировать с необычными условиями для жизни, понавыдумывать
странных существ.
Чужая планета может послужить увеличительным стеклом для исследования
наших, земных проблем, для серьезного разговора о нашем человеческом
обществе, на которое можно взглянуть со стороны, а значит, увидеть что-то
новое. По традиции напомню, что автор-фантаст должен хорошо представлять
себе, зачем он создает новый мир, и стараться избегать логических
противоречий. Творчество мастеров фантастики тем и привлекает, что они
очень тщательно продумывают детали своих новых построений, так, чтобы
читатель не заподозрил обмана, споткнувшись на явном ляпсусе. При этом,
может быть, вовсе не следует все эти детали вводить в текст повествования,
чтобы они не загромождали основной сюжет и не отвлекали от замысла
писателя. Но сами вы должны знать и то, что осталось за рамками
произведения.
Наверное, все вы читали "Трудно быть богом" братьев Стругацких. Вот
пример моделирования общества другой планеты, в котором все согласовано:
тщательно продумана система имен, общественное устройство, история,
культура. Создается полная иллюзия необычного общества. А ведь все детали
взяты из земной истории и культуры! Уж очень ловко они слиты воедино,
только пристальное исследование позволяет заметить, что в мире Арканара
имена строятся с использованием японского пятидесятизвучия, чуть ли не
одновременно там делаются открытия, на Земле разделенные сотнями лет, и еще
множество мелких земных деталей из разных стран и веков тщательно подогнаны
друг к другу.
И в заключение еще одна чисто техническая идея, связанная с нашим
сегодняшним приемом. Американский ученый Дайсон предложил раздробить
какую-нибудь внешнюю планету (например, Юпитер), и из этого материала
построить сферу вокруг Солнца где-нибудь в районе пояса астероидов. Цель -
улавливать энергию Солнца, которая сейчас расходуется совершенно
бесполезно. Эту сферу можно заселить, снабдить атмосферой и т.д. А
советский ученый и фантаст Генрих Альтов предложил не строить сферу, а
распылить материал в виду диска в плоскости вращения планет и тем самым
создать нечто вроде "межпланетной атмосферы". Тогда в этом диске от планеты
к планете можно будет летать не на ракетах, а чуть ли не на обычных
самолетах. И иметь под руками вещество для получения кислорода, для
постройки различных внешних станций и т.п. Не правда ли, изящные и красивые
решения?
------------------------------------------------------------------------

Дошел до предела. Иду дальше... Эта фраза из старого юмористического
рассказа всплыла в памяти, когда я обдумывал структуру странички о пятом
приеме создания новых фантастических идей. Ибо этот прием:

УНИВЕРСАЛИЗАЦИЯ - ОГРАНИЧЕНИЕ

Этот прием применим почти к любому явлению или предмету. Наши
возможности жутко ограничены реальностью, но эту проблему легко разрешить,
если воспользоваться воображением. Первое, что попалось мне под руку, была
шариковая ручка, которой я писал эту заметку. А если она будет
универсальным пишущим устройством? Захочу, она превратится в карандаш
любого цвета, или начнет писать чернилами, отстукает текст важного письма,
словно пишущая машинка (в фильме 60-х годов "Его звали Роберт" был забавный
эпизод, когда робот, столкнувшись с незнакомым предметом - авторучкой, не
зная, как ею пользоваться, повертел ее в руках и вдруг... начал тыкать
ручкой в листок бумаги, на котором оставались буквы как от пишущей
машинки).
Нет, что ни говорите, универсализация - это очень удобно. Универсальный
инструмент может быть и гаечным ключом, и отверткой, и тестером, и
паяльником одновременно. Универсальное лекарство, словно настой современных
знахарей, которых много развелось в последнее время, вылечит от любой
болезни (от насморка, перелома руки и сахарного диабета). Правда, есть
опасность, что это чудодейственное лекарство спасует перед универсальным
вирусом, который, спасаясь от действия этого лекарства, поочередно будет
становиться вирусом оспы, черной лихорадки и таинственной марсианской
усушки, которая, правда, людям не страшна, но очень вредна для
мимикродонов.
Ту или иную форму универсализации фантасты используют очень плодотворно.
Вспомните, например, звездолеты, предназначенные для очень длительных
полетов, когда на борту сменяется несколько поколений. Ведь это настоящий
корабль-город, в нем есть сады, оранжереи, кинозалы, фонтаны... Иногда в
таких кораблях можно отправиться в опасное исследовательское путешествие,
поохотиться на диких чудовищ, мутировавших из обычных крыс, не говоря уж о
простой возможности заблудиться и умереть с голоду.
С универсализацией повезло роботам. В произведении, где, собственно,
впервые и появляется это слово, в пьесе "R.U.R." Карела Чапека налажен
выпуск Россумских универсальных роботов. Они могли заменить человека в
любой деятельности, а в конце концов вообще подменили собой человечество. С
легкой руки Чапека роботы победно пошли по страницам фантастических книг, и
сегодня просто невозможно представить будущее без этих универсальных
помощников, которые все знают, все умеют и все могут.
А что же наш любимый объект - человек? Конечно же его нельзя обойти при
исследовании нынешнего приема. Правда, мы и так достаточно универсальны,
стоит лишь вспомнить наш универсальный парламент, который с легкостью
берется рассуждать о любой проблеме и с блеском ее решает, правда, не
всегда задумываясь о последствиях. Что же касается человека в фантастике,
то, как водится, писатели поначалу наделяли его то одним, то другим
дополнительным свойством, пока кому-то не пришла в голову гениальная мысль
применить прием универсализации и наделить его всеми мыслимыми
возможностями и способностями. Правда, при этом оказалось, что такой
сверхчеловек придуман давным-давно - это обычный сверхъестественный бог. Но
богом, как хорошо известно, быть очень трудно, поэтому фантасты не забывают
и о частных изменениях способностей человека.
Весьма примечательна идея универсальной формы. С существами, которые
обладают способностями становиться кем угодно, происходят самые невероятные
приключения. Особенно если эти существа, например, прибыли на Землю из
далекого Космоса и совершенно не знакомы с порядками на нашей планете. Они
могут превратиться в добродушного пса и пытаться установить контакт с
земной собачьей цивилизацией, не подозревая об истинной роли человека на
Земле. Зато в случае угрозы им легко уйти от погони, перевоплощаясь в самые
необычные формы.
Наконец, симпатичную идею можно придумать, подвергая принципу
универсальности несовместимые, на первый взгляд, явления. Например,
любопытно смотрится космический корабль, построенный из съедобных частей.
Борт - из спрессованных сухариков, кресла - из плотной колбасы, двери - из
яичного порошка и т.п. Очень может пригодиться на случай голодного бунта на
корабле. Удалил обертку, которой продукты защищены от порчи и загрязнения,
и жуй на здоровье! Конечно, есть риск остаться среди звезд с набитым
желудком и сушеной баранкой в руках вместо штурвала, когда будет съеден
весь корабль, зато пир удастся на славу... (Знающие люди поймут также
радость бывалых звездопроходцев, которые вдруг обнаружат, что в топливных
баках залит чистый спирт!)
Но что это мы все о первой части приема. Ведь есть и ее антипод -
ограничение. Ну, применение этого приема еще проще, ведь мы с детства имеем
дело с ограничениями: "Туда не ходи, этого не трогай, а вон того вообще не
смей никогда делать!". Тут главное выбрать достаточно универсальный объект
и потихоньку лишать его тех или иных качеств. И дело пойдет на лад. Что там
у нас, человек? Что это он делает - размышляет? Вот этого не надо.
Размышлять за него будем мы, а он пусть работает. Или воюет за веру, царя и
отечество. Идея управления поведением и настроением человека заманчива и во
все века привлекала любых правителей. Фантасты тоже отдали ей должное.
Можно изобрести излучение, под действием которого общество становится
толпой баранов. Можно вживить каждому индивиду радиопередатчики, с помощью
которых при необходимости посылать импульсы в центр наслаждения или ужаса
непосредственно в мозг. Энергетические затраты невелики - напряжение 0,7
вольт может вырабатываться организмом самого носителя передатчика. Я уж не
говорю о зомби и всякой прочей мертвечине. А еще можно разработать основу
новой науки - прокрустики - и ограничивать поступление реальной информации
в общество, которым хочешь эффективно управлять. Впрочем, это даже и не
фантастика, это мы и сами недавно проходили...
Как правило, ограничения оправдываются другими ограничениями. Что, не
хватает продуктов? Зачем ломать голову над тем, как насытить население?
Ограничим рождение новых людей, введем талоны на детей, устроим лотереи,
выигрышем в которых может оказаться ребенок. Или устроим охоту на
преступников: убил негодяя, можешь родить сына! Нет, видимо, только жуткая
реальность может порождать такую жуткую фантасмагорию. Но что есть, то
есть.
Недолго радовались и роботы своей универсальности. Ах, они все могут,
все умеют? Ну так получите! Стихи я буду писать сам, у меня почерк хороший,
а вот послужи-ка ты, братец, кибердворником! Или водителем такси. Или
грузчиком. А тебя, если уж ты такой умный, назначим штурманом космического
корабля. Но не более того. А чтобы все выглядело юридически правильно,
изобретем Три закона роботехники! Нет, деградация роботов - это печальное и
душераздирающее зрелище. Помните робота-зазнайку из одноименного рассказа
Генри Каттнера, который любил разглядывать в зеркале, как красиво вращаются
шестеренки в его прозрачном корпусе, и совершенно игнорировал приказы
своего создателя - изобретателя Гэллегера, который по пьянке забыл, для
чего же создал этого робота? И как весь лоск слетел с зазнайки, когда
Гэллегер вспомнил, что предназначение этого чуда творческой мысли -
вскрывать банки с пивом!
В общем, я вам скажу прямо: хотя прием ограничения и имеет право на
существование, мне больше по душе его противоположность - универсализация.
Сколько добрых дел можно сотворить с помощью этого приема, как расширить
возможности любого, даже самого пустячного предмета! Надо быть
универсальней, ребята!
------------------------------------------------------------------------
Вот оно было - и нету! Именно так проще всего объяснить принцип шестого
приема создания новых фантастических идей:

УНИЧТОЖЕНИЕ - ВОЗРОЖДЕНИЕ

Механика его использования проста до невозможности: можно взять первый
попавшийся на глаза предмет и его уничтожить. Как правило, обосновать это
уничтожение достаточно просто, в крайнем случае нужно выдумать
специфический "исчезновитель" или "дезинтегратор". А вот результаты
уничтожения могут быть катастрофическими. Возьмем обычный бумажный листок.
Конечно, если исчезнет только он, ничего особо страшного не произойдет. А
если исчезнет бумага вообще?
Попробуйте представить эту жуткую картину: на всей планете выведенные в
сверхсекретной военной лаборатории бактерии (или случайно завезенные с
другой планеты микроорганизмы) мгновенно уничтожили все виды и запасы
бумаги. Исчезли книги, письменные свидетельства прошлого и настоящего,
денег - и тех нет, остались одни монеты. Перестали выходить газеты и
журналы. Исчезли тома с описаниями преступлений в судах, долговые расписки
и договора. Это было бы страшным потрясением для нашей цивилизации.
Комната, в которой я делаю эту страничку, сразу же стала бы нежилой.
Представьте сами: исчезли бы книги на полках, которые занимают две
противоположные стены от пола до потолка. Кроме того, книги, журналы,
газеты, наваленные во всех углах, на столе, на телевизоре и под
телевизором, картотеки и пачки писем на подоконнике. И только тонкий слой
пыли из типографской краски, которую не любит жрать эта мерзкая бактерия,
вместо былого великолепия. Нет, я просто не способен выдумать более жуткую
картину.
И так практически за что ни возьмись! Уничтожим железо - цивилизация
откатится назад. Устроим информационный взрыв, и цепная реакция охватит всю
планету и уничтожит все компьютерные записи - откат назад. Неужели ничего
путного нельзя сделать с этим приемом? Давайте попробуем уничтожать
что-нибудь плохое. Возьмем, к примеру, человека. Что у нас числится за этим
существом неблаговидного? Ну, допустим, агрессия. Наука установила, что
если рассечь человеку в определенном месте некоторые ткани мозга (такая
операция называется лоботомией), то он перестает быть агрессивным. Хорошо?
Да как сказать. После лоботомии человек становится вялым и равнодушным,
легко управляемым объектом. Нападать впрямую он не станет, но по приказу
свыше не задумываясь нажмет кнопку, которая приведет, скажем, к атомной
катастрофе. Хорошо? Увы.
Попробуем по-другому. Будем делать всем рождающимся детям прививку от
агрессии (у Лема этот процесс называется бетризацией). Вырастают здоровые,
умные люди, которые во всех отношениях нормальны, вот только не могут
допускать даже мысли об агрессии. А не пропадет ли вместе с агрессивными
намерениями и желание рисковать? Не закуклится ли человечество в коконе
равнодушия к окружающей его Вселенной? Нет, нужно крепко подумать, прежде
чем решиться на такой отчаянный шаг.
Попробуем еще. Глотнем горячего чаю для усиления мыслительных
способностей. Ой, заныл больной зуб! Вот что надо уничтожить! Боль! Ах,
если бы удалось это сделать! Благодарное человечество осыпало бы цветами
того, кто уничтожил боль. В воображении проплывают картины радостных,
счастливых землян, которые чествуют благодетеля. Но что это? Очередной
оратор, с улыбкой на устах, вдруг замирает на полуслове и падает, как
подкошенный! Бедняга, у него было больное сердце, ему бы надо лежать в
постели, а он поперся хвалить своего избавителя. Но ведь болезнь не
исчезла, ведь боль - это только сигнал о ее существовании. Выходит, мы
опять на ложном пути? Выходит, так.
Какое счастье, что все наши уничтожения - фиктивные, существуют только в
воображении. Признаться, я несколько сгустил краски. В фантастике
встречаются идеи на уничтожение, которые не так чреваты для окружающих.
Например, идея об уничтожении солнца. Нет-нет, только не нашего, которое
пишется с большой буквы. А какого-нибудь далекого, и чтоб на планетах, его
окружающих, не было жителей, хватит ужасов. Построим все, как детектив.
Летели мы в пространстве, вдали от звезд, вдруг встречается планета. Что за
черт! Откуда? И еще одна, и еще... Да это целая планетная система! Солнца
нет, а планеты не разлетаются. Ученые утверждают, что такое может быть,
если роль солнца исполняет сверхплотная карликовая звезда.
Еще одна занятная идея - для движения меж звезд уничтожать пространство
перед кораблем. Можно очень быстро преодолевать приличные расстояния.
Конечно, устройство для уничтожения пространства может быть использовано и
в качестве оружия, но тут уж ничего не поделаешь - нет такой вещи, которую
нельзя было бы использовать во вред (пример: С. Снегов «Люди как боги»).
Обратная идея - возрождение - гораздо гуманнее. Можно, конечно,
постараться, возродить инквизицию или еще какую-нибудь пакость, но лучше
возвратить слепому зрение. Или отрастить потерянную ногу. Этот процесс,
именуемый регенерацией, реален у некоторых животных. Ящерицы, например,
спокойно отращивают новый хвост. А вот с человеком такие штучки не
проходят. А жаль.
Другой вариант возрождения - копирование. Допустим, опустив какую-нибудь
вещь в некоторое устройство (Георгий Гуревич назвал его ратоматором), в
выходном окошечке получаем точную копию этой вещи. Этакий ксерокс, но
годится и для копирования денег. Лучше металлических, на них нет номеров.
Впрочем, при наличии ратоматора деньги в принципе становятся ненужными.
Ведь можно скопировать одежду, продукты, книги, технику и т.д. Правда,
понадобится энергия, и скорее всего, немалая. А от предметов можно перейти
и к живым существам. А что, если создавать живое существо не по его
оригинальной модели, а по воспоминаниям человека? Тут есть где разгуляться
на воле. Ведь воображение реального существа ничем не отличается от
воображения существа фантастического. Такие монстры могут получиться!
В рассказе Э.Гамильтона "Невероятный мир" землян на Марсе встречают
герои фантастических произведений, созданные воображением наших фантастов.
Кого там только нет! Вообще идея о взаимодействии мира реального и мира
воображаемого весьма плодотворна. Тут можно встретиться и с фантомами,
порожденными разбуженной совестью, как это случилось с исследователями
планеты Солярис. А можно - с героями сказок, другой литературы. Помните,
как наш Александр Привалов мчался на машине времени в будущее, описанное в
литературе?
Наконец, можно совместить идеи уничтожения и возрождения. Допустим,
некое устройство разбирает помещенный внутрь объект на атомы (поскольку для
любого объекта важна структура, это и есть несомненное уничтожение), но
запоминает их расположение. Информационную запись передаем в другое
устройство, которое восстанавливает объект в прежнем порядке. Если процессы
уничтожения и восстановления происходят достаточно быстро, то все вместе
позволяет перемещать объекты со скоростью распространения радиоволн, то
есть практически со скоростью света. Отличный транспорт. Правда, если
воспользоваться им для перемещения разумных существ, предположим, человека,
- возникает масса философских и этических проблем.
Очень коротко остановлюсь только на некоторых из них. Будет ли человек,
перемещенный из одного места в другое таким способом, тем же самым
человеком? Не спешите говорить: "Да!". Конечно, атомы в нем будут
располагаться точно так же, как и в оригинале, но это еще ничего не
доказывает. Если допустить, что первое устройство не уничтожает человека, а
только записывает расположение его атомов, то получается, что мы создаем
копию человека, идентичную ему, но тем не менее совершенно другую. Если же
первое устройство не сохраняет оригинала, то не является ли это убийством?
Конечно, все прекрасно, есть идеальная копия, но человек-то - тю-тю! Из
ничего вдруг выплыла этическая проблема. А если техника, как это с нею
частенько бывает, начнет давать сбои, возможны вообще жуткие казусы. Мой
друг Ийон Тихий, воспользовавшись однажды подобным устройством, был
воспроизведен "не в обычном виде, а в образе Наполеона Бонапарта, в
императорском мундире, с трехцветной перевязью Почетного легиона, с шпагой
на боку, с переливающейся золотом треуголкой на голове, а также со
скипетром и державой". Представляете, какие трудности будут.

+2

6

Если кому то интересно, то могу продолжить выкладывать статьи по этой теме.  :cool:

0

7

Дим не слабая такая подборка... молодец! :)
Личное наблюдение: если следовать всему вышеизложенному слишком точно и вдумчиво... рискуешь не написать вообще ничего...

Кстати - наиболее частые замечания к моим текстам от доброжелательных критиков (друзей) и корректоров изд-ва (+ комментарий):
1. УМЕНЬШИТЬ количества прилагательных в одном предложении - утяжеляет текст (пытаюсь)
2. Не делать предложения такими длинными и сложноподчиненными - (делаю, не всегда удается...)
3. Сократить сноски (сделано - сравните "город" и "предел":))
4. Категорически сократить или убрать уточнения в скобках внутри предложения (почти сделано)
5. Сокращать размышления героя, снижающие динамику действия (пытаюсь, поскольку, как говорит мой шеф - "то что у других выражается "он упал, выстрелил, и, откатившись за ствол дерева, выстрелил еще раз" у меня выглядит как двухстраничная выдержка из методразработки по ведению стрельбы в движении и из укрытия":)))) :D

Отредактировано Барон фон Тар (22-08-2006 15:11:12)

0

8

Барон фон Тар
То есть продолжать смысла не имеет?

0

9

Дим, наоборот, ОБЯЗАТЕЛЬНО продолжай!!!
На самом деле - вещь полезная.

Барон фон Тар написал(а):

если следовать всему вышеизложенному слишком точно и вдумчиво... рискуешь не написать вообще ничего

а если ты об этом, то я как всегда утрирую, злобствую и говорю глупости и несуразности :D
тем более, что я-то как раз ПРОДОЛЖИЛ;) - как видишь, вполне увязывается с твоими выкладками...
(блин, как гляну на Ваши с мэтром аватары - так и думаю: "все, договорился, за мной пришли"...) :lol:

0

10

КУРС МОЛОДОГО БОЙЦА или КАК СТАТЬ КРУТЫМ ПИСАТЕЛЕМ

Литература... Сие слово не может оставить меня равнодушным. Литература отняла у меня детство, отрочество и юность, и теперь, в осеннем возрасте, когда люди вспоминают былые приключения, я лишь, кряхтя, стираю пыль с корешков библиотеки, заполонившей мой дом.
Блаженны читающие, ибо их есть царствия многочисленные и сокровища неисчислимые. Но стократ блажен тот, кто не стал растрачивать время на бесконечный процесс чтива, кто занялся диаметрально противоположным делом - сочинительством.
В свое время я отдал должное и этому занятию - не без удовольствия, но и без особых, впрочем, успехов. Ныне же я - вполне профессиональный читатель, и, поскольку в круг моего чтения входят не только известные имена, но и безвестные ныне начинающие авторы, предметная область сей статьи мне известна достаточно хорошо. А потому, дорогой читатель, припрячь до поры до времени свой неизбежный скепсис вкупе с исторической фразой Паниковского - "А кто ты такой?". Отвечаю в последний раз: Профессиональный Читатель.
Далее следуют банальности, почерпнутые мной отчасти из собственного опыта, отчасти из других источников (каких именно - я благополучно позабыл), постигнув занудную мудрость которых, любой, даже самый бездарный и никчемный бумагомарака, превратится в истинного профессионала своего ремесла, после чего он с отвращением и в полном праве отвергнет эти записки.

1. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ТЕХНОЛОГИИ СОЧИНИТЕЛЬСТВА
ГИБКАЯ СИСТЕМА СКИДОК... САМОМУ СЕБЕ
Литературы без критики, без редакторской правки не бывает. У начинающего автора эти два лица - Критик и Редактор - всегда под рукой. Нужно только не лениться к ним обращаться. К немалому сожалению первых читателей, весьма распространен "нулевой вариант" - полное отсутствие Редактора и Критика. Автор, преисполненный восторгом от вида законченной рукописи, бежит показывать свой черновик всем, кому ни попадя. Мотивируя свое антигуманное поведение, по-видимому, тем, что он - "начинающий", и читатель благородно сделает на это скидку. Увы! Мы живем в жестоком мире - первый же встречный заявляет автору, что его писанина - полный отстой и т.д. А потому начинающий автор должен считать себя вполне "состоявшимся" для критики по полной программе.

РАЗДВОЕНИЕ ЛИЧНОСТИ
Автор нуждается в первом читателе. И это должен быть благожелательно настроенный читатель. И этот читатель должен обладать изрядной выдержкой и чувством такта. В качестве удовлетворения он должен проникнуться чувством, что является, по меньшей мере, соавтором. Помимо выявления орфографических и стилистических ошибок, Первый Читатель обязан читать ваши творения вслух. Эта кошмарная процедура требует многих сил, однако, овчинка стоит выделки, потому что абзацы, привычно пробегаемые глазами, имеют тенденцию выпячивать все свои примелькавшиеся недостатки именно в акустическом исполнении.
Следует отмечать все места запинок читателя, а также места, где он отвлекается, чтобы промочить горло или перевести дыхание - это позволит обнаружить огрехи ритма текста. Фиксация точек изменения настроения, взлеты и падения интереса, также помогает зафиксировать реальную ритмическую структуру текста. Длительность читки имеет смысл ограничить 1-2 часами - иначе результаты будут недостоверными. Если у вас не найдется настолько благожелательного и терпеливого напарника, почитайте вслух сами. Если у вас даже нет слушателя - почитайте себе самому. Это глупо выглядит, но тоже полезно.

КАТОРЖНЫЙ ТРУД ИЛИ СИЮМИНУТНОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ?
Нет большей радости у автора, чем сесть и сходу написать рассказик от начала до конца. Нет большего занудства, чем состыковывать наспех набросанные куски, заполнять сюжетные дыры, и выравнивать разномастные стили и ломаную динамику. И все же второе живет дольше, чем первое. Потому что более основательно построено. Не следует бросать то, что долго рождается. Хорошо бы дописывать вообще все, что начал, - даже если конечный результат и не устроит, это будет хорошая практика работать "через не хочу".

БЕТА И ГАММА - ВЕРСИИ
Произведение должно быть переписано столько раз, сколько необходимо для того, чтобы оно вызывало у вас отвращение.
Произведение столько раз должно быть переписано, сколько необходимо для того, чтобы оно вызывало у вас отвращение.
Произведение должно быть переписано столько раз, сколько необходимо.
Произведение...

2. СЛОВАРНЫЙ ЗАПАС И СЛОВАРНЫЙ БАЛЛАСТ

УНИЧТОЖЕНИЕ МИРОВ
Непременным условием удобочитаемости большинства ранних произведений является уничтожение эпитетов. Юные дарования способны завалить даже неплохой, по сути своей, текст таким количеством прилагательных, причастий и наречий, что читатель не способен сдвинуть этот воз с места. Попытайтесь установить лимит - одно предложение - одно прилагательное. Напишите в таком духе пару страниц текста. У вас ничего не получится, но это послужит хорошим уроком. Поучитесь полностью использовать изобразительную возможность каждого слова. Потратьте время на то, чтобы выяснить, что для вас наиболее важно в данной фразе - сказать, что горы высоки, или что они безжалостны? И стоит ли тут же уточнять, что скалолаз отважен? Каждое из этих слов тянет в свою сторону, негативные и позитивные оценки, находящиеся близко в тексте, дергают несчастного читателя в разные стороны, вместо того чтобы плавно нести его душу в нужном направлении.
Попробуйте взять свой самый толстый абзац и построить его образный срез, наподобие тех, которые строят в результате психологических тестов. Отложите по одной оси эмоциональные характеристики, по другой зрительные, по третьей динамические и т.п. А теперь читайте текст и, наткнувшись на эпитет, ведите карандашом в соответствующую точку диаграммы. Если полученная линия дергается из одного сектора в другой - точно так же будет дергаться и восприятие вашего читателя, и так будет продолжаться до тех пор, пока ему не надоест, и он не начнет читать ваш текст "по диагонали".
Сочинительство - упоительная вещь, автора переполняют эмоции, и он изливает их на бумагу, даже если внутренняя природа текста этого не требует. Перебор эмоций, излишняя патетика, уместная в эпических стихах, не слишком хорошо воспринимаются в прозаическом тексте. Многие авторы путают художественную литературу с древнегреческим театром, где персонажи носили маски с утрированными выражениями гнева, ужаса или радости. Попытки использовать эти крайности в текстах превращают литературу в пародию. Хорошо, если вы пишете: "негодяй зловещим смехом выразил свое безграничное презрение герою", но еще лучше, чтобы читатель сам дотумкал, что это негодяй, что он пренебрежительно относится к герою и т.п. Чем меньше вещей названо "в лоб" своими именами, чем больше дано косвенным путем, тем лучше это воспримет читатель.

СОТВОРЕНИЕ МИРОВ
В медицине есть понятие отторжения чуждой плоти или крови. Несовместимость имеет место быть и в литературе. Автор и читатель несовместимы в принципе, поскольку находятся на разных полюсах единого литературного процесса. А потому автор идет на хитрость, создавая свои творения не из своей плоти и крови, а заимствуя кое-какие куски у читателя, делая последнего, по сути, соавтором.
"Налетел ветер, громыхнул гром" - у сотни разных читателей возникнет сотня непохожих картин. И это хорошо. Закинув наживку, автор подсовывает читателю голый костяк сюжета - и воображение читателя дорисовывает остальное. Поскольку читатель делает это сам, на основе своего личного опыта и хорошо известных ему образов, совокупное творение является как бы естественным продуктом его воображения, а потому не вызывает внутренних противоречий.
Автор может потратить десяток-другой слов, описывая именно свое видение грозы, и при этом добьется лишь того, что потеряет доверие нескольких читателей, которые видят это атмосферное явление как-то иначе.

КЛАССНЫЕ ФРАЗОЧКИ
Не бойтесь выкидывать целые абзацы, не тряситесь над каждым оборотом, который считаете удачным, и не пытайтесь, во что бы то ни стало втиснуть его в текст. Если фраза не вписывается в образ, мешает сюжету, пусть даже она содержит глубокую мысль - выкиньте ее. Оставьте ее в черновике "на потом". Если ей повезет - она впишется в другую вещь, хотя обычно такие "заначки" уходят в гумус. Будьте хозяином слов, не дайте им захватить инициативу, покажите, кто главный! Иначе вы обречены писать стихи и "потоки сознания".

ИНОСТРАННЫЕ СЛОВА
Изобилие технических терминов вызывает у нормального читателя скуку и раздражение. Изобилие неологизмов имеет тот же эффект. Естественно, без них не обойтись. Они являются, во-первых, частью антуража любого НФ произведения. Во-вторых, они гораздо более четко отражают суть вещей. Проблема в том, что читатель не обязан знать всей возможной терминологии, кроме "общего джентльменского набора" читателей НФ. А что делать, если хочется большего?
Замечательный пример в этом плане - "Лунная радуга" С.Павлова. Автор не стал изобретать неологизмов для обозначения космических судов разных классов. Он позаимствовал морскую терминологию. Во-первых, эти слова, хотя и экзотические для большинства читателей, однако известные, и не вызывают "эффекта отторжения". Во-вторых, эти термины не употребляются для обозначения ключевых моментов - читатель может пропустить слово, приблизительно зная его смысл - и его понимание сюжета нисколько не пострадает. В-третьих, в конце книги дан словарик - для желающих.
Резюмируя, выскажу несколько сухих рекомендаций.
Число неологизмов не должно превышать 2-3 в рассказе и 5-6 в повести.
Читателю должно быть предоставлено приблизительное определение вводимых слов, желательно с помощью контекста, а не нудных пояснений в духе НФ "ближнего прицела". Использование словаря в конце книги - благожелательный кивок в сторону зануд. Если вещь хорошая, ее читают запоем, не тратя время на поиски определений!
Неологизмы и технические термины, неразрывно связанные с сюжетом, являющиеся ключевыми для понимания произведения, должны сопровождаться четкими определениями, и, возможно, неоднократно. Читатель - не студент, конспектирующий лекции.
Исключение составляет сюжет, где смысл термина раскрывается последовательно, т.е. имеет место быть "детективная интрига".
И простое пожелание. Избегайте сленга и ненормативной лексики. Реалистичности можно добиться и другими способами.

НЕЗЕМНЫЕ ОБРАЗЫ
Для лучшего вхождения в произведение автору лучше использовать метод последовательных приближений - сначала создавать визуальный образ, а затем обращаться к конкретике. От общего - к частному. Сначала дайте образ движущейся машины, а затем уже уточняйте, что это сверкающий БМВ или обшарпанный "москвич". Грубой ошибкой будет написать следующее "Трепеща радужными крыльями, подлетел абориген, судя по всему - самка". Напишите "подошла девушка", а затем уже уточняйте, что у нее были радужные крылья и фасеточные глаза. Читателю нужна затравка, он увидит девушку, и создаст ее образ, затем вы можете уточнять этот образ, но это будет уже его образ - и он на вашей стороне!

СЛОВА-РЕПЬИ И СЛОВА-ВИРУСЫ
У каждого человека есть любимые слова. Подобно вирусам, они имеют свойство незаметно пролезать в его писанину и заменять собой те единственно нужные слова, без которых нет хорошей литературы. Причем устраиваются они так органично, что порой выкинуть или заменить их нет никакой возможности - автор, словно хирург, вынужден вырезать зараженную ткань.
Если вы еще не знаете своих "фирменных" вирусов - вот простой метод. Напишите длинный абзац текста сходу, без обдумываний, не перечитывая предыдущие предложения, по принципу "что вижу, о том пою". Текст должен содержать какие-нибудь описания и объяснения (хотя есть вероятность, что вирусы поселяются в ваших диалогах). Затем механически разбейте текст на отдельные слова и рассортируйте их по алфавиту (центрифуга). Наведите статистику высеянных культур. То есть, я хотел сказать, подсчитайте частоту употребления отдельных слов. Вирусы должны составлять самые большие по численности колонии.
Во-первых, следует отделить "вирусы" от "репьев". "Репьи" можно просто выкинуть из текста, ничем не жертвуя.
Во-вторых, "вирусы" по методу лечения подразделяются на два типа. Первый вид, существительные, прилагательные и глаголы - излечиваются методом плацебо. Вторые - только хирургическим вмешательством.
В первом случае возьмите словарь синонимов, и выпишите из него все заменители вируса. Повесьте бумагу со списком над столом. Учтите, вам придется на первых порах делать замены чисто механически, вопреки протестующему эстетическому чувству.
Гораздо худший случай, когда вирусами оказываются служебные слова "эти", "это", "этот", "который", "когда" и т.п. Здесь метод плацебо не годится и поможет только хирургическая операция. Приготовьтесь к тому, что весь текст вам придется писать два раза: один - под влиянием вдохновения, второй - совсем другими, "не своими" словами, чтобы устранить вирус.

ШТАМПЫ, ЗАИМСТВОВАНИЯ И ОРИГИНАЛЬНОСТИ
Начинающий писатель - читающий писатель. Скорее всего, истинным поводом для писанины является огромное количество проглоченного чтива (не путать с пивом!). Проблема в том, что это самое чтиво плотно укладывается в язык автора и проникает внутрь его творений. Расхожие фразочки, затертые до дыр сюжетные обороты, - все это богатство в полной мере присутствует в первых же абзацах ранних экспериментов. Мне кажется, что вылавливать всех паразитов не стоит - вы рискуете остаться ни с чем. На первом этапе сгодится и такой своеобразный "конструктор лего". Важно только честно смотреть себе в глаза и повторять: "Эту фразу я спер. Этот сюжет не совсем мой" и т.п. После длительного самобичевания к вам начнут приходить уродливые и несовершенные - но свои слова и идеи. Если этого не произойдет - вы так и останетесь тенью Мастера, жалким подражателем, которого тоже читают, но не за его находки, а потому что похож.
Помимо "авторских" заимствований, которые можно снабдить копирайтами, существуют штампы "общего употребления". Например, "огненный взгляд", "презрительно усмехнулся", "мрачный лес" и т.п.
Сами по себе словесные штампы - не такая уж плохая вещь. Они органично, адекватно воспринимаются читателем (поскольку сидят в его мозгу точно так же, как и у вас). Нужно только помнить, что это - всего лишь смазка для лучшего скольжения.
Штампы заметно ускоряют процесс чтения и восприятия текста, а потому влияют на ритм произведения (см. главу о ритмике). Однако нельзя строить 50% текста из затертых до дыр словосочетаний. Добавляйте в ту лапшу, которую вешаете читателям, кетчуп собственных находок!
Вот только не переперчите эту духовную пищу. Чересчур оригинальные тексты воспринимаются с очень большим трудом. Впрочем, если вы не ставите целью завоевать массового читателя и не слишком интересуетесь коммерческим успехом - полный вперед! Займитесь серьезным искусством, найдите свой круг читателей. Только учтите, самая низкая планка в этой области стоит на гора-а-аздо более высокой отметке!
Еще одно полезное употребление штампов - для создания образов. Парадокс? Штампы можно классифицировать хронологически - у каждой эпохи свои штампы, по разным уровням культуры - разговорный штамп может стать неплохим штришком к образу персонажа... И т.д. и т.п.

ПУТЕШЕСТВИЯ ВО ВРЕМЕНИ
Одной из распространенных ошибок является отсутствие согласования времен глаголов в пределах одного абзаца, а тем более в пределах одного предложения. Фраза типа "пришел и спит" допустима только в прямой (и, скорее, эмоционально окрашенной) речи. В литературном языке должно быть "пришел и заснул".
Монотонное, хронологически последовательное изложение событий выглядит, как правило, несколько скучновато. Это хороший способ не запутаться в своей писанине, однако, со временем неизбежно хочется большего. Такое "перемешивание" предшествующих и последующих событий вносит в произведение дополнительную интригу, и украшает текст. Этот прием особенно уместен, когда в интересах сюжета требуется большой кусок мало динамичного повествования. Вставки из кусков прошедших или будущих событий позволяют, во-первых, разбить его на более мелкие блоки, во-вторых, разбавить участками с более активным действием. Это полезно для ритмики. Естественно, тут немудрено переборщить, и достичь отрицательного эффекта, а потому разумно поделить два заранее написанных куска повествования на равное число равных по размеру абзацев или глав и чисто механически вставить одно за другим. Желательно при этом, чтобы сюжетная линия обоих кусков завершилась одновременно.

3. ДИНАМИКА СЮЖЕТА

ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ - ЭПИЗОД 4
Автор должен быть Демиургом. Автор должен быть, кроме того, историком, социологом, специалистом по генеалогическим деревьям, предсказателем... Что? Вам кажется, что это уже чересчур? Ну, вы меня разочаровываете. Писатель, если не хочет выглядеть полным дураком, должен разбираться в том, о чем он пишет, лучше большинства своих читателей. Кое-какие глупости ему могут проститься, кое-чего читатель не заметит, но рассчитывать только на везение, право, не стоит! И ведь есть-таки одна область, где у вас заведомо все карты в руках, где вы можете быть гораздо осведомлённей своего читателя. Эта область - сюжет.
Следует иметь в виду следующий постулат:
Время, как правило, непрерывно
Что это означает на практике? Это означает, что течение времени не началось в начале вашей повести, и не закончилось после того, как вы написали "Конец". Это означает, что помимо событий, которые вы описываете, есть предыдущие и последующие. Это означает, что громилы, которым лихо выносит зубы ваш герой на первой странице романа, не появились из воздуха, а на минус пятой странице вылезли из автомобиля. И этот автомобиль не мог испариться в воздухе, когда ваш герой завершает сеанс кун фу и победно оглядывает "абсолютно пустую улицу" - громилы вряд ли отпустили водителя с тем, чтобы после драки пройтись пешочком - ведь они рассчитывали на свою победу.
Это простой пример, и читатель легко не заметит авторской плюхи, если писатель сам не натолкнет его на подобные размышления. Гораздо хуже, когда автор создает некие социальные структуры, необычную биологию и психологию инопланетных существ, странные обычаи аборигенов или физический антураж неизвестной планеты. В этом аспекте постулат о непрерывности времени звучит таким образом:
Любой процесс имеет свое продолжение в прошлое и будущее
Многие почему-то пишут, что на планетах, где постоянно дуют ураганные ветры "возвышаются скалы причудливой формы" и ничего не говорят о тех кубометрах песка, в которые обратилось 50% этих "причудливых скал" - когда-то давно. Или населяют мир полу-киборгами с многочисленными "мозговыми и скелетными имплантантами" и лишают население элементарной медицинской помощи, видимо, не подумав о том, кто и где должен производить эти весьма сложные хирургические операции. Или создают мир, который не может существовать достаточно долго по объективным причинам, и помещают туда сверхразвитую цивилизацию. Или создают расы жукоглазых агрессоров, которые одержимы жаждой убийства и не имеют никаких иных конструктивных особенностей. Автор забывает, что столь примитивные общества вряд ли смогли бы процветать достаточно длительные периоды времени.
Еще забавнее в этом аспекте смотрятся "хэппи-энды" на фоне развалин, когда герой мужественно сжимает одной рукой бластер, а другой - боевую подругу и говорит: "Ну вот, все и кончилось, крошка". При этом читателю известно, что законная власть в стране (на планете) рухнула, экономические связи разрушены, бюрократические институты уничтожены. На этом, действительно "все кончилось", потому что любой мегаполис в таких условиях превращается в жуткую ловушку для населения, и через месяц страна (планета) будет населена одними трупами и группками быстро дичающих фермеров, которые, впрочем, вскоре не смогут достать солярки или еще каких-нибудь плодов цивилизации и тоже не переживут очередную зиму.
Оставим в покое глобальные предметы и вернемся к личностям. Хороший автор должен знать, что происходило с его героями вплоть до самого их рождения, он должен знать причины их неврозов и подавленных комплексов. При этом совершенно не обязательно вываливать на читателя все эти сведения - они нужны автору для достоверности.
Конфликт произведения или простой сюжетный ход должны органично следовать из принципов построенного вами мира или граничных условий созданной вами ситуации. Следует избегать коллизий типа "рояль в кустах". Все обороты "вдруг, откуда ни возьмись" попробуйте мысленно заменить на пространный рассказ о том, "откуда именно" и "почему именно в данный момент". Если вы не способны на такую замену, или же она умножает число имеющихся сущностей, откажитесь от этого сюжетного хода. Т.е., если вам приходится придумывать гангстерский синдикат специально для того, чтобы объяснить, почему на главного героя напали бандиты - это есть умножение сущностей. Причиной событий должны быть, по возможности, не цепочки случайностей, а присущие сотворенному вами миру законы.

4. АНТУРАЖ И ХРОМАЮЩАЯ ЛОГИКА

ДУРАЦКАЯ ФИЗИКА
Следует избегать залезать в те области, которые вам недостаточно знакомы. Это относится не только к законам физики! Нынешние авторы худо-бедно перестали делать совсем уж глупые ляпы в бытописаниях космических путешествий, однако часто пишут полную чушь в том, что касается социологии, политики, экономики, и просто бюрократии. Если шеф отдела контрразведки бегает с пистолетом по крышам - это, извините, смешно. Такая "контрразведка" давно бы завалила все дела, а государственные чиновники, создавшие подобный орган - отправились в отставку.

ТАЙНЫ И ЗАГАДКИ - ПЕРЕДАЙ ДАЛЬШЕ
Если вы - автор научно-фантастической повести или рассказа - вы бог. Вы создаете новый мир. Ваш бедный персонаж (и читатель вместе с ним) бьются над подброшенными вами загадками, удивляются вашим чудесам и погружаются в скрываемые вами тайны. Не следует раскрывать все тайны. Загадки должны оставаться. Иначе литература превратится в учебник с ответами в самом конце.

НЕОБХОДИМОСТЬ АТРИБУТОВ
Ружье, висящее на стене должно выстрелить. Пока вы не стали крутым стилистом - не вводите в текст случайных подробностей и незначительных деталей.

ВСЁ ТЕ ЖЕ ЛИЦА... В ДРУГОЙ ШКУРЕ
Когда ваш герой встречается с чуждой расой жукоглазых пришельцев, пожалуйста, не пишите о галактических императорах, гангстерах или спецслужбах - там, у них, не обязательно те же интересы в жизни, что и у вас. Любой внеземной вид от кого-то произошел. Если вы поинтересуетесь, психика хищников и травоядных, их социальные установки различаются. Не засовывайте в шкуры пришельцев людей, попробуйте придумать - что нас может отличать от Чужих - и тогда получится гораздо интереснее.

ЗАЕЗЖЕННЫЕ КЛЯЧИ
А теперь немного критиканства и негативных эмоций. Расслабьтесь. Это не о вас лично. Еще расслабьтесь. Сильнее. Вот так.
Если вы начали писать об эльфах и гоблинах, подумайте: а чем таким особенным отличается ваша вещь от Толкиена? Замените эльфов и гоблинов на краснокожих и ковбоев. Прочитайте результат. Это интересно? Тогда - вперед!
Оказавшись на чужой планете без оружия и средств связи, ради бога, не находите компьютеризированную базу с бездонными складами, заводами по производству "всего что угодно" и армией киберов. Постарайтесь выкрутиться сами.
Если вы встречаете инопланетную принцессу, и она в вас влюбляется, вы никак не станете первым лицом Галактической Империи - даже если вы знаток кун фу или крутой хакер. Подобный сюжет лишь заставит умного читателя посочувствовать вашим личным проблемам.
Если ваш герой беспрестанно "мочит" жукоглазых и делает "динь-динь" со всеми встречными женщинами, он вскоре должен оказаться на приеме у врача, а жукоглазые должны были вымереть много веков назад от своей беспросветной глупости.
Человек, даже супермен, не может пить всю ночь напролет, не посещая туалета.
У галактических принцесс тоже бывают месячные. В конце концов, это живые люди!
В стане пришельцев-агрессоров, конечно же, есть оппозиция. Только с чего вы взяли, что ее представители окажутся на переднем крае фронта? И почему вы решили, что их больше волнуют ваши проблемы, а не их внутренние дела?
Если в ваш мозг встроены "микрочипы" - вам очень вредно садиться в троллейбусы и трамваи, любая гроза для вас опасна, кроме того, вам не стоит подвергаться сильному электромагнитному и радиоактивному излучению.
КПД лазера не может превышать 50%. Американцы уже проверили возможность создания "лазерного пехотинца". Не повторяйте их ошибок.
Любое оружие требует перезарядки. Если вы отправились в длительный поход - кто-то должен тащить амуницию.
Стрелы, "летящие из кустов" редко поражают цель. Попробуйте-ка сами подобрать угол выстрела в условиях ограниченной видимости!
Прежде чем шагнуть в Портал, подумайте о разнице давлений - вас может не подпустить к нему ураганный ветер!
Попав в чужой мир, вы вряд ли встретите добровольного гида, которому совсем нечего делать, кроме как опекать вас.

ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ПЕРСОНАЖИ
Обязательно прочитайте "100 вещей, которые я сделаю, когда стану Злым Властелином".

ИДЕЙНАЯ ОСНОВА
Произведение не должно быть построено целиком и полностью на одной идее, на одной сюжетной коллизии, или на одном фантастическом предположении. Вы должны иметь за душой что-то еще. На крайний случай это должны быть несколько идей. Если все же вы написали такой рассказик - допишите еще несколько на основе других идей, но с теми же персонажами, и создайте цикл.

РЕАЛИЗМ
Реализм - самое больное место в НФ-литературе. Как ни парадоксально, фантастическое произведение нуждается в изрядной доле реализма, который создает иллюзию достоверности. В противном случае вместо фантастики получается фантазирование. Собственно, реализму в этой статье уделено и так достаточно много места. Поэтому упомяну только об одном аспекте.
Созданный вами мир должен выглядеть реальным либо с позиции здравого смысла, либо исходя из постулатов или законов, положенных вами в основу этого мира. В последнем случае эти самые законы и постулаты должны иметь хоть какую-то опору в повседневном опыте читателя.

5. ОБРАЗЫ

ЛИЧНОСТЬ АВТОРА
Авторские ремарки не должны обращаться к читателям, так, как будто они - его близкие друзья. Если читатель скептически настроен - это его позабавит или оттолкнет. Авторские ремарки не должны содержать сленга и ненормативной лексики. Автор должен воздерживаться от прямых оценок происходящего.

ДИАЛОГИ И ЛИЧНОСТЬ ГЕРОЕВ
Особенно трудно у начинающих авторов идет работа с диалогами. Прямая речь - вообще довольно уродливая форма литературного текста. Неумелое использование этой формы может сильно испортить хорошую вещь. Проблема в том, что диалоги нельзя писать с точки зрения достоверности или реализма. Тут есть маленькие нюансы, которые могут если не испортить, то, по крайней мере, не украсить использование прямой речи.
Я утверждаю, что литература - это компромисс между жизнью и искусством. Расшифровки реальных диалогов, записанных на магнитную ленту, всегда выглядят нудно и невыразительно. Собственно, это часть ремесла журналиста-репортера - обработать сотни метров скуки и нудятины так, чтобы это стало хоть кому-то интересно - надеюсь, вы не думаете, что с этим справится любой дурак?
Итак, оставим скрупулезный реализм уголовным протоколам и обратимся к Искусству. Первая задача литератора - украсить диалоги по сравнению с их реальными прототипами.
Основная беда диалогов - их безликость. Многие забывают, что разговоры ведутся не только с целью передачи информации. В таком случае их можно заменить гораздо более красивым авторским текстом. Диалог должен передавать эмоции персонажей, а также служить их "лексическими портретами".
Для передачи эмоций годится текст от автора или ввод в прямую речь тех самых слов, на которые Word выдает свою коронную фразу "Это слово несет ярко выраженный негативный оттенок... и т.д."
Для передачи личности персонажа служит его персональный словарный запас. Хорошо, если два собеседника одни и те же мысли выражают разными словами. Если вы ленитесь настолько проработать свои персонажи, введите в речь каждого хотя бы парочку ярких, запоминающихся слов, или оборотов, а затем скрупулезно вставляйте эти "ярлычки" в диалоги - не реже, чем через раз. Благодаря такой нехитрой методе герой обретет узнаваемость.
Если даже вы пишете боевик, и все ваши персонажи - солдаты, отвечающие по уставу, не пренебрегайте нарушением реалистичности разговоров во имя художественной достоверности. В противном случае, например, вы вынуждаете читателя, споткнувшегося на середине длинного диалога, пальцем отсчитывать четные и нечетные реплики до начала разговора, чтобы понять, кому они принадлежат!

МЕТОД РЕФРЕНА ВНЕ ДИАЛОГОВ
Очень большие трудности для читателя возникают при изобилии персонажей, что характерно, в первую очередь, для романов. (Апелляции к "Войне и Миру", где, как известно, более 200 персонажей в данном случае неуместны!) Во-первых, многие авторы, однажды вскользь упомянув имя персонажа и его должность (например, "...Улунг Шу Хи, штурман корабля Улугбек..."), почему-то начинают считать, что знакомство состоялось - и в дальнейшем пишут просто "штурман" или "Шу". Если это происходит в следующем абзаце - возможно читатель и вспомнит, о ком идет речь. Но если это происходит на следующей странице или в другой главе... Во-вторых, авторы не понимают, что на 90% все вычурные (инопланетные) имена собственные, а также термины пропускаются читателем как шум и не откладываются в его оперативную память. В-третьих, автор забывает о том, что у него все персонажи уже находятся в голове, а читатель получает их порциями и последовательно. Т.е., другими словами, автор воспринимает свой текст так, как читатель будет воспринимать его после двух-трех прочтений. Поэтому автор должен рассчитывать на "неадекватное" восприятие своих шедевров. Автор должен представлять себе читателя как некоего рассеянного субъекта, который вечно все путает и склонен моментально забывать важнейшие вещи.
Методика рефрена, описанная выше, кстати, годится не только для диалогов. Вы можете с успехом использовать ее в описательной части. Прицепив к каждому герою его "фирменный" набор эпитетов, цветовых, звуковых или динамических характеристик, разместите их в тексте на примерно равных интервалах друг от друга. Не обязательно обрабатывать таким образом весь текст - достаточно только некоторую его часть, с тем, чтобы закрепить у читателя соответствие имени персонажа его характеристикам. В дальнейшем частоту употребления таких "штампов" можно уменьшать.

6. РИТМИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ТЕКСТА

В тексте должен быть ритм. Пусть даже синкопы - но он должен быть. Ритм должен соответствовать настроению. С помощью ритма задается почва для настроения. Динамические, экспрессивные участки текста должны иметь высокую частоту, задумчивые и лирические - низкую. Частота задается как размерами предложений и знаками препинания, так и паузами, подразумеваемыми автором, необходимыми читателю для осмысления какой-нибудь сложной фразы. Для создания "ритмической основы" текста служат и абзацы, межабзацевые значки и перебивки главами и частями.

7. АМБИЦИИ И СТИЛЬ. ИЗБИЕНИЕ МЛАДЕНЦЕВ

О СООБЩАЮЩИХСЯ СОСУДАХ
Все мы люди, все мы человеки. Причем разные по возрасту и жизненному опыту. Большинство молодых авторов... гмм... молоды. И с этим мало что можно поделать. Проблема, конечно же, не в количестве лет, проблема в качестве идей и объеме жизненного опыта. Автор, как это ни печально констатировать, должен быть умнее, или, во всяком случае, не глупее читателя. Литература - это игра в одни ворота, поток, который течет в одну сторону. Автор и читатель - как два сообщающихся сосуда, и если меньше в том, который автор... Больше всего автору необходима (кроме, естественно, личной наглости и самоуверенности - они в первую очередь!) трезвая самооценка. Мне кажется, что автор должен объективно представлять ту аудиторию, к которой он обращается. Я рискну дать следующую (очень спорную) рекомендацию:
Пиши для тех, кто меньше тебя понимает в том, о чем ты пишешь
Это не означает, что автор-школьник может претендовать только на аудиторию детсада, а писатель-студент - только на читателей в школьной форме. Если автор маломальский специалист в какой-то области - он может претендовать на всех. Проблема в том, что число таких областей увеличивается пропорционально возрасту.
Хотелось бы, не задевая ничьего самолюбия, сказать какие-то мудрые, запоминающиеся слова... но ничего не приходит в голову. Поэтому придется приводить характерные примеры.

ПРО ЛЮБОВЬ
Лирические пассажи, порожденные разбитым школьной любовью сердцем, очень впечатляют... того, кто это написал. Попытки вложить сей болезненный, но весьма скромный опыт душевной жизни в персонажей лет 20ти-30ти выглядят не очень достоверно. Человеческие чувства имеют тенденцию эволюционировать, а потому на разных этапах жизненного пути одни и те же (по названию) проблемы приобретает разные акценты и видится в разных аспектах. И если юный автор не хочет выглядеть глупо - он должен соблюдать определенную аскетичность в описании глубоких душевных переживаний. К сожалению, зачастую бывает так, что произведение, собственно, порождено именно этой подростковой трагедией, желанием с кем-то ею поделиться, кого-то наказать, кого-то оправдать... В таком случае мой категорический совет - пишите стихи. Это, похоже, та область, где разные поколения говорят на одном языке, где никто не может быть смешон, где каждый может быть понят.

ТЕМНАЯ СТОРОНА СИЛЫ
Взаимоотношения добра и зла очень важны для каждого человека на всех этапах его жизненного пути. Чувства страха, справедливости и альтруизма - богатый материал для литератора во все времена. Вот только отношение к этой оппозиции меняется по мере накопления жизненного опыта. Изначально мир представлен черно-белыми красками (да-да, я все помню про радужное детство!). В дальнейшем грани добра и зла размываются, зло перестает быть персонифицированным, а личности людей - жестко детерминированными. Зло переселяется из конкретных негодяев в общественные институты, политику, прогресс, обычаи, обстоятельства и т.п. Выясняется, что большая часть негодяев таковыми на самом деле не являются, а проблема была в максималистском подходе субъекта. Затем обнаруживается, что зло находится в самом субъекте, причем равномерно перемешанное с добром и другими не менее важными вещами, не относящимися к данной оппозиции. Таким образом, деление на злых и добрых (как, впрочем, и на своих и чужих, друзей и врагов) - всего лишь грубое описание действительности, уместное в детских сказках и (это очень важно!) в поджанре фэнтези. Литература, в которой персонажи больше похожи на шахматные фигуры, чем на людей, всегда притягивала юные дарования, видимо инстинктивно чувствовавших, что здесь они будут выглядеть "на уровне".

ACTION. ХАКЕРЫ И ЛАМЕРЫ
Другая естественная литературная ниша для начинающих - боевик. Как правило, для написания оного не требуется никаких особых познаний (кроме почерпнутых в других боевиках). Если психологические мотивировки персонажей и взаимоотношения людей сводятся к скупым авторским ремаркам, а все остальное - действие, действие и еще раз действие, - любой начинающий, имя только воображение, талант и начитанность в предметной области, способны сказать свое слово в этом жанре. Вся прелесть в том, что сам жанр защищает автора от ошибок, т.е. следование канонам не позволит написать плохую вещь. Нужны только, повторяю, воображение и талант.
Еще одна ниша - киберпанк. Любой ламер, написавший пару скриптов для Интернета может смело считать себя специалистом... по сравнению с неохваченными Паутиной согражданами. Другой вопрос, насколько это интересно другим согражданам... или насколько смешно для небольшого числа хакеров...
Обычно ошибки авторов, подвизающихся в этих областях - чисто предметные (мат.часть учить надо!), а не принципиальные.

НЕ БЕЗ ЮМОРКА
Отсутствие жизненного опыта очень легко скрывается юмором и иронией. Некоторые, впрочем, считают эту манеру письма полной индульгенцией и настолько сжились с ней, что не совсем понимают разницу между стилем и пошлостью. Чрезмерная привычка к иронии и самоиронии вредна - на начальном этапе автор как бы подчеркивает, что он ни на что особенное и не претендует - и как бы и сам над собой прикалывается, а в дальнейшем (привычка - вторая натура) перестает замечать, что супчик пересолен.
Юмор - это смазка, позволяющая читателю расслабиться и легче проглотить авторскую стряпню. Автор, относящийся к событиям своего произведения с иронией, как бы становится не в оппозиции к читателю, а рядом с ним, заглядывает через плечо и хихикает: "смотри-ка чего тут твориться..." Очень хороший, практически беспроигрышный прием.
Беда приходит со временем, когда прием слишком врастает в стиль. Драматические ситуации, поданные с ерничаньем и смешками, сводят на нет литературу как таковую. Все превращается в пошлые или циничные шутки, а то и просто в черный юмор. Герои романов выглядят комиками, а не героями, потому что автор потерял чувство баланса (или просто не имеет вкуса). Такой юморок выглядит очень печально.

8. ПЕРВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ

А ничего особенного. Это только начало. Вам повезло. Дальше все пойдет гораздо хуже, тяжелее и противней - ибо игра на этом кончается и начинается самая настоящая работа. И, как юные пионеры, - Будьте готовы! (c)

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Литературная кухня » Самоучитель по написанию фантастики и не только.