Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Поэзия » Графомания


Графомания

Сообщений 11 страница 20 из 93

11

Minor, я Вам -шуткэ, Вы мне - диссер!  http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif 
Нечестно!

0

12

Максимыч написал(а):

Minor, я Вам -шуткэ, Вы мне - диссер!   
Нечестно!


Сознаю свою вину.
Меру. Степень. Глубину.
И прошу меня направить
На текущую войну.
Нет войны - я все приму -
Ссылку. Каторгу. Тюрьму.
Но желательно - в июле,
И желательно - в Крыму.

:blush:

+1

13

Найдя покой в семейной бухте,
Мужчины часто утверждают,
Что место женщины на кухне,
И принцип этот соблюдают.
Но если, всё же, разобраться,
Причина, в общем-то, банальна:
Они, вы будете смеяться,
Не знают, что с ней делать в спальне.

***

+1

14

Печальная история Мишеля Буше

Однажды в городе Одессе
Произошел такой конфуз -
Приехал в личном Мерседесе
В Одессу молодой француз.

Француз был родом из Тулузы,
По паспотру Мишель Буше.
И, как все прочие французы,
Мишель был бабником в душе.

Оставив свой багаж в отеле,
Мишель направился в бордель,
Поскольку местные бордели
Повсюду посещал Мишель.

Борделей множество в Одессе -
Француз резвился, как кобель
И, как потом писали в прессе,
Исчез на несколько недель.

Администрация отеля,
В котором числился Буше,
Не знала, где искать Мишеля
И не надеялась уже.

***

Рахиль, дочь местного раввина,
Имела собственный бордель,
И для неё любой мужчина
Имел коммерческую цель.

В тот день Рахиль была при деле,
Приходный заполняя лист,
И в этот миг в её борделе
Возник богатый интурист.

Молва в бордельном профсоюзе
Летит быстрее, чем стрела -
Рахиль всё знала о французе
И с нетерпением ждала.

Сложив бумаги и чернила
В шкатулку из папье-маше,
Рахиль любезно предложила
Присесть вошедшему Буше.

Пока француз располагался,
Сползая в плюшевый диван,
В уме Рахиль уже рождался
Изящный, но коварный план.

Конечно, не совсем тактично
Детали плана разъяснять,
Но девушка решила лично
Француза в номере принять.

***

Опустим мелкие детали
Интимных хитростей Рахиль,
И вновь к сюжетной вертикали
Нас возвращает строгий стиль.

Пока милиция искала
Пропавший след месье Буше,
Героем громкого скандала
Стал сам французский атташе.

Он опознал в одесском морге
Какой-то безымянный труп.
Он был, при этом, не в восторге
И в показаниях был скуп.

Так в милицейском протоколе,
Где расписался атташе,
Есть запись: "Под Одессой, в поле
Был найден труп месье Буше".

А "труп", тем временем, резвился
Вдвоём с проказницей Рахиль,
И с ним никто не поделился,
Что он, по сути, сдан в утиль.

***

Природа щедро наградила
Умом коварным женский род.
Адама Ева просветила,
Каков на вкус запретный плод.

С тех пор наивного Адама
С благочестивого пути
Легко свернёт любая дама,
Чтобы с собою увести.

Мишель Буше из той породы
Весьма отзывчивых мужчин,
Что, слыша женской зов природы,
Идут без видимых причин.

Наживку лёгкую глотают,
Захлопнув за собой капкан,
На шее собственной желают
Потуже затянуть аркан.

Рахиль усердно потрудилась,
Капкан закрылся, наконец -
Дверь с лёгким скрипом отворилась,
И к ним вошёл... её отец.

***

Раввин районной синагоги
Моше Израилевич Фасс,
Сел, широко раскинув ноги
На их измученный матрас.

Вся скорбь еврейского народа
Читалась в старческих глазах,
Как будто плакала Природа
И херувимы в небесах.

Рахиль, едва прикрывши тело,
Рыдая, бросилась к отцу,
При этом, метко плюнув смело
В глаз похотливому самцу.

Моше с Буше вдвоём остались,
Отец был страшен, как гроза,
И быстро кровью наливались
Его отцовские глаза.

Но драмы не было кровавой,
Всё превратилось в водевиль.
Буше, чтоб избежать расправы,
Пришлось жениться на Рахиль.

Их поздравляла вся Одесса,
Но только выветрился хмель,
За багажом и Мерседесом
Мишель направился в отель.

***

Хотелось очень уж французу
Сесть поскорей в свой Мерседес
И дёру дать домой, в Тулузу,
Быстрей, чем Air France Express.

Но жизнь, порою, коррективы
В любой внести способна план.
Легко понять его мотивы,
Но он, увы, попал в капкан.

Буше в отеле не узнали
И, в выражениях прямых,
Документально доказали,
Что больше нет его в живых.

Мир для Буше перевернулся,
Погас в душе его фитиль.
В конце концов, Мишель вернулся
К своей безжалостной Рахиль.

С тех давних пор промчались годы,
Но незадачливый француз
Остался в памяти народа,
Невинной жертвой брачных уз.

Одесса помнит о французе,
А под одной из серых плит
На местном кладбище в Тулузе
Лежит забытый одессит.

Бордель работает исправно,
Стабильный принося доход,
И Мойша Бушман там бесславно
С дубинкой охраняет вход.

***

+1

15

Диалог на Привозе

- Есть раки! Подходите, выбирайте.
Да-да, мужчина, это я до вас.
Укропчик к ракам брать не забывайте,
Побольше, чтоб хватило про запас.
Вы посмотрите, это же красавцы!
Один в один, и все почти с икрой.
Живые, аж кусаются, мерзавцы
И пахнут не болотом, а рекой.
А реки, чтоб вы знали, усыхают
В такое пекло, как сейчас стоит,
И раки постепенно исчезают,
Они уже почти, что дефицит.

- Ну и почём, мадам, у вас десяток?
А если сразу сотню или две?
А вот икры я вижу недостаток,
И почему в болоте и траве?

- Чуть-чуть травы? Ой, я вас умоляю!
Берите, не морочьте мне мозги.
Всё вам не так... Ну, прямо я не знаю...
Я с вами умираю от тоски.
Таких, как у меня, шикарных раков
Вы не найдёте, я вам говорю!
Отдам всего по семьдесят, однако
На сотне хорошо вам уступлю.

- Ну, вы меня почти, что убедили,
Хоть раки так себе, на первый взгляд.
Но, раз уж о цене заговорили,
Давайте сотню, но по пятьдесят.

- Всего по пятьдесят? Побойтесь Бога!
Такой товар за жалкие гроши?
Желающих купить сегодня много,
Тем более, что раки хороши.
Смотрите, у меня наполовину
Дешевле, чем у всех моих коллег,
Но, так и быть, десятку я вам скину,
Я вижу - вы приличный человек.
Я ж не прошу по сто или сто тридцать
И цену я беру не с потолка,
А мне семью кормить - как говорится,
Я и за бабу, и за мужика.

- А с мужиком-то с вашим что случилось?

- Да водку пьёт. Какой с такого прок?
Такое "счастье" на меня свалилось,
А раков этих ловит мой сынок.
Мальчишка у меня, конечно, бойкий,
Но буду откровенной до конца -
Бандит растёт, и в школе только двойки...
Похоже, уродился он в отца.
Ой, что ж я с вами так разговорилась!
Не слушайте вы этот бабий трёп.
Уж извините, просто накопилось...
Берите лучше раки и укроп.

- Ну, хорошо, по семьдесят давайте,
Я торговаться с вами не хочу.
Две сотни, и укропчик посчитайте,
Я с радостью за это заплачу.

- Ну, нет уж! Я же скинула десятку,
А слово - ведь оно не воробей,
Но вы не беспокойтесь, все в порядке,
Я выберу вам раков покрупней.
Сегодня вы - мой первый покупатель,
А значит к вам особенный подход.
И чтобы не остались вы внакладе,
Вот вам ещё десяток на поход.
Поговорить за жизнь мне просто не с кем,
И я надоедаю вам опять.
Кому ж ещё я о своём, о женском,
Могу всё по серету рассказать.
Ведь не всю жизнь я раками торгую,
Я танцевала Фею и Жизель.
С тех пор по сцене часто я тоскую,
А жизнь моя - сплошная карусель.
Мой муж играл в оркестре на гобое,
А я в него влюбилась без ума.
Однажды нас застукала обоих
В гримёрке мужа первая жена...

- Позвольте, значит муж ваш был женатым?

- Ну да, а что? Любовь бывает зла.
Сама во всём же дура виновата,
Что мужу моему всё донесла...

- Постойте, я запутался немного.
Ваш муж тогда женат был не на вас?

- Да что ж тут непонятного, Ей Богу!
Я замужем уже не первый раз.

- Понятно, продолжайте. Интересно,
Чем этот ваш закончился роман.

- Так вот... Сказать по правде, если честно,
Мы вместе с ним удрали в Магадан.
Мой муж нашёл на приисках работу,
А я детей учила танцевать...

- Тот муж, который был вторым по счёту?

- Ну да. Смотря, конечно, как считать.
А в школе той, где я преподавала,
Я встретила красавца-физрука,
И всё, конечно, началось сначала -
Я по уши влюбилась в паренька.
Я прежде никого так не любила
И поняла, что это навсегда.
Моя любовь, в итоге, победила,
И с ним мы переехали сюда.

- Так, стало быть, теперь физрук ваш спился.
Он, что, не знал, что пьянство - это зло?

- Нет, что вы! Тот через полгода смылся,
Зато с четвёртым мужем повезло.
Четвёртый был порядочный мужчина,
Меня намного старше и мудрей.
Шикарный дом, престижная машина...
Один лишь недостаток - он был гей.

- А как же сын? Ведь тут мужчина нужен,
Простите мне бестактный мой вопрос.

- Ну, я жила недолго с этим мужем,
Опять не оправдался мой прогноз.
Мой пятый оказался негодяем -
Придурок, наркоман и психопат.
Хотя, сперва, жизнь с ним казалась раем,
Но быстро превратилась в сущий ад.
Вести себя он нагло стал и грубо,
Терпеть я это больше не могла,
Ну, а когда он выбил мне два зуба,
Тогда к шестому мужу я ушла...

- Простите, что я вас перебиваю,
Прервав ваш увлекательный рассказ,
Скажите сразу, я вас умоляю,
Какой по счёту муж у вас сейчас?

- Ну что же вы такой нетерпеливый!
Как будто на количество мужей
У женщин существуют нормативы.
Да разве ж мне до этих мелочей!
Вот я, к примеру, вам признаюсь честно,
Смотрю на вас и, что ни говори,
Но вы - мужчина очень интересный,
И мы б друг другу точно подошли.
Я разве вам не нравлюсь, хоть немного?
Пусть повидала на своем веку,
Но не уродина я, слава Богу,
И женщина вполне ещё в соку...

- Ой! Вы меня простите, ради Бога!
Ну как же я об этом мог забыть?
Дел у меня сегодня очень много,
И мне сейчас же нужно уходить.

- Минутку, я ещё не рассказала...

- Увы, бегу, но в следующий раз
С готовностью, во что бы то ни стало,
Я этот ваш дослушаю рассказ.

- Постойте! Вы забыли ваши раки!
Мужчина, подождите! Вы куда?..
Тьфу! Только лишь подумаешь о браке,
Как их сдувает ветром. Вот беда!

***

+1

16

Ностальгия

В далёкой и дикой Канаде,
В суровом медвежьем углу,
Форелью давясь в маринаде,
Хохол проклинает судьбу.

Он слышит далёкое эхо -
Бандуры печальный мотив.
Поверьте, ему не до смеха,
Его ностальгия - не миф.

Вдруг сала почудился запах,
Знакомый до слёз, с чесночком.
Хохлу очень хочется плакать,
Уткнувшись в солому ничком.

Он рвёт на себе вышиванку,
Целует потёртый "Кобзарь",
Представив ржаную буханку
И светлое пиво "Янтарь".

Вареники сочные с вишней
В сметане встают перед ним.
Себя он здесь чувствует лишним,
Пришельцем, изгоем, чужим.

Смотреть на икру он не может,
Его от омаров тошнит,
Он виски не пьёт и, похоже,
Душа от креветок болит.

Ведро дорогого бурбона
Готов он сейчас променять
Всего на глоток самогона,
И тут его можно понять.

Надежды последние тают
Отведать в сметане леща,
И силы его покидают
При мысли о вкусе борща.

Но рейс из Торонто в Борисполь
Опять улетел без него,
И в небе лишь след серебристый
Ему наблюдать суждено.

Хохол проклинает чужбину,
И гложет беднягу тоска,
Но всё же, любить Украину
Удобнее издалека.

***

+1

17

Патриот

Напевая "Ще не вмэрла...",
По Крещатику идет
Вуй, спустившийся с Говерлы -
Украинский патриот.

В вышитой крестьянской блузке,
Он внимательно следит,
Если кто-то вдруг по-русски
Невзначай заговорит.

Строго вывески читает
На предмет кацапских слов.
В этом суть, он понимает,
Государственных основ.

Запах щей его пугает,
Провоцируя мигрень,
Ни за что не променяет
Он вареник на пельмень.

И не смейте усомнится
В ценности его идей -
Все проблемы, что таиться,
От проклятых москалей.

Он готов их рвать зубами,
Если вуйко нам не врет,
Ведь сражаться с москалями
Должен каждый патриот.

Беспощаден, как цунами,
Страшен в гневе он своем -
Громко топает ногами,
Потрясая "Кобзарем".

Но пора уж мазать лыжи,
Снова ждет его в Москве
Гастарбайтерская биржа,
Ярославское шоссе.

***

+1

18

Выборы

Сегодня Солнце светит ярче,
Чем в самый светлый день в году.
И крепче чай, и сахар слаще,
Ведь я на выборы иду.

Идёт с отцом нарядный мальчик
С воздушным шариком в руке,
Старушка-божий одуванчик
В дырявом вязаном платке.

Идут рабочий и крестьянин,
Идут профессор и студент,
И иудей, и христианин,
И атеист-интеллигент.

Идут с водителем маршрутки
Жена и выводок детей,
Идут гурьбою проститутки
И местный поп - отец Андрей.

Идёт директор магазина,
Идёт районный военком,
Идёт соседка - тётя Зина
С каким-то пьяным мужиком.

У нас у всех, как говорится,
Демократический экстаз,
И от восторга наши лица
Блестят, как новый унитаз.

Мы думаем - какое счастье,
Что этим чудным, светлым днём,
Осуществляя выбор власти,
Мы управлять страной идём!

До нас, восторженных кретинов,
Так никогда и не дойдёт,
Что эти выборы нужны нам,
Чтоб выбирать себе господ.

***

+1

19

Рука Москвы

Денег нет, работать лень,
Пусто в холодильнике.
Вот уже девятый день,
Пью без собутыльника.
А ещё полно клопов,
Говорил с соседями:
Это происки врагов -
Путина с Медведевым.
Баба бросила меня
И ушла к любовнику,
Это всё рука Кремля,
Знаю, кто виновники.
Вижу в зеркале своём
Морду я помятую.
Да гори они огнём,
Москали проклятые!
Водка кончилась, увы,
У меня депрессия.
Это всё рука Москвы,
Это их диверсия.
Где б ещё бутылку взять,
Выпить очень хочется.
Ну когда же, твою мать,
Всё это закончится!

***

+1

20

О женщинах

Как-то заглянул я в гости к Богу,
Как обычно захожу к друзьям.
Посидели, выпили немного
И поговорили по душам.

Разговор сложился интересный,
И спросил я прямо Старика -
Господи, скажи мне, только честно,
Ты зачем лишил меня ребра?

Из него Ты сделал мне подругу,
Но ее поступок - стыд и срам.
Опозорен я на всю округу,
Допуск в рай теперь по пропускам.

Как мне мил был тихий райский сумрак,
Сад Эдемский восхищал меня,
И либидо не мешало думать
О глубинной сути бытия.

Но нахмурил брови вдруг Создатель,
Набивая в трубочку табак,
И сказал, как мудрый воспитатель -
Ты, сынок, наверное, дурак.

Осушив очередную рюмку,
Наколов на вилку огурец,
Бог сказал, что по Его задумке
Мне предназначался брат-близнец.

Но, учтя ответственность момента,
Взвесив "за" и "против" Он решил,
Сделать вместо брата-конкурента
Что-нибудь, что я бы полюбил.

Жизнь свою чтоб я наполнил смыслом,
На двоих делил свои грехи,
Чтобы, наконец, мне - эгоисту
Было бы кому писать стихи.

Чтобы я страдал, не спал ночами,
Под балконом серенады пел,
Чтоб кипел любовными страстями,
На дуэлях дрался, как умел.

Звезды с неба чтоб достать пытался,
И однажды подвиг совершил,
Чтоб грустил, и плакал, и смеялся -
Чтобы, черт возьми, я просто жил!

Я сидел, не смея вставить слово,
Рюмку водки так и недопив.
Бог меня отчитывал сурово,
Между делом, семгой закусив.

Вдруг меня как будто осенило:
А ведь прав, выходит, Старый Хрыч!
Жизнь в раю давно б меня стошнила,
Будь в раю я одинок, как сыч.

Нет, без женщин жизнь невыносима,
Как без хлеба черная икра.
И для женщин, коль необходимо,
Мне не жаль нечетного ребра.

Наконец, допив остаток водки,
Я еще "на посошок" налил.
Съев оливку и кусок селедки
Я, не прожевав, заговорил.

- Господи, Тебе я благодарен
За Твою заботу обо мне.
Ты мудрее, чем товарищ Сталин,
Ты генсека Брежнева добрей.

Ты и бабы Ванги прозорливей,
И умнее хитрого Кучмы,
Папы Бенедикта справедливей... -
Пел я, ложкой зачерпнув икры.

Чтобы поизящней подытожить
Тезис монолога своего,
Я сказал - Спасибо Тебе, Боже,
От мужского племени всего!

Выпив "посошок", мы распрощались,
Я побрел домой, к своей жене.
Может мы с ним вовсе не встречались?
Может было все это во сне?

Но с тех пор я знаю, в чем причина
Давней ампутации ребра -
Право называть себя мужчиной
Человеку женщина дала.

***

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Поэзия » Графомания