Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского


Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщений 1 страница 10 из 169

1

С названием, как всегда, хреново. Но пусть будет пока такое. А так это действительно

Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Пролог

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь...
Ой, не о том я хотел речь повести.
Нет, царь-то, конечно, был. Но поскольку государство это Российской империей именовалось, то и царя императором кликали. А точнее, императрицей, ибо страной в ту пору женщина правила. Бывает так, муж помрет, а жена бразды правления из рук выпускать не хочет. И возможности для этого имеет. Гвардию, например. А уж обращаться с гвардейцами императрица умела, начинала свою карьеру при полковом обозе гусарском, не то прачкой, не то… Впрочем, к сказке нашей это отношения не имеет!
Ехала как-то императрица по делам государственным, да застигла царский поезд в пути не то вьюга, не то пурга, а может и вовсе буран. И застряли они в городке малом, каких много по стране российской разбросано. День живут, неделю живут, скучно владычице. Начальство городское, да люди лучшие в лепешку разбиваются, стараясь государыне угодить, да куда им сиволапым, в лесах глухих выросшим. Императрица-то привыкла к обхождению культурному, вежественному, как при дворах европейских. Мало ли, кем в молодости была! То дело давнее, да и не правда совсем, а полная лжа!
Скучала она, скучала, а потом ни с того, ни с сего и брякни: «И долго мы в этом Мухосранске сидеть будем?!». Вот прямо такими словами. Хоть и культурная дама, и государыня, и к обхождению привычная, а начинала-то… А холуй, что приставлен был слова высочайшие записывать, обязанности свои выполнять привык с усердием. А то запишешь что не так, и голова с плеч. Крута матушка Ее Величество на расправу! Пурга, словно этих слов и ждала, в одночасье стихла, царский поезд своей дорогой двинулся, а городок так и остался с именем, высочайшими устами изреченным.
Не сказать, чтобы городское начальство да люди лучшие сильно новым наименованием довольны были, но ведь не попрешь против слова государева. Пока жива была Ее Величество, никто даже пикнуть не смел на тему переименования, а как отпели болезную, попробовал глава мухосранский ситуацию исправить, даже к императору новому на аудиенцию пробился, да только всё напрасно. Изволил государь не в духе быть. Так и сказал:
- Катись в свой Мухосранск, пока батогами не отходили! Лезут тут со всякой…
И еще слово добавил из лексикона матушки своей, что она по молодости у гусар подхватила.
Пришлось главе возвращаться несолоно хлебавши. Еще хорошо, что спина не порота осталась, да то, что пониже, не пострадало.
Еще сто лет прошло, прежде чем осмелились мухосранцы вновь вопрос свой поднять. Целую делегацию в столицу отрядили. Бродили ходоки по управам и указам, били челом начальникам большим и малым, сами голодали и холодали, а взятки платили немалые, но добились-таки переименования. От мух, правда, избавиться не удалось, но хоть самая срамная часть из названия исчезла, стал городок с этих пор Мухоздравском прозываться.
Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Годы шли, в столетия складывались, императоры приходили и уходили, Мухоздравск рос и расширялся, становился уездным центром, но по-прежнему оставался Мухоздравском. Пока не грянула на просторах России революция, а за ней и Гражданская война. Прокатывались через Мухоздравский уезд то казаки в лохматых папахах, то красные конники на тачанках, то добровольцы в английского сукна мундирах, то крестьянское ополчение в лаптях, но с винтовками… Кого-то расстреливали, кого-то вешали, кого-то укладывали под поезд, а кого-то до смерти пороли нагайками. А после всё закончилось. Стало голодно, холодно, но сравнительно мирно. И если до какого-то момента были жители Мухоздравска (как и всей страны) разделены на классы, партии и прочие ватаги, то после оного, все как один новую власть славили, ибо постановила та присвоить уездному городу имя славного пролетарского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова. Потом, правда, выяснилось, что Лермонтов к пролетариату отношение имел очень далекое, и даже вовсе из дворян происходил, но сам товарищ Луначарский за поэта заступился. Сказал, мол, человек прогрессивный был, самодержавие критиковал, а что не пролетарий, так не было еще пролетариата в те темные времена. И стал город Лермонтовым.
Еще семьдесят лет прошло. Страна с честью прошла через несколько маленьких войн, одну большую и семимильными шагами двигалась к коммунизму. Строились фабрики и заводы, плотины и электростанции, бегали по бескрайним просторам поезда, летали самолеты... Не отставал и Лермонтов, рос и расширялся, становясь центром чего-то добывающей промышленности, какого-то машиностроения и передового сельского хозяйства. Число жителей измерялось уже сотнями тысяч, и пошли слухи о создании в ближайшем будущем Лермонтовской области. Да пришла беда, откуда не ждали.
Сломалось что-то в государственном устройстве. А может, враги лютые на страну напали. Не оружием, хитростью одолели, подкупив людей, что власть держали. Или те сами не слишком умными оказались. А скорее, и то, и другое, и третье, всего понемножку. И пришла на Русь перестройка, а с ней вечные спутники – демократия, гласность, нищета, голод и торжество исторической справедливости. Сперва в столице начали улицы и проспекты переименовывать, вывески менять да в паспорта новые адреса вписывать. А следом и провинция потянулась, ибо гласность гласностью, а ежели руководящие указания не выполнять, то еще больший бардак будет. Сделаешь что не так, и голова с плеч! Не в прямом смысле, так в переносном, еще неизвестно, что хуже. Тем паче, Лермонтов, хоть и не коммунист совсем, а в немилость впал, не зря же станцию метро его имени в какие-то ворота переиначили. Так что первый секретарь лермонтовского горкома с лучшими людьми недолго размышляли. Сходили за благословением в храм господень, что из бывших складов минеральных удобрений восстановили, торжественно сожгли свои партбилеты на площади, прихватизировали заводы и вернули городу историческое имя. А запротестовавших было горожан милиция дубинками резиновыми демократизировала. Не пулями, и то ладно.
И стал Лермонтов снова Мухосранском.
Но это только присказка, сказка впереди…

Отредактировано ВВГ (14-10-2015 10:45:02)

+14

2

ВВГ написал(а):

- Катись в свой Мухосранск, пока битогами не отходили! Лезут тут со всякой…

батогами, наверное...
Жизненная сказочка получается!  http://read.amahrov.ru/smile/viannen_89.gif

+1

3

ВВГ написал(а):

То дело давнее, да и неправда совсем, а полная лжа!

не правда

+1

4

Это быль, а не сказка, а ВВГ молодец!

+1

5

Ника написал(а):

Это быль, а не сказка, а ВВГ молодец!


Это присказка. Сказка впереди.

0

6

Часть 1
Детские игры

Транзакция первая
Человеку, родившемуся и выросшему в городе с таким названием, гарантирован комплекс неполноценности. Перебравшемуся из мест более благозвучных – тем более. Слишком уж неприятно ощущать себя не москвичом, петербуржцем или самарцем, даже не балаковским или шацким, а мухосрансцем. Вот только у разных людей проявляется это по разному. Кто-то сидит, как мышь под веником, опасаясь лишний раз обратить на себя внимание; кто-то декларирует особую стать, хорошо подвешенным языком защищаясь от собственных страхов и переживаний; у третьих проблемы выливаются в повышенную агрессивность, чему немало способствуют пудовые кулаки и недолгий срок занятий чем-нибудь «махательным». Люди-то все разные…
В восьмом «В» третьей общеобразовательной школы Мухосранска собрались личности несколько иного плана. К чрезмерной болтовне восьмиклассники были не расположены, бросаться на людей без причины считали ниже собственного достоинства, а под веником категорически не помещалась даже миниатюрная Катя Павлова, что уж говорить про Рафика Куянова, уже год как сверху вниз смотревшего на собственного отца, тоже не жалующегося на недостаток роста. «Вешники» самоутверждались иначе.
Традиционно в класс «А» собирали лучших физиков-математиков, в «Б» - гуманитариев, а третьей букве алфавита доставались остатки. Вдруг и из них что-либо выявится, что можно будет допустить в десятый класс. А не выявится, так и бог с ним, ПТУ и техникумов, то есть, конечно, лицеев и колледжей, на всех хватит. И классными руководителями в «В» ставили пенсионеров, чьи лучшие годы давно прошли, или молодых специалистов, дабы неумением своим не портили элитные детские кадры. Так было со всеми параллелями. Кроме одной.
То есть, народ-то отбирался по тем же критериям, но что-то не сработало в проверенной методе. Или детишки сильно обиделись, что их в который раз отнесли ко второму сорту. А может, просто остатки оказались сладки. Так или иначе, но «вешники» постоянно обходили параллельные классы на олимпиадах хоть по физике и математике, хоть по истории и литературе. И на городских, и на областных, и на российских. Хотя нет, на российские «ашники» с «бешниками» не пробивались. Не весь, конечно, класс столь успешно грыз гранит науки, но на каждый предмет кто-нибудь, да находился. А еще в восьмом «В» учились три игрока гандбольного «Лермонта», вратарь хоккейного, будущие звезды областного (а то и повыше) масштаба по семи видам спорта от бокса до лыжных гонок и даже самый молодой в мире международный мастер по шахматам. А вот совсем безликих – не было. Даже невысокий и полноватый Миша Жиров, вроде годящийся только на роль клоуна, прошедшим летом выиграл первенство города по спортивному ориентированию.
И любой успех на шахматной доске, боксерском ринге или в учебном классе сопровождался еле заметной тенью улыбки на лице победителя. Мол, знай наших, мухосранских! На таких Мухосрансках Россия держится!
Не раз и не два пожалели ведущие педагоги третьей общеобразовательной, что три года назад отдали класс молоденькой выпускнице местного педагогического. Только кто же знал! А обратного пути нет. Ирина Ивановна, несмотря на отсутствие опыта, девушкой оказалась зубастой и детей своих отдавать не желала. Ни оптом, то есть, целиком класс, ни в розницу, переводом в «А» или «Б». Мол, сами лучших детей отбирали, сами с ними и мучайтесь. А я с «остатками» возилась, вожусь и буду возиться. Программы у всех классов одинаковые, только от педагогов всё зависит. В каком составе мы пятым «В» начинали, в том девятый и закончим. Может, и сожрали бы выскочку опытные коллеги, но уж больно горячо восьмой «В» свою классную поддерживал. И родительский комитет тоже, как без него! А против мам и пап, за своих чад ратующих, даже директор идти поостережется. Лучше уж в цирк, львам голову в пасть пихать. Безопаснее.
Вот так и жили-не тужили, гуляли, учились, по олимпиадам и соревнованиям ездили, всем классом в кино и походы ходили. И дожили до классного часа, первого в новом учебном году. У всех классов он первого сентября проходит, а в восьмом «В» - четвертого. Традиция.

+8

7

Транзакция вторая
Рафик остановился у двери, обозрел класс с высоты своего немалого роста и, прошествовав к своему месту на «галерке», с удовлетворением опустился на стул. Однако долго наслаждаться не пришлось.
- Куянов! – возникшая словно из пустоты Катя Павлова снизу вверх глядела на сидящего мальчишку. – Это что такое?
- Ну, Катенька… - проблеял Рафик, старательно пряча глаза.
- Я тебе не Катенька, а прикрепленный товарищ! – поджала губы девочка. – Кто вчера клялся, что ботанику сам выучит?! Это ты так выучил?!
- Я учил… - неуверенно пробормотал бедолага.
- А кто на доску смотрел, как баран на новые ворота?
- Отвечал же… - попытался оправдаться Куянов.
- Не отвечал, а бекал, как тот самый баран! Еще раз повторится, откажусь с тобой заниматься! Пусть к тебе Зонтова прикрепляют! Или Войнича! Завтра сдашь мне ботанику за прошлый год! И географию!
- Сдам! – радостно согласился Рафик. – Гадом буду, если не сдам! Кать, не отказывайся, ладно? Я лучше понимаю, когда ты объясняешь. Сама смотри, у меня ни одной двойки на этой неделе!
Девочка молча развернулась и отправилась к своему месту на первой парте.
- Чего ты с ней цацкаешься? - с недоумением глянул на Рафика Сашка Гуреев, сосед по «галерке» и вечный компаньон в сомнительных мероприятиях. – Дура набитая…
- Еще слово брякнешь, - окрысился Куянов, - по стенке размажу. Проще будет закрасить, чем отскоблить!
Гуреев пожал плечами, но если что и хотел сказать, воздержался. За Рафиком не заржавеет и выполнить обещание. А оно надо, от боксера получать?
Ирина Ивановна вошла в класс одновременно со звонком.
- Здравствуйте, мои дорогие!
- Мы не дорогие, - тут же среагировал Жиров. – Мы бесценные!
Учительница улыбнулась:
- Здравствуйте, мои бесценные. Как отдохнули? Набрались сил?
- Хорошо отдохнули, Ирина Ивановна, - за всех ответил Леха Зонтов. - Устали только…
- Бедненькие, - протянула учительница. – Как же вы, такие усталые, учиться думаете?
- А мы не думаем, - сообщил Гуреев. – Для думанья у нас Зонтов с Войничем есть. Ну и… - он покосился на Рафика и проглотил конец фразы.
- Огурец не будет учиться, даже если ему платить за пятерки, - проинформировал Олег Войнич.
- Э! – оживился Сашка. – Это смотря сколько платить!
- Пообещать хоть миллион можно, - усмехнулся Олег. – Всё равно деньги целы останутся.
- А почему только Гурееву? – возмутился Зонтов. – Если платить, то всем! Миллион - много, а по рублю – можно. Чисто символически.
- Не выйдет, - махнул рукой Войнич. - На одном тебе разоримся. Даже чисто символически.
- Ребята, - вмешалась в спор Ирина Ивановна. – А ведь это идея.
Собственно, идея была почерпнута классным руководителем из практики великих педагогов уже несуществующей страны и за лето продумана, как ей казалось, до деталей. И шутливый спор оказался как нельзя кстати.
- За успехи надо поощрять, - объясняла учительница классу. – Например, платить. Но не рублями. Придумаем собственные деньги. В них и будем выплачивать премии. А в конце года выделим какую-то часть классного фонда…
- Выпускать деньги может только государство, - сообщила Павлова. – У меня мама юрист, я точно знаю.
- А у нас и будет своё государство, - кивнула головой Ирина Ивановна. – Республика восьмого «В». Со своим президентом, правительством и валютой…
- Ролевая игра, - кивнула Надя Захарова. – Мы в кружке играли. Интересно.
- А кто будет президентом? – заинтересовался Сашка.
- Это кого выберем.
- А давайте меня!
- Гуреева – в президенты! – заскандировал Жиров.
- Из Огурца президент выйдет хуже, чем из Горбачева, - сообщила Катя Павлова. – За неделю страну развалит.
Михаила Сергеевича мухосранцы не любили с пеленок. За переименования.
- Сама-то… - начал мальчишка и замолчал, разглядывая возникший перед глазами кулак Куянова.
- Если выбирать будем, - спокойно продолжала Катя, – тогда Зонтова. Других кандидатур нет.
- Зонтова - в президенты, - исправился Жиров.
- Леху можно, - кивнул Олег. – Потянет. Еще выдвигать будем, или сразу голосуем?
- Войнича, - откликнулся Зонтов.
- Не, Лех, мне это муторно, - не согласился Олег. – Ты больше подходишь. Я лучше деньгами займусь. А то у нас только расходы придуманы, а доходов нет. Такие деньги долго не живут. Но сначала выбрать надо.
- Кто за Лешу Зонтова? – спросила Ирина Ивановна. – Единогласно. Принимай, президент, бразды правления.
- Запросто, - откликнулся новоявленный глава республики. – Сейчас правительство сформируем. Желающие есть?
Класс притих.
- Что ты там за доходы говорил? – спросил Леха у Войнича.
- У государства должны быть не только расходы. Наши деньги надо не только раздавать, но и получать откуда-то. Иначе обесценятся.
- За двойки можно штраф брать, - произнесла Павлова и, развернувшись на стуле, в упор уставилась на Куянова.
- А чего я? – пробормотал Рафик. – У меня ни одной двойки на этой неделе…
- За двойки можно. Нет наших – пусть рублями платят по курсу. Но нужны и другие доходы. И обеспечение. Деньги не на пустом месте печатают… - Олег уже не обращался к классу, а размышлял вслух. - Классный фонд можно использовать… И какой-нибудь бизнес замутить, чтобы наши бабки тратить можно было… Да хоть лоток с канцтоварами для начала…
- Короче, - оборвал его президент. - Будешь министром экономики! Кто нам еще нужен?
- Какой же дурак за двойки платить станет? - хором хмыкнула «галерка».
- Заплатишь, как миленький! – вскочившая Павлова уперла взор в Куянова.
- А чего я? – опешил Рафик. – Я ж не против!
- И остальные заплатят!
- Счас! – выдохнул Гуреев и с опаской уставился на кулак друга.
- А куда ты денешься? – ласково спросил президент. – Если что, лично займусь. Или Олега попрошу.
Теперь Сашка смотрел на Зонтова. С еще большим ужасом. Президент, хоть и отличник, и роста среднего, а если потребуется, и Рафика по всему коридору протащит и в каждую кадку лицом потыкает. А там в половине кактусы! А министр экономики у него и вовсе зверь!
– Между прочим, это шантаж, – сообщил Жиров. - Или грабеж. Всё равно незаконно!
- Ты не путай грабеж и полицейскую спецоперацию, - злорадно улыбнулся Рафик. – Катюха у нас начальник полиции, а я – командир бригады быстрого реагирования.
- Тогда уж я прокурор, - сообщила Павлова, даря «полицейскому» благодарный взгляд.
- Годится, - одобрил Зонтов. – Министр экономики есть, прокурор, начальник полиции.
- Кто начальник полиции? – удивился Куянов.
- Ты! – ввела его в курс дела прокурор. – И будешь под неусыпным прокурорским надзором. Чтобы полномочия не превышал и не превратился в оборотня в погонах.
- Директор госбанка нужен, - министр экономики уже приступил к выполнению обязанностей. – Надю Захарову предлагаю.
- Это в твоей компетенции, - отмахнулся Зонтов. – Кого забыли?
- Вот, - Люда Сенцова протянула планшетку. – Список министерств российской федерации.
- Ага! – президент уставился на экран. - Без иностранных дел пока обойдемся… Кать, ты не простой прокурор, а министр юстиции. И все силовики на тебе, нечего плодить сущности… С Крымом и Дальним Востоком пусть Путин разбирается… Спорт, культуру и здравоохранение совместим… Люд, ты у нас походами в кино занимаешься, будешь министром культуры.
- А-а-а, - застыла Сенцова. – Где я, а где спорт?..
- Спорт тоже культура, только физическая. Помощников подберешь! Так… Экономические все – к Олегу. Осталось министерство образования. Предлагаю Ирину Ивановну. У нее хорошо получается нас образовывать.
- Республика же детская, - попыталась отказаться учительница.
- Кто это сказал? – удивился Зонтов. – Классная, то да, была речь. Но классный руководитель – неотъемлемая часть класса. Эй, юстиция, я правильно говорю?
- Факт, - степенно кивнула Павлова. – Согласно пункта 3 статьи 1 Конституции Республики восьмого «В».
- У нас и Конституция есть? – удивился Вовка Копцов.
- Конечно! – подтвердила Катя. – Государства без конституции не бывает. А что пока не записана, так это я до вечера сделаю. Пока начальник полиции ботанику учить будет…

+12

8

Какой класс!!!   http://read.amahrov.ru/smile/viannen_89.gif  Володя, а дальше?!!! (очень нетерпеливо)  http://read.amahrov.ru/smile/girl_good.gif    http://read.amahrov.ru/smile/girl_good.gif

+1

9

ВВГ написал(а):

- Вот, - Люда Сенцова протянула планшетку. – Список министерств российской федерации.

Что такое "плашетка" в контексте? Электронный планшет?

+1

10

Ника написал(а):

Володя, а дальше?

Дальше будет транзакция третья.

Игорь К. написал(а):

Что такое "плашетка" в контексте? Электронный планшет?

Он, родимый.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского