Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Кима » Омаки и интерлюдии от slava-scr


Омаки и интерлюдии от slava-scr

Сообщений 1 страница 10 из 27

1

Синдзи и Аска.
"....Млять, как же голова трещит. Похоже мы вчера здорово обмыли новые лычки. А, Аска, та, вообще, отжигала по полной. Лейтенат, ептыть...
Только вот что было потом, когда все по домам рассосались.
У меня в голове замелькали обрывки страстной ночи, словно кадры из эротического фильма.
- Стоп, Виктор, какого фильма! Я что, с Аской кувыркался?
Попытался пошевелиться и почуствовал, что в постели не один. Рядом было чьё-то ТЕЛО. Женское, тёплое....
Раздался вздох и обладательница тела прижалась ко мне поплотнее. Млять! Я почуствовал аромат хвои. Точнее хвойного шампуня. Любимого шампуня Мисато. ЛЮБИМОГО ШАМПУНЯ МИСАТО. Я похолодел.... В этот же миг тихий голос Кацураги прямо в ухо произнёс: Иди ко мне милый.
МЛЯ-Я-Я-ТЬ!!! НЕ-Е-Е-Е-Т!!!!! Я рванулся, словно бешенный носорог, через чужую (НЕ МОЮ!!) комнату к выходу. И снова, как тогда, победоносное шествие японской военной машины было остановлено... На этот раз уже стеной и посыпавшимися с неба книгами.  Как же это больно - по голому телу. И всё это свершалось под аккомпонемент матюков на пяти языках и девичьего хохота. Я огляделся... На постели, с которой только что так экстренно катапультировался, дрыгая стройными ножками в приступе неудержимого веселья, восседала Аска. Абсолютно голая, если не считать тонкого одеяла.
В следующий миг, дверь, как и в тот раз, влетела внутрь, выбитая ногой майора Кацураги. Правда, сейчас, не ней помимо лифчика и трусов, был ещё и какой-то полупрозрачный куцый халатик.
-Всем стоять, убью гадов! -заорала Мисато, выставив впереди себя УСП.
-Я...хр...хр..не...могу...Син...дзи...так...здо...рово...-попыталась что-то проговорить сквозь приступы безудержного хохота Аска.
А...Чего...Хм - попыталась разобраться в происходящем Мисато. Хохот Аски перешёл в икоту.
Что тут такое, - донёсся от входной двери голос Рицко - Вы что это дебоширите с самого утра?
Только не это!... Ещё и доктор Акаги! Позор на мои командирские седины... Ну, Северов, на  этот раз ты попал по-настоящему, - штрафами и недельными тренеровками точно не отделаешся.
За спиной изумлённой Мисато возникла майор Рицко.
-Мисато, мне срочно нужно было заскочить к тебе с утра и .... -увидев сию прекрасную картину она застыла. - Так, хм, молодёжь уже пошла резвиться?
Тут я вспомнил, что на мне ничего нет и, пискнув, метнулся к Аске, дабы скрыть свой позор под одеялом. А  чертовка продолжала заливаться звонким смехом.
-Паршивцы, что вы тут натворили - начала Кацураги, стремительно багровея - Синдзи, ты, я гляжу, всё таки своего добился... Дорвался до бедной девчонки!
-Не... майор... Кацураги, это я... до него... дорвалась - выдавила сквозь смех Аска - незабываемая ночь.. И..незабываемое утро..хр...хрр...
И снова эта рыжая стерва зашлась в приступе веселья. Я. глядя на Мисато вспомнил свой день рождения и...тоже начал хихикать.
- А всего-то шепнуть пару слов твоим прекрасным голоском, Мисато. - продолжала добивать меня лейтенант.
-Оделась бы ты, Мисато - заметила Рицко, поглядывая с нескрываемой насмешкой на угнездившуюся на постели парочку. То есть меня и Аску.
- А, что...Да...Я...Сейчас...- Мисато потихоньку начала приходить в себя. Скрылась в свой комнате, слава Богу.
Да, кстати, голубки - уходя,обернулась Акаги, - Вы хоть предохранялись?
Да какой там! - небрежно махнула рукой Сорью, и, побледнев, схватилась за щёки - Ой!
Scheisse! -охнули мы вдвоём.
Зрелище растерянной Аски немножко компенсировало мне тяжесть всего нынешнего положения.
- Даа. Будем вам - донеслось из прихожей от Акаги.
-Два месяца уборки квартиры - Докатился до нас девятый вал кацурагинского гнева.- Обоим. Паршивцы. На минуту нельзя отвернуться, так они уже...
Раньше, один только Синдзи вытворял фокусы. Теперь, ещё и ты Сорью! Убью!!! - продолжала распаляться Мисато.
- Это ты всё устроила, вот теперь и получай наряды по дому, - теперь уже  я начал заводиться. - Да и памперсы у ребёнка, если он появится (НЕ ПОПУСТИ БОЖЕ!!!) будешь менять сама! Вот!
- Ещё чего. два месяца уборки - капризно надула губки Аска. - Хотя, - щурясь как объевшаяся сметаны кошка, продолжила Сорью - утреннее шоу того стоило.
Тут она с задумчивым видом принялась шевеля губами и загибая пальцы что-то подсчитывать : Вчера....нет...третьего...Да, позавчера.
И, бросив полный полный лукавства взгляд на мою то багровеющую, то бледнеющую физиономию, внезапно заметила - Как знать, может всё обойдётся одной только уборкой.
Ну-ну, ты, стерва, оказывается всё предусмотрела. В глубине души стали подниматься волны ярости и возмущения. Причём, похоже не только мои, но и пребывавшего до сего момента в шоке Младшего. Это мы ещё посмотрим, кто кого....
- Так, любовнички! - прервал наши препирания грозный командирский рык Кацураги - Марш одеваться! И, бегом на службу! Ну, паршивцы, я вам теперь устрою! Мало не покажется!
-А ночка была что надо. - Довольно потянувшись подитожила Аска и, почти как кошка, мурлыкнула - Спасибо, Син."

Отредактировано slava-scr (16-12-2010 14:01:14)

+7

2

Попаданец

                                                                                                1

Ффух, что-то жарко сегодня…  Да и солнце жарит что надо, хорошо что чёрные очки с собой. Нет, климат, установившийся в этой реальности, мне нравится. Я, вообще, любитель субтропиков, хотя последние семнадцать лет жизни провёл в средней полосе. Не – не семнадцать, в командировках в Афган, Ирак, Киргизию и Латинскую Америку  проведено года два, если не три… М-да, куда только Родина - мать (ёё) меня не посылала! А, вот судьба-поъё@ца такую командировку устроила, что хоть стой, хоть падай. Нет, в авиакатастрофах до-фига народу погибает… Но так, чтобы сразу после смерти попадать во вселенную мультсериала, да ещё и японского – это уже слишком. Может и не стоило мне сразу после кердыка просить у Бога, судьбы и ещё у кого-то там, второго шанса – ну нет, ты ж, Аскольд Рудольфович, в лучших традициях варяжских витязей найдёшь приключений на свой афедрон. Полетел, называется, на крик о помощи из темноты. В итоге – получите, распишитесь – хотели старлей второго шанса, нате вам… Вогнали в тело Каору Нагиса грешную душу бойца армейского спецназа и смотрим как дело дальше пойдёт. Хорошо, что это произошло за несколько минут до вселения в эту же тушку самого ангела, Табриса, а то бы я с ним не совладал – это и к гадалке не ходи… То, что это тело Каору, я просёк сразу. На своё несчастье, я ведь не только убивать и взрывать умею, но ещё и музицирую и рисую неплохо. Из-за последнего таланта довелось испить полную чашу страданий! Двоюродная сестрёнка по юности от Евангелиона без ума и посему заставляла по сотне раз перерисовывать персонажей сериала, даже целые комиксы рисовать приходилось. Так мне эти персонажи даже во сне являться стали, и снились уже после того, как Настя к этому самому Евангелиону охладела. Эх-х, сестрёнка! Как ты там, после моей гибели… Хотя, я ж ведь родню сразу предупредил, что с того момента как форму надел и присягу принёс,  автоматически дал себе и судьбе согласие на смерть в любое время и в любом месте…
Вертолёт заходит на посадку. Там, внизу, меня ждут главные персонажи этой материализовавшейся саги – Кацураги, Рицко, Гендо и Фуюцки, Рэй и Аска, и, конечно же, Синдзи Икари – главная размазня, нытик и писец всей этой вселенной. Хотя какой он к ляду размазня… Судя по досье, он, оказывается, не нытик, а вояка и боец ещё тот. Такой, что и мне старлею не зазорно под его командованием служить! Хотя, кто я здесь – младший лейтенант ООН Каору Нагису, американское отделение НЕРВ. Пятнадцатилетнее недоразумение современной генетики, без реального боевого опыта и, к тому же троянский конь ЗИЭЛЕ. Конь – громко сказано! Скорее – жеребёнок троянский (причём, троянский не в честь города-героя, а в честь паскудного вирусяки!). Пендосы, амеры хреновы…ненавижу! Когда меня тактике боя стали обучать, так и подмывало лейтенанту Фишборну в рожу рассмеяться. Ничего удивительного, что вас, ушлёпков, душманы и наши спецы уделывают! Вояки членовы!!! А уж инструктаж типов из ЗИЕЛЕ или как оно ещё там называется! Я, конечно, выслушал их директивы с самым серьёзным видом, мне палиться  не фонтан, ещё пожить хочу, и к тому же пережить Всеобщий Трындец. Так что, слушал, кивал и задавал уточняющие вопросы: что, где, когда, как, явки, пароли и схроны. Заодно, на этой же волне, затребовал досье на всех нервовцев. Вот тут-то меня и насторожили нестыковки в деле Синдзи… Ну не может депрессивный нытик за один день превратиться в крутого пилота, стать героем-орденоносцем! Да ещё и при этом начать ботать по-нашему и матюкаться по-немецки, полюбить оружие, поднять устойчивость психики в полтора раза…  И начать вести себя как взрослый мужик! Неужели ещё один собрат-попаданец! Е@ить твою животы! - как говаривала моя бабушка. Ну, ладно, посмотрим, покумекаем. Но, ЗИЭЛЕвцам я всё же устрою португальский первомай – увидят гады, как летают серийные беспилотники после пинка Евы-06! У меня ведь тело Табриса, со всеми прилагающимися бонусами! Тесты и полигонное пилотирование  сданы на отлично, опыт боевых действий у меня (старлея спецназа ) – есть. Так что – вперёд! И, горе тому кто у нас на пути! 
Так, уже приземлились. Еву мою дирижабли поволокли дальше, видимо, – в ангар. Тайком глянул на отражение в иллюминаторе. Ну, прям плэйбой – мечта анимешниц, едрить твою дивизию. Ладно, давай старлей (младлей), вылазь на божий свет. Ого – а народу на поле собралось, как на визит Димы Медведева! Собралась торжественная делегация для встречи боевого пополнения – Кацураги, Рицко, Макото, Ибуки (а им-то что тут делать?) и, конечно же, – мой непосредственный командир – лейтенант ООН Икари Синдзи, кавалер пяти крестов (ооновских и нашего), ветеран обороны Токио-3. Я тут ни сколечко не иронизирую, потому как, не уверен что сам на такое способен. А вот Гендо с Фуюцки что-то здесь не вижу. Видимо, как говорят в простонародье, западло встречать навязанного им столь любимой конторой человека! Ну что ж, те кто есть, встречайте – вот он я! Чёрная НЕРВовская форма, кожаные перчатки на руках, берцы (которые  самолично сталью обделал – такой грохот стоит, когда каблуками щёлкаю!), на фэйсе – зеркальные очки, в кобурах – два Смитт-Вессона 1006 с кастомными рукоятками. Пепельно-платиновые патлы веером… В общем – картина художника Долбандяна «Эсесовец постмодернизма».
Чётким шагом подхожу к Мисато Кацураги (действительно, сногсшибательная девчонка!), руку – к виску – и… поехали. Трэш – на полный газ!!! С этих ребят одного идеального японского Каору (спасибо ГРУ России – натаскали как надо – словно, предвидели, прохиндеи, что в Японию попаду) будет мало, так что, начнём-с…
Товарищ майор, разрешите доложить – младший лейтенант американского отдела ООН Каору Нагису, пилот Юнита – 06 для прохождения службы прибыл! Вот моё личное дело и прочии документы (их, ранее, в «кровопролитном» бою урвал у сопровождающего меня капитана Тайсона (кстати, тоже – негр,  хи-хи) - тот от такой прыти всегда покладистого пилота до сих пор в глубоком анабиозе разума). – всучив обескураженной Мисато папку, поворачиваюсь к зелёноглазой блондинке с холодными глазами (Акаги - тоже конфетка ещё та!), - Майор Рицко, готов пройти полное медобследование для получения допуска к пилотированию (увидите на экране сканера ангелочка с человеческой душой – не пугайтесь – это я Аскольд Рудольфович, ряжий хлопец с Белгородчины – истинный ариец, с примесью кавказской и казачьей и ещё хрен знает какой  крови). Лейтенант Икари! Капитан Ибуки! Капитан Макото!  Здравия желаю! -  наклоняю в приветственном поклоне голову перед оными персонажами.
Сказать, что публика прифигела, значит - не сказать ничего.  У обоих майоров глаза как царские червонцы, научный отдел – контужен по полной, а Синдзи… Даже сквозь буханье вертолётного движка было слышно, как звякнула об бетонку его челюсть!
Шок – это, конечно, по-нашему, но – всё же… Я, по-моему, перестарался! Народ! Ну не надо так анабиозничать! А, то я ща грохнусь на грешный бетон, скрюченный приступом гомерического хохота. Хорошо, что за чёрными стёклами не видно моих бесстыжих глаз, а то Мисато с Акаги не удержатся, устроят убиение Табриса прямо на ВВП аэродрома.
- А… Гм… Да, конечно, младший лейтенант. – начинает понемногу приходить в себя Кацураги, почему-то зыркнув в сторону Синдзи.
- Ну, тогда, не станем задерживаться, направимся в штаб-квартиру, - стремительно перехватываю инициативу, - Товарищ майор, доктор Рицко, с вашего разрешения.
Подхватываю спортивную сумку с самой важной рухлядью и повернувшись, протянув для рукопожатия руку Синдзи в-полголоса на ридной мове изрекаю - Показывай дорогу, командир.
Видели бы вы его лицо! Ну, точно русский знает в совершенстве! Так-так… Между прочим, парень не хлюпик – два Глока, нож в берце, под кителем перекатываются довольно развитые для четырнадцатилетнего пацана мускулы (руку жиманул добротно), взгляд взрослый (как у двадцатипятилетнего), смотрит, словно прицеливается, от шока отошёл быстрее всех – если попаданец, то ухо надо будет держать востро.  …
Наконец, придя в себя, но, так и не обретя дар речи, народ выдвинулся к джипам. Под пристальными взглядами охреневшей нервовской братии я, парадно-строевым шагом, плечом к плечу с лейтенантом Икари, невозмутимо прошествовал к предназначенной для меня Тойоте. Пендосовская же нервятня, сгрузив всё бумажное и техническое барахло, заторопилась обратно. И, слава Богу, - меня уже по полной от этих гадов тошнит. К тому же, ещё на инструктаже начальству намекнул, что удобнее будет действовать без явного сопровождения, а маскироваться стану методом «камуфляжа наоборот» - звездун-приколист не привлечёт столько внимания у контриков, нежели покладистый тихоня-педант. И согласились на такой варинт, скотобазы! Хотя ж ежу понятно, что не одна дюжина рыл будет тишком за мной приглядывать. Ладно, переживём, что-нибудь придумаем. Тем более, когда на кону стоит спасение всего человечества!
- А откуда ты знаешь обращение Товарищ? – прищурившись, интересуется Кацураги, когда мы всем кагалом добрались до кортежа, охраняемого классического вида секьюрити.
- Так я же законченный русофил, плюс – знаю немецкий. - я скромно улыбаюсь обоим майорам и капитану. В сочетании с тихим душевным голосом Каору - сие производит впечатление на противоположный пол, проверено на женском контингенте американского НЕРВа. 
- А ещё? – в глазах Мисато ехидство начинает вытеснять удивление.
Ладно, продолжим представление: - Ну, я ещё и фанатичный поклонник огнестрельного и холодного оружия.  Кстати, не удивляйтесь, если с первого дня оккупирую ваш тир - если на огневой рубеж выхожу, то меня, пока патроны не кончаться, за уши с него не вытянешь. И, вообще, во всём, что касается службы и военного дела, я довольно занудливый тип.
- Кого это-то ты мне напоминаешь. Ну очень знакомого юного вояку-солдафона.. -  Акаги Рицко задумчиво усмехнувшись,  взглянула на напряжённо застывшего, пытающегося при этом изобразить на лице истинно восточную невозмутимость, Синдзи.– Похоже, ты нашёл собрата по разуму, лейтенант Икари.
- Ой, мама, вы же теперь вдвоём будете трепаться по-русски, а в компании с Аской ещё и материться по-немецки! - природное ехидство стало возвращаться к Кацураги.
- Так тебе и надо подруга – это наказание за все грехи, - злорадно ухмыльнулась Акаги,
- Вы что, решили довести бедную девушку до смерти? – всплеснув руками, возмутилась Мисато, и, внезапно ужаснулась – Это что же, теперь, у меня на кухне уже пять малолетних маньяков с оружием будет возится!?
- Ага! – неожиданно синхронно киваем мы с Синдзи.
Тут я вспомнил, что заметил у него наушники от плеера.  Антиресно – а что он слушает.
- Кстати, командир – поворачиваюсь к лейтенанту, - Ты не подскажешь, где раздобыть что-нибудь из металлики и хард-рока пожёстче, а то у меня плейер есть, а музыку закачать не успел - забегался
- Не-е-ет! Ещё один. – в один голос возопили Кацураги, Ибуки и Хьюга. 
- Боже! Мы ведь не такого пилота ожидали! – возведя очи к небу простонала бедная Мисато.
- Ага, прямо, как в случае с Синдзи! – упс!, Ну, кто меня за за язычину тяганул, а? Мисато, солнышко, ну прости, пожалуйста! Не хотел я тебе такого шока устраивать! Честное слово! И ты, Акаги! Майя! Девчонки, мамой клянусь, не хотел! Парни, ну вы-то хоть из тапок не вылетайте! Так, ведь, во всём Токио-3 валерьянки с корвалолом не хватит! Я всего лишь трэшу для поддержания легенды! Ой-ли, друже. Ведь и там, в своей реальности, отмачивал такое, что потом сам   удивлялся, как тебя начальство вкупе с сослуживцами свинцом не нашпиговали! Видимо, за три месяца пребывания в этой реальности так и не удалось окончательно отойти от шока! Хотя, нет – скорее расслабился, вырвавшись на волю после трёхмесячного пребывания в ЗИЭЛЕвском гнезде. Так, Каору-Аскольд, врубаем тормоза, а то – доиграемся! Да и мой комзвена….
И тут я соизволил снять свои зеркальные заслонки. Алес капут! Спокойными остаются только Акаги (к той моё досье в последний момент прибыло – ЗИЭЛЕ оперативно, в кратчайшие сроки, втюхала меня НЕРВу) и Синдзи (ну точно - попаданец, знает, стрекулист, с кем судьба-сценарий сведёт). Остальные - снова в коматозе.
- Э-ээ, Каору, твои глаза… такие … Как у …– попыталась обобщить свои наблюдения Майя. Она, кстати – мой любимый персонаж этого мозголомного мульта - обожаю аккуратно-педантичных девушек-тихонь, а сейчас, боюсь, Майя станет женщиной моей мечты (картина художника Етитьева: Каору Нагиса делает предложение Майе Ибуки – ЗЫ-Ы-Ы-Ы!!!).
- Как у Рэй, сестры Синдзи (она ведь клон Юй Икари, да и об отношении Сина к ней меня проинформировали ЗИЭЛЕвцы). –Оба-на! Есть, попадание! Получи тачанка двенадцатидюймовый! Как народ не брякнулся на бетон, ума не приложу. У Мисато и Акаги глаза – как в мульте, Майе с Хьюгой точно потребуется, как минимум, поллитра корвалола с валерьянкой, разбавленных саке! А Синдзи - тот, и вовсе, уставился на меня так, словно уже прикидывал, из какого Глока какую часть тела мне дырявить. Похоже, проблему контакта с Синдзи надо решать как можно быстрее, парень даже не скрывает своих подозрений. А я не в силах бороться с ЗИЭЛЕ, воевать с Ангелами и предотвращать конец света постоянно следя одним глазом за этим воякой, что б при удобном случае не свернул шею в укромном тёмном месте.
- А-а… Откуда… ты… - обалдело выдавливает Мисато, - Мы же…КАК?! …ОТКУДА?!
Так! Мне только истерик тут не хватало! Быть придушенным прекрасной женщиной - это конечно романтично, но всё же…
- Ознакомился с досье будущих коллег и командиров, ну, а родственное сходство Синдзи и Рэй сразу в глаза бросилось… Плюс, тот факт, что опекун у неё – отец Синдзи. – надеюсь енто пояснение они скушають. И, вообще, - хватить трэшить, товарищ Нагису! Кстати, а ведь задницей чую, Синдзи им такой же сеанс обалдевания уже, наверняка, успел устроить. Тэ-э-э-кс, антиресно-с….
- Шустрый вы, оказывается, товарищ младший лейтенант, - Кацураги, начала (хвала Ктулху!) потихонечку отходить от офигеоза.
- Положение обязывает, - пожимаю плечами и, грустно вздохнув, продолжаю. – Приходиться знать всё обо всём и всех. У меня ведь профессия – Родину защищать.
- Это кошмарный сон…Это кошмарный сон… - Мисато, схватившись за голову, устремилась в манящее прохладой чрево Тойоты.
*********************************

Отредактировано slava-scr (30-12-2010 19:31:25)

+12

3

Попаданец
                                                                                                2
Токио-3 меня не вдохновил. Технополис как технополис. А вот зрелище раскинувшегося Геофронта - восхитило. Джа, Кхулту, Будда, Аллах и все небесные силы! И кто тут вякал: увидеть Париж и умереть?! Трындёж и провокация! Умереть, чтоб увидеть Геофронт – это того стоит!
Когда я, проникшись величием всего лицезренного, вылезал из бронеджипа, Синдзи, так и зыркающий на нового напарника, снова упёрся своим командирским взором в мою персону. Что на этот раз? Ах да, - мои S&W – один в самодельной кобуре-зажиме на бедре, другой – на правой стороне живота, прямо под грудью. Арсенал солидный, но вот где я к ним маслятами разживусь (их и так у меня кот наплакал)?
- Интересные у тебя пушки, случайно не Смит-Вессоны? – оружейный маньяк в лейтенанте вытеснил-таки штирлица, - Да и кобуры странные.
- Они родимые – модель 1006, 10 мм ауто – помощнее 40 С-В, только накладки на рукоятках у них не родные. Таких пушек в 90-е всего полторы тысячи штук выпустили. - какими только путями я их не выцарапывал (ага, сбылись мечты идиота!). - А на бедре у меня и не кобура, а скорее держатель– одним движением, как лист из папки, извлекаю своего никелированного монстра, - не надо сгибать и разгибать руку – экономия времени и сил. При экстриме – самый раз, но в полевых условиях я её скорее оставлю дома.
Так, отлично, контакт завязывается. Скосив глаза, я замечаю напряжённый прищур Мисато. Зря я что ли твоё досье штудировал. Ну-ну, гарна дивчина, понимаю, служба в спецуре тебя немалому научила. Так, кстати о тараканах. Филз, мой официальный опекун, сюда припереться не соизволил, то тогда кто станет опекать малолетнего младлея Нагису?
- Господа офицеры, у возник вопрос на счёт моего опекунства, ведь подполковник Филз не пожелал перебраться в Токио-3?
- Ну, знаешь ли… - задумчиво протянула Мисато, - У меня под опекой уже Синдзи, да и Аска  – фактически тоже. Знаешь, мне лишние хлопоты не очень-то нужны. Тем более, что Филз де-юре остаётся твоим опекуном.
Эй, это не айс! Вы, что намылились сбагрить куда подальше бедного сиротку?! Не желаете возлагать на себя за братьев своих меньших. Такой мармелад мы кушать не будем!
- Но, майор, так как я вхожу в состав возглавляемого вами оперативного отдела, то и де-факто, я перехожу под вашу опеку. – как можно быстрее стараюсь перехватить  инициативу.
- Товарищ младший лейтенант, у меня и без тебя хватает забот с лейтенантом Икари – за ним глаз да глаз нужен! Я не смогу следить за вами обоими.
– Я даю гарантии, что не доставлю проблем и не совершу ни одного компрометирующего вас поступка.
- Что-о-о! - Мисато от возмущения аж поперхнулась. - Мне только этого ещё и не хватало!
- Товарищ майор, мне, к сожалению, известно, что у вас есть претензии по данному вопросу к Синдзи. Поэтому, обещаю: играть на гитаре на торжественных мероприятиях и вызывать на дуэль наглых тыловых крыс не буду!
У Синдзи предательски побагровели уши, а в глазах появилась желание всадить в нового ведомого 68 пуль калибра 9 парабеллум, а после - вырезать их все до единой ножом.
- К-Каору! Паршивец!  - Кацураги снова вошла в раж и во всю размахивала руками (разозлённая она ещё красивей – ух-х!) – Мало мне Синдзи, так ещё и ты на мою голову свалился! Нет, я не поняла – они что там, наверху, совсем с ума посходили? Решили, что у меня мало проблем и недостаёт ещё одного малолетнего негодяя!
Однако - за всеми бурными выплесками эмоций майор не прекращает работу по внимательному изучению и оценке новобранца. Молодец, не теряет бдительности.
Так, а теперь – доктор Акаги.
- Майор Акаги, вы всё-таки поторопитесь с медосмотром. Чем скорее я смогу получить допуск к пилотированию, тем лучше.
- К чему такая спешка, младший лейтенант? – взгляд у Рицко холодный и внимательный. Словно изучает под микроскопом новый, неведомый науке вид опасного насекомого.
- Во первых, я – пилот Евангелиона, во вторых – никто не даст гарантию, что очередная атака Ангела не произойдёт уже завтра вечером. – так, а теперь – главный шар в вашу форточку док – И я думаю, вам, наверняка, будет интересно самолично ознакомиться с результатами моей генетической и психологической экспертизы.
По прищуренным глазам Акаги вижу, что теперь она точно не угомонится, пока не расставит все точки над и. А мне именно это и надо. Я не хочу быть засланным казачком, которого готовы пустить в расход при первом же удобном случае – это рушит всю игру.
****
По выходу из очередного лифта решил всё-таки ввести одну коррективу в свои планы.
Лейтенант – с официальной миной поворачиваюсь к Синдзи – отконвоируйте меня, пожалуйста, до ближайшего мужского туалета. А то шесть часов без царского места как-то не очень…Да и ушей лишних там, надеюсь, поменьше.
Мисато и к& удивлённо застывают. Ждут, бедолаги – какой ещё фортель отмочит новый пилот. Комзвена удивлённо моргает, но быстро приходит в себя, в серо-голубом взоре зажигается искра надежды
– Не вопрос, младлей.
- Веди нас, Сусанин!
И порысили мы по бесконечным коридорам, один содрогаясь от нетерпения, другой –  от недержания.
Добрались таки. Так, сначала фарфоровый друг. Ф-фух! Так легко стало душе и телу. Свершив свои природные дела, я возвращаюсь к Синдзи. У того в глазах дикая смесь изумления, разочарования, надежды и ожидания. Вполне тебя понимаю, друже…               
- Так, лейт. Я понимаю, что ты ищешь возможность прикончить Ангела номер № 17, известного в другой реальности как Табрис. И это вполне логично и правильно. – Сейчас перед пилотом Икари стоял двадцативосьмилетний старлей спецназа, прошедший не одну горячую точку, - Но, вынужден тебя разочаровать, я не ангел, а такой же как ты собрат-попаданец (чует моя задница – угадал!) и, скорее всего, из того же мира. Ты думаешь, я просто так у Акаги потребовал медобследования? Мне ж самому интересно, что во мне ангельского, кроме мяса и костей.
- В принципе, для Рицко не проблема выяснить, заражена твоя душенька Ангелом или нет. – на меня смотрел не тинэйджер, а взрослый мужик, - Дело в другом – тебя ж нам ЗИЭЛЕ навязало не просто так, от нечего делать.
- Знали бы кто я на самом деле, прихлопнули б в тот же день. Не знаю, как ты, но лично я собираюсь устроить этим клоунам облом по-полной. Меня слава устроителя всемирного песца не привлекает, нет никакого желания остаток жизни проплескаться в океане ЛСЛ - надеюсь, сортиры здесь прослушивают ребята, не особо разбирающиеся в великом и могучем, а то будет нам с летёхой разговенье в юрьев день, - Следовательно, мы с тобой на одной стороне баррикад. Судя по тому, что я о тебе нарыл, ты тут развернулся похлеще Штирлица.
- Ну, ты это слишком! Я и пятой части задуманного еще не провернул.
- Ой-ли! Кому ты баки коптишь! Да, кстати. – снова протягиваю руку собеседнику – Аскольд Волков, 28 лет, старлей, спецназ, Белгород, погиб в авиакатастрофе в сентябре десятого.
- Виктор Северов, 22 года, студент пятого курса, Южно-Сахалинск, погиб в автокатастрофе в июне того же года – с облегчением выдохнув, сжимает мне руку собеседник – Не служил, но военной тематикой увлекаюсь.
- Не беда, опыт боевой у тебя уже есть, инструктора, наверняка, серьёзно натаскивают, духом бойцовским всевышний наградил сполна – так что тут всё в порядке. – слава Богу, мои наилучшие подозрения оправдались. Ну, теперь дело пойдёт на лад. Тфу-тфу-тфу, но всё таки мы с ним везучие люди (Ага! В одну Вальхаллу после смерти попали!) – А теперь, командир, цигель, цигель ай лю-лю, а то нас народ заждался! Остальное вечером утрясём.
Публика, разумеется, ожидала героев дня с нетерпением.
- И о чём это вы там секретничали, а? – начала ехидно выпытывать Кацураги, когда весь кагал возобновил движение. – Ни за что, не поверю, что Синдзи молча тебя дожидался! Что-то вы очень быстро… э-э-э… спелись
Провокаторша! Да, Мисато, умеешь ты мужской контингент выводить из равновесия. Так и я с Северовым не лыком шиты, запросто устроим тебе навруз в святую субботу!
- Мисато!!! – так, похоже, комзвена уже проняло. Придётся выручать товарища.
- Товарищ майор, о чём могут болтать два нормальных пилота Евангелиона – конечно же - о Евах, начальстве, пушках и девушках! – а голосок у меня самый бархатистый, улыбка самая обворожительная. Теперь бы ещё и глаза небесно-голубые – тады вообще капец женским сердцам.
- Вы, оба! прекратите издеваться над своим командиром!
За спиной слышу ироничные хмыканье Рицко и хихиканье капитанов.
Так, на сегодня сеансы шоковой терапии заканчиваем и принимаемся за дело. Уж я -то знаю, что в ближайшие полгода меня, как и Синдзи-Виктора, как и всех других, ждут весёлые времена. С потом, кровью и болью. И не факт, что останусь жив, даже если вся эпопея этой реальности закончиться хэппи-эндом. Ну что ж, таков путь воина…
*****
А вот и кабинет майора ООН Кацураги. Синдзи, как и все остальные, ушуршал по своим служебным делам – конец рабочего дня на носу, надо успеть закруглиться. Посему, остаюсь наедине со своим тактическим командиром. Сразу видно, что Мисато – хламстер ещё тот! Правда, к чести Мисато, в макулатурных залежах я не усмотрел ни одного по-настоящему важного дела. Ещё один плюс в личное дело товарища Кацураги-сан.
- Итак младший лейтенант Нагису. – взгляд начальника оперативного отдела жесткий и прямой, никакого намёка на эмоции и личные чувства. Так смотрят настоящие прови, даром не получающие своего жалования. – присаживайтесь.
- Отлично, отбросим всё лишнее. – Я выпрямляюсь в кресле. Теперь перед майором сидит такой же холодный и собранный профессионал. И говорю сейчас совсем другим голосом. Точнее своим настоящим, от каоровского мурлыканья не осталось и следа. - Майор, начальник научного отдела, наверное, уже ознакомила вас с предоставленными штаб-квартире данными по моей подготовке, психическому и физическому состоянию, синхронизации и пилотажными навыками. От себя я добавлю, что прекрасно понимаю, что настоящего уровня мой подготовки недостаточно. Поэтому кровно заинтересован в скорейшем составлении графика занятий. Желательно, аналогичного с графиком лейтенанта Икари.
- А ты его потянешь? – в серьёзном взгляде майора проскальзывает одобрение. – Синдзи, ведь, на износ пашет.
- Да, я в этом уверен. Мы на войне. И я прекрасно осознаю, что меня ожидает в будущем. Тренировки тренировками, а реальный боевой опыт – это совсем другое. Ангелы слишком серьёзный противник, в бою с которым малейшая ошибка может стать фатальной не только для меня, но и для всего Евангелиона, с вытекающими отсюда последствиями. – во мне сейчас нет ни бравады, ни шапкозакидательского гонора, только спокойная уверенность. – Я прекрасно осознаю свои пределы и возможности. Может в чём-то по уровню подготовки и превосхожу лейтенанта Икари, но у Синдзи есть незаменимый боевой опыт, которым я не обладаю. Поэтому, не стану, как говорят русские, рвать на себе матросскую тельняшку, и стремиться быть первым. Сейчас мне просто надо работать с максимальной эффективностью.
- Такой взгляд на дело мне нравится всё больше и больше. – одобрение во взоре Мисато уступает место профессиональному висхищению. – Евангелиону как раз такие пилоты и нужны.
- Кстати о пилотах, Так как нас уже четверо, то по какой схеме мы будем действовать? Четвёркой или парами: ведомый –ведущий? – этот вопрос меня беспокоит серьёзно. Шансы на победу над очередным Ангелов определяются именно тактикой.
- Скорее всего, по второму вапианту. – задумчиво протянула Кацураги – Но, думаю, это не надолго. Скорого у нас появятся ещё два пилота. И ты, как самый обученный, скорее всего, и возглавишь новую тройку.
Угу новые. Это кто ж? Скорее всего - Тодзи Судзухара и … Айда Кенске? Хораки Хикари? Или всё же Макинами Мари?
- До уровня комзвена мне ещё надо дорасти, - спокойно возражаю. Нет у меня желания руководить там, где не особо сам разбираешься. – Проще поставить Сорью или Аянами – у них-то боевой опыт есть. Впрочем, ладно, - это вопрос решаемый. Давайте ка займёмся административно-хозяйственными вопросами. Понимаю, это больше всего не любите.
- Всё-то ты знаешь! – ехидно прищурась Кацуражи. – Тоже, наверное, в толстых книжках вычитал?
- Не без этого…- я меланхолично пожал плечами. – Служебное положение обязывает.
- Каору, паршивец! Перестань копировать Синдзи!!
- Да вы что, товарищ майор! – я стремительно влетаю в образ Каору-балагура. – Просто мы с Синдзи родственные души.
- Не-ет! Это какой-то дурной сон! – Мисато страдальчески возвела очи к потолку, призывая его исполнить роль небес.
- Всё – всё! Молчу и не вякаю!.– вздымаю ладони в примирительном жесте. – Но всё же, майор, давайте займёмся административно-хозяйственными вопросами…
- Ещё один клещ на мою бедную голову!
*****
Не, оперативно канцелярия в НЕРВе работает – уже и ксиву с разрешением на оружие выдали (слава богу я успел предъявить своих красавцев для сертификации в этот же день), ордер на служебную квартиру, жалование определили… Эх! Всегда бы так! Ладно – порадовались и хватит, пора харчи всепланетные отрабатывать.
И Рицко, умница, тоже порадовала – все важные обследования уже завтра утром. Оперативно…
Спускаясь по широченной лестнице штаб-квартиры засмотрелся на красоты Геофронта и только в самый последний миг почуял приближение Синдзи.
- Аскольд!
- Каору. - поправил я командира. – Каору, Син! А то забудешься и брякнешь при народе – заманаемся потом выкручиваться.
- Извини, забыл. – меня до сих пор вопрос мучает. Ты же по сценарию должен под самый финал появиться. Сейчас мы ведь только пятого ангела прихлопнули, а ты уже здесь?
- С чего ты решил, что всё идёт по сценарию? Насколько я понял из их инструктажа и недомолвок, ЗИЭЛЕ собиралось меня намного ранее задействовать – по причине моего слишком раннего пробуждения. Видимо, Табрис должен был оставаться в коме ещё месяца три-четыре .Да и я тоже не очень-то стремился форсировать события, пока инфу на тебя не получил. Вот тогда-то и начал капать кураторам из комитета на мозги. Видимо, моя инициатива не сильно с их планами расходилась, поэтому они так легко и сдались. - стал я задумчиво излагать накопленную и обработанную информацию. - Кстати, насколько выяснил, Табрис этот, тип не очень-то навороченный – скорее всего, что-то вроде апгрейдированной Рэй и не более. Так что, друже, суперперлов от меня не жди – летать вряд ли смогу, пули из станкача АТ-полем испепелять тоже не получится, разве, только, регенерация будет нехилая.
  - У меня, кстати, тоже регенерация дай Боже. – начал, в свою очередь, поражать меня Синдзи. – Акаги чуть халат свой не сгрызла, но так и не смогла докопаться до истины.
- Дай угадаю: связано с Евой.
- В яблочко!
- А акцент у тебя сильный, Синдзи – давно не практиковался. Слушай!  У меня тоже вопрос: как с душой Синдзи обошёлся? Я-то в пустышку попал, в отличие от тебя?
- Нормально… - усмехнулся Виктор – Мы с Младшим давно уже друг друга без слов понимаем. Как правило рулю всем я, но и он без дела не остаётся. Играть на гитаре или петь – это по его части.
- Ага, плюс знание японского, прошлого и окружающих реалий. – подытожил я. – Повезло тебе, собрат-попаданец!
- Ну а ты как выкрутился? – с любопытством прищурился Синдзи.
- А мне повезло с инструкторами там, - честно признался, не покривив душой, - да и на базе от меня особой прыти никто и не ожидал.
- М-да, что-то сходится реальность со сценариями….

- Знаешь, командир, была б возможность – я б сценаристу все рёбра бы переломал!
Из задумчивости нас вывел автомобильный гудок. Наш тактический командир в нетерпении махала рукой. О*кей, не будем прекрасную женщину томить ожиданием.
Ох, не люблю ездить на заднем сиденье, но переднее – законная прерогатива Синдзи. Ладно, потерпим.
- Каору, у тебя какой номер квартиры?  - внезапно поинтересовался комзвена.
- Ща посмотрю…Так – 119-й.
- О, на одном этаже снами жить будешь! – весело прокомментировала Кацураги.
- Ну и отлично! Командир, это что получается – мы всем кагалом на одном этаже живём?
- Почти что так. 
– подтвердил Синдзи, пристёгиваясь.
- Эй! А ну ка прекратите при мне шушукаться по-русски! – возмутилась Мисато.
- Эй! Товарищ майор, могли бы за это время и сами русский выучить! – не удержался и отфутболил я.
- А вот за дерзость командиру будешь наказан. – грозно изрекла Кацураги, возложив руку на гидромуфту.
- Ты что, всерьёз надеешься испугать меня кроссом по пересечённой местности?! – я даже не стал скрывать своего удивления.
- Ах так!!!
И понеслась душа рай.  Мисато, подруга, ты водишь прям как я! Да и проблемы с гиббонами у тебя, наверняка, такие же!
- Иии-иихооуу!! Каа-а-ай-й-ф! Кла-аа-с! – я буквально заходился от такой гонки!
- Ах вот ты как! Ну я тебе сечас покажу!! – орала распаляясь Кацураги.
- Мис..ат..то…Не…ет! Ка…ру…не…на…д.о! …Хва…ти…ит! – умолял Синдзи, обстукивая всевозможными частями тела салон Супры.
Так, с грохотом, визгом шин, криками, воплями и стенаниями мы стремительно приближались к обители пилотов Евангелиона.
Наконец, тачанка майора лихо затормозила у подъезда. Первым, охая и держась за ушибленные места вывалился Синдзи. Следом, потягиваясь и довольно ухая выкатился я.
- Класс!!! Мисато, обожаю такую езду!!! Йохооу!!!
- Нет, ну вы только посмотрите на него! – возопила выскочившая последней Кацураги – С такими подчинёнными нам и врагов не надо! Каору, ты страшнее всех Ангелов, вместе взятых!!!
Это доконало и меня и Синдзи. Ошарашенная Кацураги только возмущённо разевала рот, глядя как оба её подчинённых  схватившись друг за друга пытаются удержаться, скрюченные приступом дикого хохота.

Отредактировано slava-scr (30-12-2010 19:21:24)

+8

4

Попаданец.  Операция Валькирия
Х-хы… х-хы… Я спринтую словно бешеный джейран. Под ногами проносится идеально ровный асфальт, тускло поблескивающий в свете ночных фонарей.
Дыхание уже начало сбиваться…  И это – не смотря на год усиленных тренировок и великолепное состояние тела Каору! Вот уж не думал, что меня сможет загнать четырнадцатилетняя девчонка! И не как не устаёт зараза рыжая?!
Да, Аска – ты, действительно великолепная и неподражаемая!!!               
О-о-о, сколько поклонников Евангелиона, не задумываясь, покончили бы самоубийством для возможности (разумеется, с безопасного расстояния) воочию лицезреть происходящее!!!
- Убью, бака!!! Долбанный идиот!!! Урод!!! Изувечу!!! Выродок!!! Буккуросу!!! - Из-за спины доносится бодрый девичий матерок.
А ведь считал себя мастером импровизаций! Казалось, задуманная мной комбинация пройдёт на мази. Щазз! Не прошла - пролетела! Как фанера над Парижем!
                                                                                                          * * * * *
Сорью, верная своей стервозной натуре, быстро охладев к Кадзи, тут же переключилась на моего командира. Но, вместо того, чтобы как все нормальные девчонки, напрямую начать охмурять Сина,  она начала его провоцировать по-полной… И угадайте, каким способом? - Самым банальным и вредоносным – вызывая ревность! Стоило старлею запасть на неё по настоящему, как эта зараза тут же начала шуры-муры со мной крутить! Я, как мог, сдерживал её натиск…  Но, попробуйте остановить Аску Сорью! Да и, как это для меня не удивительно, с ней довольно интересно общаться. Но она ж, зараза, могла сдуру и не ограничиться одним словесным общением! Нет, я, конечно, не против закрутить роман с красивой девчонкой. Но, соблазнять объект воздыханий моего боевого командира, человека, которого уважаю по-настоящему – это уже слишком! Основной инстинкт основным инстинктом, но дружба, как и служба, – это святое и неприкосновенное!
В-общем, когда стало ясно, что пилот Сорью всерьёз (после пятого свидания и второго похода на дискотеку) вознамерилась затащить своего коллегу Каору в постель, то пришлось принимать срочные меры.  Убедившись, что тактика уступок ни  к чему хорошему не приведёт, я решил действовать иначе. На сегодня у нас с ней очередная свиданка… Вот и сделаем финт ушами!
Первым делом, я устремился в квартиру №116 - пока в ней не появилась Сорью. Только протянул руку к звонку, как дверь внезапно сама распахнулась. Хозяйка квартиры, в данный момент покидавшая её, была одета в короткое синее платьице, отчего выглядела весьма соблазнительно (интересно, куда это намылилась наша прекрасная майорша?).
- А, это ты, Каору! Ты чего это при таком параде? Опять к Аске собрался! –  коридор огласился жизнерадостными воплями Мисато - Ну так она ещё не пришла! Бедняжка, как же тебе не терпится её увидать!
- Да, конечно, она девчонка первый сорт. Но сейчас мне нужен Син! – блин!. Ну надо ж было на неё напороться. Теперь эта зараза заведёт свою любимую песню – Командир дома?
  - Да дома этот зануда, дома. Ты хочешь повиниться перед ним? Боишься, что Синдзи прихлопнет тебя в приступе ревности? Или вы устроите дуэль? – Кацураги стремительно входила в раж,  – А может ты, паршивец, задумал провернуть с ним и Аской какую-то аферу?! Наверное, хотите закрутить с ней роман втроём! Это в твоём духе – организовывать любовные треугольники! Признавайся!
- Мисато, у тебя очередное обострение воображения! – возмутился я, нацепив на лицо выражение оскорбленной ангельской (хм!) невинности – Как ты можешь сомневаться в моей порядочности?!
- Порядочности!!! – всплеснув руками, возопила Кацураги – Порядочности?!! У тебя - хама, нахала и неисправимого негодяя? Да на тебе ж, как Лера любит говорить, клейма негде ставить! 
- Твоя Лера – провокаторша и аферистка, каких ещё не было с сотворения мира – перехожу в контрнаступление, совершая при этом обходной манёвр,– Сколько уже дебошей и безобразий Аска с Макинами устроили с подачи этого всея Русскыя земли кошмара?! Погоди, она вам всем ещё устроит третий удар, утро стрелецкой казни и ночь святого Варфоломея!
- Да что ты так взъелся на бедную девочку? – будучи уже в коридоре, Мисато остановилась, упёрев руки в бока – Ты, случаем, не влюбился ещё в неё, а, плейбой? Ты ж как Кадзи - ни одной юбки не пропустишь! Запросто ухлестнёшь за несколькими сразу – за Лерой и Аской, например, - это в твоём духе!
- Товарищ майор, прекратите свои грязные и подлые инсинуации! Я, конечно, тип со странностями, но - ни как не извращенец!  И не мазохист! 
- Ах ты, малолетний паршивец! Я тебя однажды пристрелю!  Хотя, нет, -  лучше я тебя на ком-нибудь поженю! Для тебя это будет куда страшней смерти! – прилетел со стороны лифта финальный залп Кацураги.
Уф! Майор, ты девчонка, конечно, золотая и друг, о каком можно только мечтать, но иногда тебя хочется придушить. Ласково так, страстным поцелуем! Потому как, лично я иного способа убийства красивых женщин не приемлю! 
Ладно, займёмся своими мелкими делишками.  По квартире разносятся дикие запилы синовского музона. Так, а где сам командир мой боевой?
Старший лейтенант Икари был увлечённо занят приготовление кохфея.
Остановившись на пороге кухни и дождавшись, когда солист на мгновение замолкнет а музыка застынет на одной ноте, оглушительно рявкаю. - Здравия желаю, товарищ командир эскадрильи!
От моего жизнерадостного рыка он подпрыгнул аки тушканчик. 
- Каору, млять!!! Когда ты хернёй страдать перестанешь?!! – Синдзи свирепо уставился на мою ухмыляющуюся  физиономордию. Впрочем, одним из достоинств моего боевого командира была его отходчивость. Вот и сейчас, посопев с минуту, старлей ограничился возмущённой репликой – Блин, лейт, ну сколько можно!
- Извини, я иначе не умею. Серьёзу у нас и на службе хоть попой ешь, про Ангелов и не говорю! Надо же как-то пар спускать. Слушай, старшой, ты сегодня вечером дома будешь? Никуда не попрёшься?
  - Ну, если Ангел не нападёт, то в общем-то да? А тебе это зачем, Каору? – немного встревожился комэск, - Не пугай меня так!
- Ты мне нужен будешь. – делаю серьёзный мордалитет. Ты не просто нужен мне, друже – ты необходим, аки воздух! Хочу и тебе кое в чём подсобить и себе, заодно, совесть очистить!
- Я-то тебе зачем?
- Нужен! Только, будь другом, когда я с Аской припрусь с гулянок – вруби погромче какой-нибудь свой самый поганый и дикий запил, хорошо?
- Ой, старик, темнишь ты что-то! – Синдзи сейчас весь был синонимом понятия подозрительность. - Ну ладно, врублю.
- Спокуха, положись на меня!
                                                                                                    * * * * *
Сегодня Рыжая превзошла саму себя. Как только можно так чередовать общение со свертницами с верчением на танцполе и прочими шалостями.  Сколько она приняла на грудь – признаюсь честно, не знаю - не успевал уследить, но, даже по зафиксированным мною случаям, можно уверенно сказать - не хило.  А, о том что, Сорью ещё засекалась с дамскими сигаретками-зубочистками, говорить не стоит. После всего произошедшего у меня до сих пор осталось подозрение, что там был не только табачок с ментолом…
В-общем, во время возвращения домой Аска, вволю навеселившись, была настроена весьма воинственно. Сначала устроила зажиманцы-обжиманцы в лифте. Господи, откуда у неё столько темпераменту! Бедный будет Синдзи, когда с ней свяжется! 
Двери лифта распахнулись и наш клубок вывалился в коридор. Эй, эй – Аска же разошлась не на шутку. Подозрительный блеск в её голубых глазищах и хитро-хищное выражение лица говорили о том, что эта рыжая зараза задумала что-то в конец подлое. Не теряя ни секунды, Лэнгли потащила меня к себе. Ух-х, с каким грохотом мы в ввалились в №116-ю!  Даже Синдзи не выдержал и выскочил из своих хором посмотреть, что за мамай кочует по квартире… В его глазах я увидел странное выражение… Та-а-ак, всё понятно! Рыжая решила нанести своему командиру самый подлый и бесчеловечный удар – затащив к себе в постель его друга и товарища! А потом, любоваться, как мы друг с другом сцепимся! Ну, уж нет – такого я не допущу!
А комэск молодец – врубил наипаскуднейшие трэки из своей коллекции! Омерзительные звуки помогали сосредоточиться и сохранять ясное мышление, когда Сорью, затащив меня в свою комнату, перешла в атаку. Да, не завидую я её будущему супругу, зы-ы! Такая страстность, такой темперамент – чего стоило мне сдержаться и не нарушить собственные принципы! Ы-Ы-ыы, не напоминай мне об этом Аскольд, не напоминай больше никогда!
А звуки, доносящиеся из логова старлея, становились всё отвратительней и отвратительней. Отлично, старшой, отлично!
Наконец, Аска не выдержала, скривившись, оторвалась от меня и прорычала – Синдзи, сволочь!!!...
Отлично…
- А пошли ко мне – вворачиваю давно заготовленную фразу.
- Отлично, давай! – есть! Лэнгли соглашается на моё коварное предложение!
Снова шумная куча прокатывается по квартире №116, устремляясь к выходу, дабы произвести (в лучших мамаевских традициях) подобный же фурор в квартире №119. При этом лейтенант Нагису случайно (по забывчивости, угу!) оставляет свой китель на постели лейтенанта Сорью.
Всё складывается наилучшим образом. В моей норе, уже на моём лежбище Аска возобновляет свои безобразия…Поцелуйчики, страстные объятия, Лэнгли, похоже, разошлась не на шутку! Стоп, пора действовать!
- Малыш, они же в моём кителе у тебя остались! – едва успел протарабанить когда Сорью обратила свои устремления на мой брючный ремень.
- Идиот давай скорей! – рявкнула рыжая бестия.
Уф-ф! Так, а тепель Аскольд в темпе – счёт пошёл на доли секунды! Бешенной мышью хмыстнул в 116-тую, успев по дороге незаметно прихватить пузырёк со своим одеколоном. В квартире своих командиров я цапаю с аскиной постели китель и одним прыжком оказываюсь у двери с надписью «комната Синдзи». От приложенного усилия она с визгом отлетает в сторону Хвала тебе великий Ктулху – Син в брюках! С мрачным видом читает какой-то справочник под аккомпанемент жесточайшего харда. Не тратя время на переговоры, прыгаю к нему. Рывком поднимаю из-за стола, одним движением правой руки сдёргиваю со старлея рубашку, левой обдаю его струёй из своего одеколона…
- Э-э-э!! Ты чего…!!! – Витька-Синдзи в полном ступоре.
-Цыц, молчи!!! – неумолимо тащя комэска по квартире, я сурово, как товарищ Берия, напяливаю на него свой китель.
- Охренел! – Син пытается оказать разрозненное сопротивление.  Куда там – я твёрдо решил реализовать задуманное.
- Так, держи рот на замке – пыхти, рычи, сопи, хмыкай, только не вякай! – в две руки яростно взъерошиваю волосы у Сина. В темноте, в принципе, должны сойти за мои патлы. Ночью все кошки серы, надеюсь...
- Да в чё… - Синдзи ещё пытается сопротивляться. Щаззз!
Выхватив из кармана кителя упаковку гондонов (их самых - надо же чем несовершеннолетнему лейтенанту Нагиса защищать дуло автомата от грязи и воды, зы-ы!) всучиваю оную старшому.
- Не трусь, всё тип-топ! – с грохотом распахиваю дверь свой квартиры.
-Эгей! – Каким образом смог удержать себя от приступа гомерического хохота, не знаю, честное слово!
- Каору, это ты?
- Кто ещё же, Аска! – от задавленного нечеловеческими усилиями ржача у меня аж рёбра захрустели.
- Так иди сюда, сволочь!!!
Райские врата на мгновение отверзлись и я, одним рывком отправляю доблестного героя-орденоносца Икари, ещё пребывавшего в шоке от происходящего, в скрытые мраком чертоги, прямо к Аске Великолепной.  Так, полдела сделано! Занимаю свой пост у входа в квартиру, готовый катапультироваться в коридор или в комнату для спасения Синдзи. Всё, вроде бы, идёт по плану…. Но, тревожным зуммером попискивающая интуиция заставила меня снарядиться, по счастливой случайности оказавшимся под рукой, матрасом (то бишь - футоном). Ещё со времён ГУЛАГа известно, что матрас – лучшее средство индивидуальной защиты на случай атаки разъярённой женщины. Этот, правда, легок и тонок – не чета нашим, совдеповским. Ну да ладно, за неимением лучшего, воспользуемся тем, что есть. Мало ли что – параноики и перестраховщики, как любит говорить Синдзи, живут дольше.
Из комнаты, донеслись сопение, пыхтение, звуки поцелуев и шуршание лихорадочно сдираемой одежды. Так, процесс пошёл! Треск раздираемой ткани – чьим-то шмоткам пришла хана! Я беззвучно присвистнул – вот это накал страстей! Только б старлей не вздумал заговорить – перепутать наши голосины невозможно – тогда всё псу под хвост!
- Ммм-мм, Каору…ты что постригся?
Опаньки! Всё – п***ц! Тишина…. Млять! Накаркал, комбинатор херов!
- И когда только ты успе…Аа-а?!.... Каору?!!
Бли-и-н, Аска, чтоб тебя! Я похолодел.
- Э-э-м-м….хм-м-м…я-я-м… - а это уже  Синдзи.
Так, командир, похоже, растерялся и не знает, что делать. Мля-ять, на хер! На хер! Ну, только не так! Вот ведь попадалово! Щёлк – у Аски загорелся свет
– …?!! Синдзи?!! Бака!!! Ублюдок!!!
Бах! От звука оплеухи содрогнулись стены. Действуем!  Ух ты!!!  Только что мой доблестный командир приземлился пятой точкой на пол, и сейчас голый по пояс сидел спиной ко мне. Рывок вперёд, и пара длинных рук стремительно утягивает  пилота Икари в сияние спасительной щели. Эвакуация проведена успешно! Вот он - опыт бурной жизни русской спецуры, едрить твою дивизию! Не медля ни секунды, мы подпираем дверь телами. В следующее мгновение она содрогается от страшного удара. Увы, но ни времени, ни возможности забаррикадироваться кухонным столом и прочей мебелью у нас не было. Добронирование укрепления пришлось осуществлять с помощью матраса. Увы! Град сокрушительных ударов, сопровождаемый немцко-японско-английско-русским матом, нарастал в геометрической процессии. Мама родная! Я не знаю, что страшнее - полчаса простоять под огнём Гагиила или продержаться пять минуть под натиском разъярённой Аски Сорью Лэнгли Цэппелин! Я мелькомбросил взгляд на собрата по несчастью. На левой щеке старлея чётко выделился отпечаток изящной девичьей ладошки.
Как вы думаете, сколько долго сможет простоять перед атакой взбеленившейся четырнадцатилетней девочки-тинэйджера сдвижная дверь, удерживаемая двумя японскими подростками с великолепно развитой мускулатурой и, не понаслышке знакомыми с приёмами рукопашного  боя? Вдобавок, укреплённая, пусть тонким, но матрацем? Минуты полторы держалась Линия Сталина под неудержимым тевтонским натиском! После очерёдного пинка врата нашей цитадели смялись, словно лист фольги и вместе с матрацем отлетели к стене. Погребённый под обломками защитных сооружений Синдзи таким образом был спасён от неминуемой расправы. Следом из полумрака комнаты с воплем бешенной бронтозябры появилась Аска, одетая только в кружевной лифчик и обтягивающие бриджи. Молодец Синдзи – хоть что-то успел с неё стянуть, прежде чем был разоблачён!
- КАОРУ, МЕРЗАВЕЦ!!! ЭТО ТВОЯ ЗАТЕЯ!!! УБЬЮ!!!
Итак, дамы и господа, операция «Подмена» закончилась полным провалом – пора подумать о спасении уцелевших исполнителей.
Сорью была настроена покарать любой ценой коварного обманщика и афериста Каору. Поэтому, не колеблясь ни секунды, она вооружилась первым, что попалось на глаза. А на глаза ей попался тренировочный меч Сина. Да-да, тот самый, с которым комэск когда-то горделиво рассекал по Токио-3 и который я у него арендовал на пару дней для тренировок, угробив свой. Вот же кретин – сам себе уготовил погибель!
Я отпрыгнул в конец комнаты, но боевой опыт подсказывал, что попытаться организовать оборону в углу – значить обречь себя на быструю, но мучительную смерть! К тому же превращать свои апартаменты в подобие старого Токио у меня не было не малейшего желания. Активные же боевые действия были бесполезны по причине высокой подвижности и царапучести противника. Оставалось только одно… ДРАПАТЬ!!! На улицу!!!.
Что я и сделал. Шаолиньским прыжком пролетел мимо Аски и устремился прочь.
Аска, всё таки, доказала, что не зря претендует на звание лучшей во всём – изловчившись, заехала своему обидчику  точно по копчику. По моему телу прокатилась разряд вольт пятьсот, если не больше! Я взвыл дурным мартовским котом. Драпаем!!! Иначе, ты, лейт, не одну неделю в госпитале проваляешься. 
На предельной скорости я покинул квартиру №119, по дороге едва не угробив, так некстати возвращающуюся домой Кацураги. Только немалый боевой опыт позволил ей избежать опасного для здоровья столкновения с преследователем и жертвой. По этажу прокатился боевой клич германских берсерков. Наверняка, из Валгаллы на свою достойную прапрапраправнучку буйные предки взирали со слезами горделивого умиления на заросших рыжими бородами лицах.
По лестнице спускался прыжками с пролёта на пролёт. Думаете, это помогло оторваться от Аски? Не шиша! Когда мы вырвались на овеваемые ночной прохладой улицы Токио-3, лейтенанта Нагису от лейтенанта Сорью отделяли считанные метры. Бешенным сайгаком рванул вдоль по улице. Рыжая неутомимо настигала меня, лихо (словно настоящий донской казак) раскручивая тренировочный меч!
Так, впереди я вижу людей. Ага, секьюрити из второго отдела… Они меня тоже заметили и от увиденного у них глаза повылезали за пределы чёрных очков: по пустынным улицам ночного Токио-3 легко, словно грешный ангел (хе-хе!) нёсся лейтенант НЕРВ Каору Нагиса, тщётно пытаясь оторваться от разъярённой валькирии по имени Аска Сорью Лэнгли.  Да, сейчас она была особенно неподражаема! Да ещё в таком виде!
- Ублюдок!!! Убью!!! Подонок!!! Тебе не больше жить!!! Бук-куросу, кусотаре грёбаный!!!
- Парни! Выручайте!!! – куда, там, размечтался. Парни оказались не враги себе – они просто расступились и пропустили весёлую парочку. И были правы – тренировочный меч в руках Аски был не меньше смертоносен, чем син-гунто генерала Курибаяси. Ой, что будет в понедельник! Завтра во всём отделе №2 народ полюбовавшись видеозаписями будет кататься по полу, держась за животы.
Швыдче, швыдче тюпайся Аскольд! Шевели мослами, Каору! Восьмёрку по кварталу нарезал, а ей хоть бы хны! Да-а, боец она от бога, это уж как пить дать!
Я попытался вырваться вперёд, перебираясь через заборы. Безрезультатно… Аска, взяв в зубы (они идеально отпечатались на пластиковом клинке!) своё грозное оружие, взбиралась по стенам из проволочной сетки как матёрый абордажник парусной эпохи.
Только после четвёртого круга по окрестностям потерял из виду свою грозную коллегу. Ффух! Трусцой загнанной антилопы потрусил, назад - к своему дому.
А там меня ждало новое испытание. Едва раскрылись двери  лифта, как до меня донёсся голосок Кацураги. В моей хате было пусто. Зато в №116-й собрался целый ареопаг. Начальник оперативного отдела вела яростных огонь из всех орудий по своему подчиненному. К чести комэска, он стоически переносил яростный натиск майора и даже оказывал сопротивление.  На диване скрестив руки, восседали  Мари и Артемьева, на лицах которых злорадство смешивалось с праведным гневом за обиженную подругу.
- Старшой, ты как, цел? – я остановился на пороге, тщетно пытаясь отдышаться.
- Хреново, а так вроде цел… -  Синдзи уставился на меня смущённо-возмущённо-обиженным взором
Две чёрные как смоль и одна жёлто-соломенная головы синхронно повернулись в мою сторону.
- Та-ак! Ну и что вы затеяли на этот раз, лейтенант Каору! Паршивец маленький, какую пакость ты устроил?! – Мисато сейчас сама была еще тем берсерком –Что вы, негодяи, здесь выкинули? Решили испытать на прочность терпение Аски?!
- Никак нет, товарищ майор!!! – лужёной глоткой пытаюсь перехватить инициативу – Я просто устраивал личное счастье старлея Икари! Ну, и лейтенанта Сорью!
- …?!! – все замерли
  -Э-э, ты что?... – изумленно выдал Син
- Ч-что?!! К-какое ещё личное счастье?! – малость прифигела Мисато  - Ты что, решил их поженить таким способом!!
- О-о-о! – протянула Макинами – Это…
- Фигасе! – присвистнула Кира – Ну ты даёшь, летёха!
Странно, но Артемьева смотрела меня даже с восхищением!
- Товарищ майор, с вашего позволения, я забираю старлея для разговора тет-а-тет. – с этими словами, не давая Кацураги очнуться, я потащил Синдзи к себе.
- Каору, паршивец!!! – неслось вдогонку.
- Старшой, я в курсе твоих чувств к Аске – в качестве твоей подруги она идеальна - зайдя в свои пенаты, я тут же взял быка за рога. – А мне она параллельна – я уже давно на Майю Ибуки запал – её фото в капсуле своего ноль-четвёртого с седьмого ангела как оберег держу.
- Так какого ты тогда с ней по дискотекам шастаешь?! – начал закипать Син – Чего сразу не отфутболил?!
- Её отфутболишь! К тому же с ней, оказывается, интересно поболтать … Как бы Рыжая на тебя не фыркала, но я-то вижу, что она спит и видит, как бы тебя заграбастать! Комэск, тут ведь какое дело. Вчера эта зараза прямым текстом назначила мне этим вечерком рандеву у себя! Сразу после танцулек. Сам знаешь, когда они поддатые – дело и до греха может дойти! А мне оно надо? Вот и сымпровизировал как мог. - тут я искренне вздохнул – На самом деле она решила поиграть со мной. Слушай, неужели ты не догоняешь, что она на меня вешается, только для того чтобы тебя раззадорить?!  ….
- С чего ты так решил! – В глазах Сина забрезжила надежда
- Хе! - я кровожадно усмехнулся – Помнишь ту историю с пьянкой, когда Фуюцки ей,  Макинами  и Лерке два часа совесть ведерной клизмой промывал, а потом строгачей понавешал?!  Они ж в тот выходной нализались как следует. Вот тогда-то Рыжая этой сладкой парочке и поведала, почему она со мной якшается!
- А ты откуда …?  - Виктор подозрительно прищурился.
- Хиба мы хуже других?! Я ж тогда тоже насосался в сиську! – При воспоминании о сём эпизоде меня начал прибирать неудержимый смех – И в тот момент в кустах поблизости шоркался – сливал отработанное топливо.
- И как ты умудрился после всего этого не попасть замкому под п****резку? – старлей уже хрюкал от еле сдерживаемого смеха. 
- Ты забыл, что я восемь лет в спецуре провёл? Раб божий Синдзи, у нас же свои профсекреты!   
- Гы-ы! Тогда понятно! – заржал Синдзи, затем внезапно спохватился – А Маки с Лерой – они же….?
- Успокойся, эта звездотроица  в таком  уп***дасе была, что до сих пор не может вспомнить, где черти их кишки мордовали! - теперь уже я зареготал во всю глотку.
- Синдзи! Ты в порядке?
- Синдзи, Каору, что случилось?
- Синдзи, с тобой всё в порядке?!
- Чуваки,  что стряслось?!
- Мужики, что случилось?!
– В квартиру влетели Аяноми, Ферраро, Хикари, Кенске и Судзухара. Сразу стало тесно и шумно. Видимо народ только что вернулся с вечерней прогулки и прослышав о ЧП, ломанулся на помощь. Рэй с Хораки сразу же рванули к Сину, Айда и Тодзи атаковали меня с вопросами, а Габриэлла, (грызя очередной шоколадный батончик) осматривала произведённые в ходе боя разрушения.
- Как думаешь, чем это её? – поинтересовался я у Габри, кивая на сокрушённую Аской дверь от спальни.
- Похоже на вышибной заряд – весело прищурилась итальянка.
- По имени Аска! – от двери донёсся ехидный комментарий Мисато.
Не, что-то народу много здесь собралось. Это не дело.И тут послышались новые голоса! Только этого мне не хватало – теперь ещё и капитан Рёдзи на наши головы!
Зрелище, представшее перед Рёдзи было весёлое – командир эскадрильи с сестрой одесную и с командиром звена ошуюю, окруженный всем остальным кагалом.  Впрочем, в данный момент Мисато была абсолютно солидарна со мной в чувствах – от ярости она пошла багровыми пятнами. Зато, у Кадзи его вечно ехидная усмешка переросла в самую настоящую лыбу!  Из-за его плечей высовывались Артемьева и Макинами. По восторженно-масляному взгляду Макинами и ехидному Лерки всё сразу стало ясно…
- А! Вот и вы, господа пилоты! Мне девчонки рассказали, как вы тут резвитесь! Весёлое с Аской свиданьице на троих у вас получилось - весело возвестил капитан – Страсть, наверное, хлестала через край? Ну, что зато познакомились с Аскиным темпераментом. Не сравнить с Мисато, а?!
- Да уж, кому как не вам, товарищ, капитан быть осведомлённым о страстной и бойцовской натуре Сорью – наверное, не раз приходилось отбиваться от Аски, жаждущей затянуть вас в свою постель? – Блин, Аскольд когда ты, наконец, станешь придерживать свой язык? Злобно глянул на сладкую парочку за спиной Рёдзи и погрозил им кулаком – У-у сороки базарные!
- Знаешь, Кадзи, шёл бы ты к себе домой. Тут и без тебя сволочей хватает! – похоже, последнее высказывание Рёдзи Мисато проняло особенно хорошо.
Насмешливо хмыкнув, Рёдзи оглядел всех собравшихся и, убедившись, что здесь, действительно, сейчас ему особенно не рады, неторопливо продефилировал к выходу.
- Всем пока! – длинный хвост мелькнул в дверном проёме.
- Да пошёл ты! – попрощалась с ним Мисато
Иди на хер! – Синдзи
Сдуйся на  ***й –   я.
Макинами неожиданно встрепенулась и метнулась к двери вслед за Кадзи. Открыла дверь, собираясь было его окликнуть, но почему-то замерла с открытым ртом. В тишине из коридора донеслись голоса:
- О! Аска, привет! Ты чего это такая растрёпанная? – весёлый и бодрый голос любителя арбузных грядок вызвал у меня приступ неконтролируемой злобы – Что, Синдзи с Каору решили поприкалываться над тобой? О-о! Да ты ещё с мечом!
Однако, похоже, голос Кадзи вызвал приступ ярости не у одного меня:
- Ар-рр-р! Кадзи! Так это ты их подговорил?!! – голосок Аски раскатился по этажу словно рык ягуара по амазонской сельве – Это ты Каору подсказал эту подлость?!! Увиливать будешь?!! Ах, ты!!!...
Переговорный процесс тут же перешёл в процесс нанесения телесных повреждений солидной степени тяжести – громкое буцканье и крики боли разносилось по коридору в абсолютной тишине. Народ замер аки столбы соляные. Только Лера, насмешливо хмыкнув прокомментировала – Доп***лся.
Почему-то взгляды присутствующих скрестились на Каору Нагиса и Синдзи Икари, которые, в свою очередь, почему-то уставились друг на друга.
Внезапно от двери донеслось рычание пантеры (в той жизни в Бирме мне довелось услышать, как рычат свежепойманные пантеры, уверяю –так же). О-оо… В невероятно опасной близости от меня застыла рыжая бестия – Аска Сорью Лэнгли, сжимавшая в руках всё тот же меч! Синдзи пискнул и попытался спрятаться за спиной у Мисато. Мне ж показалось, что в тишине слышится оханье Кадзи.
Твою ж дивизию, куда сигать? В данной обстановке – только в спальню! Я напряг гудящие от усталости ноги и одновременно с замахом Аски бросил своё тело в сторону спальни. Неудачно.
Пущенный Рыжей меч снова угодил мне в копчик! Кто сказал, что бомба дважды в одну воронку не падает?! Ага, щаз-з! От полученных через нервные окончания впечатлений я взвизгнул словно тузик!
К счастью, весь оставшийся запал достался Кадзи, и Аска, лишившись главного инструмента возмездия, ограничилась лишь добротной порцией мата. После чего, продолжая ругаться вполголоса: - Ненавижу!... Уроды!... Подонки!... Бака!... Сволочи!..- удалилась в кацурагинскую квартиру.
Синдзи ( да и не только он) облегчённо выдохнул.
-  Так, концерт окончен, расходитесь по домам! – Кацураги решила, что на сегодня зрелищ для пилотов Евангелиона было предостаточно, - Быстро, быстро, нечего тут топтаться!
Внезапно, переглянувшись, Каору с Синдзи поднялис и чеканя шаг промаршировали в направлении двери с номером 116. Последовать за нами решились только двое – Рэй и Мисато. Да и то – на расстоянии.
В квартире было пусто, только из аскиной комнаты доносилась невнятная ругань. Неистовое буйство у Сорью сменилось тихим депресняком. Блин, хреново получилось – не так я это планировал, не так!                                                                           
– Хреново всё как-то получилось, Сндзи… - Мрачно хмыкнув, я повернулся к притихшим командирам. - Старшой, извини, что я тебя так подставил...                                                                                                                                                                                                               
- А как всё должно было получиться, Каору? – тихо спросила Рэй.                                                                               
Внезапно, ругань стихла и до нас донеслись всхлипы, переросшие в рыдания. Самые обыкновенные рыдания – в комнате заходилась в плаче простая четырнадцатилетняя девчонка. Что-то промелькнуло в глазах старлея, он выпрямился, одёрнул одежду… И, с видом бойца, закрывающего своим телом амбразуру дота, направился к аскиной двери. Немного потоптался и…шагнул внутрь! Мы с Кацураги с ужасом переглянулись, ожидая наихудшего варианта. Даже на лице вечно невозмутимой лейтенанта Аянами я увидел  нескрываемое беспокойство!  Но, ничего, кроме вялого всплеска негодования, не произошло.  А, затем, возмущённые препирания сменились…. простым разговором, прерываемым лишь всхлипываниями Аски.
Так. Неужели это то, о чём я подозреваю! Ес-сть! Неужели! Похоже, всё складывается лучше, чем я предполагал!
- Тсс! – приложив палец к губам, я, радостно приплясывая припустил в коридор. Мисато и Рэй последовали за мной, пытаясь разобраться в происходящем.
Напротив двери Рэй я развернулся и заключил Кацураги в радостные объятия – Есть!!! Получилось, Мисато, получилось!                 
– Каору - паршивец,  пусти немедленно! Уф! Немедленно отпусти меня?!! – донельзя изумлённая Мисато отчаянно пыталась высвободиться.
- Каору! Мисато! Что вообще происходит? Объясните мне пожалуйста? - Рэй стояла, требовательно глядя на нас – в её  красноватых глазах удивление смешалось с беспокойством и тревогой.
- Рэй, прости пожалуйста, что втянул вас всех в свою идиотскую аферу! Обещаю, завтра  я и Синдзи всё тебе объясним! – я с улыбкой повернулся к Аянами – Сейчас тебе лучше вернуться к себе – завтра понедельник – надо на службу.
- Да, Рэй, лучше иди к себе, потом мы всё тебе объясним. – поддержала меня Кацураги.
- Хорошо. – невозмутимо пожала плечами (точно как брат)  Рэй – Спокойной Мисато. До завтра, Каору.
- Спокойной ночи, Рэй!
Подождав, пока Рэй зайдёт к себе, Кацураги развернулась, и, пришпилив меня, словно таракана гвоздём, взглядом карих глаз, прорычала
– А теперь, лейтенант Нагису, вы мне расскажете, что за аферу провернули с участием старшего лейтенанта Икари и младшего лейтенанта Сорью! И не вздумай, паршивец, хоть что-то утаить!....
Спустя полчаса покаяния, прерываемого ехидными комментариями Кацураги и моими возмущёнными оправданиями, истина наконец-то была выявлена.
- Вот видишь, товарищ майор, я – жертва обстоятельств. Даже, точнее, – жертва честолюбия и гордыни Аски! – подвожу итоги продолжительной исповеди.  – Если бы Аска просто подошла к Синдзи, этого бы не произошло…
- Ню-ню – насмешливо покивала Мисато – Ещё скажи, паршивец, что она тебя насильно, за шкирку  на дискотеки таскала! Так я тебе поверила! Синдзи с Аской он хотел помочь, поганец малолетний!
Кстати о Синдзи с Аской… Как эта парочка там поживает?!
Не дослушав Кацураги, я бегом пустился в 116-ю. Комната Синдзи была пуста. У Аски – тишина – ни потасовки, ни любовной возни. Не обращая внимания на устремившуюся за мной Мисато, я на цыпочках подкрался к двери Аски и прислушался. Тишина, даже дыхания не слышно… Странно…Покраснев как рак, я тихонько приоткрыл дверь в комнату (надо же – ни Рыжая, ни Син так и не удосужились её закрыть!) и сквозь проём шириной в ладонь приступил к визуальному обследованию помещения. Гм… На скудно освещаемой отблесками уличных фонарей кровати лежали герои нашей эпопеи. Спали они не раздеваясь – видимо отрубились в процессе разговора. Синдзи прижимал к себе свернувшуюся калачиком Аску.
У меня с плеч свалилась Джомолунгма. Отлично, всё сложилось почти как я планировал! Отчаянно матеря себя за мальчишеское любопытство, тихонько прикрыл дверь, развернулся и… столкнулся лицом к лицу с майором Кацураги! Глаза сверкают как у кошки, крадущейся за салом. От зараза неугомонная! Схватив её за плечи, вывожу в прихожую.
- Ну что они там?! Как, а?! - раздирающего её любопытства Мисато аж приплясывала.
- Да нормально. «Клопа придавили»  - ухмыляюсь во весь рот
- ...?!!.
- Дрыхнут одетые. Аска, видимо, проревелась ему в рубашку и заснула, а за ней и он. Ничего не было.
- У-уу… - шутливо-разочарованно протянула Мисато.
- Да ладно тебе, чует мой хребет , после сегодняшней ночи ты вдоволь их ахов-вздохов наслушаешься. – я открыл входную дверь и повернулся к майорше и подмигнул – Как знать, может запаришься их слышать и сама нормальную пару себе найдёшь! Если что, обращайся!
- Ты на что это намекаешь паршивец?!! – Кацураги упёрла руки в бока меряя меня свирепым взглядом. 
- На, то, что если понадобится с кем-то сойтись, то я тебе помогу. Может я смогу таким же макаром подсобить тебе и Кадзи! -Упс, язычина твой проклятый, Аскольд – нет ты своей смертью не помрёшь! И враги тебя не прикончат – их свои опередят, товарищи по оружью!
- Мне и Кадзи?!! ЧТО!!!
Бежать!!! Не везёт сегодня лейтенанту Нагиса с женщинами… Я рванул как ужаленный шершнем  в афедрон сайгак. Одним прыжком залетел в хату, закрыл дверь. Которая тут же содрогнулась от страшного удара, сопровождаемого яростными женскими воплями: – КАОРУ, ПАРШИВЕЦ!!! НЕГОДЯЙ МАЛОЛЕТНИЙ!!! УБЬЮ!!!

Отредактировано slava-scr (09-01-2011 12:36:59)

+11

5

В дверь каюты постучались. Как раз, когда я сама собиралась покинуть её. Блю-хер! Кто тут?!
Испуг на лице молоденького мичмана стремительно сменяется восхищением. Ещё бы, такие девчонки как Аска Сорью Лэнгли никого не оставят равнодушными!
- Товарищ младший лейтенант, транспорт с офицерами НЕРВа уже прибыл, капитан Рёдзи вызывает вас в кают-компанию.
- Спасибо, товарищ мичман. Я уже иду.
Итак, Мисато с  Синдзи прибыли. Уф-ф! Спокойно, успокаиваем судорожно трепыхающееся сердечко. Да что же это такое?! Тихо, Тоня, без паники! Аска, ты тоже угомонись! И, вообще, Рыжая, сейчас тебе лучше залечь на самое дно нашей личности и не трепыхаться! Да-да, сестрёнка, - забыть о своих берсеркиерских наклонностях и побыть тихоней-паинькой!  В ответ - фырканье и злобное сопение. Но, вроде бы утихомирилась – из глубин сознания доносилось только тихое и недовольное бурчание, на которое уже я привычно забила.
Последний взгляд в зеркало на себя любимую. Так, вроде всё в порядке.  Чёрный китель с бундесверовскими погонами сидит идеально, юбка без складок, блузка сверкает белизной, кобура с табельным Глоком на положенном месте, тупоносые туфли можно смело использовать вместо зеркала… Личико приведено в парадное состояние, причёска – тоже – зэ бэст! Ха, зря я что ли убила пол дня на приведение своих волос в требуемое состояние. Пришлось конечно повозиться, решая задачки «как найти черную краску на судах флотилии посреди бывшего ледовитого океана» и «поиск нормального парикмахера на авианосце  «Адмирал Макаров»», но результат того стоил! Воспоминания об этом вызвали у Рыжей приступ яростной ругани. О-о, как бесновалась Аска, когда я приступила к реализации задуманного. Только по-настоящему одарённый подросток мог выдать такую дозу мата, проклятий, угроз и прочей экспрессивной риторики, которой позавидуют даже матёрые моряки!  Лишь спустя несколько часов эта бестия утихомирилась, напоследок, клятвенно пообещав при первой же возможности  устроить кое-кому второй удар и конец света в одном флаконе. Как вспомню это, так смех пробирает!
Так, младлей Сорью, цигель-цигель ай лю-лю, думать надо всегда и везде, но и ножками шевелить тоже не стоит забывать. Двигаться будем быстро, но с достоинством – я ж, в конце концов, не Рыжая! У той, вообще, было намерение сразу же рвануть на взлётную палубу. Нет, Аска, выждать паузу тут необходимо. Хотя, Кадзи уже, наверное, кипяточком писает, да и Мисато с Синдзи, тоже не терпится поглядеть на своё пополнение. А как мне хочется увидеть двух моих самых любимых персонажей Евангелиона! Ну, про Кацураги и говорить нечего – она нравится всем. Весёлая, острая на язычок, неугомонная и к, тому же, настоящий профи – обожаю таких! Что касается второй персоны… Народ так и не смог понять, чем же может понравиться инфантильный размазня Синдзи. Но, я-то верю, что при соответствующем обращении с ним ближайшего окружения (в т.ч. господ Пилотов), из Икари-младшего получится отличный пилот и неплохой парень. И не надо скептически хмыкать, девочки-мальчики! Правда, в нынешнем Синдзи кое-какие странности обнаружились. Смутили меня интересные моменты в его личном деле... Ладно, будем действовать по обстановке, так как задача остаётся прежняя – спасение нашей с Рыжей задницы (судя по мужским взглядам – весьма аппетитной) и прочего окружающего мира.
Коридоры, переборки, трапы, снова коридоры и вот она – кают-компания. Наступает момент истины… На пару секунд задерживаюсь перед заветной дверью, прислушавшись к доносящимся из-за неё голосам:
- Да ладно тебе, Мисато, не будь такой букой – это тебе не идёт. Заходи, располагайся… Хочешь вина? Или, может быть, чего-нибудь покрепче? – капитан Кадзи Рёдзи («боец амурного фронта»),
- Я чувствовала, что меня ожидает какой-то подвох, но чтобы так… - майор Кацураги («ща кого-то урою»)– Такого я точно не ожидала…
- Капитан, сэр! – лейтенант Синдзи Икари («солдафон на службе»).
Ага, с цветом волос и причёски Мисато я угадала верно! Кацураги, уже разъярённая фактом встречи с вышеназванным капитаном, была просто великолепна – я всегда считала её самым привлекательным персонажем Евангелиона.
Кашляю для привлечения внимания и, пройдя два шага, останавливаюсь.
На меня уставились три пары округлившихся (как у сычей) глаз, раздался скрип трёх синхронно отвисающих челюстей. Нет, это было отнюдь не замешательство, вызванного появлением нового действующего лица. Блю-хер! Девочки-мальчики, такого ступора я раньше не видела. Фаны Евангелиона, готовьте верёвки и мыло!!.
Вместо ожидаемой рыжеволосой красавицы в летнем платьице персикового цвета и красных туфельках перед господами офицерами возникла облачённая в форму нервовского офицера …  Мисато-штрих!!!  . 
Та же причёска, тот же иссиняя-чёрный цвет волос, тот же чёрно-золотистый китель!
Вытягиваюсь по стойке смирно (в МЁРТВОЙ тишине было слышно, как щёлкнули мои туфли) и отдаю честь
- Здравия желаю товарищ майор! Разрешите представиться - младший лейтенант НЕРВ Аска Сорью Лэнгли, пилот Юнита-02!
Мисато с присвистом выдохнула – от изумления у неё глаза стали по габаритам идентичны моим.   
Синдзи изумлённо крякнул.
Кадзи  утратил свою извечную ехидную ухмылку, а от его расслабленной позы не осталось и следа. Он стал абсолютно недееспособен.
- А-а…Э-ээ-м… Здравия желаю младший лейтенант… - Кацураги, глядя на меня, была в полной растерянности. – Тебя… не узнать… Ты …так… изменилась!
- Аска, ты что сделала со своими волосами?! – Кадзи невероятным усилием попытался вернуться в своё обыкновенное состояние. Сразу видно – спец. Даже вопрос задал, гад небритый, напрямую.
- Просто привела их в лучшее состояние. – На меня внезапно нахлынуло спокойствие. Поворачиваюсь к Синдзи и протягиваю руку - Будем  знакомы - Аска. Похоже, теперь я буду в твоём подчинении.
- Синдзи. Вообще-то да, но наш непосредственный командир – майор Кацураги, и все пилоты в первую очередь подчиняются ей. – уточняет он, пожимая мою руку. Гм, мускулатура у него развита для возраста просто великолепно. Издалека – обыкновенный четырнадцатилетний пацан, худой, с соответствующим мордалитетом – словом, ничего особенного. На первый взгляд… Интересный тип, очень интересный. Стопроцентным японцем не назовёшь – скорее, как я – ёжеуж или бульдоносорог. Китель сидит хорошо, но не как у прирождённого кадета, нашивки за ранения, планки…Странно… На поясе пистолет (по рукоятке вижу Глок). Пушка явно не для понта – слишком привычно на нём эта сбруя сидит. Похоже – оружейный фанат-милитарист. Таких среди пацанов - как собак нерезанных. Но этот не из их числа – глаза выдают. Взгляд у Синдзи - отнюдь не пацана, дорвавшегося до формы и пушек. Нет, слишком серьёзно смотрит. Такой бывает у двадцатипятилетних срочников, нюхнувших пороху и не сломавшихся. Серо-голубые глаза смотрят внимательно, держат цепко, словно ощупывают – серьёзный тип. Такой сам приставит пистолет к башке штурмовика  японских СС со словами: «Извини, парень, ничего личного». Девочки-мальчики! Похоже, его не придётся доводить до кондиции, он сам кого хочешь доведёт!
Я разворачиваюсь к неотрывно глазеющей на меня Мисато
– Майор Кацураги, с вашего разрешения… - приземляюсь на диван рядом с девушкой. Рядом плюхается лейтенант Икари. Аска внутри меня торжествующе хихикает.
- Так всё-таки вина? – с ловкостью фокусника оживший Рёдзи достаёт бутылку – навык, видать… Правда, глаза у него при этом постоянно прыгают от меня к Кацураги и обратно. Ну-ну, бывшая любовь и нынешняя поклонница, сидящие на одном диванчике напротив и так похожие друг на друга!!! Две Мисато – зрелище не для слабонерных.
- По другому ты, я гляжу, так и не научился - скривилась Кацураги. – Знаешь, тут действительно без выпивки не обойтись. И лучше  покрепче…
- Не надо так сгущать краски, Мисато! – С умным видом изрекает Рёдзи. – Разве в твоей жизни произошла катастрофа.
- Не произошла. Просто я увидела тебя. – Тут майор скашивает глаза на меня и добавляет. – И твою подопечную. Наливай, чего смотришь! Век бы тебя не видела!
- Ну, что ты так, Мисато, а? Нам ведь есть что вспомнить…
- А нужно ли?
- Как знаешь… - пожал плечами Кадзи. – Кстати, ты себе кого-нибудь нашла?
- Не твоё дело, - отрезала Кацураги.
- Значит, нет… - протянул Рёдзи. – Хотя, может быть, всё же?.. Приятель, ты ведь живёшь с Мисато, так?
Блю-хер! Сечас прям как в сериале!!! Это дело надо срочно разруливать.
- Точно так, - наш юный солдафон похоже не врубается. Ой, девочки-мальчики, начинается!
- Скажи, она такая же горячая, как и раньше?.. Ну, ты меня понял…– ухмыляешься гад, а у самого зенки скачут как бешенные тушканчики с майора на младлея! Ну, самурай, ты ща получишь ворошиловский килограмм! Внутри меня затихла офигевшая от услышанного Рыжая.
В полном соответствии со сценарием Кацураги разъярилась (никогда не думала, что у женщины может так покраснеть лицо) и, подпрыгнув, взревела.
- Ч-чтооо?! Да ты!.. Да на что ты… на что намекаешь?!
Синдзи похоже тоже проняло и, он, весь напрягшись, начал скрежещущим голосом  - При всём моём уважении к вам, сэр…
Так! Я хватаю Икари за рукав и ледяным голосом осаживаю зарвавшегося Кадзи.
- Капитан Рёдзи, вы забываетесь! Подобное поведение недостойно офицера, немедленно принесите извинения! В данный момент лейтенант Икари вправе потребовать от вас сатисфакции!
Уверена, будь Синдзи с перчатками, то одна из них уже оказалась бы на физиономордии  Кадзи, причём неважно какая, лайковая, штурмовая или боксёрская…
- Мда, такого от тебя Аска я не ожидал. Мне, конечно, хорошо описали Синдзи Икари. – изумлённо протянул Рёдзи. - У нас очень долго обсуждался тот случай когда мальчик-солдат с манерами средневекового рыцаря вызвал на дуэль офицера АКП.  Конечно же я приношу извинения за своё поведение недостойное офицера. Давайте все дружно забудем об этом маленьком недоразумении. Мир?
Хамло ты, Кадзи, но хамло, способное очаровывать. Понято, почему ты, Рыжая, этого небритого проходимца обожаешь! Но я-то его терпеть не могу, да и Синдзи, похоже тоже на стороже – не доверяет… Из глубины сознания внезапно поступило подтверждение-согласие. Что?!  Аска, ты тоже ему не веришь?! А-а, так ты теперь убедилась, что я права на счёт сценария!
- Мир. Ваша информированность делает вам честь, сэр. - Прорычал Икари, похоже, он собирался взяться за «глок»! – мне только не хватало потасовки с пальбой в замкнутом пространстве – в прошлой жизни дважды приходилось лицезреть последствия оных, а один раз даже довелось присутствовать при подобном событии… Бр-р-р, на всю оставшуюся жизнь мне хватило!
- Приходится. - Рёдзи ещё пребывал в частичном шоке. – Давай без «сэра» - просто Кадзи. А без информированности никак. Тем более, когда это касается имеющего неплохой боевой опыт пилота Евы. Мне многое о тебе известно, Синдзи.
Олух царя небесного, ни хрена ты об этом парне не знаешь! Да и я ни хрена не знаю – одни подозрения.
- И чем же моя скромная персона привлекла к себе столь пристальное внимание? – лейтенант изобразил из себя пофигиста.- - Ну, ты сказал – «скромная персона»! – рассмеялся Рёдзи. – Третьей Дитя, пилот Евангелиона-01 – уже этого хватает с лихвой! Вот только, на мой взгляд, твоя главная проблема – это неподготовленность. Если бы не это, то вполне мог бы со временем стать лучшим пилотом, но, увы…
Э-э, ты что несёшь, стрекулист небритый! Неподготовленность! Да мне бы хотя бы четверть его опыта! От несправедливости сказанного я взбеленилась. Резко вскинув руку, жестким, холодным тоном перебиваю своего куратора:
- Капитан, по-моему, вы недооцениваете профессиональные качества старшего пилота лейтенанта Икари, которые на порядок превосходят мои. Все мои тестовые результаты - точность стрельбы, уровень владения холодным оружием, скорость, реакция – на самом деле пустышка! - Снова скрип трёх отвисших челюстей. Аска внутри меня взвыла от возмущения. Меня же понесло – Что касается синхронизации – я, к примеру, потратила неделю только, чтобы сделать просто шаг! А Синдзи впервые увидел свою Еву за пять минут до выхода на рубеж атаки. И синхронизация у него сразу была почти 50% , из вооружения – только нож! А, он, всё же, победил!! Что касается моего 77%-го рекорда. Вы посмотрите на лицо Синдзи – какие у него повреждения при 60%-й синхронизации – представляете, что будет со мной при моём уровне, да с отсутствием боевого опыта? Так что, МОЙ БОЕВОЙ КОМАНДИР ещё долго будет лучшим пилотом Евангелиона!
Повисла гробовая тишина… Странно, почему Аска молчит? Прислушиваюсь  к себе…странная тишина… А, так это просто бестелесная аналогия обыкновенного обморока! Ладно, продолжим, пока Рыжая в отключке.
- Майор Кацураги, прочитайте нам с капитаном послужной список старшего пилота…
Мисато, глядя на меня в полнейшем изумлении, словно в гипнотическом трансе начинает официальным тоном перечислять:
- Лейтенант Икари Синдзи, старший пилот оперативного отдела НЕРВ. Три Креста ООН с мечами за непосредственное участие в боевых действиях против Ангелов. Орден Золотого Коршуна 4-ой степени (Япония) за исключительную отвагу и храбрость, проявленную в бою с Пятым Ангелом, когда он собственным телом прикрыл напарника. Орден Мужества (Российская Федерация) за спасение бойцов русского контингента ООН с риском для собственной жизни. Медаль «За заслуги перед ООН», вручённая за ликвидацию последствий техногенной катастрофы на полигоне Токио-1. Три нашивки за ранения, личные благодарности от командующего НЕРВ и специального комиссара ООН. Награждён именным оружием за участие в операции по отражению атаки террористов. Получил очередное звание лейтенанта за грамотные тактические действия в бою с Четвёртым Ангелом. Два Ангела на личном боевом счету, один уничтожен совместно с Пилотом Аянами, плюс четыре уничтоженных террориста НоД.
Кадзи окончательно выпал в осадок. Аска же… похоже снова брякнулась в бестелесном обмороке! А мои подозрения переросли в уверенность. Не очень соответствует нынешний Икари сценарному: кавалер пяти наград и обладатель уникального меча, знает русский язык и прочая! Да и его поведение в торговом центре.
Сам Синдзи даже покраснел от смущения.
- Командир, зачем ты так, а?… - пробурчал себе под нос лейтенант. – Какая разница, кого и сколько я там уничтожил и чем за это наградили? Мне оно, вообще-то, всё это не так уж и надо…
Это хорошо – терпеть не могу зазвездившихся людей, свято уверенных в своём превосходстве. Да, Рыжая – тебя это касается в первую очередь! Ничего, теперь я всерьёз займусь твоим перевоспитанием! Цыц! Веди себя хорошо и будь послушной! А то не позволю участвовать в боях! И, вообще, до самой победы буду ходить иссиняя-чёрной и косить под Кацураги! Тебе ясно!
Мигом утихомирилась – знает уже, зараза, что я свои обещания исполняю… Так, а теперь пора пообщаться с Синдзи тет-а-тет – слишком много у меня накопилось к нему вопросов – о Геофронте, Токио-3, НЕРВе, Гендо, Мисато,Рицке и, конечно же – о Рэй… А ещё надо подготовиться к нападению шестого Ангела!... Блин, неужели он – попаданец!!! Как же проверить всё это  это?! Может сыграть что-нибудь из саунтреков к мультсериалу?... Ха, а ведь идея! Попробуем, Рыжая?! Слабый, бессильный кивок из глубины… Ну и отлично.
- Товарищ майор, господин капитан! – Резко поднимаясь и похлопав по плечу лейтенанта, продолжаю. – С вашего позволения, мы с командиром звена побеседуем на свежем воздухе на профессиональные темы!
Не дожидаясь ответа, беру Синдзи под руку и устремляюсь к выходу, чувствуя на своей спине изумлённые взгляды Мисато и Кадзи. Да-а, не такого вы ожидали сегодня от меня, не такого…

Отредактировано slava-scr (09-01-2011 02:25:58)

+6

6

Попаданец.  В первый класс не в первый раз

Мерзко запищал будильник.  Подъём, херувимчик! Вот же блин! С лёгкой руки Рицко это погоняло прочно укоренилось среди контингента конторы. Правда, о истинной природе его знало только несколько человек – Гендо, Фуюцки, Акаги (естественно!) и Виктор-Синдзи. А как распалялась майор Рицко, когда ей стала известна моя природа! Как рычала, обещая «этому херррувимчику» супербакелитовую ванну, ежели его неффалимская природа начнёт бунтовать! Лично мы с комэском тогда здорово повеселились, наблюдая за разбушевавшейся Менгеле (меткая кликуха, Син!). Хм, теперь, за мной вся контора в оба глаза. Ну да ладно, переживём! 
Так, что  у нас сегодня: обучение, тренировки, а в первую половину дня – школа. Что?! Какая школа?! Вы чего, товарищи офицеры?! На фига она мне!!! Какой психологический климат, какая возрастная среда? Отцы- и матери-командиры, хватит гнать! Ну, зачем мне топтаться среди малолеток?! Этот Фуюцки – вообще… «Старику Козо» приспичило отправить меня учиться в школу, дабы я по рекомендации «психов» смог адаптироваться к окружающим меня людям. Оно мне надо? Я и так офигенно себя чувствую среди окружающих меня людей (даже, когда паранойя мучает)! Но, кого это, спрашивается,… Хорошо хоть, в один класс с остальными пилотами запихнули. Так что с сегодняшнего утра – ты не только офицер НЕРВа, пилот Евангелиона, но и ученик 2-го «а». Что, Каору, довыкобенивался? А как гоготала Мисато, когда сообщала мне эту прекрасную новость… Уу, зараза, скорей бы ты замуж выскочила или спуталась с кем-нибудь крепко, что б оставить пилотов в покое! Ну ладно, для Сина, Рэй, Тодзи школа – вещь привычная, для Аски – лишняя возможность повыпендриваться, показать какая она су-упер! Но я там что забыл?.. Однако, раз партия-мать (её) сказала надо, значит – надо – лезь монтёр на триста метров!
Встал я сегодня, понятно, в весьма скверном расположении духа… И к концу всех предшкольных приготовлений он совсем изсквернился. Глянул на себя в зеркало и понял: так дело не пойдёт! Не катит уныло-кислая гримаса к одухотворённо-хитрому мордалитету Каору! Придётся поднимать себе настроение по мелочам. Ещё один гамлетовский вопрос… Что надевать: китель (который я терпеть не могу) или комок (в котором рассекаю по Геофронту)? Ладно, фйух с тобой золотая рыбка, хай будеть китель!  Причешем патлы и - пилот Нагиса готов грызть и давиться гранитом школьных знаний! Хотя, нет – ещё одно.
Пошарил в одном из ящичков тумбочки и извлёк…  бритвенный станок. Обыкновенный, одноразовый.  Сунул его в карман, зацепил  ещё с вечера подготовленный портфель (всё возвращается на круги своя!). И, быриком, к командирам в 116-ю. Интересно, лейт ещё почивает в объятиях морфея или уже бодрствует?
- Ой, Каору, привет херувимчик! – Мисато уже покидает свою обитель – Готов, боец к боевым будням?! Решил составить компанию Синдзи по дороге в школу?
- Кацураги-сан, я так боюсь в новую школу идти в одиночку! – изобразив вселенскую скорбь, я поинтересовался  – Скажите, товарищ майор, наш храбрый лейтенант все ещё дрыхнет?
– Этот клещ уже на ногах – умывает мордочку. Ты – боишься? Не верю!!! Ты наверняка, решил какую-нибудь пакость со своим комэском в школе устроить! – ехидно сообщила майор и, внезапно пристально вперилась в мою невинно-бесстрастную физиономию, – Младлей, ты чего задумал, паршивец малолетний? Не вздумать обманывать своего командира!
Я вытянулся по стойке «смирно» и чётко вскинув ладонь к виску:
- Надо будет – устроим! За нами не заржавеет, товарищ майор! Любую гадость в любом месте в любое время! Только прикажите!
- Что?!!  Только попытайся, негодяй малолетний! Херрувимчик недобитый! Ух!
Уворачиваясь от затрещины, проскальзываю мимо командирши в прихожую и меня едва не сшибает с ног пронёсшаяся рыжей кометой Сорью.
- Каору, привет! – а форма ей идёт офигенно!
- Привет! – бросаю уже вдогонку.,
Так, кто это там копошится в ванной?
- А, Хаогу! Сдогофо.! Я шас бузу хогтоф. – промычал Синдзи с забитым зубной пастой ртом. Избавив ротовую полость от вышеозначенной субстанции, комэск с прежним рвением продолжил процесс приведения своей персоны в надлежащий вид. Молча , с британской невозмутимостью подаю ему «Джиллет».
- Спасибо. – Старшой,  машинально взяв бритву, повернулся к зеркалу. Поднес руку к щеке… И… застыл, уставившись на своё мальчишеское отражение в запотевшем зеркале. – Каору, млять!... 
Не, старшой, не получается у тебя изображать гнев берсерка. От этого меня только на хи-хи пробивает…
- Да ладно тебе, я ж пошутил! – ну не могу я без приколов, такая уж натура. – Комэск, ты скоро?
- Айн момент, соберусь, за Рэй зайдём и айда!
- Ну и хорошо! Слушай, а Рыжая тоже с нами?
- Угу…
- Мм-гмм… Она ж, зараза, языкатая
                                                                                           ****
- Что, Каору, волнуешься перед первым днём учёбы? – Аска насмешливо прищурила голубые глазёнки – Ты ведь, как и я, не учился в обычной школе, верно, херувимчик?
- И не говори, Лэнгли! У меня сейчас аж коленки дрожат от страха! – сдвинув на лоб зеркальники, в притворном ужасе выкатываю на неё свои красные лупетки. – Знаешь, я даже представить  не могу, как тебя перед твоим первым уроком колотило …
- Чёртов приколист! – Рыжая упёрла руки в бока. – Нагиса, я тебя однажды грохну за какую-нибудь особенно идиотскую шутку!
- Ты, Аска, не первая – Мисато давно уже пообещала его при первой же возможности прихлопнуть. – Не преминул съехидничать Синди.
- Подожди ещё, лейт, скоро захочешь и ты  подсмолить мне копыта! Я такая скотина, что даже Рэй смогу довести.
- Довести меня? Куда, Каору? – удивилась молчавшая до этого Аянами.
- Извини, Рэй, я образно выразился, используя жаргонное выражение. Не стоит воспринимать мои слова в прямом смысле.
Справа донеслись насмешливый фырк Рыжей и задумчивый хмык Сина.
Стоило только нашей четвёрке оказаться в поле зрения собравшихся в ожидании начала занятий школьников, как я снова помянул добрым словом «старика Козо», «психов» и всё нервовское начальство. Передо мной образовался живой коридор из мальчишек и девчонок, старательно пялящихся на заморское чудо-юдо. Ну вот, опять!...  Всё происходящее меня окончательно взвинтило. Неудержимо потянуло трэшить… Пижонским жестом сдёргиваю солнцезащитные очки и придаю своему лицу аянамиподобное выражение – «андроид надолго ушёл в астрал, просьба не беспокоить». Впрочем, в сей знаменательный момент, выражение лиц всего нашего квартета можно было описать одним словом – кирпич. По шеренгам прокатилась волна изумлённых шепотков. И тут, Рыжая (видимо, увидев загоревшиеся глазёнки девчонок) мастерски наносит удар Н2-бомбой по нефтехранилищу – хватает меня под руку. Есть, накрытие, попадание и подрыв! Волна мигом перерастает в цунами:
- Офигеть!...
- Как Аянами…
- Ещё один пилот!...
- Он, что – брат Аянами?...
- А у неё ещё один брат есть?...
- Икари – её брат – это что же…
- Странный, но симпатичный….
- Тоже Робот?!...
- Не поняла, Рыжая, что – его девушка?...
- Так она ж с Икари?...
- А это уже не слишком для неё?...
- Сразу двух пилотов – не жирно!…
- Ничего, этого уж не упустим…
- Ну что, Рыжая, отыгралась?! – рычу сквозь зубы – Зараза номер ноль-два! Подняла имидж?! Обеспечила себе пиар?!
- Ага – довольно кивает Лэнгли, с трудом сдерживая рвущийся хохот. – Хр... Ты так… Хрр…смешно…
Ну погоди Рыжая, будут ещё на вашей улице мины рваться! Кое как избавившись от цепкой ручонки Аски (она, что, зараза, намеревалась в такой сцепке вкатиться в класс!) быриком направляюсь к директору. Стучу в дверь. – Да, войдите! Ну дядя, держись! Печатая шаг вхожу в кабинет. Останавливаюсь. Стойка «смирно», разумеется! В глазах директора я увидел обречённо-страдальческое выражение – похоже, наша контора доконала этого бедолагу в конец.
- Господин директор, младший лейтенант НЕРВ Каору Нагиса для прохождения обучения прибыл!  Вот мои документы. – протягиваю мужичку папку с бумагами
- Да-да, конечно, нас предупредили о вашем прибытии,… господин младший лейтенант… Можете идти в класс….
Жалко дядю…Уже закрывая за собой дверь, слышал как директор,горестно вздохнув, пробормотал – О, Аматерасу!,,,
По ходу дела одним пузырьком валидола он не отделается.
Так, пары, тьфу, уроки вот-вот начнутся – цигель-цигель, младлей! Шпарю по коридором с рэеподобным кирпичом-лицом, а от удерживаемого ржача аж кости трещат!
ЗАР-Р-РАЗА!!!  Аллес капут!!! Пилот Ев-02 младлей Аска Сорью Лэнгли – ты… ты… Нет слов, я тебе такого не прощу. Нет, ну как это понимать?! Я в курсе, что ты просто стебаешься! Понимаю, что попонтоваться перед сверстницами и вообще окружающими – это святое (как говорят в Ростове-на-Дону – хороший понт дороже миллиона). Но, трэшить наравне со мной – это уже слишком! Подкарауливает меня в коридоре и, радостно промурлыкав – Каору! – снова хватает меня под ручку и тащит в класс. В тишине разносится восхищённый шепоток Кенске, профессионально фиксирующего свершающиеся чудеса: – Триста… Нет, за такое… Пятьсот, не меньше…. – Ай да Айда! Ай да сукин сын! Наверняка ж успел и наш подход  к школе заснять! Интересно, сколько этот прохиндей на такой сенсации нарубит бабла?
Вот, момент массового офигеоза – выроненные тетрадки, выпавшие ручки и карандаши, отвисающие челюсти и выкатывающиеся глаза!  Хораки Хикари, соляным столбом застывшая у доски…
- Здорово, Каору! – Весело гаркнул Судзахара – похоже, Тодзи тоже еле сдерживается, что б не заржать как кавалергардский жеребец.
- Здорово, Тодзи! Здорово, Айда! – киваю неугомонной парочке. Наконец, Рыжая отцепилась и с видом кошки, обнаружившей в чулане незакрытое ведро сметаны, шмыгнула на своё место. Похоже, я дал тут гвоздя – народ пялился на меня во все лупетки! Я же останавливаюсь, осматриваю ошалевшую публику, весело, от души улыбаясь, изрекаю:
- Всем привет!
Парни отвечают вразнобой, как-то растерянно, зато девчонки дружно, с придыханием. Мне кабздец! Девичьи взоры полны затаённой надежды – не получилось с Синдзи, может, получиться с этим….
Так, а это уже не есть гут – мне такой расклад на фиг не нужен. Ладно, каким-нибудь макаром эту проблу решим…
Приземлился на соседний ряд, как раз напротив Сина. Так, что тут у нас с оборудованием – ноут, конечно не фонтан, (в нашей реальности – старьё ещё то), ПО – тоже. Старый добрый веник две тысячи у меня, привыкшего к экспишке, вызвал приступ тихого смеха.

                                                                                           ****
Хм, список предметов, меня немного удивил, - до советской школьной программы ему далеко. Естествознание, география, английский для меня не проблема, а вот история (историю Японии я знаю получше Виктора – не зря японский долбил в той жизни!). С иероглифами, в принципе, тоже можно разобраться, а вот математика – увы, я и там с ней не дружил. Для меня интегралы и прочая алгебраическая заумь хуже смерти. Нет, конечно, траекторию полёта снаряда худо бедно, но смогу рассчитать, а вот с остальным… Ладно, если что, у комэска скатаю.
Самое неприятное, что отсидеться в окопе не получится – пепельноволосых парней с красными очами в этой школе раз два и обчёлся, так что избежать преподского внимания не получится. Так и получилось, слава Кхулту, это произошло на английском. Новенький ученик порадовал по полной, – текст я прочитал, перевёл и, тут же, по памяти пересказал.
- Отлично, Каору, ваш английский выше всяких похвал. И произношение у вас такое, словно вы выросли в США..
- Так точно, я родился и вырос в штатах, в Японию переехал три недели назад.
- Тогда всё понятно. Можете садится.
Я сел, исподтишка огляделся – весь класс снова пялился на меня. Да что вы все, честное слово, больше не на что пялиться что ли.
Аска же блистала по полной. Девочки-отличницы завистливо кривились, пацаны же потихоньку пускали слюнки. Ну-ну, Рыжая – девчонка видная, такую закадрить – предел мечтаний каждого парня в школе. Её утреннее дефиле под ручку со мной заставило завистливо коситься на нас контингент обеих полов. Впрочем, моё раздражение потихоньку стало улетучиваться и под конец уроков я уже вовсю веселился, наблюдая за народом. На переменах я кучковался со своим звеном и неразлучной парочкой Кенске-Судзухара. Вот пацанам лафа пришла – купаются в истекающих от пилотов потоках славы, как в струях Ниагары, хе!
Перекус у меня с Сином стандартный – яблочки. Уничтожаемые абсолютно синхронно и так же беспощадно. И снова оказываюсь под перекрёстным огнём изумлённых взоров одноклассников. Ничего ребята, чует моя печёнка, звено Евангелионов ещё не раз вас всех удивит!
                                                                                           ****
-  Так, на сегодня, всё! Занятия окончены. – объявляет Мисато. Я же продолжаю в задумчивости смотреть на электронную доску, сопоставляя усвоенный материал с опытом из прошлой жизни.
-  … готовься принимать очередное пополнение в свой гарем, лейтенант! – о чём это Кацураги распаляется? – К нам прибывает пилот Евы-04 из России! Новый пилот, Четвёртое Дитя – Лера – вот же имя, блин, – Артемьева! Девочка видная, но со своеобразной внешностью. А так, вообще, – симпатяшка!
Тут, Син и я синхронно напряглись – в базовом сериале про русских пилотов не было ни слова!
– А почему мы раньше ничего о ней не слышали? – Син весь подался вперёд, глазёнки загорелись. Аска тоже всполошилась. Ещё бы, после перебития мной её рекорда по синхронизации (87 против 77 процентов! У неё тогда чуть истерика не началась!) Лэнгли, наверняка, станет воспринимать любого нового пилота, как очередное личное оскорбление.
–  Артемьеву нашли довольно давно. Просто, у русских долго что-то не ладилось с их ноль-четвёртой и, лишь, два месяца назад они смогли запустить её. Поэтому, пилоту удалось приступить к тренировкам только чуть больше месяца назад. – Хитро посверкивая глазёнками, пояснила Мисато.
- Ну и на что она тогда способна? Чему её могли научить за  месяц? – Презрительно фыркнула Сорью.
- Не скажи, Аска, Синдзи смог одолеть Ангела без всякой подготовки, впервые оказавшись в Еве за пять минут до схватки– Кацураги явно провоцировала Лэнгли, – Девочка очень способная, сразу же показала отличные результаты на всех тестах и тренировках!
– Какие, если не секрет? – комэск не на шутку заинтересовался личностью нового напарника, точнее напарницы.
Рыжая же превратилась в одно большое ухо!
- Ну, во-первых, уровень синхронизации у неё уступает только твоему, Каору, – 83 процента. По остальным данным она превосходит тебя, Аска! – Я явственно услышал полустон-полурычание. На Аску в этот момент было страшно смотреть! Привыкай Второе Дитя, похоже тебе и вовсе, придётся расстаться с мечтой стать САМЫМ КРУТЫМ НА ЗЕМЛЕ ПИЛОТОМ ЕВАНГЕЛИОНА.
– А сможет ли она полноценно пилотировать Евангелион В БОЮ и взаимодействовать с товарищами? Ведь ей надо как можно скорее стать полноценным бойцом подразделения. – Умничка, Рэй – как всегда – не в бровь, а в глаз.
– Думаю, с этим не будет проблем. – Насмешливо хмыкнула Мисато, насмешливо глядя на Сина.
Комэск, постарайся выцарапать у майорши досье на новенькую… –  Я наклонился к старшому.
Естественно, мне самому очень интересно…
– Эй, а, ну-ка, прекратите секретничать на русском, паршивцы! – Мисато наш трёп на великом и могучем неизменно приводит в неистовство. – О чём сговариваетесь, негодяи? Опять какую-то пакость замысливаешь, Каору?!
– Разумеется! Мы сейчас решаем, кто из нас получит право соблазнить и закадрить новенькую девчонку.
– Нам только беременных пилотов не хватало! Только попробуй отмочить что-нибудь в этом роде, херувимчик, – я тебе мигом крылышки поотрываю!!!  Да и всё остальное, что воевать не мешает! – Кацураги в ярости – просто красавица. Зы-ы, любуйся, не налюбуешься!
– Мисато Кацураги, о-о-о, как вы прекрасны, когда злитесь! Век бы стоял и любовался вами!
– Р-р-р-р! Каору! Негодяй малолетний! Херррувимчик паршивый!!! А, ну-ка иди сюда! Стой, кому говорю! Куда!

Отредактировано slava-scr (14-01-2011 18:59:50)

+7

7

Стёбка

Попаданец. Страсти по Штирлицу.

Хрумц… чавк…  хрумц… чавк… хрумц… чавк… Персик поглощается без жалости и пощады. Обожаю точить фрукты, сидя на подоконнике и свесив одну ногу на улицу, наслаждаясь ночной панорамой Токио-3. С высоты восьмого этажа – она просто бесподобна.  Мисато, застукавшая как-то меня в таком положении, материлась долго и изощрённо (Аскольд во мне визжал от вохищения – так крыть может только собрат из спецуры) и напоследок клятвенно пообещала сковырнуть младлея Нагису с подоконника самолично – с помощью снайперской винтовки. Вот и сейчас, сижу (в ожидании кацурагинской пули, зы-ы!),  жру персики, наслаждаюсь окрестными пейзажами и думаю о своём, о женском.
А поразмышлять есть о чём. Сотрудник службы экономической безопасности второго отдела НЕРВ, лейтенант Гюнтер Шульц. Бывший штази (задницу даю на отсечение, что он начинал карьеру в этой конторе!) что-то уж слишком плотно стал общаться с комэском. Поводы для каждой встречи у него вполне весомые, но всё же… Контрики – серьёзный народ, что бы просто так клеиться (разумеется, ненавязчиво!) к старшему пилоту Евангелиона!
Антиресно, почему пилотами Евангелиона безопасники так липко заинтересовались только сейчас? Толи им раньше был недосуг, толи не хотели нервы бойцам раньше времени трепать. Е***ть твою животы!. Это ж-ж-ж не спроста, герр Мюллер! Мюллер, Штирлиц, Шелленберг…. Я не удержался и хрюкнул, вспомнив, как матюкался замком по воспитательной, когда увидел в казарме нашей роты фотки Штирлица с Мюллером на тумбочках – в эсэсовской форме, вскинувших руки в кличе «Хайль!».
Зз-зынь.. з-ззынь… Вот так всегда – только настроишься пошевелить мозгами, как тебя тут же начинают шевелить со стороны. Кто это ко мне ломится на ночь глядя? Придётся, подниматься, идти открывать.
– Каору, здорово! – Син внешне был спокоен, но, я почуял, что что-то не так. Бляха муха, опять какое-то западло от судьбы-на***щицы!
– Заходи, лейтенант.
– У меня к тебе дело, младлей.– Ого, с какого переляку Синдзи стал оглядываться, заходя в хату к коллеге?! Обычно, это я, перед тем, как нырнуть в какое-то помещение, старательно зыркаю по сторонам. Такого обострения подозрительности у комэска (хотя, он – хронический параноик) давно уже не было. – Слушай, Аскольд, надо кое о чём поговорить.
– Да не вопрос, присоединяйся!. – Похоже, не одного меня начинают телипать происходящие вокруг непонятки. – Двигай к окну, там потреплемся.
– Ну, изливай душу, сын мой Икари. – Пасторским тоном начинаю разговор, снова угнездившись на подоконнике и вооружившись персиком. – Бери фрукт, присоединяйся к трапезе и зачинай исповедь.
– Я по поводу того парня из второго отдела, Шульца. Он, похоже, что-то почуял. Знаешь, я подозреваю, что Гюнтер роет не только из-за собственных подозрений, сколько по наводке начальства
.– Ого, стоит подумать о клизме, как тут же появляется медсестра с криком что у всей палаты запор. – Боюсь, но, похоже, нами заинтересовались по-настоящему. 
Син, ничего сверхестественного  я в этом не вижу. Похоже, у безопасников и психов уже накопилось достаточно подозрений и вопросов, чтобы начать действовать. Сразу паковать и тащить в кабинет на допрос с пристрастием нас не будут – мы – эскадрилья  Евангелион, а не какая-то вахтовая охрана. Поэтому, и прорабатывают потихоньку, с чувством, с толком, с расстановкой.
– Ага, а разрабатывать объект приказано сотруднику экономической безопасности. – Син вертя в руках персик, грустно усмехается. – Видимо на нас слишком много бабок попилили.
– Ежу ж понятно, что на нас миллиарды пилят.  Что касается видовой окраски этого фрица, то сие не суть важно – контрики всегда были и будут одной, дружно спаянной кодлой. Под самыми разными вывесками и покраской. Тут, главное – не название, а – задачи, задание и технические возможности. В прошлой жизни мне приходилось зачищать базы ваххабов в Ставрополье и Калмыкии, напялив форму судебных приставов, – полагали, что так меньше вызовем претензий со стороны прогрессивной общественности.
Но почему именно обэхаэсэсовец? – Комэск принялся задумчиво грызть персик. – Типа, если меня будет обрабатывать экономист, а не контрразведчик, то я дёргаться меньше буду. Не проще ли использовать для такого Мисато, Акаги или Габриэлу?
Ты,  ведь, неспроста прибежал с шухером.  По ходу, контрик потянул тебя на серьёзный разговор.
Угадал, мы договорились с ним встретиться тэт-а-тэт завтра. – В глазах Виктора-Синдзи появился странный блеск. – В той кафешке возле парка, где мы с тобой обычно зависаем.
Молодец, комэск, место выбрал правильно. Ну, а я, так понимаю, на время встречи нужен буду тебе где-нибудь поблизости. Держа в прицеле бесшумной винтовки черешню герра Шульца. – Интересно, наверное, выглядит со стороны кровожадная усмешка с весёлым прищуром у младлея Нагиса. – Согласен. Эрзац-глушитель сварганить не проблема – остальное дело техники. Гм.
– Ну да, хлоп и всё, нет человека – нет проблемы. – летёха не менее кровожадно ухмыльнулся, затем с фальшивым огорчением вздохнул. – Только вот, пристрелить его нельзя – сразу пропрёмся.
Правылно думаэш, гэнацвалэ! Молодэц! Дэржи пэрсык, дарагой! – Бросаю очередной фрукт комэску. – Его вообще нельзя убивать, если точнее, ему, вообще, сейчас нельзя умирать. Ни в бою, ни в ДТП и в прочих  тэдэ и тэпэ. Уход этого стрекулиста со сцены сразу ставит под вопрос карьеру пилотов Икари и Нагиса, ферштейн партайгеноссе Штирлиц? .
Тогда как будем действовать? Нам нельзя продуться, иначе получим армагедец по полной программе. – В глазах командира появилась та самая сталь, которую я видел перед схваткой с Израфиилом. – Играть идётся по крупному. Правду выкладывать не буду, но дыму придётся напустить.
Серьёзное шоу для серьёзных дядечек. Типа, мы засланы настолько серьёзной конторой, что будем выходить на контакт с самим Гендо или его замом «стариком Козо» и не ниже? Я же, в свою очередь, нужен буду для подстраховки, ну и окончательного додавливания герра Шульца.
–  Вот именно. Разговор по-взрослому между взрослыми. – Синдзи взглянул в упор, зрачки как гвозди в меня вогнал. – Ты как, Аскольд? Со мной?
– А с кем мне ещё быть? Или предлагаешь мне со спущенными штанами и повинной головой прийти в ЗИЭЛЛЕ?
– Я в свою очередь вкручиваюсь в Сина красными буркалами. – И, будь другом, – КАОРУ! Жучки в нервовских помещениях персонала ещё никто не отменял. А теперь, давай продумаем, как мы будем действовать – кто кого страхует и прикрывает, кто и что говорит…Не факт, что при разговоре они не будут пасти тебя и меня всей гопой.
Завтра Гюнтеру Шульцу предстоит интересный разговор. Не с подростками  – с парнями постарше, уже понюхавшими пороху, глядевшими смерти в лицо и умиравшими…

Отредактировано slava-scr (20-01-2011 11:32:22)

+5

8

Стёбка.

Ошибка Рицко

Так, что у меня сейчас. По расписанию – медобследования у Акаги. Блин, я скоро у неё вообще ночевать буду! Может мне, действительно, в научный перевестись, а? Сколько можно? Синдзи –  сегодня у тебя медобследования у доктора Рицко, завтра, послезавтра… Не, парни, так дело не пойдет! Я – пилот Евангелиона, а не подопытный кролик!
До заветной двери оставалось метров пять, когда я учуял подозрительный запах. Точнее, целый букет запахов – горелого пластика, каленого металла и прочие ароматы, возникающие при воспламенении электронного оборудования. Японский городовой! Ну, точно – где-то что-то у Рицко коротнуло. Я толкнул дверь, из-за которой доносились громкие и возбужденные голоса. Обладательницы (а голоса принадлежали именно женскому полу) которых были, похоже, в самой настоящей истерике. Стучаться не стал – при таком оре вряд ли кто меня услышит.
На меня обрушилась стена едкого дыма, от которой тут же заслезились глаза. Сквозь серое марево  на фоне искрящихся приборов были видны несколько фигур, ожесточённо жестикулирующих и переругивающихся. Четыре человека, которых я знаю уже давно – Кацураги, Рицко, Аянами, Сорью. Но  они сейчас какие-то странные! На себя не похожие. Помотав головой, сделал несколько шагов вперёд и остолбенел от увиденного. Твою ж мать!!!
Аска стояла посреди лаборатории и, размахивая руками (ну прям, как Мисато), яростно костерила Рэй. – Рицко (…?!!), паршивка, немедленно исправь всё !!! А не то - я разгромлю всю твою долбанную лабораторию к ***ой матери!!! Как мне в таком виде на людях появиться?! Аферистка! – Блин, откуда у неё кацурагинские интонации?!
Тут же на Аянами, уперев руки в бока (прям, как Аска) обрушивается уже сама Кацураги. – Verdamte Scheisse! Рицко (…?!!), немедленно верните всё назад как было! Слышите, вашу мать, немедленно! – Далее следовала порция отборного немецко-английского мата. Такого, которым, обычно, кроет Аска!
Рэй же, усевшись за рабочий стол Рицко, молчала, окружённая морем окурков и пустых одноразовых стаканчиков, и прихлёбывая кофе(!!!)...нервно курила(!!!). В сторонке стояла сама Акаги Рицко с  окаменевшим лицом и растерянно бегающими глазами. И… тоже молчала! Что за нафиг?! Scheisse! Что происходит?!
Понимая, что от увиденного у меня подкашиваются ноги, начинаю искать ближайшую площадку для приземления. И натыкаюсь взглядом на Майю. Та, сидя в кресле, безостановочно рыдает, перемежая всхлипы с причитаниями.
– Майя, что за херня здесь случилась?!!
– Семпай… хнык… она… хнык… прово…дила…хнык… эксперимент с Р-рэй… когда… хнык… заш…ли… хнык… Кац-цу…раги и Аска… и… тут… хнык…что-то… хнык… пошло не так…и они… хнык… обме..нялись… душами… хнык!
– *** твою мать!!! Engelhuren!!!  – Вот оно что! Вот почему они такие странные! Поменялись душами! Офигеть, вот это да!
Тут меня заметили и все остальные.
– Синдзи! Бли-и-ин! – горестно простонала Аска.
– Синдзи! Бли-и-ин! – горестно взвыла Мисато.
– Синдзи! Блин! Только тебя тут не хватало! – раздражённо провочала Рэй.
– Здравствуй, Синдзи. – грустно произнесла Акаги.
– Может, кто-нибудь, пояснит мне – кто и в кого переселился? Что б я знал, к кому как обращаться!
– Сорью поменялась телом с майором Кацураги, а я с - доктором Рицко. – невозмутимо пояснила Акаги. Точнее - Акаги/Рэй. Она, сейчас, казалась этакой незыблемой скалой в море бушующих эмоций. Хотя и сама, небось, до сих пор от шока ни как не отойдёт.
– Икари, считай себя покойником, если вздумаешь позлорадствовать! – заранее предупредила Мисато/Аска, яростно сверля меня глазами.
И, как всегда бывает в подобной ситуации, у меня из всех щелей попёр ехидный сарказм.
– Аска, ты-то чего возмущаешься?! Тебя ж повысили в звании. Сейчас тебе двадцать девять лет – уже совершеннолетняя. Можешь спокойно пить, курить и трахаться с кем пожелаешь!
Все замерли, даже Ибуки перестала плакать. На меня напряжённо уставилось сразу пять пар глаз. Упс! Я, по-моему, что-то не то ляпнул! Scheisse! Публика осторожно перевела взоры с меня на Мисато/Аску. Та сперва застыла с открытым ртом. Затем, оглядела себя. И… бросилась к ближайшей зеркальной поверхности. В тишине, прерываемой лишь треском искрящего оборудования, послышался чей-то негромкий стон отчаянья, постепенно перешедший в тихое рычание.
А черноволосая девушка, тем временем, уже прихорашивалась перед зеркальной дверью в соседнее помещение. Потом, повернулась к нам, вся сияющая и счастливая:
– Класс!!! Теперь, Кадзи точно мой!!! Он, ведь, давно на Мисато облизывался!!! Ха!!! Пусть теперь только попробует от меня отвертеться!
Рычание рыжеволосой девочки переросло в оглушающий рык:
–ЧТО?!! Кадзи?!! РИЦКО, МЕРЗАВКА, НЕМЕДЛЕННО ВЕРНИ МНЕ МОЁ ТЕЛО!!! Слышишь?!! Я не…! Синдзи, паршивец!!! Ты что ей насоветовал, аферист?!! А, ну ка, иди сюда, гадёныш!!! Или, думаешь, что я и в этом теле не смогу тебя поймать?!! Стой!!! Куда!!! Убью, негодяй малолетний!!!

Отредактировано slava-scr (17-03-2011 14:03:56)

+11

9

Стёбка

В шесть часов вечера после войны

В лучах вечернего солнца Геофронт был прекрасен. Но, двум мужчинам, находившимся в кабинете командующего НЕРВ, не было никакого дела до красот снаружи. Гендо Икари сидел за столом, сцепив руки в своей обычной манере. Внешне он как всегда был спокоен словно скала. Но, в душе бушевала ярость. Его сын частенько поражал своими непредсказуемыми поступками. Но, на сей раз, похоже, превзошёл самого себя.
«Сукин сын, не можешь без своих идиотских фортелей! Месяц гауптвахты и полгода усиленных тренировок, чтобы на ночь приползал в казарму с языком на плече! Сопляк безмозглый! И она тоже хороша! Маленькая дрянь! Отмочить такое сейчас! Ничего, вы у меня ещё попляшете. И Кацураги с Рёдзи тоже хороши! Куда, спрашивается, они смотрели?! А эти клоуны из психоконтроля. Чем они смотрели, олухи? Рицко, она почему ничего не сделала? Столько времени прошло, и никто пальцем об палец не ударил!»
Командующий мрачно уставился на своего зама. Сидящий напротив полковник Фуюцки выжидающе смотрел на своего соратника, не решаясь нарушить установившуюся в кабинете тишину.
– Ну, и как с ними поступить, Фуюцки?
– Хорошо, что у нас сейчас хоть какая-то передышка в войне наметилась – есть возможность спокойно, без суеты, подобрать ей замену. Получи мы этот рапорт на три месяца раньше, пришлось бы принимать серьёзные меры. А так…–  Замком задумчиво пожал плечами – Тем более что срок уже слишком большой.
– Угу! Большой. Больше некуда! – Гендо раздражённо хмыкнул, потянулся к телефону, набрал номер и стал ждать.
– Командующий Икари. Доктор Акаги, как точно вы определили сроки... Тринадцать?… Да… Хорошо…
Положил трубку и снова просмотрел лежащий перед ним документ. Хотя его содержание помнил наизусть.
Ещё раз хмыкнув – уже удовлетворённо, Гендо взял ручку и начертал на рапорте несколько строк.  Достал печать и с размаху, словно вымещая всю накопившуюся злость, грохнул по документу.                       
– Ну, вот и всё пока. Ознакомишь майора Кацураги с приказом.
Фуюцки взял бумагу, прочитал резолюцию Командующего и, ухмыльнувшись, заметил:
– А не слишком ли это будет для них?
– Не слишком. Пусть радуются, что так легко отделались.
– Хм, последний пункт не особенно обрадует Кацураги.
– Заслужила!

                                                                             ****************************************

– ГАДЁНЫШ!!! Паршивец малолетний!!! Так подставить своего командира! Ну, Синдзи, ну мерзавец малолетний!!! Я тебе устрою светопреставление! Ты у меня пожалеешь, что вообще на свет родился, поганец!– Стены кабинета начальника оперативного отдела НЕРВ содрогались от яростных воплей его хозяйки. – И Аска!!! МЕРЗАВКА!!! Она это специально! После всего, что я для них сделала! Во взрослых захотели поиграть, негодяи!! Ну, всё, я им устрою!! Они у меня по-настоящему узнают, что такое взрослая жизнь! Поубиваю обоих! И эти тоже хороши! Решили сделать меня, боевого офицера, воспитателем детских яслей! А, вы тут все…ух!!!
Кацураги яростно размахивала руками, в приступе охвативших её чувств готовая сокрушить всё и вся. В том числе и присутствующих при сём знаменательном событии. Акаги, спокойная как удав, смотрела на Мисато со слабо скрываемым злорадством. Кадзи же, наоборот, растерял всё своё природное нахальство и с ужасом ожидал безжалостной расправы, больше всего мечтая оказаться сейчас где-нибудь на другом полушарии Земли. Майя Ибуки, меньше всех причастная ко всему происходящему, покраснела как рак и не знала, куда глаза девать.  Да и, вообще, не знала, куда самой деваться.
– Кадзи, козёл небритый, это всё твоя паршивка, чтоб её…!!! Ублюдок, не можешь даже за одной девчонкой присмотреть! Ур-рою!!! – Тот лишь затравленно молчал, интуитивно понимая, что малейшая попытка возражения чревата нанесением несовместимых с жизнью повреждений.
– Рицко, ты-то, почему всё это время молчала, а?!! Почему ты ничего не сделала?!! Теперь стоишь ухмыляешься! Р-р-р-р! Вы, все…! Нет, ну почему я пошла в НЕРВ?!! А ну-ка, убирайтесь все вон отсюда!!! Пока я вас не пристрелила!!! Вон отсюда!!!
Упрашивать никого не пришлось – кабинет опустел за доли секунды. Мисато же, грохнув по столу кулаками, отчего почти всё находившееся на нём полетело на пол, обессилено рухнула в кресло. Обхватив голову руками, она уставилась на рапорт Аски с резолюцией командующего и горестно простонала:
–  Ненавижу! Господи, ну за что мне всё это?

увеличить

Отредактировано slava-scr (02-08-2011 02:12:48)

+10

10

Не попаданец. Просто версия. Заряжайте тапкомёты и открывайте беглый огонь!  http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif 

                                                                                                                    Кто ты, Каору?

Воскресное утро – как я его обожаю! Не надо утром вставать и бежать в школу или на службу (разумеется, нападение Ангела – случай иной). Можно спать и бездельничать сколько влезет. А неистребимая склонность моих соседей по квартире подушить подушку как можно подольше этому только способствует.
Посему, можно всецело отдаться блаженному ничегониделанию. Валяться на постели, слушать музыку в наушниках (будить моими музыкальными пристрастиями Рыжую было делом неблагодарным, чреватым шумной вознёй с большой вероятностью возникновения потасовки) и грызть яблоки. Одно за другим. Благодать. До нападения шестого Ангела по моим прикидкам ещё недели две, если не больше. В общем – жизнь прекрасна.
Из комнаты Аски не доносилось ни одного намека на  какое-либо движение – Сорью, похоже, дрыхла как сурок.
Насвистывая «Прощание славянки» прошлёпал в ванную, по дороге разминувшись с покинувшим её Пен-Пеном.
– Пен-Пеныч, приветствую! – Уарк!
Интересно, а где Мисато? В квартире её уже точно нет. Странно, с чего бы это её выдернули на службу в выходной? В том, что Кацураги в это время может быть только на работе я не сомневался. Иначе бы она ни за что не покинула свою обитель в первую половину воскресенья.  Это ж-ж-ж непонятно– вроде бы последнее время в конторе особой напряженки не наблюдается. Впрочем, ладно, – рано или поздно станет известно почему. А пока насладимся утренним (точнее – полуденным) кофе.
В прихожей послышалась возня – ну точно командир мой вернулся.
– О, Синдзи, ты уже проснулся! – На кухне нарисовалась взъерошенная и запыхавшаяся Кацураги. – И кофе успел сварить. Счастливчик.
– Привет, Мисато, а ты-то чего сама ни свет, ни заря в воскресенье на службу мотаешься?
– От нашего начальства ничего кроме подлянок не дождёшься. – Кацураги с завистливым вздохом скорчила огорчённую физиономию и тут же хитро сверкнула карими глазёнками. – Вот и сегодня нашли мне занятие – пополнение для тебя принимать.
– …?!! – От удивления не смог удержать часку с горячим кофе. – Умф-ф!
– Да-да!
– Что?! Новый пилот?! – Изумлённый до глубины души, я брякнулся на стул – не каждый день тебя огорошивают такими новостями. Мать вашу, откуда?! Следующим вроде бы должен стать Тодзи Судзухара?! Да и, вроде, рановато ещё для этого – только-только с шестым Ангелом покончили. – Кто?! Откуда?!!
–Из России! Четвёртое Дитя, и его Ева-03!
– …?!!
– Ага, из твоей любимой России. И, знаешь, кто новый боец? – Мисато коварно захихикала (и куда только её усталость делась), и, сделав драматическую паузу, выпалила. – Младший лейтенант НЕРВ-Россия Нагиса Каору!
Что?!! Каору, –  семнадцатый Ангел, Табрис?!! Но ведь ещё не время! По сценарию он должен появиться в самом конце, после шестнадцатого Ангела, на замену спёкшейся Аски. Но ни как почти сразу же после ее прибытия! И уж, тем более, не из России! Насколько я помню, он был японцем из Японии. И никак не Четвёртое Дитя! Да и ещё пилот третьей Евы! Что за нахрен?!
– Японец из России?! – Я так и подпрыгнул, опрокинув на себя весь оставшийся кофе.
– Японка, Синдзи, японка! – Кацураги теперь не хихикала. Она уже ржала во всю глотку, глядя на своего полностью выбитого из тапок подчинённого.
– ЧТО-О?!! – Попытался встать, но ноги меня уже не слушались. Ептыть! Каору Нагиса (хотя, нет – Нагиса Каору) – женщина!
Он что – поменял пол?! Хотя, учитывая его нестандартное поведение и странности в психике сериального прототипа – кто его знает.
– А-а, эммм… Гм… Командир, могла и предупредить заранее, и, вообще, ознакомить меня с личным делом этого пилота. – Состроив обиженную рожу, попытаемся выпытать как можно больше об этом знаменательном персонаже Евангелиона. – Я же должен знать о новом пилоте  по возможности больше. Нам же с ней скоро сражаться с Ангелами плечом к плечу. 
– Ага, как же, знаю я тебя – не терпится попялиться на фотографию пилота. – Весело рассмеялась Кацураги, и тут же внезапно посерьёзнела. – Вряд ли ты узнаешь что-то интересное. В её досье нет ничего –  ни фотографии, ни данных о родителях. Только дата рождения – 15 ноября 2000-го года и ещё немного ничего не значящих сведений. И, знаешь, Синдзи, – даже мне не дали допуска к её полному досье. Всё это очень странно, согласись.
Ну, лично я ничего удивительного в этом не вижу. Разумеется, ЗИЭЛЛЕ, который, по сценарию, должен был навязать Табриса НЕРВу, информацию о своей креатуре будет держать в тайне.
– Прямо, как с Рэй. – Я задумчиво потёр подбородок. – Только, почему так внезапно – ни ты, ни Акаги нам про них не рассказывали?
–Тут, Синдзи, вообще, интересная история. Русские свой серийник ввели в строй всего месяц назад, а Четвёртое Дитя нашли только в июле. И к нам её отправлять пока не собирались. Но, у них на базе под Красноярском что-то произошло, какая-то авария. Информация об этом засекречена, но точно известно, что содержать Еву там и готовить пилота стало теперь затруднительно.– Посерьёзневшая Кацураги задумчиво присела напротив. – Поэтому и отправляют к нам. Мол, пусть уже здесь, на месте боевых действий тренируется.  Все документы на пилота и Еву только позавчера пришли, а о прибытии новенькой меня уже сегодня утром обрадовали.Блин, это ж вы теперь вдвоём по-русски болтать и материться станете! О боже, мне только этого не хватало!
В голове царила настоящая сумятица. Что, вообще, происходит – в сериале про русского пилота даже и речи не шло.
Нечисто тут всё. Был только американский отдел, который исчез полностью при непонятных обстоятельствах. Вместе с созданным в нём беспилотным, кстати, Евангелионом!
– Кстати, если есть желание, Синдзи, то можешь составить мне компанию. Увидишь новичка одним из первых! – Глаза майора буквально засверкали – знает зараза, что от такого я ни за что не откажусь. – Самолёт с ней будет через два часа.
– Что?!! Через два часа?!... Один момент, собираюсь! Кстати, командир, а её Еву когда доставят?
– Сегодня, тоже через два часа – сначала в порт экранопланом, оттуда, в Геофронт дирижаблем. Так что,  завтра уже она начнёт тренироваться вместе с вами!
Огрызнуться я не успел – на пороге кухни возникла заспанная и зевающая Аска, разбуженная нашими голосами и поэтому весьма и весьма недовольная.
– У-у-у-а-а-о! Вы чего тут разорались? Поспать не дадите… Эй! Кто это ещё будет с нами тренироваться? – Не устаю поражаться её способностью мгновенно переключаться с одного на другое – в этом Сорью может дать фору любому.
– Через час к нам прибывает новый пилот. Я и лейтенант отправляемся на аэродром встречать новенькую. – Кацураги насмешливо посмотрела на немку.
– Что?! Новенькую?! – Голубые глаза засверкали как бриллианты, а их обладательница напряглась как гончая, почуюявшая след. – Майор Кацураги, а можно мне с вами, а?
– Можно, если успеешь собраться за двадцать минут, пока я кофе пью. И – желательно надеть форму!
– У-у, ненавижу китель!
– Неужели тебе не хочется выглядеть представительно перед своей новой напарницей?– Мисато озорно прищурилась. – Впрочем, тебя ж никто не заставляет ехать с нами.
– Всё, поняла, буду в мундире, айн момент! – Рыжая комета метнулась по квартире. Так, мне тоже надо поторопиться, я ведь не такой электровеник как Лэнгли.

                                                                                                                        *         *         *
Не прошло и четверти часа, как мы оба были в полной боевой готовности. Быстро загрузились в чёрную «Тойоту» (если бы не необходимость встречать пополнение с охраной, Мисато с удовольствием воспользовалась своей «Супрой») и покатили на военный аэродром. Тот самый, с которого я месяц назад вылетал на встречу с Аской. Мда, как жизнь поворачивается. Всего месяц, а кажется, что я с этой неугомонной уже год прожил. Вот что значить способность к адаптации.
Сорью, которую раздирали раздражение от неудобного кителя и любопытство, выпытывала все подробности у Кацураги, изнывающей от медленной по кацурагинским меркам (около 80 кэмэ в час) езды. А я, тем временем, лихорадочно размышлял о том, как всё же поступать с таким неожиданным подарком судьбы.
Разумеется, пускать сразу же пулю в лоб не стану. У меня паранойя не до такой степени развилась, что б среди бела дня начать валить народ направо и налево. Буду играть роль боевого товарища, этакого солдафона, командира-наставника. С Аской подобная стратегия вроде бы действует – может, и в случае с новенькой сработает? В любом случае, следить за ней придётся в оба глаза, не хочу пропереться по полной – мне не очень-то улыбается устраивать в финале потасовку в Терминальной Догме. Просто пристрелить не айс – проблем потом не оберёшься. Лучше всего, прикончить его, блин, её в каком-нибудь укромном месте. И обтяпать это как несчастный случай: упала девочка на лестнице и свернула шею, небрежно чистила пистолет (неразряженный), случайно проходила мимо взорвавшегося в этот момент баллона с кислородом (с пропаном), проводка в бассейне закоротила, ну и т.д. Или же спровоцировать Табриса, чтобы Ангел проявил(а) свою сущность на глазах у всего НЕРВа. Интересно, Виктор, а как это провернуть? Ты ж, вроде бы, не знаток психологии Ангелов, маскирующихся под человека, точнее под девочек-подростков. Тем более, что тут не то, что ангела, - простую четырнадцатилетнюю девчонку хрен поймёшь!
А как, вообще, мне с ним, да тьфу же, общаться? Это серьёзная проблема – вся моя линия поведения будет зависеть от того, какой у нынешней Каору характер. Эмоциональная и вспыльчивая, как Аска, или же холодная и невозмутимая, как Рэй? Или же… 
Да и просто: как сейчас с ней знакомиться:
« Привет, Нагиса!» – Слишком фамильярно…
Попробовать по-русски – она ведь прибывает из моей родной (для Виктора) страны:
«Здравствуйте младший лейтенант Каору, я ваш новый командир, лейтенант Икари Синдзи» – Не, не то…
«Здравствуйте, товарищ младший лейтенант!» –  Хм, а вроде бы подходит, но всё-таки…
Надеюсь Каору хоть немного знает русский – Мисато сказала, что её нашли всего полтора месяца назад. Конечно, за такое время язык как следует не выучишь, но что-то же она должна знать. В любом случае, скрывать своё совершенное знание великого и могучего от данной особы не имеет смысла.
Интересно, всё-таки, как выглядит Табрис в женском варианте. Наверняка, будет очень похожим на Рэй. Или не очень. Блин, о чём я думаю! Мне нужно определиться, как с ним  (точнее – с ней) себя вести, а не о том, какая у семнадцатого Ангела облицовка. В сознании возник образ Табриса – трансвестита. Я против собственной воли нервно хихикнул.
– Уже предвкушаешь интересное знакомство! Ну-ну! Теперь ты полноправный султан со своим гаремом! – Командир затронула свою излюбленную тему. Злобный взгляд, брошенный Лэнгли в её сторону, был привычно проигнорирован.
– Мисато, опять ты за своё! Я просто радуюсь тому, что у нас пополнение – четыре Евы – это уже серьёзная сила! Интересно, её чему-нибудь успели научить. Надеюсь, не придётся начинать с самых азов. Мда, и мне, ведь, тоже видимо придётся с ней повозиться.
– Ага, Икари, тебя хлебом не корми, дай позанудствовать, подаставать кого-нибудь. – Мгновенно съехидничала Лэнгли и с надеждой добавила. – Интересно, а вдруг она окажется такой же занудой-солдафоном. Может, тогда ты, наконец, оставишь меня в покое, и займёшься обучением тех, кого действительно надо учить.
– Кто бы это говорил, Лэнгли. – Вяло огрызаюсь, погружённый в свои мысли – Ты, вон, до сих пор даже форму носить не научилась.
– Дурак и солдафон! – Злобно фыркнув, Аска отвернулась. Но долго дуться не пожелала и уже, спустя пару минут, переключила своё внимание на командира. – Майор Кацураги, я ни за что не поверю, что вы сообщили про нового пилота всё, что знаете сами.
– Младший лейтенант Лэнгли, я сообщила вам, всё, что полагается знать пилотам взвода «Эхо» на данный момент! –  рявкнула Мисато, которую в конец доконала назойливость неугомонной немки. Сорью поморщившись, лишь передёрнула плечами, пробурчала по-немецки что-то про долбаный китель и дурацкую кобуру и, наконец, умолкла уставившись в окно. Кстати о кобуре –  я-то на встречу с Табрисом взял с собой весь арсенал – оба «Глока» и нож. Удивительно, как удержался и не прихватил ещё и «Хеклер-Кох» или Калашников – вот что с людьми паранойя делает!

                                                                                                                   *         *         *
На аэродром мы подъехали минут за десять до означенного времени. Я воспользовался оставшимся временем, что бы поглазеть на скопившуюся на бетонке технику.
– А вот и они. – Мисато указала на стремительно увеличивающуюся точку в небе. Ого, да наше пополнение избрало довольно эффективный способ появления. На посадку в вертолётном режиме заходил американский конвертоплан V-22 "Osprey"! Правда, с российскими эмблемами и в нашем морском камуфляже. Да и двигатели у него немного отличались от родных пендосовских.Интересно. Скорее всего – лицензионное или совместное производство, как в случае с «Си-Харриерами».
Аппарат, тем временем, завис меньше чем в сотне метров от нас. Потоки воздуха ударили мне в лицо и разметали и без того постоянно взлохмаченную шевелюру. Кажется, пульс моего бешено колотившегося сердца будет слышен сквозь рёв авиационных движков. Ещё бы: сейчас я увижу своего заклятого врага – семнадцатого Ангела – Табриса!
Впрочем, волновался не я один. Даже у Мисато сквозь привычную броню восточной невозмутимости проглядывала нервозность. Аска, та вообще чуть ли не приплясывала от нетерпения. Ещё бы – новая потенциальная конкурентка на звание наикрутейшего пилота Евангелиона!
Винты мягко севшего на бетон «Оспрея» замедлили своё вращение , открылся боковой люк. Первым появились двое парней в спецназовском прикиде с калашами наперерез, настороженно повертели головами и разошлись в стороны. Следом появился мужчина в стандартной нервовской униформе. Командир, придирчиво осмотрела нас, и скомандовала. – Так, девочки и мальчики припудрили носики, одёрнули кители и вперёд!
Впрочем, мой с Аской внешний вид способен сейчас удовлетворит самого придирчивого сержанта. Наша троица начала выдвижение по направлению к группе пассажиров, покинувших конвертоплан. Хм, странно, я пока вижу только взрослых, пилота среди них нет.  Коренастый майор, лет сорока, с сединой в коротко стриженых волосах и пронзительным взглядом резко козырнул и на отличном японском представился:
– Майор Кацураги. Майор Федосеев, российское отделение НЕРВ, сопровождающий пилота Юнита-03 младшего лейтенанта Каору.
– Здравия желаю, товарищ  майор, как добрались? – В этот раз Мисато решила не извращаться со своим несовершенным великим и могучим.
– Без происшествий. Вы, я гляжу, встречаете нас в сопровождении своих  подчинённых. – Федосеев перевёл взгляд на меня и Сорью. – Здравия желаю товарищи пилоты.
Я вытянулся и бодро щёлкнул каблуками. – Так точно, товарищ майор! Старший пилот взвода «Эхо» лейтенант Синдзи Икари. А это – я повернулся в сторону немки, пытающейся изобразить некое подобие стойки «смирно» – Младший пилот младший лейтенант Аска Сорью Лэнгли.
При словах младший пилот по лицу Аски пробежала быстрая судорога, но немка на удивление быстро совладала с эмоциями.
– Вольно бойцы. – Майор улыбнулся одними уголками губ, хотя глаза, внимательные и пронзительные, оставались совершенно серьёзными.
– А где ваша подопечная? – Не удержалась и полюбопытствовала Кацураги. Ещё бы, всем не терпится увидеть виновницу всех происходящих сейчас событий. Ну же, Каору покажись! Дай полюбоваться на тебя, Табрис!
Вот он, момент истины –  из тёмного проёма люка вынырнула и быстрым шагом устремилась в нашу сторону миниатюрная девичья фигурка в нервовской форме. Странно, почему это у неё чёрные волосы!.И причёска! Что-то было очень знакомое в причёске, походке, в манере держать голову. Внезапно, по глазам ударил солнечный зайчик от остекления фонаря кабины и я отвернулся, стараясь побыстрей проморгаться.
– Твою мать!... – Тихо выругалась Мисато по-японски.
– Mein Gott!.. – Изумлённо выдохнула Аска.
Развернувшись, вижу как у них синхронно отвисают челюсти. Что за… ?! В эту же минуту за моей спиной послышалось:
– Майор Кацураги. Младший лейтенант Нагиса Каору, пилот Юнита-03, для прохождения службы прибыла.
Оборачиваюсь на звонкий (и до боли знакомый) женский голос, говорящий с ощутимым русским акцентом – и вот уже моя челюсть с грохотом упала на бетонку… ВАШУ В ДУШУ ЧЕРЕЗ КОЛЕНО МАТЬ АРИНУ РОДИОНОВНУ!!! Каких мне усилий стоило сдержаться и не заматюкаться на весь аэродром самым грязным русским матом – не знаю.
Этого просто не может быть!... Я ожидал увидеть женский вариант Каору, вторую Рэй, но никак не того, кто сейчас стоял в полутора метрах от меня! Кого угодно, но только не её!
                                                                                                            *         *         *

продолжение следует...

Отредактировано slava-scr (11-08-2011 11:06:55)

+10


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Кима » Омаки и интерлюдии от slava-scr