Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Горячее лето 42-го


Горячее лето 42-го

Сообщений 521 страница 530 из 559

521

Poloz07 написал(а):

(стр. 11)

Замечание:
По смыслу получается, что сержант сначала послал бойца за помощью, и только после этого полез смотреть на "диверсантов". Это неразумно. Сержант сначала должен был полезть смотреть кого там заметили парни, и уже только после этого вызывать помощь. Иначе паникерство получается, чего от опытного сержанта ожидать не приходится.

Вот именно потому, что сержант парень опытный, хорошо помнит еще "горячее лето 41-го", ему и без всяких "просмотров" стало ясно кого увидели ребята. Хотя, дельная мысль в вашем замечании присутствует: надо как-то отразить в этой главе, насчет 41-го и опытности сержанта. Желательно с примерами. Текст сырой, многое придется выправлять и добавлять. Спасибо за внимание.

+1

522

Althoff написал(а):

...«Интересная у нас беседа, получается! – подумал я. Этот Калмыков-старший, определенно интересный парень. Он так сумел повести разговор, что незаметно для окружающих, смог всех их втянуть в обсуждение нашего общего дела...

М-да... Если это "незаметно", то я уж даже и не знаю, что такое "заметно". :dontknow:
Ведь Вы же вполне отчетливо охарактеризовали весьма естественную реакцию одного из присутствующих:

Althoff написал(а):

...до глубины души потрясенный полным отсутствием субординации...

Остальные должны были воспринимать подобное "выступление" сопоставимым образом.

+1

523

Althoff написал(а):

Вот именно потому, что сержант парень опытный, хорошо помнит еще "горячее лето 41-го", ему и без всяких "просмотров" стало ясно кого увидели ребята. Хотя, дельная мысль в вашем замечании присутствует: надо как-то отразить в этой главе, насчет 41-го и опытности сержанта. Желательно с примерами. Текст сырой, многое придется выправлять и добавлять.


Не подумайте, что я настаиваю, но выше я привел лишь один аргумент за то, что сначала следует посмотреть и лишь потом вызывать (или не вызывать) помощь. Думал, что и одного аргумента будет достаточно. Ошибся.

При вызове помощи сержант должен указать (крайне желательно) количество диверсантов, их вооружение, внешние приметы (хотя бы в какую форму одеты)... Опытному взгляду внешний вид может сказать многое. Времени на то, чтобы посмотреть своими глазами, сержант потратит всего ничего. Поэтому ему имеет смысл не посылать "сырое" донесение, из которого мало что ясно. Особенно тому, к кому оное донесение попадет. Этот кто-то может вообще не знать сержанта и не поверить донесению, промедлить. Но вы сами смотрите, я могу быть субъективен. Я бы предпочел проверить слова малознакомого новобранца, особенно если это можно сделать легко и быстро.

+1

524

Иванов написал(а):

М-да... Если это "незаметно", то я уж даже и не знаю, что такое "заметно". 
Ведь Вы же вполне отчетливо охарактеризовали весьма естественную реакцию одного из присутствующих:
Остальные должны были воспринимать подобное "выступление" сопоставимым образом.

Если уберу "незаметно", нормально будет?
Старший группы по прежнему ст. л-нт Владимиров и ему решать - кому говорить, а кому помолчать. Насчет субординации он Калмыкову еще напомнит, чуть позже. Пока же, Владимирову просто интересно, что этот парень может конкретно предложить по поиску диверсантов.

Отредактировано Althoff (13-07-2017 21:15:46)

0

525

Althoff написал(а):

Если уберу "незаметно", нормально будет?...

Лучше сделать наоборот - скорректировать "выступление" Калмыкова, обозначив вместо подобия "начальнического разбора" нормальный логичный диалог "без наездов".

+1

526

Иванов написал(а):

Лучше сделать наоборот - скорректировать "выступление" Калмыкова, обозначив вместо подобия "начальнического разбора" нормальный логичный диалог "без наездов".

Да, самому как-то не очень нравится этот отрывок. Придется переделать. (Изначально, "выступление" Калмыкова, было "ходом мысли" Владимирова). Вариант неудачный.   http://read.amahrov.ru/smile/write.gif   Спасибо за критику!

Отредактировано Althoff (15-07-2017 01:43:07)

+1

527

Переписанный отрывок:
***
Андрей Калмыков смотрел прямо на меня, не отводя взгляда. Казалось, в глубине его глаз таилась ироничная улыбка. Этот боец, вызывает у меня какое-то смутное чувство тревоги, и одновременно с тем я, почему-то уверен, что в трудную минуту он не подведет. Вместе с тем, не могу отделаться от ощущения, что он не тот, за кого себя выдает.  Но зачем ему это нужно? Пока не знаю. Он хотел казаться простым сельским парнем, который после школы, хотел поступать в педучилище, но помешала война. Насколько мне известно, Андрей, (я очень внимательно прочитал рапорт и донесение Страхова), по дороге в военкомат попал с друзьями под бомбежку, был легко контужен, но не  остался на оккупированной врагом территории. Вместе с братом и лучшим товарищем, Виктором Хлебниковым, сумели под обстрелом переправиться на этот берег, да еще и сержанта-связиста спасли, между делом. Что смущает во всей этой истории? Документы утрачены.… Это минус, причем очень жирный… Хорошо бы, найти людей – бывших односельчан, одноклассников, кто смог бы подтвердить его личность… Хорошо бы.… Но где их теперь искать? Опять же, это они, с братом Николаем, обнаружили первую группу диверсантов. С сержантом Зиновьевым, вполне грамотно устроили засаду, сообщили в батальон о подозрительных военных в лесу и вызвали подкрепление. Затем, может и не очень грамотно, но, по крайней мере, без потерь, сумели отбиться от нападавших врагов. Он знал, что в сапогах может быть тайник. Выражается чересчур грамотно, на бывшего школьника не похоже, слишком уж умные слова у него проскакивают иногда. Нужно будет присмотреться к нему внимательней, поговорить по душам, постараться вызвать на откровенность. Может быть тогда, что-нибудь да прояснится…
Все дружно молчали, словно воды набрали в рот или вздумали поиграть в молчанку. Наблюдая за бойцами, сидящими за столом, мне казалось, что глядя каждому из них прямо в глаза, я мог с уверенностью сказать, о чем они думают в этот момент.
Лейтенант Тихонов молчит вовсе не потому, что ему нечего сказать. Я его прекрасно понимаю. Он, со своими людьми выполнил то, что ему поручили. Выполнил, кстати, грамотно и толково, о чем свидетельствует обнаруженная радиостанция. Но о конкретном деле, товарищ лейтенант имел лишь самые общие сведения. Кое о чем, весьма существенном, из того, что нам стало известно за последние два часа, он пока не знает. Могу даже угадать, о чем он сейчас думает. Ничего хитрого: им приказали прочесать лес, пограничники приказ выполнили, и теперь, если не поступит какого-нибудь другого, срочного указания сверху, их ожидает дорога в свое подразделение. И чем быстрее, тем лучше. Ладно. С пограничниками все ясно.
Следующий – Шмаков. Что известно ему? По сути, не так уж и много. Шпионов из первой группы он не видал. Кроме трупа радиста, разумеется. И двоих взятых в плен шпионов, которые сегодняшней ночью тоже, «приказали долго жить». Отделение Тимофеева прибыло на место первого боестолкновения к «шапочному разбору». Во второй стычке с диверсантами, Шмаков тоже не участвовал. Единственное, в чем ему «повезло» – он встречался нос к носу с «капитаном» и двумя «сержантами» незадолго до того, как были убиты часовой и пленный шпион. Березин, кажется. И то, не факт, что он хорошо их запомнил, сможет подробно описать их внешность или опознать при встрече. Было темно…. И когда его опрашивали на эту тему, помнится, говорил как-то так:
« – Это точно, – невозмутимо утверждал Шмаков, – темнотища была, глаз коли! Личности их, я описать не сумею, товарищ старший лейтенант, но по голосу, наверняка узнал бы».
Вот именно! Он их узнал бы по голосам! Хотелось бы верить, но одного «сержанта», из второй группы, искать уже не нужно. Он нашелся в виде мертвого тела, с пулевым отверстием в голове, сегодня рано утром, недалеко от санвзвода. Об этом знаем мы все. Это факт. А вот, где двое из первой группы, и «капитан», с оставшимся «сержантом» – вопрос. Хотя, после того, что нам рассказал Иван Иваныч, о разговоре диверсантов ночью в санвзводе, почти все становится на свои места. Мы знаем, сколько их осталось теперь, и куда они стремятся, мы можем догадываться о задании, с которым их сюда забросили. Нам неизвестно только одно – маршрут их движения к месту сбора. Вот о чем нужно подумать в первую очередь!
Все эти размышления, стройной цепочкой выстроились у меня в голове, и сам не замечая как, я начал «думать вслух»:
– Где же нам их теперь искать-то?
–  Ну, тут, скорее всего, – не удержавшись, вставил реплику Зиновьев, и посмотрел на Тихонова, – вопрос к подразделениям, несущим комендантскую службу в населенных пунктах, а также, к коллегам пограничникам. Ведь насколько я в этом понимаю, именно они должны заниматься охраной войсковых тылов. И этапно-заградительной службой: проверкой документов у личного состава, следующего через контрольно-пропускные пункты.
– Да много еще, чем приходится заниматься войскам НКВД по охране тыла фронта! – вступил в разговор лейтенант Тихонов, «задетый за живое». – Но, позвольте вам напомнить, что наши возможности не безграничны. Еще не все заставы в сборе, после отступления. В некоторых погранполках, некомплект достигает пятидесяти и более процентов! Тем количеством личного состава, что у нас имеется, мы не можем перекрыть со стопроцентной гарантией все возможные направления, по которым могут передвигаться те, кого мы разыскиваем. Как вы этого не понимаете?!
«Интересная у нас беседа, получается! – подумал я. И Тихонов, и Зиновьев, по своему правы. Но, надо же и остальным предоставить возможность высказаться. Вдруг, что дельное скажут?  Калмыков со Шмаковым в разговор не встревают, все больше слушают да на ус мотают. Теперь, просто нужно направить этот диспут в нужное русло. Добавим немного конкретики».
– Подождите, не горячитесь, лейтенант! Вы, несомненно, правы. Но Зиновьев тоже ведь дело говорит. В первую очередь – нам нужны словесные портреты разыскиваемых шпионов и, желательно, с особыми приметами. Во-вторых, необходимо организовать тесное взаимодействие с теми, кто отвечает за тылы дивизий, в частности с Особыми отделами 124-й, 304-й и 278-й стрелковых дивизий. Причем, не исключена возможность того, что в ближайшее время, немцы активизируют заброску в наш тыл не только небольших групп диверсантов, а целых разведподразделений. Они могут действительно высадить парашютный десант. Так что, расслабляться не стоит. Необходимо срочно связаться с подразделениями, отвечающими за контрольно-пропускной режим в армейском тыловом районе. Не обойтись нам и без помощи пограничников, из полков по охране тыла фронта. Помимо того, придется привлечь территориальные подразделения милиции, истребительных батальонов, где они сформированы, и всего партийного и комсомольского актива. Нужно шире опираться на помощь местного населения!
В это время в землянку вернулся Храпов, в руках его были исписанные мелким почерком листы бумаги. Прямо с порога он удовлетворенно заявил:
– Есть приметы, товарищ Владимиров!
Я с недоверием посмотрел на него. Что-то уж больно быстро он управился. Храпов, перехватив мой взгляд, заверил:
– Все в порядке! Нужно просто уметь работать, как следует! А результат будет. Обязательно!

+1

528

Да, быстро он управился. Взял протянутые Храповым листы, исписанные четким, красивым почерком, пробежал по строчкам. Вроде все в порядке. Лебедев описал внешность «капитана» и «сержантов» довольно приблизительно, но, вместе с тем и этого было вполне достаточно, чтобы передать приметы во все Особые отделы дивизий, а также на контрольно-пропускные пункты, выставленные на дорогах, ведущих в тыл 21-й Армии.
– Оперативно сработали. Молодцы! – похвалил я расторопного старшего лейтенанта. Но тот довольно равнодушно воспринял мои слова. Спросил только разрешения  переписать приметы шпионов для передачи в Особые отделы 304-й и 278-й стрелковых дивизий, ну и для распространения в полках своей дивизии, соответственно. Получив разрешение, тут же озадачил своего писаря, невзрачного младшего сержанта, что как тень неотступно следовал за своим начальством. Едва писарь расположился на краю стола и принялся за дело, в углу раздался телефонный зуммер. Взволнованный связист, зажимая ладонью микрофон, доложил:
– Товарищ старший лейтенант! Из штаба Армии вызывают!
Храпов дернулся было к аппарату, но связист уточнил:
– Товарища Владимирова просят пригласить!
Я встал из-за стола, поправил гимнастерку и, пройдя в угол землянки, где находился телефон, взял трубку из внезапно вспотевших рук младшего сержанта.
– Владимиров у аппарата! Слушаю вас!
На другом конце провода, сквозь шорохи и треск помех, послышался искаженный расстоянием, но такой знакомый голос Начальника Особого отдела Армии майора Государственной безопасности Хандошко:
– Владимиров? Ну, что там у тебя? Как идет розыск? Докладывай!
– Здравия желаю, товарищ майор! Докладываю. Оперативная группа, на данном этапе, свое задание выполнила. Подробности и полный доклад хотелось бы при личной встрече. Появились новые данные…
– Что сделано вашей группой за прошедшие сутки? – перебил меня майор.
В голосе его слышалось недовольство или усталость. Я понял, что дела наши плохи. Или появились новые данные по разыскиваемой группе. Может, они уже успели натворить что-нибудь? Но, на начальство обижаться – дело неблагодарное, как ни старайся, все равно хорошим не будешь. Портить отношения с Хандошко, у меня не было ни малейшего желания, поэтому, как ни в чем небывало, продолжил прерванный доклад:
– Товарищ майор! Появились новые данные о составе разыскиваемых нами групп, есть свидетели, готовые опознать практически всех оставшихся в живых диверсантов. Со слов задержанных, составлены словесные портреты подозреваемых. Старший лейтенант Храпов, в данный момент, занимается распространением полученной в ходе розыскных мероприятий информации по полкам своей, а также соседних дивизий. Кроме того, имеются сведения о предполагаемой цели разыскиваемой нами разведывательно-диверсионной группы врага. Но об этом хотелось бы доложить лично.
– Вот заладил: «лично, при личной встрече»! Что конкретно у вас есть по этому делу?
Штаб фронта, само собой, давит на майора, – подумал я, – но обсуждать такие вопросы по телефону не хотелось. Если те, за кем мы охотимся, парни «тертые», а судя по всему, так оно и есть, то и подготовлены они, соответственно, как следует. Значит, нельзя исключать такую возможность, как прослушивание телефонных линий. Самый лучший способ для шпионов узнать «последние известия», в том числе и о собственном розыске, это присоединиться к проводу связи. Лучше с глазу на глаз доложить майору обо всем, что нам стало известно. Так надежней будет. Поэтому, несмотря на недовольство начальства, ответил:
– Товарищ майор, подробности доложу лично, при встрече.
Несмотря на помехи, было слышно, как обиженно засопели на другом конце провода. Понимая, что я все делаю правильно, Хандошко лишь буркнул в трубку:
– Поступай как знаешь! Но, чтобы к 23-00 все материалы по этому делу, все, что удалось накопать, были у меня на столе! Ты меня понял, Владимиров? Вопросы есть?

Отредактировано Althoff (26-07-2017 00:13:30)

+1

529

Althoff написал(а):

Взял(,-лишняя) протянутые Храповым листы, исписанные четким, красивым почерком, пробежал по строчкам.

Althoff написал(а):

Лебедев описал внешность «капитана» и «сержантов»(,-лишняя) довольно приблизительно, но, вместе с тем и этого было вполне достаточно,

Althoff написал(а):

Но тот(,-лишняя) довольно равнодушно воспринял мои слова. Спросил только разрешения  переписать приметы шпионов(,-лишняя) для передачи в Особые отделы 304-й и 278-й стрелковых дивизий

Althoff написал(а):

послышался искаженный расстоянием, но такой знакомый(,-лишняя) голос Начальника Особого отдела Армии(,-лишняя) майора Государственной безопасности Хандошко:

Althoff написал(а):

Подробности и полный доклад(,-лишняя) хотелось бы(,-лишняя) при личной встрече.

Althoff написал(а):

есть свидетели, готовые опознать практически всех(,-лишняя) оставшихся в живых(,-лишняя) диверсантов.

Althoff написал(а):

Кроме того, имеются сведения о предполагаемой цели(,-лишняя) разыскиваемой нами разведывательно-диверсионной группы врага. Но об этом(,-лишняя) хотелось бы доложить лично.

Althoff написал(а):

Самый лучший способ для шпионов(,-лишняя) узнать «последние известия», в том числе и о собственном розыске,

Althoff написал(а):

– Поступай(,-лишняя) как знаешь! Но, чтобы к 23-00(, -лишняя) все материалы по этому делу,

+1

530

Althoff написал(а):

Получив разрешение, тут же озадачил своего писаря, невзрачного младшего сержанта, что как тень неотступно следовал за своим начальством повсюду

Как-то это слово выбивается. Его или убрать, или переставить: "невзрачного младшего сержанта,что как тень повсюду неотступно следовал за своим начальством." (ИМХО). Если убрать, то смысл не меняется.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Горячее лето 42-го