Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мир Гаора -2

Сообщений 91 страница 100 из 724

91

И снова покатились один за другим дни. Фрегор будто забыл о нём, и Гаор почти блаженствовал, вернувшись к прежнему и весьма приятному распорядку: подъём, оправка, завтрак, гараж, обед, гараж, отдых, тренировка, отдых, ужин, личное время и отбой. И всё бы хорошо, если бы... Если бы решал он сам. А то вот скакнёт его хозяину-психу что в голову, и всё, кранты и амбец. Но... живи, пока живой – это он ещё на фронте усвоил. Убили кого рядом – посмотри, перешагни и дальше живи, а рабство – тот же фронт. Это тебе тоже ещё Седой объяснил. И наступила ночь, когда он, лёжа с закрытыми глазами, под многоголосое сопение и храп, ощущая прижимающееся к его боку маленькое горячее тельце Вьюнка, рискнул достать папку. Вдруг он забыл?! Но страх, мгновенно окативший его ледяной волною, оказался ложным. Он помнил. Всё, все листы, до буквы, до запятой, до каждой помарки. Писать он не рискнул, только перечитал, и в лист о Доме-на-Холме внёс то, что узнал о пресс-камере, методике допросов и системе внутренних лифтов и переходов, в лист об Ардинайлах слова Новенького, что Акхарайны не лучше, а в лист об училище спецвойск упоминание о Серенгае – оно здесь к месту – и как расправляются с проштрафившимися. И всё, хватит на сегодня. Он вложил листы в папку и завязал тесёмки. Вот так, сволочь генеральская, думал, если ты мои бумаги на утилизацию отправил, то победил? Хрен тебе, змеюга, волк бешеный! Я тебя ещё прищучу, я тебе твою яр-методику припомню.

День за днём. И как всегда. Вечером, уже перед отбоем, вдруг ожил селектор в спальне, и ненавистно знакомым капризным голосом рявкнул:
– Рыжий!
Гаор, стоя у своей кровати – учил Вьюнка правильно застилать – на мгновение замер, будто не поверив услышанному, но тут же пришёл в себя и, в два прыжка оказавшись у селектора, нажал кнопку ответа.
– Рыжий здесь, хозяин!
Спальня, зная, что сейчас в селектор пройдёт любой звук, затаила дыхание.
– Ко мне! Живо! Как есть! – выплюнул три команды селектор и отключился.
Как есть, значит, в расхожем и в шлёпках? Ну нет, раз шило в заднице проснулось, то готовься к выезду! И Гаор, метнувшись к кровати, в темпе боевой тревоги переоделся в выездное и вылетел из спальни, рявкнув мимоходом на Вьюнка так, что тот не посмел не то что бежать следом, а даже с места сойти.
– Ну, и чего встал? – сердито сказал застывшему Вьюнку уже лежавший на своей кровати Зимняк. – Давай раздевайся и ложись, – и, зевнув, совсем тихо добавил: – пока чего другого не велели.
И Вьюнок сразу засуетился, разбирая постель и укладываясь. А то, в самом деле, подложат ещё под кого другого...
Вбежав в хозяйские комнаты, Гаор сразу понял, что лафа его кончилась. На столике у дивана тарелки с расковырянными яствами, откупоренные бутылки, несколько недопитых бокалов – похоже из каждого отпил и бросил, дверь в кабинет закрыта, но неплотно, и слышна невнятная визгливая ругань.
– Кто?!
Фрегор в полурасстёгнутой белой рубашке и спущенном галстуке выскочил в гостиную и застыл, изумлённо уставившись на Гаора.
«Готов, допился», – на мгновение даже с сожалением подумал Гаор, вытягиваясь в струнку и гаркая:
– Рыжий здесь, хозяин!
– Аа, это ты, – Фрегор, успокаиваясь, потёр себе лоб. – Это хорошо, что ты пришёл.
«Я мог не прийти?» – безмолвно удивился Гаор, с каменной мордой ожидая следующих приказаний.
– Я не думал, что будет столько проблем, – доверительно пожаловался ему Фрегор, – прямо голова кругом пошла.
«А она у тебя есть?» – продолжил мысленный диалог Гаор.
– Иди сюда, Рыжий, поможешь мне.
– Да, хозяин.
Понимая, что вместо выезда предстоит возня с бумагами, Гаор и успокоился, и слегка разозлился: ночной отдых явно накрывался медным тазом, но и в бумагах психа может вполне обнаружиться кое-что интересное и стоящее. Так-то по-другому ему до его бумаг не добраться.
Смысл и назначение явно вырванных из каких-то приходно-расходных книг листков Гаор понял не сразу. Их надо было разобрать по датам. Чем Фрегор и велел ему заняться, отправившись выпить и закусить. Где-то в конце второго десятка листков Гаор наконец сообразил. Это была... скажем так, рабская сторона генеалогического древа Ардинайлов. Кто из рабов от кого из свободных рождён. Где-то имена, где-то клички... часто встречалась пометка «утилизирован». Это какую ж пакость задумал псих? Но пакость столь же явно готовилась кому-то из родичей, а не рабам, им и так погано, так что...
Гаор добросовестно разбирал, раскладывая по годам, месяцам и датам – если они были указаны – пожелтевшие листки. Большинство имён ему были незнакомы, а клички... он ещё раньше убедился, что клички, в общем-то, повторяются, а многие просто одинаковые, только на разных языках. Скажем, у Сторрама была Белена, а в Дамхаре Белёна, а ещё он слышал Белёна уже по-нашенски. И как дуггуры зовут склавинскую речь болботаньем, так для склавинов дуггурская речь карканье, да, воронье карканье, а что, стоп, болботанье почти бульканье, даже в сказках речь как реченька журчит, а дуггурская речь... трещит – вот, правильно! – как треск костра. Вода и Огонь, даже в речи. Дуггуры черноволосые, черноглазые, глаза как угли, а склавины светловолосы как... длинные мягкие светлые волосы, как водяные струи, кудрявые... как водовороты... глаза голубые, как вода весенняя... два народа, народ Воды и народ Огня... Это же... чёрт, на этом такое можно построить!
Но под эти мысли и размышления работу он не прервал и не спутал.
– Сделал? – влетел в кабинет, утирая губы, Фрегор.
– Одна пачка осталась, хозяин.
– Какой год? Ладно, брось, эти уже издохли.
Гаор невольно нахмурился, но Фрегор этого не заметил, усаживаясь за стол и разворачивая большой лист таблицы.
– Будешь мне подавать по годам, а отработанное подошьёшь обратно, – Фрегор кивком указал на сваленные в углу книги.
И началась работа. Бумажная, муторная, но... Фрегор мгновенно стал въедливым и внимательным, и думать о чём-либо Гаору стало некогда. Листы за один год оказывались из разных книг, а номера книг совершенно не совпадали с датами. Каждую раскрыть, расшить, найти нужное место, вложить... Для скорости он разложил их по номерам прямо на полу и, получив от хозяина очередную отработанную пачку и подав следующую, начинал раскладку. Фрегор словно не обратил внимания на его «рационализацию производственного процесса», но Гаор уже знал, что в работе у хозяина все психи проходят и шило только по делу шевелится, так что его молчание вполне можно было расценить если не как одобрение, то как разрешение – точно.
Листки закончились под утро. Фрегор откинулся на спинку своего рабочего кресла и сладко потянулся.
– Ах-гха-а, – зевнул он с гортанным придыханием. – Неужели разгребли?! Ты веришь, Рыжий?
Гаор неопределённо хмыкнул. У него воспалённо горели глаза, под веки словно песку насыпали, но... ох, лишь бы психу не пришло в голову куда-то ехать, после такой ночи надо не меньше суток отсыпаться.
– Ну вот, Рыжий, – Фрегор говорил тихо и задумчиво. – Это я сделал. Интересная, конечно, картина. Если взяться с умом, то тут вполне можно под пожизненное и даже с конфискацией подвести. Укрытие от налогов в особо крупных размерах. Но... но мне это надо? Я о конфискации, Рыжий, это, во-первых. А во-вторых... королевская милость, указ от всеми забытого года, но ведь он не отменён. И новые законы милостей не отменяют. Упорядочивание... или упорядочение... Как правильно, Рыжий?
– Упорядочение, хозяин, – невольно усмехнулся Гаор.
Когда-то Туал очень ядовито и прилюдно вздрючил его за подобную ошибку, и он добросовестно взялся за словари.
– Верно, упорядочение, – кивнул Фрегор. – Порядок и субординация. Вот основа нашей цивилизации, Рыжий. Так что делать, если ты под дураком оказался, а? Встать над ним, Рыжий, и тем восстановить справедливость. Ибо... да к чёрту, Рыжий. Никогда не бей сразу по главной цели, Рыжий, очисть поле, чтобы цель, – Фрегор хихикнул, – чтобы она голенькой была, чтоб её не заслоняли. А то промахнёшься ненароком. А второго выстрела тебе не дадут, Рыжий. Верно?
– Да, хозяин, – не стал спорить Гаор.
В общем-то, определённый резон в словах Фрегора был. Дурак врёт, врёт, да правду и соврёт – говорят в посёлках. Но лучше бы вместо рассуждений на отдых отпустили.
Фрегор ещё раз потянулся, решительно оттолкнулся от кресла и встал.
– Так, Рыжий...
Гаор насторожился. Но Фрегор был уже собран и деловит, будто... будто всё продумал заранее.
– Сегодня я обойдусь без тебя. Отоспись, подготовь «коробочку», возьми себе паёк на сутки и смену белья. И большой спарринг пройди, я скажу Раргу, чтобы жёсткую работу тебе дал. Можешь увечить, я разрешаю. Понял?
– Да, хозяин, – настороженно ответил Гаор.
– Выезжаем завтра в пять ровно.
– Да, хозяин, – Гаор чётко повторил распоряжение в порядке выполнения.
– Правильно, – кивнул Фрегор, – хвалю.
– Спасибо, хозяин, – машинально выдал Гаор положенную формулу.
– Всё, ступай.
– Да, хозяин.
Гаор сделал чёткий разворот кругом и, печатая шаг, вышел из кабинета.
В гостиной Драбант и Третьяк, убирая следы ночного бдения, быстро и молча кивнули ему. Он ответил таким же кивком.

Отредактировано Зубатка (10-02-2011 17:33:27)

+4

92

И всё бы хорошо, если бы... если бы не сознание осознание того, что в любое мгновение всё кончится. (?)
Писать он не рискнул, только перечитал, и в лист о Доме-на-Холме внёс (то,) что узнал о пресс-камере, методике допросов и системе внутренних лифтов и переходов, в лист об Ардинайлах слова Новенького, что Акхарайны не лучше, а в лист об училище спецвойск упоминание о Серенгае – оно здесь к месту – и как расправляются с проштрафившимися.
А тозпт в самом деле, подложат ещё под кого другого...
Я о конфискации, Рыжий, этозпт во-первых.

Отредактировано Булат Шакиров (10-02-2011 14:21:19)

+1

93

Булат Шакиров
Спасибо. Исправила и немного изменила.

0

94

На лестницах и в коридорах второй половины уже вовсю бегали и суетились лакеи, горничные и прочая господская обслуга. Гаор понял, что пропустил завтрак, и досадливо выругался, сбегая вниз. Вот непруха! Ладно, хоть выспится до обеда. А там... периода ему на «коробочку» хватит. Но выезд в пять, паёк на сутки и смена белья... это что же за пакость готовится?
В спальне его встретил Вьюнок, схватил его рубашку, бельё и носки и убежал. Гаор надел расхожее и пошёл в душ. Бумага лёгкая, а спина мокрая. Когда он вернулся в спальню, Вьюнок ждал его, сидя на кровати, а на тумбочке стояла тарелка с двумя, но вполне приличными бутербродами и кружка с еле тёплым, но сладким чаем. Уже зная здешние порядки, Гаор молча всё съел, выпил и лёг, предоставив Вьюнку управляться с посудой.
Спал он без снов, совершенно не предчувствуя, что его ожидает.
А потом... как колесо с горы покатилось. В обед его попытался прижать Мажордом.
– Что за бумаги ты смотрел?
– Хозяин не велел рассказывать, – ответил Гаор.
Мажордом задумчиво пожевал губами.
– Велел не рассказывать?
Гаор невольно оценил его сообразительность – в самом деле, нюанс весьма интересный – и повторил, слегка изменив формулировку:
– Приказа рассказывать не было.
– А без приказа ты не можешь?! – взвизгнул Мажордом.
– Я человек военный, – придурочно вздохнул Гаор. – Без приказа в атаку не хожу и побед не одерживаю.
– Ты не человек, а раб!
– Это как ты догадался?! – очень удивился Гаор и, обойдя застывшего от возмущения Мажордома, побежал в гараж.
В гараже он быстро, но очень тщательно проверил «коробочку» и – раз велено брать паёк и смену белья, то выезд больше чем на сутки и мало ли что – не только заправил машину под завязку, но и запихнул в багажник три канистры с бензином. Его подозрения почти сразу же подтвердил парень в белой форме господской кухни.
– Это для хозяина, – коротко сказал он, передавая Гаору большой кожаный в металлической оправе продуктовый ящичек – поставец.
– Понял, – кивнул Гаор, закладывая поставец в «коробочку».
Парень сразу ушёл, хотя ему явно хотелось и поболтать, и поглазеть, но, как с удивлением догадался Гаор, спугнул его не механик, а Весенник.
– Здесь нам родовые не указ, – тихо объяснил Весенник, заметив его удивление.
Подготовив машину к выезду, Гаор ушёл в казарму. Отдыхать перед тренировкой. Судя по всему, могло прийтись солоно. Если особо оговорена жёсткая работа и разрешено увечить... то как бы его самого не изувечили.
Он заставил себя подремать, хотя спать особо не хотелось, лёжа с закрытыми глазами и рассеянно слушая болтовню уборщика с Вьюнком.
А потом была тяжёлая изнурительная тренировка. Три часа практически беспрерывного спарринга. И впервые он всё время нападал, атаковал, на одного, на двоих, на пятерых сразу, они отбивались, а он, сначала ещё сдерживавшийся, но доведённый до нужного градуса болью от полученных в ответ ударов, командами и насмешками Рарга, почувствовал, что начал звереть и сдерживаться уже не может. Да ещё мысль, что перед ним насильники, убийцы Снежки и тех, оставшихся для него безымянными девочек, и он может воспользоваться разрешением, нет, приказом хозяина и изувечить, изуродовать их как хочет... Когда парни уставали или вырубались, против него вставал Рарг, и тогда солоно приходилось уже ему. И без защитных «лап» и перчаток, голыми жёсткими кулаками. Одного из парней он и впрямь чуть не убил. Тот уже хрипел и обмякал, схваченный им за горло, но Рарг зашёл к нему сзади, и пришлось разворачиваться, прикрывая спину.
– Стоп! – наконец скомандовал Рарг.
Они привычно замерли и медленно разошлись, встав напротив друг друга. Все шестеро в порванной залитой кровью одежде, с разбитыми лицами. Рарг оглядел их и кивнул.
– Всё, – устало сказал он. – Вы идите, чинитесь, а ты останься.
Парни молча повернулись и вышли. Гаор настороженно смотрел им вслед, стараясь при этом не упускать из вида и Рарга.
– За что на парней злобишься? – Рарг усмехнулся. – В Серенгае они не были.
– Да, господин Рарг, – кивнул Гаор и нехотя, но Рарг слишком явно ждал ответа, сказал: – На день рождения Орната Ардина занасиловали насмерть девочек...
Рарг понимающе кивнул.
– Дочка, сестрёнка...?
– Кто бы ни были... господин Рарг.
– Понятно. Имеешь право. Только, – Рарг усмехнулся, – им каждому по стакану зелёного питья дали.
Гаор изумлённо открыл рот и... ничего не сказал.
Рарг кивнул.
– Значит, знаешь. Самого поили когда? Ладно, молчи. Об этом тоже помни. Всё, пошёл. Вернёшься когда... время твоё всегда это. Понял?
– Да, господин Рарг, – сказал уже в его спину Гаор.
Он схватил свою куртку и побежал вниз. Смывать кровь и залечивать синяки, а то его битая морда в хозяйские планы точно не входит, и за каждый синяк вполне можно огрести добавочную порцию, а ему и этого хватило.
Внизу его сразу, прямо у входной двери встретил Вьюнок.
– Ты сразу в ам... амбу... ну, к Медицине иди, там и разденешься.
Гаор улыбнулся разбитыми губами.
– В амбулаторию, запомни.
Интересно, а откуда здесь уже знают, что ему медпомощь нужна? Ну, все всё и всегда знают, прямо... но сегодня это знание было ему на пользу, и потому Гаор даже мысленно воздержался от ругани.
И Первушка уже знала, и всё нужное было у неё наготове.
– Ну, – насмешливо спросила она, промывая ему ссадины, – а на этот раз что?
– Обычная тренировка, – пожал плечами Гаор.
– Упрямый ты, Дамхарец. Куда завтра едешь?
– Куда прикажут.
Помимо его желания сказанное прозвучало если не жалобой, то близко к этому. Первушка внимательно посмотрела на него.
– Во сколько выезд?
– В пять утра.
Она кивнула.
– Сам проснёшься или будить?
– Проснусь, – твёрдо ответил Гаор и про себя добавил в рифму: и вернусь.
От Первушки он сразу пошёл в спальню, где его уже ждал Вьюнок с выстиранным и приготовленным на завтра бельём и белой рубашкой. И как ни хотелось Гаору лечь, он собрал выездную форму и пошёл её гладить и чистить, чтобы завалиться спать сразу после ужина.
К тому, что Вьюнок всегда крутится у его ног, бегает за ним, выполняя всякие мелкие поручения, а иногда бывает даже полезным, он уже привык. И даже необходимость спать не одному, а с Вьюнком, не раздражала, да и спал Вьюнок смирно. И глубоко внутри, наглухо спрятанным даже от самого себя было ещё одно соображение: ночное присутствие под его одеялом Вьюнка освобождало его от визитов женщин из третьей спальни. Ему чего-то совсем не хотелось этого, а о причинах этого... нежелания думать было неохота и даже страшно. И там же, в глубине памяти занозой сидели слова белохалатной сволочи, врача-тихушника, об отдалённых последствиях комплексного воздействия на его репродуктивную систему.
К ужину Гаор управился с формой, приготовил свёрток с запасной сменой и даже успел проверить, как Вьюнок научился застилать правильно кровать. Справлялся малыш неплохо, правда, не хватало не так силёнок, как роста, ну, так руки вырастут, а умение при руках всегда будет. И остальные мужчины в третьей спальне то ли привыкли к Вьюнку, то ли... во всяком случае ничьего осуждения Гаор не ощущал.
После ужина его подозвала Старшая по кухне и дала ему свёрток с бутербродами, явно больше того, что он когда-то – это было так давно? ведь всего-то летом – получал у неё на выезд и четыре бутылочки с минеральной водой.
– Это тебе на весь день, – строго, прикрывая строгостью сочувствие, сказала Старшая. – До подъёма выезжаешь, так?
– Так, Старшая, – кивнул Гаор, принимая свёрток и бутылочки, – спасибо, – и совсем тихо, – Мать.
Она только кивнула, будто прощаясь с ним.
В спальне Гаор заложил паёк в тумбочку и сразу, как ни хотелось курить, пошёл в душ. Он боялся не проспать, а не выспаться.
В душе он тщательно, но быстро вымылся, и многие ещё курили, занимались какими-то делами и решали свои проблемы, а он уже лежал, прикрыв лицо углом одеяла от белого, осточертевшего ему света, и спал.
Прибежал Вьюнок, безуспешно искавший его в курилке, ремонтной и душе, и растерянно затоптался рядом. Потом осторожно покосился на сидевшего на своей кровати Зимняка. Тот кивнул, и Вьюнок схватил свои мыло, мочалку и полотенце и побежал в душ. Вернулся он так стремительно, будто и не мылся, но голова, мочалка и полотенце были мокрыми. Старательно разложив всё и развесив, Вьюнок осторожно приподнял край одеяла у спины спавшего на боку Гаора и залез туда. Гаор, не просыпаясь, что-то невнятно пробурчал.

Отредактировано Зубатка (12-02-2011 18:38:05)

+6

95

Одного из парней он и впрямь чуть не убил, тот уже хрипел и обмякал, схваченный им за горло, когда Рарг зашёл к нему сзадизпт и пришлось разворачиваться, прикрывая спину.

+1

96

Булат Шакиров
Спасибо. Исправила, вернее, слегка изменила, сделав фразу более внятной.

0

97

Проснулся Гаор, как и приказывал себе, в четыре. Синяя от ночного света спальня заполнена храпом и сопением множества людей. Мгновения два, не больше, Гаор пролежал неподвижно, слушая и вспоминая, не забыл ли он чего, и мягким, чтобы не разбудить спавшего рядом Вьюнка, рывком выбросил себя из-под одеяла. Надеть чистое бельё, сбегать на оправку, вернуться, одеться уже в выездное, вслепую расчесать волосы, усы и бороду, постель... ладно, пусть малец спит, и усмехнулся, вспомнив когда-то слышанное: «Детский сон с утра самый сладкий», – свёрток с бельём, свёрток с пайком и на выход. Вперёд... в атаку не в атаку, а будет хреново. А может, и дерьмово. А может, и всё вместе.
Огромный дворец спал, отдыхая от ночных трудов и пакостей и готовясь к дневным. Но лампы в коридорах и на лестницах горят в полную силу, гаражный двор освещён ярко-белым, как прожекторным светом.
В гараже дежурный механик молча и очень внимательно проследил, как Гаор закладывает в «коробочку» свои свёртки, проверяет и прогревает мотор, проверяет заливку очистителя и антифриза, наличие запасных канистр... Работал Гаор сосредоточенно, не суетясь и без лишних движений, и без пяти пять выехал из гаража к боковому входу восточного крыла, где обычно хозяин садился в «коробочку». И угадал. Практически одновременно он затормозил у крыльца, открылась дверь и по ступеням сбежал Фрегор в зимнем камуфляже без знаков различия с аккуратным чемоданчиком в руках. Похожие Гаор видел ещё на войне у штабников и знал, что они предназначены для хранения и перевозки особо важных документов и даже снабжены всякими хитрыми приспособлениями, начиная от наручника с цепочкой для пристёгивания к запястью, чтоб не потерять, и заканчивая встроенной неизвлекаемой миной для «самоуничтожения при попытке проникновения». Да, с Фрегором не соскучишься. И маршрут неизвестен. Ну... ты к Огню или Огонь к тебе, а встречи не минуешь – старая мудрость.
– Вперёд, – приказал Фрегор, усевшись рядом с Гаором и небрежно забросив свой чемоданчик на заднее сиденье.
– Да, хозяин, вперёд, – невозмутимо ответил Гаор, срывая машину с места.
Фрегор свеж и радостно возбуждён как... как перед победным боем, в котором уверен. Какую пакость эта гнида задумала? «А тебе какое дело?» – осадил Гаор сам себя. Тебе уже ни терять, ни беречь нечего. Вьюнок без тебя не пропадёт, друзья твои погибли или так далеко... опять стоп, и мысленно не смей.
Они мчались сквозь ночную Королевскую Долину. Обо всех поворотах Фрегор предупреждал заранее, но конечного пункта не называл, хотя явно его хорошо знал и держал в памяти. «А ведь он путает меня, – вдруг сообразил Гаор, – ломает маршрут». Зачем? Кого опасается? И, будто услышав его, Фрегор приказал неожиданное, но вполне, как тут же выяснилось, закономерное:
– Стой.
Гаор послушно впечатал машину посреди дороги. Фрегор показал ему на встроенный в панель магнитофон и так же жестом приказал его вынуть из гнезда. Гаор молча кивнул и выполнил приказ. Фрегор повернулся и взял свой чемоданчик, пощёлкав кодовым замком, открыл и сбросил туда магнитофон, микрофон и кассету, закрыл, убрал чемоданчик на прежнее место.
– Пивная пробка тут не поможет, Рыжий, – наконец улыбнулся он. – На обратном пути вставим и запишем что нам нужно. Понял?
– Да, хозяин.
– Напомни, если забуду. А теперь... проверь, нет ли «хвоста», но из Долины пока не выезжай.
– Да, хозяин.
У Гаора вдруг мелькнула совсем несуразная мысль, что Фрегор занимается шпионажем и... да нет, это уж чистая глупость, на хрена ему такая морока и такие неприятности. Шпионаж – это расстрел перед строем, или косой крест на лоб и наравне с пленными, не-ет, Фрегор, конечно, псих, но не дурак, и на хрена ему это?! – уговаривал сам себя Гаор, швыряя машину в рискованные повороты и развороты на предельной скорости. Но «хвоста», то есть слежки, не выявлялось.
– Ну?
– Чисто, хозяин.
– Вижу. Теперь на угол сорокового и семнадцатого шоссе. Пошёл!
– Да, хозяин.
По сороковому шоссе они ездили в училище спецвойск. Опять спецура? Хреново. Но... посмотрим. Не умирай до расстрела – учил их на «губе» опытный сиделец, и неужели после всего он перед спецурой спасует? Умирают они как все, и боятся смерти... тоже как все.
Не дожидаясь приказа, он достал из бардачка нужную карту и развернул на колене.
– Хорошо, – кивнул Фрегор, – но никаких пометок. Понял, Рыжий?
– Да, хозяин.
И раз хозяин так хочет утаить маршрут, то выберемся на него не в Королевской Долине, а где подальше.
За Королевской Долиной шоссе не освещено, и Гаор врубил фары на дальний свет. Холодно, но сухо, и скорость на пределе, так что доехали быстро.
На перекрёстке притаились у обочины два десантных «ренда» в камуфлированной раскраске с притушенными фарами.
– Стоп, – негромко скомандовал Фрегор, выпрыгнул из машины, не дожидаясь полной остановки, и пошёл к ним.
Гаор еле успел последовать за ним и занять своё место телохранителя. От машин отделились и пошли им навстречу двое. В чёрной форме, береты сбиты на правую бровь, на воротниках тускло блеснули звёздочки. Капитан и майор – определил Гаор.
– Капитан... майор... – приветствовал их, бросая ладонь к козырьку своей камуфляжной фуражки без кокарды, Фрегор.
Ответные такие же короткие броски. «Ну-ка – Гаору стало на мгновение интересно – какое звание у Фрегора?» Но прозвучало неожиданное:
– Командир... – козырнул майор.
Капитан отдал честь молча.
– Ваша задача, – Фрегор говорил короткими рублеными фразами, – блокировать объект и не допустить утечки информации. Силовая поддержка акции по обстановке. Вопросы?
– У меня новобранцы, – разжал губы капитан.
– Да, – кивнул Фрегор. – Объекты индивидуальной обработки я укажу на месте.
Капитан удовлетворённо кивнул.
«Огонь Великий, это что ж, зачистка готовится?!» – ужаснулся Гаор, стоя неподвижно за плечом хозяина.
– По машинам! – негромко скомандовал Фрегор, резко повернулся и, не оглядываясь, побежал к машине.
Гаор, никак не ожидавший от него такой прыти, еле успел опередить его на последних шагах, чтобы оказаться за рулём первым.
– Рыжий, по семнадцатому на шестьдесят третий и левый поворот на грунтовку. Гони!
– Да, хозяин, – выдохнул Гаор, срывая «коробочку» с места на предельную скорость.
Две зловещие машины, ровно гудя отлично – сразу слышно – отрегулированными моторами, чётко пристроились сзади, но не колонной, а боевым веером.
– Так, Рыжий, – Фрегор посмотрел на часы, – в график укладываемся. В десять они приедут, а мы к десяти отсортируем и наведём порядок. Гони!
– Да, хозяин.
– Наши ворота хозблока. Охраны там трое, не больше. Вырубай, увечь, как хочешь, но чтоб ни пикнули. Понял?
– Да, хозяин.
– Потом откроешь ворота и впустишь меня. Главное, не дай поднять шум. Понял?
– Да, хозяин.
Ворота хозблока... значит, не посёлок, уже легче. Охрана... ладно, это не проблема. И помимо его воли, злой азарт предстоящего боя всё плотнее овладевал им, подчинял себе. Не посёлок, внутренние разборки голозадых, возможность на вполне законных основаниях, да что там, по хозяйскому приказу вмазать кому-то, какой-то сволочи, ведь охрана, в охране все сволочи, ну... это он как тогда, по дороге в зал, когда они спецуру уделали, Младший сказал: «Это я со всем удовольствием». Вот и он сейчас... со всем удовольствием!

Отредактировано Зубатка (14-02-2011 22:12:49)

+2

98

Практически одновременно он затормозил у крыльца, открылась дверьзпт и по ступеням сбежал Фрегор в зимнем камуфляже без знаков различия с аккуратным чемоданчиком в руках.

0

99

Зубатка написал(а):

Но лампы в коридорах и на лестницах горят в полную силу, гаражный двор освещён ярко-белым зпт как прожекторным светом.

Зубатка написал(а):

– Ваша задача, – Фрегор говорил короткими рублеными фразами. тчк зптБблокировать объект и не допустить утечки информации. Силовая поддержка акции по обстановке. Вопросы?

+1

100

Булат Шакиров написал(а):

Практически одновременно он затормозил у крыльца, открылась дверьзпт и по ступеням сбежал Фрегор в зимнем камуфляже без знаков различия с аккуратным чемоданчиком в руках.

Извините, но здесь запятая не нужна, так как для трёх сказуемых имеется общее обстоятельство:"практически одновременно".
Orry
Спасибо. Исправила.

+1