Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Горячее лето 42-го


Горячее лето 42-го

Сообщений 521 страница 530 из 541

521

Алксей написал(а):

материал сапог не установлен уставом. А во время войны - и в немецких сапогах часто ходили - разве что старались голенища перешить.


диверсантов забросили в немецких сапогах? Сомнительно. Скорее всего сапоги были хромовые, т.к. голенища у них на ощупь толще чем у яловых. Я сам отбегал 2 года в юфтевых сапогах... Да и для немецких сапог у бойцов, особенно для начала войны думаю еще не дошло. Обмотки и ботинки - вот обувка бойца Красной Армии...

Отредактировано Батяня (06-03-2017 02:25:19)

+1

522

В принципе, не столь уж и важно, какого вида были сапоги и из какого материала они сделаны (скорее всего хромовые, они точно с двойным голенищем), важно другое - что в них нашли. И на ком были до того, как их выменял старшина у Иваныча и Васи.

0

523

Глава 18

Тихонов со своими пограничниками опередил нас буквально на полчаса. Когда наш отряд вышел к землянке Страхова, они, расположившись неподалеку, уже отдыхали после выполнения своей части задания. Бойцы занимались привычными солдатскими делами: кто сворачивал папироску, кто перематывал сбившиеся портянки, а кто и вовсе – блаженно вытянув уставшие ноги и подложив что-нибудь под голову, пытался вздремнуть, пока есть время.
Еще издалека заметивший нас Тихонов, подхватив какой-то предмет с земли, заторопился навстречу. В его левой руке находился замазанный до невозможности вещевой мешок. По его лицу было видно, что пограничникам удалось отыскать что-то интересное и, может быть даже, непосредственно относящееся к нашему делу.
– Товарищ старший лейтенант! Разрешите доложить…
– Докладывайте, – устало улыбнулся Владимиров. – По глазам вижу – удачно прогулялись. Ну, что там у вас, лейтенант?
– Вот, – торжествующий Тихонов поставил грязный вещмешок к ногам командира,– радиостанция!
– Почему вы так решили? Посмотреть успели?
Тихонов замялся, но тут же, не сводя глаз со старшего лейтенанта, уверенно отчеканил:
– Вы же сами приказали, если чего обнаружим, то ничего особо руками не трогать. Приказ мы в точности исполнили, а что к чему, сами решайте. Я только постучал по вещмешку, вроде коробок железный внутри. А кроме радиостанции, что еще может внутри находиться?
– Мина, например, – присев возле мешка, и внимательно его разглядывая, задумчиво произнес Владимиров. – Но, скорее всего, вы правы. Бросили они ее, чтобы не таскать с собой  лишний груз. Вот, посмотрите.
Он указал на три отверстия, находившиеся почти ровно посредине сидора с задней  стороны:
– Тому, у кого этот вещмешок был на плечах, можно сказать очень крупно повезло. Если бы не эта железяка внутри, был бы у нас еще один труп. Фактически, он спас жизнь своему хозяину. Где вы его откопали?
– Я тоже так подумал! – обрадовался пограничник и принялся с мельчайшими подробностями рассказывать, чем занималась его группа с тех пор как мы расстались и до сего момента.
Оказалось, что тщательно обшарив место вчерашнего боестолкновения с диверсантами и не обнаружив ничего достойного внимания, кроме горсти стреляных гильз, Тихонов приказал своей группе разделиться.
Кстати, к вопросу о том, насколько внимательно проводилось обследование поляны. Принимая во внимание ограниченное количество времени и личного состава, занятого прочесыванием местности, пограничникам удалось обнаружить даже мою неразорвавшуюся гранату. Ее обезвредили, аккуратно выкрутив запал. Что тут скажешь? Отчаянные ребята эти погранцы, я бы так рисковать ни за что не стал. Ну ее к лешему! Расстрелять с безопасного расстояния и все дела.
По приказу лейтенанта Тихонова, так же досконально пограничники обследовали место, в котором отряд сержанта Тимофеева нарвался на засаду. Сержант хорошо запомнил это место. Как же, ведь здесь вчера погибли его боевые товарищи. Он показал Тихонову примерные направления, откуда стреляли по разведчикам те, кто устроил засаду. Кроме гильз от ППШ ничего найти не удалось, разве что, как отметил лейтенант, ловушка была грамотно расположена на местности, стреляли с двух сторон: справа с небольшой горки, из-под вывернутой с корнем ольхи, а слева, метрах в пятидесяти, из-за  раздвоенного от самой земли дуба. Разведчики неожиданно попали под перекрестный огонь, но, несмотря на это, они не растерялись и приняли бой. Если бы не понесенные потери, Степан готов был преследовать этих сволочей до тех пор, пока не настиг бы. А когда догнал, уничтожил бы их всех до единого, несмотря на приказ Александрова о том, чтобы брать диверсантов живьем. Тимофеев молча постоял у того места, где упал, сраженный наповал вражьей пулей сержант Иванов, затем, подошел к воронке от взрыва гранаты. Трава рядом была густо усеяна стреляными винтовочными гильзами, отсюда вел огонь наш пулеметчик, чуть дальше, метрах в пятнадцати, по направлению к поваленной ольхе, трава была помята и густо полита кровью. Здесь лежал и скрипел зубами от боли, прижав руки к животу, рванувший вперед и тяжелораненый осколками разорвавшейся неподалеку гранаты молдаванин Гузун.
Что ни говори, но своего эти типы добились: заставили разведчиков временно прекратить погоню. Тимофеев был вне себя от злости: столкнувшись не с двумя насмерть перепуганными шпионами, как предполагалось вначале, а с неустановленной численности (с вражеской стороны огонь вели, как минимум пять автоматов), дерзкой и хорошо подготовленной разведгруппой, понеся потери в личном составе, сержант поневоле отдал приказ прекратить преследование. Теперь же ничто не могло помешать, как можно точнее определить направление, в котором, вероятнее всего, скрылись  шпионы.
Тут пришлось потратить чуть больше времени на осмотр местности, и по необходимости, опять же, пришлось разбиться на две группы, поскольку, как удалось определить опытным товарищам,  устроившие засаду злодеи, сразу после отхода от места боя разделились.  Часть из них – два человека, как минимум, двинулась к развилке грунтовых дорог, одна из которых вела мимо озера Подгорного на хутор Клетско-Почтовский, где располагался штаб 21-й Армии, вторая, мимо хуторов Угольского и Отрожек, выводила к переправе у Серафимовича. А несколько человек, точное количество установить не удалось, но опять же по заверениям следопытов, было их не меньше трех, смело вышли на лесную дорогу и двинули в сторону санвзвода. Именно туда, где находился сейчас медсанбат 124-й стрелковой дивизии.
Тихонов поступил следующим образом: пятеро пошли вместе с сержантом Тимофеевым по дороге на Отрожки, Шмаков с двумя пограничниками двинул по следам в сторону санвзвода, а сам лейтенант, выбрав двух ефрейторов – Фетисова и Смирнова, решил прочесать еле заметную тропинку, ведущую в северо-восточном направлении.
Насчет опытности следопытов я ничуть не сомневался, это не просто слова – всем им довелось достаточно времени прослужить на границе, и горевали они лишь об одном, что нет служебно-розыскных собак, с которыми: «…мы бы этих шпионов в два счета из-под земли достали!». На это Тихонов, вполне резонно отвечал, что «…с собаками любой сможет. А вот без них, не каждому под силу. Тут надо постараться, как следует!».
Владимиров культурно прервал нескончаемую дискуссию опытных следопытов и попросил лейтенанта рассказать где, а главное как, им удалось обнаружить вещмешок с радиостанцией. Тихонов, достав из командирской сумки карту, развернул ее и принялся объяснять начальнику, где и как они наткнулись на такую важную улику. По его словам выходило, что находка произошла довольно случайно и, если бы не наблюдательность одного из пограничников, ефрейтора Фетисова, то весьма возможно, что вещмешок этот, так до сих пор и лежал бы себе спокойненько, на дне заросшей камышом неглубокой баклуги. Фетисов обратил внимание на примятую траву, будто кто-то не так давно проходил здесь по направлению к озерцу. Решив проверить свою догадку, он внимательно осмотрел все вокруг, в том числе и илистый берег озера. В одном месте, у самой границы камыша, стоявшего густой стеной почти в человеческий рост, ефрейтор обнаружил весьма четкие отпечатки армейских сапог. Тот, кто оставил их, видимо держал при себе что-то тяжелое, или являлся довольно грузным человеком, так как следы впечатались в мягкий грунт очень глубоко.
Фетисов позвал лейтенанта и рассказал о своей находке. Тихонов, в свою очередь, пораскинув мозгами, решил: раз уж они здесь и им дано задание – проверить все как следует, то почему бы не пошарить и на дне этого заросшего камышом озерца? Тем более наличие на берегу свежих следов, говорило само за себя – для питья и умывания данный водоем не подходил, уж больно много растительности было по берегу, а видневшаяся в просветах поверхность воды сплошь покрыта слоем ряски. Возникает резонный вопрос: что мог делать здесь неизвестный товарищ, имевший неосторожность наследить в этом, довольно глухом месте?
Два бойца, сам Фетисов и Смирнов, раздевшись, принялись обшаривать лесной водоем, осторожно переступая по илистому дну. Вскорости, Фетисову «повезло» во второй раз, именно он наступил на заброшенный в воду сидор. К сожалению, на этом  сюрпризы благополучно закончились. Не найдя больше ничего достойного внимания, кроме обрывков окровавленных бинтов, брошенных на виду у самой дороги, недалеко от Угольского, все три группы лейтенанта Тихонова, благополучно возвратились в расположение, незадолго до нашего прихода.

Отредактировано Althoff (06-07-2017 23:09:16)

+3

524

Althoff написал(а):

– Я тоже так подумал! – обрадовался пограничник и принялся с мельчайшими подробностями рассказывать, чем занималась его группа(,-лишняя) с тех пор как мы расстались(,-лишняя) и до сего момента.

 

Althoff написал(а):

Оказалось, что тщательно обшарив место вчерашнего боестолкновения с диверсантами(,-лишняя) и не обнаружив ничего достойного внимания, кроме горсти стреляных гильз, Тихонов приказал своей группе разделиться.


Althoff написал(а):

Принимая во внимание ограниченное количество времени и личного состава, занятого проческой местности, пограничникам удалось обнаружить(,-лишняя) даже(,-лишняя) мою неразорвавшуюся гранату.

М.Б. лучше "прочесыванием"?

Althoff написал(а):

Отчаянные ребята(,-лишняя) эти поганцы, я бы так рисковать ни за что не стал. Ну ее(,-лишняя) к лешему! Расстрелять(,-лишняя) с безопасного расстояния и все дела.
По приказу лейтенанта Тихонова, так же досконально(,-лишняя) пограничники обследовали место, в котором отряд сержанта Тимофеева нарвался на засаду.

 

Althoff написал(а):

Владимиров культурно прервал нескончаемую дискуссию опытных следопытов(,-лишняя) и попросил лейтенанта рассказать где, а главное как, им удалось обнаружить вещмешок с радиостанцией

 

Althoff написал(а):

Фетисов обратил внимание на примятую траву, будто кто-то не так давно проходил здесь(,-лишняя) по направлению к озерцу.

Althoff написал(а):

В одном месте, у самой границы камыша, стоявшего густой стеной почти в человеческий рост, ефрейтор обнаружил весьма четкие отпечатки армейских сапог. Тот, кто оставил их в этом месте, видимо держал при себе что-то тяжелое,

Близкий повтор, второе можно убрать.

Althoff написал(а):

то почему бы не пошарить и на дне этого(,-лишняя) заросшего камышом озерца?

 

Althoff написал(а):

К сожалению, на этом(,-лишняя)  сюрпризы благополучно закончились

Отредактировано Вездеходчик (06-07-2017 08:43:14)

+1

525

Опять 25?

0

526

Althoff написал(а):

Опять 25?

Что Вы, сударь! Намного лучше - только запятые, ошибок в словах я не нашел, да и повторов почти нет. Явные улучшения. Хороший отрывок.

+1

527

Вы мне льстите!

0

528

Старший лейтенант Владимиров.

Нужно было срочно решить несколько первоочередных задач, которые не терпели отлагательства. Во-первых: необходимо было связаться с Особым отделом 21-й Армии, доложить обстановку и запросить дальнейших указаний; во-вторых: надо куда-то, временно, пристроить задержанных, которые понадобятся, чтобы составить словесные портреты диверсантов для опознания. А еще есть: в-третьих, в-четвертых, в-пятых и решать все необходимо в темпе, так как время уходит быстро и безвозвратно, а вместе с ним уходят, возможно, дальше и дальше вглубь нашей территории шпионы, засланные к нам в тыл немецкой разведкой. И самое главное, мы пока точно не знаем, с какой именно целью они к нам заброшены.
Из бывшей землянки Страхова появился ее новый хозяин, «особист» 622-го полка старший лейтенант Храпов. Подтянутый и спокойный. Его фигура и походка излучали силу и уверенность. На командирской гимнастерке, на левой стороне груди, сиял рубиновыми лучами новенький орден Красной звезды и медаль «За отвагу». Среднего роста, довольно крепкого телосложения, русоволосый старший лейтенант вышел на шум голосов и, подойдя ко мне и группе пограничников, спросил, как продвигается дело. Не требуется ли нам какая-нибудь помощь? Я не был с ним знаком лично, но, по словам Начальника Особого отдела 21-й Армии, майора Госбезопасности Хандошко, Храпов был толковым парнем. Где-то они пересекались раньше. Под Киевом, что-ли? Сейчас уже и не вспомнить. Но майор, насколько я его знаю, человек с виду суровый и не особо разговорчивый,  не стал бы почем зря раздавать такие характеристики. Да и ордена у нас, пока что, кому попало за красивые глаза не дают. Вопросы Храпова являлись вполне закономерными.  Его интерес к ходу расследования был отнюдь непраздным. Все-таки теперь, после того, как Страхов сдал ему свой участок, за все, что происходит на передовой и в тылу полка, отвечать придется именно ему. Поэтому, я решил использовать его максимально эффективно, и сразу постарался изложить главное, что меня волнует на данный момент в сложившейся обстановке:
– Товарищ Храпов! Мне необходимо связаться с Особым отделом 21-й Армии. Это возможно?
– Какой разговор, звоните, если необходимо! Я сейчас распоряжусь, вас соединят.
– Еще один момент. Нужно, где-то надежно пристроить задержанных. Это ненадолго. Но так, чтобы была исключена возможность побега и, чтобы навредить себе они не смогли. Вы меня понимаете? После звонка в Особый отдел, возможно, нам придется забрать их с собой, поэтому лучше, чтобы они были под рукой. Как это устроить?
Старший лейтенант, не раздумывая, ответил:
– Организуем. Есть тут у нас одно место надежное. И охрану опытную постараемся подобрать. Никуда они не денутся, не сомневайтесь! – Может, в землянку спустимся, товарищ Владимиров? – спросил Храпов.

– Пожалуй, именно так мы и сделаем, но перед тем, как звонить в Особый отдел Армии, я хотел бы провести небольшое совещание. Что-то вроде обмена мнениями. Немедленно отдайте распоряжение насчет задержанных, чтобы глаз с них не спускали, а я, тем временем, соберу свой «консилиум».
Храпов подозвал сержанта-автоматчика и продублировал ему мой приказ-просьбу относительно задержанных санитаров. Сержант тут же кликнул трех бойцов из взвода охраны Особого отдела. Они без промедления приняли от пограничников Ивана Ивановича и Васю, с забинтованной башкой, и повели их куда-то за блиндаж, быстро скрывшись за кустами, окружавшими поляну.
Нравился мне чем-то, этот старший лейтенант: без лишнего пафоса и недовольства, спокойно отдал команду своим подчиненным, объяснил, что к чему, и так же невозмутимо вернулся к землянке, уверенный в том, что его люди сделают все как положено.
Я, тем временем, отдал распоряжение – отпустить сержанта Тимофеева в свою часть, а лейтенанту Тихонову, сержанту Зиновьеву и бойцам Шмакову и Калмыкову, следовать за мной на «совещание».
Мы спустились в землянку. Храпов, на правах хозяина, пригласил нас устраиваться удобнее и начинать уже «совет вождей». Мы разместились вокруг небольшого стола. Хозяева этой землянки, судя по всему, были людьми «зажиточными», на дворе уже начинало смеркаться и если бы не керосиновая лампа, то сидели бы мы в потемках. Но, в начале, нужно было пояснить старшему лейтенанту кое-что насчет задержанных санитаров:
– Товарищ Храпов! У меня к вам личная просьба имеется: не могли бы вы нам помочь с одним, весьма деликатным делом? Допросите под протокол задержанных санитаров. Желательно, чтобы допрашивались они порознь. Затем, составьте с их показаний, словесные портреты ночных посетителей санитарного взвода. Особенно, прошу обратить внимание на показания Василия Лебедева. Мне необходимо, насколько возможно, подробное описание внешности «капитана». Скорее всего, он является старшим второй группы. Словесный портрет и всю новую информацию по этому делу, вместе с протоколами допросов, немедленно сообщите лично мне. И еще, на будущее. Если по этому делу появится у вас какая либо новая информация, отправляйте все материалы в Особый отдел 21-й Армии, майору Госбезопасности Хандошко. Ясно?
– Не сомневайтесь, товарищ Владимиров, – спокойно ответил он, – все сделаем, как положено. С Начальником Особого отдела Армии, мы давно знакомы. Еще с 41-го года. Приходилось вместе из окружения выходить. Если что узнаем, будьте спокойны, сообщим непременно.
Храпов отдал распоряжение связисту и, не простившись, вышел из землянки. Я обвел взглядом собравшихся за столом. Личный состав явно начинал скучать. Пора начинать.
– Итак, – обратился я к своим подчиненным, – чтобы вы не уснули тут, ненароком, предлагаю начать наш разговор. Кому есть, что сказать, о деле, которым мы занимаемся, прошу высказываться. Кто что видел, слышал, знает, выкладывайте. Все вместе обсудим и составим план наших дальнейших действий. Время не ждет, сами понимаете. От нас ждут результата, а диверсанты, которых мы разыскиваем, все еще на свободе. И от того, насколько оперативно мы их возьмем, а мы их обязательно возьмем, зависят судьбы многих наших товарищей. Возможно, даже, очень многих наших товарищей. Мы должны понять, что они тут делали, какое у них задание, и главное – где они находятся сейчас. 
Все внимательно меня слушали, и когда я закончил свою речь,  установилась напряженная тишина. Никто не решался начать первым. 
– С кого начнем?

Отредактировано Althoff (09-07-2017 22:36:21)

+2

529

Althoff написал(а):

Нужно было срочно решить несколько первоочередных задач, которые не терпели отлагательства. Во-первых: нужно было связаться с Особым отделом 21-й Армии,

Можно заменить на "необходимо".

Althoff написал(а):

которые понадобятся(ЗПТ) чтобы составить словесные портреты диверсантов для опознания

Althoff написал(а):

На командирской гимнастерке, с правой стороны, сиял рубиновыми лучами новенький орден Красной звезды, слева – медаль «За отвагу».

События происходят в 1942 году, а  до 1943 года орден носили на левой стороне груди.  Указом от 19 июня 1943 г. «Об утверждении образцов и описания лент к орденам и медалям СССР и правил ношения орденов, медалей, орденских лент и знаков отличия» предписывалось носить орден Красной Звезды на правой стороне груди.  Позже в Статуте ордена было указано,  что при наличии других орденов орден Красной Звезды располагается после ордена Отечественной войны 2-й степени. Согласно этого Указа также были введены специальные планки с орденскими лентами для ношения их взамен орденов и медалей на полевой и повседневной форме.

Althoff написал(а):

Да и ордена у нас, пока что, кому попало(,-лишняя) за красивые глаза не дают. Вопросы Храпова(,-лишняя) являлись вполне закономерными.

Althoff написал(а):

Его интерес к ходу расследования был отнюдь не праздным.

                                           Слитно, непраздным, непраздный.

Althoff написал(а):

Сержант(,-лишняя) тут же кликнул трех бойцов из взвода охраны Особого отдела.

+1

530

Насчет ордена полностью согласен. Исправил. Спасибо!

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Горячее лето 42-го