Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Алексея Ивакина » Мои Девяностые


Мои Девяностые

Сообщений 1 страница 10 из 44

1

Предыстория
И кому оно надо? Мемуары на старости лет пишутся. А я тут вдруг решил про девяностые рассказать, ага...
Но вот пока еще помню, то попытаюсь рассказать, совершенно не ударяясь в анализы политологические или экономические. Оно мне это надо? Просто расскажу как жил в девяностые провинциальный парнишка в забытой Центральным Телевидением и Богом Вятке.
Люди издеваются над временем как могут. Двадцатый век начался летом четырнадцатого, а закончился летом девяносто первого. Хронология и история не совпадают.
В самом конце сумасшедшего двадцатого века я поступил на факультет истории Кировского государственного педагогического института имени В.И.Ленина. Случилось это в июле 1991 года. Причем, случилось со второй попытки. Сразу после школы не поступил. И год проработал аж Третьим секретарем горкома ВЛКСМ. Такой вот древний я, да. Вы, наверное, спросите, как это я аж в 17 лет стал на такую нехилую должность? Это как сегодня стать во главе городского департамента по борьбе с молодежью. А вот так. Карьеру я начал аж в 13 лет. Когда на пионерском сборе поднял руку и попросился стать флаговым в отряде. Ссам себе удивляюсь. Тихий скромный мальчик, всю жизнь читавший под партой Крапивина и вдруг на тебе! Гордо шагать с красным знаменем впереди всех... А потом председатель совета отряда, член совета дружины, член городского пионерского штаба, знаменосец пионерской городской дружины, наконец секретарь школьного комитета ВЛКСМ... Нехилый социальный лифт был.
И вот уже готовился я к осеннему призыву, но поступил все же.
Прекрасно помню, как один из вопросов в экзаменационном билете по «Истории СССР» звучал так:
«27 съезд КПСС о национальном вопросе». Наплел какой-то фигни.
Это уже гораздо позже я узнал, что меня продавили на исторический как потенциального комсомольского работника.
А после зачисления — нас было 50 счастливчиков — я поехал работать вожатым в пионерский лагерь.
В те три дня, когда закончился 20 век, мы ходили с отрядом в поход. А когда вернулись — ничего не узнали. Не было у нас телевизоров, радиоприемников. Даже мобильных телефонов не было (шутка). У нас были костры, школа актива, КТД (коллективные творческие дела), тематические дискотеки, любови, конечно же. Ну и секса не было еще. Разве можно назвать сексом встречу солнца вдвоем на охапке сена?
И алкоголя не было. Разве можно считать алкоголем бутылку портвейна на семерых? Да после отбоя, когда детей спать уложили? Да под кастрюлю котлет?
А где-то числа 25 августа за нами пришли автобусы. Нет, нет. Не на Колыму. В Киров. В театр поехали, ага.
Попаданцы, говорите? Ага. Я за несколько минут попал из 20 века в 21.
С этой площади мы уезжали в лагерь «Березка». Слева — Политех. Справа — Драмтеатр. Позади — фонтан. Впереди — Серый Дом, мрачной громадой Обкома КПСС нависающий над площадью Конституции. Он так до сих пор и зависает. Правда, площадь другая — Театральная. Мы уезжали и над Серым Домом гордо колыхался наш красный, советский флаг! Мы приехали — над ним лениво висела трехцветная какая-то тряпка. Флаг Свободной   России.
Буквально за несколько минут на нас упали гирей новости о ГКЧП, о героизме Ельцина и Горбачева, о трясущихся руках Янаева, о воле трудового народа...
А что вы хотели? Время романтиков. И этими романтиками были мы. Кто-то даже собрался ехать в Москву, защищать советскую демократию в лице Бориса Ельцина. Именно советскую. Именно в лице Ельцина.
Ну откуда ж нам знать-то было?
Вьюношам бледным со взорами горячими.
А у нас председатель исполкома совета народных депутатов в это время становился первым губернатором Кировской области.
Вот так и начался для меня 21 век.
Да, кстати, на спектакль мы сходили.
Это там, в столицах, революции. А у нас тут — жизнь. Была.

+6

2

1991 год.
Вместо того чтобы спасать (фиг знает кого!), после того, как мы получили в бухгалтерии зарплату за смену и провели прощальный огонек для пионеров, я поехал в колхоз.
Была такая мода — студенты в августе-сентябре ездили в колхозы. Зарабатывать и помощь сельскому хозяйству оказывать.
А погода была ужаснейшая. Дождь начался сразу после путча и шел недели две без перерыва. Небо плакало, что ли?
А ехать было далеко. Сначала шесть часов на электричке. Потом еще пару часов на бортовом «Газике». Не было там автобусного маршрута. Да и дорог-то не было. Проклятые коммуняки не построили. Впрочем, их до сих пор не построили. А ведь 20 лет прошло, четыре губернатора сменилось, три президента. И причем тут строй?
Чем мы занимались? А лен сушили. Прямо под дождем и сушили.
Чавкает такая хрень металлическая по грязи и лен режет. А мы за ней идем, собираем его и вяжем в шалашики. Вот так лен и сохнет. Прямо под дождем. И не спрашивайте меня — как он так сохнет. Не знаю я.
И вот так — месяц. А после полноценного трудового дня — в дом. Огромный такой пустующий дом, где все пятьдесят наших студентов и ночевали. Двое дежурных оставались и  печку топили.
А кушать ходили в колхозную столовую. Бесплатно кушали, кстати.
Как-то приехала автолавка. Как часто она в эти Ебеня добиралась, мне непонятно. Привезла она тушенки, хлеба, крупы какие-то и «Ркацители». Это вино такое, кто не в курсе. Белое, сухое.
Тушенка деревенским нафиг не нужна была. Хлеб тоже. Вино тоже их не интересовало. Почему?
Мясо было свое. Я единственный раз в жизни жрал суп, где мяса было больше чем бульона. Каждый день. А вы видели котлету длиной в 30 сантиметров? Вот то-то же.И хлеб свой был. И самогон.
А мы самогон еще не умели пить. Поэтому взяли пять ящиков «Ркацители». А чего бы не взять? Лично я получил зарплату после лагеря в сто тридцать рублей с какими-то копейками. А бутылка вина этого - около 2 рублей. А в ящике 20 бутылок. Так что скинулись и купили.
Наш куратор предпочитал самогон и бригадиршу.
А мы — вино и наших девчонок.
Вечерами мы пили это самое вино при свечах и пели песни под гитару. А кто-то купил в райцентре, когда высадились там с электрички, томик Мандельштама и томик Гумилева. Читали их вслух и по очереди.
В это же самое время умер Майк Науменко, запретили КПСС, ВЛКСМ и газету «Правда», Лениград стал санкт-Петербургом, одна за другой объявляли о независимости республики, начала гореть Югославия...
А мы читали Гумилева и сушили лен...

+7

3

Годзилко написал(а):

1991 год.
Вместо того чтобы спасать (фиг знает кого!), после того, как мы получили в бухгалтерии зарплату за смену и провели прощальный огонек для пионеров, я поехал в колхоз.
Была такая мода — студенты в августе-сентябре ездили в колхозы. Зарабатывать и помощь сельскому хозяйству оказывать.
А погода была ужаснейшая. Дождь начался сразу после путча и шел недели две без перерыва. Небо плакало, что ли?
А ехать было далеко. Сначала шесть часов на электричке. Потом еще пару часов на бортовом «Газике». Не было там автобусного маршрута. Да и дорог-то не было. Проклятые коммуняки не построили. Впрочем, их до сих пор не построили. А ведь 20 лет прошло, четыре губернатора сменилось, три президента. И причем тут строй?
Чем мы занимались? А лен сушили. Прямо под дождем и сушили.
Чавкает такая хрень металлическая по грязи и лен режет. А мы за ней идем, собираем его и вяжем в шалашики. Вот так лен и сохнет. Прямо под дождем. И не спрашивайте меня — как он так сохнет. Не знаю я.
И вот так — месяц. А после полноценного трудового дня — в дом. Огромный такой пустующий дом, где все пятьдесят наших студентов и ночевали. Двое дежурных оставались и  печку топили.
А кушать ходили в колхозную столовую. Бесплатно кушали, кстати.

Ууууу... Вот скажи - почему в Белоруссии было абсолютно точно то? Тот же лен, тот же дождь... И домики для укрытия студентов от дождя - полиэтиленовые, на рейках, вроде маленьких теплиц. А, и ночевали по хозяевам, по двое.

0

4

Июль 91-го. Москва. Я приехал поступать в институт. Первое потрясение, грязь. Небрежно заметенная куча каких-то коробок, картона, бумаги на площади имени академика Люльки. Второе, очереди за мясом в магазинах. Недоуменно-злые лица москвичей, стоящих в очередях, и мясо с отчетливо видимыми фиолетовыми печатями санэпидемстанции. Шестнадцатый этаж общаги, лифт не работает, подозрительные кавказцы и вьетнамцы с огромными тюками. В общем, полное обалдение. Экзаменаторы витают где-то далеко, время от времени спускаясь с небес, и обращая внимание на листочки с решеными задачами. Иногда их удавалось поразить. Когда на физике, экзаменатор попросил нарисовать меня силы, действующие на шарик на ниточке, он только вздохнул и поинтересовался в каком году я окончил школу. Потом опять вздохнул, и поставил тройку. А вот в августе я уже плыл по речке Ворксла, что на Украине.

0

5

Девяносто первый. Поехал с семьей к родителям в Симферополь в отпуск. В военном универмаге купил переносной телевизор "Фотон" - еще пришлось у отца брать купоны на покупку - одних денег было мало, нужны были еще и купоны. Привез домой, поужинали, легли спать. Утром просыпаюсь раньше всех, вышел на балкон, покурил, включил покупку - музыка. ГКЧП...

0

6

Как раз в ночь, когда началась эта заваруха, подошла моя очередь дежурить на одной точке нашей фирмы, где я тогда работал. За забором - Парк Горького. Вечером позвонил шеф, сказал, чтобы на всякий достал нычки и держал под рукой, дал отмашку на применение. Ночью  в Парке шум, гам, летают горящие "макаронины" артпороха. Утром еле смену дождался (если не путаю, как раз понедельник был, хотя выпало совершенно, какой день), на улицах непривычно пусто, все стараются подальше друг от друга держатся. Домой приехал, а там по всем каналам "Лебединое озеро". Созвонился, команд так и не поступило внятных. Просидел дома все три дня.

0

7

Ну их... эти девяностые. Разве что рассказать, как восемь месяцев задерживали зарплату... Как резал надвое сигареты прима из расчёта пять огрызков в день...
Ну их...

0

8

Да, девяностые. В 91 был во Вьетнаме - учили местных ловить и бить "морских котиков". Осенью случилась катастрофа в жизни. Полгода госпиталя после кессонки и приговор - новой стране ты не нужен, вот тебе инвалидность и вали с сглаз подальше.

0

9

1991 год - мне 10 лет. Скоро в школу и меня забрали от бабушки, из деревни в город, тогда ещё Куйбышев. Кто-то из друзей видел на проспекте Кирова танки и мы побежали толпой поглазеть. Танки так и не увидели, за то по приходу домой узрел балет "Лебединое озеро". Как сейчас помню: чёрно-белый телевизор "Рекорд-312", и на бледном экране сквозь рябь проглядывают балерины и балеруны, в общем не интересно и я унёсся на улицу гулять.

0

10

91-й, август.
Объявили тревогу, затем - готовность "нумер раз". Оделись по-полной. Сели. Три дня сидели. Готовность отменили.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Алексея Ивакина » Мои Девяностые