Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Игоря Мельника » В чужих садах


В чужих садах

Сообщений 1 страница 10 из 98

1

В ЧУЖИХ САДАХ

Сенека почти в каждом из своих нравственных писем цитировал представителей других философских школ. Он называл эти цитаты яблоками из чужих садов. И оправдывался тем, что даже чужая мысль, если она мудрая, принадлежит как бы всем. И это уже не чужое, а как бы наше.
А ведь в этом что-то есть.

Иногда популярный писатель по совместительству оказывается мыслителем. Но мы не считаем его философом лишь потому, что он не пишет философских трактатов. Его прозрения частенько вкраплены в беллетристику, но не становятся от этого менее глубокими. Иногда он пишет и публицистику, и тогда его "яблоки" более заметны. Но публицистические статьи так коротки и эпизодичны. Бывает прочтешь какую-нибудь байку, споткнешься в ней обо что-нибудь этакое... И забудешь. А забывать нехорошо.

I. УМБЕРТО ЭКО.

Я решил начать с него не потому что он какой-то особенный. Нет. Просто идея пришла мне в голову, когда я читал сборник его статей.
Да, тот самый Эко, знаменитый интеллектуал, автор бестселлеров. Вы помните "Имя розы" и одноименный блокбастер с несравненным Шоном в роли средневекового сыщика? А "Маятник Фуко"? Это вообще бомба, а не книга.

И вот, сборник статей "Полный назад или горячие войны и популизм в СМИ". Интригует, не правда ли.
Прочел на одном дыхании.

1.

"Шагая раком". Так называется заглавная статья. Вот ее положения.

Каждое технологическое новшество сегодня является шагом назад; "тяжелые" виды коммуникации легчают; мы движемся от цветных ламповых телевизоров к дистанционному управлению, от прямых эфиров - к кабельному телевидению и передачам в записи, потом к видеоплеерам, далее мы убираем звук и цвет (очень спорно - И.М.), после чего придем к черно-белому немому кино Люмьеров; после неподвижных картинок с текстом в Интернете мы через iPod вернемся к азбуке Морзе.

Оригинально, подумал я, но притянуто за уши. В действительности все ноу-хау являются движением от простого к сложному, упрощается лишь интерфейс, но это как сказать. Кто легко управлялся с цветным телевизором в 70-х, не разберется в ноутбуке, хоть тресни.

Следующим доказательством "движения вспять" якобы является развал социалистического лагеря и возникновения политической карты мира образца 1914 года - с Сербией, Черногорией и балтийскими государствами.

Тоже весьма легковесно. Для начала, сегодня нет Австро-Венгрии, одной из определяющих геополитических величин той эпохи. И Россия ныне имеет совсем другие очертания. Британия утратила свои колонии, Африка освободилась и так далее. Второй аргумент не засчитан.

Третье. После "холодной войны" мы развязали "горячую" - в Ираке и Афганистане. Опять начались "крестовые походы" против исламских государств, появились ассасины-смертники, руководимые "горным старцем".

Ребята, это две большие разницы. Нет никаких крестовых походов. США захватывают нефтеносные районы, которые раньше были вне зон их влияния, только и всего. Лозунги про демократию и борьбу с терроризмом - обыкновенная дымовая завеса, в которую никто не верит, кроме Умберто Эко.
Смертники-убийцы в исламском мире существовали с момента первой проповеди Мухаммада, а байка про "горного старца" с намеком про Усамму и его Аль-Каиду - расхожий штамп, проверка на кретинизм.
Аль-Каида создавалась как подразделение ЦРУ и остается таковой, вместе со своим лидером. Представляете, двадцать восемь Бин Ладенов проводят в США большую часть времени, являются деловыми партнерами обоих Бушей и многих других, а двадцать девятый Бин Ладен - тоже миллиардер и член клана, но в то же время является террористом номер один, которого ищет весь мир, и никак не может поймать. Вот незадача.

Четвертое. Опять поднял голову христианский фундаментализм. Началась атака на учение Дарвина. Опять говорят о "желтой опасности". Опять на наших поместьях трудятся цветные рабы. Варварские племена снова переселяются. В мегаполисах вновь возрождаются нравы Римской империи эпохи упадка.

Подумаем. Лично я не вижу ни одного признака возрождения христианского фундаментализма в Европе. Возможно, я плохо знаю Европу. А еще я могу плохо разбираться в христианском фундаментализме. Но...
Атаки на Дарвина не новы. В некоторых американских штатах дарвинизм запрещено преподавать с момента их основания. А то, что Эко называет атаками на дарвинизм в Европе, таковыми не является. Это "желтая пресса", только и всего. Мировая наука не подвергает сомнению эволюционную теорию и ничего не предлагает взамен.
А у нас я вижу новые церкви на каждом перекрестке и уроки "христианской этики" в школах. Хвала Аллаху, пока что они проводятся факультативно. Тем не менее, это не означает наступления христианского фундаментализма, потому что церковь все еще отлучена от государства, нет института инквизиции и главный показатель - верующих все меньше, хотя ходоков в храм все больше. Если бы он поднял голову, христианский фундаментализм, то сцены публичных расстрелов еретиков талибами  показались бы нам детскими забавами. Дело не в фундаментализме, просто христианская церковь является одной из мощнейших мировых финансовых структур, и как только в СССР провозгласили возврат к "духовным ценностям" и предали анафеме коммунизм, церковь начала занимать освободившиеся ниши. Она займет все ячейки, а потом попытается войти в государственные институты. Это вопрос не веры, а денег и власти.
Далее, варварские племена никуда не переселяются. Зулусы живут там же, где и жили, на исторической родине. Лишь самые предприимчивые из них приходят к нам, но это наша вина. Мы (белые люди) пришли к ним, научили их грамоте, зачитали им Декларацию прав человека, провели телевидение и интернет, и остановились на этом. Бросили бедолаг на произвол судьбы. Когда они увидели наши дома, автомобили и Мак-Доналдсы, то сказали: мы тоже так хотим. Мы ответили, что все это нужно заработать. И они пришли к нам. Зарабатывать. Мы возразили: ребята, вы нас неправильно поняли, зарабатывайте у себя. Но они все поняли правильно - там, у них, зарабатывать нечего. Африканская деревня может неделю жить на 20 баксов, и мы это прекрасно знаем. Никаких особняков, машин и прочих мобильников. Только бананы и муха цеце. Мы будем зарабатывать у вас, говорят нам варвары. Разве ваши законы запрещают въезд людей с другим цветом кожи? Да нет, отвечаем мы, но это такая волокита... Не беспокойтесь, отвечают они, мы готовы потерпеть. Ваши слова о правах человека - не пустой звук, разве не так? Так, вздыхаем мы. Кто мог знать, что все так обернется. Мы совсем для другой цели просвещали их, а оно вона как получилось. Так что в наших поместьях трудятся не цветные рабы, а обычные гастеры. И то не у всех, лично в моем поместье никто не трудится - по причине отсутствия такового.
Другое дело - торговля живым товаром. Мы продаем наших девушек в страны третьего мира и не только. При этом мы отнимаем у них паспорта, держим взаперти, ставим клейма и так далее. Но это не возрождение рабства, а незаконный бизнес, отрасль организованной преступности, в отличие от классической работорговли.
Что там еще, "желтая опасность"? Или разговоры о ней? Вот именно, разговоры. К тому же, это достаточно свежая тема. Не угроза, а объективная реальность. Их много, они сплочены, работоспособны (не трудолюбивы, потому что трудолюбивых людей не бывает) и неприхотливы. Они забрасывают наши рынки дешевыми товарами, потчуют своей кухней, мы восхищаемся их нетрадиционной медициной, экзотическими культами и так далее. В одной из социальных сетей рунета не так давно провели социологический опрос на тему: "Какое государство через 50 лет будет мировым гегемоном?". 80 % респондентов ответили - Китай.

Пятое. Возродился антисемитизм с его "протоколами". Неофашисты поднимают голову. И опять явились христианские демократы.

Антисемитизм возродился? Да, сегодня хватает крикунов, брызгающих о "жидо-масонском заговоре" против человечества. Один господин Климов с его параноидальными книгами чего стоит. Не читали? И не надо, после них хочется вымыть руки. Но!
Нигде сегодня антисемитизм не является частью государственной политики. В Нюрнберге он такую пробоину получил, от которой не оправится никогда. В большинстве европейских государств антисемитизм преследуется законом. В кодексах многих стран кроме статьи об ответственности за разжигание межнациональной розни есть специальная статья за антисемитизм. И сроки за нее дают потяжелее. Так что юдофобы не пройдут.
Теперь о фашизме. И его возрождении. Он тоже не является частью государственной политики ни в одной из европейских стран. Лишь об одном факте можно говорить в этом ключе. В некоторых государствах СНГ сегодня возводят в ранг национальных героев бывших бойцов "Ваффен-СС". Но мировое сообщество не дремлет. В Европе коллаборационистов казнили, с ними не цацкались. Джона Эмери повесили, Эзру Паунда из жалости объявили психом и так далее. И Европа не собирается отказываться от этой традиции. Если человек был офицером СС - организации, одно лишь членство в которой считается преступлением, то какими бы лозунгами его деяния ни прикрывались, объявление этого существа национальным героем (на государственном уровне - с памятниками, орденами и прочими плакатами), ничего кроме презрения в Европе вызвать не может. И не видать нам тогда членства в ЕС, как своих ушей.
О христианских демократах я ничего сказать не могу. И не понимаю, в чем тут регресс.

Шестое. Тут речь о том, что какие-то вещи все же остаются неизменными. Например, правительство, основанное на популистской демагогии, льющейся из сконцентрированных в руках олигархов СМИ, защищающих лишь их (олигархов) шкурные интересы.

У нас (я имею в виду Украину) это относительно новое явление, но оно уже прочно вошло в нашу жизнь.

Вот такая статья. Большинство тезисов несостоятельны, но что-то в этом есть, правда? Ну ладно, предположим, Эко во всем прав, в каждом пункте. Что тогда? Ничего, даже в этом случае он неправ. Речь не может идти о регрессе, только о развитии по спирали. Восходящей. Диалектику Умберто в школе не учил. А зря.

2. "О войне и мире".

Первое. Иногда "хорошим" нужно нападать первыми, чтобы предупредить агрессию "плохих". Если бы вовремя напали на Гитлера, он бы не оккупировал Польшу и не начал вторую мировую. Если бы вовремя напали на Саддама, он бы не вторгся в Кувейт.

Ничего себе, говорю я. Сразу чувствуется, что маленький Умбертик рос в фашистской Италии. Этому макароннику дай волю и он половину человечества пустит под нож. Превентивно. Даже американцы выражаются скромнее.
Вот Суворов, который Резун, вопит о том, что добрая Германия напала на СССР превентивно, чем спасла весь мир от коммунистической чумы. Это из той же песни.
Эй, ребята! Кто агрессор? Гитлер. Тот, кто напал бы на него "превентивно", сам стал бы агрессором и развязал мировую войну.
Но Эко, кажется, просто оправдывает "Бурю в пустыне" и авансом оправдывает нынешнюю оккупацию и разграбление Ирака. Получается, что добрые самаритяне-американцы себе в ущерб спасли мир от злого Саддама.
Мда.

Второе. Мир пришел от войны классической через "холодную войну" - к Нео-войне. Один из ее признаков - агрессор воюет оружием, которое ему поставляют жертвы. И пример - оружие Ираку поставляли западные заводы.

Вот тебе и раз. Для начала, Ирак был вооружен в основном советскими образцами оружия и техники. Все, что Запад ему продал - колесо от какой-то турбины, которая могла использоваться (гипотетически) для ядерного реактора. Да и то эта поставка была сорвана Моссадом.
К тому же, это не ново. Америка снабжала Германию электроникой и стратегическим сырьем, а Япония выковала свой меч из американской стали. Так что опять мимо...

Третье. Следующий признак Нео-войны - роль СМИ. Во время боев журналисты были везде и брали интервью под бомбами.

Это правда. Нет такой дыры, в которую сегодня не проберется съемочная группа ВВС. Поэтому и гибнут частенько - от рук своих и чужих.  Война действительно превратилась в шоу, самое зрелищное и востребованное, но от этого не менее кровавое. Можно наблюдать геноцид в прямом эфире, заедая это дело попкорном.

Четвертое. СМИ стали рупором воюющих сторон, что якобы подрывает принцип классической войны, согласно которому каждая сторона ведет свою пропаганду и противодействует пропаганде противника.

Ну почему же, тут все осталось по прежнему. Более того, сегодня информационная война тотальна, как никогда. Ни о какой объективности речь не идет. Стоило Аль-Джазире пустить в эфир интервью с пленными американцами, как во всех западных СМИ этот репортаж был запрещен, а бомбардировщики из U.S.Air Force устроили настоящую охоту на арабские телецентры. Но и это не все. Если вы посмотрите чудный фильм под названием "Хвост виляет собакой", то поймете, что ни о какой свободе получения информации речь в принципе не может идти.

Пятое. За столом во время Нео-войны так много игроков, что игра ведется по принципу "все против всех".

Бред собачий. Все последние войны велись по принципу "все на одного". Огромная коалиция бомбила один маленький Ирак. Если бы к Ираку подключился хотя бы Иран, представляете, какой вой подняла бы Америка? Или к Югославии подключилась Венгрия...

Но по большому счету стоит сказать одно: обсасывая эти частности, Умберто Эко уводит нас в сторону от сути. А суть такова: Америка развязала третью мировую войну за передел сфер влияния, рынков сбыта и сырьевых ресурсов, которая все еще продолжается.
После развала Союза баланс сил нарушился и США этим воспользовались, чтобы взять под контроль районы, которые раньше находились под советским влиянием. Посмотрите, кого они оккупировали - тем или иным способом. Кто не стал членом НАТО, тот стал источником мировой угрозы и нарушителем прав человека.
Как Гитлер инсценировал нападение на Гляйвице, так и Буш протаранил свои небоскребы.
Прошлые мировые войны ничего хорошего зачинщикам не принесли. Нет никаких оснований считать, что Третья война будет исключением. США и все, кто имел глупость поддержать их, проиграют.
Но Умберто Эко, который вроде бы неплохо знает историю, так глючит в своем анализе, что он либо куплен с потрохами, либо впал в маразм.
Что же, будем надеяться, что в следующих его статьях мы почерпнем больше мудрости.

+5

2

2. Волк и Ягненок - риторика бессовестности.

Великолепная статья, я восхищен. Эко рассказывает о современной риторике - искусстве убеждения; и ее приемах, используемых в политике.

Первый прием. Снискание нерасположения аудитории.
Пример: "Не знаю, стоит ли метать перед вами бисер...". Хорошенькое начало для публичного выступления, не правда ли? Эко утверждает, что таким образом устанавливается эмоциональный контакт с аудиторией.
Ну, не знаю. У нас, во всяком случае, такое начало выступления может сразу же превратиться в его конец - с последующим мордобоем. Единственный политик на просторах СНГ, которому этот фокус сходит с рук, В.Жириновский. Он не так-то прост: знает правила риторики и уже 20 лет в политике!

Второй прием. Снискание расположения аудитории.
"Я не знаю, стоит ли выступать перед такими тупицами, но сделаю это ради 2-3 умных человек, которые здесь присутствуют...".
По идее, каждый должен принять "умниц" на свой счет. У нас такой прием все же связан с риском, потому что стулья могут полететь в оратора сразу после слова "тупицы".
Что же, берите поправку на аудиторию.

"Как вы несомненно знаете...".
Более явное снискание расположения. Нам лестно, когда апеллируют к нашему знанию. Кстати, после такого вступления легко можно впаривать нам любую клюкву.
Не надо путать этот прием с "Всем давно известно, что...". Тут взывают к нашему комплексу неполноценности. Я соглашусь хотя бы потому, что считаю себя не хуже других.

"Для меня большая честь выступать перед вами...".
Неприкрытая лесть. Прием хорошо работает у нас и в США (там, где народ попроще), а вот в Европе не работает, там народ искушенный. В Европе его применяют разве что в ироническом ключе.

Далее Эко напоминает нам об основных принципах риторики:
- использование аргументов, с которыми заведомо согласятся;
- аргументы должны выдерживать критику;
- формулировки должны выглядеть авторитетно;
- они должны вызывать у публики положительные эмоции.

С авторитетной аргументацией, говорит Эко, не стоит перебарщивать, и приводит анекдотический пример - пародию на рекламу. "Ешьте дерьмо, ведь мухи не могут ошибаться".
В самом деле, мух намного больше, чем людей".

Но вот место, на котором я споткнулся. Эко проводит разграничительную линию между политической риторикой в демократических странах и тоталитарных обществах. В последних, утверждает он, дебаты ведутся на уровне спора персонажей басни "Волк и Ягненок". В таких обществах, где свое мнение навязывают силой, согласия оппонента не требуется. Никто никого не убеждает, никого не интересует мнение противной стороны.
Вот так-так, подумал я, и вспомнил, как ведут дебаты "оранжевые ребята", которых почему-то называют демократами. Оппонента не убеждают, а сразу обвиняют во всех смертных грехах. Леди Ю. в этом преуспела, как никто другой. Ющенко продолжает говорить свое, словно не слыша собеседника. Турчинов (который претендует на звание писателя) просто переходит на крик и заглушает противника децибелами. Луценко поступает еще проще - сразу бьет в рыло. А вот Янукович, которого оранжевые демократы почему-то называют бандитом и диктатором, ведет себя корректно и умело полемизирует.
Так что же, у нас все наоборот? Обидно, слушай... В любом случае, Эко уже причислил нас к не-демократическим государствам. И в этом что-то есть.

Вот более изощренный прием. В качестве исходника берут общеизвестный факт (апелляция к общественному мнению),  а затем переворачивают его с ног на голову. В качестве главного доказательства своей идеи берут именно то, что хотят доказать, а в качестве главного опровержения - именно то, что хотят опровергнуть.
И примерчик, который я приведу в упрощенном виде, поэтому не будет кавычек, но прошу помнить - нижеследующий пассаж не мой, автора я назову позже. Итак.

Сегодня там и сям мелькают сообщения о том, как мальчик из африканской деревни стал музыкантом, юристом и даже политиком. Мещане всплескивают восхищенно руками: до каких высот дошел прогресс! Евреи усмехаются в бороды: это всего лишь доказывает нашу теорию о всеобщем равенстве людей. Мы же утверждаем: это идиотизм. В то время, как миллионы наших соотечественников живут в нищете, мы тратим бешеные деньги на то, чтобы обучить полу-обезьяну водить смычком по струнам и даже цитировать уголовный кодекс. Это все равно, что дрессировать пуделя. Но разве такое допустимо? Выдрессированные папуасы займут места в рядах элиты, а более талантливые представители наций с тысячелетней историей будут работать дворниками! Ведь получи они возможность, то несомненно добились бы гораздо больших результатов.

Каково, а? Подразумевается, что обыватель сделает выводы сам и проголосует за табу на обучение "нацменов" в ВУЗах. О том, что учатся эти ребята не бесплатно, никто не вспоминает.
Автор пассажа - Адольф Гитлер. Писано в тюрьме. Готовился парень, зря времени не терял.
Как давно это было, скажем мы, но давайте посмотрим на скинхедов, избивающих иностранных смуглых студентов. Ведь прием работает до сих пор.
Подумаем. Понятно, что негры - тоже люди, следовательно, способны к обучению в такой же мере, как и белые. А Гитлер заявил, что они поддаются лишь дрессировке, а это значит, что они не люди, а обезьяны. То есть, он опровергал тезис "негры - не животные" тезисом "негры - животные".

Я улыбнулся. У нас-то до этого не дошло. А потом задумался. И вспомнил выступление Ющенко перед интеллигенцией Крыма. Он рассказал в прямом эфире байку о том, как один дипломат из стран Третьего мира за 4 месяца выучил украинский язык. Более того, за те же 4 месяца он обучил украинским командам свою собаку. А большинство русских, проживающих в Украине, намекнул оратор, не способны усвоить украинский язык за всю свою жизнь. Договаривать он не стал, но СМИ все правильно поняли и закончили его тираду сами: "любая собака умнее русского".
Так чем же этот парень лучше Адольфа Алоизыча? В интеллекте он заметно уступает.

Ведь такого же результата многие демагоги добиваются, не унижая других, а возвышая себя. Вот пример.
"Европейские народы, до самого Индийского океана, вышли из арийско-украинской колыбели; и наша самобытность - древнейшая на Земле, ибо мы никогда не искали Родины. Из разных этнических элементов, словно мозаика, возникли немцы, французы, англичане, итальянцы и москали. Мы же ничего у них не брали, но лишь давали щедрой рукой...".
Чувствуете разницу? Тут есть все - и собственная исключительность, дающая право если не на мировое господство, то хотя бы на членство в ЕС, есть и простое вранье. Одна фраза о монолитности украинской нации (в отличие от всех остальных) чего стоит. Будто нет у нас этнических групп - волынян, лемков, бойков, гуцулов, русинов. Будто не живут на этой же земле русские, евреи, поляки, венгры, цыгане, немцы, армяне и так далее. И хотя я не нашел никакой информации об авторе (некто Р.Драган), но Ющенко ему в подметки не годится. В одном, правда, месте этот демагог дал петуха - назвал русских оскорбительно "москалями". И выдал себя. В таком случае англичан нужно было назвать "томми", французов - лягушатниками, немцев - колбасниками, а итальянцев - макаронниками. А так мы видим, что тут не поэтическое заблуждение или преувеличение (помните у Блока? - да, скифы мы...); нет - тут прицельный плевок по конкретному адресу.

Впрочем, выбор риторических приемов может зависеть от целевой аудитории. Если в Раде Ющенко использовал примеры из жизни Александра Македонского и Диогена (которые сам же и выдумал), то перед крымскими интеллигентами он задвигал про умных собак. Видимо, не очень высоко оценивал их умственные способности.

Вот простенький приемчик для плебса. "Все люди нам братья, кроме ляхов, жидов и москалей". Автор - Степан Бандера (герой нации по Ющенко). Хлестко, просто и доходчиво. Первая фраза создает эмоциональный заряд (мы - благородные рыцари), а вторая ее полностью опровергает, но это противоречие смазывается зарядом первой фразы. Ведь мы же рыцари! Все враги названы пренебрежительными прозвищами, намекая, что они - не совсем люди. Как они могут быть людьми, если являются нашими врагами! Все люди нам братья, а эти - нет, поэтому они не могут быть людьми. И никаких противоречий.
Если бы Бандера знал о рейдах Шухевича (еще одного героя) в Белоруссию, Венгрию и Словакию, то ему пришлось бы слегка расширить список не-братьев. Задним числом.

Вернемся к Умберто Эко. Он говорит, что в басне "Волк и Ягненок" использован еще один прием бессовестной риторики - поиск casus belli (повода к войне). Волк собирается не просто съесть Ягненка, а наказать его этим за грехи, которые тот якобы совершил.
Пример - выстрел в Сараево. Ответственность за поступок отдельно взятого террориста возложили на целое государство и объявили ему войну, в которую тут же ввязались все заинтересованные стороны.

Иногда casus belli приходится создавать. Расстреляли радиостанцию в Гляйвице - и оккупирована Польша. Протаранили небоскребы - и оккупировали Афганистан, Ирак, а Иран на очереди.
Когда первичный casus belli начинает бледнеть, создается второй - производство оружия массового поражения, например. Когда выясняется (после оккупации страны и убийства миллионов мирных жителей), что такового нет, следует заява:
"Мы полагаем, что США обладает полномочиями в рамках существующих положений ООН для принятия необходимых мер, включая боевые действия, чтобы защищать наши жизненные интересы в Персидском заливе". В том смысле, что чего уж теперь-то. А casus belli "производство ОМП" мы теперь применим к Ирану.
Мы жуем попкорн и хлопаем глазами.

Вот еще приемчик - использование теории заговора.
Украину доводят до нищеты и голода русскоговорящие олигархи, сговорившиеся с Москвой, которая ночей не спит, все думает, как бы нас поработить.
Тут же раздаются причитания о национальной ущемленности украинского большинства. Мы-де завоевали независимость, но не получили того, за что боролись, потому что русский медведь берет нас за горло и объявляет газовую войну.
По правде говоря, каждый получил именно то, за что боролся. Одни - политическую независимость, другие - возможность перераспределить национальное богатство и доступ к закромам. О газовой истории я вообще промолчу. Ладно, замнем. Пока.
Главное - манипулирование этим чувством ущемленности, ведь синдром заговора работает лишь тогда, когда это чувство есть, когда в наличии комплекс неполноценности.
И вот, леди Ю., глотая слезы (хотя плачет она по другой причине), с надрывом в голосе восклицает: "Мы веками боролись за независимость, а завоевав ее, почти два десятилетия строили независимое государство. Но теперь нас хотят лишить наших завоеваний, нас продают в рабство. Неужели мы допустим это, братья-украинцы?!".
Толпа ревет в том смысле, что нет, не допустим. Хотя теперь уже не сильно-то и ревет. Ревут лишь в отдельно взятых областях. Зато как!
О том, что она, взывающая к национальным чувствам украинцев, вполне попадает в "список трех не-братьев" по Бандере, никто не думает. Так же, как никто не думает о том, чем именно занималась она и ее друзья все эти годы.
Но какова риторика!

Дядюшка Умберто, а ты не так-то прост.

Отредактировано ingvar (06-05-2010 22:03:40)

+4

3

3.

О ПРЕДНАЗНАЧЕНИИ УЧЕНОГО

Тут получается "матрешка". Я хотел рассмотреть статью Эко, который рассмотрел статьи Норберто Боббио, который в свою очередь рассматривал работу Фихте "Несколько лекций о предназначении ученого". Кроме того, время от времени даются ссылки на других мыслителей вроде Жюльена Бенда. Чтобы не запутаться, пришлось изобразить все это в виде беседы. Виртуальной.

Итак.

Фихте: Я хочу поговорить о предназначении ученого.

Боббио: Правильнее было бы говорить об интеллигентах и их предназначении.

Эко: Все-таки, "интеллигент" - более широкое понятие, нежели "ученый".

Бенда: Предлагаю включить сюда работников умственного труда, политиков, государственных служащих и "клерков - предателей".

Я: Какого черта, давайте добавим и русских хакеров.

Эко: Боббио уж очень широко смотрит на вещи. Он имеет в виду вообще всех работников умственного труда, включая писателей и поэтов, которые учеными точно не являются.

Я: Хакеры тут будут в самый раз.

Фихте: Не стоит множить неопределенности. Достаточно сказать, что даже в узком смысле "ученый" может означать либо мудреца вообще, либо просто человека науки. В любом случае он должен быть еще и философом.

Я: Понятно, что в первую очередь Фихте имеет в виду себя любимого.

Эко: А в этом что-то есть, хотя, если разобраться, то любого представителя точных наук, любого узкого специалиста трудно назвать мыслителем. В лучшем случае манипулятором псевдо-идеями.

Фихте: Именно мыслителем, я настаиваю на этом. Именно о нем может идти речь, ибо в будущем, когда все государственные институты исчезнут, рулить нами будет только разум. Соответственно, во главе общества окажутся мудрецы. А до этого мы в общем-то и не люди еще.

Я: Круто. Видимо, речь идет об очень далеком будущем, потому что сегодня рулят бюрократы, или как вы говорите, "манипуляторы псевдо-идеями", и я не вижу ни одного признака того, что когда-нибудь будет иначе.

Фихте: Значит, вы двигаетесь не туда, или же шагаете слишком медленно. Философ должен отслеживать и направлять прогресс человечества, а ученый - способствовать прогрессу науки в своей области. При этом ему не мешало бы знать, в чем нуждается человечество, и в этом смысле он неизбежно философ.

Эко: Примерно такие же идеи высказывали Джентиле, Хайдеггер и другие. Это я навскидку.

Я: Ребята, не смешите меня. Сегодня с этими задачами прекрасно справляются банкиры и главари транс-национальных корпораций. Их даже президенты слушают, на цырлах ходят. Глобализм, однако. К примеру, совет директоров какой-нибудь "Стандарт Ойл" шепнет на ушко какому-нибудь Обаме, кто в чем нуждается, и тот понесет демократию и светлое будущее иранскому (или любому другому) народу.

Боббио: Меня от вашего пафоса тошнит. Интеллигенция - вот достойный предмет разговора. Ее задача - сеять сомнения, а не гоняться за истинами.

Эко: Тогда давайте разбираться, что значит "интеллигент".

Я: Частенько встречается такое определение. Интеллигент - человек, зарабатывающий на жизнь умственным трудом.

Эко: Чудесно, мы говорим о людях, работающих головой, а не руками. Включим сюда операторов машинного доения и вынесем за скобки хирургов и скульпторов.

Я: Не забывайте про хакеров.

Эко: О них, пожалуй, забудешь.

Я: Все-таки непонятно, почему от ученого так плавно перетекаем к интеллигенту.

Эко: Степень участия в жизни общества. Вот, в чем загвоздка.

Фихте: Ученый должен быть несколько отстраненным. В мире, но не от мира. Именно поэтому он мудрец.

Я: Как Иисус Христос.

Эко: Типа того.  Он и был мудрецом.

Фихте: Но не ученым.

Я: И зарабатывал на жизнь руками, а не головой. Рубанки и все такое.

Эко: Он на жизнь вообще не зарабатывал. Во всяком случае, последние три года.

Боббио: Прекратите этот треп. Ученый не имеет права жить в башне и давать оттуда умные советы.

Я: Как Бэкон?

Бэкон: Я в башню попал не по своей воле. Стал бы я туда переться, мне больше делать было нечего? Да и какие советы из башни, тут не знаешь, что на воле творится.

Декарт: Даже в башне достаточно исходных данных для анализа всего, что угодно. Особенно, для толкового совета. Другое дело, есть ли у вас мозги.

Бэкон: Что вы имеете в виду?

Я: Мне это нравится.

Боббио: Какие могут быть башни! Ученый должен идти в жизнь.

Я: В народ!

Боббио: Вот именно. Хотя это и нелегко. Правые обвиняют интеллигента в том, что он предает себя, выходя на политическое ристалище, а левые...

Я: И то правда, пусть политикой занимаются олигархи.

Боббио: Это какие, из античности?

Эко: Берлускони, например.

Я: Точно.

Эко: Нет, нам все-таки придется определиться с формулировками. Давайте условимся: речь должна идти не о работниках умственного труда, а о людях, выполняющих некую "интеллигентскую" функцию...

Все: Ну, он загнул!

Эко:...которая заключается в том, что индивидуум творчески участвует в формировании совокупной мудрости и совокупного блага.

Боббио: Например, крестьянин, который наблюдает за сезонными дождями и изобретает новый способ выращивания чего-нибудь.

Эко: Да, и в этот момент он выполняет интеллигентскую функцию.

Я: Проще назвать эту функцию творчеством.

Эко: Только не путать с деятельностью в искусстве. Я бы сказал, не творчество, а творческое новаторство.

Я: Бегбедер, изобретающий убойный рекламный слоган, сюда подходит?

Эко: Нет, его творчество преходяще. Через несколько лет об этом слогане никто и не вспомнит. Подойдет Бегбедер, пишущий книгу о том, как ребята, сочиняющие убойные слоганы, сходят с ума. Этим он делает вклад в совокупную мудрость.

Я: Уж очень прикладной аспект. Все-таки, философ.

Эко: Жизнь вообще до ужаса прикладная штука.

Я: Подождите. Согласитесь, не-творческому человеку в рекламному бизнесе делать нечего. Сочиняя слоган, он должен быть новатором. Ему нужно создать то, чего раньше не было, и сделать это хорошо, иначе товар никто не купит. Как нам отличить одно творчество от другого?

Эко: Главный критерий - наличие критического подхода в этом творчестве. Тот же Бегбедер очень невысокого мнения о своей работе. Он прекрасно знает, что занимается ерундой, пусть и высокооплачиваемой. Он творит для того, чтобы лох-покупатель выложил деньги за абсолютно ненужную ему вещь. Тут возможен творческий подход, даже новаторство, но о настоящем творчестве, созидании говорить не приходится. Или возьмем пример из другой области - пресловутые мозговые штурмы в конструкторских бюро и других коллективах подобного рода. Все высказывают любые идеи, которые приходят в голову, и если какая-то из них будет принята, то лишь за неимением лучшего. Все хватаются за нее как за решение, но она таковым не является, даже если чего-то и стоит. Решение может быть гениальным, но если оно принято случайно или за неимением лучшего, то о каком творчестве может идти речь? Чтобы стать творческим новаторством, идея должна быть взвешенной, продуманной и воспроизводимой.

Я: Для меня это не очевидно, в отличие от Вас. Я соглашусь в том, что рекламщик может быть творческой личностью, но его деятельность не является творчеством в истинном смысле. Но как только я пытаюсь найти границу, где кончается творчество и начинается ремесло, у меня случаются пробуксовки.

Эко: Еще раз - критический подход. Когда поэт перепевает общие места, его деятельность не является творческой, даже если он этого не осознает. С другой стороны, историк-ревизионист, который по-новому прочел давно известный документ, проделал творческую работу. И литературный критик, даже простой учитель литературы, который не пишет своих работ, но предлагает новое прочтение давно известных произведений, занимается творчеством. А какой-нибудь профессор, уныло бубнящий тексты учебников, заученных в студенческие годы, и не позволяющий студентам отступать от старых трактовок, творчеством не занимается и никакой функции не выполняет. Короче говоря, интеллигентская функция выражается как в новаторстве, так и в критическом подходе к существующему знанию или традиции.

Я: Насчет критического отношения к существующей традиции абсолютно согласен.

Эко: Ты сейчас лопнешь от самодовольства. А еще нужно критически относиться к собственным высказываниям.

Я: Мда. Хорошо, а как быть с идеями, которые долго служили человечеству, но в конце-концов оказались ошибочными? К примеру, астрономия Птолемея.

Эко: Идеи на "длинную дистанцию"? В них есть творческое начало, если они, до того как оказаться ложными, выполнили интеллигентскую функцию. Звездные карты Птолемея помогали морякам, географам и путешественникам, даже если основывались на геоцентрических предпосылках. Несмотря на ошибочность, его идеи двигали человечество вперед, ибо без Птолемея не было бы и Коперника.

Я: Интересный подход. Лично мне казалось, что конечным параметром проверки было бы "приемлемость-неприемлемость". Что ни говори, Гитлер был творческой личностью, новатором. С отрицательным знаком. Его идеи оказались неприемлемыми. Правда, проверка на приемлемость нам слишком дорого обошлась.

Эко: Не надо кокетничать. Он не сказал ничего такого, чего немцы и даже вся Европа, не хотели слышать. Но Гитлер не был креативным дядей. Хотя бы потому, что не был способен к самокритике. Кстати, о политиках. Гитлер, как и Ленин - исключения из правила, хоть и яркие. А правило таково: ни один политик, являющийся рупором идей группы людей, не выполняет интеллигентскую функцию. Рупор - жестяная воронка, от которой ничего не зависит. Он просто не может говорить сам. Всегда есть кукловод.

Я: Попробовал бы Обама или Саакашвили, или Ющенко сказать что-нибудь от себя. Смолотили бы. Вон, одна экзальтированная глупышка в юбке попыталась играть свою партию, и сейчас теряет позицию за позицией. Если не опомнится, сгорит к чертям собачьим. Ее беда в отсутствии идеи, морали. Она не верит в то, что говорит. А о том, во что она действительно верит, дамочка предпочитает помалкивать.

Эко: Их всех можно проверять на самокритичность. Ни один политикан не решится сказать о своей партии, что она не дотянула до идеала.

Я: Ни один рекламщик не признается в том, что его порошок стирает хуже конкурентского. Даже если знает об этом. А мы восхищаемся слоганом: хоть и лжив, но остроумен. Забавное вранье имеет право на существование?

Эко: Оно существует, насчет права трудно сказать.

Боббио: Я уже давно говорил об отличии между умственным трудом и исполнением интеллигентской функции, так что не нужно изобретать велосипед. Есть "политика культуры" и "культурная политика". Политика культуры, или даже политика людей культуры, направлена на создание условий для существования и развития культуры. А культурная политика - это регулирование культуры политиками.

Я: Мне это кажется надутым, притянутым за уши. Или переводчик лоханулся. Хорошо, давайте так: действия людей культуры в области культуры с одной стороны, и действия политиков в области культуры - с другой.

Боббио: Языковые барьеры погубят мир. Так вот, я спросил: что должен делать человек культуры (он же интеллигент, выполняющий интеллигентскую функцию)? В любом случае, ему нельзя быть ангажированным политически или социально.

Я: А у нас говорили так: "Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан". Глаголом жечь сердца людей, окна РОСТа и так далее. И сегодня от интеллигента требуют гражданской позиции в первую очередь, а уже потом все остальное. Если ты не определился, за кого будешь выступать на творческом ринге, то лучше остаться в раздевалке. Даже если ты не задался этим вопросом, то все равно будешь причислен либо к оранжевым, либо к бело-голубым, как только откроешь рот. Выбор сделают за тебя. Кто не с нами, тот против нас.

Боббио: Ребята, такие лозунги возможны лишь в больном обществе. В нормальном обществе такое противостояние невозможно, там все интеллигенты работают на общий результат - прогресс.

Фихте: Вот именно.

Боббио: К примеру, в фашистских обществах интеллигенция уходила в оппозицию - интеллектуальную, культурную, молчаливую и даже вооруженную. Она так выполняла свою интеллигентскую функцию. Потому что общество было больным. Тех, кто этого не делал, ребята типа Бенда и Грамши называли "предателями-клерками". И я с ними согласен.

Я: Речь о тех, кто пел фашистам дифирамбы, зарабатывая на хлеб с маслом? А как быть с теми, кто занимал нейтральную позицию, уходил в башни из слоновой кости, писал всякие фантазии и любовные истории?

Боббио: Они клерки-предатели, потому что общество болеет, его нужно лечить, выводить из тупика. В противном случае, иди в сапожники, не берись за творчество.

Я: Тут какое-то противоречие. То ли ему надо быть политическим оракулом, то ли не надо.

Боббио: Никаких противоречий. В здоровом обществе интеллигенту нечего соваться в политику. В больном он должен бить в набат.

Эко: Не забывай, что он в разные годы высказывал разные мысли.

Боббио: Да, я прогрессировал.

Я: Помилуйте, я окинул мысленным взором политическую карту мира и не нашел ни одного здорового общества. Кроме, может быть, каких-нибудь туземцев. Они здоровы, хотя не прочь иногда перекусить своим ближним. Получается, интеллигент всегда должен бороться. Или как говаривал Юлиан Семенов, настоящий журналист всегда должен быть в оппозиции. Значит, Некрасов все еще актуален. И любой интеллигент-ученый должен быть революционером.

Боббио: Во время любой революции задача интеллигента - следить, чтобы свобода и справедливость не конфликтовали между собой.

Я: Ладно, с тоталитарными режимами и революциями понятно. Тут легко определить, какую позицию занять. Но как быть с нынешними демократиями? Каждое правительство заявляет, что оно самое справедливое, а оппозиция истинным борцом за справедливость и свободы называет себя. Как быть? Как отличить зерна от плевел? Лично мне иногда кажется, что зерен уже давно не осталось, они в закромах под замками, а нам предлагают только плевела - разного цвета, но от этого они не перестают быть плевелами.

Боббио: А мозги на что? Коль ты интеллигент - работаешь головой, а не задницей, умей различать. Смотри не на слова политиканов, и даже не на их действия, которые всего лишь шоу для тебя, а на конечный результат. Народ нищает, тупеет, теряет свободы (или отказывается от них в результате манипуляций), не может влиять на процессы в стране, действия правительства, не может даже критиковать его - бей в набат. Тебя начинают преследовать - уходи в подполье и устраивай вселенский шум.

Эко: Тут он попал в западню, которую сам же и создал. С одной стороны он либерал, стоящий выше политики, а с другой - проповедуя создание "партии интеллигентов", отстаивающей свободу, он  пришел к неизбежной политической ангажированности этой партии.

Я: Как же нам в этом разобраться, если он сам запутался? Сначала говорит, что интеллигент должен бдить, как бы свобода и справедливость не слопали друг друга, и не подыгрывать революционерам на дудке, а потом заявляет, что политической ангажированности не избежать.

Боббио: Революции удаются, когда их готовят поэты и художники, при условии, что поэты и художники знают свое место.

Я: Мы идем по кругу. Как узнать, где оно находится, это самое место? Сидеть в башне - не подходит, быть "над схваткой" или "в мире, но не от мира" - тоже не годится.

Эко: "Над схваткой" можно заменить "ни вашим, ни нашим". Или даже "и вашим и нашим".

Я: Лозунг проститутки. Во всех смыслах.

Эко: Боббио видит свою задачу так: критиковать действия обеих сторон, не стараясь найти "третий путь".

Боббио: Не надо говорить за меня. Интеллигенту важно определиться, на чьей он стороне - это его долг в любой ситуации. После этого определения ему следует посредничать, выявляя и критикуя противоречия в действиях обеих сторон, адресуясь к ним же.

Эко: Однажды меня пригласили на конгресс, организованный Миттераном. Тема: "Роль интеллигента в кризисных условиях современного общества". Созывать ради этого целый конгресс! Мое выступление состояло из одной фразы: "Интеллигенция не должна справляться с кризисами, интеллигенция должна устраивать кризисы".

Я: Вы дзэн-буддизм не практикуете часом? Мастер парадокса.

Эко: Это Боббио мастер парадокса.

Боббио: Смотрите, как бы вас не закоротило. Все очень просто. Интеллигент действительно обязан быть критиком, а не глашатаем, и прежде всего он обязан критиковать "своих". "Свои" - это не члены твоей партии, интеллигент часто беспартиен. "Свои" - это те, кого ты собрался идейно поддерживать. Именно им нужно "устраивать кризисы".

Я: Поддерживая идейно одну из сторон, быть беспристрастным в оценках и критике? Возможно ли это?

Боббио: В том и мастерство. Можно быть беспристрастным, не придерживаясь нейтралитета. Одно дело, когда ты объективен, и совсем другое, когда тебе все равно. Разве нет?

Я: Адвокат, защищающий насильника, критикует обвинение (своих), хотя идейно поддерживает правосудие.

Боббио: Где-то так.

Эко: Первый долг интеллигента - критиковать единомышленников, даже под угрозой расстрела на месте.

Боббио: Это еще не все, ребята. Чтобы интеллигенту быть наблюдателем и резонером, нужно стать выраженным пессимистом - в намерениях и помыслах.

Фихте: Помилуйте, это ошибочно. Да, недостатков в жизни хватает, но надо радоваться огромному полю, которое нам предстоит обработать.

Боббио: Меня от этого тошнит. Вот вам оптимист - Габриэль Пери. Умирая, написал: "Готовлю поющие завтра". Завтра наступили, а песен не слыхать - одно рычание. Оптимисты говорят: "Все делается к лучшему". Я говорю: "Делай каждый день то, что должен, даже если дела идут хуже некуда". Не все оптимисты - пустобрехи, но все пустобрехи - оптимисты.

Я: Знай, что добро всегда проиграет, зло всегда в выигрыше, нет никакого рая и ада, никто не получит по заслугам, справедливость никогда не восторжествует. И продолжай стоять на своем.

Эко: И никак иначе.

+4

4

Прочитал, восхищен Вашим героизмом! Такое, читать, да еще и анализировать!!

0

5

Не поверите, по ночам это дело снится. Если не выбросить на бумагу, точно свихнуться можно.

+1

6

4. О ПРОСВЕЩЕНИИ И ЗДРАВОМ СМЫСЛЕ.

- Я бы хотел определиться в вопросе, что означает быть последователем Просвещения в наше время.
- Гм. Я почему-то думал, что эпоха Просвещения закончилась лет этак...
- Да-да, и просветителю осталось, подобно Дени Дидро, податься в столяры.
- Если верить новаторам от Истории, то мрак Средневековья вообще высосан из пальца злобными фальсификаторами, а стало быть, не было и Просвещения.
- Да бросьте вы, это детский лепет: нет черного, нет белого. Это просто софизм, но Дени Дидро действительно жил и мы можем читать труды этого энциклопедиста.
- И что же это значит - быть человеком Просвещения в наше время?
- Главная посылка этики просветительства - быть готовым критически пересмотреть любое верование, а также все, что наука считает непререкаемыми истинами.
- Это мне подходит.
- Я имею в виду не "философствование молотом", нет. При необходимости нужно суметь оставить несколько основных положений в качестве фундамента, а в остальном полагаться на здравый смысл.
- Звучит несколько туманно и даже хитренько. Особенно, насчет нескольких незыблемых положений. Кто и как может определить, какие положения следует оставить незыблемыми? И на что нам полагаться в этом выборе? Опять же на свой здравый смысл? Не остается параметров для определения объективности. Сам себе логик, критик и судья. А если у человека, предположим, шизофрения, о которой не подозревает ни он сам, ни его окружение? Он вам такого наваляет...
- Вот именно. Понятие "здравый смысл" исключает болезненные состояния психики. Шизофрения поддается анализу не только со стороны, но и самим больным Помните историю про американского физика, который...
- Я видел фильм о нем. "Игры разума", кажется, он так называется. Рассел Кроу неподражаем в роли нобелевского лауреата-шизофреника, способного отделять свои галлюцинации от реальности.
- Об этом и речь. В таких вопросах у нас нет никакой опоры, кроме нашего здравого смысла.
- Опять потянуло дымком картезианства.
- Это не заразно. В двух словах суть Просвещения можно выразить так: существует рассудительный способ рассуждать (простите за тавтологию). Ведя себя разумно, мы можем рассуждать, договариваться и соглашаться друг с другом.
- Да любое общение конвенционально, если на то пошло. Мда, а у вас - разум, опирающийся на себя самого. Это не тот ли "чистый разум", который критиковал Кант?
- Скорее, это "голый разум" Берка. Правда Берк считал, что конвенциональное общение возможно в вопросах вкуса (о котором не спорят), но не в вопросах самого "голого разума".
- Значит так, берем свою разумность за основу и начинаем просвещать.
- Но при этом не стоит воспринимать ее, как нечто непогрешимое, тут вы правы.
- А еще я говорил, что не вижу параметров для определения объективности своих суждений.
- Как говаривал старина Лейбниц, всегда можно сесть дружной компанией за стол и "подбить бабки".
- Тут-то все дерьмо и всплывает. Короче говоря, просветитель - это человек, способный здраво рассуждать и критически переосмысливать установившиеся взгляды и верования?
- Я бы сказал, что это человек, имеющий представление о том, как "устроен мир".
- Помилуйте, разве под силу человеку познать мир? Я имею в виду - познать его до конца.
- Читайте Серля, этот американец умеет формулировать философские проблемы лингвистически. Говоря "мир устроен так-то", я не заявляю, что познал его или способен познать.
- А если мир непознаваем в принципе?
- Ваше утверждение "мир непознаваем в принципе" грамматически соответствует выражению "мир устроен так-то".
- Мир непознаваем, потому что он так устроен?
- Ну да. Или: мир сегодня один, а завтра другой, он изменчив и поэтому непознаваем. Он так устроен.
- Поэтому имеет смысл продолжать описывать его, пользуясь здравым смыслом.
- Описать мир и познать его - разные вещи. Я понял.
- Надеюсь.
- Независимо от того, познаваем мир или нет, нужно стараться описать как можно большее число его элементов.
- Если просветительство в описании мира, то больших просветителей, чем ученые, нам не сыскать.
- Ученые - отдельный разговор. Особенно нынешние.
- Нынешние ученые не просветители?
- Судите сами. Существуют законы природы, механизмы мироздания, познавая которые, мы описываем мир. Я верю в эти законы и знаю, что если свести кобеля с самкой собаки, то родится собака, а если скрестить кота с собакой, не родится ничего.
- Как это "ничего"? Вон генетики даже морковку со скорпионом скрестили. Овечку клонировали. Семимильными, как говорится, шагами...
- Да ничего они не скрестили. Они лишь говорят об этом. Дурачат, чтобы выбить деньги.
- А что же они делают?
- Выращивают товары для продуктовых магазинов, вот что.
- Так они лжецы?
- Не они, а СМИ, поднимающие тираж за счет дутых сенсаций. Ученые помалкивают, им это выгодно. Если вчитаться в сообщения о клонировании овцы, то окажется, что ничего особенного не произошло. У одной из овец инициировали деление клетки, имеющей материнский набор хромосом так, словно это оплодотворенная яйцеклетка. Плод вынашивался и появился на свет обычным образом.
- То есть, вместо оплодотворенной яйцеклетки всадили обычную клетку овцы Долли и получили ее копию?
- Да не получили они никакой копии. Получили новую овцу с тем же набором хромосом. Никто не сможет воспроизвести в точности те же условия беременности и родов, это невозможно.
- Фактически они вырастили близнеца, выношенного другой матерью. Но ведь даже настоящие близнецы не бывают идентичными. Что уж говорить об этих...
- Вот именно. Учтите, мы сейчас обсуждаем то, о чем нам сообщили СМИ. Нам показали двух овец и сказали, что одна из них является клоном другой.
- А так ли это...
- Такие же истории происходят с шумихой вокруг глобального потепления и эпидемий СПИДа, но давайте вернемся к генетикам. Предположим, они говорят правду. Но и в этом случае я говорю: если для того, чтобы скрестить кота с собакой, нужно так грубо вмешиваться в механизмы природы, то это значит, что была первозданная природа, над которой произвели неестественное действие, извратили ее. В естесственной природе такие вещи невозможны. Я использовал здравый смысл и усомнился в сообщениях СМИ, а вы нет. Стало быть, я больший просветитель, чем вы.
- Это нетрудно, быть большим просветителем, чем я, потому что я вообще не просветитель.
- Очень жаль.
- Я бы даже сказал, что я просветитель со знаком минус. И чтобы выйти на нуль, мне еще много чего нужно сделать.
- Еще одна байка. Я имею в виду отрицательные числа.
- А тут в чем подвох - отрицательные числа не существуют?
- Числа в принципе не существуют, это лишь условность, знаки, с помощью которых мы описываем мир. Просветитель должен помнить об этом. Посмотрите на мальчика, у которого три яблока. Что реально - яблоки, или число "три", которое описывает их количество?
- Вы издеваетесь?
- Попробуйте отнять у этого мальчика пять яблок, когда их только три. Попробуйте съесть хотя бы одно "минус-яблоко".
- Здравый смысл подсказывает мне, что это невозможно.
- Так почему же ваш здравый смысл молчит, когда вам рассказывают байки о 10-мерных пространствах, искривленных пространствах, параллельных вселенных, нуль-транспортировках и путешествиях в прошлое? Ведь все это пошло отсюда - из "минус-яблока", которое можно съесть, если верить академикам. Уже четвертое измерение - блажь, потому что время не является геометрической мерностью. Вас дурачат, вращая перед глазами разноцветные шары.
- Но зачем им это нужно?
- Подумайте о том, сколько людей получили научные степени, разрабатывая эту область, а она безгранична, ибо воображению и фантазии нет предела. Это выгодно. Если ушлые ребята умудряются продавать воздух родины в консервных банках, то почему нельзя продавать псевдонаучные байки?
- Да, но ведь здравый смысл может и обмануть. К примеру, он мне подсказывает, что солнце встает на востоке, а садится на западе, хотя я знаю, что это не так.
- Вы знаете это благодаря здравому смыслу того же Коперника, который, рассуждая здраво, проанализировал движение небесных тел и пришел к идее гелиоцентризма. Это было неизбежно. Как только человек увидел чистый горизонт (в море или на равнине), процесс стал необратимым - здравый смысл привел его к идее шарообразной Земли, других планет и так далее.
- Интересно, почему же мы до сих пор говорим "солнце встает" или "солнце садится".
- Это конвенция, мы договорились, потому что нам так удобно. Не писать же каждый раз примечания, в самом деле.
- Но мы помним об этом.
- Еще бы.
- Сама фраза "солнце встает" не только конвенциональна, но и сама состоит из условных понятий, о которых мы тоже договорились, но немного раньше.
- Был такой американец, Виллард Куайн. Он считал, что такие утверждения ходят косяками, как сельдь в Атлантике. К примеру, выражение "идет дождь", о котором мы договорились, что оно обозначает процесс выпадения атмосферных осадков, само по себе абсурдно. Дождь не может ходить, но это еще не все. Нам придется условиться, что дождь, это когда с неба льется вода, но и само слово "небо" - условность, о которой мы тоже договорились.
- То есть, просветителю нельзя забывать об условностях.
- О переводе, так будет точнее. К примеру, какой-нибудь Джеймс Кук и австралийский абориген стоят и разглядывают друг друга. У них абсолютное непонимание. В этот момент мимо них проносится странное животное.
- А боцман ему и говорит: если у них такие кузнечики, то прикиньте, какая тут конопля, чиф.
- Да нет же. Кук восклицает: "Что это?". А туземец и отвечает: "Кенгуру". Что делать бедному Куку? Неужели это животное называется "кенгуру"? Совсем не обязательно. Это слово может обозначать просто зверя или шум в траве.
- Да, и что же делать Куку?
- Ему нужно повторить процедуру, когда мимо пробежит утконос или дикая собака динго. Или дождаться момента, когда на глаза попадется неподвижный кенгуру.
- По-моему, никто сильно не заморачивался. Я слышал, что кенгуру значит "не знаю", только и всего.
- Значит, он плохой просветитель или очень нетерпеливый парень. Исследователь, выстраивая предположения относительно значений туземных слов, создает свое собственное пособие по переводу. Оно может быть не идеальным, но должна соблюдаться определенная логика.
- В конце-концов все договорились - этот зверь называется "кенгуру". В этом просветительство?
- Нет. Просветительство в том, что когда вам показывают готовое пособие по переводу, вы готовы подвергнуть его сомнению, если что-то не пляшет.
- Или выбрать нужный перевод из нескольких возможных. Дождь - вода с неба или атмосферные осадки.
- Вы можете руководствоваться культурным контекстом. Для аборигена это первое, а для метеоролога - второе.
- Такой подход работает при рассмотрении любых вопросов или только некоторых?
- Да каких угодно. К примеру, папа римский называет эмбрион человеческим существом, а Фома Аквинат считал, что у них нет души. Определяем культурный контекст, обозначаем предмет спора, договариваемся о значении слов "эмбрион", "зародыш" и "новорожденный", после чего садимся за стол и "подбиваем бабки".
- Еще вопрос. Просвещая, мы руководствуемся лишь здравым смыслом, отбрасывая мораль?
- Нет, мораль должна присутствовать, не зря о великих просветителях говорят, что они еще и гуманисты.
- Но ведь для какого-нибудь зулуса может быть верхом морали скушать своего папочку, к примеру.
- Это частности. Есть основополагающие моральные принципы, присущие человеку вообще.
- Вы говорите о внутривидовом поведении, тут чистая биология и никакой морали.
- Не забывайте о конвенции. Вы сейчас пытаетесь использовать несколько словарей одновременно.
- Но ведь зачастую, определяясь в понятиях, мы всего лишь меняем словари.
- Теперь, когда мы уже определились, давайте придерживаться выбранных значений. Мораль, а не внутривидовое поведение. Иначе мы не сможем "подбить бабки".
- Вы стремитесь играть на своем поле и по своим правилам. Ну ладно, у вас титулы.
- Продолжим. Любому человеку свойственно стремиться к обладанию вещами, которые ему нравятся. Придется отнимать эти вещи у других людей. Самое легкое решение - убить этих людей.
- Ух ты.
- Да, побеждает сильнейший. Но приемлемо ли такое решение?
- Думаю, нет. Нарушено правило выживания вида.
- Вы опять? Тут не биология, а простая логика. Если все начнут поступать таким образом, то в конечном итоге останется кто-то один.
- Всех убью, один останусь? Это правило крысиного короля. Кстати, они частенько погибают от полученных ранений.
- Еще раз - не биология, а логика. Из двух оставшихся один убьет другого. Но человек - общественное животное. Ему нужен кто-то еще, иначе он не человек. Поэтому людям приходится договариваться о взаимном уважении и добрососедстве.
- Именно поэтому? Вы пошли по скользкому пути. Тут не уважение, а взаимный страх.
- Можно определить уважение, как видоизмененный страх. Я о другом. Когда Иисус призывает не делать другим того, чего бы они не хотели, чтобы другие сделали с ними, то он является просветителем.
- Даже когда предлагает подставлять щеку?
- Тут ошибка в переводе. Отдать рубаху и позволить ударить себя по щеке можеть лишь сильный. Вы видели, как кобели подставляют сукам левое плечо, после того, как их укусили в правое?
- Но ведь это биология.
- Собачья мораль. А Христа я считаю просветителем - кроме тех случаев, когда он заявляет, что является сыном бога. Это заявление не может подтвердить никто, кроме него самого, и другим приходится верить ему на слово. Это уже вопрос веры, а не здравого смысла.
- Его мораль была выгодна римскому государству, а не членам секты и тем более, не иудеям. Интересно, кто с кем договаривался. И кто с кем договорился.
- Мы уходим в сторону. Просветитель может выстроить очень сложную мораль, даже такую, где считается целесообразным жертвовать жизнью ради кого-то. Но при этом надо помнить, что у любого человека есть пять первостепенных потребностей. Еда, сон, любовь (даже к домашним животным), игра (получение удовольствия) и поиск причины явлений.
- Между сном и любовью я бы вставил одежду и кров над головой.
- Так вот, первые четыре (или пять) потребности присущи всем животным. Но вот последняя присуща лишь человеку, потому что предполагает использование языка.
- Чушь. Язык есть у собак, дельфинов и даже пчел с муравьями. Это не показатель. К тому же, многие животные до ужаса любознательны, частенько узнают сами, как что-то устроено, и потом с успехом этим пользуются.
- Когда ребенок накормлен, поспал, поиграл, улыбнулся папе и маме, ему обязательно захочется узнать, как что-то устроено.
- Крысы в лабиринте...
- Мы перестали понимать друг друга.
- Это потому, что я с вами несогласен. Хорошо, продолжайте.
- Главная причина, которую хотят выяснить люди - это причина существования вещей. Философ хочет понять, почему существует бытие и не существует небытие...
- Бытие не существует, а происходит. Это не предмет, а процесс. А небытие - фикция в чистом виде. Господин Эко, не будьте идиотом. Философ, который задается такой хренью, обыкновенный пустобрех.
- ... а обычный человек задумывается о том, почему сотворился мир, и что было до его возникновения. Хам.
- В основном, простой человек задумывается о простых вещах. Что касается мира, то он не мог быть сотворен, потому что из "ничто" не может возникнуть "нечто". Любой неандерталец знал, что без топлива не будет огня. Огня не было до тех пор, пока он не сложил дрова и не высек искру. И не ломал себе голову этой хренью.
- Пытаясь найти причину, он создал богов.
- Да не искал он никакой причины. Страх, вот и все. Когда молния убила его дедушку, впору было в штаны наложить. Хорошо, что штанов еще не было. Убивает тот, кто сильнее, вы же сами говорили. Кто-то очень сильный и большой. От искры, которую он высекает, горят леса, крошатся скалы и мамонты падают замертво в жареном виде. От его дыхания дубы гнутся. И так далее.
- Просветитель знает, что когда человек создает своих богов, то занимается отнюдь не праздным делом.
- Вот именно. Но делает он это не от какой-то там врожденной потребности узнать устройство мира. Он просто пытается выжить. Антилопа избегает львиных троп, а человек избегает проявлений божественной силы. Со временем он приходит к идее задобрить ее. Чтобы сделать это, нужно узнать о ней хоть что-то. Все очень просто.
- Просветитель знает, что вид и характер пантеона - культурная условность. О ее формах еще можно дискутировать, но то что она - природная потребность, обсуждению не подлежит.
- Так вот, как вы выбираете "незыблемые основания". А по мне, так стоило бы пообсуждать и ее.
- Вот я и определил, что означает "просветительство" в наше время.
- Да уж.
- И если всех устраивает это определение, я причислю к просветителям и себя.
- Очень скромно. А я, пожалуй, останусь с неандертальцами. Ведь я один из них.

+1

7

5. ЛУЧШАЯ ИГРА - ЭТО КАРНАВАЛ

- Вы опять здесь?
- Куда ж я денусь. О чем сегодня шепчут ивы?
- О карнавалах. Странное дело, стоит поговорить о Просвещении, как речь сразу же заходит о карнавале.
- Вас это удивляет?
- Меня это бесит.
- А меня смешит.
- Почему?
- Потому что вы кокетничаете.
- Нет, в самом деле. Газетчики читают мою статью о Просвещении, доходят до места, где  я говорю о потребностях человека, одной из которых является игра, и готово дело - СМИ кричат: Эко опять выдал интеллектуальную бомбу.
- Да ладно вам. Статейка была так себе, ничего эпохального. К тому же в философских вопросах, как и в психологических, вы хромаете на обе ноги. Зато самодовольства в вас с избытком.
- Идите...
- Уже в пути. Но как вы от игры перешли к карнавалу?
- Сначала я просто размышлял о сути игры. В общем игру я рассматривал, как незаинтересованный опыт, перерыв в изнуряющей рутине.
- Когда-то и я размышлял на эту тему. Моя формулировка звучала так: игра есть немотивированное действие, имеющее эмоциональную окраску. Гордился собой неимоверно. Но потом тоже обратил внимание на играющих котят. И увидел нечто иное. Они охотятся друг за другом. И проводят поединки. Какой уж тут незаинтересованный опыт. Один котенок догоняет другого, и, заваливаясь на бок, бьет его лапой по горлу. Именно так тигр валит антилопу.
А дети? Они играют в прятки, салки - учатся скрываться и убегать от сильного врага, преследовать и находить слабого противника. Мальчики играют в казаки-разбойники, а девочки в дочки-матери. Дети играют в эти игры со времен каменного века. Да, это опыт, но он носит сугубо прикладной характер. Дальше-больше. Возьмем футбол, хоккей и прочие гольфы, которые придумали солдаты, матросы, шахтеры и дворяне, чтобы весело убивать время. Эти игры потеряли свою незаинтересованность сразу после рождения. Сегодня это серьезный бизнес.
Теперь азартные игры. Тут чистая погоня за деньгами. Все получают очень заинтересованный опыт. Сюда же относятся игры на бирже. Профессиональные игроки никак в вашу схему не вписываются. Более того, существует научная дисциплина - теория игр, которая описывает общественные модели поведения и даже войны, как игру. В армии практикуют командно-штабные игры, как одну из форм обучения.
Остается актерская игра. И компьютерные игры, как разновидность ролевых. Ребята с деревянными мечами (ролевики) пасутся на той же лужайке. Жизнь "как бы". Об этом еще можно говорить. Побег из серой реальности, не имеющий прикладного характера. Вы об этом говорите? Но тут же сплошь психиатрия.
- Именно об этом я говорю. А психиатр понадобится, если человек не сделает такого перерыва в рутине.
- Вас послушать, только это и является игрой, а в отношении остального придется переписывать словари. Хорошо, давайте говорить об игре, как о неприкладном опыте, имеющем эмоциональную окраску. Только нам придется исключить отсюда обучающие, развивающие и азартные игры. Вместо них можно внести в список разведение рыбок, канареек, собирание спичечных коробков и вообще хобби, что вполне соответствует вашему определению игры. А в остальном все нормально, можно продолжать.
- Так вот, в любом обществе несколько дней в году отводится под сплошные игры. В одних культурах это называется карнавалом, в других как-то иначе.
- Очень спорно. Что-то другое и называется иначе. Но я идею понял.
- Да. Это период, когда "все позволено".
- Я знаю, что такое карнавал. Пьянки, танцы, много секса и полная анонимность. Маски, костюмы ряженых и все такое. Вот только с играющими котятами это никак не вяжется. В какие игры играют на карнавалах? В свинг разве что. Хороша игра!
- Можно, я закончу мысль? Сегодня происходит повальная карнавализация нашей жизни.
- С чего вы взяли? Хотя, при ошибочных предпосылках возможны самые фантастические выводы. Так что я не удивляюсь.
- Большую часть досуга обыватель проводит перед телевизором. А там сплошной карнавал: шоу, фестивали, концерты, конкурсы. И чуть-чуть новостей.
- Зато рекламы хватает.
- Это тоже шоу. Скучную рекламу никто не смотрит.
- Я никакую не смотрю. Больно навязчива.
- Далее. Массовый туризм. Все ездят в туры, где им устраивают карнавал.
- А зачем еще нужен отпуск?
- И работа превратилась в карнавал.
- Ну-ка, ну-ка.
- Тяжелый труд выполняют автоматы, а операторы наблюдают за этим делом с интересом. Как в кинотеатре.
- Полная хрень.
- Офисные работники в своих компьютерах чем только не занимаются: раскладывают пасьянсы, чатятся в социальных сетях и посещают порно-сайты. Чем не карнавал?
- А раньше играли в шахматы, решали кроссворды и вязали варежки. Сплетничали и выпивали. Суть не изменилась, обновились атрибуты вот и все.
- Карнавальным стало автомобилевождение - со стрелочками, кнопочками и электронной навигацией.
- Да фигня же. Оно всегда было таким - со времен создания автомобиля.
- Мобильники. Игрушки для всех, но не предметы необходимости, иначе ими обладало бы процентов десять населения и каждый владелец трубки пользовался бы ею раза два в течение дня, не больше.
- Абсолютно согласен. Я говорил это еще во времена "Графомании". Мобильник действительно игрушка. Дорогая и часто бесполезная. Модель трубки определяет социальный статус владельца.
- Мы играем в супермаркете, в ресторане, на автостраде.
- Подумаешь. Раньше были караван-сараи, трактиры и ярмарки.
- Ярмарки нынче сродни показу мод.
- Или наоборот. В любом случае, ничего нового не происходит. Меняется антураж, но не суть.
- В лихие 70-е лидеры хиппи призывали отказываться от труда, ибо скоро дескать нас заменят машины. Но кто должен внедрять автоматы в производство?
- Их внедряют инженеры, а не работяги. Пролетарии со времен лионских ткачей не изменили своего отношения к машинам.
- Беда в том, что автоматы внедряются сами по себе, и рабочие никак на этот процесс не влияют.
- Вообще непонятно. Бред какой-то. Вы еще скажите, что машины размножаются почкованием.
- В любом случае пролетарий этого внедрения не заметил. Ему было не до того. На него спикировала карнавальная индустри и накрыла, словно цунами. Карл Маркс ворочается в могиле, потому что сегодня пролетарию есть что терять кроме своих цепей. Если сегодня вдруг случится революция и в городах по этому поводу отключат электричество, то рабочий не увидит очередного выпуска "Окон" или "Дома-2". Поэтому он пойдет на выборы и проголосует за того, кто электричество не вырубит и реалити-шоу ему покажет.
- Сегодня все партии обещают сделать это. Выбор делать не приходится. Шоу будет продолжаться в любом случае.  Он проголосует за того, кто заплатит. Или за того, на кого укажет начальник его предприятия (Ваня, голосуй за этого дядю, иначе вылетишь с работы).
- Короче говоря, рабочий имеет карнавал, а не только цепи. И не хочет его терять.
- А раньше он имел стадионы, рыбалку, домино и пивнухи. Ничего нового. Говоря о цепях, Маркс намекал на пропасть между богатыми и бедными. В этом смысле рабочий действительно ничего не имеет, кропе цепей - кредитов, налогов, долгов и страха безработицы. Согласитесь, что для грузчика и для олигарха фраза "Потерять все" звучит совершенно по-разному.
- Карнавализовался спорт. Это же игра по определению. Из праздника, проходившего раз в четыре года, он превратился в ежедневное шоу для телезрителей и каторжный труд для спортсменов, настолько обыденный, настолько тяжелый, что без допинга не обойтись.
- Я говорил об этом пять минут назад. И не только об этом. Чем это отличается от гладиаторских игр времен Нерона? Ничем. Меньше крови, но еще не вечер.
- Карнавализовалась политика. Сегодня это шоу, одно из самых зрелищных.
- Согласен. Ну и что с того? Что тут нового? Вспомните "концерты" Гитлера с факелами или Муссолини. Думаете, во времена Цезаря или Перикла было иначе? Отличие нынешних политических шоу в другом. Майданы делаются не для того, чтобы привлечь электорат. Сегодня хватает деятелей (типа Корчинского), способных вывести на улицы любое количество людей под любыми лозунгами. Все зависит от тарифа, а они тверды и всем известны. Никто и не скрывает этого. Кстати сказать, наши манифестации дешевле европейских. Голоса избирателей не очень-то и волнуют политиков, ибо результаты выборов в любом случае фальсифицируют. И происходит это во всем мире - в большей или меньшей степени. Роль политических шоу в другом - именно в зрелищности. Должна создаваться видимость чего-то. Чтобы избиратель уж совсем не потерял самоуважения и не взялся за топор.
- Карнавализовалась религия. Сегодня крестные ходы напоминают дискотеку или рок-концерт.
- Религия всегда была карнавальной, она родилась из мистерии.
- Гомики устраивают гей-парады. Карнавал!
- А вы больше кричите про толерантность и терпимость к перверзиям. И дождетесь парадов садомазохистов с педофилами. А там, глядишь, и некрофилы с зоофилами подтянутся. В любом случае, это не показатель карнавализации жизни.
- Одна приличная ядерная война прекратит карнавал.
- Ну, блин. Следы теряются, маленький брат. Странно все это, ведь плебс требует "хлеба и зрелищ", хочет карнавала с античных времен. И получает свое! В чем проблема?
Несуразная какая-то статья.

0

8

6. УКРАДЕННАЯ PRIVACY

- Я хотел бы поговорить вот о чем. Первый из даров Интернета - утрата понятия границ. Мы их перестаем ощущать. А ведь это чувство исконно присуще всем людям, и даже животным. Границы государств, селений, жилищ и даже личного пространства. Все это отнял у нас Интернет.
- Глобализм наступает.
- Вы знаете, за что убили Рема?
- Гм. Как сказать... Гитлер не убивал "за что", он убивал "почему".
- Да нет же. Я о Реме, которого убил брат Ромул.
- Ах это. Черт их знает. Мальчишек выкормила волчица, а с такой мамочкой... Воспитание хромало, сами понимаете. Ее повадки травмировали неокрепшую детскую психику.
- Рем погиб из-за того, что переступил черту, границу, которую провел Ромул.
- Бедняга. Поступок чисто звериный, между прочим. Братьев за такие вещи не убивают. Даже пограничники дают предупредительный выстрел в воздух. Собачки гав-гав, и все такое. А Интернет, значит, продолжил эту добрую традицию.
- Вы ведь ощущаете дискомфорт, когда другой человек подходит к вам вплотную.
- Смотря кто. Если это милиционер с дубинкой или там гопник с ножиком, то конечно. Какой уж тут комфорт. А если нет... Опять же, есть зубные пасты, дезодоранты, духи с феромонами. Границы зон личного комфорта, доложу я вам, давно уже стер общественный транспорт. Особенно легко он стирает эти границы в час пик. Дискотеки, рок-концерты, пляжи, публичные выступления папы римского, оранжевые майданы и так далее. Границы стерты.
- Я не это имел в виду.
- Вы имели в виду Интернет. Я его тоже имел. В виду.
- Судьба Цезаря радикально изменилась в тот момент, когда он перешел Рубикон. Жребий брошен!
- Они были хакерами, эти Ромул с Цезарем.
- Восточные немцы скакали через берлинскую стену, а пограничники стреляли в них.
- Весело жили, правда?
- Стена и языковой барьер помогают тиранам держать народ в узде и неведении.
- Языковой барьер?
- Ну да. Для эллинов варвары начинались там, где заканчивались грекоговорящие. Это, кстати, помогало определять политические границы.
- Ага. Теперь понятно, почему Александр Македонский зашел так далеко. Чтобы покорить индусов, ему достаточно было обучить их греческому языку и устроить философский диспут. "Вопросы Милинды" и все такое. Мне кажется, вас мало интересует история берлинской стены как таковой. Вы предпочитаете пользоваться готовыми идеологическими штампами, что не красит вас, ни как интеллектуала, ни тем более как просветителя.
- А что с ней не так?
- Я бы сказал, что с вами не так. Но тут уж гугль вам в помощь.
- Сейчас нет на это времени - разбираться с берлинской стеной...
- Ну так и не используйте понятия, с которыми не разобрались.
- Потому что я вообще-то не об этом.
- А о чем же вы, черт возьми?
- Не сбивайте меня. Сегодня Интернет пронизал весь мир и скоро это приведет к исчезновению государственных границ.
- Да что вы говорите! А с чего вы взяли?
- Любой городок в Померании может брататься сегодня с районным центром в Эстремадуре.
- Не аргумент.
- Мусульманская община Рима может мгновенно связаться с мусульманской общиной Берлина.
- Ну и что?
- Чтобы решать вопросы бизнеса, теперь не нужно пересекать границы, они теряют свое значение.
- Бред сивой кобылы. Суньтесь в бизнес и вам быстро растолкуют насчет юридических и физических лиц. А когда дело дойдет до налогов, вы очень явственно ощутите, в каком государстве находитесь, и где проходят его границы.
- Падение границ приводит к возникновению двух противоположных явлений. С одной стороны...
- На этом месте полемику можно было бы прекратить. Вы используете ложный вывод из ложной предпосылки, как еще одну предпосылку для дальнейших построений. Это значит - все, что вы сейчас скажете, будет висеть в воздухе. Но я послушаю из любопытства.
- С одной стороны, ни одно правительство не может запретить своим гражданам знать, что творится в других государствах. Ни одна диктатура не в состоянии оградить свое население от остального мира.
- Для начала, ЛЮБОЕ правительство может запретить это дело законодательно. Особенно, диктатура. В "демократической" Украине оранжевое правительство заблокировало ряд зарубежных телеканалов и запретило к показу ряд художественных и документальных фильмов. Вы не сможете посмотреть их даже в сети, потому что при клике выскочит мессага: "Данный виеофайл запрещен к показу на территории Украины". Так что не надо песен. Теперь второе, которое вытекает из первого. Пользователь сети не в космосе живет, а в каком-то конкретном месте. Доступ в сеть ему дает провайдер, который тоже под властью ходит. Далее, в демократических странах типа Франции уже введена цензура Интернета, что уж говорить о диктатурах. Третье, гуляя по сети, читая ленты новостей, вы получаете инфу от отечественных СМИ, и она уже "обработана". Никакой свободной, объективной информации вам никто не даст, не будьте идиотом. Читать новости на ино-сайтах не позволяет языковой барьер да и лень-матушка. Люди торчат на бизнес-форумах, чатятся для "поболтать", играют в онлайн-игры, смотрят фильмы, посещают порно-сайты, скачивают рефераты с дипломами и продают щенков через BBS. Новости если кто и читает, то мимоходом. Четвертое. В большинстве диктатур и новоиспеченных демократий народ живет бедно и компьютер все еще является предметом роскоши. Так что ваша тирада о диктатурах, которые не могут чего-то там запретить, высосана из пальца. Вы там обожрались устрицами, сеньор Эко, и понятия не имеете о том, как обстоят дела в других странах, особенно в диктатурах. Интернет вам не помог, информацию вы получаете выборочно и дозировано, и не вы определяете выбор и дозировку. Это что касается вашего "с одной стороны". А что же у вас "с другой стороны"?
- С другой стороны, централизованный надзор государств за деятельностью граждан с некоторых пор перешел к иным могущественным, технически оснащенным инстанциям, способным узнать, где мы были, что делали, чем затарились в магазине и даже с кем трахались.
- Вот вам и здрасьте! Значит, контроль за гражданами все-таки существует. И не простой, а централизованный. Не в демократиях и не в диктатурах, а в государствах вообще, то бишь везде. И этот контроль не просто есть, он и раньше был, раз уж к кому-то там перешел. И что это за некие могущественные инстанции? Звучит слегка параноидально, вы не находите? Всемирные заговоры и все такое. Ваша же книга "Маятник Фуко" вскружила вам голову? Похоже на то.
- Даже унылый деревенский педофил, живущий в глуши, борется с искушением явить всем свое пристрастие онлайн.
- Вот так зигзаг! Вы скачете, как заяц, мне трудно следить за полетом вашей мысли. Надо полагать, унылый педофил не заголяется перед вэб-камерой исключительно из страха перед всемогущими инстанциями.
- На нашу частную жизнь, которую мы прячем от других, покушаются даже не хакеры, а злополучные кукисы и сисадмины.
- Опять зизгаз. Экий вы сегодня подвижный. От границ к их отсутствию, потом к деревенским педофилам и всемирному заговору, теперь до кукисов дошло. Я даже не могу сказать, что теряю нить, потому что до сих пор ее не нащупал.
- По ТВ крутят реалити-шоу "Большой Брат".
- А у нас крутят "Дом-2", но вы опять скачете, как Тарзан по веткам.
- Большой Брат - это из Оруэлла...
- Я в курсе. Мы тоже читали "1984", не дикари все-таки. Глупая, кстати сказать, книжонка.
- Я понял, что она о нынешней Европе, а не о Советах. Сегодня Большим Братом для нас стала глобализованная экономика.
- Ага. Стало быть, транснациональные корпорации и являются теми самыми таинственными всемогущими инстанциями, которые нас контролируют... Извините, ребята, но вы сами виноваты. Глобализм - не досадная случайность, а неизбежный результат процесса, который вы называете "западная демократия". Вы заварили эту кашу, вам и расхлебывать.
- Эта власть тотальна и в то же время безлика, ибо все шпионят за всеми. Начальник службы охраны казино следит за игроками с помощью электронных глаз, но и сам становится объектом наблюдения в супермаркете, на перекрестке, в банке и так далее. Все эти системы наблюдения связаны между собой через Интернет, образуя гигантскую систему тотальной слежки, у которой нет ни создателя, ни хозяина. Границы государств не имеют значения. Использование этих систем определяется не политическим строем, а техническими возможностями страны.
- Звучит красиво, но вы никак не подберетесь к теме вашего опуса.
- Хорошо, поговорим о privacy. У многих древних народов имя человека считалось его сокровенным достоянием. Разглашая чье-то имя, недруги посягали на его privacy.
- А, ну да. Настоящее имя знал лишь сам человек, его родители и, может быть, шаман. Помните? "В тот день ему дико не везло. Даже кролики смеялись над ним, сидя у своих норок. И называли его по имени".
- Что это?
- "Маленький большой человек".
- Что-то припоминаю. Да, но это явление существует и сегодня. Участники антиправительственных демонстраций зачастую называются чужими именами.
- Зачем?
- Опасаются репрессий. Они и лица поэтому закрывают.
- Но не потому что охраняют свое privacy.
- Можно рассматривать защиту privacy как частный случай проявления инстинкта самосохранения.
- Участие в антиправительственных акциях противоречит этому инстинкту. Шизофрения, однако.
- Те, кто звонят в студию во время эфира, частенько используют вымышленные имена. Врожденная стыдливость - тоже форма защиты privacy.
- И ведущие эфиров. И актеры с писателями и артистами, выбирающие псевдоним. И проститутки. Я бы шире поставил вопрос. На светских раутах попытка завязать беседу с незнакомым человеком считается бестактностью. "Мы незнакомы". "Мы не представлены". Наконец "Я вас не знаю". Это форма защиты, оборонительно-агрессивная реакция. Тут психология, Интернет ни при чем.
- Иногда нежелание назвать себя связано с боязливостью, нежеланием брать на себя ответственность за свои действия.
- Я же говорю, психология.
- Поневоле начинаешь завидовать государствам, где в начале выступления принято четко называть свои имя и фамилию.
- То-то же. А еще у нас анонимки не рассматривались.
- Вообще говоря, стремление отгородить свой внутренний мир от широкой публики мне кажется вполне закономерным. Ведь сор из избы не выносят. Это нормально - скрывать свой возраст, профессию и доходы - в пределах закона, разумеется.
- Ваш земляк Сенека советовал на публике жить так же, как и наедине. И наоборот. Крутой был мужик. Но на privacy он чихал, как мне кажется.
- Многие стремятся к конфиденциальности в силу своей профессии - бизнесмены, ученые, политики, военные. И тут их защищает законодательство.
- Вы забыли о врачах, священниках и банкирах, которые обязаны хранить чужие секреты. В любом случае, тут не privacy, а профессиональная этика и служебный долг. Все эти люди охраняют не свое, а чужое.
- В том-то и дело, конфиденциальность охраняют не те люди.
- Не согласен.
- Это один из абсурдов массового общества, основанного на Интернете и засильи телевиденья - отказ от privacy.
- Это один из непременных атрибутов массовой культуры, которую вы создаете с момента окончания Второй мировой. Энди Ворхолл даже не был первопроходцем в этой области, Мэрилин разделась намного раньше и ее задница украсила глянцевые журналы. Ее это не смущало, никто не считал эту блондиночку извращенкой, когда она после одного интервью сказала: я не была голой, на мне был микрофон. Или те же Йоко Оно с Ленноном - занимались сексом перед камерами. Скажите, у вас бы встал? То-то же. А они так боролись за мир. И не они одни, это было модно. Интернетом еще даже не пахло! А privacy уже была уничтожена. Окститесь, Умберто, эпоха массовой культуры наступила давно, ее принесла в Европу Америка - молодое, сильное, глупое, жестокое, жадное и циничное дитя. Для них Харлей Дэвидсон и хот-дог - история, эпоха. У них больше ничего нет и не может быть, откуда? За 200 лет можно лишь уничтожить старую культуру, но никак не создать новую. И вот, они принесли нам "это". Как дар, как нагрузку ко всему остальному. А вы взяли. Вы, лично вы тоже приложили к этому руку со своим пост-модернизмом. И не надо пенять на Интернет, он ни при чем. Пеняйте на себя. Вам казалось, что янки избавили вас от фашизма, а значит, все что они принесли, хорошо. Но они не избавлять вас пришли, а захватывать рынок. То что они говорили тогда вам, сегодня говорят иракцам. И подумайте сами - как вы допустили фашизм? Муссолини, один подлец и психопат, охмурил целую нацию с тысячелетней историей? Хороша нация. Если бы вы этого не хотели, даже тысяча Муссолини не могла бы ничего поделать. Вы хотели этого. А теперь судите сами, разве могли янки принести вам демократию, если вы до этого выбрали (нет, не выбрали, а создали, он у вас родился) фашизм? Что хорошего они могли вам дать? Взамен вашей культуры они дали вам масс-культуру, поп-культуру. И вы ее с радостью взяли, и сказали, что это хорошо.
Вы знаете, что такое рак? Так вот, сейчас вы плачете потому, что начался метастаз. Клетки переродились. Ваша культура умирает, ее заменяют мак-доналдсы, блокбастеры, рэп и так далее. У нас происходит то же самое, но я не жалуюсь, а вы хнычете. Если мои дети выбирают американские ценности, это моя вина, но я с этим разберусь. А вы фарисействуете, не хотите ничего взять на себя. Когда янки разносили по камешку храмовые комплексы в Уре, древнейшие на Земле, ни один мускул не дрогнул на вашем интеллектуальном фейсе. Когда они бомбили больницы в Белграде, разрушали красивейшие мосты в Европе, вы ковырялись в носу. Ковыряйтесь дальше, дойдет и до того, что они разнесут ваш Колизей и построят его пенопластовую копию в Диснейленде. Ибо доллару с евро не ужиться, они этого не потерпят. Так что прекращайте плакать о том, что у вас отняли privacy. Вы сами все отдали. За жвачку. И знаете что? Идите к черту.

+1

9

ingvar написал(а):

Вы сами все отдали. За жвачку.

А ведь дело-то к фашизму идет. Шествия в Прибалтике, это пробный шар. Европа смотрит на все это благосклонно. Так что, хороший испуг, и абсолютно демократично президентом ЕС становится фашист. А конституцию переписать недолго.
Эко все это чувствует нутром, вот и скулит о утраченных ценностях, и о своем потерянном уютном мирке.
Очень Вам признателен, единственное что смог у Эко прочитать, это "Имя розы", на его статьи уже не хватает терпения.

0

10

Спасибо. "Маятник Фуко" поинтересней будет - читается, как приключенческий роман.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Игоря Мельника » В чужих садах