Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Александра Баренберга » Затянувшийся полет


Затянувшийся полет

Сообщений 1 страница 10 из 760

1

Наверное, это все таки заразно. Как ни отговаривал себя от попыток пробовать писать, ничего не помогает. Наконец я сдался  http://gardenia.my1.ru/smile/smile.gif 
Еще года полтора назад начал писать роман на "оригинальную" тему попаданца в ВОВ. Написал одну главу и дело заглохло, особенно после массового прочтения произведений "конкурентов". Но теперь решил вернуться. Хотя бы для того, чтобы потренироваться на кошках заезженной теме. Тем более, что она стала как бы тестовой для каждого начинающего АИшника. Поэтому особых откровений не ждите, остается только обсасывать детали  http://gardenia.my1.ru/smile/laugh.gif 

Моя страница на СИ: http://zhurnal.lib.ru/b/barenberg_a/

Глава 1.

    Из пулевых пробоин на лобовом стекле сильно сквозило холодным ветром, с запахом горелого машинного масла. Самолет после попадания продолжал мелко вздрагивать. Нет, конечно, сквозило и трясло не на самом деле. Все происходило на экране компьютера, просто воображение у Андрея всегда было на высоте, а уж после недавней замены дисплея на новую огромную модель и вовсе стало зашкаливать. Вот и сейчас, гоняя свой любимый авиасимулятор, он, особенно в напряженные моменты, действительно ощущал себя сидящим в кабине истребителя “И-16”, а не в мягком кресле за компьютером. Поэтому и злость Андрей сейчас испытывал настоящую. Надо же, он, ветеран многолетних онлайн-сражений, настолько увлекся преследованием "Юнкерса", что проморгал атаку "Мессершмидта-109" на пересекающихся курсах.
  - Внимательнее надо быть, ас, мля – сердито сказал себе Андрей. К счастью, вроде бы серьезных повреждений не было. Из пушек пилот "109-го" промазал, а пулеметами только наделал дырок в фонаре кабины.
  - Еще повоюем – вынес вердикт Андрей, немного успокоившись. Повернув виртуальную "голову" назад, он обнаружил своего оппонента в задней полусфере, заканчивающим боевой разворот и разгоняющимся для следующей атаки.
- Ну-ну, еще посмотрим – процедил Андрей сквозь зубы, оценил динамику разгона "Мессершмидта" и, повернув виртуальный взгляд обратно, медленно отсчитал до пяти. После этого многократно отработанным движением – джойстик вправо, педаль влево, газ в ноль – ввёл машину в "размазанную бочку". Виртуальные небо и земля на экране начали меняться местами, истребитель, вращаясь с переменным радиусом – для усложнения прицеливания противнику – стремительно терял скорость. Как и рассчитывал Андрей, не слишком опытный противник купился на этот нехитрый маневр. Обладая избытком скорости, тот проскочил мимо "Ишачка" вперёд и, к концу выполнения "бочки", оказался практически у Андрея в прицеле. Правда, осознав свою ошибку, сразу же перешёл в набор высоты. Но было уже поздно. Резким движением задрав нос самолёта, Андрей дождался, пока силуэт "Мессершмидта" скроется под капотом и нажал на гашетки. Многолетний опыт виртуальных боёв не оставлял сомнений в верном выборе упреждения. Что немедленно и подтвердил появившийся через мгновение из под капота "109-й", оставляющий за собой жирный чёрный шлейф дыма.
- Вот так-то – волна радости окатила Андрея. Хоть "Мессершмидт" и гораздо скоростнее "Ишачка", но с поврежденным двигателем он не уйдет. Андрей скосил глаза на настенные часы. До назначенной встречи с очередной девицей оставался всего час.
- Как бы не опоздать, первое свидание все-таки, еще цветы надо успеть купить – обеспокоенно подумал Андрей, но желание добить повреждённого противника победило.
- Первым делом, первым делом самолёты – пропел он и решительно прибавил газ. Машина послушно рванулась вперёд, расстояние до "Мессершмидта" начало медленно, но верно сокращатся. Во избежание неприятностей, Андрей внимательно осмотрелся. Но небо было чистым, здесь они были одни. Тогда он сосредоточил внимание на противнике.
- Через полминуты выйду на дистанцию прицельного огня – оценил ситуацию Андрей. Противник, видимо, считал так-же, потому что его самолет вдруг перевернулся через крыло и нырнул в крутое пике.
- Хочет уйти на пикировании – понял Андрей, автоматически повторяя маневр “109-го”. "Ишачок", на полном газу, стал стремительно набирать скорость. Но даже на глаз было видно, что "Мессершмидт" набирает скорость быстрее.
- Зачем? – запоздало отругал себя Андрей, на всякий случай нажимая на гашетку и видя, что очередь прошла далеко от противника, уткнувшись в землю – так он от меня точно уйдёт. Надо остаться на высоте и ловить его на выходе из маневра.
Он резко взял ручку на себя. И, конечно, перетянул. Выдернутый из пике самолёт превысил допустимые перегрузки и компьютер отреагировал соответственно: экран стал быстро чернеть, симулируя потерю лётчиком сознания. Андрей так сильно переживал случившееся, что просто физически почувствовал, как перегрузка прижимает его к креслу и закрывает многократно потяжелевшие веки. Поэтому он даже сразу не удивился, когда чернота, закрыв экран, продолжила распространяться за его пределы. Лишь через пару мгновений, за секунду до того, как черный шар замкнулся за его головой, холодной волной страха  накатила мысль: "ДОИГРАЛСЯ!!!"….


                                                            ***************

Начальник Главного Управления ВВС РККА генерал-лейтенант Павел Рычагов появился на командном пункте истребительного авиаполка неожиданно, без предупреждения. Влетев на КП своей стремительной походкой, он небрежно махнул рукой вскочившим было офицерам полка, подбежал к командиру полка Ивану Соболеву и порывисто обнял его, в зародыше подавив попытку последнего доложиться по всей форме.
- Ну, Ваня, как тут у тебя? – произнёс Рычагов, закончив с обьятиями – я тут проезжал мимо, думаю дай заскочу, может быть хоть ты меня чем-то порадуешь.
Соболев, бывший четыре года назад в Испании ведомым Рычагова, не совсем представлял, как следует вести себя со старым товарищем, неожиданно взлетевшим на самый верх командной лестницы.
- Всё нормально, происшествий нет – сознательно не обращаясь пока к Рычагову ни по имени, ни по званию, ответил он – вот, звено лейтенанта Коробейко возвращается с тренировочного полета по маршруту – и указал рукой на три точки к югу от аэродрома.
- Молодых тренируешь? – спросил Рычагов – жаль, нет у меня сейчас времени, ждут в штабе Киевского округа.  А хотелось бы посмотреть на твой полк поближе, да и с тобой давненько не сидели – подолжил он, следя глазами за приближающимся звеном. Тройка "Ишачков", летя на высоте около четырехсот метров, уже почти достигла командного пункта, когда замыкающий самолёт вдруг резко перевернулся через крыло и посыпался вниз, пикируя прямо на наблюдающих за ним командиров. На крыльевых пулеметах замерцали огоньки выстрелов и очередь полоснула по земле в паре десятков метров от КП. Когда до земли осталось не больше сотни метров, он так-же резко выровнялся и горкой ушёл на высоту.  От близкого рёва девятисотсильного двигателя у присутствующих на КП людей заложило уши.
-.... м-мать – расслышал Соболев конец тирады Рычагова, когда к нему, наконец вернулась способность слышать – это у тебя называется нормально? Кто это был? Я ему покажу фигурять! – продолжал свирепо орать генерал. Соболева неприятно поразило употребление любимого словечка Рычагова "фигурять" в явно отрицательном контексте. Дело в том, что сам Рычагов очень даже любил "фигурять" в воздухе. В Испании он так успешно "фигурял", что сбил 20 самолетов противника и стал генералом в 26 лет. И что же стало теперь с бесстрашным воздушным бойцом? Или в кремлевских кабинетах ценятся другие качества?
- Младший лейтенант Воронов – ответил успевший рассмотреть номер машины комполка, когда Рычагов наконец замолчал – прибыл два месяца назад из училища. До сегодняшнего дня нареканий не имел.
- А это как обьяснить? – уже спокойней сказал Рычагов – Ладно, разберись пока сам, мне пора. Но завтра заеду, проконтролирую. И особиста своего задействуй, пусть выяснит, случайно он стрелял или как.
Генерал, не прощаясь, выскочил из КП и сел в машину.
  Соболев повернулся и сразу же наткнулся на тяжелый взгляд начальника особого отдела полка младшего лейтенанта госбезопасности Никифорова,  так-же присутствовавшего на КП. Отношения с ним не складывались у комполка уже давно. Особист, видимо недовольный медленным продвижением по службе, все время пытался найти в полку вредителей. До сего дня безуспешно, во многом благодаря сопротивлению Соболева. Подозрительность была положена ему по должности и, кроме того, он наверняка сообразил, какой служебный рост сможет заработать, раскрутив такое дело.
- Товарищ майор, необходимо немедленно посадить звено и арестовать младшего лейтенанта Воронова, а так же механика его самолета – твёрдо сказал он, подойдя к Соболеву – будем разбираться, хулиганство это или что похуже.
- Да случайность это, Васильич? – попытался перейти на неформальный тон комполка – сейчас я сам разберусь.
- Налицо попытка покушения на высшее руководство ВВС, товарищ майор – не приняв предложенного тона, всё так-же твёрдо ответил Никифоров.
- Да с чего ты взял?
- Младший лейтенант Воронов пикировал на КП в момент нахождения там Начальника ГУ ВВС, и покушался на него, открыв огонь из пулеметов – выдал свою версию обвинения "особист".
"Не отдам" – тоскливо подумал Соболев, понимая, что вряд-ли сможет что-либо предпринять. Разве что немного оттянуть события.
- Значит так – строго обьявил комполка, перейдя на официальный тон – первоначальное расследование проведу я сам, по поручению Начальника ГУ ВВС. Доложу ему, а потом Вороновым займётесь вы.
- Сажайте звено, майор – зло произнёс Никифоров, и выражение его лица обещало Соболеву, что происшествие может выйти боком не только молодому пилоту, но и ему самому.
"И как-же я должен сажать звено?" – подумал командир полка. Радиостанция была только на машине командира, но и она не работала по причине отсутствия запчастей в полку. Взглянув в небо, Соболев увидел, что звено кое-как выстроилось и заходит на третий разворот.

Отредактировано barr (21-12-2009 00:57:53)

+18

2

В открытой кабине "Ишачка" заметно сквозило. В том, что это именно "Ишачок" Андрей не испытывал сомнений с первого мгновения, когда опять появился свет. Первые две мысли: "я умер" и "я сошёл с ума" боролись друг с другом в его голове несколько секунд, постепенно теснясь реалистичностью окружающего пространства. В конце концов, когда Андрей осознал, что его рука лежит на ручке управления истребителем и парирует крен самолёта, то смог более-менее привести свои разбегающиеся мысли в какое-то подобие порядка:
- Умер я или сошёл с ума, пока неважно. Главное, что самое страшное со мной уже произошло. Значит, можно расслабиться и играть по предложенным правилам – постарался успокоить он себя. Получалось плохо. Адреналин так и играл в крови. Руки тряслись, мысли метались в голове.
- Так что мне надо сделать? – усилием воли сосредоточился Андрей на текущей задаче – как отсюда выбираться? Сажать самолёт или выброситься с парашутом?
Он не обольщался насчёт своей способности управлять реальным самолётом. От одной мысли о посадке его опять бросило в дрожь. Андрей лихорадочно стал проверять, имеется ли у него парашут. Парашут имелся, на положенном месте под "пятой точкой", но его конструкция была Андрею абсолютно незнакома. Кроме того, бросив взгляд за борт, он обнаружил, что высоты для прыжка явно недостаточно. Всё это вместе несколько остудило его "прыгательный позыв". Он опять взялся правой рукой за ручку управления и попытался выправить образовавшийся за время поисков парашута крен. Получилось. Усилия на ручке были на удивление слабыми, не джойстик, конечно, но всё равно значительно меньше ожидаемых.  Андрей был уверен, что работа пилотов прошлого была сродни занятию на силовом тренажере, а тут ручка покорно ходила за рукой. Впрочем, скорость была небольшой. Бросив взгляд на знакомую по многочисленным  "полётам" на копьютере приборную доску и без труда отыскав на ней спидометр, Андрей считал его показание: 240 километров в час. На большей скорости усилие на ручке станет гораздо значительней.
   Конец раздумьям положил ещё один "Ишачок", неожиданно возникший слева на расстоянии двадцати – тридцати метров. Сидевший в нём усатый мужик в надетых лётных очках показал Андрею огромный кулак в перчатке, после чего этим же кулаком сделал жест, без сомнений означавший: "Следуй за мной". С такого расстояния Андрей плохо различал лицо пилота, но по движению губ ему показалось, что свои жесты мужик сопровождал отборным матом.
- Видимо, командир – понял Андрей – надо что-то решать.
В это время пилот соседнего истребителя прибавил газ и вырвался вперёд. Проследив за ним взглядом, Андрей заметил ещё один "Ишачок", пристроившийся за первым на дистанции метров сто. Таким образом, все три самолёта образовали вытянутый строй.
- Ну что-ж, раз уж я умер, то можно и попробовать сесть – попытался ободрить себя Андрей. От мысли про посадку ему опять стало нехорошо. Но другого выхода, по видимому, не оставалось.
- Надо бы попытаться вспомнить где тут что – он обвёл глазами кабину – начнем слева. Так, это сектор газа, рядом с ним какая-то рукоятка, хрен знает, управление заслонкой радиатора что-ли? Ладно, проехали. Дальше, ручка выпуска посадочного щитка, запомним, теперь приборная доска – тут было легче, названия приборов были написаны на них самих. Андрей бегло просмотрел их показания – температура масла и обороты вроде были в порядке.
- Так, теперь справа. Опять рукоятка непонятного назначения, хрен с ней, а это штурвальчик выпуска шасси. Блин, да как же я его посажу?!!! – вновь разволновался Андрей.
Конец колебаниям опять положил ведущий звена, введя свою машину в правый вираж. Второй "Ишачок", с небольшой задержкой, последовал за ним. Лимит времени на раздумья закончился, пора было начинать действовать. Дрожащими руками Андрей взялся за ручку управления и сектор газа. Дав чуть больше газа (самолёт на вираже теряет скорость – надо компенсировать), он осторожно отклонил ручку вправо, одновременно надавливая на правую педаль. Самолёт неохотно, словно бы не признавая сидящего в нём человека достаточно компетентным для управления собой, накренился градусов на тридцать вправо и встал в вираж с заметным снижением.
- Слишком сильно дал педаль – понял Андрей и исправил свою ошибку. Вираж стал горизонтальным. Самолёт сильно трясло воздушным потоком, но Андрей не замечал этого, поглощённый выдерживанием необходимых параметров полёта. Особенно пристально он следил за скоростью, сознавая, что свалиться в штопор на такой высоте означает стопроцентную гибель. А ведь, согласно прочитанным  им мемуарам летчиков, "Ишачок" славился нетерпимостью к ошибкам пилотов, строго наказывая за них. От этой не вовремя пришедшей мысли Андрея прошиб холодный пот. К счастью, разворот закончился, ведущий перешёл в горизонтальный полёт и Андрей с радостью выровнял свою машину вслед за ним. Первый раз за всё это время позволив себе осмотреться вокруг, он увидел впереди-справа полосу аэродрома, перпендикулярную к их курсу.
- Ага, значит это был третий разворот – понял он – еще один и выйдем на глиссаду.
Внезапно Андрей заметил, что дистанция до идущего впереди самолёта стала сокращаться. Присмотревшись, он увидел, что тот выпустил шасси. Прибрав немного газ, Андрей со вздохом перенёс правую руку на штурвальчик выпуска шасси. Пару секунд посоображав, куда, собственно, его надо крутить, он решительно толкнул штурвальчик против часовой стрелки. Тот поддался с неожиданным усилием. Видимо, колёса выходили неравномерно, потому что самолёт вдруг стало резко кренить влево. Андрей бросил штурвальчик и схватился за ручку управления. Выправив крен, он, наученный опытом, перехватил ручку левой рукой, а правую вернул на штурвальчик. Со второй попытки ему удалось, наконец, выпустить шасси до конца, о чём засвидетельствовали две загоревшиеся красные лампочки на приборной доске. Тут ведущий опять начал разворот и Андрей повторил его манёвр уже с заметно меньшими усилиями, чем в первый раз. Правда, из-за выпущенных шасси, трясло на этот раз значительно сильнее. Завершив разворот, ведущий стал плавно планировать, убрав газ. Андрей увидел прямо по курсу посадочную полосу. До неё было километра два.
- Ну вот сейчас и выяснится, какой из меня лётчик – напряжение Андрея заметно росло. Увидев, что передний самолёт выпустил посадочные щитки, он тоже выпустил их. Самолёт стал резко тормозиться и угрожающе раскачиваться из стороны в сторону. Андрей с трудом удерживал его от опрокидывания. Скорость продолжала падать и он начал беспокоиться:
- Какая интересно должна быть скорость на глиссаде? – Андрей безуспешно пытался припомнить то, что он читал про "И-16". Полагаться на свой "компьютерный" опыт было чревато, но больше нечего было делать. Осторожно работая газом, Андрей остановил падение скорости на 160 километрах в час и, судя по тому, что дистанция до переднего самолёта перестала меняться, угадал. Тем временем, ведущий уже был над полосой. Андрей увидел, как тот, выровняв машину, коснулся колёсами полосы и покатился по ней. Второй самолёт уже тоже начал выравнивание.
- Ещё несколько секунд и будет моя очередь – напряжение Андрея достигло высшей точки. Бросил взгляд за борт, до земли оставалось метров пятнадцать.
Вцепившись вспотевшей рукой в ручку управления, он медленно начал тянуть её на себя. Истребитель выпрямился и в тот же момент ударился передними колёсами о полосу. Подпрыгнув от удара метра на два, он накренился вправо, завис на мгновение и вновь ударился о землю. Андрей был уверен, что шасси сломалось, но самолет, подпрыгнув ещё пару раз, покатился по полосе. Правда, его бросало из стороны в сторону и он норовил выкатиться "на обочину". Энергично работая педалями, Андрей пытался удержать его от этого. Тут он вспомнил, что понятия не имеет где тут тормоз.
- Хрен с ним, как нибудь остановиться, лишь бы никуда не врезаться – поднявший широкий лоб самолёт полностью закрывал обзор вперёд и Андрей ориентировался только по краям полосы, видимым сбоку. Там бежали какие-то люди, что-то показывали руками, но Андрей не понимал что. Наконец, самолёт, таки выехав одним колесом за край полосы, почти остановился. Андрей понял, что не знает, как выключить двигатель.
- А фиг с ним – решил он – я уже сыт по горло этим самолётом.
Нащупав замок привязных ремней, он расстегнул его и выбрался из кабины, спрыгнув прямо на землю. Самолёт, ревя двигателем, продолжал медленно катиться. Андрей сделал пару шагов и его вырвало. Стоя на коленях, он увидел, как на него несётся огромный бородатый мужик в грязном комбинезоне. Ещё через секунду до него донёсся зычный голос мужика, перекрывающий рёв двигателя:
- Андрюха, ты  чтож, паршивец, двигло не вырубил?
"Откуда он знает моё имя?"- вяло подумал Андрей. Он был не в том состоянии, когда хочется разгадывать загадки. Мужик пронёсся мимо, с ходу запрыгнул в кабину и что-то там сделал. Рёв двигателя смолк, самолёт замер на месте.
  Андрей встал на ноги и увидел, как к нему подбегает тот усатый пилот, который грозил ему кулаком в воздухе.
- В чём дело Воронов, мать твою... – заорал издалека.
«Они и фамилию мою знают» – всё так-же отстранённо подумал Андрей. Однако, надо же что-то ответить.
- С желудком что-то – выдавил он из себя первое, что пришло в голову. Как бы в подтверждение этого его опять вырвало.
- Так, понятно – начал распоряжаться усатый, обращаясь к подбежавшим людям – этого в лазарет, самолёт откатить на стоянку и осмотреть.

+16

3

понравилось...

я как раз на подобном эпизоде пока и застрял  http://gardenia.my1.ru/smile/wall.gif    http://gardenia.my1.ru/smile/scare.gif

0

4

Да, я вчера как раз читал. Улечение "Ил2" даром ни для кого не проходит  http://gardenia.my1.ru/smile/laugh.gif

0

5

barr написал(а):

После этого многократно отработанным движением – джойстик вправо, педаль влево, газ в ноль

Не совсем понятно. Или это особенности симулятора?

barr написал(а):

"Мессершмидта"

Messerschmitt-109. В названии отсутствует буква "д".

0

6

Briz написал(а):

И, если не ошибаюсь, выпущенные шасси на И-16 сигнализируются специальными шпеньками на крыльях

Шпеньки были на ЯКах. Про И-16 не помню. В любом случае, дублировались лампочками (по крайней мере на поздних типах И-16).

Briz написал(а):

Кстати, на современных самолетах цветовая сигнализация строго наоборот: красные огоньки - убрано, зеленые - выпущены и на замках. Думаю что и в те времена также.

Совершенно верно. Случайно написал "красные". Исправлю.

Valeri написал(а):

barr написал(а):
После этого многократно отработанным движением – джойстик вправо, педаль влево, газ в ноль
Не совсем понятно. Или это особенности симулятора?

Это особенности выполнения фигуры "размазанная бочка". Не знаю, может быть стоит это как то уточнить в тексте?

Valeri написал(а):

Messerschmitt-109. В названии отсутствует буква "д".

Мне кажется, что я встречал оба написания в разных текстах. Надо уточнить.

0

7

Briz написал(а):

Нет. Попытка залезть в штопор. Еще ручку потянуть на себя забыл. Просто человек никогда не летал сам.

Ну так и ГГ никогда не летал сам  http://gardenia.my1.ru/smile/laugh.gif 
Штопор - это будет на реальном самолете (и то смотря на какой скорости). А в игре это прокатывает.

0

8

Сюжет понравился, заклепки думаю народ набросает, так что в светлый путь вам товарищ  http://gardenia.my1.ru/smile/guffaw.gif

0

9

Неплохо. Тапки по авиатематике смотрю уже накидали, поэтому промолчу. Плюсики поставил.

0

10

Спасибо всем за отзывы.
Еще кусочек:

Глава 2.

Во время короткой дороги в лазарет Андрей первый раз смог спокойно обдумать случившееся. Что, собственно, с ним произошло? Первоначальные варианты: "я умер" и "я сошёл с ума" как то не очень согласовывались с окружающей действительностью. Что же тогда? Как прилежный читатель фантастики, Андрей выдвинул новые версии:  "провалился в прошлое" и "попал в параллельный мир".
Попасть в прошлое вроде бы даже теоретически невозможно из-за известных парадоксов, но тип с таким трудом посаженного самолёта и другие детали окружения однозначно указывали на конец тридцатых – начало сороковых годов 20-го столетия. Что же касается параллельного мира...  Не зря же всё таки его здесь назвали правильным именем и фамилией. Что то за этим скрывается. В общем, простора для фантазии пока больше, чем фактов.
  Андрею стало жарко, он стянул с себя лётные кожанные перчатки и обомлел – это были не ЕГО руки! Толстые пальцы с криво обстриженными ногтями, мозоли на ладонях, больше подходящие какому-нибудь пахарю, а не офисному работнику, каковым до сегодняшнего дня был Андрей. В общем, не его. От мысли, что ему подменили тело, тошнота опять подступила к горлу. Видимо, это было заметно и окружающим, так как Андрей немедленно услышал от одного из сопровождающих санитаров:
  - Что, опять? Перегнись через борт, а то сам будешь в кузове прибирать.
Подавив тошноту, он закрыл глаза и прислушался к своему телу. Без визуальных ощущений он не чувствовал ничего необычного. Вроде бы как в своём теле. Но стоило открыть глаза и посмотреть на руки, как ощущение дискомфорта вернулось. Андрей начал ощупывать руками лицо. Сначала ничего подозрительного не обнаружил, потом начал сомневаться насчет формы и размеров носа.
- Зеркало нужно. В лазарете прежде всего к зеркалу.
Через минуту они подьехали к цели. Санитары проводили Андрея в помещение, судя по всему служившее врачебным кабинетом.
- Посиди немного, щас дохтур придёт – сказал старший санитар, в годах и довольно мрачной наружности.
Первое, что заметил Андрей, войдя в кабинет, было вожделённое зеркало. Он бросился к нему и, наконец, смог увидеть своё лицо. Вернее, не своё. Впрочем, он уже был морально готов и к этому. Теперь ему оставалось лишь констатировать тот факт, что своего тела его тоже лишили. Правда, при более пристальном рассмотрении, замена оказалась не столь уж и плоха. Чуть ниже ростом, но зато гораздо шире в плечах, лицо достаточно симпатичное, хоть и ничем на прежнего Андрея не похожее, разве что цветом волос. Да и лет на пять моложе. Так что и на том спасибо.
  Тут же, возле зеркала, Андрей сделал ещё одно важное открытие: висевший на стене отрывной календарь услужливо сообщал, что сегодня вторник, 13 августа 1940-го года. "Ну попал так попал. Хорошо ещё, что ещё до войны." подумал Андрей. Чем именно это так хорошо он додумать не успел, потому что отворилась дверь и в кабинет вкатился полный пожилой человек с "интиллигентской" бородкой. "Военврач 2 ранга" определил Андрей, разглядев две шпалы и медицинскую эмблему в петлицах формы вошедшего. Что-что, а знаки различия Красной Армии он ещё в детстве заучил благодаря прекрасно иллюстрированному справочнику, который получил в подарок от дяди, полковника – танкиста, на свой десятый день рождения.
   - Ну-с, на что жалуемся? – весело начал врач с традиционного вопроса.
   - Да вот стошнило что-то, отравился наверное – промямлил Андрей, придерживаясь своей первоначальной "легенды".
   - Сознание теряли?
   - Терял – ухватился за подсказку Андрей, сообразив, что в его интересах подольше остаться в лазарете, получив время на размышление и вхождение в местные реалии.
   - Что ж, давайте вас осмотрим – всё тем же весёлым тоном сказал доктор, приводя в боевое положение стетоскоп. Послушав, замерив пульс и давление, врач продолжил допрос:
   - Что вчера ели?
   - Н-ну, то же, что и все.
Доктор вдруг стремительно приблизил своё лицо к лицу Андрея и совсем другим, каким то угрожающим тоном вопросил: "Пил?"
   - Нет – ответил Андрей, подумав: "А я откуда знаю, я то не пил, а этот вполне мог."
Врач придвинулся ещё ближе и втянул носом воздух. Получив отрицательный результат, отодвинулся и опять весело сказал:
   - Очень хорошо, значит обычное пищевое отравление. Сутки не есть, до завтра полежите тут, утром я вас осмотрю и, надеюсь, сразу и распрощаемся.
  Доктор встал и пошёл к двери. Не успел Андрей обрадоваться, как тот, задержавшись в проёме, обратился к санитарам:
  - Да, главное чуть не забыл. Братцы, организуйте ему промывание кишечника.
Мрачный санитар кивнул и снял со стены зловещего вида клизму. Врач покинул помещение. "Этого мне сегодня ещё не хватало" – подумал Андрей.
   - Ребята, может на надо, у меня, вроде, всё прошло – осторожно прозондировал он почву.
   - Дохтур сказал надо, значиться надо – равнодушно, но твёрдо отрезал мрачный.
   - Да ты не боись – сказал второй санитар, видимо, более общительный. – вот, например, индийские йоги, борющиеся с британским империализьмом, специально себе кажную неделю промывание делают. Для укрепления организьма, значит.
"Где он таких глупостей набрался?" – со злостью подумал Андрей.
   - Давай, сымай портки – кратко подвёл итог дискуссии мрачный.
Андрей, вздохнув, стал стаскивать с себя комбинезон...

+17


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Александра Баренберга » Затянувшийся полет