Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Величко » Чужое место (Юрьев день-2)


Чужое место (Юрьев день-2)

Сообщений 11 страница 20 из 513

11

Игорь К. написал(а):

Неужели ГГ никогда не слышал о недостатках винтовки? Не верится как-то. Тут уже упоминали про карабин, и это правильно. Более короткий ствол - и дешевле, и заводы смогут больше выпустить за то же время.

Если он в "прошлой жизни" не интересовался особо оружием, то мог и не слышать. Знал, что она излишне мощная, предложил "промежуточный патрон", но он оказался слишком дорогой. Возможно предложит заменить штык на ножевой и таки сделать карабин. А все остальные нюансы - откуда ему знать? Да и времени у ГГ нет таким заниматься, к тому же в реальной истории винтовку производили полвека - значит в целом нормально, а идеала не существует.
Карабин несколько дешевле - да, а насчет "больше выпустить" - ствол - это только одна деталь, все остальное где брать будем? :)

0

12

Ugryumy написал(а):

Карабин несколько дешевле - да, а насчет "больше выпустить" - ствол - это только одна деталь, все остальное где брать будем?

Вообще-то ствол - самая дорогая и самая долгая в обработке деталь винтовки.

0

13

И при производстве ствола карабина бракованных стволов получается чуть ли не на треть меньше. Тоже экономия. А то выйдет как в реале, что практически до первой мировой вся кавалерия и казаки без карабинов были. Принять то на вооружение в 1907 году приняли, но пока наладили производство, по минимуму их произвели, а потом казаки и кавалерия были вынуждены использовать трофейные  карабины Манлихера, и счастье тем казакам было, прекрасный карабин.
И кстати ГГ-ой точно должен возмутиться когда ему предложат принять на вооружение сразу три (пехотная, драгунская и казачья) разных варианта трехлинейки вместо одного, а это тоже несколько миллионов экономии выйдет. Стандартизация и унификация рулят всегда и везде!
А вот что ГГ-ой с кораблестроительной программой будет делать то? Там ведь его дядюшка генерал-адмирал пасется. Лучше всего покушение террористов на него и свою креатуру ставить можно, например вице-адмирал Лихачев Иван Федорович. Идеи правильные у него насчет организации флота, да и с деятельностью МТК наведет порядок.

Отредактировано AVG (24-11-2016 18:31:04)

0

14

Продолжение:





                                                          Глава 3

  Борис Григорьевич Луцкой смотрел на письмо, пытаясь сообразить – кто же это может писать ему из Берлина? Почему-то молодому человеку показалось важным понять это еще до прочтения послания. Но ничего хоть сколько-нибудь убедительного в голову не приходило, и Борис вскрыл конверт. Внутри оказался еще один, только с его именем и фамилией, написанными по-русски. Вскрыв и этот, Луцкой начал читать, но сразу же со словами «что за дурацкий розыгрыш» отложил бумагу. Ибо прочесть он успел вот что:
  «Здравствуйте, уважаемый Борис Григорьевич. Мы с вами никогда не встречались лично, но я недавно узнал о ваших работах в области двигателестроения, а вы тоже наверняка слышали обо мне хоть краем уха. Зовут меня Александр Александрович, фамилия Романов, и в настоящий момент я занимаю должность российского императора. У меня к вам следующее предложение»…
  Дальше Борис поначалу читать не стал, но потом его разобрало любопытство. Чего хочет этот неведомый мистификатор?
  Правда, приписка в самом конце письма заставила слегка усомниться в правильности первого впечатления. Она гласила:
  «Если вы захотите удостовериться в том, что данное письмо не есть глупый розыгрыш или даже попытка какого-то жульничества, то в любое удобное вам время зайдите в российское консульство, оно недалеко от вашего дома. Там просто назовите свое имя, фамилию и послушайте, что вам скажут». 
  Действительно, подумал Луцкой, идти от силы минут двадцать. Правда, сегодня воскресенье, но в письме четко сказано – в любое время. Так будет даже лучше, дальше привратника, или кто там у них будет на входе, сведения не уйдут.
  Однако после похода в консульство Борис уже не считал письмо мистификацией. О его приходе доложили наверх сразу, и уже минут через пять к нему спустился пожилой чиновник, представившийся дежурным делопроизводителем Коровиным. После чего извинился за отсутствие консула в связи с выходным днем и спросил, чем он может быть полезен уважаемому Борису Григорьевичу.
  Вот тут Луцкой убедился, что письмо если и было розыгрышем, то уж во всяком случае не дурацким и далеко не дешевым. Ибо назвал он при входе только имя и фамилию, а про отчество ничего не сказал. Однако что теперь говорить-то? Хм, а почему бы и не сказать все как есть…
  - Понимаете, мне пришло довольно странное письмо, и там в числе прочего сообщалось, что убедиться в его серьезности я смогу здесь.
  - Совершенно верно. Я уполномочен заверить, что письмо действительно отправлено той самой высокой особой, чья подпись там стоит. Хотя и не знаю, чья именно, но распоряжение пришло к нам личной подписью самого Николая Карловича Гирса. В нем требуется подтвердить подлинность полученного вами послания и при необходимости оказать любую входящую в нашу компетенцию помощь, включая финансовую. Правда, если вам потребуется более десяти тысяч марок, придется обратиться к послу в Берлине. Будьте уверены, он примет вас без всяких задержек.
  - Спасибо, - пробормотал ошарашенный Луцкой, - мне сейчас ничего не надо… может быть…
  - Если что потребуется, заходите, не чинясь, - напутствовал его на прощание Коровин. Еще бы, в письме из МИДа было черным по белому написано, что о работе консульства там составят впечатление по рассказу Луцкого.

  Как он дошел до дома, Борис не помнил, да и весь остаток дня прошел в перечитывании письма. Если оно действительно написано рукой императора, в чем вроде уже не приходится сомневаться, то до чего же интересный человек сидит сейчас на российском троне!
  Во-первых, с хорошим инженерным образованием. Во-вторых, что вовсе уж неожиданно, с неплохим чувством юмора! И он собирается построить большой и оснащенный по последнему слову техники завод по производству двигателей внутреннего сгорания, на который ему нужен главный инженер. Оклад – для начала три тысячи рублей в месяц. Ого, подумал Луцкой. Вдвое больше министерского и втрое – того, что он получает здесь. Из начальства – только директор завода, кандидатура которого будет согласована с ним, и сам император. Неустойку Нюрнбергской машиностроительной компании, где Луцкой уже почти год работает главным инженером, выплатит император из своих средств. Кроме того, он просил передать руководству компании, что если оно не полезет в бутылку и не станет хлопать ушами (именно так император и написал), то при высочайшем содействии сможет получить весьма выгодные заказы в России.
  Директор, выслушав Бориса и в тот же день получив подтверждение серьезности намерений русской стороны в консульстве, заявил, что неустойку компания требовать не будет. Александр, еще не будучи не только императором, но даже наследником престола, уже имел авторитет как разработчик двигателей внутреннего сгорания, а его научно-технический комитет давно доказал, что может являться выгодным и надежным партнером. В силу чего упускать столь удобный случай закрепиться на русском рынке руководство совершенно не желало и сразу сообщило об этом в Петербург.
  Луцкой из принципа поехал на родину за свой счет, хотя дорогу ему предлагали оплатить и русские, и немцы. Ну вот уж нет, подумал тогда Борис, я все же успешный инженер, а не какой-то нищий, не имеющий денег на билет первого класса в поезде Берлин – Санкт-Петербург.   
  В поезде Борис познакомился с морским офицером, капитаном цур зее Альфредом Тирпицем, тоже направляющимся в Россию. Поначалу моряк, узнав, что молодой инженер – русский, попытался расспросить его о последних новостях из Санкт-Петербурга, но, узнав, что Луцкой последние шесть лет почти постоянно жил в Германии, свернул беседу. Но все равно было понятно, что моряка интересует новый русский император, причем в основном почему-то не как государственный деятель, а в качестве инженера.
  - Жалко, что вы не можете хоть немного удовлетворить мое любопытство, - вздохнул моряк.
  Почему же не могу, мысленно усмехнулся Борис. Очень даже могу, но не стану. Зачем делиться непроверенными предположениями с первым встречным? Мало ли, вдруг они окажутся ложными. А если нет, то и тем более. 

  Примерно в это время получил письмо из России заведующий отделением Пастеровского института Илья Ильич Мечников. Правда, по стилю и содержанию сильно отличающееся от послания, пришедшего Луцкому. Подписано оно было вице-председателем Императорского научно-технического комитета Евгением Сергеевичем Боткиным. Мечников хорошо знал и глубоко уважал его отца, а с самим Евгением встречался давно, когда тот был еще слишком молод, но нынешняя должность младшего Боткина наводила на размышления. И уж тем более вызывало интерес содержание письма.
  В нем вице-председатель сообщал, что в России организуется медико-биологический институт, и средств на его деятельность жалеть не будут. Затем следовало упоминание о том, что недавно у императора умер от туберкулеза любимый брат, в силу чего его величество твердо решил всемерно содействовать поискам средств борьбы с чахоткой.
  Боткин, кстати, не был уверен в необходимости включения в письмо такого пассажа, но Александр настоял. В отличие от своего лейб-медика, он знал, что после смерти жены, причем именно от туберкулеза, Мечников решил посвятить остаток жизни борьбе с этой болезнью. Правда, получилось у него несколько иное, но то было в другой истории, а что будет в этой – еще бабушка надвое сказала.
  Далее Боткин писал, что не видит никаких причин для конкуренции столь близких по целям научных организаций, как Пастеровский и Александровский институты, в силу чего приглашает Илью Ильича посетить Санкт-Петербург для знакомства с тем, что уже сделано, и согласования планов на будущее. Дорогу и проживание оплачивает российская сторона, и гарантии безопасности Мечникова подтверждает лично его императорское величество.

  Похожее письмо получил и проживающий в Париже известный электротехник Лодыгин, только подписано оно было главой ученого совета того же комитета Менделеевым, а познакомиться Александру Николаевичу предлагалось с последними разработками в области электротехники, проведенных в рамках долгосрочной программы упомянутого комитета.
  В отличие о первых двух адресатов, этот сразу пускаться в путь не стал, потратив почти три месяца на раздумья и осторожное наведение справок, но в конце концов любопытство все же пересилило осторожность. 

  Однако полученные из Гатчины известия не всех подвигли на путь в Россию. Некоторых – наоборот.
  Молодая семейная пара, всего второй день как снявшая квартиру в доходном доме на Якиманке, утром обнаружила на журнальном столике в гостиной ярко-желтый пакет размером примерно с большую книгу, перевязанный красной ленточкой с бантиком. Под перевязь был подсунут листок бумаги, на котором хорошо знакомым обоим молодоженам почерком было написано:
  «Великокняжеское содержание за текущий год поровну фунтами, франками и рублями. Ни отменять, ни уменьшать это пособие я не намерен. Александр».
  - Ой, - сдавленно пискнула Марина. – Значит…
  До Георгия тоже дошло, что появление пакета говорит не только о том, что Александру известен их адрес, но и о том, что для его людей запертая изнутри входная дверь ни малейшим препятствием не является.
  Тут особым образом дзинькнул звонок на входе – так предупреждала о своем появлении консьержка.
  Георгий посмотрел на жену, она кивнула. Действительно, чего уж теперь-то прятаться!
  - К вам Сергей Васильевич Зубатов, - сообщила женщина с порога.
  - Просите, - вздохнул Георгий и подумал, что Сергей, московский друг Михаила Рогачева, пришел на редкость вовремя. Благодаря случайной помощи Михаила они с Мариной  познакомились, а Сергей помог тайным молодоженам устроиться в Москве. Может, он и сейчас поможет разобраться в ситуации?
  - Плохо дело, ваше высочество, - сразу заявил Зубатов. – Вам, как мне кажется, угрожает нешуточная опасность. Великий князь Владимир Александрович, узнав про ваш тайный брак, срочно выехал в Москву и вечером будет здесь. Думаю, что ему и московскому генерал-губернатору удастся найти вас, пусть и не сразу. А это означает угрозу жизни.
  - Но почему? – не понял Георгий. - Ведь я им нужен живым…
  - Ваше высочество, вы наверняка отлично понимаете, зачем именно вы нужны этим людям. И знаете своего брата уж во всяком случае лучше, нежели я. Сейчас перед ним может встать выбор, кому остаться жить. Вам или ему? Неужели вы сомневаетесь, какое решение он примет? А действия ваших дядей предоставят прекрасную возможность сделать все чисто. Ведь именно их люди будут пытаться вас как-то задержать! А уж вмешаться в процесс или даже подкупить кого-либо из исполнителей нетрудно. Для Александра получится двойная выгода – и вы оставите наш грешный мир, и оба великих князя окажутся в этом замешаны. Поэтому, как мне кажется, вам лучше срочно покинуть и Москву, и Россию. Новые документы для вас уже готовы. Вот они, на некоторое время вы стали господином и госпожой Семецкими. Юрий Михайлович – так вас теперь зовут – лучше выехать прямо сейчас, киевский экспресс отходит через три часа. К своим настоящим именам можно будет вернуться не раньше, чем вы окажетесь во Франции. А можно и не возвращаться, это уже ваше дело.
  - Спасибо, Сергей, - кивнула Марина, а потом задала заранее согласованный вопрос:
  - Извините, наверное, это бестактно, но я все же спрошу. Вы ведь революционер?
  - Да, госпожа Семецкая, я глубоко убежден, что России необходимы перемены, и как можно скорее.
  - Благодарю за откровенность. Хоть мы с мужем и не сочувствуем вашим идеям, но добро помним. И в случае возникновения у вас каких-то трудностей обращайтесь к нам. Если это будет в наших силах и не войдет в противоречие с понятиями чести, мы обязательно поможем.

+33

15

Avel написал(а):

Вот они, на некоторое время вы стали господином и госпожой Семецкими. Юрий Михайлович – так вас теперь зовут


Ха.
И вы подключились к этому ээээ "флэшмобу". :)
На месте Георгия я бы сильно озаботился этим фактом.   http://read.amahrov.ru/smile/marksman.gif    http://read.amahrov.ru/smile/laugh.gif

0

16

Avel написал(а):

а познакомиться Александру Николаевичу предлагалось с последними разработками в области электротехники, проведенных в рамках

проведенными

+1

17

Ugryumy написал(а):

И вы подключились к этому ээээ

Э, нет, батенька. Зная автора, тут всё глубже.   http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif

0

18

Barro написал(а):

Э, нет, батенька. Зная автора, тут всё глубже.

ну настолько глубоко (да, честно говоря вообще никак) я автора не знаю :)

0

19

Avel написал(а):

дальше привратника, или кто там у них будет на входе, сведения не уйдут

Возможно, стоило бы добавить пояснение:
"дальше привратника, или кто там у них будет на входе, сведения о том, как меня разыграли, не уйдут."
--------------------------------

Avel написал(а):

распоряжение пришло к нам личной подписью самого Николая Карловича Гирса

Просится "за" или "с":
"распоряжение пришло к нам за личной подписью самого Николая Карловича Гирса"
-------------------------------

Avel написал(а):

Юрий Михайлович – так вас теперь зовут – лучше выехать прямо сейчас

ПМСМ:
1) перед "Юрием" не помешала бы какая-то короткая вводная вставочка, например, "И вам", либо просто "И"
2) Со "вставочкой" или без нее, но обращение "Юрий Михайлович" лучше запятой тоже выделить, невзирая на уже имеющееся там тире:
"И, Юрий Михайлович, – так вас теперь зовут – лучше выехать прямо сейчас"

+1

20

Avel написал(а):

если оно не полезет в бутылку и не станет хлопать ушами (именно так император и написал),

Император сознательно изображает клоуна. И ёрничает - "занимаю должность". Очень славное впечатление произведет на адресата.

Avel написал(а):

Во-вторых, что вовсе уж неожиданно, с неплохим чувством юмора!

На основании чего он сделает такой вывод? Тем более что фразеологизм "лезть в бутылку" в те времена было скорее всего лишь в уголовном жаргоне, во всяком случае ни у Даля, ни у Михельсона его нет.

Avel написал(а):

гарантии безопасности Мечникова подтверждает лично его императорское величество

А чего было опасаться Мечникову?

Отредактировано Игорь К. (27-11-2016 10:06:24)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Величко » Чужое место (Юрьев день-2)