Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского


Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщений 21 страница 30 из 169

21

ВВГ написал(а):

Последующие десять минут мальчик анализировал экономическое положение типографии. Ничего нового Аброськин, естественно, не услышал. Но анализ был неплох. А в конце…

Угу. Дети только начали учебу в восьмом классе, т.е. им по 13 - 14 лет. И тут они, ко всему прочему, ещё и спецы в экономике и бизнесе. Нда... Девятый класс был бы всё же правдоподобнее.

0

22

Игорь К.

Уважаемый, пока всё, кроме названия города, списано с реальности. Фантастика начнется позже.
И не все спецы. Одна в юриспруденции (в маму). Другой - в экономике (в папу). Не забудьте, что он один из двух лучших учеников. Тех самых, что уже выходили на российские олимпиады по математике.
Четырнадцать только Рафику Куянову. Он из второгодников.

Вы недооцениваете детей. Видимо, Вы с ними не работали.

А вообще правдоподобность не является самоцелью данной книги. Это сказка.

PS. А мнение Олега Войнича о науке экономика будет в одной из ближайших транзакций. Заранее предупреждаю, Вы с ним не согласитесь.

Отредактировано ВВГ (16-10-2015 22:49:51)

0

23

ВВГ написал(а):

А вообще правдоподобность не является самоцелью данной книги. Это сказка.

А, ну если сказка, то вопросов нет.

P.S. Экономику наукой не считаю.

+1

24

Игорь К. написал(а):

А, ну если сказка, то вопросов нет.

Блин, Игорь! Я же даже в названии это написал! И в первом посте!

Игорь К. написал(а):

P.S. Экономику наукой не считаю.

Тогда, пожалуй, Вы с Олегом согласитесь. :)

Отредактировано ВВГ (16-10-2015 23:21:56)

0

25

Транзакция пятая
Любимой фразой Андрея Викторовича Войнича являлась: «шестнадцать часов утра». Именно так он выражал свою любовь к утреннему сну. Хотя нет, не любовь. Физиологическую потребность. Раннее пробуждение гарантировало Андрею, как минимум, хороший заряд раздражительности и агрессивности, а как максимум, головную боль и разрывающую рот зевоту на весь последующий день. Для нормальной работы требовалось спать хотя бы часов до двенадцати. А лучше – позже. Увы, реальная жизнь, если и подкидывала хозяину строительной компании такую возможность, то исключительно по выходным. И тогда Андрей дрых без задних ног до «шестнадцати часов утра», жена, ярко выраженный жаворонок, ходила на цыпочках, боясь потревожить сон мужа, а дети старались смотаться куда-нибудь подальше, собираясь словно при тревоге на территории, занятой противником: быстро и бесшумно.
Так было и в эту субботу. Олег с Яшкой исчезли ни свет, ни заря. Тамара не высовывала нос из кухни. И всё равно выспаться Войничу не дали. Помешал настойчивый вопль сотового телефона. Первую серию звонков Андрей просто не услышал. От второй – перевернулся на другой бок. Но звонивший был настойчив, аппарат заорал в третий раз.
- Кому не спится в ночь глухую? – недовольно пробормотал в трубку Войнич, садясь на кровать.
Вместо ответа телефон разразился воплями, охарактеризовать которые Андрей мог только словом «истеричные». С учетом того, что Серега Паныкин, крупный бизнесмен и постоянный заказчик Войнича, в целом к истерикам был не склонен.
- Викторыч! – орал Серега, перемежая речь междометиями и неопределенными артиклями. – Ты что, с дуба рухнул? Ты что творишь, старый маразматик? Совсем крыша уехала?..
Минут пять Андрей наслаждался паныкинскими оборотами. Потом Серега начал повторяться, и Войнич решил, что пришло время выяснить, чем же партнер недоволен.
- А ну кончай орать! – рявкнул он. – Раз уж разбудил меня ни свет, ни заря, так хоть объясни внятно, чем ты так недоволен.
- Какой, нах, ни свет, ни заря, - зашелся Паныкин. – Два часа! Давно день на дворе!
- Выходной день! – уточнил Войнич. – А значит, до шестнадцати – утро! Так чего случилось то?
- Ты кого ко мне выпустил?
- В смысле?
- В прямом! Бригада, что на моем фасаде баннеры вешает, - это же песец!
- Что, плохо вешают? – не понял Андрей, пытаясь одной рукой натянуть штаны. – Или еще не повесили ни хрена? Так они только сегодня начали… Там дня на четыре работы…
- Всё они повесили! – заорал Паныкин. – Пока я тебе дозванивался – последний добили!
- Быстро они! – удивился Войнич. – Накосячили?
- Да нет… - Серега сбавил обороты. – Всё тип-топ. Как по линеечке… - он вдруг снова завелся. – Но это же дети!!!
- Ну, дети, - не понял Войнич. – И что?
Он встал, положил трубку на стол (и так всё слышно), натянул штаны и майку, и вернулся к разговору, точнее, продолжил выслушивать Серегины вопли о безответственности подрядчика, выпустившего на объект детей. Справедливо решив, что надо дать заказчику выговориться, Андрей перебрался на кухню, пристроил аппарат рядом с тарелкой, бросил благодарный взгляд на жену и принялся за еду: жрать по утрам хотелось неимоверно. Расправился с яичницей, получил стакан кофе (еще один благодарный взгляд) и, прихлебывая божественный напиток, прервал словоизвержение контрагента.
- Не врубаюсь, чем ты недоволен. Кто кричал, что объект срочный, нужно было вчера, и всё такое? Кто был свободен, того и послал. Ребята молодые, здоровые, не пьют, не курят. В смысле, без перекуров работают. А что шестнадцати нет, так им и четырнадцати еще нет. И что? Недостаток временный, с возрастом пройдет. Сроки и качество выполнения работ тебя устраивают? Тогда какие вопросы?! Подписывай процентовки и кидай бабки в понедельник!
- Да заплачу, не мандражи! – Паныкин сбавил обороты. – Если какая инспекция меня к ногтю не прижмет за эксплуатацию детского труда! Викторыч, ты вообще с законодательством дружишь?
- Я с ним поддерживаю дипломатические отношения, - Войнич отхлебнул кофейку и довольно прищурился. – А кое-кто из этих детишек не просто дружит, а на «ты» и по имени. Ты, Серега, в нашем договоре что-нибудь, кроме суммы, прочитал?
- Ты за кого меня принимаешь? – возмутился Паныкин. – Конечно, нет! Мы уже столько лет работаем!
- А надо было! Там на третьей странице… Или на четвертой… Последний абзац. Найдешь, если захочешь. Там написано, что ты на время выполнения работ согласен на использование твоего здания для занятий и тренировок кружков и секций третьей школы. Сегодня у тебя на фасаде альпинисты тренируются. Там еще в офисах занятия кружка «Очумелые руки». В смысле «Очень умелые». Ты внутрь-то заходил?
- Заходил, - Серега, похоже, немного успокоился. – Их там, как муравьев. И не понять ничего. Бегают, что-то тащат, сверлят, стучат… Сколько сделано, не скажу, но дым столбом, пыль коромыслом.
- А я о чем? – Андрей допил кофе и перебрался на балкон. – Трудовой энтузиазм и дисциплина у детей – с работягами не сравнить. Рабочее время… А нет его, рабочего! А продолжительность занятий кружков не регламентирована. Точнее, есть правила, но они в компетенции школы, да и обходятся с полпинка. А зарплаты я им не плачу. Ни одна инспекция не подкопается.
- То есть, как не платишь?! – запнулся Паныкин. – За такую работу надо еще и премии давать!
Войнич щелкнул зажигалкой, пару раз затянулся ароматным дымом и только после этого ответил:
- Не плачу. Ни копейки. А сколько я сыну на мороженое даю, ни к какому законодательству отношения не имеет. Втюхал, наконец?
Потрясенное молчание было красноречивей любого ответа. Андрей словно наяву представлял вылезшие на лоб Серегины глаза и отвисшую нижнюю челюсть.
- Викторыч, - просипел, наконец, Паныкин. – Ну ты голова! Или юристы твои! Слушай, одолжи того мужика, что это придумал! Не обижу! У меня тут со столичными рейдерами проблемы нарисовались!
Войнич пару раз затянулся, чтобы создать паузу. Маленькая месть за раннее пробуждение.
- Ты еще на объекте?
- Ага…
- Найди там Катю Павлову. Маленькая такая. На возраст не смотри. Зуб даю, она твоих рейдеров отправит в Норильский район прежде, чем они поймут, с кем связались! Только учти, девочкам какое попало мороженое не покупают… Думаю, ты и сам это понимаешь…
Андрей отключился, закурил новую сигарету и грустно вздохнул. Уверенности, которую он демонстрировал Паныкину, не было и в помине. Ни за что не стал бы связываться с детьми. Да, бригад не хватает, но это не повод. Только как потом сыну в глаза смотреть? Сам же учил: «Мужик должен иметь дело и делать его хорошо». И что, как дошло до реализации принципа – поджать хвост и в кусты? Не поймет Олег. Перестанет уважать, и будет прав. Пожалуй, надо съездить на объект, посмотреть, что там детишки наворотили. Трудовой энтузиазм и дисциплина – это здорово, но опыт так просто не заменишь. Наколотят панели вкривь и вкось, кто потом исправлять будет?

Отредактировано ВВГ (18-10-2015 21:10:56)

+8

26

ВВГ написал(а):

Да и то из-за уникального оборудования. Удалось в постперестроечном бардаке хапнуть по дешевке особо ценные станочки, делавшиеся для Госзнака. Линия – песня, хоть деньги на ней печатай.

Лучше, по-моему, урезать осетра. Вся линия Госзнака, вряд ли досталась, а вот офсетная её часть, вполне доступна.

+1

27

Старый Империалист написал(а):

Вся линия Госзнака, вряд ли досталась


А где написано, что вся гознаковская линия? Не было такого! У Аброськина тупо денег бы не хватило всю купить.
Аброськин же судит не с позиции Гознака, а с позиции мухосранской типографии. Несколько станков, стоящих более-менее последовательно, и позволяющие осуществить некий производственный цикл или его часть, - линия. А то, что в Гознаке это десятая часть линии - это уже проблемы Гознака.

Линия Арт-принта в состоянии выпустить (если будет подходящее сырье) хорошо напечатанную продукцию с парой степеней защиты. Так что, да, по меркам Гознака - офсетная часть. И то не вся.

0

28

ВВГ написал(а):

Ни одна инспекция (не) подкопается.

Отредактировано Al (18-10-2015 18:30:14)

+1

29

Транзакция шестая
Появление в классе директора – явление нечастое и ничего хорошего не обещающее. Чаще всего руководство заходит проконтролировать учителя. Посмотреть, чему педагог доверенных ему детей учит, как учит, соблюдает ли инструкции и руководящие указания. Как дисциплину держит, а как уши. Как написано в последней методичке городского департамента образования, положение ушей педагогического работника во время объяснения – фактор, оказывающий немалое воздействие на усвоение материала. А раз написано, должно соблюдаться и контролироваться.
В выпускных классах бывает, что начальство хочет глянуть на кандидатов в медалисты. Достаточно ли усердия проявляют болезные. Хоть и нет пока по предмету ни одной четверки, а вдруг потенциальная краса и гордость школы разучится на мгновение решать задачи или писать сочинения, схватит двойку, и прости-прощай медалька. А она ведь не учащемуся нужна, в институты теперь по результатам ЕГЭ берут, а медали ценятся как прошлогодний снег. Это школе за медалистов почет и слава. И немного дополнительного финансирования, если вовремя подсуетиться. Так что вопрос на самотек пускать никак нельзя. Контроль, контроль и еще раз контроль!
Но это в выпускном, одиннадцатом. И на уроки. А в восьмой, да еще на классный час… Отродясь такого не было! И ведь не в кабинет вызвал, значит, не набедокурили сильно. Но всё равно всем стало не по себе немного. У нас тут классный час, собрание строго конфиденциальное, вопросы обсуждаются внутренние, можно даже сказать, интимного плана. А тут пришел, сел на заднюю парту, слушает… Не то, чтобы совсем посторонний человек, но всё-таки…
А в восьмом «В» все не как положено. Ирина Ивановна на третьей парте у окна рядом с Вовкой Копцовым. За учительским столом президент Зонтов расположился. На столе колокольчик, страсти утихомиривать. Подсмотрели в каком-то историческом фильме, была такая традиция в английском парламенте. Или не в английском?.. Хорошо, хоть не стали для правительства президиум сооружать. Хотели, но передумали. Решили, пусть министры будут ближе к народу. А то зазведеют, и начнется коррупция всяческая и прочее превышение должностных полномочий. А республика – это Вам не диктатура какая! У нас президент наравне со всеми на веревках висит и молотком машет.
Но директор директором, а классный час вести надо. Когда еще простому гражданину общую картину узреть удастся? В обыденной жизни каждый свой кусочек зрит, а вот целиком, один президент и видит. Ну, может еще министры экономики и юстиции, тоже всегда на острие атаки. Хотя нет, Павлова к банковской работе мало касательства имеет, так что не обо всем в курсе.
А здесь все начальники доложатся, доведут до широких масс свежую информацию… А директор… Ну что директор… Не гнать же человека. Пусть послушает, подумает, примет к сведению. Может, и поймет чего, мужик, в принципе, неглупый, с историческим образованием…
Зачем, всё-таки пришел? Слишком много странных бумаг пришлось подписывать? Да нет, вроде. На шефскую помощь от типографии, да и всё, пожалуй. Остальное по мелочи. А может, заметил, как переменились дети за очень короткий срок?
Вот Надя Захарова выступает. Черный брючный костюм, белая блузка. Всё строгое, деловое. Сразу видно финансиста.
- Наши активы за отчетный месяц, - Надя докладывает сидя, стоя неудобно работать с бумагами, – выросли более чем в двести раз, что позволило ввести в оборот десять тысяч мымриков…
- Это чё, - не выдержал Жиров. – Мы уже лимон заработали?
Этот не меняется, как был колобок в чем-то неопределенном, так и остался.
- Могли бы и больше, если бы некоторые молотком по гвоздям попадали, а не по пальцам, - откликнулась Савина.
Тщательно порванные джинсы, ковбойка с закатанными рукавами и кожаная жилетка. Оторва и торговка. Ковбойский стиль. Стетсона не хватает. И кольта на боку. Но по школе с оружием и в головных уборах ходить не положено.
- Сама-то только и можешь, что страхующий зажим двигать! - не остался в долгу Мишка
- Я…
Удар президентского кулака по столу прервал зарождающуюся дискуссию.
Зонтов. Смертоносен и элегантен. Первый по жизни. Агент 007. Или Президент. С большой буквы. Колокольчик ему не по стилю.
- Цыть! – рявкнул Леха. - А то налог введем на прерывание докладчика! Олег попозже разъяснит, от кого сколько пользы. Продолжай, Надь.
Захарова кивнула.
- Спрос на мымрики постоянно растет. На сегодняшний день курс мымрика достиг отметки сто семь пунктов.
- А за двойки по сто десять принимаешь, - обиженно пробурчал Гуреев.
И этот не меняется. Вечно мятые штаны и огненно рыжая шевелюра. Хотя нет, становится серьезней и немного причесанней. Но медленно…
- По сто четырнадцать, - уточнила управляющая. – У тебя данные за прошлую неделю. Давно ты, Сашенька, двоек не получал… А покупаем по сто. Но это льготный курс для граждан. Для нерезидентов курс покупки девяносто три, продажи сто двадцать один.
- Грабеж! – возмутился Жиров. – И что? Покупают?
- Но-но! – рыкнул Куянов, на всякий случай покосившись на директора школы. – Ты не путай грабеж и банковские операции!
Стрижка «ежиком», жесткий прищур глаз, рубашка и штаны цвета хаки. Всё, как раньше. Но теперь хочется пришить на плечи погоны. Начальник полиции.
- Оборот иностранной валюты за отчетный месяц составил две тысячи мымриков, - невозмутимо продолжила Захарова. – Чистая продажа, то есть превышение продажи над покупкой, почти девятьсот мымриков, то есть, девять процентов увеличения валютных резервов. Однако считаю дополнительную эмиссию преждевременной. Это может привести к падению темпов роста курса. У меня всё.
Зонтов потряс колокольчиком:
- Вопросы к Наде есть? А кто-нибудь чего-нибудь понял? Кроме Олега, конечно. Вот и я нет! Лучше продолжим. Министр экономики?
Еще один лучший. Джинсы, рубашка, жилет. Но не ковбой. Хищник. Акула империализма.
- В целом, дела идут неплохо, – Войнич предпочел встать. - После поныгинского офиса у нас от заказов отбоя нет. Превосходим взрослые бригады по скорости и тщательности. Но отдельным товарищам, и в самом деле, не вредно бы научиться работать молотком. Жиров, ты чем на уроках труда занимался?
- Я человек умственного труда, - вскинулся Мишка. – А молотком махать и Куянов может!.. И Огурец… - неуверенно закончил он.
- А чего сразу Огурец? – захныкал Сашка. – У меня и так вся зарплата за двойки уходит. Еще и подкупать приходится. Почему у Рафа вдвое больше получается?
- Я по гвоздям попадаю, - разъяснил Рафик. – А ты, как и Мишка, по пальцам. И тоже Жирову.
- Вот! – подтвердил Жиров. – Не было бы там меня, он по гвоздю бы попал! Наверное…
- А за зарплатой тоже не придешь? – спросил президент.
- За зарплатой он первый, - засмеялась Савина. – Вон, Надя не даст соврать.
- Тогда, Мишаня, вали в кабинет труда и учись гвозди заколачивать, - подвел итог Зонтов. – И Огурца с собой возьми. С веревками не умеете работать – простительно, но молотком…
- Савина тоже не умеет…
- На Савиной вся торговля держится, - возразил министр экономики. – Кому нужны мымрики, если на них купить нечего? А Танька и ассортимент держит, и ценообразование, и склад. Есть там, правда, проблема с дешевым товаром. Мымрик-то растет, а минимальный номинал купюр не меняется. Кто же знал, что канцелярка так дешева. Ручками уже выгоднее за рубли обзаводиться. Пока покупатели не заметили, но…
- И не заметят, - махнула рукой Танька. – За основной товар выгоднее мымриками платить. На этом фоне мелочевка теряется. Плюс эксклюзивный логотип. Одно дело на него сильно потратиться, а рубль никому не жалко, – девочка повернулась к директору. - Константин Алексеевич, какая у Вас ручка? Вот! Что и требовалось доказать! «Сделано в Мухосранске»! Это уже популярность!
- Спасибо, Тань, - Войнич улыбнулся.
- Спасибо портфель легче не сделает, - пропела Савина. – Лучше бы проводил после школы.
- Кто о чем, а Танька как всегда, - подала голос Павлова. Строгая синяя юбка ниже колен и пиджак с золотыми пуговицами. Прокурор. Или министр юстиции. Но тринадцать лет, как не цапнуть злейшую подружку? – Между прочим, по статье…
- Кончай, Кать, - улыбнулся Олег. – Как дети прямо! Провожу, Тань! Вот сегодня же и провожу. Заодно с папой твоим идею магазина обсудим. Вроде всё. Если кого-то интересуют мелкие детали – в любой момент готов предоставить документы. От граждан тайн нет.
- Вопросы? – поинтересовался президент. – Тогда юстиция.
- А у меня ничего нового, - не вставая, отмахнулась Павлова. – Пакет законодательных документов мы еще на прошлой неделе утвердили. Правонарушений не выявлено. Начальник полиции собирался превысить полномочия в инциденте с конкурирующим лоточником, но сдержался.
- Что за инцидент? – спросил директор школы.
- Сам расскажет…
- Рафаэль?
- Да крыс этот, - поднялся Рафик. – То есть, Ахмед, который раньше был Васькой-алкашом. Торговал внизу канцтоварами. Как мы лоток поставили, решил разобраться с Танькой в стиле девяностых. Я чего-то подобного ждал, так что ему не светило. Думал, придется морду бить… то есть, осуществлять силовое противодействие, но товарищ сам понял.
- Не понял, что он понял, - прищурился директор.
- Там портрет мой висит, - пояснил Куянов. – Прямо у его лотка. Который, «поздравляем с победой на чемпионате России по боксу». Ахмед этот на меня посмотрел, на портрет, еще раз на меня и сказал, что понял, исправился и больше не будет.
- То есть, ты его не бил?
- Пальцем не тронул, Константин Алексеевич! Ведь если что, из меня Катенька…
- Я тебе не Катенька, а прокурорский надзор!
- Подожди, Павлова! А куда Ахмед делся? Вместе с лотком?
- Так мы потом последили за ним маленько и сдали коллегам из города.
- Каким еще коллегам? – директор, похоже, запутался окончательно.
- В наркотический отдел, - пожал плечами Куянов. – Он дурью приторговывал. Ручки только для прикрытия. Никакого мордобоя, Константин Алексеевич, всё по закону! Если что, Катенька может со статьями рассказать.
- Я тебе не Катенька…
- Павлова! К тебе у меня тоже есть вопросы! Куянов, это всё прекрасно, а как у тебя с успеваемостью?
- Нормально всё, Константин Алексеевич! – расплылся в улыбке Рафик. – Ни одной двойки с начала учебного года! Даже пятерка одна есть!
- По физкультуре?
- По алгебре! За квадратные уравнения! Это всё Катенька…
- Я тебе…
- Павлова! Кстати, а почему ты вчера в школу не пришла?
- У меня слушание было. По делу ООО «Алмаз», - встала Павлова. - Но я всех учителей предупредила и материал вперед сдала.
- Какое еще слушание? – директор всё еще сохранял способность удивляться.
- Я представляю интересы Сергея Николаевича Паныгина в арбитражном суде. У него пытались отобрать бизнес. Вчера слушание было. В области.
- И как?
Павлова расцвела:
- Выиграли! На первом же заседании! Сложнее всего было доказать, что я имею право представлять интересы клиента.
- Это как?
- Работником заказчика я быть не могу по возрасту. Трудовой договор заключить – тоже. Всё только с шестнадцати. Членом адвокатской коллегии не являюсь. И лицензии нет. Но нигде не написано, что представлять интересы клиента могут только эти категории граждан. И по возрасту представителя нет никаких ограничений. А поскольку еще и противоположная сторона не возражала, - Павлова хищно усмехнулась. – Думали, легко справятся с маленькой девочкой…
- И не справились? – иронично усмехнулся директор.
- У меня решение с собой. «Иск полностью удовлетворить, прокуратуре рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела…». Дело уже завели, мы вчера успели заехать в прокуратуру.

- Поздравляю, - развел руками директор. – Садись… Катенька!
Танька Савина мстительно прыснула.
- Раз разговор пошел об успеваемости, - снова приступил к обязанностям президент. – Заслушаем министра образования.
Ирина Ивановна встала и вышла к доске:
- Пожалуй, и я сегодня вас порадую, мои бесценные. Прогресс в учебе налицо. Хотелось бы, конечно, чтобы совсем не было отстающих, но по сравнению даже с прошлым годом…
- Ирина Ивановна, Вы конкретно говорите, с фамилиями, - попросил Зонтов.
- А чего говорить, - с места крикнул Гуреев. – И так все знают! Я единственный отстающий! А чего меня бросили на произвол судьбы и учителей? С Рафом, вон, Катька занимается, с остальными – тоже, а Огурец, рыжий, что ли? Пусть со мной Надя займется. Или Людка.
- То есть, тебе всё равно? – спросила Сенцова.
Всегда в платье, чуть ли не бальном. Даже легкая сутуловатость не портит. Министр культуры.
- Ну я ж не шуры-муры крутить, а успеваемость подтягивать, - заюлил Гуреев. –Хотя, если с тобой…
Танька Савина снова прыснула:
- Еще ни один паспорт не получил, а уже все повлюблялись.
- Я получил, - прогудел Куянов. – Еще в прошлом году.
- Ой, - всплеснула руками Танька, - я и забыла, что ты из второгодников! Всё удивляюсь, чего это Павлова к тебе льнет! А ее к старичкам тянет…
Войнич поднялся с места, подошел к Савиной и, скалой нависнув над девчонкой, уставился ей в глаза. Класс замер.
- Прекрати, - в голосе Олега звучала сталь.
- Олежка… - испуганно пролепетала Танька. – Ты что, Олежка…
- Прекрати, - повторил Войнич. – Раз и навсегда. Если хочешь, чтобы я тебя уважал.
- Да я… не… - Савина вдруг встрепенулась, словно приняла решение. – Хорошо! Договорились.
Олег улыбнулся, подмигнул Таньке и вернулся на место.
- Олег Андреевич, Вы закончили? - спросил Зонтов. – Прямо-таки шекспировские страсти кипят в нашей республике. Люд, подольешь огоньку? Подтянешь не рыжего?
- Попробую, - вздохнула Сенцова. – Но на шуры-муры пусть не рассчитывает!
- Заметано, - радостно заорал Гуреев. – Теперь я твой портфель ношу!
- Это, кстати, совсем не вредно, - кивнула Людка. – Портфели стали обалденно тяжелые! У нас всё? А то мне тут билеты в кино предлагают. Такая мелодрама… - Сенцова выслушала восторженный визг девчонок, оглядела понуро сидящих парней и закончила, – с элементами боевика. Билеты всего по мымрику! После классного часа ко мне записываться!
- Не всё, - вздохнул Зонтов. – Вов, чего ты там отчебучил?
Копцов поднялся, сокрушенно почесал в затылке и с трудом выдавил:
- Пусть лучше Олег расскажет.
- А сам?
- Да это… Не умею я…

Отредактировано ВВГ (20-10-2015 13:04:42)

+8

30

Пятую транзакцию перезалил, исправив ошибки.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского