Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского


Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщений 11 страница 20 из 169

11

ВВГ написал(а):

Он, родимый.

Так отчего же планшетка, а не планшет?

0

12

Игорь К. написал(а):

Так отчего же планшетка, а не планшет?

А зовут его в повседневной речи так.

+1

13

Игорь К. написал(а):

Так отчего же планшетка, а не планшет?


Никто в восьмом "В" не кончал филологический. Говорят, как и все в Мухосранске, не на литературном, а на разговорном. Потому "планшетка", а не "электронный планшет". "Симка", а не "Симкарта". Ну и так далее.

0

14

Логинов написал(а):

А зовут его в повседневной речи так.

Не слышал никогда в таком контексте и в интернете не сталкивался. Получается, что вроде бы устаревшее просторечие снова в ходу в каких-то местах России...

0

15

Игорь К. написал(а):

Не слышал никогда в таком контексте

Часто слышу от молодежи в Москве.

+1

16

ВВГ написал(а):

Потому "планшетка", а не "электронный планшет".

Было непонятно, потому что в разговорном всегда слышу и в текстах читаю "планшет", без "ка". Кстати, с чего Вы взяли, что кто-то говорит "электронный планшет"? Это была формулировка по определению термина.

0

17

Игорь К. написал(а):

в разговорном всегда слышу и в текстах читаю "планшет", без "ка".


Сколько угодно и так, и так. А еще планшетками нередко называют и всякие айфоны-смартфоны. И верно, похоже смотрится.

0

18

ВВГ написал(а):

Сколько угодно и так, и так. А еще планшетками нередко называют и всякие айфоны-смартфоны. И верно, похоже смотрится.


Что касается планшетов, то их называют ещё - "таблетка", производная от "tablet computer, tablet".

+1

19

Anonimus написал(а):

Что касается планшетов, то их называют ещё - "таблетка"


Парни, не стоит одно слово на всю книгу столь жаркой дискуссии.

Поехали дальше.

Транзакция третья
Сергей Петрович Аброськин, директор и единственный владелец типографии «Арт-принт», понуро сгорбился в собственном кресле, опираясь локтями в столешницу и тупо глядя на девственно чистый экран монитора.
Последнее время дела у предприятии шли не слишком хорошо. Печать книг, многие годы служившая основным источником дохода типографии, неуклонно падала. И количество заказов, и тиражи. Одно время выручали газеты, бесплатно разбрасываемые по почтовым ящикам и живущие за счет рекламы, но поток объявлений иссякал и издания закрывались одно за другим. Та же судьба, хоть и несколько медленнее, была уготована и журналам. То, что раньше печаталось десятками тысяч экземпляров на глянцевой бумаге, сейчас еле-еле вытягивало тысяч на пять, а то и на две. А бумага… Один критерий, цена. Самый читающий в мире народ пересаживался на Интернет, забывая о вечных ценностях.
Выезжали на мелочах – визитки, постеры, буклеты. Грошовая продукция. Да и объемы… Изредка попадалось что-либо одноразовое, но хоть более-менее масштабное. Как-то три года печатали игры класса «монополия» для торговой компании из области. Примитив полнейший, но объемы… Объемы были вкусные. Вот только пару лет назад заказчик растворился в безвестности, даже не забрав последний оплаченный заказ. А какая это была игра! Пластиковое поле, карточки предприятий почти идентичные банковским, фишки в виде фигурок бизнесменов под слоновую кость, купюры на высшем уровне… Собственно, только купюры «Арт-принту» и достались. Да и то из-за уникального оборудования. Удалось в постперестроечном бардаке хапнуть по дешевке особо ценные станочки, делавшиеся для Госзнака. Линия – песня, хоть деньги на ней печатай. Фальшивомонетчеством Аброськин заниматься не собирался ни тогда, ни сейчас, наличие станков – не повод садиться в тюрьму, но оборудование здорово пригодились для элитной игрушки. Хорошая была работа, творческая! Специальная бумага, высокохудожественная печать, даже две степени защиты… А результат? Два года пылятся на складе. Вроде, и деньги за них получили, и вины никакой на типографии нет. А вот на свалку отправлять – жалко.
Размышления прервал телефонный звонок.
- Сергей Петрович, - глубокое сопрано начальника отдела сбыта было слышно, наверное, даже в коридоре. Валентине бы в опере петь, а не визитками торговать. – Тут клиенты необычные. Мы зайдем?
- Конечно, Валентина Михайловна.
Заказчики, и в самом деле, были необычные. Хотя бы по возрасту. Один из мальчишек, правда, ростом под потолок, но всё равно видно: лет четырнадцати от силы. А второй – самый обыкновенный. Девчушка и вовсе кроха. Вряд ли платежеспособные клиенты. Что им, вообще, может быть нужно? Разговор начал меньший парнишка.
- Сергей Петрович, мы представляем третью школу. Меня зовут Олег. Это Екатерина и Рафаил. Мы тут поговорили с Вашими сотрудниками. Нас интересуют мымрики.
- Что? – не понял Аброськин. – Какие мымрики?
- Деньги, что для игры печатали, - напомнила Валентина. – На них написано «мымрики».
- А… - надо же, только вспоминал, а название словно вымыло из памяти. – И что, вы хотите их приобрести?
- Можно и так сказать, - кивнул Олег. – У нас есть для них применение.
- И какое количество Вам нужно? – усмехнулся Сергей Петрович.
Мальчишка пожал плечами:
- Да хоть все. Они же у Вас пропадают.
- На каждую вещь раньше или позже найдется свой покупатель.
- Найдется, - вмешалась в разговор девочка. – Только Вы их не продадите.
- Почему? – удивился Аброськин.
- Вам ведь тот заказ оплатили?
Директор кивнул.
- То есть, Вам эта продукция не принадлежит, - с уверенным видом произнесла пигалица. - Продавая не принадлежащее Вам имущество, Вы попадаете под статью сто семьдесят восемь* часть один уголовного кодекса Российской Федерации. От двух до семи лет с конфискацией имущества. Еще Вам могут инкриминировать статью сто девяносто пять. Тогда до десяти лет. С учетом смягчающих обстоятельств, можно отделаться тремя годами. Меньше – вряд ли. Если очень хороший адвокат будет – соскочите на условный срок. Но такой юрист стоит намного больше, чем обсуждаемая продукция.
Что-то в голосе девчонки заставило Сергея Петровича отнестись к ее словам серьезно.
- Минутку! – он поднял трубку. – Настя, зайдите пожалуйста. – и обратился к детям. – Сейчас придет наш юрист, сможете рассказать это ей?
- Конечно, - кивнула… Катя, кажется. Да, точно, Катя.
Через пять минут она почти дословно повторила свою речь в присутствии онемевшей от неожиданности Анастасии. Но не остановилась.
- Более того, если Вы решите избавиться от чужой собственности, то попадаете под действие статьи сто шестьдесят семь. Это до двух лет лишения свободы. Реально получите, скорее всего, меньше, может, даже штрафом отделаетесь, но тоже неприятно.
- Настя? – спросил Сергей Петрович.
Юрист сглотнула, перевела взгляд на директора, впервые заметившего, какие, оказывается, у нее большие глаза, и, немного заикаясь, произнесла:
- Надо, конечно, посмотреть в УК, но похоже на правду.
- И что нам делать с этими мымриками? Не хранить же их вечно!
- Не знаю, - ответила Анастасия и повернулась к Кате.
- Зачем их хранить? – пожала плечами девочка. – Если в Ваши руки попало чужое имущество, Вы можете, а точнее обязаны, сдать его государству. Необязательно через полицию или комитет по имуществу. Можно передать любой государственной организации. Наша школа вполне годится! В случае возникновения каких-либо претензий по этой собственности, у Вас будет бумага о передаче имущества. И всё.
Катя победным взглядом обвела присутствующих.
- То есть, - усмехнулся Аброськин, - вы хотите, чтобы мы подарили школе эту продукцию. А не слишком ли…
- Ну что Вы, Сергей Петрович, - снова включился Олег. – Мы не халявщики какие. Деньгами за эти мымрики заплатить невозможно, мы Вас просто подставим. Да и нет у нас таких денег. Но ведь есть и другие способы расчета. Хорошие мысли, например, часто стоят больше, чем пара тюков залежалой бумаги.
- Ну насчет залежалой бумаги Вы, молодой человек, горячитесь, - директор с иронией перешел на «Вы», - но если Ваши идеи того же уровня, что и юридические познания Вашей подруги, то можно обсудить это предложение.
Последующие десять минут мальчик анализировал экономическое положение типографии. Ничего нового Аброськин, естественно, не услышал. Но анализ был неплох. А в конце…
- Собственно, выжить реально и на визитках, - сказал Олег. – Но стоит поискать дополнительные источники дохода. Например, при нынешних объемах заказов и перспективах половину оборудования можно смело продавать. Полную стоимость, конечно, не получите, но всё же какие-то деньги. Оставьте только лучшее, например, ту линию, что шла для Госзнака. И перестаньте ее жалеть. Нужно, чтобы Ваша продукция отличалась от любой другой отменным качеством. Пусть Ваши визитки имеют три степени защиты и стоят в десять раз дороже обычных. Их будут покупать ради понтов. А остальные помещения сдайте в аренду. Под офисы, а первый этаж под магазины. У Вас место отличное. Дохода будет больше, чем от основной деятельности.
- У нас неприспособленные помещения, - покачал головой Сергей Петрович.
- Арендаторы сами приспособят, - улыбнулся Олег. – Только следите, чтобы несущие стены не посносили. А еще…
___________________________
ВНИМАНИЮ ЗАКЛЕПОЧНИКОВ
* Все номера статей уголовного и прочих кодексов здесь и по всей книге изменены. Умышленно.

+8

20

Транзакция четвертая
Первое заседание правительства новообразованной республики проходило в деловой, рабочей обстановке. Собственно, первым было короткое заседание сразу после классного часа, но его решили не считать. Исторические решения тогда не принимали, портфели и полномочия не делили, даже основные задачи не нарезали. Просто договорились подумать, чем и как заниматься, и назначили дату следующего заседания. Которое первое. А вот оно и проходило в деловой и рабочей.
Сначала министр образования посетовала, что за прошедшую неделю успеваемость не улучшилась, а как всегда. То есть, по количеству и качеству оценок Зонтов и Войнич тянут класс вперед, а отдельные товарищи во главе с пресловутым Гуреевым – назад, и особого сдвига не наблюдается. Хотя следует отметить улучшенные показатели остальных министров, равняющихся на президента. И особенно выделить Рафика Куянова, не только умудрившегося и на этой неделе не схватить ни одной двойки, но даже вымучавшего пару четверок. Причем, не по физкультуре, а по географии и многострадальной ботанике. Но вот с остальными отстающими…
- Вы многого хотите, Ирина Ивановна, - подал голос Жиров, выпросивший себе должность министра агитации и пропаганды. – Мы же еще только начали. Нет пока ничего, одни слова. Вот запустим все запланированные программы…
- Это у тебя одни слова, - перебила его Катя Павлова. – У тебя ничего другого и быть не может. А у меня бумажки! Я за эту неделю конституцию написала, уголовный кодекс, административный, сейчас жилищный пишу…
- А жилищный зачем? – поинтересовался президент. – Вроде, не наш вопрос. Да и проблем особых ни у кого нет.
- Чтоб было! – отрезала министр юстиции. – Положено. Когда встанут проблемы, поздно будет, заранее надо подготовиться.
- Толку от твоих бумажек… - возразил Жиров.
- Не скажи, Мишенька. Я вот Рафику кое-что дала почитать, и сразу две четверки!
- Это конституция животворящая так действует? – заинтересовался Войнич.
- Не, - прогудел начальник полиции и преданно посмотрел на непосредственное руководство. – Уголовный кодекс. Страшная штука, если вдуматься.
- А что с экономикой?
Олег встал, старательно откашлялся, открыл папку, переполненную какими-то бумагами, оглядел присутствующих, махнул рукой и сел обратно. Вытащил из папки с десяток небольшого размера бумажек и раздал присутствующим.
- Это наши деньги. Хорошая бумага, влагостойкая краска и даже две степени защиты. Купюры номиналом в один, три, пять, десять, двадцать пять, пятьдесят и сто мымриков.
- Каких мымриков? – не поняла Ирина Ивановна.
- Так наша валюта называться будет, - пояснил министр экономики.
- А поприличнее нельзя? – возмутилась министр культуры.
- Нельзя! – отрезал Олег. – На них так написано.
- Так напиши по-другому! – не сдавалась Людка. – Что еще за мымрики! Надо красивое имя подобрать! Благозвучное!
- Погоди, Люд, - вмешался в спор президент. – С благозвучностью у нас в городе проблемы по жизни. Олег, объясни толком.
- Если другое название придумать, то надо за распечатку платить. Также за разработку макета, бумагу и много чего еще. Нашего классного фонда тысяч на пять таких денег наберется, если не меньше. А мымриков у нас тридцать миллионов по номиналу. Надолго хватит. И совершенно бесплатно.
- Откуда столько? - ахнула Ирина Ивановна. – И почему бесплатно? Ты кого-то ограбил?
- Никакого криминала, - отмахнулся Войнич. – Типография их под чей-то заказ напечатала, для игры типа монополии. Этот заказ даже оплатили. А забирать не стали, там вся идея накрылась. Вот они уже два года место на складе и занимали.
- И что, просто так отдали?
- Ну, они сначала пытались какие-то деньги содрать. И даже немалые. Только мы тут юстицию поднапрягли, Катюха им мигом объяснила, что попытка заставить нас платить – суть уголовное преступление и наказывается от двух до десяти с конфискацией. У типографского юриста челюсть до стола отвисла! Она даже заикаться начала! Кстати, Кать, а это правда, чем ты их пугала?
- Конечно! – кивнула Павлова. – До последнего слова!
- И что, посадили бы?
- Если бы я была прокурором – запросто!
- А если бы ты была адвокатом?
- Фигу! Ой, простите, Ирина Ивановна! Согласно статьи…
- Катенька, - прошептал Рафик, - а можно попроще, без статей. От этой арифметики в ушах рябит…
- Я тебе не Катенька, а министр юстиции! – отрезала Павлова. – И послезавтра сдашь мне квадратные уравнения! Как ты сегодня на алгебре выступал – позор сплошной!
- Так отбила бы, Кать? – Олег вернул разговор на предыдущую тему.
- Конечно! Если без номеров статей… - Павлова бросила уничижительный взор на Рафаэля, - это даже проще, чем посадить.
- Вот я и говорю, - грустно сказал Куянов, – уголовный кодекс – страшная штука!
- Олег, у тебя всё? – президент решил ввести процесс в более конструктивное русло.
- Нет, конечно. Деньги у нас есть. Теперь об их покупательной способности. Мы тут с Танькой Савиной перетерли с ее отцом. Его фабрика будет отдавать нам канцтовары по самой низкой цене. И напрямую. Так что тому крысу, что внизу торгует, можно сразу закрываться. Он берет через посредника, у которого входные цены выше наших процентов на тридцать.
- Ох, и ничего себе, - присвистнул Жиров. – Это же халява какая!
- Никакая не халява! – отрезал Войнич. – Мы идеями расплачиваемся. Нам еще и типография будет сувенирку делать. Всякие календарики уникального качества. На тех станках, что с Госзнака сперли. И на всей нашей продукции будет специальный логотип. Завтра мы с Катей заявку в Роспатент подаем. Еще мой батя готов нам часть подрядов отдать. Ничего сложного: развеска рекламы и отделка офисов панелями. Туристов наших привлечем, кто с веревками работать умеет. Ну и тех пацанов, у кого руки правильно растут. Это позволит увеличить обеспечение мымриков. Ну и по курсу. Предлагаю для начала установить сто рублей за мымрик…
- У тебя тридцать миллионов мымриков, - впервые подала голос Надя Захарова. – По сто рублей, это три миллиарда. А в классном фонде – неполных пять тысяч. Как ты излишки стерилизовать собрался? Всё рухнет за час!
- Не надо ничего стерилизовать, - возразил Войнич. – Та часть, что в рюкзаке лежит, считай, еще не напечатана. Достал из рюкзака – эмиссия. Пять тысяч, говоришь? Вот пятьдесят мымриков и достанем. Увеличим обеспечение – добавим денежной массы. И маржу при обмене валют сделаем побольше. Имеем право, покупать мымрики могут только двоечники или сторонние. Нашим проще лишнюю пятерку получить…
«Господи, - подумала Ирина Ивановна. - Я хотела всего лишь немного поднять успеваемость. А они… Пишут кодексы, штудируют институтские учебники… Прошла всего неделя, а я уже половины слов не понимаю. И назад не отвернуть. Может, переболеют? Надоест и бросят…»
- Олег, а какой логотип-то? – спросила она вслух.
- Самый лучший! – гордо ответил Войнич. – Надпись «Сделано в Мухосранске»!

+11


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского