Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Буракова » Рецензии, которых не было


Рецензии, которых не было

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Решил собрать воедино и выложить рецензии на ненаписанные АИ-произведения.
Две я уже выкладывал ранее на форуме, но темы бесследно сгинули. Одна свежая.

Спасение через уничтожение

Сегодня мы рассмотрим самую знаменитую книгу жанра, "Спасение через уничтожение", вызвавшую немало споров в internet-пространстве, как среди поклонников AU-histori, так и среди простых читателей. Книга очень неоднозначная, и я постарался подойти наиболее беспристрастно к рецензии, стараясь оценить и сильные стороны книги, и слабые, понять, почему у неё столько поклонников - и столько непримиримых врагов.
В серии всего четыре тома: "Спасение через уничтожение", "Преступление века", "На руинах", "Ростки грядущего", последний том логически закончен, продолжения не планируется. Это выгодно отличает "Спасение через уничтожение" от других книг жанра. Книга дописана, и герой действительно сделал все что хотел. Сравните это с "Вернуться домой" и "Петь во имя СССР"! Читателям уже приелись серии, где семь или восемь томов описывается как герой строит карьеру, спекулирует, развлекается, прыгает из одной койки в другую, а потом автору надоедает толочь воду в супе и очередной том остается недописанным!
Книги изданы с две тысячи двадцать четвёртого по две тысячи двадцать шестой год в Санкт-Петербурге издательством Neva, в той же знаменитой серии "Домой в СССР". Обложка традиционно ужасная и не имеет отношения к содержимому. Чего только стоит герой с пулеметом неизвестной модели, срывающий красный флаг с некого сооружения на обложке "Преступления века"! Аннотации отвратительные, нет желания даже разбирать их. Бумага традиционно плохая, печать некачественная - впрочем у кого она качественная? Радует только цена, полтора доллара, а load на site издательства всего пятьдесят центов, а картой сорок восемь.
Читается книга легко, я одолел все тома за два дня. Автор, как это ни странно в наше время, действительно умеет писать и обладает хорошим слогом, он умеет создавать яркие художественные образы. Главный герой не статичен, он меняется в течение книги. Пройдя через нелегкие испытания, Дмитрий в "Ростках грядущего" совсем не тот человек, что в первом томе. Многие персонажи второго плана вполне живые, хотя хватает и картона.
Автор каким-то образом умудрился удержаться от откровенной чернухи, нет и сцен porno, которые так любят вставлять авторы схожих книг, нет и откровенного любования оружием и перечисления заклепок на каждой гусенице танка. Кажется, что автор недолюбливает технику - советский авианосный флот, "Бураны" и многое другое у него гибнет в зародыше. Новые образцы техники, например танк "Армата" или самолет "Т-50" описаны самыми общими словами.
Главный герой не всесилен, не всезнающ, не всеведущ, что выгодно отличает его от массы Marty Stu. Автор прекрасно демонстрирует нам пределы возможностей своего героя. В книгах много раз показано, как меняя реальность мы сталкиваемся с неожиданными последствиями. Например, Дмитрий путем титанических усилий предотвращает аварию на Игналинской АЭС, забраковав злополучный агрегат и поменяв некоторых работников - но буквально через два года происходит катастрофа на Чернобыльской АЭС в окрестностях Киева. По другому сценарию, но происходит - в атомной отрасли не ужесточили нормы безопасности после Игналинской катастрофы. Или, например, в получившемся мире нет гибели "Бурана" в девяносто девятом, но при точно таких же обстоятельствах немного позже погибает шаттл "Колумбия", потому что полеты многоразовых кораблей не приостановили. Автор любит переносить и менять местами катастрофы, показывая на их примере всю сложность нашего мира, глубину взаимосвязей. Иногда он перебарщивает с этим, например в вымышленной катастрофе "Колумбии" гибнет девять человек, как и в "Буране", а вместо космонавта из Сирии астронавт из Израиля!
Герой знает неудачи. Так, ему удалось посадить в кресло президента Белоруссии своего соратника, который смог избежать майданов и гражданской войны - но точно такая же операция с Украиной провалилась в зародыше. Человек, на которого он делал ставку гибнет в самом начале, а заменивший его оказывается предателем.
Перейдем к содержанию книг - споры вызывает именно оно. Автор использует многократно использованный, затасканный донельзя прием. В прошлое в свое детское тело попадает наш с вами современник, чтобы спасти СССР, предотвратить величайшую геополитическую катастрофу двадцать первого века. Обычно отправляют в две тысячи второй-две тысячи третий или начало-середину девяностых, иногда в канун первой перестройки, но автор, решив лечить проблему как можно раньше, выбирает восемьдесят первый год. Способ попадания стандартный, герой погибает случайной смертью и приходит в себя в юном теле. Автор вместо поднадоевших маршруток и терактов выбирает бомбежку. Точное место неизвестно, но из оставленных автором намеков можно предположить, что это не то Поволжье, не то Белоруссия.
Частенько герою выдают некие сверхспособности, и здесь автор не избежал искушения - его герой обладает абсолютной памятью, он помнит все, что видел или слышал.
Начало книги стандартное. Главный герой приходит в себя, осматривается в новом мире, идет в школу. Школа показаны с любовью и знанием дела - чувствуется, автор действительно учился в советской школе, а не пересказывает слова родителей или бабушек-дедушек. Много подробностей быта простых ленинградцев, все интересно и «вкусно» описано. По сложившейся традиции главный герой ухаживает за одноклассницей, только не добивается ее любви, а старается сохранить рухнувшие в иной реальности отношения. Все красиво и целомудренно - снова напомню, porno в книге нет.
Прекрасно описаны одноклассники, автор регулярно через них и воспоминания об их грядущей судьбе показывает нам ужасы второй перестройки и последующих событий. Дмитрий не с первых строк мечтает спасти СССР, поначалу он рассматривает вариант бегства заграницу.
Постепенно, глядя на окружающих его людей, вспоминая об их судьбах, главный герой подходит к мысли что должен спасти страну. В первой трети первой книги автор регулярно подводит читателя к одной и той же мысли - преступно бездействовать, когда ты знаешь о грядущих бедах. Не может моральный и нравственный человек сидеть сложа руки, если он знает о тех ужасах, что будет. Не помогать гибнущим людям худшее из зол.
Если бы автор остановился на этом, поставил бы точку, написал бы какой-нибудь радужный конец, у него вышла бы лучшая повесть о попаданце в СССР из всех написанных. Отличный слог, прекрасное описание СССР, короткими мазками прекрасно описаны ужасы обоих перестроек и "лихих нулевых", вложены хорошие размышления и отличная мораль. Но он пошел дальше...
Обычно герои книг бегут с советами к Романову или сами пытаются пробиться наверх, как это понимаю авторы - через, комсомол, музыку и тому подобное. Другой вариант - самостоятельно устроить заговор и спасти страну. "Сообщить Романову" и "повторить Июнь" - вот два пути для любого попаданца в поздний СССР. Но автор пытается найти третий путь.
Главный герой крайне скептически относится к последнему великому генсеку, и к официальным иерархиям. Его герой - паук, в темноте плетущий свои сети, пытающийся дергать людей за ниточки, но отнюдь не чтобы подготовить удачный переворот. Дмитрий верит, что ему удастся сменить власть, но не верит, что новое правительство сможет решить все проблемы страны. Мысль во многом правильная и, увы, почти не встречающаяся у других авторов. Обычно переворот служит палочкой-выручалочкой, стоит только устроить его, как все проблемы исчезают сами собой, в лучшем случае предлагается рецепт "расстрелять всех врагов"... Но, к сожалению, автор делает из правильных мыслей совершенно чудовищные выводы...
Вторую треть книги главный герой мечется и пытается придумать, как спасти страну. Он подбрасывает анонимные письма сотрудникам КГБ, выходит на каких-то случайных знакомых и пытается убедить их, постепенно формируя команду. Одновременно герой сталкивается с реальностью СССР восьмидесятых - реальностью в преставлении автора. Иногда кажется, что автор писал эту часть книги основываясь на журналах времен перестроек, специально собирая все самые жуткие подробности жизни в СССР. Может быть, автор выехал в восемьдесят первом заграницу? Это многое объясняет.
Автор неуклюже и грубо пытается подвести нас к самой главной мысли своей серии. Спасти СССР невозможно одному человеку, он был болен столькими недугами, что его не исцелит и десять тысяч попаданцев – надо было вмешиваться не в восьмидесятых, а гораздо раньше. Чем дольше не лечить болезни, тем хуже. Спасти страну целиком невозможно, но можно спасти её часть, дать лучшее будущее не всему СССР, а хотя бы России. Нелепая, абсурдная мысль... и жестокая. Именно её реализации посвящены все книги. Главный герой решает спасать не СССР, а Российскую Федерацию и для этого планирует создать её раньше, чем в реальности. От этого она, по мнению главного героя, волшебным образом стает сильнее и крепче, чем в действительности.
Инструмент для разрушения СССР избран известный - деятели первой Перестройки. Автор пытается убедить читателя, что герои июньских событий не просто дали СССР еще тринадцать лет жизни, но и запустили его проблемы, углубили болезни страны. И если перестройке и демократическим реформам суждено случиться, то пусть они произойдут раньше и, якобы, с меньшими жертвами. Можно согласиться с тем, что июньская группа и Романов мало уделили времени реформам СССР, но не с выводом автора. Непрошибаемая уверенность автора в неизбежности, неотвратимости исторических событий, вызывает вполне логичный вопрос, о котором автор не задумывается. Если исторический процесс столь неотвратим, если все предопределено, то разве можно надеяться на спасение Российской Федерации?
Конец книги главный герой ищет соратников, убеждает людей, ищет ходы наверх. Удивительно, но он набирает сторонников даже среди "героев июня". Странно и кощунственно читать как те, кто спасал СССР, выслушав несколько сомнительных "пророчеств" бегут его разрушать. Впрочем, автор не осмелился взять самых известных людей, упомянул лишь третьестепенных участников операции.
В "Преступление века" автор делает скачок во времени - из начала восьмидесятых в конец. Путем интриг и манипуляций главный герой создает разветвленный заговор. Итог - в июне девяносто первого ничего не происходит! Горбачев остается на своем посту, нет никаких "ста дней справедливости", "чрезвычайной продовольственной программы", "ночи тугих галстуков", ввода войск в нелояльные республики и тому подобного! Заговор по спасению СССР просто не возникает благодаря манипуляциям главного героя.
Впрочем, автор понимает, что СССР девяносто первого года это не СССР две тысячи четвертого, страна еще крепка, полна жизни и не сдастся без боя. Поэтому главный герой организовывает свой заговор, чтобы "выпустить пар из котла в свисток". Бледное подобие Июня - путч в августе девяносто первого, организация с непроизносимым названием "ГКЧП" (государственный комитет по чрезвычайному положению) выступает против Горбачева и проигрывает. Проигрывает из-за бездарности руководителей. Вместо четких и решительных действий, как в Июне - преступное бездействие. Несколько дней противостояния, всего трое погибших и... заговорщики расходятся.
Автор выдвигает абсурдную идею, что спасение СССР в девяносто первом году это дело одной группы офицеров. Он не понимает, что если бы все общество не поддерживало сохранение СССР, то Июнь закончился бы провалом. Автор не понимает реальных настроений среди офицеров армии, КГБ и МВД, что не будь июньской группы, была бы другая группа - июльская, августовская... автор механически переносит настроения общества начала нулевых в начало девяностых. А Романов? Неужели железный генсек сложил бы руки и не стал ничего делать? В девяносто первом его здоровье не подорвано многим годами на высшем посту, он полон сил. Автор путем аппаратных интриг отправил его в отставку, но такой человек все равно нашел бы, как действовать.
Действие "ГКЧП" описаны абсурдно. В организацию входят министры МВД, КГБ и обороны - неужели они, по мнению автора не могут придумать ничего лучше, чем просто ввести войска в столицу и ничего не делать? Само их описание выглядит оскорбительным для министра сверхдержавы - трясущиеся руки, бледный, растерянный, беспомощный вид... Да, именно так они выглядят на известной видеозаписи, но одно дело человек перед расстрелом, а другое на press-конференции! Нельзя механически переносить одно на другое! Автор слишком поверил романовской пропаганде.
Сам распад страны срисован с реальности, с иными действующими лицами, чуть иными декорациями и лишь небольшими изменениями. Ничего интересного. Какой смысл описывать реальную историю, просто передвинув её на тринадцать лет в прошлое? Если кто-то захочет узнать о второй перестройке, то он откроет книгу о второй перестройке, зачем же просто переписывать учебник истории? Автор настолько не хочет уходить от реальной истории, что в определенные моменты вынужден напоминать об ограниченности возможностей героя. Так, например, именно этим он объясняет, что СССР распался по границам республик, а не по тем, которые мог бы нарисовать главный герой - не хватило возможностей протолкнуть эту идею. Хотя от изменения границ сюжет бы только выиграл, стал бы более логичным.
В следующем томе, "На руинах" автор продолжает переписывать реальную историю. Он спокойно и взвешенно показывает нам ужасы лихих нулевых и начала "десятых", только отнеся их в "суровые девяностые", так и не ставшие суровыми. Автор не типичный либерал или демократ - он прекрасно понимает, что такое перестройки и развал СССР и считает произошедшие катаклизмы злом. Но с его точки зрения злом необходимым - другой вариант еще хуже.
Всю третью книгу автор пытается убедить читателей в верности действий главного героя. Делает это необычным путем - через сомнения героя. Всю книгу Дмитрия терзают сомнения, правильно ли он поступил. Мучаются и многие его соратники, двое даже кончают с собой, а один пытается убить Дмитрия. Прямым тестом и в диалогах героев автор пытается доказать читателям и, кажется, самому себе, что "суровые девяностые" - это лишь оттягивание конца, попытка снять симптомы не лечив болезнь, что спасти СССР невозможно, и чем раньше провести развал страны, тем будет лучше.
Автор говорит очень талантливо, ему можно поверить - что видно по обилию сторонников автора на internet forum-ах, но... в его логике хватает дыр. Например, совершенно неясно как новая Россия ухитрилась пережить девяностые годы. Все помнят трудности девяностых и решительные меры правительства Романова по обеспечению населения продовольствием и товарами первой необходимости. Неужели автор считает, что окажись в этих условиях Россия из нулевых, она бы легко преодолела все проблемы? Просто купив все что нужно у других стран или получив как гуманитарную помощь? Если у нас в нулевых кое-где едва не дошло до голода, то что бы было в девяностых! Автор опять механически переносит ситуацию на тринадцать лет назад, забыв обо всех изменения в мире. Кризис должен быть тяжелее и глубже, превратиться в настоящий катаклизм. Представьте, что будет если наложить бедствия "лихих нулевых" на "суровые девяностые"? Настоящий апокалипсис... а у автора выходит лучше, чем в реальной истории!
Одновременно автор не только рассуждает о том, правильно ли действует герой, но и показывает нам мир и отличия в нем от нашего. На первый взгляд его логика кажется верной. Например, исламизм. Автор цепляется за тот факт, что в девяностых, да и раньше, в восьмидесятых, в нашей стране постепенно распространялись радикальные исламские течения. При этом он делает вывод, что если СССР распадется в первую перестройку, не во вторую - то проблем с исламизмом будет меньше, он не успеет расползтись - и рисует лишь столкновения в Таджикистане да на Северном Кавказе. Ошибка автора очевидна. Да, в девяностых радикальный ислам распространялся по СССР, но с ним активно боролись и не без результата! К нулевым исламисты подошли крайне ослабленными, лучших из лучших лидеров, самые фанатичные кадры выбили. А если нет борьбы в девяностых? То эти кадры живы, и дело явно не ограничится только парой республик Северного Кавказа и Таджикистаном, как у автора. Несомненно полыхнет и Татарстан, и Узбекистан... Халифат родится уже тогда, в те годы, а там дело дойдет и до Башкирии и Казахстана! Еще тогда, в середине альтернативных девяностых!
Собственно, слабо верится, что в девяностые сохранилась бы сама Российская Федерация. Без правительства Романова, десять лет железной рукой боровшегося с сепаратистами нас бы ждали куда большие проблемы чем в реальности, потеря не только Восточного Кавказа и Татарстана, а и страшно подумать каких еще земель! Автор слишком подыгрывает своей идее, игнорирует неудобные факты, механически переносит события без учета исторического контекста.
Из всех его сюжетных ходов вызывает наибольший интерес обстрел танками парламента в ходе противостояния с президентом - попытка одним махом решить все проблемы с Думой в новой России. Автор видимо вдохновлялся попыткой бомбардировки Белого дома заговорщиками в две тысячи двадцатом.
Последняя книга, "Ростки грядущего" - это попытка автора описать результат действий нового героя. Альтернативная Россия с две тысячи четырнадцатого по шестнадцатый год. У власти - один из офицеров КГБ, которому герой открыл будущее. Страна стабильна, в парламенте четыре партии и доминирует пропровительственная, остальные крайне спокойны и давно забыли что такое драки в парламенте. Дума - сонное болото. С девяносто третьего года, когда расстреляли здание парламента, нет ни одного путча! "Традиция не сложилась", так объясняет автор. - "Нет примера Июня". Максимум - волнения после очередных выборов, недотягивающие даже до первого белорусского майдана. Было всего три президента!
Страна крепка и сильна, сохранила все свои земли и недавно вернула Крым. По-прежнему запускает людей в космос, строит атомные станции, испытывает новые баллистические ракеты и истребители последнего поколения. Страна ведет активную внешнюю политику - поддерживает пророссийских повстанцев на Украине, поддерживает непризнанные республики в Молдавии и Грузии, воюет с исламистами на Ближнем востоке (в этом мире исламское государство располагается на берегах Евфрата, а не Амударьи и Сырдарьи, в Узбекистане его остановила местная элита, в нашем мире не пережившая "суровые девяностые"... Впрочем, автор слабо разбирается в истории возникновения исламского государства и в Средней Азии в целом). Идет противостояние с США.
Население растет, уровень жизни тоже. Уже давно в столице не было терактов, низка преступность. Проблемы с исламистами на Кавказе, с наплывом мигрантов из Средней Азии, с сепаратистами в регионах ничтожны по сравнению с реальностью. Башкирия мирная республика, Казань процветает и не может быть и речи о русских погромах, Татарстан мирный и светский регион. Нет массовых задержек зарплат и пенсий, у военнослужащих достойный оклад, коммунальные платежи далеки от нашего уровня, сохранилось много социальных льгот.
Автор не жалеет розовой краски, вся Россия процветает и с оптимизмом смотрит в будущее - хотя в ней хватает проблем, например невысокие пенсии и бедное население в регионах... Только описание этой бедности примет за утонченное издевательство любой, выезжавший хотя бы на сто километров от МКАДа.
Самое удивительное, что все эти изменения произошли сами собой, без особых усилий со стороны главного героя. Вот, например, вопрос с мигрантами. Автор пишет, что в девяностые годы, ставшие в его альтернативе "лихими" рождаемость в Средней Азии упадет из-за экономических трудностей и поэтому в наше время там будет куда меньше молодежи и не накопится критическая масса населения. К тому же не будет массового завоза рабочей силы в центральную Россию из Средней Азии в "суровые девяностые"... Шаткое обоснование! Автор весьма туманно обосновывает отсутствие "исламского государства" в Средней Азии, ругая кадровые решения Романова. Волны мигрантов с Ближнего Востока и Африки просто нет - сильной России в альтернативе никто даже не предложил принять их у себя. Вот так вот! Важнейшая проблема решилась сама собой, стоило только развалить СССР чуть раньше! Тоже самое со многими иными проблемами - демография, исламизм, экономика...
Автор очень оптимистичен. Несомненно, раннее падение СССР привело бы к большей компьютеризации России, но автору этого мало. Он показывает отечественную поисковую систему, отечественную социальную сеть, активное использование internet-пространства в целях пропаганды государственных идей и многое другое! Да откуда они могли возникнуть у нас? Неужели автор полагает, то дело лишь в сроке компьютеризации?
Список претензий к автору, моментов, где его слова стоит поставить под сомнение можно продолжить на много листов - что и делают в internet-пространстве.
Мир, нарисованный автором, светлее и чище нашего. Только представьте, мир без молдавской и казахстанской резни, без Поволжских войн и всего с двумя Кавказскими, без черного знамени над Ташкентом, Бишкеком и Махачкалой, без репрессий девяностых, бесчисленных майданов и путчей в России и Белоруссии, всего с двумя майданами на Украине... Без американских бомбардировок Ирана, Сирии и Египта... Мир, где Россия держава первого мира, а не "самая северная африканская страна".
Понятно, почему у автора столь много поклонников. Он нарисовал вместо бедной, разваливающейся страны могучую, процветающую, уверенно идущую вперед, которая ведет войны только на чужой территории. Переродившуюся словно феникс. Поманил патриотов красивым миражом, в который хочется верить, страной в которой хотелось бы жить. Но что кроется за этим миражом? Автор по сути говорит нам, что герои Июня сделали все зря, что распад СССР нужное дело, малое зло во имя всеобщего блага. Они мол, всего лишь "оттянули конец", "загнали проблемы вглубь", "лечили не болезни, а их симптомы". Автор доказывает – события девяностых ошибка и зло.
Автор использует свой немалый талант и искусство во имя того, чтобы очернить героев и патриотов. Автору дан немалый дар - но он использует его во зло, для дискредитации современных порядков и Советского союза. Автор враг, но враг умный. Вывод. Книги написаны хорошим языком и талантливо. При этом основная идея книг крайне дурно пахнущая и опасная.
Рекомендую читать первую треть первой книги. Все остальное - нет.
Ваш, Добрый Критик.

+6

2

Самый обычный день

Вторая мировая война оставила в душе нашего народа огромную незаживающую рану. Шесть миллионов погибших, разоренные города и села, множество искалеченных судеб. Катастрофа осени сорокового поражает воображение и очень близка нам. Неудивительно, что авторы альтернативной истории регулярно обращаются к этой войне, снова и снова пытаясь изменить её ход в лучшую сторону.
Увы, как и в любом другом жанре, написано книг море – а толковых единицы. Большинство представляют собой простые приключения, этакая компьютерная игра-"стрелялка", иногда автор выписывает давно приевшихся публике советников вождя, рассказывая, как менеджер по продажам, а в прошлом спецназовец учит уму-разуму Отца народов.
Но бывает так, что талантливый автор берет тему, истоптанную до него десятками писателей – и создает нечто оригинальное. И «Второе июня: Самый обычный день» как раз из таких книг. Автор старательно прошелся по всем штампам литературы – предупредить Сталина о мощи немцев, перепеть Высоцкого, убить Кузнецова, спасти Берию и Хрущева. Неудивительно, что в любой электронной библиотеке можно встретить множество разгромных рецензий и обвинений в очернении СССР - уж слишком жесток и беспощаден автор.
Начало стандартное. Наш современник, попав в дорожную аварию, переносится в самое начало сорокового года. Как водится, он прежде зачитывался мемуарами, знает наизусть тактико-технические характеристики техники прошлого, фамилии и имена командующих фронтами, даты взятия разных городов и подробности битв Второй мировой. Главный герой не любит Америку, не переваривает французов, довольно ровное отношение к немцам – стандартный набор комплексов у современного любителя истории. Сразу после переноса странно одетого человека, конечно же, берет в оборот НКВД, а потом главного героя доставляют перед очи Сталина почти без телесных повреждений.
Сталин поначалу описан стандартно для подобного сорта литературы. Обычный великий и мудрый отец народа. Рядом верный соратник, товарищ Берия. Других советских лидеров рядом не замечено, за исключением военных. В этом, кстати, одна из проблем книг данного направления – авторы не утруждают себя изучением политического устройства СССР. Есть только Сталин и Берия, и больше никого. У меня это ассоциируется с правилом двух из «Звездных войн» - «двое их, учитель и ученик, один воплощает могущество, другой постигает его». Впрочем, в таких книгах Сталин нужен лишь для того, чтобы порассуждать о его величии, принять у героя результаты выполненного квеста, отблагодарить чем-нибудь и дать новое задание. По сути это не Сталин, а безликий статист, NPS, «не игровой персонаж» компьютерной игры.
Иногда попадаются и удачные Сталины, и «Самый обычный день» как раз из таких книг. Уверен, рано или поздно найдется автор, который не поленится и хотя бы откроет списки Политбюро и выпишет пару фамилий в свою книгу. Увы, автор «Самого обычного дня» не сумел, не вытянул этот момент… Но у него хотя бы Берия не называет Сталина «Кобой».
Итак, наш человек предстает перед глазами Сталина. Он рассказывает вождю все – о Великом освободительном походе, о катастрофе осени сорокового, о двадцать первом съезде партии, о «реформах» Кузнецова, как водится, упоминает об убийстве Берии и Хрущева, о перестройке и распаде СССР…
Реакция Сталина примечательна. Он не спешит, а предпочитает выжидать. Обычно не успевает попаданец закончить рассказ о двадцать первом съезде партии, как Кузнецова, Вознесенского и Родионова тащат в расстрельный подвал, Берия восседает по правую руку Сталина, а Хрущев по левую. В «Самом обычном дне» Сталин принимает куда более взвешенное и адекватное решение - он решает выждать, присмотревшись ко всем названным людям. И это правильно. Глава государства не капризная барышня, которая, услышав навет из уст незнакомого человека, меняет мнение о людях. Забегая вперед, Кузнецова и прочих членов «Ленинградской» группировки все-таки расстреляли, но только в 1950 году, через десять лет после доноса попаданца.
На второй встрече Сталин, еще раз прочитав протоколы допроса гостя из будущего, расспрашивает его о холодной войне. Главный герой вываливает на вождя массу информации о коварных англичанах, вероломных французах да беспринципных американцах… и попаданец озвучивает одну простую идею, которая в наше время регулярно всплывает при любых обсуждениях второй мировой. Зачем мы полезли в войну? У нас же был пакт о ненападении с немцами. Зачем мы его нарушили, стали спасать французов? Не лучше ли было остаться в стороне, как турки? Немцы дожали бы Францию, а потом устроили бы «битву за Атлантику», а то и десант в Британию – это заняло бы их надолго, а тем временем Советский союз перевооружил бы армию, как следует подготовился бы к войне…
Мне понравилось, что автор использует логические аргументы, а эмоциональные. Вместо пафосных рассказов, какие плохие союзники и какой черной неблагодарностью они отплатили за помощь – рассуждения о выпуске танков и бронебойных снарядов, о самолетах, новых заводах и мехкорпусах.
Автор снова адекватно показывает Сталина. Вождь не спешит «брать под козырек» и выполнять советы попаданца. Сталин поступает так, как должен правитель великой державы – он размышляет, взвешивает все за и против. Он внимательно изучает все донесения, все отчеты об армии и о еще идущей финской войне - куда внимательнее, чем в нашей истории. Проводит инспекции, проверяет – и убеждается, что гость из будущего ничуть не сгустил краски, повествуя о беспорядке в Красной армии, а, напротив, не сказал и о десятой части проблем, что разгром сорокового это не плод больной фантазии попаданца, а вполне вероятное развитие событий.
Сталин приходит к неутешительным выводам о боеспособности Красной армии. Но он спрашивает и другое – беседует с моряками, читает доклады разведчиков – и убеждается, что попаданец прав, в морском противостоянии Германия неизбежно слабее Англии, она не сможет преодолеть Ла-Манш, а, значит, война Германии и Англии это надолго.
Постепенно, под грузом фактов Сталин принимает судьбоносное решение - не вступать в войну. Выглядит это логично и красиво – как известно, в реальности решение вмешаться, если Франция будет проигрывать принял Сталин лично и сумел убедить своих соратников. Тут же он «передумал». Мне известно семь книг, в которых «Сталин передумал», но «Самый обычный день» единственная, где это как-то обосновано, где более-менее адекватно показан ход мыслей Сталина. В этом и одно из достоинств книги – решения важных фигур принимаются взвешено и обосновано.
Дальше автор описывает быт героя – жизнь в небольшом домике под охраной НКВД, регулярные допросы, консультации. Прекрасно описана встреча с собственными предками! Почему, почему авторы книг про попаданцев в прошлое забывают, что там, в прошлом живут их родственники? Видимо, некогда, выполняют квест от товарища Сталина – убей в подвале сто немцев и принеси их солдатские книжки…
Совершенно блестящая сцена с песнями Высоцкого. Вначале герой мучительно выдавливает из себя текст, порой додумывая за автора. Увы, он не обладает ни музыкальным слухом, ни поэтическим талантом, ни чувством ритма. Неудивительно, что песни не одобряют современники, считая недостаточно красивыми, недостаточно подходящими для этого времени. И вправду, почему то, что было популярно среди следующих поколений, должно понравиться этому, да ещё в жутком, бесталанном перепеве?
Идет время, проходит второе июня, главный герой с нетерпением и волнением весь день проводит у репродуктора, ожидая той самой речи Сталина – но ничего не происходит. Это самый обычный день! Главный герой вечером напиваться от радости, поднимая тост за нейтралитет.
В следующей части книги описано падение Франции, автор умеет короткими штрихами создать логически выверенную картину. Автор вслед за многими франкофобами считает, что Франция пала бы в том же июне сорокового, но в отличие от простых рассуждений о слабости духа проклятых французов он говорит о вещах более приземленных – о количестве боеспособных войск, солдат, танков и самолетов. Описывается настроение в политической верхушке, их пессимизм. Описано правдоподобно, и в это легко верится.
Автор даже подпускает немного сочувствие французам! Он придерживается версии о быстром крахе страны, но в остальном – не франкофоб. Он даже вводит в книгу организации, которые потом боролись с немцами – «Свободная Франция» во главе с де Голлем, эскадрилья Нормандия-Неман и другие. В моих глазах книга от этого только выросла – нет ненависти и предвзятости к союзникам, коими часто пестрят произведения в жанре альтернативной истории. Парадокс, но многие авторы ненавидят наших союзников в ту войну больше, чем немцев.
Затем автор переносит нас в Берлин. Политическое устройство немецкой верхушки известно ему примерно так же, как устройство верхушки СССР, увы, тут логика автору снова изменяет. Видимо, все силы ушли на изучение Франции. Но автор опять, не смотря ни на что, ухитряется показать логичное принятие решений. Широкими и яркими мазками описывается битву за Британию, сражение за Атлантику, демонстрируется стратегический тупик Германии… И то, как немцы выбирают войну с СССР.
Да, здесь автор придерживается тех взглядов, что озвучил сам Сталин в своей знаменитой речи второго июня – если не остановить немцев, они рано или поздно нападут на Советский союз. Здесь есть, с чем поспорить, и эти споры ведутся уже которое десятилетие – но автор подает это более-менее убедительно. Именно логичность, правдоподобность один из козырей книги… Впрочем, пытливый критик может найти немало слабых мест. Учитывая, как многим автор наступил на любимые мозоли своей книгой, неудивительно что на неё столько много разгромных рецензий и гневных комментариев.
Война начинается двадцать второго июня сорок первого – автор не чужд символизму и это происходит ровно через год после капитуляции Франции. Начало войны – это, по сути, осень сорокового и весенняя кампания сорок первого, только в увеличенном масштабе.
Обычно автора критикуют за начало войны. В самом деле, как же так – СССР лучше подготовился к войне, чем в реальности, а начинает войну куда хуже. Решающая битва сорок первого года происходит под Москвой! Критики говорят, что это необоснованно, нелогично, автор русофоб, подыгрывает немцам и тому подобное. На это только один ответ. Читайте книгу. К сожалению, очень многие комментаторы и критики научились в школе читать буквы – но не научились понимать, что говорит автор.
В «Самом обычном дне» все прекрасно обосновано. Автор взвешено и с нескрываемым сочувствием показывает нам Красную армию, её мощь и слабости, показывает, что за год нельзя вылечить все объективные проблемы – и что иногда попытки лечения лишь ухудшают дело, так, например, создание новых мехкорпусов перед войной привело к большому бардаку. Автор устами героем объясняет, чем оборонительный бой хуже наступательного, словно полемизируя с остальными авторами книг, считающими, что достаточно создать многоэшелонированную оборону и враг не пройдет.
Автора многие ругают за подыгрывание немцам, даже я, увидев битву за Москву, был в недоумении. Но потом задумался: если немцы, имея в тылу недобитую Францию, и потеряв значительные силы в Польше, дошли до Витебска, то докуда они дойдут, имея еще больше сил, год на подготовку и начиная не с Вислы, а с советско-германской границы? Возможно, автор переборщил с Москвой, стоило бы ограничиться Вязьмой. Но в целом он прав – кампания будет куда тяжелее и опаснее для СССР.
Но где-то тут чувство меры, увы, изменило автору. В середине октября сорок первого года Сталин подписывает приказ о расстреле попаданца – и он, подавленный новостями с фронта, даже не сопротивляется, когда его волокут на казнь. Увы, тут автор дал маху. До этого он описывал на редкость вменяемого Сталина, Сталина коммунистов – мудрого и сильного правителя, а сейчас он ненадолго описал Сталина либералов – кровавого тирана, которому только и дай кого-нибудь расстрелять.
Дальнейшее автор показывает крупными мазками. Война, очень тяжелая для СССР, но победоносная, заканчивается взятием Берлина и встречей с союзниками на Эльбе. Потери колоссальны – двадцать семь миллионов человек, что, впрочем, объясняется зверским отношением немцев к мирным жителям.
Потом автор показывает нам, что ничего не изменилось. Да, Франция была немцами растоптана и унижена, блок западных держав слабее, чем в реальности – но холодная война все равно начинается, ибо дело не в отдельных личностях, не в неблагодарности французов - её причины объективны. Холодная война проходит примерно так же, как и в нашей истории.
Автор решил не ограничиваться войной, а попытался показать интересную мысль – то, что Хрущев был расстрелян вместе с Берией, не значит, что он был хорошим человеком и достойным правителем. Этого, увы, не понимают многие авторы, в каждой второй книге описывая верных спасителей СССР, продолжателей дела Сталина – Берию и Хрущева.
Автор показывает нам переворот и убийство Берии Хрущевым, показывает нам хрущевские реформы… очень напоминающие кузнецовские, только иногда с другим знаком. Самый яркий пример – вместо передачи в 1954 году трех областей из Украинской ССР в РСФСР, Хрущев, симпатизирующий Украине, а не России, передает ей Крым.
Все, что делал в реальности Кузнецов, делает Хрущев, только во много раз больше и хуже, словно отразив в кривом зеркале. Кузнецова часто ругают за реформы, ставшие началом конца СССР – но автор ухитряется показать еще более провальные и нелепые реформы. Он даже показывает двадцать первый съезд – перенеся его события раньше, на двадцатый и вместо беспощадной и адекватной критики, демонстрирует нам набор эпических глупостей.
Эта тема достойна отдельной книги, но, увы, автор видимо либо устал от книги, либо был крайне стиснут издательством, требующего уложиться в сроки или объем. Где-то начиная с расстрела попаданца словно писал другой человек. Все слишком скомкано, торопливо, порой провисает логика, не хватает обоснования – всего, что было сильной частью первой половины книги. Увы, но автор «не вытянул». Он вложил в последнюю часть книги ценную мысль - все, что происходило в реальности имеет объективные причины и трудно изменить ход истории. Но автору не хватило всего чуть-чуть до шедевра...
Эпилог, на мой взгляд, искупает все недостатки книги, все ошибки и недочеты.
Автор показывает нам обычный день своего героя в двадцать первом веке уже измененного мира. Он читает книгу про попавшего в прошлое десантника и размышляет, как бы поступил сам, окажись в сороковых годах. Главный герой фантазирует, чтобы сделал Сталин с Хрущевым, узнай он о двадцатом съезде, а потом переключается на войну. Ему в голову приходит необычная идея. Кардинально усилить Красную армию нельзя, быть может, следует найти союзника? Например, напасть на немцев раньше, где-нибудь в конце мая-начале июня сорокового года, когда французы еще держаться, но уже осознали катастрофичность своего положения… Второй фронт будет оттягивать на себя значительные силы немцев одним фактом своего существования и облегчит положение страны. Затем главный герой смотри на часы и понимает, что опаздывает на встречу. Схватив ноутбук, он спешит к машине...
Заканчивается книга теми же фразами, с которой она начиналась. Скрежет тормозов. Удар. Несущийся навстречу асфальт.
Быть может, наш мир и вправду создан каким-то попаданцем?

Отредактировано Фрерин (15-11-2020 00:01:40)

+6

3

Читая первую "рецензию", я себя почти уговорил, что замеченные опечатки — умышленно альтернативная грамматика альтернативного мира. Наравне со вкраплениями латиницы. Но, кажется, все-таки это опечатки... Вот, скажем

Фрерин написал(а):

Главный герой фантазирует, чтобы сделал Сталин с Хрущевым, узнай он о двадцатом съезде, а потом переключается на войну. Ему в голову приходит необычная идея. Кардинально усилить Красную армию нельзя, быть может, следует найти союзника? Например, напасть на немцев раньше, где-нибудь в конце мая-начале июня сорокового года, когда французы еще держаться, но уже осознали

1. Раздельно "что бы" в данном случае.
2. Без мягкого знака "держатся".
-----------------------------
А написано отлично. Спасибо. :)

+1

4

ИнжеМех написал(а):

Читая первую "рецензию", я себя почти уговорил, что замеченные опечатки — умышленно альтернативная грамматика альтернативного мира. Наравне со вкраплениями латиницы. Но, кажется, все-таки это опечатки... Вот, скажем

Спасибо за выловленные ошибки! Увы, это не в мире альтернативная орфография, это у автора она такая. Причем правила-то я знаю...

0

5

И последняя рецензия.

Красное небо

Еще двадцать лет назад ход с «попаданцем» в прошлое был нов и необычен. Сейчас очень сложно написать что-то оригинальное, книг о переигрывании истории уже больше четырех тысяч. Но автору «Красного неба» удалось. Книга получалась очень необычной, мир крайне интересен. Особенно в первом томе. Второй хуже, третья книга, увы, нечитаема.
Большинством авторов движет идея отменить революцию. В сотнях книг люди возвращаются в свое детство, чтобы построить промышленный концерн, создать свой мюзикбанд и прогреметь на всю империю или просто и незатейливо предупредить последнего царя о грядущей катастрофе. Подобными книгами полон весь вельтнецверг.
Многие авторы направляют своих героев глубже в прошлое. Они считают, что в восьмидесятых-семидесятых уже поздно спасать Россию, лечить болезнь надо раньше. И автор «Красного неба» не исключение.
В первой книге трилогии, в «Рассвете» интеллигентный программист вселяется в своего тезку, цесаревича Николая, старшего брата Михаила II в момент его гибели от рук японского самурая.
Мне понравился выбор автора, чаще в вариантной истории используют Михаила или Георгия, Николай незаслуженно забыт. Прекрасный момент для вселения – удар по голове может объяснить некоторые странности в поведении.
К сильным сторонам книги можно отнести проработку деталей. Автор явно прочитал немало мемуаров, он неплохо ориентируется в быте двора и царящих нравах, на пять с плюсом знает имена революционеров и чиновников.
Мне искренне нравится главный герой. Не сверхчеловек, со своими достоинствами и слабостями. У него довольно взвешенный взгляд на мир без крайностей. Часто в подобных книгах автор вываливает на читателя свои мысли о мировой политике и экономике, имея представление о предмете на уровне первоклассника. Пару раз я ловил себя на мысли что реальный Михаил по сравнению с попаданцами в него сущий гений.
При вполне вменяемой стратегии главный герой постоянно ошибается на тактическом уровне, ему постоянно не хватает талантов. И это правильно. Он обычный рядовой человек, он не был превосходным управленцем и политиком в своем времени – и в прошлом не стал им.
Другая сильная сторона книги – нетривиальный сюжет. Автор честно пытался показать, что любое действие порождает свои последствия, и не всегда удачные. В «Красном небе» вы не увидите, как герой одной левой побеждает всех врагов или строит галактическую империю за три года.
Как известно, после смерти Александра III империю лихорадило – за регентство при юном Михаиле боролись великокняжеские партии и вдовствующая императрица, а позже сам подросший император стал постепенно отвоевывать власть. В мире «Красного неба» вместо шестнадцатилетнего Михаила на трон садится Николай, старше его на десять лет. Вроде бы хорошо? Но с другой стороны, Россия ведет более активную внешнюю политику, залазит в Китай и Корею и получает русско-японскую войну. Позорно проигранную – снабжать армию и флот на окраине империи по единственной одноколейной железной дороге неудобно. И это лишь одно из множества неожиданных последствий.
По-моему это первая книга на моей памяти, в которой попаданец проигрывает войну. Жирный плюс – за оригинальность. Мне кажется, автор брал пример с Мартина, известного восточно-американского писателя.
Попаданец неплохой человек. Примерный семьянин, тихий, спокойный, не склонен к загулам в отличие от Михаила. Только все имеет свою цену. Ему понравилась скромная домашняя девушка в которую был влюблен реальный Николай, только сын унаследовал от матери гемофилию. Совет всем попаданцам – не женитесь на внучках королевы Виктории.
Попаданец идеалист, он созывает в Гааге конференцию, на которой пытается запретить бомбардировки с воздуха, химическое оружие и многое другое – и договор даже подписывают. Только когда начинается война про бумаги моментально забывают.
Иногда Николай идет и на жесткие меры. Например, главный герой решил выполнить одно из обязательных заданий попаданца – убить Кюри. Только Николай никогда не интересовался физикой и историей, и ошибся. Вместо ликвидации Жолио-Кюри он устраивает несчастный случай его тестю, Пьеру Кюри. Просто перепутал – оба Кюри, оба физики-ядерщики.
Главный герой честно пытается модернизировать страну, только выходит у него так себе. Где-то чуть хуже, чем у Михаила, где-то чуть лучше. Простой бухгалтер от переноса в прошлое не становится гениальным управленцем.
В положенный срок начинается война. Когда-то союз в Первой мировой с Антантой казался оригинальным ходом, сейчас же – банальность. «Красное небо» выгодно отличает прописанное обоснование. Нет борьбы придворных партий, и вокруг императора не сложился германофильский кружок. Николай пытался модернизировать страну, а Франция предоставила больше кредитов.
И опять-таки автор проявляет резкое благоразумие. Очень часто книги превращаются в примитивные агитки. Если герой заключает союз с немцами – то вспоминаются все реальные и выдуманные грехи Антанты, если в союзе с Англией и Францией – то идет не менее яростная ругань континентального союза. Главный герой не любит никого. Он не простил Антанте сожжённых городов во вторую мировую – но и помнит про навязанные нам кайзером торговые договора, про ультиматумы и уступки.
Мне кажется, автор «Красного неба» хотел показать даже не другую Россию, а другие мировые войны, где главные действия проходят не на море, а на суше.
Профессиональные военные историки найдут к чему придраться. На мой взгляд получилось убедительно. Автор взял французский фронт, растянул его не на два года, а на четыре, умножил ужасы позиционного тупика на десять – и нарисовал убедительную картину.
Вариантная мировая война гораздо тяжелее реальной. Гибнут многие миллионы, страна надрывается – а вариантный Николай совершает одну ошибку за другой.
В какой-то момент кажется, что у героя все получилось. Континентальные державы задыхаются в конце фронтов, ещё немного и они капитулируют. Россия устремится к новым вершинам во главе с настоящим государем. Не идеальным, с кучей недостатков – но Николай II по сравнению с Михаилом Ленивым реинкарнация Петра. Еще немного и…
Но ошибки императора уже набрали критическую массу. Революционный взрыв разносит империю на клочки. Судьба свергнутого монарха трагична, и это реалистично – Карл I, Людовик XVI и Михаил III тому примером.
Пожалуй, автору следовало остановиться на восемнадцатом годе. Россия погружается в пучину гражданской войны, Германия изнемогает в кольце фронтов и идет к революции. Следовало поставить многоточие.
Только автор «Красного неба» выбрал другой путь. Он написал еще две книги. И если «Рассвету» я дам десять баллов, то «Полдень» тянет максимум на шесть. Главная причина – автор слишком увлекся оригинальность и пародией на современную политику. В «Закате» он перешел любые разумные пределы – два балла.
В «Полдне» мы знакомимся с новым попаданцем в малоизвестного кавказского революционера. Простой рабочий парень, некрупный атаман гражданской войны, воевал за туркестанских красных в союзе с черными. Попаданец большую часть юности провел в боях, он слабо разбирается в физике и истории оружия.
Главный герой не спешит учить физике Курчатова и Гана, убивать Жолио-Кюри или напротив, убивать Гана и учить Кюри. Он не придумывает новые торпеды, мины, локаторы, не ставит многострадальный шнорхель на каждую подлодку и новые рампы на Эльпидифор.
Попаданец постепенно делает карьеру внутри одной из политических партий Российской империи, сражается на новой Гражданской – и восходит к самым вершинам.
Во многих соратниках и противниках главного героя мы легко узнаем деятелей соседних государств. Убитый в Южной Америке бывший революционный вождь, полководец, увлекающий чудо-оружием, жандарм, истребляющий «шпионов» сотнями тысяч, да еще гомосексуалист… Все это вредит книге. Вариантная история должна быть вариантной, а не кривым отражением реальности.
Автор много сил уделил гражданской войне, политической борьбе – и чутье изменило ему. Он слишком явно передрал события реальной гражданской войны с небольшой коррекцией на уровень техники. Вместо грузовиков с гранатометами и пулеметами – конные повозки, вместо неудачного распыления зарина по крестьянам – хлор.
Вариантная гражданская сложилась лучше реальной. В начале века нет ни атомных станций, реки еще не перегорожены плотинами. Нет противостояния пронемецких и прояпонских сил, мировые державы истощены войной. В итоге Россия теряет всего лишь Прибалтику, Польшу и Финляндию, а на остальной территории создается огромная красная империя спаянная марксисткой идеологией. За образец автор брал, очевидно, Поволжскую исламскую республику, сменив цвет знамен, государство мормонов и Галактической Рейх из Krieghammer.
Получившийся результат интересен. Автора упрекают в невозможности описанного режима, что он регулярно противоречит сам себе и мажет то белой, то густой черной краской – но это, скорее, плюс. Каждый герой видит мир совершенно по-разному. Пожалуй, автору удалось создать по-настоящему живой и интересный вариант истории.
Красная империя полна противоречий и стоит на страшном фундаменте из крови и пота. Автор показывает цену преобразований, но старается не акцентировать внимание, любуясь результатами – армады русских панцеров и истребителей, кипучая энергия масс.
Тем временем в Германии на фоне поражения в войне тоже пала монархия и постепенно к власти пришла кучка фанатиков с удивительным коктейлем из националистических и социалистических идей. Автор взял понемногу от межвоенной Франции, послевоенного Техаса и Южной Африки. Взял самое худшее.
Третий рейх на бытовом уровне вроде бы обычная страна с диктаторским лицом. Стоит только копнуть глубже и виден оживший кошмар. Получившийся режим совершенно безумен, сочетает в гротескных порциях хаос, порядок и ужасную жестокость.
Новая война описана не очень удачно. Если в первую мировую войну от автора еще можно поверить, то во второй у него слишком размахнулась фантазия. Все как-то слишком, всюду перебор.
Автор снова сумел показать неожиданные последствия. Вариантная вторая мировая война проходит со всего двумя ядерными ударами и то под самый конец. Англии и Франции после победы не надо было надрываться, собирая лучшие умы и создавая чудо-оружие, а немцы сами разогнали свою научную школу из-за нелепой идеологии.
Вместо противостояния континентов и флотов мы видим эпические сражения сухопутных держав. Гибнут десятки миллионов, но другие и иначе. Лучше ли такая война реальной? Не знаю.
Финал книги тревожен. Вроде бы главный герой победил, Европа разделена по Эльбе между Россией и западными державами. Только попаданец чувствует одиночество. Друзья умерли или убиты, разочарование в подросших детях, не получается выбрать преемника, здоровье все хуже. Есть вещи, на которыми не властен даже всесильный повелитель огромной страны. И перед смертью он думает, что не сделал и половины того, что хотел. Вокруг все тлен, все почести и слава не могут помочь и привести врача.
«Полдень» закончился на тревожной ноте. В «Закате» мы встречаем нового попаданца. Современного эффективного управляющего, вселившегося в простого комбайнера. Не трудно догадаться, кого имеет ввиду автор. Впрочем, это не единственный прототип. Главного героя зовут Михаилом.
В «Рассвете» главный герой искренне пытался спасти страну, но не сумел из-за недостатка талантов и ума. Герой «Полдня» шел напролом, перекраивая державу под свои идеи – и понял в конце, что не хватило времени и сил. Герой «Заката» совсем иной, он хочет сделать лучше, но его управленческие и умственные способности носят отрицательные значения. Примерно как у реального Михаила III.
Видимо, автор хотел показать что «Красная империя» тоже может прийти к кризису. Что никакое усилие или сверхусилие не гарантирует светлого завтра и надо снова и снова бороться за лучший мир. Мир разошелся с нашим давным-давно. Мировые войны прошли иначе, стоят уцелевшие Москва, Петербург и Баку. Совсем иные люди у власти, другая идеология… Но это не гарантирует ничего.
Вместо навязанного нами неравного торгового договора экономику губят обычные ошибки власть имущих. Вместо политики уступок перед Германией противостояние с США. Вместо мятежей социалистов и исламистов – на окраинах выросли национальные элиты, мечтающие о независимости.
Задумка у автора была хороша. Но он слишком ушел в современную политику, изображая в лидерах Красной России многих политиков бывшей империи. Зря.
Идея с глупцом-попаданцем интересная, но сродни мазохизму читать как он разрушает страну пытаясь её спасти. Слишком много пародий и карикатур, слишком мало здравого смысла. Я пролистывал целые главы. Книга почти не читаема.
Результат у автора получился очень похож на наш мир, его Россия в девяносто девятом напоминает нашу перед самой Реставрацией. Немного другие проблемы и беды, но плюс минус одно и тоже. Хотя, скорее его мир лучше нашего.
Неудивительно, что публика плохо приняла «Закат». Любители вариантной истории читают книги где Россия становится снова великой, а не где все рушится.
В прошлом месяце автор стал выкладывать на Autor.heute главы четвертой книги, «Полнолуние». Трудно судить по ознакомительному фрагменту. Опять попаданец, теперь в простого школьника. Колеблется между карьерой военного или офицера госбезопасности. Уже есть семь глав, но после «Заката» я пока не рискну покупать подписку.
Стоит ли читать «Красное небо»? Первую книгу обязательно, вторую по желанию, а третью - только если вы попали на необитаемый остров и нет ничего другого. Пример автора другим наука – иногда нужно вовремя поставить точку и начать новый цикл с другими героями.

+5

6

Фрерин написал(а):

Что никакое усилие или сверхусилие не гарантирует светлого завтра и надо снова и снова бороться

Извините, что я со своими советами лезу))
Что никакое разовое усилие или сверхусилие

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Буракова » Рецензии, которых не было