Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря - 2


Повелитель моря - 2

Сообщений 171 страница 180 из 264

171

SergV
Вот так будет понятнее, кто что говорит:

— Хорошо, не будем заставлять губернатора более ждать, — примирительно ответил Анри и обратился к недовольно бурчащему за его спиной Энрике:
— Капитан, «Победоносец» ушёл в бой без провизии, да и воды почти не осталось.
— Не волнуйся, ми альмиранте, я позабочусь обо всём. Прикажешь перевезти твой сундук на борт?
— Нет, Энрике, не сейчас. Пришли за ним утром, — немного подумав, ответил Анри.

?

0

172

Да, думаю так лучше. Именно обратился!

+1

173

Глава 3
08.

За весь путь до дворца никто не проронил ни слова. Сквозь медленно сгущавшиеся тучи, словно через небесные окна, проглядывали крупные звёзды. Свежий ночной бриз трепал пламя факела, заставляя его потрескивать, а тени танцевать. Так и не заполнившиеся людьми улицы города оживлял лишь звон шпор двух дворян и торговца.
Стража, узнав одного из своих офицеров, услужливо распахнула перед процессией двери. Проведя Анри и дона Себастьяна во внутренний двор, лейтенант потребовал у Анри его оружие, одарив при этом дона Себастьяна холодным взглядом. Подоспевший слуга взял у сеньоров шляпы и повёл их к кабинету губернатора.
Губернатор действительно ждал. Ждал, нетерпеливо меряя шагами кабинет, дверь которого была гостеприимно распахнута.
Пожилой слуга, сопровождавший визитёров, постучал по двери и отошёл в сторону, выпуская графа Альменара в коридор.
— Сеньоры, как же я рад видеть вас! — поприветствовал гостей губернатор, широко разведя руки, словно желая обнять их.
Обменявшись с аристократом рукопожатием и приняв от Анри поклон, он вернулся в кабинет, уверенный, что гости последуют за ним. Когда слуга закрыл двери, граф снова заговорил:
— Несмотря на ваши славные деяния, сеньор Анри, я вынужден начать разговор с укора.
В полумраке кабинета Анри, искоса взглянув на губернатора, не смог разглядеть его лицо, и, не имея возможности предугадать ход его мыслей, насторожился.
Сеньор Альварес, сделав небольшую паузу, продолжил:
— Почему о вашей изобретательной выходке, спасшей нас от жестокости приватиров, я должен узнавать от случайно пробегающих мимо дворца людей? Почему вы не явились ко мне с докладом сразу же, как вошли в город?
В голосе губернатора явно сквозила обида, вызванная пережитыми волнениями и неопределённостью, но гнева в нём не было. Анри вдруг почувствовал себя очень уставшим, к тому же сильно засосало под ложечкой, напоминая, что он сегодня ещё не ел.
— Если бы я отправился к вашему превосходительству немедля, моя изобретательная выходка перепугала бы слуг вашего превосходительства не меньше, чем приватиров, — непривычно тихо и бесцветно ответил он. — Кроме того, пока бы я информировал ваше превосходительство о бое с этим отребьем, ваше превосходительство бы потерял «Орку», а я «Чайку». К тому же вражеский фрегат успел бы заблокировать доки и тогда лишь один Господь знает, кто бы сейчас владел Белизом.
Дослушав ответ, губернатор ненадолго задумался, затем решительно подошёл к двери, открыв её, приказал ожидающему там слуге подать в синий салон чоколате и, повернувшись к наблюдающим за его действиями посетителям, предложил:
— Полагаю, сеньоры, сегодня у вас был слишком утомительный день, чтобы беседовать стоя. Прошу вас, следуйте за мной — продолжим в менее формальной обстановке.
Пропустив вперёд Анри и дона Себастьяна, сеньор Альварес вернулся в кабинет за бронзовым подсвечником, затем, прикрыв дверь кабинета и подкрепив своё приглашение жестом, отправился по длинному коридору в самый его конец.
Заведя гостей в хорошо знакомую Анри комнату, граф поставил светильник на игровой столик и, усевшись рядом с ним в кресло, указал своим спутникам на роскошный диван напротив:
— Садитесь, сеньоры, — после чего, дождавшись, когда гости усядутся, довольно потирая руки, продолжил:
— Надеюсь услышать наиподробнейший отчёт о вашей экспедиции с тех пор, когда вы покинули город и до того момента, когда вас нашёл мой человек, — и откинулся на спинку кресла в предвкушении длинного рассказа.
Анри посмотрел на дона Себастьяна, взглядом предлагая ему роль докладчика, но тот замотал головой, предоставляя это право своему работодателю и другу. И тогда, набрав полную грудь воздуха, как перед прыжком в воду, Анри стал излагать события последних четырёх дней. Когда он дошёл до разговора с касиком, в открытую дверь вошли двое слуг. Пока один раздавал сеньорам изящные чашки французского фарфора на не менее изящных блюдцах, наполненные ароматным горячим напитком, второй зажигал свечи в серебряных канделябрах на консольных столиках. 
Отражённые зеркалами мерцающие язычки пламени добавили салону изысканности и очарования, а густой щедро сдобренный специями чоколате услаждал обоняние своим специфическим ароматом, усиленным ванилью и кориандром. Непривычно сладкий, но не утративший лёгкого горького оттенка с примесью солёной нотки и с разливающимся огнём от жгучего красного перца, он возбуждал и придавал сил.
— Надеюсь, сеньоры, вам понравилось улучшение индейского напитка, придуманное моим поваром. Хотя мне кажется, добавление сахара сделало его более женским, — проговорил долго молчавший губернатор, когда слуги, собрав опустевшие чашки, покинули салон, закрыв за собой дверь.
Анри, пробовавший "настоящий" чоколате впервые в Алтун-Ха, когда индейцы сварили напиток по старинному тайному рецепту на день памяти предков, тем не менее оценил мягкий вкус, существенно отличавшийся от оригинала, и воздал должное мастерству повара. Дон Себастьян же лишь выразил свою благодарность щедрости графа, дипломатично умолчав о том, что всем способам приготовления чоколате он предпочитает кофе.
После обмена любезностями Анри продолжил свой рассказ. Как только он поведал о заключённом с касиком договоре, граф Альменара остановил доклад и глубоко задумался. Долгое время тишину нарушало лишь потрескивание свечей. Анри, понимая, что именно сейчас решается не только судьба индейцев из Балам-Ха, но и его собственная, ибо он поручился за выполнение данных обещаний своей честью и самой жизнью, не смея смотреть на дворянина, прислушивался к дыханию губернатора, стараясь отгадать его эмоции. Зато дон Себастьян, откинувшись на спинку дивана, внимательно следил за освещённым слегка колеблющимися пламёнами четырёх свечей лицом сеньора Альвареса. Оно было сосредоточено серьёзным. Наконец, граф нарушил молчание:
— Вы уверены, сеньор Анри, что майя отдадут вам и женщин, и колдуна?
— Думаю, ваше превосходительство, я сумел убедить касика, что война майя с Испанией для них будет намного губительней, чем для нас. Они не воины и готовы принести эту жертву за возможность вернуться к мирной жизни.
— Однако, как я понял из вашего рассказа, этот колдун много значит для племени, а выкупить его они уже вряд ли смогут. Мне доложили о результатах допроса пленных приватиров, посему я думаю, что пиратский лагерь в дельте Сибун уже не существует, — задумчиво проговорил губернатор. — Вне всяких сомнений, индейский колдун будет казнён, особенно, если падре Игнасио прознает, что доставленный вами пленник — богохульник. Я хотел бы знать, как его смерть повлияет на дальнейшие действия краснокожих.
Теперь задумался Анри.
— Насколько я знаю, ваше превосходительство, в отдалённых больших поселениях у майя есть не только колдуны, но и целители. Ранее кто есть кто определял жрец, нынче же, за неимением оных, в большинстве селений лишь колдуны, коим майя приписывают способности общаться с миром духов, способны найти себе преемника. Вот и получилось, что в деревнях не осталось целителей, а лишь одни колдуны. Взяв на себя обязанности жрецов в определении времени посева и места для новых полей, они вынуждены теперь заниматься и обязанностями целителей. Лишив племя колдуна, мы лишаем их будущего, если, конечно, этот злополучный колдун не успел найти и обучить преемника.
Взглянув на дона Себастьяна, словно пытаясь с его лица прочесть, какой эффект его слова имели на губернатора, Анри продолжил:
— Однако при заключении договора ни я, ни касик не могли знать, как быстро начнут разворачиваться события. Если они не смогут выкупить жизнь своего колдуна — это воля небес, моей вины в том нет.

Отредактировано Agnes (22-11-2018 22:29:42)

+3

174

Глава 3
08. (Продолжение).

— Что, если мы предложим им жизнь колдуна в обмен на патрулирование побережья? Они могли бы предупреждать нас о новых пиратских лагерях, особенно если к этому благородному делу подговорят и другие племена? — оживился губернатор.
— Полагаю, ваше превосходительство желает возложить на меня обязанность убедительно передать майя это предложение?
В голосе Анри промелькнул едва заметный сарказм, однако губернатор его заметил и парировал с лёгкой усмешкой:
— А разве вы не добровольно изъявили желание попытать счастья на поле дипломатии? — и уже серьёзно добавил: — Вы убедили меня, сеньор Анри, что живые майя нам полезнее мёртвых. Однако пока что всё, что я высказал — это лишь игра мысли. Но я готов к ней вернуться сразу же после того, как передам сеньоре Пауле её сына и увижу майяского колдуна в кандалах. А сейчас, до того, как вы начнёте описывать мне бой «Победоносца» с английскими кораблями, я хочу знать, когда и как вы намерены отправиться искать миссию на реке Белиз.
Анри вздохнул:
— Я надеялся найти её на карте вашего превосходительства.
— Я предоставлю вам свою карту для изучения, сеньор Анри, но, увы, ничего похожего на ней нет. До сего времени никто ещё не разведал эту реку дальше того места, где из неё истекает Ревущий поток.
— Ну что же, тогда мне придётся пройти её на лодках, взяв с собой моего навигатора. Надеюсь, он заполнит часть белых пятен на карте вашего превосходительства. Я оставлю за собой завтрашний день на собственные дела и приложу все усилия, чтобы послезавтра утром всё было готово к отправке. Как в самый поздний срок, если не вмешаются ещё какие-нибудь непредвиденные обстоятельства, мы отчалим в среду.
— Надеюсь, вы понимаете, что в сложившихся обстоятельствах я не в силах как-либо помочь вам? — сеньор Альварес придал голосу лёгкий налёт вины.
— Да, ваше превосходительство, понимаю и потому буду всецело рассчитывать на собственные силы.
Губернатор удовлетворённо кивнул:
— Я искренне рад, что могу на вас положиться в таком богоугодном деле! Да, кстати, — сеньор Альварес сменил тон с довольного на озабоченный, — лейтенант Контрерас до сих пор не явился ко мне с докладом. Он жив? Вам что-либо известно о его судьбе, дон Себастьян?
Капитан-лейтенант, мельком взглянул на друга и глядя прямо в глаза графа, ответил:
— Только Господь может знать всё, граф, мне же известно лишь то, что сегодня утром, когда я видел идальго в последний раз, он был жив, но тяжело болен.
— Болен? Чем? — заметно забеспокоился губернатор.
Дон Себастьян взглядом вернул право ответа Анри.
— Наш корабельный доктор, сопровождавший экспедицию, предполагает, что это чёрная рвота, — вдруг с отяжелевшим сердцем ответил Анри, ожидая, что сейчас ему придётся объяснять способы передачи заболевания и то, откуда ему это известно.
— Что? — даже в оранжево-красном пламени свечей лицо губернатора заметно покраснело.
Взявшись рукой за сердце, сеньор Альварес откинулся на спинку кресла, закатив глаза, чем вызвал обеспокоенность за своё здоровье у гостей:
— Ваше превосходительство в порядке? — участливо спросил Анри, привстав с дивана, готовый звать на помощь.
Губернатор глубоко вздохнул, махнул рукой и выровнялся:
— Сидите, сеньор Анри. Похоже, Господь посылает нам новое испытание. Сколько больных вы привезли в город?
— Ни единого, ваше превосходительство.
От неожиданности губернатор наклонился к Анри, словно хотел лучше слышать.
— Неужели вы бросили дворянина умирать в джунглях? — в его голосе было неподдельное удивление.
— Нет, ваше превосходительство. И идальго, и других больных мы доставили в монастырь святого Бонавентуры, а для того, чтобы предотвратить дальнейшее распространение лихорадки, мы воспользовались способом, предложенным майяским проводником, и по примеру индейцев покрыли лица глиной.
— То есть, вы хотите сказать, что маски, которые повергли в бегство приватиров, были на самом деле призваны отгонять чёрную рвоту? — к удивлению в голосе сеньора Альвареса присоединилось восхищение.
— Да, ваше превосходительство. Будучи в монастыре, мы не имели ни малейшего понятия о нападении на город и наши действия были направлены лишь на защиту от кровопийц, которые и разносят эту болезнь.
— Воистину неисповедимы пути Господни! — всплеснул руками губернатор и несколько раз перекрестился.
Вытащив из пышной кружевной манжеты рукава роскошный батистовый платочек, граф Альменара промокнул им проступивший пот и, покряхтев, завертелся в кресле. Устроившись поудобнее, сказал, обращаясь к Анри:
— Ну что же, полагаю, эту тему мы можем пока закрыть. Теперь я жду вашего рассказа о славной победе Карибского альмиранте над английской эскадрой.
Впервые услышав из уст графа Альменара прозвище, данное ему обитателями Тиерра Фирме, Анри смутился. Вкратце он поведал губернатору о проигранной английским сорокачетырёхпушечным фрегатом «Винсби» артиллерийской дуэли, затем о победе над сорокавосьмипушечным фрегатом «Лев» и закончил свой доклад удачным залпом умелых испанских канониров, приведшим к сдаче, а затем и к гибели пятидесятидвухпушечного линейного корабля «Ньюбери» и его пиратского вице-адмирала Мингса. Не забыв при этом передать и узнанное при допросах английских капитанов, поинтересовался судьбой добравшихся на берег под белым флагом части экипажа английского флагмана. Узнав, что пленные были доставлены в форт, Анри предъявил претензии на офицеров, любезно согласившись при этом всех остальных, сдавшихся в плен его солдатам на суше, оставить в распоряжение губернатора.
— …В заключении я бы хотел информировать ваше превосходительство, что моя армада вряд ли сможет отправиться на Ямайку в ближайшее время, — развёл руками Анри. — К сожалению, с абсолютной уверенностью я могу говорить лишь о не поврежденности двух моих фрегатов и брига, не успевших покинуть доки. «Победоносец» и призовой фрегат, который я намерен оставить себе, нуждаются в ремонте. Полагаю, в ремонте будут нуждаться и два галеона из Победоносной армады, участвовавшие в бое за форт. В настоящий момент мне совершенно ничего неизвестно о Птичьей армаде, но я видел её флагман в бою и не сомневаюсь, что в нём приняли участие всё её корабли, — в голосе Анри появилась твёрдость, заставившая губернатора напрячься. — Посему полагаю, что мой визит к дону Педро откладывается на неопределённое время, тем более что мне более нечего ему предложить — древесина мне понадобится самому на ремонт кораблей, а камень, как я полагаю, будет необходим городу для восстановления крепости и форта.
Губернатор кивнул и задумался, поглаживая рукой подбородок. Его раздумья прервал лёгкий стук в дверь.
— Войдите! — недовольный тем, что его побеспокоили, крикнул он, не оборачиваясь.
Тяжёлая дверь бесшумно отворилась, и в салон вошла контесса Исабель.

Отредактировано Agnes (22-11-2018 16:51:19)

+3

175

Agnes написал(а):

Зато дон Себастьян, откинувшись на спинку дивана, внимательно следил за освещённым слегка колеблющимися пламенями четырёх свечей лицом сеньора Альвареса.

В данном случае всё-таки единственное число - колеблющимся пламенем

Agnes написал(а):

Вытащив из пышной кружевной манжеты рукава роскошный батистовый платочек, граф Альменара промокнул им выступившие слёзы

Точно слёзы? Я бы скорее предположил пот...

Отредактировано SergV (22-11-2018 09:33:38)

+1

176

Agnes написал(а):

Глава 3
08.

...Пропустив вперёд Анри и дона Себастьяна, сеньор Альварес вернулся в кабинет за канделябром, затем, прикрыв дверь кабинета и подкрепив своё приглашение жестом, отправился по длинному коридору в самый его конец.
Заведя гостей в хорошо знакомую Анри комнату, граф поставил канделябр на игровой столик и, усевшись рядом с ним в кресло, указал своим спутникам на роскошный диван напротив:
— Садитесь, сеньоры, — после чего, дождавшись, когда гости усядутся, довольно потирая руки, продолжил:
— Надеюсь услышать наиподробнейший отчёт о вашей экспедиции с тех пор, когда вы покинули город и до того момента, когда вас нашёл мой человек, — и откинулся на спинку кресла в предвкушении длинного рассказа.
Анри посмотрел на дона Себастьяна, взглядом предлагая ему роль докладчика, но тот замотал головой, предоставляя это право своему работодателю и другу. И тогда, набрав полную грудь воздуха, как перед прыжком в воду, Анри стал излагать события последних четырёх дней. Когда он дошёл до разговора с касиком, в открытую дверь вошли двое слуг. Пока один раздавал сеньорам изящные чашки французского фарфора на не менее изящных блюдцах, наполненные ароматным горячим напитком, второй зажигал свечи в стоящих на консольных столиках канделябрах.
Отражённые зеркалами мерцающие язычки пламени добавили салону изысканности и очарования, а густой щедро сдобренный специями чоколате услаждал обоняние своим специфическим ароматом, усиленным ванилью и кориандром...

Отредактировано Agnes (Вчера 10:54:47)


Атмосферно...
Даже "кина не надо" - прямо перед глазами весь эпизод.

Часть канделябров может бра, жирандолями или торшерами заменить? (из синонимов только французские предлагаю, раз и фарфор оттуда))

+1

177

SergV написал(а):

В данном случае всё-таки единственное число - колеблющимся пламенем

У почему в единственном? Свечей ведь четыре!

SergV написал(а):

Точно слёзы? Я бы скорее предположил пот...

Да, действительно, Вы правы. Спасибо, сейчас исправлю!

Drronn написал(а):

Атмосферно...
Даже "кина не надо" - прямо перед глазами весь эпизод.

Спасибо! Погладило!   http://read.amahrov.ru/smile/blush2.gif 

Drronn написал(а):

Часть канделябров может бра, жирандолями или торшерами заменить? (из синонимов только французские предлагаю, раз и фарфор оттуда))

Когда писала, уточняла в словарях -- с одной свечой -- подсвечник, с несколькими -- канделябр и без разницы, стоит он на полу или на столе. Аналогов не нашла тогда, но посмотрю снова. Спасибо за предложенные синонимы! Посмотрю их значение и подумаю.

Смотрела сейчас информации по подсвечникам -- похоже, у испанцев все типы назывались "канделябр" и другие названия не использовались. Так что один из канделябров заменила подсвечником.

Отредактировано Agnes (22-11-2018 17:36:50)

0

178

Drronn
А если так:

Пропустив вперёд Анри и дона Себастьяна, сеньор Альварес вернулся в кабинет за бронзовым подсвечником, затем, прикрыв дверь кабинета и подкрепив своё приглашение жестом, отправился по длинному коридору в самый его конец.
Заведя гостей в хорошо знакомую Анри комнату, граф поставил светильник на игровой столик и, усевшись рядом с ним в кресло, указал своим спутникам на роскошный диван напротив:
— Садитесь, сеньоры, — после чего, дождавшись, когда гости усядутся, довольно потирая руки, продолжил:
— Надеюсь услышать наиподробнейший отчёт о вашей экспедиции с тех пор, когда вы покинули город и до того момента, когда вас нашёл мой человек, — и откинулся на спинку кресла в предвкушении длинного рассказа.
Анри посмотрел на дона Себастьяна, взглядом предлагая ему роль докладчика, но тот замотал головой, предоставляя это право своему работодателю и другу. И тогда, набрав полную грудь воздуха, как перед прыжком в воду, Анри стал излагать события последних четырёх дней. Когда он дошёл до разговора с касиком, в открытую дверь вошли двое слуг. Пока один раздавал сеньорам изящные чашки французского фарфора на не менее изящных блюдцах, наполненные ароматным горячим напитком, второй зажигал свечи в серебряных канделябрах на консольных столиках.

?

+1

179

Agnes написал(а):

почему в единственном? Свечей ведь четыре!

потому что нет множественного числа и слова - пламенями

+1

180

SergV написал(а):

отому что нет множественного числа и слова - пламенями

Ну как это -- нет? Вот тут твердят, что есть! И тут тоже.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря - 2