Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. "Проект К-18-54-8"


Крымская война. "Проект К-18-54-8"

Сообщений 1 страница 10 из 1000

1

Итак, приобщаюсь к востребованным издательством сюжетам.
Жанр - классическое массовое попаданство. Море, корабли, пальба, заклёпки, история - а как же без  этого?
Дедлайн - новогодние праздники плюс-минус дней десять.
Деталей раскрывать пока не буду, всё по ходу дела. Впрочем, не возбраняются вопросы в личку.
В данной ветке будут выкладываться черновые варианты глав - на предмет всестороннего обсуждения, тапкозакидывания и шкуркобананобросания. ну и, как всегда, рад любому конструктиву. Как обычно, они будут сильно правиться и переписываться по ходу, а посему финальный вариант может весьма и весьма сильно отличаться от обсуждаемого исходника, это уж как водится.
Название сугубо рабочее, автор в процессе поиска.
Прошу, друзья, коллеги и читатели!

Отредактировано Ромей (07-09-2016 22:37:34)

+1

2

Ромей а о чём сюжет то?

0

3

Глава I. Подход к снаряду.

2016-й  год.
Москва, Лубянка,
здание ФСБ

За пять без малого десятков лет, прожитых на этом свете, мне нечасто приходилось слышать что-то, о чём можно было сказать: «не поверил своим ушам». Случалось всякое - то давний знакомец заявит нечто такое, чего от него никак не ждёшь; то сообщат как бы между делом новость, от которой волосы дыбом по всему телу... И приходится лупать глазами, мямлить и просить повторить. Бывало, да; но чтоб на полном серьёзе заподозрить себя, любимого, в слуховых галлюцинациях?
«...а может, и не только в слуховых....»
Я смотрел на Дюшу так, будто он должен прямо сейчас растворится облачком серного пара. Или же подёрнуться рябью и пропасть, и тогда вместо него появятся два здоровяка в белых халатах и с профессионально-доброжелательными улыбками на откормленных физиономиях.
Дюша усмехнулся.
- Ждёшь, когда я превращусь в серого инопланетянина? Не дождёшься.
Я непроизвольно помотал головой. Наваждение улетучилось. Ни санитаров, ни жукоглазых инопланетников.
«...одни только слуховые галлюцинации...»
- Скорее уж в кролика... в цилиндре.  - буркнул я. Старый друг прочитал меня, как поздравительную открытку. Почти три десятка лет тесного общения - это вам не жук чихнул, даже без учёта психологических штучек, которым учат в их конторе. - Слушай, давай, признавайся, что это дурацкая шутка, и наливай. А я, так и быть, не обижусь.
- Налить-то  я тебе налью. - он потянулся к бутыли «Каменной стены». - Но ты с иллюзиями-то заканчивай, всё всерьёз, сам понимаешь...
Ещё бы не понять! За всё время, пока я знал Дюшу, мне ни разу не пришлось бывать у него на работе. Выписывать пропуск на Лубянку только ради розыгрыша? Огрести «немножЕчко геморроя» от начальства можно и не столь громоздким способом. Здешние кабинеты наверняка слушают, и приставленные к этому люди напрочь лишены чувства юмора. Во всяком случае - на службе.
Хотя, что я знаю о нынешних комитетчиках? Кроме вот этого самого Андрея Митина, старого друга со студенческих лет, я ни с кем из них вовсе не знаком. А вдруг это в ФСБ, так шутят? Сегодня вообще день слома шаблонов: чего, к примеру, стоит армянский коньяк в Дюшином рабочем столе? Я-то думал, что такие вольности - прерогатива генералов и прочих ВИП-персон...
Дюша положил передо мной лист бумаги официального вида. Я прочёл первую строку и ощутил, как по спине пробежала струйка ледяного пота.
«Подписка о неразглашении служебной тайны» - о как! И дальше: «Я, фамилия, имя, отчество, ознакомлен... обязуюсь не разглашать... предупрежден, что за разглашение сведений, составляющих...»
В строке «инструктаж провёл» значилась Дюшина фамилия, и не вписанная от руки, а вбитая в форму на компе. А ведь к гадалке не ходи - любые документы в здешних компах сохраняются и систематически проверяются. А значит, версия с шуткой окончательно превращается в дым.
Но я всё ещё не сдавался: дрыгал лапками и шевелил вибриссами:
- Нет, я понимаю, у вас организация серьёзная. Гостайна, то-сё... но с каких это пор я служу в вашей конторе? Может, я ещё и не соглашусь?
- А ты не согласишься? - прищурился Дюша. - Вот правда - возьмёшь и не согласишься?
- Нет, конечно. - вздохнул я. - А то ты хоть на минуту сомневался...
- Тогда не ломайся, как гимназистка и подписывай. И вот, держи, изучишь. Завтра с утра поговорим подробнее.
И протянул мне пухлую папку в пластиковой обложке, на белой витой пружинке. На сиреневом пластике красовалась надпись: «ЗАККУРАПИЯ»
Я ухмыльнулся. Ну не может он без штучек в старом добром стиле...
- Что, прямо тут изучать? Тогда выделяй диван и одеяло с подушкой, а то я после бессонной ночи ничего не буду соображать...
- Перебьёшься. Езжай домой, и там хоть всю ночь не спи, если Ленка позволит. Но чтобы завтра, к девяти - как штык. Начальства у тебя, как я понимаю, нет, отпрашиваться не надо. Да, и трудовую с военным билетом захвати - будем оформлять тебя по всем правилам, как гражданского эксперта.
Я распахнул «вместилище документов». На первом листе раскинул крылья двуглавый орёл, под ним значилось: «Министерство обороны Российской Федерации». И ещё ниже, очень крупно: «Проект К-18-54-8».
- Что, так и нести домой? А как же секретность? Подписка эта шутовская...
- А ты расскажи кому-нибудь о содержании нашего разговора, и увидишь - шутовская она, или нет! - плотоядно осклабился старый друг.
- А что, можно и попробовать. Вот и документики имеются, журналисты кипятком писать будут!
- Ага, или клоуны из «Космопоиска», как раз их профиль. Или отнести папку прямиком в издательство, в редакцию фантастики. Как просмотрят - тут же подпишут договор, и даже аванс дадут...
- Ни хрена они не дадут. - буркнул я. - Жадные очень...
Скажу без ложной скромности - я широко известен в узких круга как фантаст и большой поклонник жанра альтернативно-исторического и попаданства в любой форме. Что, впрочем, не мешает мне время от времени публиковать в солидных журналах статьи по истории флота. Так что любой, кто заполучит эту папку и наведёт обо мне, её владельце, неизбежно сделает вывод: всё это ни что иное, как материал для фантастического романа.
А что же ещё? Вот скачанные из Интернета фрагменты документов, вот фотки военных кораблей. А это.. ну конечно - распечатки веток с цусимских и прочих военно-исторических форумов. И адреса сайтов имеются... Солидно сделано, ничего не скажешь!
А лиловый косой штамп со служебным номером на каждой страничке - тоже для конспирации?
Впрочем, почему бы и нет?
- «Папка» по-хонтийски на обложке - твоя выдумка?
Дюша кивнул.
- А то! «Обитаемый остров», спасибо Бондарчуку, сейчас много кто читал. Вот и напустим лишний раз тумана, мало ли что...
- Если «мало ли что» - тогда зачем выносить эти бумажки отсюда? В дезинформацию играетесь, конспираторы?
- Иди, работай. - отрезал Дюша. - Потом поймёшь. Вот тебе пропуск и разрешение на вынос. И пожалуйста, не вздумай опаздывать!
Я выразительно покосился на так и не откупоренную бутыль, но Дюша сделал вид, что ничего не заметил - он уже уткнулся в другую папку, по виду, точную копию моей.
«Тоже мне, Рудольф Сикорски...»
На Дюшу грех обижаться. Он, как и я сам, состоял в далёкой студенческой молодости в некоем весьма известном (опять же, в узких кругах) Клубе Любителей Фантастики. У нас тогда считалось хорошим тоном цитировать из Стругацких и к месту и не к месту. Сколько лет прошло, а былые привычки нет-нет, да и напомнят о себе - в беседах, в подколках, порой непроизвольно, на автомате.
Особенно, если ситуация способствует - как вот сейчас...
Я вышел в коридор, аккуратно притворив дверь. Пальцы левой руки крепко прижимали к груди «заккурапию», но я всё равно ощущал, как они мелко, противно дрожат.
А как не задрожать? Не каждый день вызывают в ФСБ; не каждый день старый друг, которого знаешь не первый и не второй десяток лет, ошеломляет известием: да, Министерство Обороны и ФСБ разрабатывают проект путешествий во времени. И - да, я приглашён в этот проект в качестве...
«... понять бы ещё - в каком?»
Подтянутый, безупречно корректный сержант проверил пропуск, паспорт, вгляделся в мою физиономию, придирчиво сверяя её с фотографией. Я беспомощно улыбнулся и развёл руками: что поделать, если в соток пять я имел глупость запечатлеться на паспорт в бороде, а потом избавился это этого аксессуара?
Сержант пролистал «заккурапию», сверил номера на штампах с тем, что написан в документе. Помедлил, взял под козырёк и нажал кнопку, открывая турникет.
Я стоял у самого края тротуара, спиной к высоченным дубовым дверям. Машины сплошным потоком медленно огибали холм-клумбу, увенчанную статуей Железного Феликса, всего неделю, как возвращённой на законное место.
Мимо меня пронеслась стайка подростков. Один из них водил перед собой смартфоном, другие громко хихикали, тыча пальцами в бордовый гранит цоколя. Ловцы покемонов - похоже, считают особой крутью сцапать очередного анимешного монстрика именно здесь.
Интересно, хоть один из них вспомнит, чем знаменит год 1854-й год от Рождества Христова?
Я проводил охотников на Пикачу взглядом и направился к метро, на ходу листая папку. Дюша прав - даже одержимцы из «Космопоиска» не поверят, что Министерство Обороны строит машину времени и намерено перекроить историю. И к тому же, привлекает к этому незаменимого эксперта, знатока альтернативной истории и попаданческой фантастики.
То есть меня.
А я сам поверил бы - только честно? Я и правда, верю в это, здесь, сейчас?
«..ох, не похоже. А с другой стороны - куда денешься?»
Я раскрыл "заккурапию". Двуглавый коронованный орёл на титульном листе. Казённый лиловый штамп на каждом из документов. Что ж, добро пожаловать в «проект К-18-54-8». Для посвящённых, к числу которых отныне принадлежу и я - «Крым, август 1854-го года».
Тот самый Крым.
Тот самый год.
То самое лето.
«...может, я всё ещё сплю?»

Отредактировано Ромей (12-09-2016 08:26:16)

+12

4

Для данного произведения был подвергнут некоторому каннибализму один из отложенных текстов. Мне показалось, что данному персонажу лучше появиться здесь. А там... ну, как дойдёт до него дело - что-нибудь придумаю....

1916-й год, февраль.
Над Черным морем,
окрестности порта Зонгулдак

С теплых коек оторвавши
Заспанных господ,
В бардаках людей собравши,
Гонят их в поход.

В Зонгулдак идём, наверно,
В Зонгулдаке очень скверно...
Зонгулдак, Зонгулдак,
Нам бы лучше всем в кабак...

На Черноморском флоте на свой манер переделали известную балтийскую песенку. Турецкий порт Зонгулдак, может, и не был нервным центром морского театра, каким стал Моонзунд в семнадцатом на Балтике, но на протяжении всей войны исправно приковывал к себе внимание. Требовалось препятствовать морским перевозкам для снабжения турецкой армии и флота, и прежде всего, прервать подвоз угля морским путем к Босфору из центра турецкой угледобычи, угольного района Зонгулдак. Оттуда же снабжался углём Константинополь, а, поскольку турецкие железные дороги пребывали в зачаточном состоянии, «чёрное золото» доставляли в столицу Османской империи исключительно морем.

Выполняя директиву ставки, Черноморский флот не раз обстреливал Зонгулдак. Боевые корабли перехватывали и топили транспорта, парусники, громили артогнём портовые сооружения. Но турки продолжали возить уголь: шахты, укрытые прибрежными возвышенностями от огня с моря, оказались недоступны калибрам русских линкоров, а что причалы порушены - так долго ли их восстановить? Снаряды подчистую сносили портовое оборудование, но турки будто и не замечали - уголь в отверстые зевы трюмов сыпали по старинке, из мешков. Бедолаг, готовых горбатиться за ячменную лепёшку в день, в этих краях всегда было в достатке
.
Первого февраля шестнадцатого года с эсминца, несшего службу по блокаде Зонгулдака, дали радио: «В порту замечен большой пароход под погрузкой». Командир дивизиона сгоряча вызвался прорваться в гавань и потопить угольщик ко всем чертям - нравом миноносники отличались буйным и мало ценили свои головы. Начальство же на риск не решилось, тем более, что пароход оказался транспортом «Ирмингард» уже не раз удиравшим от русских кораблей.
Упускать хитрого турка не хотелось, и флотское командование дало старт давно задуманной операции. На этот раз по Зонгулдаку предстояло ударить с воздуха.
Через три дня, пятого февраля, «Поспешный» и «Громкий», форсируя обороты, понеслись к Зонгулдаку. Им предстояло отстучать кодом Морзе прогноз погоды для ожидающих в Севастополе кораблей.
Авиаматки «Алмаз,» «Александр Первый» и «Николай Первый» должны были идти в сопровождении целой эскадры - крейсер «Кагул», миноносцы «Заветный» и «Завидный» (угольные старички ещё доцусимской постройки), и основа ударной группы - новенький линкор «Императрица Мария». Но главный удар на этот раз предстояло нанести не её девадцатидюймовкам. В двадцати милях от Зонгулдака гидрокрейсеры выпустят аэропланы - и тогда посмотрим, как запоют османы, которые, как полагали российские пилоты, видели такую технику только на картинках!
Лихие мичмана и лейтенанты, увы, ошибались. Когда летающие лодки одна за другой пробили низкую облачность и вышли на цель, их встретил зенитный огонь. Турецкие батареи крыли шрапнелью на предельных углах возвышения; уворачиваясь от ватных комков, испятнавших небо над гаванью, пилоты вынуждены были набирать высоту. В «Ирмингард» угодила только одна бомба из трёх с половиной сотен, но турецкому угольщику хватило и её - пароход загорелся и сел на грунт прямо у причальной стенки. Рядом весело пылала парусная шхуна-углевоз, разгорались пожары и на берегу. Лейтенант Реймонд фон Эссен, командир авиаотряда «Александра Первого», на обратном пути даже запел - до того весело стало на душе после лихого дела. Концерта, правда не получилось - единственный слушатель, летнаб Олейников, вряд ли разобрал что-то за тарахтеньем стопятидесятисильного «Сальмсона». Лейтенант слегка погрустил по этому поводу - петь он любил, хотя и был, по общему мнению сослуживцев, начисто лишён слуха, - и принялся сочинять рапорт:

«Доношу Вашему Высокоблагородию, что сего 24-го января получив Ваше приказание бомбардировать Зонгулдак, и если есть там за молом стоящий большой пароход, то и его. В 10 часов 27 минут я первым полетел на аппарате № 37 на Зонгулдак, имея наблюдателя моториста I статьи Олейникова, взяв с собой на аппарат две пудовые и две десятифунтовые бомбы. Подлетая к Зонгулдаку, я увидел в гавани за молом, стоящий носом к выходу, большой однотрубный двухмачтовый пароход, который сильно дымил. Сделав над городом и гаванью на высоте 900—1100 метров три круга, мой наблюдатель сбросил все четыре бомбы. Первая пудовая сброшенная по пароходу разорвалась на молу впереди носа. Вторая десятифунтовая упала за кормой парохода среди стоявших лайб и произведя на одной из них пожар. Третья пудовая сброшена по железнодорожному узлу, попав в большое белое здание. Четвёртая упала на берег за кормой парохода. На горке около Килимли мною были замечены ряд белых дымков, по-видимому, стреляющей батареи...»

Летающая лодка с большими белыми цифрами «32», на носу, пристроилась к аппарату Эссена. Авиатор в передней кабине - наблюдатель, прапорщик князь Лобанов-Ростовский, - сорвал шлем и помахал командиру отряда. Эссен в ответ качнул плоскостями своей М-5. Прапорщик улыбался во все тридцать два зуба; набегающий поток воздуха отчаянно трепал русую шевелюру. Экипаж «тридцать второй» сегодня герои дня - это их пятидесятифунтовая бомба разворотила палубу парохода возле дымовой трубы.
За «тридцать второй» к фон Эссену пристроились остальные. С трёх авиаматок для удара по Зонгудлаку сгрузили на воду все семнадцать летающих лодок М-5. Три не смогли долететь до пункта назначения, сели на воду из-за поломок, и теперь экипажи куковали, покачиваясь на мелкой черноморской зыби, в ожидании миноносцев. За командирским гидропланом неровным строем пеленга шли тринадцать аппаратов. Задание выполнено, и выполнено блестяще - домой!

http://s3.uploads.ru/t/mUyak.jpg

http://s7.uploads.ru/t/M1Yob.jpg
http://se.uploads.ru/t/yYWT9.jpg
http://sg.uploads.ru/t/lszyZ.jpg
http://sg.uploads.ru/t/blDOg.jpg
http://s9.uploads.ru/t/yTM0K.jpg

Отредактировано Ромей (08-09-2016 00:36:55)

+10

5

Пост 3

Ромей написал(а):

Скажу без ложной скромности - я широко известен в узких круга как фантаст

кругах

Ромей написал(а):

Так что любой, кто заполучит эту папку и наведёт обо мне, её владельце, (справки), неизбежно сделает вывод

Ромей написал(а):

если в соток пять я имел глупость запечатлеться на паспорт в бороде,

сорок

0

6

Пост 4

Ромей написал(а):

Но главный удар на этот раз предстояло нанести не её девадцатидюймовкам.

двенадцатидюймовкам

+1

7

Друзья! Спасибо за правки опечаток, но ей-же богу, не стоит. Это ж черновик, его я ещё стопятьсот раз перепишу. Вот по стилистике, по заклёпкам, по сюжету, по замыслу, по идеям...
Но всё равно - спасибо

0

8

Ромей написал(а):

Вот по стилистике, по заклёпкам, по сюжету, по замыслу, по идеям...

Стилистика - нормально, сюжет тоже, по заклёпкам - откровенных ляпов не увидел.

+1

9

Дак ить пока небыло толком заклёпок. Всё впереди, и их будет МНОГО. Как, я подозреваю, и ляпов.....

0

10

Ромей написал(а):

Вот по стилистике, по заклёпкам, по сюжету, по замыслу, по идеям..


Есть небольшой вопрос или замечание:

Ромей написал(а):

Требовалось препятствовать морским перевозкам для снабжения турецкой армии и флота, и прежде всего, прервать подвоз угля морским путем к Босфору из центра турецкой угледобычи, угольного района Зонгулдак. Оттуда же снабжался углём Константинополь,


Это повторы или так запланировано автором для усиления?

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. "Проект К-18-54-8"