Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » История » И этих людей хотел победить Гитлер?!


И этих людей хотел победить Гитлер?!

Сообщений 1 страница 10 из 123

1

Про девичью команду

Елизавета Александровна Еранина (Самойлович) специально для журнала «Лев»

    …Книжка, до дырок зачитанная в детстве в зауральском городе Кургане, и сейчас лежит передо мной на столе. Книжка «Девичья команда» семьдесят четвертого года издания. Наверное, мне было восемь, когда я прочла ее в первый раз. Теперь, через тридцать лет, предстояло встретиться с одной из ее героинь.

    Мы беседовали долго. Говорили о Родине, подвигах, чести (так называлась военно-историческая серия книг для детей в «Воениздате"). Перебирали и переснимали цифровиком старые фото из двух альбомов. Елизавета Александровна Еранина, до замужества Самойлович, сержант той самой «девичьей команды» — 34 отдельного инженерного батальона миноразыскников и истребителей танков, была вначале немногословна. Сухо и по- военному сдержанно она начала свой рассказ. Я же назойливо требовала подробностей. Постепенно лед немногословия растаял и воспоминания украсились удивительными подробностями, придавшими рассказу трогательную достоверность. Словно это было вчера… Расстались мы очень тепло. Но прежде чем попрощаться с хозяевами, мы вместе с ними сели за накрытый стол. По предложению старшей хозяйки — сержанта Самойлович, подняли три тоста, по традиции, свято соблюдаемой военными собаководами: первый — за Победу! второй (не чокаясь) — за погибших. и третий — за наших рабочих, служебных собак!

    Я была бойкой девчонкой. Спуску мальчишкам не давала. На родной Петроградской стороне, на Ропшинской улице прошло все мое детство. Мой папа был музыкантом, тапером. Очень любил собак. О чем может мечтать настоящая пионерка, любящая собак? Конечно, о немецкой овчарке. Немецкая овчарка — это предел мечтаний юного собаковода. Любимый старший брат подарил мне клубного щенка. Это было в 1936 году. Щенка я назвала Джульбарсом. Чепрачный немец, крупный, яркий он был удивительно талантливой и способной собакой. Нас, юных собаководов, в те годы в Ленинграде было много и к нам относились очень серьезно. Смотры, парады, всесоюзные съезды — нам с Джульбарсом везде удалось побывать, даже на страницах «Пионерской Правды». Наша ленинградская команда за несколько лет перед войной выиграла Всесоюзный смотр-соревнование. Вот, на фото, я — вторая справа. А первая — Риточка Меньшагина — наш командир отряда. Вот, мы дети еще — галстуки пионерские, знамена, барабаны. С Ритой бок о бок нас провела судьба по жизни. И провела, и хранила, но об этом потом. Дрессировали мы собак «повзрослому». Учителя были очень строгие. Растили собак для дела, не для забавы. Связная служба, следовая, «задержание», охрана…

    В 1939 году тихо началась Финская война. Джульбарса мобилизовали. Но перед тем, как собаку призвали на фронт, мы переучивали его, готовили на заставу. Джулик должен был работать… молча, чтобы не выдать расположения наших. Пес мимикой, движением показывал, что обнаружил кого-то. Солдат, которому достался Джульбарс, писал мне домой благодарственные письма: «Чудо, что за собака! Спасибо тебе, Лиза, за Джульбарса». Знаю, что они имели несколько задержаний, правительственную награду, а потом… потом связь с ними прервалась и больше никогда ни о солдате, ни о собаке я ничего не слышала. Долго не верилось в худшее. И сейчас не хочется верить. За Джульбарса наш клуб премировал меня щенком, тоже овчаркой. Я его назвала Мигом. Миг был очень перспективной собакой, в племенном смысле — ценной. Мигуля, Мигуля! Мой самый верный, самый честный пес.

    Грянул сорок первый. Мне — семнадцать. Сужалось кольцо блокады, исчезали из домов животные. Их съедали люди, обезумевшие от голода. За нами — мной и мамой ходили люди и умоляли: «Отдайте, продайте собаку. У нас дети умирают от голода!» Золотые горы предлагали, сервизы, шубы! Да и нам уже нечем было кормить Мига. Мига мы с мамой сдали в армию — отвезли в военный питомник, который располагался в Сосновке. Его начальником была Ольга Дмитриевна Кошкина — наша учительница, начальник Клуба и огромный авторитет в собаководстве. Это было осенью сорок первого. Потом — рыли окопы и противотанковые рвы, дежурили на крышах, гасили зажигалки и страшно, люто голодали.

    Весной 42-го мне исполнилось 18. «Я иду на фронт добровольцем!» — заявила я старшим. — «Ты с ума сошла! Война — мужское дело!». Мама ругала, умоляла меня, а потом смирилась и благословила. «Иди и служи честно» — сказала она мне у дверей военкомата на улице Шамшина, на Петроградской стороне. Я только об одном просила военкома: «Хоть куда, лишь бы только были собаки!» И получила назначение в Сосновку! Считайте, рядом с домом. Хотя и фронт тоже был рядом с домом.

    Первая, кого я увидела в части была Рита Меньшагина — моя самая близкая подруга по Клубу юного собаковода! «Лиза! Лиза! Твой Миг здесь! В вольере, пойдем, я отведу тебя к нему!» Это было такое счастье. Я рыдала, обняв собаку. А он скулил и вылизывал мне щеки. Командир части Петр Алексеевич Заводчиков, наш Батя незабвенный, приказал передать Мига мне. И что за чудо? В части стали собираться девчонки лет по 18-19. А командирами, старшинами были серьезные, взрослые мужики, фронтовики.

    Мы — инструкторы-дрессировщики были младшим комсоставом — ефрейторами, сержантами. Учили девочек-ровесниц азам дрессировки. Нас самих командиры учили минному делу, учили очень сурово. Хотя, нет, не сурово — строго. Представляете, в разгар войны — сто девушек за забором?! Но Батя был не только строгим, он был отцом родным! На нас ни один солдатик не смел косо посмотреть, ни один офицер! Батя нас, как цыплят, под крылом караулил. С Заводчиковым никто бы и связываться не посмел.

    Наша «девичья команда» — отдельный 34-й батальон, так и осталась девичьей командой. У нас в батальоне только одна девчонка в конце войны демобилизовалась по беременности. А остальные честь сберегли! Как вспомню — худющие, глазастые, блокадные девчонки. Все были такие изголодавшиеся! А пайка-то, хоть и побольше, чем на гражданке, но не очень-то и большая. Мы даже, стыдно говорить, у собак в первое время тайком конину вареную (дохлятину!) подворовывали. Плачешь, прощения у собаки просишь, а сама потихоньку отвернешься и съешь кусочек из миски. Потом, более-менее, отъелись. Обмундирование нам выдали мужское. Сапоги 41-43 размера, меньше не нашлось.

    Один раз на занятиях по строевой мы сговорились и в шутку провернулись в сапогах на команду «Кругом!». Старшина кричит: «Самойлович! Бутыркина! Почему у вас ноги пятками вперед?» — «Сапоги велики, товарищ старшина!» — а сами стараемся не рассмеяться. Он только вздохнул, рукой на нас махнул и отправил наматывать на ноги по три пары портянок. В этих сапогах мы к вечеру уже не могли ноги волочить. Строевая служба, минное дело, дрессировка собак, стрельба, а все-таки мы оставались девчонками и втихаря то глазки подведем, то подрумянимся. Плюс выводки — собаку вычесать надо, амуницию держать в порядке, с этим было очень строго. Шлейки, поводки, ошейники, санитарные нарты, упряжь, портдепешники — все это считалось боевым снаряжением. Чтобы «поставить собаку» на минное поле, качественно, надежно поставить, нужен год работы, очень профессиональной и тонкой. Цена ошибки — погибшая собака, погибшие люди. А собаки-то разные. Кто стрельбы боится, кто небрежничает.

    Переучивали, заставляли, исправляли. Выбирать не из кого особо было. В Ленинграде собаки рождались только в нашем питомнике. Собаки были не только редкостью, они были величайшей ценностью! Работали с ними терпеливо, на пищевом подкреплении — сушили ломтики конины, отдавали им свой сахар. Какие это были умнички! На прорыве блокады мы трудились с утра до ночи и с ночи до утра. Минные поля снимали, доставляли донесения, разматывали связь и раненых вывозили на упряжках. Овчарок запрягали по четыре. Дворняжек, лаечек — по пять-семь. Раненые, тяжелораненые целовали собак и плакали.

    Мой Мигуля водил упряжку на передовую под огнем. Упряжка собак ползком подавала раненому нарты. Представьте только — сто-сто пятьдесят метров ползком. Туда и обратно — по рытвинам, по снегу, по земле. Один раз тяжелораненый, грузный мужчина кричит мне: «Стой, стой, сестра, стой!» Я думала надо перевязать. А он из последних сил говорит мне: «Сестричка, у меня колбаска в вещмешке и сахар, отдай собачкам. Сейчас, при мне отдай!» Моя упряжка вывезла на прорыве семьдесят два человека. И другие наши упряжки не меньше.

    Самым страшным было разминирование. Мины, фугасы, минные ловушки. Ошибется собака, ошибешься сам — погибнешь. Собака обозначала заряд посадкой перед миной. Пока мина не обезврежена, собака не должна двигаться. Помню, Мигуля сел в воду под Петергофом, на болотах — в ледяную воду, в жижу. Я подняла из этой жижи тридцать четыре мины. Одну за другой — маленьких противопехотных, в деревянных коробочках. Подняла и обезвредила. Такие мины не могли искать приборами — корпус «не звенит». Они были самыми коварными. Несколько часов работы собака сидела не шелохнувшись, в каше из воды и снега…

    Наши собачки ходили по битым кирпичам, по стеклу на руинах, резали лапы, мы резались об осколки. Но они работали! Восемь-десять часов. Лапки у собаки замерзнут, снимешь варежки, разотрешь ей лапы и вперед! На передовую — «инженерное имущество», снаряды, мины, ящики с патронами. Оттуда — тяжелораненых. Потом — на минные поля, на танки! Танки… У Заводчикова слезы стояли в глазах, когда собаки уходили под танки. Как-то он собрал нас, командиров, сержантов в землянке: «Мы теряем высококвалифицированных обученных собак. Сегодня пять ушло под танки, завтра еще пять уйдет. Год работы! Год работы! С кем будем разминировать?! Истребителей надо готовить отдельно, нельзя наших собак пускать под танки. Поеду с докладом!» Начштаба его понял. Батальон перестал готовить истребителей, мы искали мины.

    К тому времени у нашей части уже была очень хорошая репутация, а у собак — репутация чудо-техники. И еще: раньше об этом не говорили — стали повторяться случаи, когда собака взрывала не немецкий, а наш танк. Собака ведь не различает — звезда или свастика на башне. А на полях сражений становилось все больше наших танков. Собака могла пойти на ближайший, по эту сторону окопа.

    Помню случай. Послали на «взять» Рыжика, крупную хитрющую дворнягу. Приказ есть приказ. Рыжик обогнул танк и… испарился. С заряженным истребительным вьюком! Четыре килограмма тола! Немцев отбили, откинули далеко назад. В большой землянке мы все сидим, обедаем, ложками стучим. И вдруг вбегает Рыжик! Вьюк на боевом взводе, а Рыжик виляет хвостом, морда превеселая. Все враз похолодели: если пес заденет за что-либо палочкой, торчащей из вьюка, то это — все, конец. Заводчиков тихо-тихо скомандовал: «Не двигаться, прекратить прием пищи». Подманил собаку, ухватил за взрыватель одной рукой, за ошейник другой: «Ко мне, снимайте вьюк!» Аккуратно сняли, разрядили. Все было тихо-тихо, спокойно так, но у всех холодный пот тек по спине. Из этого Рыжика вышел отличный миноразыскной пес, но все-таки он погиб потом, подорвался. Слишком был суетливый, веселый. Хотя из дворняжек выходили отличные миноразыскные собаки, превосходные!

    Породное поголовье убывало и его пополняли теми, кого подобрали, сменяли или купили у местных жителей. Выбывали и люди и собаки. Девчонки погибали и командиры тоже. Сапер ошибается один раз, говорят. Только на Карельском перешейке мы с Мигом подняли 3400 мин. А всего обозначили и обезвредили около сорока тысяч. Сорок тысяч раз смерть прошла мимо, только подумайте. Все ж таки я подорвалась. Раньше меня подорвалась Нина Бутыркина, взрывом противопехотной мины ей оторвало ногу. Мы так испугались. Нет, не смерти — испугались остаться без ног и пообещали друг другу дострелить того, кто подорвется. Для нас тогда, с нашим юношеским максимализмом это было понятно, хоть и глупо. Ведь подорвавшихся собак приходилось достреливать.

    И вот я сама проворонила «противопехотку». Чья ошибка? Мига или моя? Или роковое стечение? Счастье, что я не наступила на мину полной ступней. Мне раздробило пятку, сожгло, опалило ноги и вся одежда на мне была сорвана и обуглена. Помню, что мужчины ко мне побежали: солдатики и наши командиры. Я только одно кричала: «Не подходите, я голая! Отвернитесь, не подходите!» Они подбежали, сорвали с себя форму и закутали меня в рубахи, в шинели. Очнулась я в лазарете, а надо мною — Валя (Валентин Васильевич Ермолинский — офицер, прим. ред.). Я ему с упреком: «Ведь обещали же, обещали — дострелить!». — А он мне — «А ноги-то, вот они! В сапогах». Сапоги еще не успели разрезать. Я заплакала, а Валя нагнулся и сказал: «Лизка, мы еще с тобою вальс после победы станцуем». Сколько же мы раз танцевали с ним после Победы! Собирались у нас, у Риты. Батя нас называл — девоньки. «Девоньки! С вас пироги-закуски, водку сам куплю». Так мы для него и остались — девоньки, девчонки.

    Еще о Миге. Он же был не только рабочий, он был племенной кобель. Первая послеблокадная выставка! Для нас это был настоящий праздник. Собак в ринге очень мало: какая-то течная сучка мелькала, еще кто-то. Наши кобели то ли одурели от радости, то ли мы расслабились. Миг как-то по-дурацки задирал хвост, шею и в итоге получил «хорька».То есть «хорошо», что по сути очень и очень плохо. Не поверите, но я так огорчилась. Сейчас смешно вспоминать.

    Потом разминировали Нарву, шли дальше. Что бы не говорили, но местные жители очень хорошо принимали и наших собак и нас. Ведь мы снимали мины, фугасы, ловушки с их полей, из их домов. Жители приносили собакам угощение, а нам водочки. Я водочку, грешна, брала, но меняла на конфеты. Помню, в Эстонии прямо перед нами (мной и Ритой Меньшагиной), авиаснаряд ударил в корову. Корову разорвало в двух шагах от нас. Какая первая мысль? «Ой! Сколько мяса собакам привалило!» Все бросились ошметки этого мяса разбирать, чтобы побаловать своих собак.

    Сейчас в это трудно поверить, но так было. Из лазаретов рвались обратно, в часть, к своим. Мигуля остался в части — мне просто некуда было его забрать. Он долго еще работал на разминировании Ленинграда. После войны я передала его в очень хорошие руки. Себе я выбрала самую мирную профессию — стала парикмахером. У меня были ученики, было дело, которое я любила, которому учила. Каждую ночь мне снятся или собаки или чужие локоны. Я во сне делаю укладку, стрижку, или собаки одна за другой проходят перед глазами: на минное поле, в нартах. Всех помню, всех! Пора за стол, Победа скоро, доживу ли? Очень хочется отпраздновать.


Вместо послесловия

24 июня 1945 года на параде Победы на Красной площади прошли батальоны военных собаководов со своими питомцами. Целая колонна собак-миноискателей промаршировала вдоль трибун, вызывая восторг и рукоплескания руководителей СССР и многих иностранных гостей. Во главе колонны шел молодой генерал-майор Григорий Медведев при всех своих наградах. Медведев был единственным во всём мире генералом от собаководства.

И в послеблокадном Ленинграде тоже состоялся парад – выставка собак. Нет нужды говорить, в каких условиях жили ленинградцы во время 900-дневной блокады, сколько человеческих жизней унесли бомбежки и артобстрел города, сколько людей погибло от голода. И все-таки были люди, которые нашли в себе силы и мужество делить скудный блокадный паек со своими любимцами. Мы никогда не узнаем, сколько было таких людей. Наверняка не все они дожили до Победы. Известно лишь, что в параде участвовало шестнадцать человек – изможденных, обессиленных, буквально шатающихся от слабости, почти прозрачных. И рядом с ними шли такие же собаки. Среди них были и породистые, и беспородные. Но самое большое внимание привлекла дворняжка с искалеченными, буквально разрезанными на ленточки осколками мин ушами. Собака-миноискатель из блокадного Ленинграда. Неизвестно точно, сколько мин и снарядов обнаружила эта собака. Говорили – много, несколько сотен.

+19

2

Пяток лет назад один немного знакомый сталинский головорез (в в 12 попал в оккупацию, в 13- в партизаны, в 15- боец подразделений глубинной разведки) с немалым личным кладбищем,  под стаканам, ухмыляясь выдал:
-Немцы про белорусов почти ничего не знали, вот по незнанию с нами и связались..."
Действительно, пзже пришлось читать один документ (авторы, толи из абвера, то ли из СД), так они в 1941 г. написали про белорусов - "Тихий, покорный, богобоязненный народ..." (может не 100-% дословно, но очень близко к тексту и смыслу...).
С уважением.
Партайгеноссе.

П.С. А имя ГСС Е. Колесовой, прошедшей славный путь от воспитателя детского сада до командира женского диверсионного отряда  Вам что-нибудь говорит ?

Отредактировано партайгеноссе (07-01-2010 16:27:24)

+3

3

партайгеноссе написал(а):

А имя ГСС Е. Колесовой, прошедшей славный путь от воспитателя детского сада до командира женского диверсионного отряда  Вам что-нибудь говорит ?

А полк "Ночных ведьм"? А знаменитая Алия Молдагулова (кстати, училась в моём родном городе)?

+2

4

Wil написал(а):

А знаменитая Алия Молдагулова (кстати, училась в моём родном городе)?

И читал, и кину смотрел !
Про А. Молдагулову в 1985-1986 г.г. был очень неплохой фильм "Снайперы". Что характерно - снят по воспоминаниям её друзей, а не по принципу "я, творец,  так вижу", как сейчас принято.

С уважением.
Партайгеноссе.

Отредактировано партайгеноссе (07-01-2010 17:47:15)

0

5

Wil написал(а):

А полк "Ночных ведьм"? А знаменитая Алия Молдагулова (кстати, училась в моём родном городе)?

А ещё полк истребителей, полк пикирующих бомбардировщиков, зенитно-артиллерийские полки и много ещё чего.

Отредактировано Степан (07-01-2010 18:57:10)

+1

6

всё, кто тогда сражался с объединённой немецкими нацистами Европой - герои.

+1

7

Дабы не открывать новую тему размещу материал здесь.

http://www.rivne.org/history/heroes/15.jpg
Медведев Дмитрий Николаевич - командир партизанского разведывательно-диверсионного отряда "Победители", действовавшего на территории Ровенской и Львовской областей оккупированной Украинской ССР, полковник.
Родился 22 августа 1898 года в городе Бежица (ныне район города Брянска) в семье рабочего-сталелитейщика. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1920 года. С малых лет работал на заводе, юношей вступил в ряды Красной гвардии, принимал участие в Гражданской войне 1918-20 годов. В 1920-35 годах работал в органах ВЧК - ОГПУ - НКВД Украины, участвовал в ликвидации белогвардейских банд на Украине. В 1936 году после окончания курсов высшего начальствующего состава направлен на работу во внешнюю разведку. В течение двух лет находился на разведывательной работе за рубежом. Затем был направлен работать в систему ГУЛАГа (начальником отдела в Норильлаг). Но через полгода по анонимному заявлению Д.Н. Медведев "за необоснованное прекращение уголовных дел" был уволен. Однако хорошо знавшие его коллеги стали на сторону чекиста, и Медведев продолжил работу.
Напряженная работа, которая постоянно требовала мобилизации всех физических и духовных сил, пошатнула его здоровье. Начал сказываться и полученный когда-то ушиб спины, который перешел в тяжёлое заболевание позвоночника. В конце 1939 года Д.Н. Медведев в возрасте 41 год вышел на пенсию по состоянию здоровья и поселился в Подмосковье. В июне 1941 года Л.П. Берия, который в своё время увольнял Медведева, издаст приказ о его восстановлении в органах госбезопасности и направит в знаменитую "судоплатовскую" особую группу (в дальнейшем 4-е Управление НКВД СССР).
В годы Великой Отечественной войны Дмитрий Николаевич Медведев был направлен в тыл врага для участия в партизанском движении. В августе 1941 года, перейдя с группой добровольцев линию фронта, Д.Н. Медведев организует в родных ему местах - в Брянских лесах - партизанский отряд "Митя", действовавший на территории Смоленской, Орловской, Могилевской областей. За время пребывания в тылу противника с сентября 1941 по январь 1942 года группе Д.Н. Медведева удалось организовать, укрепить и активизировать работу вооруженных групп в ряде районов Орловской и Брянской областей и Могилевской области Белоруссии, создать здесь партизанские отряды. В брянских лесах была заложена основа для развертывания так называемого партизанского края с центрами в городах Жиздра и Дятьково. Из 27 партизанских отрядов, действовавших в этом крае, 7 были созданы при активной помощи медведевцев. В боях Дмитрий Николаевич был дважды ранен и контужен. Вскоре он получает новое ответственное задание: будучи отозванным в Москву, капитан Медведев формирует группу добровольцев для работы в глубоком тылу противника. Так создавался партизанский отряд "Победители"...
В июне 1942 года группа партизан во главе с Медведевым Д.Н. десантировалась на Житомирщине - в 300 км от мест дислокации отряда на территории Ровенской области. Под руководством Медведева была создана спецгруппа разведчиков, в которую вошли Александр Лукин и Владимир Фролов. Находясь в Сарненских лесах, отряд "Победители" по инициативе своего командира создал семейный лагерь, в котором из гетто спаслись 160 еврейских женщин, детей и стариков. Связь Медведева и его начальника разведки "Патрии" - героической испанки Марии де лас Эрас Африка (Марии Фортус) с выдающимся разведчиком Николаем Ивановичем Кузнецовым дала возможность обнаружить ставку Гитлера "Вервольф" ("Оборотень"). Гитлеровское командование пыталось блокировать отряд Медведева. Карательной операцией руководил штандартенфюрер СС Пипер. Бой длился более семи часов. На вражеской стороне было четырехкратное превосходство: более 2-х с половиной тысяч солдат и офицеров. Но умелым руководством Д.Н. Медведев добился победы. Эсэсовец Пипер был убит, каратели разгромлены, отряд захватил богатые трофеи - 120 повозок с оружием, много автоматов.
Действуя с июня 1942 года по март 1944 года на территории Ровенской и Львовской областей Украины, отряд Д.Н. Медведева провел 120 крупных боёв, в которых были ликвидированы до 2-х тысяч немецких солдат и офицеров, в том числе 11 генералов и высших государственных чиновников гитлеровской Германии. Взорван 81 эшелон с живой силой и техникой. За период своей деятельности отряд "Победители" создал 10 новых партизанских отрядов.
Когда Советская Армия приступила к освобождению Украины, Д.Н. Медведев принял решение идти в направлении Львова и оказать помощь наступающим войскам. А в начале февраля он получил приказ о выводе отряда в тыл Красной Армии и 5-го числа пересек линию фронта. Так закончился путь разведывательно-диверсионного отряда "Победители".
Старая травма давала о себе знать, и путь к своим Медведев проделал уже лежа в повозке. По возвращении он докладывал: "Оперативная группа "Победители" повседневно проводила огромную разведывательную работу, все добытые ею данные по радио сообщались командованию. К маю 1943 г. разведывательной работой были охвачены Ровно, Здолбунов, Луцк, Ковель, Сарны, Ракитное, Костополь, Людвиполь, Березное и многие другие населенные пункты. С октября 1943 г. разведка опергруппы охватила также Винницу, а в январе 1944 г. - Львов".
За образцовое выполнение заданий командования в тылу противника Дмитрию Николаевичу Медведеву Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 4513).
После войны, выйдя в отставку, легендарный партизанский командир получил известность как писатель и рассказчик, чьи радиопередачи с нетерпением ждала вся страна. Книги Героя Советского Союза Дмитрия Николаевича Медведева "Это было под Ровно" (1948 год; переработанное и дополненное издание под названием "Сильные духом", 1951 год; одноимённая пьеса совместно с А. Гребневым, 1949 год) и "Отряд идёт на Запад" (1948 год) вошли в золотой фонд литературы о Великой Отечественной войне. В центре этих произведений - образ реально существовавшего человека - Героя Советского Союза Н.И. Кузнецова. Повесть "На берегах Южного Буга", вышедшую из печати в 1957 году,- о героических делах винницкого подполья в дни войны - помешала завершить смерть писателя-патриота…
Дмитрий Николаевич Медведев умер 14 декабря 1954 года в Москве, где и похоронен.
Награждён тремя орденами Ленина, орденом Красного Знамени и многими медалями.
http://i039.radikal.ru/0909/bd/49deff0228e2.jpg

Отредактировано MrGuner (26-01-2010 19:08:53)

+4

8

Уж коли зашла речь о Великой Отечественной... то вот ЖЕНЩИНА - Демина( девичья фамилия Михайлова) Екатерина Илларионовна:

Родилась 22 декабря 1925 года в Ленинграде. 

Лишившись в раннем возрасте родителей, Катя воспитывалась в детдоме. До войны она окончила девять классов и курсы медсестер. 22 июня 1941 года на пути в Брест, куда она ехала поездом на каникулы к своему брату-летчику, попала под бомбежку. Вместо Бреста пешком добралась до Смоленска, пришла в военкомат и, прибавив к своему 15-летнему возрасту еще два года, добилась зачисления в Красную Армию и отправки на фронт.

В боях под Гжатском получила тяжелое ранение в ногу. Лечилась в госпиталях на Урале и в Баку. После выздоровления с января 1942 года служила на военно-санитарном судне «Красная Москва», переправлявшем раненых из Сталинграда в Красноводск. Там ей было присвоено звание главного старшины, за образцовую службу вручен знак «Отличник Военно-Морского Флота».

После завершения Сталинградской битвы Катю по ее настойчивой просьбе зачислили санинструктором в 369-й отдельный батальон морской пехоты, формировавшийся в феврале 1943 года из добровольцев в Баку. Входил в состав Азовской, а затем Дунайской военных флотилий.

С этим батальоном, получившим впоследствии почетное наименование «Керченский Краснознаменный», Катя Михайлова с боями прошла по водам и берегам Кавказа и Крыма, Азовского и Черного морей, Днестра и Дуная, с освободительной миссией - по земле Румынии и Болгарии, Венгрии и Югославии, Чехословакии и Австрии.

Вместе с бойцами батальона с автоматом в руках она высаживалась на вражеский берег, смело вступала в бой, отбивала контратаки фашистов, выносила с поля боя раненых, оказывала им первую помощь. Трижды сама была ранена. Не однажды приходилось совершать многокилометровые марш-броски, окапываться, спать в промозглую погоду на сырой земле.

За мужество и героизм в годы войны Екатерина Михайлова награждена многими орденами и медалями. Свою первую награду — медаль «За отвагу» она получила за участие в десанте при взятии Темрюка. Первый орден Отечественной войны II степени — за участие в сражении за Керчь с высадкой десанта в шторм и выходом из окружения с боями и за вынос раненых. Первый и второй ордена Красного Знамени — за форсирование Днестровского лимана в августе 1944 года и за участие в боях за крепость Илок на границе Венгрии и Югославии в декабре 1944 года.

О двух последних подвигах — рассказ особый. Во время переправы через четырехкилометровый Днестровский лиман десантники под ураганным огнем фашистов вынуждены были взбираться на крутой и каменистый берег буквально по плечам друг друга. Раненые падали в воду и повисали на колючей проволоке, которая в семь рядов была уложена под водой. Катя снимала их с проволоки, тащила на плащ-палатке через овраги под обстрелом к берегу, останавливала кровотечения. Сама раненная в руку, она оставалась в строю. А в критических ситуациях от наседавших немцев защищала раненых с автоматом в руках.

В операции по взятию крепости Илок, где сливаются воды Дуная, Савы и Тиссы, десантники атаковали крепость с воды, имея задачей отвлечь противника от основного удара наших войск с суши. Высадившись с бронекатеров на затопленный островок под крепостью, десантники устремились к стенам цитадели. Подступы к ней были заминированы. Много моряков подорвалось на минах. Но ни губительный огонь фашистов с крепостных стен, ни попытки окружить десант на лодках не остановили десантников, и они упорно продвигались вперед. А раненые, отстреливаясь и отбиваясь гранатами, отходили к берегу, чтобы там укрыться за полузатопленными деревьями.

В эти решающие часы, находясь в ледяной воде, Катя Михайлова разила врага из своего автомата и оказывала помощь раненым. Будучи сама с перевязанной рукой, она оттаскивала и привязывала к торчащим из воды деревьям обессилевших раненых, чтобы те не утонули. Потери были тяжелые, из отряда в живых осталось только 13 бойцов. Но задача десантниками была выполнена, крепость Илок была нашими войсками взята.

А главстаршину Катю Михайлову, раненую и ослабевшую от потери крови и воспаления легких, перенесли на катер и почти в безнадежном состоянии переправили в госпиталь.

После выздоровления Катя вновь вернулась в строй. В составе родного 369-го батальона морской пехоты она сражалась за Имперский мост в австрийской столице Вене. Здесь она отпраздновала Победу 9 мая 1945 года.

В ноябре 1945 года главстаршина Екатерина Михайлова демобилизовалась и вернулась в Ленинград. В 1950 году окончила 2-й Ленинградский медицинский институт. 36 лет трудилась врачом, заведующей спецлабораторией на заводе Минатома в городе Электросталь, потом в Москве. В 1985 году ушла на пенсию.

За эти годы к упомянутым выше наградам прибавились новые: орден Отечественной войны I степени, медали «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией» и многие-многие другие. Е.И. Демина — лауреат международной премии Андрея Первозванного «За Веру и Верность».

В 1990 году, когда страна праздновала 45-ю годовщину Победы, Указом Президента СССР за героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Екатерина Илларионовна Михайлова (Демина — по фамилии мужа) была удостоена высшей награды Родины — звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Заслуженная награда нашла наконец героя. Ведь Катюша, как ее ласково называли морские десантники, еще в 1944 году дважды представлялась командованием к званию Героя. Да, видно, не сумели тогда должным образом обосновать это представление.

Сегодня Екатерина Илларионовна Демина хоть и на заслуженном отдыхе, но по-прежнему в «боевом строю» — вся в трудах и заботах. Дела ветеранские, встречи с однополчанами, выступления перед молодежью, любимые ею путешествия, особенно по местам былых боев и сражений, наконец, забота о внуках не оставляют ей, как говорится, времени на праздное времяпрепровождение. И сейчас, уже в преклонном возрасте, она остается для однополчан и близких прежней — молодой, душевной и очаровательной Катюшей, всегда готовой откликнуться на чужую боль, прийти на помощь раненым и травмированным этой жизнью людям.

Живет в Москве.

увеличить

+3

9

MrGuner написал(а):

Медведев Дмитрий Николаевич - командир партизанского разведывательно-диверсионного отряда "Победители", действовавшего на территории Ровенской и Львовской областей оккупированной Украинской ССР, полковник.

Это - ПРАВИЛЬНЫЙ Дмитрий Медведев!

Sled написал(а):

Уж коли зашла речь о Великой Отечественной... то вот ЖЕНЩИНА - Демина( девичья фамилия Михайлова) Екатерина Илларионовна:

Читал ещё в детстве в кн. С.С. Смирнова "Рассказы о неизвестных героях"  Вечная слава, долгих лет жизни Героине.

С уважением, коллеги.

+1

10

Злой татарин

Злой татарин написал(а):

Прообраз Маэстро ("В бой идут одни старики")

Справедливости ради,многие эпизоды взяты у Сергея Даниловича Луганского "На глубоких виражах".

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » История » И этих людей хотел победить Гитлер?!