Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря - 2


Повелитель моря - 2

Сообщений 1 страница 10 из 160

1

Начало тут. Для удобства уважаемых критиков начало второй главы перенесено сюда полностью.

Отредактировано Agnes (09-10-2018 11:23:13)

+1

2

Лучше бы переложить этот эпизод сюда, комментировать неудобно: чтобы скопировать текст, надо скакать из окна в окно.

+1

3

Pascendi написал(а):

Лучше бы переложить этот эпизод сюда, комментировать неудобно: чтобы скопировать текст, надо скакать из окна в окно.

Так, может, сюда всю вторую главу перекопировать?

0

4

Наверное да.

+1

5

Pascendi написал(а):

Наверное да.

Хорошо, сейчас займусь.

0

6

Глава 2.
01.

Во дворце явно ждали позднего визитёра. Охрана пропустила всех троих без единого слова, даже не потребовав от Анри оставить оружие. И лишь перед дверью в кабинет губернатора слуга попросил сеньоров отдать ему шляпы и плащи и подождать, пока о них доложат графу.
Ожидание было довольно долгим и утомительным, но беседа, способная его скрасить, обоим мужчинам показалась в данной ситуации неуместна. Они так и стояли молча, погружённые в свои мысли в полутьме длинного коридора, освещённого лишь двумя большими канделябрами, делившими его на три части. Но вот натренированный слух Анри уловил шаги идущих по каменным ступеням людей. Вскоре в чернеющем дверном проёме забрезжил мигающий свет и ещё через несколько мгновений его заполнил собой слуга, нёсший в большом тяжёлом подсвечнике короткую толстую свечу. За его спиной шествовал губернатор.
Не останавливаясь, слуга прошёл в кабинет, а сеньор Альварес приветствовал торговца словами похвалы:
— Вы как раз вовремя, сеньор Анри, — после этого повернулся к аристократу: — Это хорошо, что и вы здесь, дон Себастьян, поскольку дело, которое я хочу поручить сеньору Анри, по долгу службы несомненно будете выполнять вы, — голос губернатора выказывал напряжение. Из кабинета вышел слуга, успевший зажечь там свечи и услужливо распахнул двери. — Идёмте, — махнул рукой сеньор Альварес и быстрым шагом двинулся вперёд.
Войдя в кабинет, губернатор на мгновение замешкался, как бы решая, куда идти дальше — к огромному письменному столу или к двум креслам, стоявшим чуть поодаль. Видимо, решив, что в два кресла три человека не сядут, граф сделал ещё пару шагов в направлении стола и замер. Анри и дон Себастьян остановились на почтительном расстоянии и ждали, когда заговорит губернатор.
После того, как слуга закрыл дверь, сеньор Альварес, оглядев гостей, наконец, заговорил:
— Около трёх часов назад ко мне привели Алехандро — сына сеньора Эухенио Сегура Гутиэрреса, владельца асьенды Буэн-Рекодо. Пеон/112/, приведший мальчика, уверяет, что на асьенду напали индейцы, убили всех мужчин и увели с собой женщин, включая сеньору Паулу. Я уже написал письмо генерал— капитану Юкатана с просьбой прислать солдат. Вы же знаете, сеньоры, что гарнизон Белиза невелик, но я не могу оставаться безучастным к судьбе бедной сеньоры Паулы и потому решил утром выслать небольшой отряд под командованием лейтенанта идальго Мигеля Контрераса. Но поскольку я не могу подвергать город опасности, отправляя за его пределы более двадцати солдат, я рассчитываю на вашу поддержку, сеньор Анри. Мне нужны ваши люди. Полагаю, вы, как истинный испанец и честный человек, не откажетесь оказать помощь спасению бедных женщин и наказанию негодяев, совершивших это злодеяние? — губернатор пристально взглянул на торговца.
Во время рассказа губернатора холодный пот прошиб Эль Альмиранте. Его каменоломня находилась чуть менее лиги от асьенды сеньора Эухенио и была первой на пути из ближайшей деревни майя в Белиз.
— Ваше превосходительство может рассчитывать на меня. Более того, я не только предоставлю своих людей, но и сам возглавлю их. Но я хотел бы поговорить с этим пеоном, чтобы уточнить кое— какие детали, — глядя в пол, заявил Эль Альмиранте, в голове которого уже зрел план действий.
Губернатор пожевал губами, потом подошёл к письменному столу и зазвенел серебряным колокольчиком. Дверь тотчас же распахнулась, вошёл слуга.
— Адриан, немедля приведи сюда пеона сеньора Алехандро, — приказал он и тут же вернулся к Анри: — Сколько людей вы готовы предоставить и как быстро?
— Ваше превосходительство осведомлён, сколько было индейцев? – задумчиво спросил торговец.
— Какое это имеет значение? — пожал несколько раздражённо плечами губернатор. — В ближайших к асьенде деревнях, насколько мне известно, живёт в общей сложности около двухсот человек.
— Если я правильно понял, ваше превосходительство планирует уничтожить несколько индейских деревень? – Анри нахмурился, что не ускользнуло от глаз сеньора Альвареса, вызвав ещё большее недовольство.
Губернатор поморщился – он не привык к тому, что кто-то позволял себе оспаривать его решения, тем более люди, стоявшие ниже его.
— Если вы собираетесь взять на себя ответственность за спасение сеньоры Паулы и других женщин с асьенды, то мне без разницы, как вы это будете делать. Но имейте ввиду, сеньор Анри, что вы ставите на кон свою репутацию, – глаза губернатора блеснули, а в тоне появилось едва заметное ехидство. – Кстати, ваша каменоломня гораздо ближе к деревням индейцев, чем асьенда. С наибольшей вероятностью, из ваших людей тоже никто не остался в живых.
— Возможно. Поэтому я хочу сам возглавить отряд солдат. И если ваше превосходительство пожелает возложить на меня ответственность за спасение женщин, то я готов её принять, но тогда вашему превосходительству придётся отдать приказ сеньору Мигелю подчиниться мне, на что он вряд ли согласится, будучи дворянином.
— А если ответственность падёт на идальго Контрераса, вы не согласитесь подчиняться ему? – с уже нескрываемым сарказмом спросил губернатор.
— Именно так, ваше превосходительство. Я привык за свои решения и поступки отвечать сам. Но я вижу компромисс в данной ситуации. Ваше превосходительство может поставить лейтенанта Контрераса под начало дона Себастьяна. С учётом того, что я могу призвать в отряд намного больше людей, чем ваше превосходительство, это будет справедливо.
Сеньор Альварес вдруг улыбнулся:
— Отличная идея! Хорошо, я напишу приказ для лейтенанта, что он переходит под командование дона Себастьяна Альварес де Толедо. Остаётся обсудить, сколько людей и за какой срок вы способны поднять.
Анри задумался. Только на одном «Победоносце» служит сто пятьдесят солдат, большинство из которых не задумываясь согласятся принять участие в походе. Но стоит ли тянуть в непроходимые джунгли столько людей?
— Сколько солдат будет в отряде сеньора Мигеля, ваше превосходительство?
— Я не могу дать более двадцати, — развёл руками губернатор.
— Ну что же, тогда я возьму с собой пятьдесят человек, но у меня нет столько лошадей, ваше превосходительство, а пешие будут задерживать отряд.
Губернатор задумался, что-то подсчитывая в уме, затем взял со стола подсвечник и подошёл к висящей на стене карте Юкатана, жестом подозвав Анри и дона Себастьяна.


/112/

Пеон – зависимый крестьянин, батрак, (с испанского переводится как «пеший», «не имеющий лошади»), человек без имущества, обычно нанимавшийся за подённую оплату на сельскохозяйственные работы. Очень часто пеонами становились пожизненно из-за невозможности выплатить долг. Иногда эта зависимость переходила и на последующие поколения.

Отредактировано Agnes (09-10-2018 10:58:26)

0

7

Глава 2.
01. (Продолжение).

— Вот здесь, — указательный палец губернатора, украшенный большим печатным перстнем, ткнул в один из трёх рядом расположенных маленьких красных треугольничков, — располагаются три индейские деревни. Вероятнее всего одно из этих племён на лодках приплыло к асьенде и напало на неё, а потом вернулись обратно. Полагаю, вам, сеньор Анри, нужно идти прямо сюда, — сеньор Альварес ещё раз ткнул карту пальцем.
Подойдя ближе к карте Анри, получив из рук графа Альменара подсвечник, внимательно всмотрелся в жёлтые земли полуострова с коричневыми изображениями возвышенностей и гор, чёрными извилистыми линиями рек и озёр. Его внимание привлекли дорисованные чёрными чернилами изображения разных деревьев, обозначающих места их произрастания. Рядом с одним из них был начертанный красными чернилами треугольник с надписью «Крас.». Карты побережья Юкатана у Анри были, и весьма подробные, дополненные им лично и служившими ему капитанами, но такую подробную карту суши он видел впервые и потому старался сохранить в памяти как можно больше её деталей. Особенно тщательно Эль Альмиранте занялся изучением расположения красных треугольников. Найдя на карте знакомый мыс с изображением крепостной башни, подписанной «Белиз», Анри увидел тонкую серую линию, ведущую на юго-запад. От неё отходило несколько ответвлений, первое из которых заканчивалось красным кругом с крестом внутри. Его украшала надпись «Св. Бонавентура». Остальные упирались в маленькие красные треугольники. Взгляд молодого человека остановился на треугольничке с надписью «ас. Буэн-Рекодо». Ещё южнее, над следующим треугольником, было написано «Кам. Верн». Далее линия дороги не вела, но юго-западней были те самые три треугольника, на которые указывал губернатор. Рядом с ними были названия индейских деревень: «Балам-Ха», «Печтун-Ха» и «Йаш». Все эти треугольники соединяла сильно виляющая чёрная линия реки Сибун. Круг был от реки на небольшом расстоянии, но, вероятно, к нему тоже можно было добраться по реке.

https://a.radikal.ru/a11/1809/5d/a156427b0be8.gif

— Итак, куда вы намерены направиться в первую очередь? – прервал размышления Анри нетерпеливый голос губернатора.
— В Буэн-Рекодо, ваше превосходительство, — тут же последовал ответ.
— Почему? — искренне удивился сеньор Альварес. — Уж не думаете ли вы, что индейцы вернутся туда снова, да ещё и с захваченными женщинами?
— Потому, ваше превосходительство, что я хочу быть уверенным, что на асьенду действительно напали индейцы, а не пираты, например, — уверенный в своём решении ответил Анри, возвращая свечи на стол.
— Пираты? Так далеко от моря? Уж не потеряли ли вы благоразумие, друг мой? — всплеснул руками сеньор Альварес.
— У меня было время для изучения индейцев, ваше превосходительство. Они смирились с нами, приняли нашу веру и наши правила. Если они начали убивать, то для этого должна быть весомая причина, и я намерен её найти и приложить все усилия для её устранения. Разве нам сейчас нужна полномасштабная война с майя? — Анри сказал всё это спокойно, стараясь быть как можно более убедительным.
— Так вы собираетесь дружить с индейцами или спасать бедных испанок, попавших в рабство к дикарям? — в голосе губернатора опять появилось раздражение.
— Неужели ваше превосходительство считает, что одно возможно без другого? – упрямо стоял на своём Анри.
В поисках поддержки губернатор посмотрел на дона Себастьяна, но тот продолжал молчать, переводя взгляд с одного говорящего на другого.
— Вы тоже так считаете? – не выдержал сеньор Альварес и обратился к дону Себастьяну.
— Я слишком плохо знаю индейцев, чтобы судить их, но зато хорошо знаю сеньора Анри, чтобы довериться ему.
Губернатор пожал плечами:
— Ладно, чего вы ещё хотите от меня, кроме лошадей и приказа сеньору Мигелю?
— Я прошу у вашего превосходительства разрешения договариваться с индейцами от его имени и подтверждения того, что ваше превосходительство в случае успешных переговоров признает заключённый мною договор.
— Вы преувеличиваете мои полномочия, сеньор Анри, — на лице губернатора появилась доброжелательная улыбка.
— Я полагаюсь на ум вашего превосходительства…
Сеньор Альварес хмыкнул.
—  …И прошу ваше превосходительство повременить с отправкой письма его превосходительству Франсиско де Базан. Прошу ваше превосходительство дать мне время всё узнать, прежде чем он информирует сеньора генерал-капитана.
— Почему вы так стремитесь к миру с майя, сеньор Анри? — задумчиво спросил губернатор и опять внимательно взглянул на стоящего с опущенной головой молодого человека.
— Ваше превосходительство, вне всяких сомнений, лучше меня понимает, что, если мы уничтожим даже не три, а всего лишь одну деревню индейцев, это непременно вызовет ответную реакцию там, где и без того уже тлеют угли недовольства, — уверенно начал Анри. — Сейчас, когда Испания в войне с Англией, когда ещё нет мира с Португалией и когда испанские корабли топят пираты под флагами Англии, Франции, Голландии или без них — какие будут последствия, если поднимутся индейцы Юкатана?
Губернатор задумался, заложив руки за спину и перекатываясь с пятки на носок. Повисшую тишину нарушало лишь потрескивание восковых свечей.
— Не думаю, что индейцы способны стать серьёзной военной угрозой, но рациональное зерно в ваших словах, безусловно, есть. Даже такие мелкие инциденты подрывают наш авторитет и способны нанести вред экономике колоний. Ладно, я отзову посла в Мериду, но я не могу дать вам много времени. Тем более что речь идёт и о судьбах несчастных женщин!
— Благодарю ваше превосходительство! Моё время ограничено, я знаю. Но, если женщины с асьенды были действительно похищены индейцами, то их жизням ничего не угрожает.
— А честь?! – возмущённо повысил голос сеньор Альварес.
Анри, не раз спасавший женщин, побывавших в руках пиратов, лишь неопределённо пожал плечами:
— На всё воля божья, ваше превосходительство. Лишь ему известно, зачем каждому человеку предстоит пережить те или иные испытания.
Губернатор вздохнул и с грустью взглянул на Анри, но сказать ничего не успел – в дверь постучали.

0

8

Глава 2
02.

Получив разрешение, в кабинет вошёл пожилой мужчина с мальчиком лет восьми, державшим его за руку и крепко к нему прижимавшимся.
— Прошу прощения у вашей светлости, мне было велено прийти самому, но сеньор Алехандро не хотел меня отпускать, — виновато проговорил он, низко кланяясь.
Вместо ответа губернатор лишь мельком взглянул на вошедших и обратившись к Анри, дал ему позволение поговорить с ними.
— Кто ты и что случилось на асьенде? — начал расспрос торговец.
— Меня зовут Игнасио Камачо Родригес, я —пеон сеньора Эухенио, а теперь уж сеньора Алехандро. Я служу кухарем. Я как раз готовил ужин, когда услышал шум и крики. Я послал Самуэля, мальчишку, что помогал мне на кухне, узнать, что случилось, но тот долго не возвращался, тогда я вышел сам и наткнулся на бежавшего по коридору сеньора Алехандро. Он чуть не сбил меня с ног! Он был страшно испуган и сказал, что в дом пробрались индейцы и всех убивают! Тогда я схватил его и потащил в кухню, а оттуда в подвал, где хранились корзины с овощами, — переминаясь с ноги на ногу и поглядывая то в пол, то на мальчика, рассказывал слуга. — Я посадил в одну из них сеньора Алехандро и попросил его сидеть тихо, как мышь, и засыпал его всего картофелем, а сам залез в другую, с чесноком, и засыпался сверху капустой. Я не знаю, как долго мы так сидели. Наверное, очень долго, потому как у меня сильно затекли ноги и ломило спину. Но я почуял запах гари. Тогда я вылез, вытащил сеньора Алехандро и стал осторожно пробираться наружу. Вокруг было темно и тихо, огня видно не было, только чувствовал дым. Когда мы вышли из дома, то я увидел, что всё вокруг горит: и бараки, и конюшня, и амбар, и господский дом. А во дворе были мёртвые тела, из которых торчали стрелы. Потом пошёл дождь, и мы вернулись в дом. А когда рассвело, я решил пройтись по дому и посмотреть, не остался ли кто в живых, но сеньор Алехандро не хотел оставаться один, а я не хотел, чтобы он видел мертвецов, поэтому я не прошёл далеко по дому. Везде было тихо, и я понял, что кроме нас в нём живых никого нет. Потом мы вышли во двор. Там было много тел, но среди них не было ни одного женского. Всюду были лишь мужчины. Я узнал бедного сеньора Эухенио, — голос мужчины, который до этого был ровным, дрогнул. Он вытер лицо свободной рукой, вновь взглянул на прижавшегося к нему и продолжавшего держать его за руку мальчика и продолжил: — Видимо, индейцы увели всех лошадей и мулов, но они не забрали всех ослов, и мне удалось поймать одного из них. Я вернулся в дом, набрал немного еды, взял воду, посадил сеньора Алехандро на осла, и мы пошли в Белиз.
— Сколько женщин было на асьенде? — спросил Анри, размышляя, какое количество индейцев могли совершить набег на такую большую асьенду, где было не менее двадцати мужчин, из которых как минимум треть умела обращаться с оружием. Он пару раз бывал в Буэн-Рекодо и знавал сеньора Эухенио лично.
— Ну, если не считать синьору Паулу, то в доме, кроме моей жены, была ещё служанка Ана и служанка Луиса, мать Самуэля, — стал загибать пальцы свободной руки Игнасио, — ну, Мария-Хулиана, жена Пабло, Хуанита, жена Карлоса, да и некоторые охранники тоже были женаты, так что всего на асьенде было много женщин. Пусть ваша милость, если он желает, чтобы я перечислил их всех, простит меня, — и без того согбенные плечи пеона опустились ещё ниже. — Я не знаю имён всех сеньор, живших на асьенде.
— Обращайся ко мне «сеньор» и мне не нужны их имена, Игнасио, я хочу знать сколько … — начал было Анри, но внезапная догадка остановила его. — Ты не умеешь считать?
— Нет, сеньор, — покачал головой пеон.
— А свою жену ты искал? — задал вдруг вопрос дон Себастьян.
Игнасио замялся, не зная, как обратиться к задавшему следующий вопрос, и Анри, поняв это, решил прийти ему на помощь:
— Дон Себастьян спрашивает тебя, отвечай.
— Искал, ваше превосходительство. Я звал её всё время, пока осматривал дом, но моя Мария не отзывалась. Если бы она была в доме, она бы непременно пришла ко мне, — мужчина вновь вытер навернувшиеся слёзы.
— У тебя есть дети? – как можно мягче постарался спросить Анри.
— Нет, сеньор. Бог не одарил нас с моей бедной Марией детьми.
Анри подошёл к мальчику и присел, чтобы видеть его лицо. В больших чёрных глазах ребёнка отражались пламя свечей и страх.
— Мужайтесь, сеньор Алехандро. Волей господа теперь вы — глава семьи Сегура. А я обещаю вам не жалеть ни сил, ни жизни, чтобы найти и вернуть вам вашу мать.
Впервые за всё время присутствия в кабинете маленький сеньор посмотрел на Анри и тихо сказал:
— Благодарю вас, благороднейший сеньор! — губы его задрожали, но он попытался справится с собой и продолжил: — Да поможет вам бог!

0

9

Глава 2
02. (Продолжение).

Услышав это, Игнасио перекрестился:
— Это первые слова моего сеньора с тех пор, как я столкнулся с ним в коридоре!
Анри поднялся, положил руку на голову мальчика и сказал:
— Господь сохранил вам жизнь, сеньор Алехандро, так проживите её так, чтобы он не пожалел об этом! — и отошёл, давая понять, что у него больше нет вопросов.
Губернатор позвонил в колокольчик и приказал явившемуся слуге отвести сеньора Алехандро и его слугу. Когда те ушли, повернулся к Анри:
— Ну что, вы узнали, что хотели?
— Да, ваше превосходительство. Теперь я знаю, что мне действительно надо побывать в Буэн-Рекодо. На рассвете я дам необходимые распоряжения, и, думаю, ещё до полудня мой отряд будет готов к отъезду, если ваше превосходительство предоставит мне лошадей.
— Я не смогу дать вам более тридцати, сеньор Анри, — устало ответил губернатор.
— Ну что же, тогда, с учётом того, что я не соберу более двенадцати, мне придётся соответственным образом скорректировать количество людей.
Губернатор задумался.
— Я могу добавить ещё пять из своей конюшни, но для большего количества мне бы пришлось проводить конфискацию у горожан, а это заберёт время.
— А время – это то, чего у нас ещё меньше, чем лошадей – продолжил его мысль Анри. – Ничего, ваше превосходительство, сорок семь человек – это уже немалый отряд.
Губернатор обошёл огромный стол и уселся на стул с высокой резной спинкой. Придвинув к себе лист бумаги, из отделанного серебром тяжёлого каменного письменного прибора вытащил заточенное перо из длинного пенала, откинул блеснувшую золотом в пламени свечи крышку чернильницы и стал писать. Закончив, посыпал лист песком из изящной песочницы того же благородного металла и, стряхнув его на стол, подал бумагу Анри:
— Вот приказ, подчиняющий лейтенанта Мигеля Контрераса дону Себастьяну Альварес де Толедо и Пименталь. Мои люди и лошади будут ожидать вас в форте Сан-Педро, — передавая Анри приказ, сказал сеньор Альварес и позвонил.
Взяв из рук губернатора бумагу, Анри поклонился и вышел из кабинета, сопровождаемый доном Себастьяном, не дожидаясь, пока губернатор отдаст распоряжения слуге. Сойдя вниз, в ожидании своих плащей и шляп сначала Анри, а потом Себастьян прочли написанное губернатором. После этого капитан-лейтенант свернул бумагу трубочкой и засунул её глубоко в сапог.
Обратно к дому Фернандо шли молча, в полной темноте, сопротивляясь налетевшему ветру и сильным косым струям тропического дождя. Как путеводная звезда им светил вывешенный над дверью и раскачиваемый ветром фонарь. В доме их ждали. На стук медного кольца дверь отворилась почти мгновенно, и промокших путников пустили в дохнувший теплом коридор. Забрав их мокрые плащи и шляпы, слуга повёл мужчин в гостиную комнату, оставляя на каменном полу мокрую дорожку. В гостевой комнате друзей уже ожидал одетый в длинный атласный халат поверх белой шёлковой рубашки Фернандо, потягивающий ликёр. Увидев вошедших, он вскочил и, пока слуга стаскивал с дона Себастьяна мокрый камзол, бросился помогать Анри. Потом, пригласив своих поздних гостей сесть в кресла, сам лично налил каждому по рюмке ликёра и стал ждать их рассказ.
Наслаждаясь разлившимся по телу теплом от спиртного, Анри устроился в кресле поудобнее и во всех подробностях рассказал коммодору услышанное у губернатора.
Фернандо слушал очень внимательно, иногда покачивая головой. Когда друг замолчал, он позвал слуг и приказал им сопроводить гостей в их комнаты и уложить спать. Сотоварищам же лишь пожелал спокойной ночи. Да и что он мог ещё им сказать? Отговаривать Анри от этой опасной затеи, зная его характер, было бессмысленно. Проситься идти с ними? Но тогда кто подготовит армаду к выходу в море? Вчера, вернее, уже позавчера, в пьяной драке ранили мастера одного из галеонов, и теперь надо было найти на «Сапсан» нового, так как по словам доктора с «Альбатроса» — Якопа Дженовезе, старый морской волк Хулио Паэс, отдаст богу душу в ближайшие дни. Да и, наверное, прав был Анри, когда говорил, что Андрес нуждается в его отцовской любви, проявленной не только заботой. Фернандо вспомнил, как защемило его сердце, когда он увидел, как льнёт к Анри его сын. Вспомнил коммодор и то, как горели глаза мальчишки, когда он впервые по просьбе друга взял его на «Победоносец», и с каким восторгом смотрел его сын на пусть крёстного, но всё же не родного, отца, когда тот водил мальчика по кораблю, рассказывая и показывая, терпеливо отвечая на многочисленные вопросы. «Надо будет взять завтра Андреса на «Альбатрос», — решил неожиданно для себя коммодор и, допив ликёр, отправился спать.

0

10

Глава 2
03.

Утренние лучи пробивались сквозь решётчатое окно и нежно гладили Анри по лицу. Сон был непродолжительным и тревожным, наполненным какими-то обрывками воспоминаний. Сев в постели, он потёр руками виски, пытаясь вспомнить, что же ему снилось, но ничего связного не припоминалось — сон ушёл, оставив после себя лишь беспокойство. Пока Анри умывался, пришёл слуга и принёс подсушенные за ночь вещи. Увы, кафтан был всё ещё влажный, поэтому, порывшись в своём огромном сундуке, Анри вытащил старый колет, шпоры и кожаный мешок, в который засунул несколько рубашек, пару чулок, панталоны и запасной плащ. Узнав от слуги, что дон Себастьян уже покинул дом, он подивился такой прыти капитан-лейтенанта и невольно ускорился. Одевшись, прицепил на перевязь не раз испытанную в битвах саблю, заткнул за пояс кинжал, привычным движением руки спрятал в сапоге стилет и, стараясь не греметь шпорами, вышел из комнаты.
Внизу, в гостевой, мимо которой лежал путь к выходу из дома, его уже ждал хозяин. Мужчины обменялись рукопожатием, и Фернандо дал знак слуге. Тот тут же протянул гостю туго завязанный небольшой кожаный мешок, подобный тому, что висел на плече Анри.
— Это тебе немного припасов на обед. Ничего особенного, лишь хлеб, сыр да пара колбас. Губернатор вряд ли распорядится позаботится о вас, а твой управляющий раскошелится лишь на сухари, — Фернандо хлопнул Анри по плечу и улыбнулся. — Ну и бурдюк с португальским, чтобы было чем спасённых сеньор угостить.
Анри грустно покачал головой:
— Не думаю, что оно пригодиться. Если женщин увели индейцы, вряд ли они их будут держать в ближайшей деревне, а лезть в города ица у меня людей не хватит.
— Так на что же ты рассчитывал, когда мальчишке сеньора Эухениа обещал мать вернуть? — недоумённо посмотрел на друга коммодор.
— На переговоры. Думаю, у меня есть, что предложить индейцам за женщин.
— Ну что же, тогда буду молиться, чтобы эти краснокожие дали тебе хотя бы возможность высказаться, — сдержанно и непривычно тихо сказал великан и обнял друга на прощанье.
Ещё влажное после ночного ливня утро дохнуло на Анри лёгким бризом. Немного подумав, он отправился в свою торговую контору, полагая что его вчерашний приказ собрать там небольшой отряд для поездки в Алтун-Ха никто не отменял. В какой-то мере Анри оказался прав, и его там действительно ждал один солдат и две лошади.
Не успел Эль Альмиранте поговорить с пехотинцем, как из дома выскочил сеньор Хакоб и, на ходу выкрикивая традиционные приветствия с упоминанием всех святых, направился к нему. Закончив как раз приблизившись к Анри, отдышался и сразу перешёл к делу:
— Ваш аристократический офицер уже был тут и передал новые распоряжения, сеньор капитан. Я очень расстроен, но конюхи сейчас седлают всё, что есть, Фебе вместе со слугами собирает провизию, а волы с телегой уже отправлены на припортовой склад за бочонками для воды. Одну лошадь забрал ваш дон офицер, но, прежде чем ускакать, он отправил четырёх солдат поднимать остальных, способных держаться на ногах, а вам просил передать что отправляется в форт Сан-Педро, — управляющий перевёл дух и преданно посмотрел на Анри, ожидая нового приказа.
— Сколько у нас верховых животных в наличии? — спросил Анри, приторачивая к седлу жеребца принесённые мешки.
— Всего двенадцать, сеньор капитан: четыре лошади и восемь мулов, — с готовностью ответил сеньор Финеесес.
— Вести с каменоломни есть? — спросил торговец, не выдавая тревоги.
— Нет, сеньор капитан. Вчера должна была прибыть телега с камнем, но не прибыла. Я хотел завтра послать туда человека, если и сегодня не приедут, но не посылать же мне его пешком, — жалостливым тоном закончил свой ответ старый марран и развёл руками.
— Не посылать. Я как раз туда… — конец фразы прилип к губам Анри, когда он увидел выходящего из дома Финеесесов доктора Эрнандеса, — …собираюсь, — договорил он и посмотрел на сеньора Хакоба.
Проследив за взглядом работодателя, управляющий кивнул и, заискивающе улыбаясь, по-своему истолковав удивление Анри, посчитал необходимым объяснить появление доктора:
— Сеньора доктора разбудил ранний визит дона офицера. Услышав, что вы отправляетесь к индейцам, он изъявил желание присоединиться. Я не смог отговорить сеньора доктора от этой затеи, а ваш дон офицер даже и не пытался, сказав, что решать будете вы, сеньор капитан.
Выслушав старика, Анри лишь пожал плечами, ожидая, когда подойдёт доктор. Его не удивило, что, узнав о походе и даже не зная его причины, сеньор Антонио решил присоединиться к нему — доктор считал своим долгом быть всегда там, где рисковали жизнями люди с «Победоносца», ставшие — как неоднократно говаривал сам сеньор Антонио — его семьёй. Но в этот раз роль сыграла особая любовь доктора к индейцам — его, человека с учёной степенью университета Саламанки, восхищали познания майя в целебной силе окружающей их природы. Даже великий Парацельс не чурался изучать живую и неживую природу и их взаимодействия, потому как считал человека микрокосмом, в котором отражаются все элементы макрокосма. Так как же мог он — доктор медицины — упустить возможность дополнить труды великого немецкого учёного новыми познаниями? Однако Анри удивил сам факт присутствия доктора в доме Финеесесов ночью, учитывая, как тот пресекал все разговоры по поводу его отношений с Фебе. Но, дав себе однажды зарок не заговаривать с доктором на эту щекотливую тему, Анри лишь ответил на его приветствие, не задавая вопросов. Вопрос задал сам доктор:
— Вы позволите мне присоединиться к вам, сеньор Анри?

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря - 2