Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мир Гаора -2

Сообщений 751 страница 760 из 760

751

Глава дамхарского филиала Ведомства Учёта Несамостоятельного Контингента с брезгливым интересом рассматривал стоящего перед ним голого поджарого, но не тощего парня с синим кружком клейма над переносицей и топорщащимися жгуче-чёрными короткими волосами. Чистокровный ургор… рядовой спецвойск… да, такого в его многолетней практике ещё не попадалось. То-то почти весь состав сбежался посмотреть на эту сортировку. Формально – ничего особенного, обычная рутина, а фактически… Ну и… указания были даны точные и тем ведомством, с которым не то что спорить, а даже мысленно сомневаться в его правоте весьма и весьма опасно. Тем более, что проконсультироваться с коллегами, проводившими перерегистрацию в Королевской Долине было и разумно, и выполнимо. Так и сделали. Заодно узнали кое-что интересное и позволяющее оглядеть и оценить намечающиеся перспективы и тенденции. Сказано заполнять со слов, значит и заполним, а то, что карточка учёта из части так и не поступила, проигнорируем.
Трое суток в общей камере прошли, по мнению Торра, вполне нормально. «Галчонком» его признали сразу, ладони смотреть не стали, порядков и правил, писаных и неписаных, он не нарушал, так что здесь у него порядок. Паёк, правда, уж очень скудный, хуже карцерного, но твой полностью, ни с кем делиться не заставили – уже хорошо. Врачебный осмотр оказался вполне обычным, ничем по сути не отличавшимся от ежегодной диспансеризации, к которой его ещё в Амроксе приучили. Кровь зачем-то повторно взяли, но меньше, чем там, у плотин, когда в последний день брали у всех подряд и помногу. Там спрашивали только номер, а здесь, похоже, захотят подробности, потому как на сортировке… Про сортировку ему рассказывал Рыжий – вот же опытный мужик, всё-то знает, всё умеет, и даже слушает с полным пониманием, не то что… есть такие говоруны, никому слова сказать не дадут, а Рыжий…
Ну, приступим к заполнению карты уже нового образца. И кивок капитану, ответственному за картотеку – пришлось завести отдельное подразделение.
– Номер?
Торр отбарабанил ряд цифр, не забыв прибавить в конце положенное по «рабскому Уставу» обращение «господин», но проигнорировав звание спрашивающего. Ни окрика, ни удара не последовало, значит, сказал правильно. Опять же спасибо Рыжему и другим, что предупредили и научили.
– Прозвище?
– Четырок, господин.
– Как-как? – удивился капитан. – Это что ещё такое?
Торр промолчал: не будет он объяснять за что получил такое – если не знать, то и не обидное – прозвище.
– Пишите, как есть, – недовольно сказал майор.
Его Торр узнал, почти сразу вспомнив судилище. Местное начальство, значит, ну и хрен с ним. Здесь пыжится, а там стоял бледный, штаны мокрые. Дату рождения тоже записали с его слов, а вот место рождения, прозвища и номера родителей… Он уже приготовился сказать вместо значившегося в его деле какого-то городишка в предгорьях Кроймарна – тогда ещё понял, что фуфло, ничего общего с правдой – Амрокс и посмотреть на их морды, но его опередил аггелов майор.
– По месту первичной регистрации.
– Плотины? – растерянно переспросил капитан.
– Какой там ближайший посёлок? Его и пишите.
– С-20?
Майор кивнул.
– Подойдёт, остальное в прочерки, – и, глядя в упор уже в глаза парня, не просто сказал, а скомандовал, жёстко, намеренно выделив голосом обращение: – Запомни, раб, место рождения посёлок С-20, родителей не знаешь.
Ответить положенной формулой повиновения Торр не успел.
– Да знает он, – вдруг вмешался стоявший с краю толпы и разглядывавший его с откровенной ненавистью лейтенант. – Отец сволочь, а мать – шлюха, дешёвая подстилка. Других у таких не бывает.
Торр медленно перевёл взгляд… «Ага, и тебя помню, штафирка, хоть и при звании, это ты меня клеймил и ошейник надевал. И тоже… и обмочился, и обделался, глиста бледная, лягва голозадая… Я и там смолчал, а сейчас-то…но я тебя срисовал, у Огня, а может, и раньше встретимся…»
Майор перехватил этот взгляд и понял, что решение отправить парня по заявке, а не оставлять в ведомственной обслуге правильно. Нет, здесь они неизбежно пересекутся, а навыки рукопашного боя… хм, спецназначения не конфискуешь, и как бы парень ни старался, но несчастного случая он не сделает, будет прямое убийство, неизбежное расследование… К аггелам! Сплавим подальше, но в своём регионе, такими… ресурсами не разбрасываются. А сейчас уберём… зрителей.
Призывать вернуться к своим прямым обязанностям никого не пришлось, хватило одного начальственного взгляда, и толпа послушно рассосалась. Майор сверху вниз посмотрел на заполненный наполовину формуляр и кивнул.
– Возраст… первая, здоровье… первая, займёмся использованием, – и уверенно продолжил, диктуя капитану и глядя в глаза рабу, чтобы тот понял и запомнил: – Грамотный, водит машину, знает технику…
– Шофёр? – уточнил капитан, быстро заполняя нужную графу.
– И механик широкого профиля, – кивнул майор и, по-прежнему глядя в упор: – Всё. Этого вполне достаточно.
– Полная первая, – подвёл итог капитан. – Аукцион?
– Нет, посмотрим заявки.
– Озёрный просил…
– У него уже есть экзекутор.
«Так, – быстро соображал Торр, – рукопашный бой и владение оружием не вписали, а Рыжий предупреждал, что невписанное ни показывать, ни применять нельзя. Ну и не будем. А экзекутор… а, так это ж палач по-алемански, ну…» Об этом варианте использования раба он и раньше слышал, и потому невольно передёрнул плечами от проскользнувшего по спине холодка. Но – спасибо Огню – именно в этот момент ему вкатывали положенные уколы то ли прививки, то ли ещё какой гадости, так что обошлось только недовольным из-за спины: «Не дёргайся, раб!».
– В камеру, – распорядился майор, демонстративно теряя интерес к оформленному уже по всем правилам рабу.

Отредактировано Зубатка (05-01-2018 14:04:19)

+6

752

Всегда с интересом вас читаю, а сегодня появился шанс помочь, поискать блошек. Что я заметил:

Зубатка написал(а):

жгуче чёрными


По-моему пропущен дефис - "жгуче-чёрными"

Зубатка написал(а):

Ну и… указания были даны точные и тем ведомством...  Тем более, что указание проконсультироваться с коллегами,


Близкий повтор. По крайней мере на мой вкус. Осмелюсь предложить переформулировать вторую часть на "Проконсультироваться с коллегами ..... это и разумно и выполнимо".

Зубатка написал(а):

Про сортировку ему рассказывал Рыжий – вот же опытный мужик, всё-то знает, всё умеет, и даже слушать умеет, не то что… есть такие говоруны, никому слова сказать не дадут, а Рыжий…


Близкий повтор. Можно сказать лучше. Я бы сказал "всё-то знает, всё умеет и слушает внимательно..." или "слушает с пониманием"

+1

753

Спасибо

+1

754

Зануда
Спасибо. Подкорректировала.

0

755

573 г

*   *   *

Осень 1 декада
Дамхар

Трава и листва ещё зелены, скотина на вольном выпасе, поля и сады усыпаны работающими людьми. В просветах между серыми тучами блёклое по-осеннему небо, но тепло. Привычный руль в руках, бегущие навстречу то серый бетон секторных шоссе, то грунтовки поселковых дорог. И всё хорошо, и жизнь хороша!
Гаор гнал фургон по в общем-то привычному маршруту и даже мурлыкал себе под нос памятные с училища не совсем приличные, а то и совсем неприличные песенки. Осень, а по-нашенски… припасиха ещё, или уже вересень? Да нет, вроде, страда ещё, прибериха, ну так, месяцы не по бумаге, а по жизни меняются. Как юность со старостью. Могут запоздать, а могут и поспешить, но никого не минуют. А лето неплохое было. И закончилось удачно…
…Последний день на плотинах: суматоха разборки и погрузки армейского имущества, непонятка с забором крови… нет, кровь ему приходилось сдавать, но по стольку ещё ни разу не выкачивали, последняя перекличка, тряска в «сером коршуне» и высадка его одного прямо на перекрёстке, так сказать из рук в руки пред светлый хозяйский лик. Коррант расписался в подставленной ведомости, что принял без претензий, и серый закрытый фургончик с зелёной диагональной полосой по борту умчался так, будто спасался бегством. А то вот сейчас хозяин рассмотрит возвращённого из госаренды раба и предъявит…
Две доли – не меньше – хозяин и раб стояли на опустевшем перекрёстке, разглядывая друг друга, словно заново опознавая. Потом Коррант поглядел на свои часы и кивнул.
– Сбегай на оправку и за руль.
– Да, хозяин, – он ответил так невозмутимо, будто ничего такого особого за эти декады не случилось. А ведь тянуло страхом по спине, что госаренда в счёт патриотического долга закончится торгами и безвозвратной разлукой со всеми, к кому успел привязаться.
Приказав ехать домой, Коррант сразу закрыл глаза и заснул.
А он, поглядев на столб-указатель, достал из бардачка карту и, проверяя себя, прикинул маршрут. Ну что, не так уж и далеко, а здесь и спрямить можно. Вперёд, водила. А хозяин, похоже, весь сезон сам за рулём сидел, вон, даже с лица спал. Ну да, ни Тихоню, ни Гарда в одиночку в рейс не выпустишь, и в паре тоже. Так что… всё ясно, понятно, что все недоделки и задержки теперь на тебе будут. А ни хрена! Не самое сложное. В общем… он был доволен. И в частности тоже. Всё прошло более чем благополучно, и, если остальных развезли, как обещали, по своим посёлкам и хозяевам, то совсем хорошо и даже отлично. Всё-таки к лучшему жизнь поворачивается. И листы пополнились. Разговорить спецовичка удалось без проблем, да и не сам расспрашивал, а только слушал, ну и реплики подкидывал, остальным-то тоже интересно, кое о чём парень – понятное дело – умалчивал, но и сказанного хватало, чтобы многое стало понятно. Нет, о том, как обходить электроды, избавляясь от боли, и о других способах дурить начальство, об этом, что тоже понятно, писать нельзя, но и другого вполне хватает. Как любил выражаться Туал: «Концептуально ничего нового», – и переделывать практически готовую статью не надо, а так, чуть-чуть дополним, иллюстрируя и не перегружая. Был, правда, ещё один весьма неприятный эпизод, когда парнишка упомянул, как на его глазах, ну, в общем строю стоял, наказывали за «потерю стойкости», но удалось быстро переключить, и что затрахивали насмерть проштрафившегося аборигены, сказано не было. Обошлось. Да и… вряд ли так совпало, чтобы они оба там в одно время и в одном месте… Не узнал его малец, не мог узнать. И думать об этом нечего. А вот кое-что другое, но тоже интересное из рассказов пацана в дело пойдёт.
Он покосился на спящего рядом хозяина и всё-таки не стал рисковать – открывать заветную папку. Успеется и дома. Полдекады ему на доделки и окончательный вариант хватит…
…Как тогда планировал, так и сделал, статья готова, «вылизана» и проверена на нестыковки и обмолвки. Теперь только ждать, потому как связи у него нет. А вон и нужный поворот на лесную грунтовку. А в заведение в этот рейс уже не получится, ну, так в следующем обязательно.

+6

756

Ура!

0

757

спасибо за продолжение

0

758

Осень
2 декада
Аргат

Очередной белый конверт, ничем не отличающийся от предыдущих. Как и раньше ни адреса, ни марки, ни хоть какого-нибудь штампа или другой какой-то пометки и – опять же как всегда – точно в середине стопки ежедневной почты. Всё-таки интересно, как это сделано. Потому что почту достаёт либо он сам, либо дежурная курьер-посыльная-уборщица, которую заподозрить в сотрудничестве с… хм, ладно не будем. Может быть, когда-нибудь и как-нибудь узнаем, а пока это несущественно, и потому не будем… как говорили предки, ворошить чужой костёр. Не ты разжигал, не тебе и угли разгребать, не обожжёшься, так замараешься.
Как всегда, внутри большой белый лист, плотно исписанный с обеих сторон мелким очень чётким разборчивым почерком. Арпан вдохнул, выдохнул, ощутил правой щекой дыхание Туала и приступил к чтению.
– Хорошо, что Моорны нет, – задумчиво сказал Туал, забирая лист для переписывания.
– Да, – сразу понял его Арпан. – Для неё это слишком.
–Только для неё? – усмехнулся Туал. – Я постараюсь писать разборчиво.
Арпан кивнул, придвигая к себе макет следующего номера. Сейчас вот это и вот это… и вот это… убираем, и как раз войдёт…
К возвращению Туала, место для очередной статьи Никто-Некто было готово. Конечно, почерк Туала несравним ни с по-школьному аккуратным почерком Моорны, ни с чётким почерком Г… Тсс, ни вслух, ни про себя не сметь! Но… когда не получилось закадрить королеву, то трахают горничную.
Арпан оглядел законченный макет. Да, можно сдавать в печать, благо тут и идти недалеко, и девчонка-курьерша уже наготове и… Страшно. Потому что это – не просто фитиль», не бомба, а… а смертный приговор ему, Туалу, остальным, всей редакции, вплоть до той же девчонки. Потому что, когда спецовики придут мстить раскрывшим их позорные постыдные тайны, то не будут выяснять детали и нюансы, а всех… именно так, как написано…
Стоявший рядом Туал тряхнул головой, словно отбрасывая что-то.
– Делай что должно…
– И пусть будет, что будет, – закончил старинное изречение Арпан. И решительно взял макет. – Я в типографию. А ты…
– Почищу, – кивнул Туал. – Но до завтра у нас есть время.
– Вот его и используем, – согласился, выходя, Арпан.
Да, время неостановимо, невозвратимо и невосполнимо. И если спецовики придут громить редакцию, то вполне возможен вариант совместимости погрома с обыском, а, значит, надо успеть почистить свой стол, убрав всё, что может навести на друзей и просто даже знакомых. И Туал занялся разборкой и сортировкой бумажных груд в недрах своего стола.

+7

759

спасибо

0

760

Все ждут продолжения

0