Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря - 2


Повелитель моря - 2

Сообщений 191 страница 200 из 264

191

Глава 3
10.

Оказавшись на улице, Себастьян тронул друга за руку:
— Мне показалось, или вы на самом деле не хотели принять приглашение губернатора на обед?
— Нет, Себастьян, вам не показалось. Кстати, вы ведь впервые удостоились такой чести? — голос Анри был тих и печален.
— Впервые. К тому же я уверен, что удостоился этого приглашения лишь потому, что был сейчас с вами, друг мой. Но почему вы вместо того, чтобы радоваться проявлениям приязни графа Альменара, печалитесь?
Анри грустно усмехнулся:
— Не стоит тратить слов, Себастьян. Завтра вы сами всё поймёте. Пойдёмте лучше поищем место, где нас накормят сегодня. Думаю, сеньор Хакоб будет искренне рад нас видеть, а его дочь — неплохая кухарка. Я даже подумывал, что, если я когда-нибудь всё же поставлю себе дом в Белизе, то обязательно предложу Фебе вести в нём хозяйство.
— Что-то мне подсказывает, что к тому моменту, когда вы решитесь поставить себе в Белизе дом, сеньорита Фебе уже давно будет сеньорой и у неё будут совсем другие заботы, — усмехнулся в ответ Себастьян и дружески хлопнул друга по плечу. — Скажите, Анри, зачем вам красочная? Будь вами, я бы стремился получить лесопилку.
— Я и стремлюсь, Себастьян. Но наш король не так щедро раздаёт эти земли. Вот и приходится каждый кусок, полученный в аренду или собственность, использовать с умом, — Анри лукаво улыбнулся.
В тусклом свете уличного фонаря, слабо освещавшего угол главной городской площади чадящими и воняющими жировыми свечами, аристократ заметил, как блеснули глаза торговца.
https://c.radikal.ru/c43/1809/d0/46dc705815c8.jpg
Рисунок 8 Уличные фонари. XVII век

– Там, где красочная, без проблем поместится и лесопилка, — продолжал Анри. Кроме того, не забывайте, что я прежде всего торговец, а красители нынче в хорошей цене, так что даже если я буду отдавать десять процентов красителя городу, я всё равно смогу получать неплохую прибыль. Вы ведь понимаете, что содержание армад стоит немалых денег? К тому же согласно испанским законам владеть военными кораблями может только его величество король. Пока у меня был фрахтовый договор, я мог обходить этот закон, да и согласно нашему соглашению с сеньором Диего — ныне покойным генерал-капитаном Кубы, мне не надо было делиться с ним призами, но сейчас мне придётся или подписывать новый с доном Педро, один Господь знает на каких условиях, или же брать каперскую лицензию у нашего губернатора.
— Я никогда не задумывался, на каких основаниях вы владеете армадами, — покачал головой Себастьян. — Да и над тем, где вы берёте деньги на их содержание и ремонт — тоже.
— Правильно, зачем вам это? — развёл руками Анри. — У вас другие обязанности. Об этом думаю я и сеньор Хакоб.
— Какие последствия для вас будут, если вы не подпишете новый фрахтовый договор с доном Педро, кроме того, что он отберёт у вас вашу плантацию на Ямайке? — озаботился проблемами друга Себастьян.
Анри неопределённо пожал плечами:
— Убытки будут — это бесспорно, к тому же мне придётся купить каперскую лицензию в Белизе, а это значит, что не менее двадцати процентов призов я буду вынужден отдавать губернатору.
— А если её купить на Кубе или Эспаньоле?
Анри грустно улыбнулся:
— Хотите, Себастьян, я открою вам тайну, почему я держусь за бедный Белиз вместо того, чтобы уйти в Гавану, например, или Санто-Доминго?
Аристократ кивнул,
— В Гаване слишком много торговцев, к тому же новый генерал-капитан Кубы, с которым я до сих пор незнаком, явно не нуждается в моей помощи по защите города. Что же касается остальных, с кем мне до сих пор приходилось иметь дело, сеньор Альварес наименее жаден.
— Возможно, это потому, что Белиз вам обязан более, чем любой другой город Тиерра Фирме и островов.
Анри покачал головой:
— Моя армада спасала от осады Санто-Доминго и Сан-Хуан, не позволила Мингсу войти в Маракайбо, но самый выгодный фрахтовый договор мне был предложен в Гаване, когда сеньор Диего отчаянно нуждался в моих кораблях. И несмотря на то, что в защите нуждаются и Картахена, и Порламар, возможно, даже более, чем Белиз, только здесь мне предложили самые выгодные условия для базирования. Я торговец, Себастьян, я умею считать деньги. Потому я не делаю себе иллюзий по поводу доброго отношения ко мне вначале нашего алькальда — сеньора Рикардо, а нынче и сеньора Альвареса. Это не симпатия, это — выгода. Взаимная выгода.
Аристократ покачал головой:
— Думаю, вы ошибаетесь в своей оценке губернатора. Он явно к вам благоволит. Возможно, в его отношении к вам есть и корысть — хотя я и не понимаю, какая. Я вижу лишь, что граф — человек умный, стало быть, своего не упустит, но что он испытывает к вам симпатию — это безусловно, Анри!
— Вы знаете, Себастьян, что по закону двух Индий губернаторам не позволено ни владеть землёй, ни брать её в энкомьенду?
— Как дворянин, я изучал этикет и владение шпагой, а как младший сын — монастырский устав. Меня не готовили к управлению колониями, — в тихом и обычно бесстрастном голосе друга мелькнула нотка высокомерия.
Анри понимающе кивнул и продолжил:
— Думаю, не стоит далее рассуждать о возможностях губернаторов приумножить свой доход. Лично я голоден и хочу выпить. Вы идёте со мной, Себастьян?
— Разве не мой долг сопровождать вас, сеньор Анри? — голос капитан-лейтенанта был серьёзен, но в глазах блеснули озорные искорки.
— Тогда не отставайте, капитан! — сказал Анри и уверенно шагнул в сторону кромешной тьмы.
До главного склада было не близко. Друзья шли молча, плечом к плечу. Хотя горбатая Луна, ненадолго раздвигая тучи, поглядывала вниз, освещая дорогу, большую часть пути пришлось идти в темноте тропической ночи. Однако Анри уверенно шёл вперёд, лишь изредка поглядывая на небо, словно прокладывал курс по немногочисленным звёздам, стоически пробивающимся в дыры между тучами на медленно тяжелеющем небе.
Частокол, обхватывающий территорию склада, заканчивался массивными деревянными воротами, которые на ночь запирали и спускали собак. Сейчас же, несмотря на позднее время, они были распахнуты настежь. Перед торговой конторой никого не было, но со двора пробивалось зарево факелов — там всё ещё работали.
Не останавливаясь, Анри повёл своего спутника прямо к дому сеньора Хакоба. На стук почти сразу же отозвался голос Фебе:
— Сейчас открою!
«Так и не взял домой прислугу, старый скряга!» — мысленно укорил Анри управляющего, прислушавшись.
За дверью послышались лёгкие шаги, заскрипел засов и в проёме показалась Фебе со свечой в руке. Увидев двух мужчин, выражение ожидания на её лице сменилось тревогой. «Похоже, Антонио тут ещё не появлялся», — глядя в освещённое чадящим пламенем дешёвой свечи лицо девушки, подумал Анри.
— Вы впустите нас в дом, сеньорита? — спросил он, одновременно раздумывая, как успокоить девушку. Вид Фебе невольно всколыхнул в памяти разговор с Антонио, и сочувствие проникло в его сердце.
— Сеньор Анри? — узнав голос гостя, дочь управляющего отступила, давая возможность нежданным гостям войти. — А кто с вами?
— Дон Себастьян. Доктор Антонио не появлялся, сеньорита Фебе? — снимая шляпу, как бы между прочим, спросил Анри.
— Нет, сеньор капитан, — ответил вместо дочери управляющий, появившийся из глубины коридора.
— Он жив? — выдохнула Фебе едва слышно.
— Мы оставили его на лесопилке сеньора Арройо позаботится о раненых. Я поручил одному из гарнизонных офицеров доставить доктора с выжившими в госпиталь. Вероятно, он остался там на ночь, — ответил Анри, и, повернувшись к сеньору Хакобу, продолжил: — Надо бы послать туда человека узнать, не надо ли чего доктору. И пусть захватит с собой съестного — думаю, оно не будет лишним. Да, с доктором должен быть старый индеец. Пусть гонец приведёт его сюда, — деловито добавил Анри, не дожидаясь приветствия.
— Да, сеньор капитан, прошу вас, проходите в гостиную. Я так рад вас видеть! — залебезил сеньор Хакоб. — И вас тоже, сеньор офицер! — кивнул он дону Себатьяну и, направив гостей в комнату, отправил дочь передать приказание сеньора одному из работников.
Из полумрака небольшой гостиной, освещённой медной масляной лампой, свисавшей с потолка на чугунной цепи, на путников дохнуло ароматом свежего хлеба, чеснока и горящего хлопкового масла. Чувство голода, притуплённое чашечкой чоколате, вновь дало о себе знать.
https://a.radikal.ru/a04/1809/3e/012b78762589.jpg
Рисунок 9. Бронзовая масляная лампа. XVII век

— Прежде, чем перейдём к делам, я бы хотел узнать, найдётся ли в вашем уютном доме чем накормить двух голодных мужчин, сеньор Хакоб? — обратился Анри к входящему в комнату управляющему.
— Я могу предложить вам, сеньоры, хлеб, сыр, колбасы и вино. Однако, сеньор капитан, вы же знаете, что для меня всегда честь принимать вас, как гостя, в своём скромном жилище! — расплылся в улыбке старый марран. — Мы с Фебе как раз готовились отужинать и, если уважаемые сеньоры согласятся оказать нам такую честь и примут моё приглашение присоединиться, то они доставят мне и моей дочери великое удовольствие.
Анри и дон Себастьян, согласно правилам, вежливо отказались, на что управляющий с хитрой улыбкой, слыша, как заурчало в животах гостей от упоминания еды, предложил:
— Сеньоры, я бы хотел ускорить церемонию приглашения, поскольку я и сам голоден, а превосходный кастильский рис/160/ уже готов. Предлагаю считать все формальности этикета выполненными и просто перейти в трапезную.
Переглянувшись, мужчины дружно кивнули и последовали за хозяином через анфиладу тускло освещённых масляными лампами комнат. Заведя гостей в небольшое помещение, сеньор Хакоб предложил им умыться над большой керамической миской и самолично поливал им руки водой из медного кувшина. Не успели гости утереться поданными сеньором Хакобом чистыми полотенцами, пахнувшими дешёвым местным мылом, как вернулась Фебе. Отец тут же засыпал её распоряжениями и повёл гостей в трапезную. Пока дочь сервировала крепко сбитый без вычурностей стол из местного красного дерева, управляющий, придав лицу выражение глубокой печали, обратился к гостям:
— К моему величайшему сожалению, сеньоры, сегодня я могу предложить вам весьма скромную трапезу — из-за этих подлых англичан, напавших на город, мы остались без свежего мяса и даже без даров моря, но, надеюсь, искусная стряпня моей дочери своим вкусом компенсирует бедность ужина.
— Ничего, сеньор Хакоб, завтра город снова будет жить нормально — лавки откроются, а рыбаки выйдут в море, — ответил Анри, наблюдая, как ловко Фебе расставляет тарелки с нарезанным сыром и сесиной/161/. Когда же появился кувшин с хересом, хозяин с поклоном пригласил гостей к столу, предоставив право на благодарственную молитву сеньору капитану.


/160/ Кастильский рис — это традиционное блюдо региона Кастилия, однако рис, который в Испании выращивается уже с XIII века, является одним из основных продуктов кухни всех регионов. Кастильский рис — очень лёгкое, но одновременно сытное блюдо. Среди ингредиентов, кроме самого риса, чеснока, лука и других овощей, присутствуют специи и масла, что придает рису особый изысканный вкус. Подаётся с морепродуктами.
/161/ Сесина (исп. – cecina) — сыровяленый окорок из говядины, конины, реже козы, кролика или зайца. Наиболее известный традиционный продукт кастильской провинции Леон — Cecina de León — изготавливается из мяса местной особой породы коров. Первые упоминания о сесине можно увидеть в работах Сенеки в IV веке до нашей эры, но наибольшую популярность этот продукт получил в XVI веке, когда крестьяне провинции Леон стали повсеместно в городах продавать сесину. И сегодня 95% сесины, потребляемой в Испании и экспортируемой в различные европейские страны, производится именно в этой провинции.

Отредактировано Agnes (29-11-2018 11:34:46)

+3

192

Agnes написал(а):

И несмотря на то, что защита моей армады нужна и Картахене и Порламару не менее, а, возможно, даже и более чем Белизу, самые лучшие условия для моего торгового склада мне предложили лишь в тут.

лишнее

+1

193

SergV написал(а):

Agnes написал(а):

    И несмотря на то, что защита моей армады нужна и Картахене и Порламару не менее, а, возможно, даже и более чем Белизу, самые лучшие условия для моего торгового склада мне предложили лишь в тут.

лишнее

Несколько раз перечитала кусочек с этим абзацем и без него -- мне он не показался лишним. Может, Вы чуть больше скажете, почему, по-вашему мнению, его надо удалить?

0

194

в Белизе или тут, или здесь, без в. Ну коряво же! ( как впрочем и с пламенами)  http://read.amahrov.ru/smile/sad.gif

+1

195

SergV написал(а):

в Белизе или тут, или здесь, без в. Ну коряво же! ( как впрочем и с пламенами)  http://read.amahrov.ru/smile/sad.gif

Ой, действительно -- в лишнее! Сто раз перечитала эту фразу, но не заметила этого! Спасибо! Сейчас уберу.

0

196

SergV
А если так:
И несмотря на то, что в защите нуждаются и Картахена, и Порламар, возможно, даже более, чем Белиз, только здесь мне предложили самые выгодные условия для базирования.?

+1

197

Так даже лучше, гораздо лучше.

+1

198

SergV написал(а):

Так даже лучше, гораздо лучше.

Исправила. Спасибо!

0

199

Глава 3
11.

Ужин прошёл без разговоров: обсуждать дела во время еды было не принято, говорить о войне, бедствиях и других печальных событиях, не способствующих пищеварению, считалось дурным тоном, а на светские беседы и анекдоты ни у кого из присутствующих не было настроения. Кроме того, херес и сытная еда разморили уставших мужчин. Анри чувствовал, как ленивая сонливость начинает одолевать его и потому искренне обрадовался крепкому, почти несладкому чёрному кофе, поданному Фебе в завершение ужина. Ароматный и слегка терпкий напиток смыл опьянение и вернул мыслям быстроту. Заметно оживились и хозяин дома, и дон Себастьян.
Сеньор Хакоб, дождавшись, когда гости допьют кофе, поднялся и поблагодарив их за оказанную его дому честь, предложил перейти в гостиную. Поднявшись, сеньоры, рассыпаясь в похвалах кулинарному таланту сеньориты Фебе, выразили свою истинную благодарность за отличную еду и отправились за управляющим.
Забрав с обеденного стола подсвечник, сеньор Хакоб завёл гостей в соседнюю комнату и зажёг все четыре рожка висевшей с потолка большой бронзовой лампы. Язычки пламени запрыгали, вырывая из темноты заставленное мебелью пространство. Анри, давно не бывший в гостях у семейства Финеесес, осмотрелся в поисках новизны. Однако каменные стены до половины были покрыты всё теми же панелями красного дерева. Неподалёку от окна стоял его подарок — украшенное серебром бюро из местного палисандра. Напротив, под гобеленом со сценами охоты, был небольшой старенький диван, обтянутый красноватой в отблесках огня кожей и два подобных ему кресла. Единственной новой вещью было небольшое французское зеркало в скромной оправе, висевшее над консольным столиком недалеко от входа в комнату. Получив приглашение сесть, гости заняли диван, а хозяин, поставив потрескивающую и чадящую свечу на консольный столик, кряхтя развернул кресло так, дабы мог видеть гостей, сел и с ожиданием посмотрел на Анри.
— Завтра поутру сюда доставят пленных англичан. Освободите один из складов для их содержания, сеньор Хакоб. Они понадобятся мне для работ на каменоломне и на строительстве красочной и лесопилки. Среди них есть дворяне, тех надобно поместить отдельно.
Управляющий всплеснул руками и запричитал:
— Сеньор капитан, да куда же я дену брёвна, что всего лишь два дня назад закончили перемещать с городских складов? К тому же уже начали свозить тела ваших солдат, погибших сегодня во время боя в крепости.
— Я уверен, что вы справитесь, сеньор Хакоб, — улыбнулся Анри, привыкший к умению управляющего преувеличивать сложности поставленной перед ним задачи. — Кроме того, есть у меня предчувствие, что именно этот лес губернатор и собирается использовать для ремонта моих кораблей.
— Много ли будет пленных? — сменив тон на деловой, поинтересовался марран.
— Очень много, более пяти сотен, а то и все шесть. Но вот сколько среди них дворян... — Анри обернулся к дону Себастьяну, передавая ему слово.
— Одиннадцать. Надобно учесть и то, что среди пленных есть раненые.
Сеньор Хакоб снова схватился руками за голову, но что за плач должен был последовать в этот раз гости так и не узнали — в дверь постучали.
— Уже иду! — крикнула откуда-то Фебе, и её быстрые шаги зашуршали кожаными туфельками по каменному полу.
Все невольно замерли, прислушиваясь и инстинктивно вглядываясь в зияющий темнотой дверной проём, ведущий в гостевую комнату.
Заскрипел кованный дверной засов, послышался звук открываемой двери, и до застывших в ожидании мужчин донёсся радостный голос Фебе:
— Сеньор Антонио!
— Я тоже рад видеть вас, сеньорита. Надеюсь, за время моего отсутствия ваш отец не отдал мою комнату иному постояльцу? — долетел в гостиную баритон доктора.
— Фебе, веди сеньора доктора сюда, — взглянув на гостей, крикнул дочери сеньор Хакоб.

Когда мужчины, после приветствий снова расселись, Анри, глядя в уставшее лицо Антонио, для которого сеньор Хакоб перенёс второе кресло, спросил:
— У вас есть представление о количестве раненых?
— Приблизительное. По подсчётам сестёр-концепционисток/162/ их более семисот и из них около сотни тяжёлых, из которых едва половина доживёт до утра. Госпиталь переполнен, хирурги не успевают оперировать. Кроме того, поступило сообщение что серьёзно ранены комендант крепости сеньор Доминго и военный инженер сеньор Луиджи. Управляющий госпиталем доктор Хулиан Морено попросил меня посетить сеньора коменданта для оказания ему необходимой помощи, а сам отправился к сеньору инженеру.
— Наших много? — тихо спросил дон Себастьян, когда Антонио умолк.
— Много, — кивнул доктор.
— Значит, вы пришли сюда прямо из дома сеньора Доминго? — задумчиво спросил Анри. — Как он? Жить будет?
— Всё в руках Всевышнего. Я лишь сделал, что мог — вытащил пулю и обработал раны. К счастью, ранения не смертельны, так что будем надеяться, что сильный организм идальго Муньоса справится с ними. Закончив в доме сеньора коменданта, я вернулся в госпиталь, полагая, что могу ещё понадобиться там. Как раз привезли раненых с «Победоносца». Они не нуждались в моей помощи — сеньоры Адриан и Мариано отлично поработали, но пока я их осматривал, я узнал о вашей победе над тремя английскими кораблями, сеньор Анри. При этом мне доложили, что меня разыскивает слуга и, полагая, что наши моряки были последними ранеными за сегодня, я отправился сюда. Встретить вас тут, сеньоры, была для меня приятная неожиданность.
— Полагаю, вы сегодня тоже славно потрудились и нуждаетесь в сытном ужине и отдыхе. Не смею вас больше задерживать, сеньор Антонио, разве что последним вопросом — где вы оставили Хуана? — поинтересовался Анри, вставая. За ним последовали и остальные.
— Его арестовали солдаты губернатора, как только мы въехали в город, — тяжело вздохнув, ответил доктор. — Я требовал отпустить майя, говоря им, что этот старик — ваш слуга, но тщетно. Полагаю, сейчас он в местной темнице.
— Надеюсь, вы правы, друг мой, — сухо ответил Анри, и все заметили, как застыло его лицо.
Доктор виновато опустил голову. Наступившую тишину нарушало лишь громкий треск быстро догорающей свечи.
— Я не виню вас, сеньор Антонио, — нарочито спокойно сказал Эль Альмиранте. — Идите, сеньорита Фебе наверняка уже накрыла для вас стол. Увидимся завтра вечером у Сандро, если, конечно, вы захотите сопроводить меня и в походе за сеньорами с асьенды.
— Это мой долг, ведь, насколько я помню, одна из женщин была больна, — ответил доктор и, распрощавшись, вышел из комнаты.
Уточнив сеньору Хакобу распоряжения по поводу пленных и приказав не тянуть с выплатой пособий семьям погибших, Анри порадовал его сообщением о том, что за ремонт кораблей платить не придётся. Затем приказал все торговые корабли, вернувшиеся в Белиз, отправлять в Гавану и Веракрус вербовать людей для восполнения потерь на кораблях и будущей энкомьенды и в конце поинтересовался, какой сюрприз оставил ему капрал Грегорио Ромеро.
— О, этот огромный человек прибыл вчера вечером с двумя телегами камня и одним индейцем. Что именно вы считаете сюрпризом, сеньор капитан? — заулыбался управляющий.
— Камень — это хорошо, а вот индеец — это уже интересно. Камень послезавтра предложите губернатору, когда пойдёте обсуждать с ним мою долю в оплате поминальной мессы. Да поторгуйтесь хорошенько, тем более, что денег он всё равно не даст, будет требовать в долг, — Анри посмотрел на прикивывавшего сеньора Хакоба и не сдержал улыбки, видя, как тот довольно потирает руки в предвкушении будущего торга. «Да, несладко будет губернатору! Не удивлюсь, если ему придётся пообещать за камень цену изумрудов!» — позлорадствовал Анри, понимая, что обещанные графом Альменара деньги он получит нескоро. — А где индеец?
— Я поручил рабочим приглядывать за ним. Должно быть, они закрыли краснокожего в своём бараке. Желаете его видеть, сеньор капитан?
— Да.
— Фебе! — закричал управляющий, открыв дверь в тёмный коридор.
— Не надо, сеньор Хакоб, не беспокойте дочь. Отведите меня туда сами, — остановил его Анри.
Лицо старика выразило огромное неудовольствие, но возразить своему сеньору он не посмел и лишь приказал явившейся на зов дочери зажечь фонарь.
Когда из дома вышла небольшая процессия во главе с сеньором Хакобом, освещавшим путь тусклым светом фонаря, ворота уже были заперты, а повсюду царила тишина. Анри огляделся, ожидая, что из темноты к ним кинутся выпущенные охранником псы, но вместо трёх огромных алано/163/ к свету бесшумно приблизился его пеон Серхио, вот уже третий год отрабатывающий долг ночным сторожем.
— Не волнуйтесь, сеньор Анри, — просипел он, — сеньорита Фебе предупредила меня, что вы тут, так что собак я не выпускал,
— Хорошо, Серхио. Приготовь для меня факел и жди у ворот, — ответил Анри и подумал, что обязательно возьмёт к себе Фебе экономкой, как только построит дом.


/162/ До начала XIX века, когда появились обученные для ухода за больными сёстры милосердия, позднее названные медицинскими сёстрами, уход за больными в больницах и госпиталях осуществляли монахи или, чаще, монахини из близлежащих монастырей. В Латинской Америке в XVII веке эта обязанность лежала, в основном, на монашках кармелитках, францисканках и концепционалистках. Концепционистки (исп. Сoncepcionistes), или Орден Непорочного Зачатия (лат. Ordo Immaculatae Conceptionis) — женский институт, посвящённый жизни в Римско-католической церкви, основанный в 1484 году в Толедо.
/163/ Испанский алано (исп. alano español) – древняя порода собак внушительного вида. Для завоевания Америки испанские конкистадоры привезли с собой около тысячи этих собак. Аланские собаки так же участвовали в боях против индейцев, получали жалование и различные регалии.

Отредактировано Agnes (30-11-2018 20:27:48)

+1

200

Agnes написал(а):

Ужин прошёл без разговоров: обсуждать дела во время еды было непринято,

Раздельно не принято

Agnes написал(а):

К тому же уже начали свозить трупы ваших солдат, погибших сегодня во время боя в крепости.

Предлагаю тела. Про своих всё же говорит...

Agnes написал(а):

— Приблизительное. По подсчётам сестёр-концепционисток/162/ их более семисот и из них около сотни тяжёлых, из которых едва половина доживёт до утра. Госпиталь переполнен, хирурги не успевают оперировать. Кроме того поступило сообщение о тяжёлом ранении коменданта крепости сеньора Доминго и военного инженера сеньора Луиджи.

Не принципиально, но близкий повтор - можно заменить на опасном

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря - 2