Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Горячее лето 42-го


Горячее лето 42-го

Сообщений 521 страница 530 из 552

521

Опять 25?

0

522

Althoff написал(а):

Опять 25?

Что Вы, сударь! Намного лучше - только запятые, ошибок в словах я не нашел, да и повторов почти нет. Явные улучшения. Хороший отрывок.

+1

523

Вы мне льстите!

0

524

Старший лейтенант Владимиров.

Нужно было срочно решить несколько первоочередных задач, которые не терпели отлагательства. Во-первых: необходимо было связаться с Особым отделом 21-й Армии, доложить обстановку и запросить дальнейших указаний; во-вторых: надо куда-то, временно, пристроить задержанных, которые понадобятся, чтобы составить словесные портреты диверсантов для опознания. А еще есть: в-третьих, в-четвертых, в-пятых и решать все необходимо в темпе, так как время уходит быстро и безвозвратно, а вместе с ним уходят, возможно, дальше и дальше вглубь нашей территории шпионы, засланные к нам в тыл немецкой разведкой. И самое главное, мы пока точно не знаем, с какой именно целью они к нам заброшены.
Из бывшей землянки Страхова появился ее новый хозяин, «особист» 622-го полка старший лейтенант Храпов. Подтянутый и спокойный. Его фигура и походка излучали силу и уверенность. На командирской гимнастерке, на левой стороне груди, сиял рубиновыми лучами новенький орден Красной звезды и медаль «За отвагу». Среднего роста, довольно крепкого телосложения, русоволосый старший лейтенант вышел на шум голосов и, подойдя ко мне и группе пограничников, спросил, как продвигается дело. Не требуется ли нам какая-нибудь помощь? Я не был с ним знаком лично, но, по словам Начальника Особого отдела 21-й Армии, майора Госбезопасности Хандошко, Храпов был толковым парнем. Где-то они пересекались раньше. Под Киевом, что-ли? Сейчас уже и не вспомнить. Но майор, насколько я его знаю, человек с виду суровый и не особо разговорчивый,  не стал бы почем зря раздавать такие характеристики. Да и ордена у нас, пока что, кому попало за красивые глаза не дают. Вопросы Храпова являлись вполне закономерными.  Его интерес к ходу расследования был отнюдь непраздным. Все-таки теперь, после того, как Страхов сдал ему свой участок, за все, что происходит на передовой и в тылу полка, отвечать придется именно ему. Поэтому, я решил использовать его максимально эффективно, и сразу постарался изложить главное, что меня волнует на данный момент в сложившейся обстановке:
– Товарищ Храпов! Мне необходимо связаться с Особым отделом 21-й Армии. Это возможно?
– Какой разговор, звоните, если необходимо! Я сейчас распоряжусь, вас соединят.
– Еще один момент. Нужно, где-то надежно пристроить задержанных. Это ненадолго. Но так, чтобы была исключена возможность побега и, чтобы навредить себе они не смогли. Вы меня понимаете? После звонка в Особый отдел, возможно, нам придется забрать их с собой, поэтому лучше, чтобы они были под рукой. Как это устроить?
Старший лейтенант, не раздумывая, ответил:
– Организуем. Есть тут у нас одно место надежное. И охрану опытную постараемся подобрать. Никуда они не денутся, не сомневайтесь! – Может, в землянку спустимся, товарищ Владимиров? – спросил Храпов.

– Пожалуй, именно так мы и сделаем, но перед тем, как звонить в Особый отдел Армии, я хотел бы провести небольшое совещание. Что-то вроде обмена мнениями. Немедленно отдайте распоряжение насчет задержанных, чтобы глаз с них не спускали, а я, тем временем, соберу свой «консилиум».
Храпов подозвал сержанта-автоматчика и продублировал ему мой приказ-просьбу относительно задержанных санитаров. Сержант тут же кликнул трех бойцов из взвода охраны Особого отдела. Они без промедления приняли от пограничников Ивана Ивановича и Васю, с забинтованной башкой, и повели их куда-то за блиндаж, быстро скрывшись за кустами, окружавшими поляну.
Нравился мне чем-то, этот старший лейтенант: без лишнего пафоса и недовольства, спокойно отдал команду своим подчиненным, объяснил, что к чему, и так же невозмутимо вернулся к землянке, уверенный в том, что его люди сделают все как положено.
Я, тем временем, отдал распоряжение – отпустить сержанта Тимофеева в свою часть, а лейтенанту Тихонову, сержанту Зиновьеву и бойцам Шмакову и Калмыкову, следовать за мной на «совещание».
Мы спустились в землянку. Храпов, на правах хозяина, пригласил нас устраиваться удобнее и начинать уже «совет вождей». Мы разместились вокруг небольшого стола. Хозяева этой землянки, судя по всему, были людьми «зажиточными», на дворе уже начинало смеркаться и если бы не керосиновая лампа, то сидели бы мы в потемках. Но, в начале, нужно было пояснить старшему лейтенанту кое-что насчет задержанных санитаров:
– Товарищ Храпов! У меня к вам личная просьба имеется: не могли бы вы нам помочь с одним, весьма деликатным делом? Допросите под протокол задержанных санитаров. Желательно, чтобы допрашивались они порознь. Затем, составьте с их показаний, словесные портреты ночных посетителей санитарного взвода. Особенно, прошу обратить внимание на показания Василия Лебедева. Мне необходимо, насколько возможно, подробное описание внешности «капитана». Скорее всего, он является старшим второй группы. Словесный портрет и всю новую информацию по этому делу, вместе с протоколами допросов, немедленно сообщите лично мне. И еще, на будущее. Если по этому делу появится у вас какая либо новая информация, отправляйте все материалы в Особый отдел 21-й Армии, майору Госбезопасности Хандошко. Ясно?
– Не сомневайтесь, товарищ Владимиров, – спокойно ответил он, – все сделаем, как положено. С Начальником Особого отдела Армии, мы давно знакомы. Еще с 41-го года. Приходилось вместе из окружения выходить. Если что узнаем, будьте спокойны, сообщим непременно.
Храпов отдал распоряжение связисту и, не простившись, вышел из землянки. Я обвел взглядом собравшихся за столом. Личный состав явно начинал скучать. Пора начинать.
– Итак, – обратился я к своим подчиненным, – чтобы вы не уснули тут, ненароком, предлагаю начать наш разговор. Кому есть, что сказать, о деле, которым мы занимаемся, прошу высказываться. Кто что видел, слышал, знает, выкладывайте. Все вместе обсудим и составим план наших дальнейших действий. Время не ждет, сами понимаете. От нас ждут результата, а диверсанты, которых мы разыскиваем, все еще на свободе. И от того, насколько оперативно мы их возьмем, а мы их обязательно возьмем, зависят судьбы многих наших товарищей. Возможно, даже, очень многих наших товарищей. Мы должны понять, что они тут делали, какое у них задание, и главное – где они находятся сейчас. 
Все внимательно меня слушали, и когда я закончил свою речь,  установилась напряженная тишина. Никто не решался начать первым. 
– С кого начнем?

Отредактировано Althoff (09-07-2017 22:36:21)

+2

525

Althoff написал(а):

Нужно было срочно решить несколько первоочередных задач, которые не терпели отлагательства. Во-первых: нужно было связаться с Особым отделом 21-й Армии,

Можно заменить на "необходимо".

Althoff написал(а):

которые понадобятся(ЗПТ) чтобы составить словесные портреты диверсантов для опознания

Althoff написал(а):

На командирской гимнастерке, с правой стороны, сиял рубиновыми лучами новенький орден Красной звезды, слева – медаль «За отвагу».

События происходят в 1942 году, а  до 1943 года орден носили на левой стороне груди.  Указом от 19 июня 1943 г. «Об утверждении образцов и описания лент к орденам и медалям СССР и правил ношения орденов, медалей, орденских лент и знаков отличия» предписывалось носить орден Красной Звезды на правой стороне груди.  Позже в Статуте ордена было указано,  что при наличии других орденов орден Красной Звезды располагается после ордена Отечественной войны 2-й степени. Согласно этого Указа также были введены специальные планки с орденскими лентами для ношения их взамен орденов и медалей на полевой и повседневной форме.

Althoff написал(а):

Да и ордена у нас, пока что, кому попало(,-лишняя) за красивые глаза не дают. Вопросы Храпова(,-лишняя) являлись вполне закономерными.

Althoff написал(а):

Его интерес к ходу расследования был отнюдь не праздным.

                                           Слитно, непраздным, непраздный.

Althoff написал(а):

Сержант(,-лишняя) тут же кликнул трех бойцов из взвода охраны Особого отдела.

+1

526

Насчет ордена полностью согласен. Исправил. Спасибо!

0

527

Althoff написал(а):

Этот боец(,-лишняя) вызывает у меня какое-то смутное чувство тревоги(,-лишняя) и одновременно с тем(ЗПТ) я(,-лишняя) почему-то уверен, что в трудную минуту он не подведет.

 

Althoff написал(а):

Он хотел казаться простым сельским парнем, который после школы(,-лишняя) хотел поступать в педучилище,

 

Althoff написал(а):

Насколько мне известно, Андрей(,-лишняя) (я очень внимательно прочитал рапорт и донесение Страхова)(,-лишняя) по дороге в военкомат попал с друзьями под бомбежку,

 

Althoff написал(а):

Хорошо бы(,-лишняя) найти людей – бывших односельчан, одноклассников, кто смог бы подтвердить его личность…

 

Althoff написал(а):

Выражается чересчур грамотно, на бывшего школьника не похоже, слишком уж умные слова у него проскакивают иногда.

   Непохоже, нареч. и в знач. сказ.;

Althoff написал(а):

Нет, не с насмешкой, а как будто ему есть(,-лишняя) что сказать…. Есть(,-лишняя) что сказать?

Запятая не ставится внутри выражений типа есть чем заняться, есть над чем поработать, было о чём подумать, найду куда обратиться, не нахожу что сказать, осталось на что жить, состоящих из глагола быть или найти (найтись), остаться и вопросительно-относительного местоимения или наречия (кто, что, где, куда, когда и т. д.) и неопределенной формы другого глагола: Тебе есть в мире что забыть (Л.); Бранить есть кому, кормить — некому (Даль); Есть чему и нравиться (Пис.); И нашу интеллигенцию есть за что любить, есть за что уважать (М.Г.); Есть над чем задуматься; Нашли чем удивить; Не нашёлся что сказать; У нас будет чем козырнуть; Нашла где модничать; Есть когда с тобой болтать!; Было отчего приуныть; Друзьям есть о чём поговорить; Ребятам было где проводить свободное время; Нам было в чём упрекнуть его.

+1

528

Althoff написал(а):

– Ну, что тут у вас?
     – Вот, товарищ сержант, совещаются они, решают по карте, в какую сторону дальше рвануть. Сейчас убиенного прикопают и двинут отсюда куда подальше.
     – Ну и дела, – не то удивился, не то огорчился Михаил, положил на землю «сидор», вытер пот со лба и озадаченно поскреб в затылке, – везет вам на приключения, ребята! На них форма бойцов НКВД, но судя по тому,
что они сделали с раненым своим товарищем, скорее всего, это переодетые враги. И упускать нам их, никак нельзя. Нужно что-то срочно придумать, а иначе они скроются. Ищи потом, ветра в поле.
     – Вы на дороге никого не встретили? – спросил я брата, – Хорошо бы какая-нибудь часть мимо проходила. Коля! А где Витек?
     – На дороге – шаром покати, а Витька поскакал назад в батальон, за помощью. Он же у нас спортсмен-разрядник, блин! Так стартанул, аж пыль столбом! Как думаешь, Андрюха, за час обернется?
     – Ты знаешь, как он бегает, сам же с ним, не один раз бегал вместе. Так чего
спрашиваешь? Прикинь – мы отошли, примерно, километра на три. Туда -пятнадцать-двадцать минут. Там, пока разберутся, что к чему – то да сё, минут
десять. И оттуда, с полчаса, я думаю. Да. Где-то за час должны управиться.
     – Я ему записку написал, а то еще подумают, что панику поднимает и все такое, – Зиновьев внимательно следил за теми, кто находился на поляне и одновременно, тихо разговаривал с нами, – начштаба мой почерк знает отлично, а там должен был подойти наш комвзвода, лейтенант Александров. Он
сегодня, как раз, дежурный по батальону. Хорошо бы друг ваш, к нему сразу попал. Уж он бы, все организовал как надо, без проволочки.

(стр. 11)

Замечание:
По смыслу получается, что сержант сначала послал бойца за помощью, и только после этого полез смотреть на "диверсантов". Это неразумно. Сержант сначала должен был полезть смотреть кого там заметили парни, и уже только после этого вызывать помощь. Иначе паникерство получается, чего от опытного сержанта ожидать не приходится.

+1

529

Poloz07 написал(а):

(стр. 11)

Замечание:
По смыслу получается, что сержант сначала послал бойца за помощью, и только после этого полез смотреть на "диверсантов". Это неразумно. Сержант сначала должен был полезть смотреть кого там заметили парни, и уже только после этого вызывать помощь. Иначе паникерство получается, чего от опытного сержанта ожидать не приходится.

Вот именно потому, что сержант парень опытный, хорошо помнит еще "горячее лето 41-го", ему и без всяких "просмотров" стало ясно кого увидели ребята. Хотя, дельная мысль в вашем замечании присутствует: надо как-то отразить в этой главе, насчет 41-го и опытности сержанта. Желательно с примерами. Текст сырой, многое придется выправлять и добавлять. Спасибо за внимание.

+1

530

Althoff написал(а):

...«Интересная у нас беседа, получается! – подумал я. Этот Калмыков-старший, определенно интересный парень. Он так сумел повести разговор, что незаметно для окружающих, смог всех их втянуть в обсуждение нашего общего дела...

М-да... Если это "незаметно", то я уж даже и не знаю, что такое "заметно". :dontknow:
Ведь Вы же вполне отчетливо охарактеризовали весьма естественную реакцию одного из присутствующих:

Althoff написал(а):

...до глубины души потрясенный полным отсутствием субординации...

Остальные должны были воспринимать подобное "выступление" сопоставимым образом.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Горячее лето 42-го