Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Тропой мужества


Тропой мужества

Сообщений 151 страница 160 из 177

151

Когда Михаил обошел палатку и увидел количество раненых, то невольно застонал. На поляне уже лежало свыше трех десятков бойцов, и еще телеги подходили. Появилось желание куда-нибудь убежать. Подальше. От стонов. От боли. Крови.
«Не сметь! – зло подумал Маевский. – Тряпка!»
«Гость» хотел возразить, но Михаил подавил этот порыв, задвинув альтер-эго вглубь сознания. «Вот так и сиди».
Павлов быстро вышел из палатки и, увидев Михаила, протянул карандаш и лист бумаги.
- Вот, держи, будем очередность распределять. Принцип прост - осматриваешь бойца, определяешь степень тяжести ранений и пишешь номер на клочке бумаги, который закрепляешь на видном месте, там санитары разберутся кого на стол нести. Самых тяжелых в первую очередь.* И не волнуйся, Миша, у хирурга должно быть холодное сердце, как ни тяжело это признавать.
- Я все понял, Валерий Семенович.
- Тогда давай, ты с этого края, я с этого, а Валентина Сергеевна с Вилмой пока операционную подготовят.
Павлов подошел к крайнему раненому и склонился над ним, а Михаил оглядел поляну. Вот и практика – подумал он. Вздохнул и решительно шагнул к лежащему бойцу.
- Как дела? – спросил Майский.
- Как сажа бела, товарищ военврач, - ответил красноармеец натужно. – Вот, в ногу ранило.
- Больно?
- Терпимо, покась. – И боец покосился на скрипящего зубами соседа.
Михаил осмотрел ногу – три сквозных ранения, задета кость в двух местах, отсутствует мышечная ткань с внутренней стороны бедра, сильная опухоль в районе стопы. Оторвав клочок бумаги, Михаил замер. Какой номер ставить? Если этого бойца не прооперировать в течении часа, то начнется гангрена. Ранение у него тяжелое. А как быть с остальными? Рядом лежит боец, у которого вообще на теле живого места нет. Вдруг у него состояние хуже? Как быть? Это пока бойцу терпимо, а потом? Надо принимать решение. Нужен холодный расчет. Не об этом ли говорил Валерий Семенович? 
Химическим карандашом Майский решительно поставил цифру три, и сунул бумажку под узел повязки.
Соседний ранбольной не стонал. Он от боли зубами скрипел. Да так, что даже замутило, но Михаил подавил этот порыв. Нельзя показывать слабость, когда на тебя смотрят с надеждой столько людей.
- Терпи, казак, атаманом будешь, - подбодрил Майский парня.
Боец зубов не разомкнул, смог лишь прошипеть что-то неразборчивое. Его правый глаз смотрел на врача. Левый был скрыт повязкой. Осторожно пробежав пальцами по окровавленным бинтам, парень понял, этого бойца надо срочно на стол. В первую очередь однозначно – множественные осколочные ранения головы, туловища, ног и рук. Большая кровопотеря. Ожег правой руки, на первый взгляд, второй степени. Боль у бойца наверно дикая. Как он еще терпит? Как держится? А обезболивающих нет. Да тут большинство бойцов от шока поумирают.
- Санитар! – позвал Маевский, приняв решение.
- Я… - вскинулся один из бойцов.
- Этого на стол несите.
- Нечайка! – Михаил услышал голос Павлова.
- Я, товарищ военврач! – откликнулся один из возниц, помогавших сгружать раненых.
- Что там с лекарствами?
- Должны подвезти, товарищ военврач. Еще помощь обещали.
- Хорошо бы… - буркнул Павлов.
И Маевский был полностью согласен. Без лекарств спасти всех невозможно.
С сортировкой раненых справились быстро. В основном большую часть успел осмотреть Павлов, но у него опыт. Майский же справился только с одиннадцатью бойцами. Всего одиннадцать, но каждого он отправил бы в первую очередь.
- Миша. – Это подошел Павлов. – С тяжелыми будем работать парами. Я с Кошкиной, ты с Меримаа. Не беспокойся, Вилма опытная операционная сестра. Вдвоем вы справитесь, и помни про холодное сердце.

*В русской и Красной армии, на практике тяжелораненным помогали и оперировали в первую очередь, даже самых безнадежных. У немцев в первую очередь только тех, кого можно было гарантированно вернуть в строй.

Отредактировано ВВС (16-11-2017 19:09:19)

+5

152

ВВС написал(а):

«Не сметь! – зло подумал Маевский. – Тряпка!»

ВВС написал(а):

Химическим карандашом Майский решительно поставил цифру три, и сунул бумажку под узел повязки.

Наверное, все-таки Майский?

+1

153

Не так Михаил представлял свою первую самостоятельную операцию. Не так скоро и не при таких условиях. Было страшно ошибиться, что-то сделать не так, сделать больно, не спасти…
Руки подрагивали от волнения, и Маевский усилием воли подавлял свой страх, загоняя его вглубь, заодно пытаясь заставить «гостя» не мешать. А мешало многое - обстановка, знание, что враг уже близко, приближающаяся канонада, стоны и крики оперируемого Павловым.
В отличии от соседа, ранбольной на их столе не стонал. Лишь когда Михаил направлял пулевку в ранканал и пытался захватить им осколок, парень стискивал зубы и напряженно дышал. Здоровый глаз его слезился, и слезы скатывались по щеке, сразу розовея. Когда осколок наконец вынимался, то сразу следовал облегченный выдох, и звон металла об лоток.
- Девятнадцатый… - удивленно произнес Михаил, считая осколки.
И это только из конечностей, а еще из туловища осколки доставать. Как же он терпит?
- Очень больно?
- Больно… - еле слышно прошептал боец и вновь стиснул зубы.
- Терпи.
Парень нервно улыбнулся, и напрягся, когда Михаил начал вводить инструмент в следующую рану. Вилма тут же положила руку на лоб парня.
- Расслабьтесь, - сказала она мягко, - не надо напрягаться. Не волнуйтесь, все будет хорошо.
Уверенный голос Меримаа подействовал не только на бойца. Михаил неожиданно успокоился. Движения рук стали четче и увереннее. И Вилма помогала прекрасно, без подсказок подавая нужный инструмент. Пока Маевский доставал осколки, медсестра успевала обработать и наложить повязку уже на очищенную рану.

Отредактировано ВВС (13-12-2017 23:47:05)

+4

154

Алксей написал(а):

Логистика - раздел математики??????   
Как математик по образованию - не помню такого (во всяком случае НЕ было в 80х)
Логика - да есть, но никак не логистика.

"- Ща поглядим, какой ты математик!" (с) Не помню откуда.

ЛОГИ́СТИКА
Женский родспециальное
1.
Раздел математики, занимающийся обоснованием логики математическими методами; математическая логика.
2.
Теория и практика управления материально-техническим снабжением.
"Л. сбыта"

Залез в Сеть - и типа самый умный, вобчем.
А так еще по институту помню теорию графов - вроде как она - основа этого раздела. А может, и не этого.
Хе-хе.

...Порыл исчо.

логи́стика1
и, мн. нет, ж.
[нем. Logistik < греч. — см. логика]

1. УСТАР. Математическая логика (см. логика).
2. Одно из философских направлений математики, обосновывающее возможность сведения всей математики к математической логике.


"устар."??? Неуж то я становлюсь совсем динозавером?  http://read.amahrov.ru/smile/shok.gif

Отредактировано Максимыч (12-12-2017 00:26:25)

0

155

Начало многообещающее, тема для меня важная и больная. С интересом жду продолжения. Заклёпок не нахожу, чем ещё могу быть полезным... Есть мысль в тему, может пригодиться. Правдоподобная легенда для Михаила - что сообщённые ему сведения передал некто, кого он не видел. Подошел сзади, потребовал не оборачиваться и внимательно слушать и т.д. и т.п. и долго говорил или даже диктовал. А когда Михаил попытался украдкой посмотреть - кто же это такой - неизвестный стукнул его по голове... Ретроградная амнезия (потеря памяти на непосредственно предшествующие травме события) врачам давно и хорошо известна. А дальше с Михаила взятки гладки (амнезия же), выслушавшим его командирам будет представляться некий то ли разведчик, то ли коминтерновец, то ли сочувствующий СССР немецкий коммунист, оказавшийся в немецкой армии на достаточно информированной должности (радист в штабе?), но лишенный канала связи и пытающийся передать информацию импровизированным и ненадёжным способом...

0

156

Зануда написал(а):

С интересом жду продолжения.

Пока не до текстов, коллега. Но книгу не бросил.

+1

157

- Ну как первая операция? – спросил Павлов, подойдя к умывальнику.
- Сложно сказать… - пожал плечами Михаил, тщательно промывая перчатки от крови.
- Понимаю, – кивнул хирург, - неожиданно все. Привыкай, теперь каждый медик будет на вес золота. И особо не волнуйся, от ошибок никто не застрахован, тебе просто практики не хватает.
- Я уже допустил ошибку.
- Какую?
- Неправильно определил тяжесть ранений. Думал – сложное ранение брюшной полости, а на деле оказалось, что кишечник не поврежден, несмотря на десятки осколков. И очередность…
- Это не ошибка, - перебил врач, - бывает и хуже. Сколько, говоришь, осколков достал?
- Пятьдесят семь.
- Бойцу повезло, - вздохнул Павлов, - такое случается. Ладно, пошли дальше работать.
Столы уже от крови отмыты, и санитары заносили на носилках двух тяжелораненых.
Началась новая операция, и Михаил понял – с первым ранбольным ему в некотором смысле повезло – тот лежал спокойно и терпел, этот же не только кричал от боли, еще и метался, несмотря на удерживающие ремни, и Михаил, и Вилма невольно проклинали отсутствие обезболивающих. В конце концов, чтобы вынуть пулю и пару осколков, пришлось звать на помощь санитаров…
Постепенно события слились в сплошной кошмар – стоны, крики, кровь из ран и стенание чужого сознания в голове, что особенно раздражало, но бороться с этим было некогда. Максимальная концентрация внимания и напряженность превратилась в ноющую боль в спине и руках. От пота и крови маска намокла - стало тяжело дышать. От усталости начало покачивать и закружилась голова.
Неожиданно Михаил обнаружил себя бездумно смотрящим на пустой стол, а вокруг суетился персонал, которого было что-то слишком много.
- Отдохни, Миша. – Это мимо прошел Павлов. – Времени немного есть. Отдохни.
- Помощь прислали? – спросил, удивленно оглядываясь Михаил.
- Прислали… - недовольно буркнул хирург, устало усаживаясь на стул около тумбы. – Санитарок прислали в помощь. Комсомолок-доброволок… - Майскому показалось, что врач хотел выругаться, да сдержался. - В обморок всей бригадой падают, бестолковки!
Михаил присел рядом с врачом. В голове немного шумело. «Гость» присмирел еще когда он ампутировал ногу тому бойцу, что осматривал первым. Ногу спасти было невозможно, отсутствовала часть кости. Бойцу налили стакан спирта и держали два дюжих санитара. Мат стоял жуткий. Именно в момент, когда Михаил начал резать кость, его «альтер-это» рухнуло вглубь сознания и пока не проявлялось. И хорошо, мешаться не будет.
- Нечайка! – крикнул Павлов. – Чаю нам покрепче сделай!
После чего сказал Михаилу:
- Ладно хоть кроме девок бестолковых, перевязочного и обезболивающего прислали.
Помолчав немного, сказал еще тише:
- Проведешь еще операцию, и отдохнешь, а то свалишься.
- А вы? А Вилма с Валентиной Сергеевной? Все устали.
- Вилма тоже отдохнет, - ответил Павлов, - Потом поменяемся. Будем по очереди отдыхать.
Появился санитар с двумя стаканами чая. Именно стаканами в подстаканниках. Поставил их на тумбочку, рядом положил плитку шоколада.
- Спасибо, Степаныч. Где фельдшер и медсестра?
- Ранбольных осматривают.
- Позови их и им тоже чаю неси.

Отредактировано ВВС (29-01-2018 18:56:23)

+7

158

ВВС написал(а):

Началась новая операция(ЗПТ) и Михаил понял – с первым ранбольным ему в некотором смысле повезло

ВВС написал(а):

- Позови их(,-лишняя) и им тоже чаю неси.

+1

159

Коллеги, кто имеет отношение к медицине, то есть компетентен в вопросах хирургии, отпишитесь об эпизоде операции - что надо поправить или изменить.

_________________________
И вновь операция. На столе боец с обширным ожогом и тяжелым ранением груди. Непривычно тихо в операционной палатке, если канонаду не считать. Второй стол пока пустует, Павлов с Кошкиной организовывают эвакуацию санбата в тыл. Даже тяжелораненых. В санбат тащат теперь по понятным причинам только срочных.
Капитан Перепелкин пропал, связи ни с кем нет, что вообще твориться в дивизии можно только догадываться. Ясно, что дела хуже некуда.  По сведениям полученным через раненых и санитаров, что привозят тяжелых стало известно – оборону не удержать. Слишком мало осталось бойцов в строю и боеприпасов кот наплакал.
Ранбольной на столе в полузабытье, накаченный обезболивающим, лежит без движения, но все равно, нет-нет, а Нечайка заглянет в палату, не нужна мол помощь? Вот только взгляд иногда странноватый у санитара. Непонятный взгляд. И неприятный.
«Чего тут непонятного? Надзирает он за тобой».
Михаил поморщился. Все где-то в глубине этот альтер эго сидел тихой мышкой, а тут вдруг объявился, и крови с видом вскрытой груди ранбольного не боится, как раньше.
«Привык уже, - пояснил гость, - хватит, отбоялся».
«Думаешь надзирает?».
«Уверен! Считаю Перепелкин поручил ему присматривать».
«Плевать, не мешай».
Мысль была резкая и злая, потому, что предстояло самое сложное – удаление пули и осколка. И сложность была в том, что оба куска металла находились рядом с сердцем. Однако, что самое сложное -  был поврежден осколком эпикард *, и рядом, буквально вплотную, острый осколок подпирала пуля. Видать и пуля, и осколок попали в одно и тоже место, и судя по положению обоих инородных предметов, вторым прилетел осколок. Уже приготовлена пулевка, но Михаил никак не мог решить, что вынимать первым – пулю, которая была чуть ниже рваного куска металла, или осколок, что почти упирался в мышечную ткань сердца. Рана медленно наполнялась кровью и Вилма уже пару раз удаляла её тапмонами, а Майский никак не решался.
«Осколок, - зло подумал гость, - доставай осколок. Он острый».
«Заткнись! – так же резко ответил Майский».
Он ввел пулевку в рану, аккуратно захватил щечками металл, чуть сдвинул от сердца и осторожно потянул. Брызнуло тонкой струйкой кровь прямо в лицо, Михаил невольно зажмурился, замерев и почувствовав, что ранбольной вздрогнул. Майский похолодел – только не это!
- Пульс падает, - сказала Вилма, одной рукой держа ранбольного за запястье, а второй удалая кровь из ранканала.
Михаил сбросил осколок в лоток и быстро извлек пулю.
- Пульс? – голос невольно дрогнул.
- Слабый, - ответила Вилма, взглянув на Михаила. Лицо под маской немного изменило форму, и он понял, что девушка ему улыбается.
- Чистим и шьём, - уже уверенно сказал Майский.

*Эпикард - наружная оболочка сердца.

Отредактировано ВВС (26-01-2018 17:01:36)

+7

160

ВВС написал(а):

Брызнуло тонкой струйкой кровь прямо в лицо, Михаил невольно зажмурился, замерев и почувствовав, что ранбольной вздрогнул. Майский похолодел – только не это!
- Пульс падает, - сказала Вилма, одной рукой держа ранбольного за запястье, а второй удалая кровь из ранканала.
Михаил сбросил осколок в лоток и быстро извлек пулю.
- Пульс? – голос невольно дрогнул.
- Слабый, - ответила Вилма, взглянув на Михаила. Лицо под маской немного изменило форму, и он понял, что девушка ему улыбается.
- Чистим и шьём, - уже уверенно сказал Майский.

На мой взгляд, брызнувшая в лицо кровь - это излишества нехорошие (с). Подобное возможно только на начальном этапе операции, но никак не в ходе её, когда все рассечённые сосуды уже пережаты. А вот сердце в ходе операции вполне могло остановиться. И вот тут пришелец, для которого реанимация вполне обычное дело, о котором все как минимум слышали, вполне может заставить Майского, готового по тогдашним правилам прекратить операцию всвязи со смертью пациента, запустить остановившийся мотор.
А на удивлённый вопрос Как? Резко ответить - как, как - руками! Пальцами несколько раз сожми, оно и запустится. Ещё целых пять минут есть для этого.

Отредактировано Artemidy (26-01-2018 02:20:29)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Тропой мужества