Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Человек с ружьём


Человек с ружьём

Сообщений 11 страница 20 из 129

11

Efimytch написал(а):

Там по самому берегу пройти трудновато, а вдоль берега вполне можно. Только попетлять приходится.


Так зачем изображать парк?
У вас прогулка получается, а описываете лес под Лугой.
Я прочитал на СИ. Понравилось описание следствия.
Вероятно длинноухий еж носитель какого-нибудь бонуса, только что бы обнаружить этот приз надо герою помучиться.
У вас сюжет стандартизировался. Разбойники, как носители основы матблагосостояния. Очередная ода хомячизму? Помните в "Анжелике" как тяжело с золотом? Одна из версий падения Древнего Рима недостаток серебряных копей. Эквивалент чего ваш золотой?
Сюжет явно не проработан. Линейность. После ещё одной главы предсказуемость убьёт интерес читать дальше.
Кстати агент 007 всегда просто лучится доверчивостью, а не угрозой.
Сам ГГ не станет призом в интригах между королевствами?
То он боится барона, то едет с ним не пойми куда.

Это просто мысли вслух ни к чему не обязывающие.

0

12

Грустный русофил написал(а):

...После ещё одной главы предсказуемость убьёт интерес читать дальше...

Ну вот...
А я-то уже надеяться начал на то, что очередное интересное произведение на форуме появилось.
СИ не читаю - времени не хватает.
Жаль, Грустный русофил - на самом интересном месте Вы нас "обломали", дав отрицательную оценку произведению, которое здесь ещё не выложено...

И тем не менее...
Это мнение пока лишь одного из читателей...
Efimytch
Ждем "проды"...

0

13

Ушастый ёжик - всего навсего ушастый ёжик. Водятся такие на юге, например, я их видел в Крыму и в районе Запорожья. Очень смешные:
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/e/ee/Berkah.13.Kookherd_%D9%83%D9%88%D8%AE%D8%B1%D8%AF.jpg

+2

14

  Глава 2. Второй выход в люди
       
       Очнулся я от того, что вокруг меня что-то противно хлюпало. Да уж, настоящий герой обязательно отыщет место, где он сможет немного охладиться после подвигов. Или, выражаясь по-русски, свинья везде грязь найдёт...
       В общем, валялся я в какой-то грязной, заполненной водой канаве. Всё тело ломило, крутило и горело. Вероятно, результат непонятно как приключившегося со мною ускорения. Я вылез на берег и достал флягу. Оказалось, с водой.
       Хлебнул. Опять смешно зачесалось в носу, боль явно уменьшилась, а вот сил прибавилось. Ох, непростая это вода. Закрыл пока фляжку и решил попробовать ту, что в пакетах.
       Аккуратненько развязал один, налил в крышку термоса. Тоже помогает, послабее, правда. Но после пары стаканов уже и подняться смог. Огляделся, куда же занесла меня очередная попытка скоропостижно удалиться от законного брака.
       Лес кругом. Лужа, в которой я валялся, до моего появления была, оказывается, обычным лесным ручьём, но с илистыми берегами. Это я его в грязную канаву превратил. Прогрессор, блин!
       Начал устранять результаты стихийного бедствия. Патронташ был весь мокрый и в иле. Снял его, повытаскивал все патроны, разделся, простирнул всё, включая патронташ и рюкзак выше по ручью, где я набаламутить не успел. Рюкзак, кстати, не протёк, только запачкался как цуцик, внутри всё сухим оказалось. Хлебнул ещё водички.
       Наконец-то проснулся аппетит. Слопал один сухпай, оказалось, мой любимый, с гречкой. Маловато, конечно, но осталось только два. Протёр патроны, разложил на сухом месте. Почистил ружьё и стал присматриваться, чем бы поразнообразить свою трапезу. Живность в ручье была, и я, выстрогав из подходящей палки копьецо и помучавшись с полчаса, пришиб кого-то, напомнившего мне налима обыкновенного, трёхкилограммового, съедобного.
       Котелка как-то с собой не прихватил. Зря, конечно. Развёл костерок и запёк налима в глине. Как полагается, с солью, перцем и лаврушкой. Вкусно! Хоть и без хлеба.
       Ну, теперь можно было подумать и о делах наших скорбных. Тело продолжало крутить и гореть, а суставы скрипеть, но уже не очень сильно. Хлебнул ещё весёлой водички.
       Полегчало, но один пакет почти прикончил, на донышке осталось. Надо было что-то с этим делать.
       Ну, на сегодня дуэлей хватит. Хм, прям как Людовик XIII, адаптируюсь в средневековье потихоньку.
       Сейчас где-нибудь неподалёку на ночлег устроюсь, завтра же попробую к тому "весёлому" ручью вернуться, уж больно его вода хорошо восстанавливает. А то в следующий раз это "ускорение" меня угробит. Надо бы с ним толком разобраться. И лучше всего это делать "в щадящих условиях" лесной водолечебницы.
       Переспал без приключений. Хоть в лесу и шумело, меня никто не побеспокоил. Даже насекомые здесь какие-то цивилизованные, к усталым путешественникам с кровавыми разборками не пристают. Не то, что наши комары.
       Вот разве только небо... Обе Медведицы со всякими Водолеями и Козерогами куда-то подевались, да и, вообще, звёзд явно больше, чем у нас. Луна, правда, имеется, одна штука, но и она с виду малость поменьше нашей будет.
       Запёк и слопал свежезагарпуненную щучку и пошёл искать "весёлый" ручей. Отыскал без особых приключений, к вечеру.
       Со следующего утра приступил к водно-тренировочным процедурам. Через день мышцы и связки к таким нагрузкам начали привыкать, стало понемногу получаться. Уже мог ускориться по своему желанию минут на пять и при этом не сгореть. Выключать "ускорение" тоже получалось, правда, не всегда. Всё-таки увлекающийся я человек.
       Однако ж, чего это я всё для себя, да для себя... Пора и мир спасать. Для чего надо куда-нибудь на работу устроиться, а то одежонка скоро сносится, без трусов же спаситель мира выглядит несколько необычно. Мало ли чего подумают...
       Прикинул свои умения. Их оказалось немного. Могу копать, могу не копать. Кроме этого, конечно, и кое-что ещё умею, но, по большей части, из раздела уничтожения себе подобных как вручную, так и при помощи различной техники, подручных предметов и специальных приспособлений.
       Но в наёмники идти не хотелось отчаянно, а в аборигенские армии - тем более. Здесь же средневековье вовсю, комсостав сплошь из дворян. А пока король-батюшка в рыцари посвистит, это ж сколько помучаться под капральскими палками придётся.
       Не, ну его нафиг. Тем более, после недавнего приключения вполне можно от короля получить удар мечом по плечу не плашмя, а совсем наоборот - вряд ли местному Величеству понравилось, что его кровиночка в какого-то пройдоху с большой дороги втюрилась.
       Лучше бы где-нибудь устроиться по-тихому, в скромной хижине отшельника со всеми удобствами, да начать оттуда прогресс развивать. Изобрести на благо всего прогрессивного человечества что-нибудь эпохальное: кнопку канцелярскую, например, или пробку для пивной бутылки. Но кто ж мне даст...
       За моими ежедневными экзерсисами внимательно наблюдали различные мелкие лесные жители. Больше всего было ушастых ёжиков. Я даже подумал одного с собой взять. Ведь у разных других попаданцев то дракон в лучших корешах, то волшебный волк его сопровождает, то пантер говорящий...
       А я, сиротиночка, один тут должен подвиги геройствовать. Несправедливо это. Но потом сообразил - куда же я его дену? Вот если бы могучий боевой хомячок попался, тогда другое дело. Его можно в банке из-под огурцов носить.
       На пятый день сидения у ручья решил, что пока хватит, а то через месяц, похоже, осень на меня наступит, а я существо нежное, холодных дождей не люблю.
       Сбегал к тому Дубу, у которого меня выбросило в этот мир, наполнил все ёмкости, кроме спиртосодержащих, разумеется, "смешной" водой, даже кофе из термоса на шипучку эту поменял. Да и сам впрок напился и накупался. Лыжи были на месте, а Дуб по-прежнему общаться не хотел, хоть и поглядывал на пришельца из-под коры. Иронически. Ну, мне так показалось.
       Вспомнился анекдот:
    "Из дупла на Штирлица внимательно смотрели чьи-то глаза.
    - Дятел, - подумал Штирлиц.
    - Сам ты дятел, - обиделся Борман".

       Заржал. Дубовый взгляд тоже явно изменился. Но мимику деревьев я не изучал, поэтому что он там, в глубине ствола, про меня подумал, не знаю.
       И отправился я, горемычный, куда глаза глядят. В этот раз они глядели вверх по течению реки. Возвращаться к той дороге, где на днях успел отметиться, было боязно. Наверное, уже ищут. И принцесса, и её родственники, и те суровые дяди, которым я весь кайф своей дубинкой обломал. Причём, вряд ли все они просто хотят поблагодарить, скорее, наоборот...
       Вверх по берегу реки идти было сложнее, всяких буераков с буреломами значительно больше попадалось, да и Лес этот на север, оказывается, подальше тянется, чем на юг. Интересно, что есть мне в нём совсем не хотелось.
       Пока шёл, пару раз видел на реке корабли. Пузатые такие, с косыми парусами и вёслами, похоже, торговцы путешествуют. Несколько раз заметил на другом берегу довольно крупные поселения, а один раз даже городок. Но какие-то они ненастоящие, нечеловеческие, чрезмерно красивые, как Китайская деревня в упомянутом ранее мною Пушкине, которая совсем не китайская и вовсе даже не деревня, а ВИП-гостиница для царских гостей. Ну, того времени, разумеется.
       На третий день зелёный укрепрайон вдруг от реки на восток отвернул, и началась на том берегу обычная лесостепь с пасущимися по ней небольшими то ли стадами, то ли табунами, то ли стаями. Издалека не разобрать.
       К концу четвёртого дня пути и на моём берегу лесная "Заповедность" потихоньку начала исчезать. Каким местом я это почувствовал, уж и не знаю.
       Переночевал перед очередным выходом в люди в тихом и спокойном Дремучем лесу, а поутру дальше направился. На подвиги. И они не заставили себя ждать.

+9

15

По лесу шёл осторожненько, прислушиваясь ко всякому, а то в прошлый раз чуть не носом на нехороших людей наткнулся. И это себя оправдало. Лошадиные переговоры издалека услыхал. А кони в лесу водиться не должны, не лесные они жители.
       Стал аккуратненько приближаться. Точно, на полянке стоят шесть стреноженных осёдланных лошадей, рядом, у костерка, пацан в рванине чего-то ножиком строгает. Обошёл его тихонечко и прошёл дальше.
       Не, ну везёт мне на разбойников. Очередная бандгруппа на дороге крестьянина грабит. Правда, и разбойники какие-то не такие, и дорога явно малоезжая, да и крестьянская телега шикарную карету слабо напоминает. Но решил вмешаться. Разбойников было пять штук. Зато не поддельных, как в тот раз, а настоящих, выдержанных. Это даже по исходящим от них ароматам чувствовалось. Похоже, не мылись они лет пять.
       Когда бандиты успокоились и разлеглись, начал с селянином беседу. Оказывается, я его понимаю, а он меня. Пусть понимаю не всё, и до него доходит не сразу, но беседовать вполне можно. Это хорошо, хоть языки пока учить не надо.
       Выяснилось, что крестьянин ни в чём не виноват, а просто с базара домой ехал. С сыном. Точно, на телеге парнишка лет десяти от разбойников под дерюгу заныкался. Деревня в паре вёрст отсюда, барону принадлежит, барин у них хороший, добрый. Живёт в замке за деревней. Там, откуда ехали, городок маленький, но с базаром. От него дорога в большой город ведёт.
       Я скорчил начальственную рожу и заявил, что видит он перед собой страшное инкогнито из Петер..., тьфу ты, из столицы, послали меня сюда с разбоем бороться. Ибо развелось! Крестьянин проникся, клячу свою хлестнул и быстренько смылся. Побаиваются деревенские чиновников, особенно, столичных. Аж до икоты иногда.
       Ну, и слава богу. Крестьяне, разумеется, все поголовно стихийные философы, а также соль земли. И проникнуты они сплошь, с онучей до колпака, мудростью. Настоящей, от сохи, кондовой, исконно-посконной... А крепостные крестьяне - особенно.
       Но отправься я с ними, вскоре оказался бы в замке ихнего барона, в упакованном виде. Авось за такое доброе дело недоимки скостят... И вся разница, что ежели этот селянин продвинутый, то упаковал бы меня сам, а ежели обычный, поручил бы баронской дружине. Ибо им тут жить и жить, а о разных подозрительных столичных инкогнитах, по пять человек разом забивающих, пусть барин думает. На то он и поставлен.
       А с бароном мне встречаться тем более не стоит. Документов-то у меня местных никаких. Байки о десяти тысячах одних курьеров из-за полного незнания мною тонкостей столичной жизни здесь вряд ли прокатят. Даже ежели, вслед за классиком, скажу, что с братом Пушкиным на короткой ноге, не поможет. Не думаю, что захолустный барон этого мира сумел Александра Сергеевича где-то прочесть. Непонятные заморочки с одиноким самозванцем этому местечковому олигарху даром не нужны. Так что, стал бы я после знакомства с ним короче на голову.
       Решил разобраться с карманами пятерых доблестно падших, а то у меня же денег куры не клюют, из-за полного наличия отсутствия как тех, так и других. Сомневаюсь, чтобы здешние банкоматы карточки VISA принимали, да и наличные в виде цветных бумажных фантиков тоже.
       Карманов у потерпевших не оказалось, но у двоих, которые выглядели почище, нашлись заныканные в разные места три золотых монеты с какой-то серебряной мелочью, у остальных тоже немножко серебра обнаружилось. Небогато...
       Но все мы знаем, что большие капиталы начинаются с первой монеты. К ней в результате долгих усилий приходят вторая, третья... Ну, а потом умирает богатый дядюшка и оставляет тебе пару миллиардов... Так что, расстраиваться не стоит, всё ещё впереди.
       Хотел было более подходящей как к сезону, так и к эпохе одежонкой разжиться, но посмотрел на бедолаг, и не стал. Одежда была такая, что сопровождал бы меня в моих бессмертных подвигах эскадрон летучий, причём, вовсе не лихих гусар Дениса Давыдова, а блошек и вошек. Хоть тоже спутники, один король, судя по информации товарища Шаляпина, даже кафтан своей любимой блохе пошил, но всё-таки они - неравноценная замена могучему боевому хомячку из огуречной банки, о котором я так мечтаю.
       На оружие даже смотреть не стал. Металлолом из плохого железа, да корявый лук.
       Пока разбойников ворочал, заметил у одного висящий на шее камень. Только своей палкой коснулся, камень тут же весь рассыпался.
       Выходит, и посох у меня непростой? Ой, как бы тот Дуб, под которым я лыжи оставил, разговорить? Прелюбопытнейший он, похоже, субъект.
       Но это не к спеху. Связал бандитов оказавшимися при них верёвками, сложил в тенёк у дороги, да пошёл потихоньку с пацаном разбираться.
       Пацанёнок тоже сначала оказался абсолютно не причём, просто лесом мимо гулял. А тут вдруг лошади как приблудятся... И ничего он плохого не делал, сидел тихо, никого не трогал, деревяшку починял, а оно вот как получилось. И, вообще, дяденька, отпустите сиротку, его мама с папой ждут...
       Но, внимательно всмотревшись в моё постепенно становящееся всё добрее и добрее лицо, начал и более конструктивную информацию выкладывать.
       Оказывается, тут, в лесу, верстах в семи-восьми отсюда, заимка есть. Там банда и располагается. Сейчас на базе только Старый Цаг с новичками остались, всего человек пять-шесть. Атаман и десятка полтора наиболее продвинутых работников ножа и топора с каким-то типом, примчавшимся поутру из города, на Большую дорогу пошли. А Гундявый со своими решили на этой счастья поискать.
       Проверил я, чего в лошадиных торбах заныкано. Особо ценного, разумеется, там ничего не оказалось, кроме медного и очень грязного котелка литров на пять, да сухпайков по-разбойничьи - сушёное мясо и крупа в мешочках. Соль ещё была и, конечно, выпивка. Препаршивейшая, однако.
       Правда, один мешок, похоже, легендарная бабушка пирата собирала. Три пары носков, пара простых рубашек, штаны запасные, полотенце, для золота мешок, кожаный, маленький. В нём пять монет, правда, три серебряных, но больших. И ещё, совсем как в песне - кружка, ложка, тёплая рубашка, мыло и даже какой-то порошок, наверное, зубной. А главное - совсем мой размерчик, я не про порошок с кружкой и мылом, разумеется. Живём!
       Одно из сёдел мне подозрительным показалось. И правильно. Произвёл вскрытие - ещё десяток золотых...
       Выгодное, оказывается, это дело - экспроприация экспроприаторов!
       Значит, надо продолжать в том же духе. Поэтому решили с парнишкой навестить бандлагерь. Я его даже не уговаривал, сам предложил. Правда, раза три убежать пытался. За пару часов пути Лёйфер успел сообщить мне, что разбойники нехорошие, злые какие-то, невоспитанные, дерутся часто. Он их нисколечко не любит. А вот с таким добрым дяденькой, как я, и на край света бы отправился.
       Сам он круглый сирота, совсем круглый. Потому что мамка давно не навещала. Как послала по весне его со старшим братом к атаману, Малышу Цагу, так ни разу тут и не появлялась. Отец про них забыл, совсем забыл, ушёл ещё в конце зимы, и с тех пор где-то бродит.
       Вот такой он весь несчастный. Но про тяжёлую жизнь круглого, но, для своего возраста, довольно-таки длинного сироты мне слушать надоело, и я стал бедолагу об окружающем расспрашивать. Оказалось, что к югу отсюда лежит Дикий Лес, в который никому нельзя, за Лесом богатые страны.
       А у них граф правит. Их деревня на отхожем промысле специализируется. Как только весна настаёт, так все мужики в лес отходят, да на дорогах и промышляют. Граф этим очень доволен, потому как налоги за такой образ жизни деревня платит большие и всегда вовремя. Рядом ещё много всяких баронов и графов живёт. Каждый - сам по себе. Но король у них тоже есть. Как это можно, чтобы без короля? Никак нельзя! Но он где-то далеко, здесь его никто не видел...

+8

16

Когда к заимке стали приближаться, я пацана спеленал, да под кустик положил. Парень он, конечно, добрейший и со всех сторон просто замечательный, только вот спиной к нему поворачиваться не стоит. Прирежет.
       Лагерь, разумеется, бдительно охранялся. Двумя постовыми. Один дрых в тени под вязом, другой сидел на пеньке и внимательно рассматривал носок своего сапога. Делал он это настолько увлечённо, что я, подкравшись со спины, тоже туда заглянул, но ничего интересного не увидел.
       Разобравшись с часовыми, стал бандбазу рассматривать:
       Несколько тесно приставленных друг к другу домов, домиков и сараев, окружённых невысокой оградой. У ворот две пары деревенского вида парней неумело дубасили друг друга дубинками, вероятно, изображавшими мечи. Под присмотром весьма опасного на вид старика, напомнившего мне прошедшего не одну войну отставного ветерана-сержанта. С настоящим мечом на поясе и даже в кирасе. Больше никого видно не было.
       Заимка со всех сторон окружена лесом, поэтому незаметно подобраться к воротам особого труда не составило.
       Ускорился, но старик всё-таки успел повернуться и меч выхватить. Правда, ему это не помогло. Остальные вылупились как бараны. Ну и получили палкой в лоб. Все четверо. Быстренько спеленал и стал строения осматривать. Сначала те, которые с виду жилые. Во второй избе обнаружилось ещё двое, дрыхнувших. Наверное, здешние сверхбдительные часовые после тяжёлого дежурства отдыхали. Один, правда, успел вскочить и мечом махнуть. Попал. По потолочной балке, где меч и завяз.
       Осмотрел остальные постройки. У одного сарая стояло две неизвестно как забравшиеся в лес телеги. Оказалось - конюшня. Другой, закрытый снаружи на массивный засов, был разгорожен на запертые клетки, в которых кто-то находился. Наверное, пленники, ожидающие выкупа. Но сейчас разбираться с ними было некогда, вот-вот могли хозяева нагрянуть. Больше никого не обнаружилось.
       Провёл при помощи пары вёдер воды сеанс экстренной терапии с одним из приворотных фехтовальщиков, спросил главное - когда обещал вернуться атаман? Вечером, - честно ответил вконец обалдевший парень. На остальные вопросы он отвечал столь же чётко, не задумываясь
       - На дело пошли полтора десятка бойцов и какой-то прибежавший из города купец.
       - Все на лошадях.
       - К Большой дороге ведёт правая тропинка от ворот.
       Только после этого до начинающего романтика большой дороги, наконец, дошло, что разговаривает с тем, кто довольно-таки больно обидел его палкой по голове, и он замолчал как красный партизан.
       Но всё, что надо, я узнать успел. Облом, однако. С кавалерией меня воевать не учили.
       Побежал разглядывать правую тропинку. Полегчало. Даже такому, как я, лихому кавалеристу ясно, что лошадей по этой дороге провести на поводу можно, а вот верхом - отнюдь. Ветками посшибает.
       Только успел удобное место для засады прикинуть, там, где деревья от тропинки подальше, по буеракам, цепляясь за кусты и ветки, носиться неудобно, слышу, где-то далеко топают. Сбегал, тихонечко посмотрел, посчитал...
       Бандкараван растянулся метров на сто. Девять человек неторопливо вели на поводу восемнадцать лошадок. Ещё десять организмов к коням приторочены. Четверо из них, похоже, трупы, двое - раненые. Опасное это, всё-таки, дело - бизнес на больших дорогах. Остальные четверо связаны и повязки на глазах. Одна - женского полу. Не приведи Господь, ещё одна принцесса... Но что это я всё о бабах, пора и делом заняться.
       Вернулся на прикормленное, тьфу ты, присмотренное местечко и стал ждать.
       Решил с конца начать. Пропустил всех, выскочил напротив замыкающего. Пока разбойники поняли, что в хвосте что-то происходит, троих успел успокоить, а четвёртый только разворачиваться начал. Ну и лёг рядом со своей лошадкой.
       Дальше пошло тяжелее. Если со следующей парой разобрался без особого труда, они так разогнались, что не стал ими мешать, посторонился, дал проскочить мимо, да и стукнул обоих по затылкам, то трое передовых во главе с атаманом в полной готовности уже ждали на крохотной полянке. К тому же один из раненых достал арбалет и пытался его зарядить.
       Включил максимальную скорость и начал свой танец. Первого удалось поймать на атаке - полез, задравши меч и что-то крича, вперёд, ну и получил палкой в лоб. Второго достал только по коленке, но крепко. Он присел, но продолжал своей железкой размахивать. Пришлось от него отскочить. Сцепился с атаманом.
       Тот в железкомахании оказался силён. А раненый арбалет всё-таки зарядил и стал в меня, несчастного, целить. Пришлось следить, чтобы главбандит всё время спиной к арбалетчику был и меня заслонял. К тому же подставлять свою палочку под прямой удар не хотелось. Она хоть и дубовая, но вдруг перерубят. Ещё и отступать некуда, позади, правда, не Москва, а обиженный по коленке и пытающийся меня зацепить острым предметом разбойник. Но тоже несладко. В общем, покрутиться пришлось изрядно.
       Заметил, что противник немного вслед за мечом проваливается. А железяка у него красивая, эфес витой, каменьями сверкает, но тяжеловатая. Видать, недавно подобрал где-то на большой дороге и привыкнуть ещё не успел. Решил воспользоваться. Приоткрылся, когда атаман со всей дури меня рубанул и опять провалился, проскочил ему за спину и, не оборачиваясь, влупил концом палки по затылку. Звону вышло не меньше, чем от того мужика в колпаке. Видать, это и помешало арбалетчику в меня попасть. Болт рядом с ухом просвистел.
       Быстренько пристукнул его, его раненого коллегу и того, что сзади всё с колена пытался встать, и начал всех стукнутых в снопы увязывать. Закончил, присел на одного из них и задумался. О делах наших скорбных.
       Вот, имеются в наличии караван из восемнадцати гружёных награбленным лошадок, при нём одиннадцать связанных бандитов и четверо пленников. Неподалёку лагерь с семью, а если считать и пацана, с восьмью также крепко увязанными разбойниками, несколькими запертыми пленными, лошадьми, телегами, нажитым непосильным, но не совсем праведным трудом имуществом и наступающими сумерками. И что же мне теперь со всем этим счастьем делать?

+8

17

Хлебнул водички из фляги. Полегчало, даже умные мысли в голове появились. Решил, что работу работать надо поэтапно. Стащил всех развалившихся вдоль тропки романтиков ножа и топора в кучку. Попутно избавил их от наиболее ценного имущества. Заодно срезал весьма аппетитно выглядевший мешочек, привязанный к седлу головной лошади. Тяжёленький такой. Пригодится. Развязал пленных. Стали знакомиться.
Какие люди...
Граф Грюнхюгель с графинчиком, в смысле, с сыном. Ехали с ярмарки в поместье, да и попались. И купец Зеллер с дочерью. Те на закупки сельхозпродукции направлялись. С деньгами и охраной. Охрана, правда, при появлении разбойников куда-то делась. Деньги тоже. Шестерых лесовиков граф с сыном нашинковали, а вот с остальными не управились.
Я же знакомую песню спел. Мол, сами мы неместные, из далёких краёв пришедшие. Происхождения такого, о котором лучше не распространяться. Во избежание... Порядков здешних не знаем, этикетов не ведаем. Король нанял, трусы с тельняшкой выдал, да послал в их захолустье с разбойниками разбираться. Инкогнито. Вот я и разбираюсь.
Объяснил обстановку. Граф оказался толковым, времени на сопли и разговоры терять не стал, только ту полуметровую железяку, которой атаман махал, подобрал. Обрадовался Вальтер ей, как родной. Оказалось, это «Большая рубящая нечисть стальная струя света», или, если совсем попросту, Гросстойфеляйхакенштальлихтсштраль, родовой меч Грюнхюгелей, который уже несколько веков переходит от отца к сыну. Правильно я сообразил, Малыш Цаг меч этот часа четыре назад впервые увидел. И не удержался, тут же на пояс нацепил. В общем, жадность фраера сгубила.
Граф лихо построил нас, всех троих, в шеренги и колонны по восемь, поводья в руки и вперёд, стройными рядами. В лагерь. Бандитов оставили сложенными в кучку. Ибо работа их опасна и трудна, пусть полежат немного, отдохнут, дозреют. А то после моей палки зелёные они какие-то.
До заимки добрались быстро, лошадок привязали, я на сарай с запертыми клетками показал. Пока граф со товарищи пленных освобождали, решил тоже в этом частично поучаствовать – освободить разбойников от части неправедно нажитого. Пока никто не мешает. У меня золотовалютных запасов маловато будет, а за бесплатно кормить и поить, по-моему, и в других мирах не очень принято.
Сбегал в дом, где самую приличную, причём, единственную запертую комнату видел. Ну, она уже с час как отпёрта. Я же любопытный. Универсальный ключ подошёл, топор обыкновенный называется. Там несколько сундуков стояло. Стукнул каждый палкой, а то намагичат чего, а мне потом отмываться. Два раза изрядно звякнуло. Первым вскрыл маленький, но с виду самый крепкий...
Это я удачно зашёл...
Похоже, тут у них походный общак хранится. Мешочек с золотыми, примерно в полкило, в отделении слева просто золотые монеты, с полсотни, справа – серебряные, много. Посередине – ювелирка разная. Забрал золото, начерпал в подвернувшуюся ёмкость килограмма три серебра. Изделия и камушки брать не стал, ещё опознает кто, доказывай потом, что какой-то неизвестный, мимо пробегая, подарил...
Во втором сундуке лежала весьма богато выглядевшая мужская и женская одежда. В третьем – оружие, тоже непростое. Вероятно, для скупщика отложено, в лесу с таким ходить не комильфо.
В четвёртый сундук, похоже, были сложены личные вещи атамана. Какие-то письма, документы, ещё один кошелёк, приличная одежда, аккурат мой размерчик. Ну да, атамана недаром «Малышом» прозвали, малость меня пониже будет, а в плечах мы почти вровень. И карты... Уррра, хоть со здешней географией немного разберусь. Подписи, правда, непонятно по-каковски, но символы довольно доходчивы. Север с югом тоже не на месте, но указаны. Куда вертеть, уж как-нибудь соображу.
Хватит, однако, золотодобычей заниматься, пора в люди выходить, а то чего-то они там подозрительно затихли...

+8

18

Народ, оказывается, отнюдь не затих, а даже и совсем наоборот...
       Окружил пятерых повязанных и молча на них уставился. Недобро так.
       Людей в клетушках оказалось немало. Пятеро мужиков в рванине, семеро молодых женщин весьма потрёпанного вида, которых бандиты использовали. В том числе для стирки, готовки и уборки. И заложники. Захваченный на Большой дороге барон лет сорока и молодые ребята, два парня и девушка, дети местных дворян. Эти хоть тоже явно недокормлены, но всё-таки не такие забитые, как разбойничьи слуги.
       Нужно срочно озадачивать, а то, как говорится, "сейчас прольётся чья-то кровь". Командование принимать никто не хотел, даже Вальтер что-то сник, пришлось мне.
       Оказывается, по местным законам, я теперь полноправный хозяин всего этого походного бардака. То есть, мне не только всё, нажитое непосильным трудом романтиков большой дороги принадлежит, но даже груз сегодняшнего каравана и выкуп за освобождённых. А мне оно надо? В общем, как там поётся:
    "Эй, комроты, давай нам всем чего-то,
    И что-то налей, чтобы было веселей"...

       За точность цитаты не отвечаю.
       А комроты тут один, правда, теперь уже бывший. Но делать нечего, надул потолще щёки и, как положено большому начальнику, принялся осуществлять руководство на месте. В этом непростом деле, я "осуществление руководства на месте" в виду имею, настоящими мастерами были Великие Вожди Корейской нации, товарищи Ким Ир Сэн, Ким Ир Сын и Ким Ир Внук. Я же только учусь. Но, вроде, тоже неплохо получилось.
       Сначала речугу толкнул, что я, как истинное королевское инкогнито, человек хоть и небогатый, но гордый. Своего мне не надоть, чужое бы доволочь. Поэтому от выкупа за освобождение отказываюсь. То, что ограбленные опознают как своё, пусть забирают не раздумывая. Остальное я посмотрю, немного себе отложу, а что останется, пусть рассматривают как королевскую компенсацию за бандитские унижения. Только вот разбойников к королевскому судье пусть сами доставляют. Ибо их много, а я один!
       Делить назначил купца и его дочку. Сюзанне хоть пятнадцать лет всего, но уже в эти годы она крепкая опора отцу и истинная бизнесгёрл. До бизнесвомен, правда, ей нужно добавить лет пять возраста и килограмм тридцати веса, а чтобы настоящей бизнеследи стать, в здешних условиях придётся какого-нибудь барончика окрутить. Но уже сейчас Сюзи считает быстрее калькулятора, а торгуется круче лучших специалистов одесского Привоза и ташкентского Чор-Су. Успел убедиться. Но это завтра, когда всё посчитаем.
       Курта, сына графа, послал пацана с левой тропки подобрать, женщинам велел на всю нашу шоблу обед готовить, да посытнее и повкуснее, а сам с графом, мужиками, бароном, молодёжью, купцом и лошадьми направился к сложенным у дороги бандитам.
       Пока их в заимку перетаскали, уже совсем стемнело. Наши дамы как раз к этому моменту расстарались. Продуктов у бандитов хватало, экономить не приходилось, поэтому обед получился на славу. Ударники феодалистического труда наелись, повеселели. Те, которых из клеток освободили, давно сытно не питались, разморило их всех, в сон потянуло.
       Быстренько определились, кто где спать будет. Курта, как самого крепкого из молодёжи, поставил ворота сторожить, чтоб их ночью не украли. А то ходят тут всякие. Бандитов оставили там, куда дотащили, связанными. Ничего с ними до утра не случится, ночи тёплые. Вязал сам, не убегут. Лошадок распрягли, напоили, накормили, привязали и разбежались по койкам.
       А у меня откат. Не спится. Попробовал в избе примоститься, но там душно. Воздух какой-то спёртый. Похоже, разбойники и его спереть ухитрились. Ну что скажешь, профессионалы.
       Прихватил пару покрывал и устроился на травке между домами.

Отредактировано Efimytch (10-11-2013 12:03:30)

+10

19

Efimytch написал(а):

Людей в клетушках оказалось немало. Пятеро мужиков в рванине, семеро молодых женщин весьма потрёпанного вида, которых бандиты использовали. В том числе для стирки, готовки и уборки. И заложники. Захваченный на Большой дороге барон лет сорока и молодые ребята, два парня и девушка, дети местных дворян. Эти хоть тоже явно недокормлены, но всё-таки не такие забитые, как разбойничьи слуги.

Да плюс к тому еще свежезахваченный граф с сыном и купец с дочей...
И все это - у какой-то банды не больше трех десятков человек численностью, сидящей буквально в двух шагах от опушки леса?
Одно из двух: либо главаря этой банды надо звать не Малышом Цагом, а Черным Властелином, либо в этом королевстве явный  переизбыток благородного сословия (буквально как собак... :))
В общем, даже с тем условием, что мир волшебный - осетер получается уж слишком велик...

0

20

П. Макаров написал(а):

Efimytch написал(а):

    Людей в клетушках оказалось немало. Пятеро мужиков в рванине, семеро молодых женщин весьма потрёпанного вида, которых бандиты использовали. В том числе для стирки, готовки и уборки. И заложники. Захваченный на Большой дороге барон лет сорока и молодые ребята, два парня и девушка, дети местных дворян. Эти хоть тоже явно недокормлены, но всё-таки не такие забитые, как разбойничьи слуги.

Да плюс к тому еще свежезахваченный граф с сыном и купец с дочей...
И все это - у какой-то банды не больше трех десятков человек численностью, сидящей буквально в двух шагах от опушки леса?
Одно из двух: либо главаря этой банды надо звать не Малышом Цагом, а Черным Властелином, либо в этом королевстве явный  переизбыток благородного сословия (буквально как собак... :))
В общем, даже с тем условием, что мир волшебный - осетер получается уж слишком велик...

Лето, а значит, бандитский сезон, на середине. Всех захваченных с целью выкупа (4 человека за три месяца) держат на лесной базе. Оттуда сбежать трудно и непонятно, кто захватил. Четверых только что захватили, причём, в результате предательства. Похитить с весны нужное количество крестьян мне представляется вполне возможным. 12 человек - не так и много. Причём, банда непростая, под крышей своего графа и со связями в городе.
Или я всё-таки перестарался? Себя так трудно оценивать... :blush:
Мне осетра урезать нетрудно. Из заложников по сюжету только барон важен, а крестьян - это я примерно прикинул, сколько нужно слуг мужеского и женского полу для обслуживания двух с половиной десятков привыкших к удобствам бандитов.

Отредактировано Efimytch (29-01-2013 21:05:25)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Человек с ружьём