Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Александра Баренберга » Голем, книга вторая


Голем, книга вторая

Сообщений 21 страница 30 из 312

21

Конец главы:

    ...Ночь стояла темная, хоть глаз выколи. Усеянное звездами небо не сильно помогало, скорее путая лаз своим отблеском, похожим на слабый серебряно-голубой туман, окутавший окрестные холмы. А от луны, вот же незадача, остался узенький-узенький серпик, тоже ничего не освещавший, а лишь раздражавший своим свечением. Так что всматриваться в пугающую темноту, окружавшую лагерь, было почти бесполезно. Однако все напряженно вглядывались, боясь пропустить атаку противника.
    Вернее, не все, а ровно половина отряда, одиннадцать человек. Хотя арбалеты зарядили все, имевшиеся в наличии, так что на каждого дежурящего приходилось по паре. Два выстрела в запасе всяко лучше, чем один. Вторая половина отряда пока спала, но уже скоро, через часок, они сменят нас. Хотя не уверен, что удастся заснуть.
    Тишина вокруг была далеко не абсолютная. То шелестел по камням порыв ветра, то доносился далекий вой шакалов. Пустыня — она не такая уж и пустая, тут много кто водится. Пару раз даже показалось, что слышал рев леопарда или другого кошачьего хищника. Они, по идее, водились восточнее, в горах, но вполне могли спуститься и сюда. Но не хищники представляют для нас опасность..
    Я возглавил стражу на первую половину ночи, а Олег будет командовать второй. На регулярных резервистских сборах часто приходится дежурить в поле по ночам, причем иногда именно в этих самых местах — неподалеку расположен крупнейший тренировочный полигон ЦАХАЛа. Но ощущения, почему-то, абсолютно другие. Во-первых, небо никогда не бывает таким непроницаемо-черным — всегда на горизонте имеются сильные отсветы ночной иллюминации крупных и мелких городов, придающих небосводу светло-серый оттенок. А во-вторых — у тебя в руках сильное и надежное оружие, а также снаряжение, позволяющее, скажем, видеть ночью или вообще призвать на помощь, в случае чего, всю мощь современной армии, незримо присутствующую за спиной любого. без исключения, рядового пехотинца. Здесь же этого всего не имелось — за спиной, кроме горстки товарищей, никто не стоял, видно было с трудом метров на десять вокруг, а вооружение, хоть и превосходило местный уровень, но абсолютной гарантии не давало. Короче, настолько чутко и настороженно я, пожалуй, никогда еще не дежурил...
    Где-то чуть правее тщедушного серпика луны вдpyr раздался тихий мелодичный звук. Ну, вот и гости! Мы натянули метрах в сорока впереди завала на вбитых в землю колышках тонкую и незаметную шелковую нить. Если бы у меня были современные мне гранаты, то, несомненно, сделал бы банальную растяжку и на этом успокоился, однако имелось то, что имелось, поэтому пришлось придумывать из подсобных материалов колокольчик, срабатывающий при разрыве нити. Как раз, пока остальные ужинали, управился. И вот теперь устройство явно указывало на попытку проникновения. Возможно, это животное, но вряд ли. В любом случае, сейчас увидим!
    Протянул руку и поднял дожидавшийся своего часа арбалет. Другой рукой достал из кармана зажигалку и поджег фитиль, чуть выступавший из толстой головки стрелы. Не спеша поднял оружие под углом градусов семьдесят к горизонту, повернул примерно в ту сторону, с которой донесся звук и нажал на спуск. Напряженную тишину пронзил щелчок спущенной тетивы и слабый огонек запала, подрагивая, унесся вверх. А секунды через четыре яркая вспышка озарила окрестности и раздался грохот разрыва. Шесть светящихся и плюющихся огненными брызгами комков медленно опускались на землю метрах в пятидесяти от нас. Оттуда донесся вой ужаса. Да уж, зрелище для неподготовленного человека, свято верящего во всякую глупую мистику, ошеломляющее. Так и в штаны наделать недолго.
    Но мы не стали ждать милостей от природы. В неровном отблеске импровизированной осветительной ракеты (на изготовление которой у меня ушла треть остававшегося запаса магния и безжалостно порезанная на куски запасная льняная рубашка) заметались тени и мои бойцы дружно пальнули туда стрелами с зарядами Потом, пока еще было что-то видно в угасающем свечении, добавили обычными болтами из резервных арбалетов. Враг, оставив на поле боя несколько трупов, в панике бежал. Так быстро, что проснувшийся по тревоге и подбежавший ко мне Олег успел лишь услышать слабый топот отступающего противника, сопровождавшийся сильной руганью. Да уж, ярко горящий на фоне окружающей темноты магниевый заряд позволил устроить впечатляющее представление. Теперь в темпе покинувшие поле боя бойцы с полным на то основанием смогут рассказывать внукам, как бесстрашно сражались с самим Шайтаном. Ну, или, как минимум, с его ближайшим заместителем. Если, конечно, доживут до появления внуков, что, в свете потери верхушки клана и позорного отступления становится не такой уж и тривиальной задачей. Законы пустыни жестоки — слабого добивают. Так что для воинов клана начнется в ближайшем будущем интересный, захватывающий период. Не всем, правда, светит дождаться его окончания...
    "Зажигалок" я изготовил три, на столько хватило запасов магния. Пополнить его можно теперь только в Мюнхене, в "лаборатории" в доме моего торгового партнера. Так что оставшиеся две стоит поберечь. Эффективная штука оказалась! И с психологической точки зрения и просто как осветитель для ночного боя.
    Посидев настороже еще с час, наша первая смена дежурных пошла спать. Вряд ли до утра кто-либо рискнет приблизиться сюда, суеверия — страшная сила. Видимо, моя внутренняя уверенность в этом была столь глубока, что, несмотря на нервную встряску, заснул как убитый сразу же, едва голова коснулась шершавой кожи седельной сумки, используемой в качестве подушки. Успел только получше завернуться в теплый плащ, со злорадством наблюдая кутающихся спутников, не веривших в ночную прохладу...
    Олег разбудил нас незадолго до восхода и мы, быстро собравшись, продолжили путь. Даже не пошли посмотреть вблизи на результаты ночного боя. Что нового там можно увидеть? Лучше поскорее убраться отсюда. И мы, оседлав все еще немного напряженных после ночных событий коней, удалились в направлении просыпающегося светила.

    До укрепленного поста султанских войск в Бейт-Джубрине добрались часа через три и без помех. Хотя кочевники явно были где-то рядом, судя по тому, что несколько раз на дорогу выскакивали характерного вида бедуинские собаки, или, как их тут называли — салюки. Удлиненную морду этого животного, способного часами гнать по пустыне дичь, ни с чем не спутаешь. Но, позыркав на нас глазищами и попускав слюни, они исчезали за вершинами холмов. А их хозяева так и не появились, опасаясь вновь ощутить на себе мощь сатанинского оружия.
    Лениво расположившимся возле перегораживавшего тракт барьера стражникам, прячущимся от беспощадных лучей злого летнего солнца под дырявым навесом из какой-то очень потертой мешковины, на нас было глубоко наплевать. Задали пару стандартных вопросов, взяли дорожный налог (это святое) и пропустили, даже отказавшись смотреть сопроводительные документы, выданные в Газе. Понятно - вряд ли среди них имелся хоть один грамотный, а беспокоить офицера, отдыхавшего от тяжелых трудов в стоявшем чуть повыше дороги, на скале, мощном каменном строении, больше похожем на крепость, чем на жилой дом, они, ради такого ничтожного повода, не решились. Ну и хорошо!
    Теперь дорога петляла между высоких скалистых холмов, уже являвшихся частью Иудейских гор. Восточнее, на плоскогорье, и располагался древний Иерусалим, а пока трект резко пошел вверх. Скорость движения замедлилась, но бедуины сюда за нами точно не сунутся, так что уже можно не спешить. Места здесь, по сравнению с пустыней, были не в пример гуще населены, дорогу то и дело пересекали отары овец, подгоняемые замызганными мальчуганами с хворостинкой в руках, а на узких террасах, разбросанных по окружающим тракт склонам, трудились земледельцы. Ночь провели на небольшом постоялом дворе, располагавшемся в живописной, покрытой только слегка выгоревшей на солнце зеленью, долинке. Хотя хозяин заведения принимал нас крайне радушно, да и само место выглядело спокойным, четверть моих людей ночью постоянно находились в охране. Освобождение от дежурства получил только Цадок, по причине возраста, и я. В компенсацию за вчерашнюю сообразительность. Да и вообще, Защитник я или погулять вышел? Пора укреплять статус Начальство на ночные дежурства не ходит!

+7

22

Barr написал(а):

На регулярных резервистских сборах часто приходится дежурить в поле по ночам, причем иногда именно в этих самых местах — неподалеку расположен крупнейший тренировочный полигон ЦАХАЛа.

приходилось

Barr написал(а):

заметались тени и мои бойцы дружно пальнули туда стрелами с зарядами тчк Потом, пока еще было что-то видно в угасающем свечении

Barr написал(а):

Восточнее, на плоскогорье, и располагался древний Иерусалим, а пока трект резко пошел вверх.

тракт

Barr написал(а):

Пора укреплять статус тчк Начальство на ночные дежурства не ходит!

+1

23

Barr написал(а):

...Ночь стояла темная, хоть глаз выколи. Усеянное звездами небо не сильно помогало, скорее путая лаз своим отблеском

Какой лаз пугало усеянное звездами небо? :) Лаз в погреб? :):)

Текст, к сожалению невычитанный :(
В качестве рекомендации могу рекомендовать после написания дать отлежаться с полчасика. А потом перечесть свежим взглядом... Многие ошибки будут выловлены - весьма способствует...

+1

24

П. Макаров написал(а):

В качестве рекомендации могу рекомендовать после написания дать отлежаться с полчасика. А потом перечесть свежим взглядом...

Дал бы мне кто-нибудь полежать с полчасика :(

0

25

Barr написал(а):

Дал бы мне кто-нибудь полежать с полчасика

Сочувствую...
Однако рекомендации оно не отменяет...

0

26

Barr написал(а):

Даже не пошли посмотреть вблизи на результаты ночного боя. Что нового там можно увидеть?

Что и арбалетные болты с оружием убитых бросили?

0

27

Barb написал(а):

Что и арбалетные болты с оружием убитых бросили?

Да какое там оружие у нищих бедуинов? А арбалетные болты выковыривать из тел - полдня потратят.

Отредактировано Barr (27-06-2012 10:53:41)

0

28

Barr написал(а):

Да какое там оружие у нищих бедуинов?

Дык вроде в те времена убитых догола раздевали.

Barr написал(а):

А арбалетные болты выковыривать из тел - полдня потратят.

Это почему? Если излишней брезгливостью не страдать, то недолго.

0

29

Barr написал(а):

Да какое там оружие у нищих бедуинов?

Железное. Что ваши войны на 5 минут задержаться ради нескольких серебряных монет поленятся (да и кошелях покопаться)? Совсем богатыми стали? Если бы на плечах висела погоня и дорога была каждая минута, а так ГГ просто не поймут.

0

30

Глава 4.

    В Иерусалим мы попали через Яффские ворота. Крепостная стена, построенная из традиционного белого иерусалимского камня, лишь слегка пострадавшая при последнем из бесчисленных штурмов (крестоносцы Саладину город, по-сути, сдали почти без боя), выглядела полностью готовой к обороне. На башнях маялись на жаре стражники, а ворота были распахнуты настежь. Однако, за полкилометра до них, ниже по склону холма, располагался блок-пост, где и тормозили всех путешественников. То есть, внезапно достичь ворот вооруженный отряд не мог.
    На посту, как и полагается, заплатили въездную пошлину. Но просто так дальше двинуться не удалось. Командовавший стражниками араб, в роскошной белой куфие вместо положенного султанской страже закругленного шлема, очень долго и въедливо изучал наши проездные документы. Потом, отозвав в сторонку, чтобы не мешать другим проезжающим, устроил форменный допрос. Откуда, зачем, почему с оружием, но без товаров. Достал, в общем. Достойный предшественник современных таможенников.
    Въезжать в город верхом нам запретили. Причем сказано это было таким категорическим тоном, что мысль сунуть офицеру взятку даже не возникла в голове. Он так брезгливо вернул нам, почти бросил, подписанный начальником гарнизона Газы пергамент, как будто тот весь измазан дерьмом. Идейный, блин! Или на стражу священного города только таких и посылают?
    Однако это оказалось только началом. Далее офицер заявил, что неверным с оружием в руках доступ в город запрещен. Только ножи можно оставить. Мечи, арбалеты и прочее вносить, и тем более, брать в руки нельзя. Только торговцам оружием и по специальному разрешению наместника. Слава богу, в указе Саладина, выдержки из которого начальник заставы обильно цитировал в своей речи, про пневматический пистолет, а также гранаты ничего не говорилось.
    Короче, кончилось тем, что две трети отряда вместе с лошадьми и всем "конвенциональным" оружием оставили на постоялом дворе, располагавшемся вне стен города, среди хаотично лепившихся на окрестных холмах складов, загонов для скота и жилья черни, не нашедшей себе места внутри городской черты. Почти любой город этой эпохи был окружен подобными "пригородами", впоследствии становившимися новыми кварталами. Командиром хотел оставить Олега, но тот крайне желал побывать в Святом Городе. Да и боец его уровня помехой явно не будет, хоть и без меча. В итоге, остающийся отряд возглавил Гостибор, двоюродный брат командира моих галицийских наемников.

    Когда мы смогли, наконец, попасть внутрь города, солнце склонялось уже далеко к западу, и городские стены отбрасывали длиннющие тени, пожирающие близлежащие строения. А те, что еще были освещены косыми лучами заходящего светила,слепили глаза нестерпимым золотисто-белым сверканием, из-за которого Иерусалим, собственно, и получил второе название: "город золотой".
    Углубившись в переплетение узких кривых улочек, пошли по направлению к центру. Хотя я не раз бывал здесь, ориентацию потерял сразу и прочно. И ведь нельзя было сказать, что планировка Старого Города так уж сильно изменилась за эти восемьсот лет! Улочки пролегали в тех же самых местах, продиктованных условиями рельефа. Здания, да, почти все были другими. Но стены, ворота стояли там же, где через несколько веков возведут более мощные укрепления турки. Ну а самый центр с Храмовой горой те более никуда переместиться не мог.
    Однако это мне не помогло. Если бы не Цадок, бывавший в Иерусалиме трижды, пришлось бы просить помощи у местных. А так мы уверенно (судя по целеустремленно двигавшемуся вперед и пыхтевшему, как паровоз, на бесчисленных подъемах купцу) приближались к цели — постоялому двору для паломников, который держал один из бывших учеников Маймонида. От которого у нас, разумеется, имелось рекомендательное письмо.
    Цадок остановился около высокого глухого забора. На противоположных концах длиннющей ограды имелись две плотно запертые калитки. Над дальней был грубо изображен крест, а над, той, возле которой остановился купец — семисвечник. Все понятно и без дополнительных надписей: туда — христианским паломникам, сюда — еврейским. Постучали массивным медным кольцом по двери. За забором послышалась возня и калитка приоткрылась. Высунувшаяся бородатая морда окинула нас критическим взглядом и лаконично осведомилась по-арабски:
- Кто такие?
- Паломники! — охотно ответил Цадок. - У нас письмо к почтенному Шмуэлю из Александрии.
- Господин Шмуэль отсутствует в городе, - сообщила бородатая морда. - Но я могу провести вас к его торговому партнеру.
    Зашли внутрь. Олег несколько засомневался, в какую именно калитку ему надо, но я молча потянул его за рукав. Телохранитель мне нужен при себе, тем более что крест в дальней части двора явно католический. Ничего, притворится евреем на время, вряд ли тут будут проверять обрезание. Представил себе реакцию галицийского дружинника на предложение предъявить, и чуть не рассмеялся вслух. Однако всех сопровождающих пришлось оставить в просторном зале, явно служившим для приема пищи — во внутренние покои вошли только мы с Цадоком. Пришлось неожиданно долго пробираться куда-то узким коридором. Мне это не очень понравилось, и я запустил руку во внутренний карман, где лежал пистолет, оценивающе поглядывая на идущего спереди бородатого проводника. Но мы вышли вдруг к широкой безлюдной лестнице, и так и не представившийся бородач протянул руку в сторону прикрытого пологом проема на втором этаже:
- Вам туда!
    Зашли не постучавшись, за отсутствием двери. В небольшом помещении на шикарном ковре, развалившись на мягких подушках, восседал полноватый тип в роскошном восточном халате расшитом золотыми и серебряными полумесяцами. На его жирной шее можно было рассмотреть резные четки. Странно, что торговым партнером Шмуэля оказался мусульманин! Мы представились.
-Садитесь, - тип указал на валявшиеся вокруг подушки и, вдруг перейдя на немецкий, наконец представился:
- Здесь меня зовут Ибрагим. Я известный торговец и владею на паях с почтенным Шмуэлем этим постоялым двором. У вас письмо от почтенного Бен Маймона? Давайте!
Странный тип, ни разу не похожий на араба, но явно владевший, как минимум, и арабским, и немецким, и ивритом, очень заинтересовал меня. Но пока от дополнительных вопросов решил воздержаться. Тем более, что компаньон отсутствовавшего Шмуэля, бегло просмотрев пергамент, вернул его нам:
- Ну что же, вижу, что вы почтенные люди. Рекомендация Маймонида дорогого стоит! Несмотря на заполненность двора, я распоряжусь освободить две лучшие комнаты для вас и ваших слуг. Располагайтесь, а после захода солнца с нетерпением жду вас у себя - интересно узнать последние новости из Каира!

+6


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Александра Баренберга » Голем, книга вторая