Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мир Гаора -2

Сообщений 841 страница 850 из 858

841

Спасибо за продолжение!

+1

842

Чуть-чуть поправок:
1. Конечно, он вполне успешно прошёл все положенные по его специальности программы военной подготовки и призыв в армию вместо уже практически подписанного направления на работу в Кроймарн налаживать там линейную связь, его не УДИВИЛ: их всех об этом, что в случае войны они подлежат мобилизации, ещё на первом курсе предупреждали.

2. Печальный праздничный обед, прощальные объятия, наказ Линку ( Лоуну, наверное) беречь и защищать сестру и дедушку с бабушкой, он теперь, да, почти наследник рода, и… и всё.

Я на сайте совсем недавно, хочу уточнить: такая вычитка требуется или лучше не лезть?  http://read.amahrov.ru/smile/girl_brainy.gif

0

843

Ладно, всё так, он – Армонтин и не посрамиТ свой род, свою кровь, ни в чём и никогда.  http://read.amahrov.ru/smile/blush2.gif

+1

844

Светлана написал(а):

Я на сайте совсем недавно, хочу уточнить: такая вычитка требуется или лучше не лезть?  http://read.amahrov.ru/smile/girl_brainy.gif


Сайт литературный и вычитка с поиском заклёпок тут приветствуется. По сложившейся традиции корректируемый абзац или предложение цитируется, исправленные слова подчёркиваются (кнопочка B слева над окном ввода), после цитаты пишется объяснение. Кажется, исправляемые запятые и точки пишут как ЗПТ и ТЧК соответственно - чтобы видно было.

+1

845

Спасибо за объяснение!

0

846

Светлана
Спасибо. Всё поправила.

0

847

1 декада осени
Дамхар
Конечно, главе регионального отделения Ведомства Учёта Несамостоятельного Контингента не пристало лично присутствовать на сборном пункте, тем более не главном, хотя и по некоторым обстоятельствам существенном, но… обстоятельства действительно… не предписывают, но дозволяют. Первое обстоятельство – личность младшего лейтенанта, сопровождающего колонну. Да, двоюродный племянник, новичок, первое самостоятельное задание, и по праву начальника и старшего родича… всё понятно, традиционно и почти законно. А второе обстоятельство – состав мобилизованного контингента именно на этом пункте. Сам – хе-хе – подбирал, обеспечивая младшему родичу режим наибольшего благоприятствования. Вот и нужно молодому объяснить, а надёжнее – показать, как с таким контингентом обращаться в целях максимальной эффективности.
Одна за другой подкатывали машины, в основном поселковые грузовички с управляющими за рулём и мобилизованными в кузове. Сверка номеров и бумаг, росписи в ведомостях сдачи и приёмки, обмен новостями. И одна машина уехала, а другая тут же подъехала.
За обочиной собралась уже приличная толпа мобилизованных. В основном парни ближе к двадцати годам и мужчины до тридцати лет. Стоят плотно, говорят между собой негромко, многие курят.
Новоиспечённый младший лейтенант изо всех сил старался держаться уверенно, но сам чувствовал, что получается у него это плохо и неубедительно. Тем более, что учили одному, а теперь всё не так. На пешем марше аборигены должны быть скованы попарно наручниками, пристёгнутыми к центральной цепи, и на каждую дюжину транспортируемых положено не менее двух сопровождающих надзирателей, а этих… лохмачей уже… и ни одного надзирателя в подчинении. И только заикнулся о необходимом обеспечении безопасности, так его… высмеяли как… как отсталого, что теперь всё по-иному. И на эту толпу лохмачей он один и…
– Дядя, – рискнул он обратиться «по-родственному», а не по служебной иерархии, потому что вопрос у него… не самый простой. – Это же… нарушение.
Майор хмыкнул, разглядывая появившийся из-за дальнего поворота фургончик, и удовлетворённо улыбнулся.
– Ну, вот и порядок. А теперь слушай, племянник. И запоминай. – он говорил негромко, но веско, без малейшей угрозы, но лейтенант невольно встал в строевую стойку. – Инструкции не отменяются, а заменяются новыми. А по ним мобилизованные в армию подчиняются армейским нормативам и уставам. И для них уже новый устав разработан, особые вспомогательные части. Слышал? Но вижу, что не читал. А это уже упущение. Причём твоё. Взыскание накладывать не буду, но по выполнении предписания о сдаче мобилизованных на место назначения прочитать и усвоить. Сам лично проверю.
Лейтенант выпалил уставную фразу повиновения и тихо, совсем, как он надеялся, незаметно вздохнул: учить чужой по сути Устав – это та ещё морока. А вот чего дядя так радуется подъезжающей машине? Фургон как фургон, не новый и не самый большой. Вот у капитана Корранта, он слышал, так зверь-машина, с секретного аргатского полигона, на ту бы посмотреть, да пощупать… Но фургон уже остановился у выставленного прямо на проезжую часть ярко-красного сигнального конуса.
– Вылезайте, – бросил, не оборачиваясь, Коррант, приглушая, но не выключая мотор.
Заднюю дверь он, в нарушении всех инструкций и привычек, не запер и теперь, сидя за рулём, слышал, как завозились его, нет, уже – он скривил губы в невесёлой усмешке – государственные рабы, беря свои мешки и открывая дверь.
Выйдя из машины, Гаор на мгновение зажмурился, привыкая к свету и быстро огляделся. Машина Рабского ведомства, но не для перевозки, а обычная легковушка, даже не «коробочка», раскладной столик с бумагами и двое в форме… ага, майор – его он знает, встречались, «коробочку» ему пару раз подправлял – и младший лейтенант, явно только-только произведённый, ну-ну, а вон там за обочиной толпа мобилизованных, ну, всё понятно, сбор и формирование колонны. Шагнул за черту, так иди, всё, что смог успеть за вчерашний день, он сделал, даже успел Старшей Матери отдать скопившиеся фишки и несколько монеток, чтобы переслала Милаве: мальца кормить и самой не голодать. Обещала сделать всё, как надо, а Старшей Матери можно, нет, нужно верить. И как делать щели от бомбёжек, Тумак понял, защита, конечно, хилая, но хоть что-то, до плотин далеко и вряд ли согайны будут тратить бомбы на усадьбы, хотя если дойдёт до ковровых… Но за всеми этими мыслями, он, согласно уже армейскому Уставу, держась на шаг сзади Корранта – всё-таки уже офицера, а не хозяина, подошёл к столу, доложил свой номер и прозвище, следом за ним это сделал Сизарь, неуклюже копируя его стойку, майор отметил в своих бумагах, подписал Корранту предписание о сдаче… Всё? Можно идти к остальным? Но их остановил Коррант.
– Вы идёте на войну.
Строгая торжественность в его голосе заставила майора удивлённо приподнять брови. Но вмешиваться в происходящее он не стал, коротким жестом запретив это и лейтенанту.
Гаор невольно при первых же словах знакомого с детства текста встал «смирно» и беззвучно зашевелил губами, вторя хозяину. Сизарь удивлённо и даже немного испуганно переводил взгляд с него на хозяина и обратно и, ничего не понимая, стоял молча, неуклюже свесив руки вдоль тела. Притихли и даже совсем замолчали и стоявшие поодаль рабы.
Произнеся почти полностью – выкинув пару явно неподходящих фраз о величии ургоров – текст присяги, Коррант торжественно закончил:
– Да будет с вами благословение Огня.
И чётко, даже слегка демонстративно вручил им кисеты, украшенные эмблемами Храма и Огня. Майор восхищённо покрутил головой: н-да, умеет капитан, ведь о том, что призванных лохмачей будут на центральном сборном перед храмовником – Храм своего никогда не упустит и чужого прихватить не забудет, каждая молитва не в одну сотку Военному Ведомству станет – на молитвы ставить, ещё не знает никто, сам неофициально по знакомству услышал, а капитан уже… и ишь как повернул! И на вопрошающий взгляд лейтенанта ответил негромко, но веско:
– Допустимо, но пока не предписано.
А совсем тихую фразу Корранта, что примет он их любыми, никто, кроме Гаора и Сизаря и не услышал, а Гаор и не особо поверил обещанию, но промолчал.
Коррант уехал, а они присоединились к общей толпе. Кисеты рассмотрели, одобрили, что с умом сделано, и посыпались вопросы про войну, Рыжий-то уже бывал там и всё знает.
– Всё не всё, – невесело усмехнулся Гаор, – но кой-чего и кое-как.
Говорили, особо не скрываясь, но негромко.
Подъехала ещё машина – небольшой грузовичок с полным кузовом. Это что ж, из нескольких посёлков?
– Да нет, вон из заведения водила.
– Ага, и ещё, вон того знаю.
Среди спрыгивавших на землю и предъявлявших номера, Гаор заметил знакомую выправку и улыбнулся: Четырок!
Майор принял мобилизованных, поблагодарил и попрощался с доставившим их старшим смотрителем одного из рассыпанных по всему Дамхару «Заезжай, не пожалеешь», и удовлетворённо оглядел полностью заполненную ведомость.
– Всё? – спросил лейтенант.
– Все, – поправил его майор. – Сейчас я тебе колонну подготовлю, а дальше ты сам.
От толпы мобилизованных донеслось:
– Дальше фронта не пошлют, меньше пули не дадут.
И взрыв смеха.
Засмеялся и майор.
– На сержантах армия держится, племянник. А он ещё и фронтовик, – и громко: – Всем стоять, старший ко мне!
Гаор невольно обернулся на голос майора. Ну, просто посмотреть, кого им дадут в Старшего, но тут получил такой сильный и… многорукий тычок в спину, что вылетел из толпы аж почти до начальства. Это как понимать?! Взгляд майора заставил его, даже ещё не до конца осознав случившееся, подойти на уставное расстояние, встать как положено и доложить:
– Триста-двадцать-один-ноль-ноль-семьсот-шестьдесят-три Рыжий, господин майор.
Начальственный кивок и вопрос:
– Образование?
– Общевойсковое училище, солдатское отделение, полный курс, господин майор.
– Звание при демобилизации?
– Старший сержант, господин майор.
Новый кивок.
«А на хрена это?» – мысленно удивился Гаор. А то майор его не знает. И тут же сообразил, что это его так представляют младшему лейтенанту, явному «необстрелку». Что ж вполне понятно, но вот когда остальным, кого раньше привезли, сказали… Или… Он не додумал, поскольку ему уже выдавали… старую, затёртую, но целую сумку-планшет на длинном ремешке, несколько чистых листов и карандаш. Армейский, который даже с размокшей бумаги не смывается.
– Составь список, проверь и отметь обеспечение.
«Ни хрена себе!!!» – мысленно изумился Гаор, ожидая приказа выполнять, но майор, словно забыв о нём, уже говорил лейтенанту:
– Следуешь походной колонной на центральный сборный, ночёвки и привалы размечены, но ориентируйся по обстоятельствам.
Майор развернул карту так, чтобы – ну, совершенно случайно – и стоящий рядом раб увидел и понял. Гаор прошёлся взглядом по жирной чёрной и в меру извилистой черте маршрута и невольно кивнул. Майор, хоть и не глядел на него, но заметил и недовольно сказал:
– И чего встал, лохмач? Выполняй.
– Есть выполнять, – негромко рявкнул Гаор, выполняя строевой разворот.
Майор свернул карту и отдал её лейтенанту.
– Вот так, племянник. Помнишь, что надо делать, если у тебя полудюжина с сержантом в подчинении и надо трёхсуточный завал разгрести?
– Приказать… – лейтенант запнулся.
Разумеется, он знал эту старинную армейскую байку, но…
– Вот именно, – усмехнулся майор. – Приказать сержанту навести порядок. Так им и командуй. Без излишней конкретики. Он её, чтоб ей в Тартаре гореть, лучше тебя знает. И расставит, и озадачит, и кому надо накостыляет, и о выполнении доложит. И… вот ещё. Под налёт вы, да будет воля Огня, попасть не должны, но, если вдруг… Держись за него и не мешай ему. Ты это только в кино видел, а он своей шкурой прочувствовал.
Лейтенант неуверенно кивнул, оглянулся на толпу, вытягивающуюся в неровную колонну по четыре.
– Не по росту…
Майор усмехнулся.
– Зато рационально. Смотри, сразу переписывает и строит. А замыкающим кого… Опять же толково. Ты ему только не мешай, держи разумную дистанцию.
Закончив формирование колонны пешего марша, Гаор велел Четырку, поставленному в последнюю четвёрку, подгонять отстающих и за небом следить, повторил ещё раз для всех, что если кричат: «Верх!», то падать в кювет или ещё куда и голов до сигнала не поднимать, и пошёл сдавать рапорт о готовности.
Младший лейтенант под одобряюще внимательным взглядом майора застегнул на себе походный ранец, убрал в свой планшет карту, список и предписание.
– Огонь вам в защиту. Выполняйте.
– Радостно повинуюсь! – выдохнул лейтенант.
– Есть выполнять! – щёлкнул каблуками Гаор, уже привычно удержавшись от усвоенной ещё в детстве уставной, но не положенной рабу формулировки.
Стоя у машины, майор молча проследил, как начальник маршрута и старший колонны заняли свои места, прозвучала короткая команда, и вразнобой, но достаточно дружно затопали… рабы? Да нет, тенденция, однако, просматривается весьма ясная. Новый виток интеграции аборигенов в цивилизованное общество? Да идите в Тартар с Коцитом умники столичные. Обозвать вы умеете, а по сути… Всем, кто поумнее, уже всё понятно, и готовятся каждый на своём месте выжить и спасти своих. Война – это всегда… ну, понятно, а вот что после неё будет? К этому сейчас надо готовиться. А то, когда мобилизованные, нюхнувшие фронта лохмачи вернутся в свои посёлки, ну, понятно, что не все, а только выжившие, так такие ещё опаснее, вот об этом и будем думать.

Отредактировано Зубатка (02-05-2019 07:36:42)

+5

848

Спасибо за продолжение! Читаю с огромным удовольствием!

Зубатка написал(а):

На пешем марше аборигены должны быть сковаНы попарно наручниками, пристёгнутыми к центральной цепи, ...

Сверка номеров и бумаг, росписи сдачи и приёмки, обмен новостями. И одна уехала, другая подъехала.


Возможно, уместнее будет "подписи сдачи и приёмки".

+1

849

Зубатка написал(а):

Да идите в Тартар с Коцитом ЗПТ умники столичные.

Обращение, насколько я понимаю.

+1

850

Спасибо!

0