Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Горячее лето 42-го


Горячее лето 42-го

Сообщений 21 страница 30 из 579

21

ГГ хотя и пребывает в состоянии шока, но при находке оружия, с самого начала, признает в нем именно карабин, которыми, как правило, были вооружены связисты. И когда подошли его товарищи, он, находясь в легком обалдении, ляпнул первое слово (берданка), что пришло в голову.
     Не будет же он, в данной ситуации, объяснять своим друзьям: " - А вот здесь, вы имеете счастье созерцать карабин Мосина, образца 1938г..." , и далее все его ТТХ по списку?

0

22

Althoff, тут есть несколько вопросов.
1. Правильно ли я понимаю. что герои перенеслись из 1996-го?
2. Сколько им лет? Так как, служили в армии, то явно больше 20-ти.
3. Они были на рыбалке на мотоцикле, значит, хотя бы у одного есть документы: права, документы на мотоцикл. (в принципе их может и не быть, но уж если они на рыбалку берут аптечку, запас бензина и даже шлем, значит ребята не раздолбаи и без прав и тех. паспорта ездить не будут).
4. Похоже вырисовыватеся некая модель "мы из будущего", но в отличие от фильма героев очень быстро раскусят наши особисты. На крестьян и работяг они не походят. Один из моментов - это руки. Тогда у многих они были в мозолях, под ногтями грязь, и грязь впитавщаяся в трещинки кожи. Далее, полное не знание ситуации. Кто секретарь обкома? Кто член Политбюро, говор, слова, грамотность (не нормальная для жителя сельской местности) и еще101 мелочь на которой их поймают. Особенно троих сразу. Сойти за местных без вариантов вообще. И дело даже не в знании самой местности, а в знании очень многих мелочей жизни. Опять-таки одежда, обувь, ремни, сигареты, зажигалки и все, что у них с собой будет.
На шпионов не тянут точно. Но и на своих никак. А там очень бысто расколят на правду. В крайнем случае ударят несколкь ораз и ребята все расскажут, как есть. А вот, что будет дальше - это вопрос интересный.

0

23

Уважаемый А-1! Отвечу по пунктам, на все вопросы после 18-00. Извините, работа. Вопросы интересные. Спасибо!

0

24

Уважаемый А-1! Как и обещал, отвечаю на ваши вопросы:
     1. Вы правильно понимаете, герои перенеслись из 1996 года.
     2. Николай - 24 года, Виктор и Андрей - 25.
     3. Ребята действительно не раздолбаи, но паспорта с собой не брали, т.к. не принято у нас с паспортом на рыбалку отправляться. А вот права и документы на мотоцикл, у Николая были в полном порядке, т.к. по мосту через Дон, мимо поста ДПС, при въезде в г. Серафимович, проехать без документов, просто не реально, (гаишники там шибко суровые). Кстати, на рыбалку ребят понесло за 100км. от дома. Сами они жители г. Михайловка.
     4. Во всяком, почти, произведении про попаданцев, так или иначе вырисовывается модель "мы из будущего", все различие в деталях, способах, поворотах сюжета.
     Почему особисты, все, как один, должны быть шерлокхолмсами или держимордами, и неприменно обязаны всех подряд "кусать" и "раскусывать"?
     Ребята были на рыбалке, поэтому руки могут быть не совсем чистые, под ногтями, может даже присутствовать грязь. Мозоли тоже имеются в наличии. Офисных работников среди них нет. Они умеют, так же, держать в руках лопату, косу, и прочий сельхозинвентарь.
     Всех секретарей обкомов и членов Политбюро, им знать не обязательно. Про одежду, обувь, часы, зажигалки, и 101 мелочь, читайте дальше до конца главы 1, 2 и т.д.
     Насчет - " пару раз ударят и они все расскажут", хочу сказать только одно - парни, несмотря на молодость, тертые, битые и прекрасно понимают, когда и что нужно говорить, а когда нет.
     В общем, не хочется в одном сообщении, пересказывать подробно три главы. Если будут еще вопросы, постараюсь неприменно ответить.

0

25

- В общем так, "шпионы и диверсанты", мы из хутора Блиновского. Стоит он на речке Цуцкан. Помните, года два назад, мы через него проезжали, когда были в командировке? Далее, неделю тому назад, мы были призваны в ряды РККА, ехали с сопровождающим на "полуторке" , налетели немцы и разбомбили нашу колонну, скажем там еще беженцы были. Рядом взорвалась бомба, нас выкинуло из кузова, слегка контузило. Сопровождающий погиб, машина перевернулась и сгорела.
      Так что, "косим" под контузию, с частичной потерей памяти. Но настрой боевой, готовы бить "фашистскую
гадину" и все такое, в том же духе. И еще. Документы были у сопровождающего и они значит, того, ну, в смысле сгорели. Имена, фамилии оставим прежние, мы с тобой Микола - братья , ты, Витя - наш односельчанин, мы друзья с детства. Теперь, давайте подсчитаем, кто у нас какого года рождения. Сейчас 42-ой, нам с тобой Виктор по 25 лет, а тебе Коля - 24. Значит, здесь мы с
Виктором 17-го г.р. , а ты, брат - 18-го. Но есть одна загвоздка.
      Если мы пойдем по этим годам, то у "компетентных органов" может возникнуть закономерный вопрос: " - а
почему же, вас раньше не призвали?". Возраст у нас такой, что по любому, мы уже должны были бы отслужить срочную службу и какого мы тут по тылам кантуемся, в такой трудный для Родины час - вопрос, конечно, интересный. И я не знаю, что мы будем "плести" в таком случае. Потому, что если мы скажем, что служили, вот тут то, нам и кердык - "раскусят" нас запросто.
      Во-первых, справки могут навести, во-вторых, мы же ни одной воинской части не знаем толком, и в реалиях здешней жизни, разбираемся пока не очень хорошо. Так что, давайте скажем, окончили школу шоферов, ну, допустим, в Сталинграде, там сейчас такое начнётся, что проверять замучаются. Николай, ты про свои права, тракториста-машиниста широкого профиля, наверное, пока забудь, на время. Если будем
говорить, что мы водители, есть шанс попасть в одну часть, а так тебя в танкисты могут "законопатить" свободно. Ну, как вам такой план?
     - Нормальный. Пойдет! - ответили ребята.
     - И ещё одна маленькая просьба, от меня лично, для нашего же, общего здоровья и благополучия: не забывайте - вы контуженные, поэтому меньше говорите,
больше слушайте. Проблемы со слухом и заикание (легкое), не возбраняется. В любом случае, помните - лучше быть живым дураком, чем крутым покойником.
      Думайте, прежде чем что то сказать, так как наш
современный язык и обороты речи, слова современные, которые могут выскочить невзначай, могут стоить нам не только свободы, но и жизни. С шпионами и диверсантами, сейчас, разговор короткий.
     В общем, нам с Витькой по 18 лет, а тебе Коля 17, дни рождения прежние, родились мы в 24-м году, а ты, брат, в 25-м.
     Теперь насчет одежды и всего остального. Все нужно оставить здесь, и желательно спрятать все как можно лучше. "Ижак" в овраг, и ветками закидать хорошенько. Палатку, шмотки, документы, часы и прочее - закопать.
      Придется нам голышом на тот берег переправляться, потому, что даже трусы у нас, извиняюсь, нездешнего вида и выдадут запросто. Вы слушайте внимательно, и хорош ржать, шутки кончились, все, что я до вас пытаюсь донести, вам нужно будет в точности воспроизвести на том берегу, иначе -  нам всем хана. Ясно?
      Ладно, поехали дальше. Насчет почему голые. Тут так. Узнав, что эта сторона почти вся занята немцами, и в Серафимович не пройти, решили пробиваться к своим, то есть, переплыть ночью Дон, но попали под пулеметный обстрел, что имело место быть не так давно. Одежда - ку-ку, в смысле уплыла-утонула, а мы в камышах, чисто случайно, обнаружили лодку немецкую,
которую злодейски угнали. А потом нашли товарища Свистунова и решили доставить его в мед. учреждение, так как он был ранен тяжело и самостоятельно передвигаться не мог. Ну вот, как-то так все и должно
выглядеть, более или менее правдоподобно.
     Одеть, я думаю, нас оденут, не будем же мы в расположении воинской части голышом отсвечивать. Ну а дальше - по обстоятельствам. Всем все ясно?
      Вопросы есть?
Ребята согласились, что план, конечно, не очень гладкий, но в нашей ситуации, выбора особого у нас не было. Будем надеяться на удачу.
     - Ну, раз всем все ясно, тогда за работу. А то как только начнет рассветать, немцы нам не дадут переплыть реку, это и к гадалке не ходи. Да еще и раненый у нас. Поспешать нужно, товарищи! Кончаем разговоры - за дело!

+6

26

В воду не вариант. Сжечь? Жалко, блин. С другой стороны. Фрицам тоже отдавать нельзя, в любом случае. Хотя, меньше чем через месяц, наши здесь нанесут удар, захватят плацдарм и будут его удерживать, вплоть до контрнаступления, в ноябре. Может пригодится? (Мотоцикл ИЖ, шильдик, по-моему на раме, в принципе срубается элементарно).

0

27

Какие там плавни! Так, камышик реденький, недоразумение одно. Подумать нужно насчет мотоцикла.
     А насчет одежды, в принципе, утонула - значит утонула, главное что нет ее и все.

0

28

Althoff написал(а): ", слова современные, которые (могут) выскочить невзначай, (могут) стоить нам не только свободы"    Близкий повтор.Может быть так:  ", слова современные, выскочившие невзначай, могут стоить нам не только свободы".

+1

29

Althoff написал(а):

воду не вариант. Сжечь? Жалко, блин.

А  фигли в нем ценного то?   BMW -R71-75  того времени  , дадут  ижаку   (хоть 49  ,  хоть Юпитеру)  100  очков форы...   да  и собственно,  наш  М-72   - порвет  ижака  как  тузик  грелку, особенно  с учетом того, что для  тогдашней  техники  шел бензин " с октановым числом не  ниже  67" .
Это я  как  владелец  М-72  говорю.

Так что -  чисто как  память  о своем времени.. не более того.

+1

30

В темпе вальса свернули нашу стоянку. Николай с Виктором вытащили из мотоцикла сержанта и отнесли его поближе к реке и уложили в лодке, на берегу.
     Мотоцикл, срубив шильдик с датой изготовления, ухнули с крутого берега в омут, из которого накануне вытащили сома. Разделись догола, документы на мотоцикл, Колькины права,и прочее (часы, трусы, сигареты-зажигалки), прикопали подальше, в надежном месте. И поспешили к берегу Дона. Зрелище,
конечно, было не для слабонервных - три абсолютно голых чудака, с одной винтовкой. Смешно, обхохочешься. Но нам было не до смеха. Нужно было спешить. Небо на востоке начинало постепенно сереть. Времени оставалось в обрез.
     Положили раненого в лодку. Она-то - двухместная, так что, Виктор с веслами, угнездился кое-как, а нам с братом, пришлось плыть в не очень-то теплой воде рядом с лодкой, одной рукой держась за борт, а другой стараясь хоть как-то грести.
     "Лишь бы немцы не заметили, лишь бы не заметили!", - думаю, именно об этом, мечтали мы в тот момент. Доплыли почти до середины реки и тут, по закону подлости, или заметили фрицы что-то, или по графику у них так было запланировано, но в небо взвилась ракета,
освещая все вокруг бледным светом. Мы
постарались прикинуться плывущими по течению "шлангами", в смысле - бревнами или корягами, и замерли, не двигаясь.
     Витек в лодке шепотом сказал: " - Если начнут
стрелять - нам конец!"
     Так же, шепотом, отвечаю ему: " - Витя, заткнись пожалуйста, не каркай!"
      - Заглохните оба! - это брат высказался, как будто немцы могли нас услышать на расстоянии, чуть меньше километра. Но, похоже, все только начиналось.
      Наверное, фрицы все таки заметили нас. Не успела
погаснуть первая ракета, как за ней, следом взлетела еще одна, и скорее всего для острастки, что бы проверить плывущий по течению предмет, проклятый пулемет все таки забарабанил. Причем, именно в нашу
сторону.
     - Вот сволочь! Не проскочило! - крикнул я, - Мужики! Гребем шустрей отсюда! Быстрее!
     Видимо немецкий пулеметчик еще толком не пристрелялся, на наше счастье, пули, уходили куда-то выше, но радоваться нам было еще рановато. Один плюс в нашей щекотливой ситуации все же был - нас
сносило течением все дальше и дальше от места обстрела.
     - Витек! - крикнул я, - бросай весла и стреляй в сторону немцев. Пулеметчика убивать не обязательно, просто напугай его!
     - Ты что, сдурел? - Виктор мягко говоря - недоумевал.
     - Стреляй, тебе говорят, так тебя и разэтак! -
разозлился я.
     Мы с братом, изо всех сил старались подгребать к берегу, а Витя, схватив карабин, почти не целясь выстрелил в сторону вражеского пулемета. Не хило так бабахнул, сейчас же передернул затвор и еще раз
послал пулю на вражеский берег.
     - Хорош! Разошелся, стрелок Ворошиловский! Патроны береги! А то перебьешь всех немцев, нам-то с кем воевать тогда? Пулеметчик на время прекратил стрелять, но, через несколько секунд, принялся за старое.
      До берега оставалось метров двадцать. Витек быстренько поменял карабин на весло, и мы гребанули изо всех сил как сумасшедшие. Нет, ну жить-то всем
одинаково хочется, (японских товарищей, по-прозвищу "камикадзе," в расчет не берём), вот мы и старались от всей души, и за страх и за совесть. Кругом, весьма противно, свистели пули, взбивая фонтанчики воды, все ближе и ближе к лодке и тут, с нашего берега, ответил
немцам русский пулемет. Гулко, четко "зататакал", и главное - вовремя! А мы уже помирать собрались.
     "Врёшь! Не возьмёшь!" - как говорил Чапай. Поживем еще!
     А от прибрежных кустов уже кричали: " - Давай сюда! Быстрее к берегу!". Наши! Советские! Радость переполнила нас троих как-то разом, и мы хором, не сговариваясь заголосили, что было мочи: " - Товарищи! Не стреляйте! Мы свои, мы русские!". Смутно помню, как выбирались на невысокий берег, клацая зубами, ( больше с перепуга, конечно, ну и немного от холода).
    Нам протягивали руки незнакомые люди в красноармейской форме, кто-то помогал вытащить лодку на песок, подхватили вчетвером, и быстрее, бегом по заросшей тропинке, к спасительному лесу. Мы дрожали как цуцики, никак не могли прийти в себя, даже быстрый бег не согрел нас. Тут, небольшую полянку, на которой мы остановились передохнуть,
огласил чей-то властный голос, раздавшийся как гром среди ясного неба:
     - Это что за балаган? Кто такие, откуда? Сидорчук! Доложите, что здесь происходит!
     Появившийся,словно из -под земли, перед нами стоял как вкопанный, командир Красной армии, довольно высокого роста, возрастом примерно такой как мы - лет двадцать пять - двадцать семь. На голове - фуражка со звездой, из-под нее выбивается непослушный черный как смоль чуб. Не новая, но весьма чистая, командирская гимнастерка, с двумя кубиками на петлицах и комиссарской звездой на рукаве, комсоставские галифе и, немного подкачали видавшие виды сапоги, громадного размера.
      Увидев столь колоритную фигуру, мы уставились на него с восторженным уважением. Даже дрожать перестали, на некоторое время. Как же, не каждый день
такое увидишь - живой политрук, при планшете и пистолете, все как положено.
     Стоит и хмурит на нас свои черные брови и конечно-же с нетерпением ждет ответа на поставленный вопрос.
Тот, к кому обращался суровый политрук, был не высокого роста, крепкого телосложения мужчина, в звании старшины.
     Как только он услышал властный, знакомый голос, тотчас-же ответил на вопрос командира, и как мог, постарался объяснить ситуацию.
     - Мы в дозоре находились, товарищ политрук, наблюдение вели, значит, за тем берегом. Вдруг видим, плывут эти вот, ( он кивнул в нашу сторону ) значит, к нашему берегу. Вот. Ну, и немцы их тоже заметили и
давай поливать из пулемета. А они вот, ( он снова мотнул головой в нашу сторону ), в направлении противника произвели два выстрела из карабина. Мы их вытащили, значит, и ведем в расположение.
     - Старшина Сидорчук! Доставить их в штаб, там разберутся.
     - Товарищ политрук! Так они же голые совсем. Как же я их в таком виде в штаб приведу? Может, сначала к Звереву? Он им какую-никакую одежонку выдаст.
     - Ладно, - смилостивился " грозный" политрук, - только быстро. Одна нога здесь - другая там.
     - Т-т-товарищ политрук! Разрешите обрат-т-иться? Ран-н-неный у нас в лодке, сержант Свистунов. М-м-мы его н-на той ст-т-тороне подобрали. Вот док-к-кументы его и карабин. Т-т-там, в лодке, возьмите пожалуйста. -
заикаясь от холода проговорил я.
     - Свистунов? Так они же на ту сторону должны были связь протянуть. Он один был? - заинтересованно спросил у нас политрук.
     - Да. Он на берегу лежал, без сознания. Когда бредил, все приказ какой-то вспоминал, который нужно срочно доставить. Еще говорил, жалко, что телефон утонул. А провод там, на берегу лежит, мы его песком
присыпали.
     - Ладно. Потом разберемся, - и обращаясь к Сидорчуку, приказал: - Свистунова срочно доставить к медикам, а этих, к старшине, одеть и в штаб батальона. Ясно?
     - Ясно, товарищ политрук! - ответил тот, - одна нога здеся, другая тамо. Чего же тут непонятного? Исполним в лучшем виде. И уже обращаясь к нам:
     - Ну-ка, бесштанная команда, вперед шагом марш! А не то околеете еще от такого купания. Давай, шевелись, шире шаг!
     Двое бойцов взяли лодку, еще четверо подхватили Свистунова и понесли по лесной тропинке уходящей от берега на восток. Мы двинулись следом, а за нами с
карабином наперевес шел старшина Сидорчук. Замыкал нашу группу, незнакомый политрук, с которым нам вскоре пришлось познакомиться поближе.
     На востоке небо начинало светлеть. Через час, наверное, солнышко выкатится. Что нас ждет впереди?
     Начинался очередной день войны. Наш первый день, в этом новом для нас мире.

Отредактировано Althoff (18-12-2014 10:31:57)

+7


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Горячее лето 42-го