Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря - 2


Повелитель моря - 2

Сообщений 221 страница 230 из 264

221

Сидела, думала-думала, и переписала немножко этот фрагмент. Вот так лучше будет:
"Конечно же, люди не толпятся на одном месте все сразу, а распределены, как и пушки, в основном, на трёх палубах или, как они их называют, деках. Между орудийными палубами и трюмом есть ещё одна. Она находится под уровнем ватерлинии. Англичане называли её опердек, а испанцы — сойядо. Там нет естественных источников света и очень тяжёлый воздух из-за плохой вентиляции. На ней, помимо каморки, где спит часть матросов — кубрика, и отсеков для груза, который может испортить сырость трюма, оборудованы клетки для пленных. Думаю, для тех, кто там проведёт пару дней, это наказание уже само по себе, хотя, возможно, они к этому более привычны, чем я, и для них это не так страшно. Ну а в трюме уже никто не живёт, кроме крыс."?

+1

222

212

Agnes написал(а):

Есть ещё ниже палуба под уровнем ватерлинии,

Предлагаю:

Agnes написал(а):

Есть ещё палуба ниже уровня ватерлинии,

214

Agnes написал(а):

— Даже не знаю — завидовать тебе или сочувствовать, — покачал головой мужчина. тире Хотя, наверное, всё же завидовать.

Agnes написал(а):

что собиралось в горшки, выливалось в озеро, окружавшее замок и служившее, мимо иного, источником питьевой воды,

кроме прочего
помимо всего

+1

223

SergV написал(а):

212
Agnes написал(а):

    Есть ещё ниже палуба под уровнем ватерлинии,

Предлагаю:
Agnes написал(а):

    Есть ещё палуба ниже уровня ватерлинии,

Так я же этот абзац целый переписала и предложила новый вариант в сообщении 221. Сейчас я это в основной текст вставлю.

Остальное подправила. Спасибо!

0

224

Вчера на одном из сайтов. где я стала публиковать свой роман, раскритиковала (как мне кажется, совершенно справедливо) в первом эпизоде главы 3 странное молчание пушек крепости. Я всю ночь не спала, сидела, переделывала...   http://read.amahrov.ru/smile/write.gif  Может, кто-то выскажется по поводу исправленного?..   http://read.amahrov.ru/smile/blush2.gif 

Глава 3
01.
Полуденное солнце слепило и раскаляло землю. Белиз обезлюдел. В горячем воздухе витала не присущая этому времени дня умиротворённость, а страх. Он загнал жителей в храм, где в совместной молитве богатые и бедные просили Господа и святую Деву защитить город от вероотступников. Тех же, кто остался дома, страх заставил наглухо запереть засовы на дверях и оконницах, разносясь над крышами строений тревожным звоном соборного колокола.
Когда в феврале 1652 года молодой моряк Анри Верн впервые ступил на пирс Белиза, форт Сан-Педро уже щетинился в сторону моря десятком двадцатичетырёхлибровых/125/ пушек, доставленных из Веракруса. Спустя год его батареи были усилены двумя сорокавосьмилибровыми трофейными орудиями, любезно подаренными городу уважаемым торговцем сеньором Анри, обнаружившим их в трюме французского транспорта после удачного абордажа. Эти монстры шевалье Филипп де Лонгвильер де Пуэнси отправил из Сент-Кристофера/126/ на Мартинику чтобы для улучшения обороны острова усилить форт Сент-Пьер.
А три года назад, когда Белиз только-только получил статус города, а интендант граф Альменара стал губернатором, ему пришлось отбиваться от очередного нападения большой эскадры приватиров. Форт и немногочисленный городской гарнизон стоически защищали город, но лишь своевременное появление Птичьей армады спасло испанцев от поражения. Новоиспечённый губернатор так убедительно разъяснил генерал-капитану Юкатана какой невообразимой потерей будет для Короны утрата Белиза в сравнении с расходами на усиление его обороны, что получил от дона Диего не только тридцатишестипушечный галеон «Богоматерь Розария», но и деньги для постройки на левом берегу Ревущего потока крепости Сан-Хуан-де-ла-Крус и более сведущего в фортификационных делах, чем сеньор Рикардо, военного инженера. Тогда же кабильдо большинством голосов принял предложение сеньора Альвареса нанять экипаж на переданный губернатору сеньором Анри Верном двадцатипушечный пинк «Орка», выделив для его содержания отдельную главу расходов. И вот сейчас, усиленная недостроенной крепостью, оборона города испытывалась на прочность врагом…
Ворота, ведущие в порт и обычно распахнутые настежь, были сейчас наполовину прикрыты. Проехав открытой створкой, Анри миновал двух караульных. Стараясь не терять из виду вверенный им пост, они стояли на улице, всматриваясь в сторону крепости, над которой больше не реял испанский флаг. Глянув на всадника, они лишь недоумённо переглянулись и вернулись к своему занятию. Пришпорив коня, Анри поскакал к пристани. Всегда оживлённая припортовая улица сейчас была безлюдна. Двери складов, трактиров и борделей были закрыты. В порту тоже было пусто — ни людей, ни кораблей. Въехав на пирс, Анри осмотрелся и прислушался. Севернее, со стороны крепости, доносилась далёкая канонада.
Со своего места он мог видеть возвышавшуюся над крепостной стеной южную батарейную башню, повреждённую ядрами. Фрегат, над грот-мачтой которого развевался флаг Содружества/127/, а на кормовом флагштоке реял «Юнион Джек» на синем фоне/128/, обстенив/129/ паруса, бегло бил по крепости с левого борта.
Анри, вслушиваясь в канонаду, разглядывал Сан-Хуан-де-ла-Крус, надеясь увидеть облака порохового дыма ответных залпов. Однако долетавшие до его ушей уханье неслось лишь со стороны залива — вражеские корабли, чьи мачты возвышались над крепостной стеной, обстреливали северную башню.
«Почему крепость молчит? — словно набат, зазвенело в мозгу. — Ведь ещё не пала, раз англичане продолжают вести огонь… Неужто все пушки разбиты? Сколько их было? По шесть на каждой батарее? — мысли кружились водоворотом. — Да нет, вряд ли. Скорее стрелять из них некому… — Вдруг новая мысль больно резанула сознание: — Если пушки целы, а англичане возьмут крепость, они обратят их против города!» — сердце защемило, и он вновь оглядел крепость, внутренне содрогаясь, что вот-вот увидит над ней Английский флаг. Но ничего нового не заметил и устремил взгляд на юг.
Форт Сан-Педро был чуть более семисот пасо южнее порта, и его главной задачей было защищать морские ворота города. Прислушавшись, среди множества пушек разных калибров Анри уверенно распознал громогласное уханье французских орудий, когда-то переданных им форту. К сожалению, разглядеть детали боя было невозможно — маяк Птичьего острова и плотные клубы бело-сизого дыма надёжно скрывали цельную картину происходящего. Интенсивность стрельбы говорила о том, что бой был в самом разгаре. Глядя на мачты, поднимавшиеся над «туманом войны» выше остальных с развевающимися золотым солнцем на синем полотнище и флагом Испании, Анри был уверен, что они принадлежали «Альбатросу».

Дальше не публикую, т.к. там текст без изменений. Да, ещё в начале раньше был экскурс в историю Белиза, но по совету той же читательницы я его переместила в первую главу, т.к. "сильно тормозило действие"...

Отредактировано Agnes (06-12-2018 14:35:02)

+1

225

Глава 3.
14.

Анри пришлось довольно долго ждать под дверью у дома Фернандо. Всё это время его не оставляла мысль вернуться к тюрьме. Он ещё обдумывал варианты наиболее убедительного разговора с охранниками, когда за дверью послышался шорох. Взвизгнула задвижка, открылось смотровое окошко, и чьи-то глаза пытливо уставились на позднего визитёра, пытаясь в свете фонаря разглядеть его лицо.
— С тех пор, как вы видели меня в последний раз, я ничуть не изменился! — решил ускорить процесс опознания Анри.
Услышав знакомый голос, слуга отпрянул от окошка, и оно закрылось. Зато тут же заскрипели дверные засовы.
— Входите, сеньор, — услужливо распахнул дверь Эмилио.
— Идальго дома? — поинтересовался Анри, идя за пожилым слугой в свою комнату.
— Нет, сеньор. Как вчера вечером ушёл, так до сих пор и не вернулся, — с нескрываемой печалью ответил слуга.
— А что сеньора Селия?
— Сеньора только к ужину вернулась из собора и сразу после трапезы ушла спать.
— Ну что же, я последую её примеру после того, как умоюсь. Вы ведь найдёте для меня немного тёплой воды, Эмилио? — спросил Анри слугу, пока тот зажигал свечи в его комнате.
— Да, сеньор, но вам придётся немного подождать. Желаете пока поужинать? Могу подать вам хлеб, сыр и колбасы, — заботливо предложил слуга.
— Нет, я сыт. Всё, чего я сейчас желаю — это смыть с себя пороховую копоть и завалиться спасть в чистую уютную постель.
Эмилио понимающе кивнул:
— Хорошо, сеньор. Я скоро вернусь, — и вышел.
В ожидании тёплой воды Анри разделся и, вынимая из своего сундука чистое бельё, заметил бревиарий, подаренный контессой Исабель. Взяв его в руки, он невольно вспомнил, как вспыхнули радостью глаза девушки, когда она услышала его согласие принять приглашение графа Альменара на торжественный обед. Следом пришла мысль о том, что он обещал дочери губернатора откровенно рассказать о своих чувствах к ней. «Как сказать влюблённой девушке, что она нелюбима? — задумался Анри и почувствовал, как жалость, словно поток морской воды в пробоину, хлынула в его душу. — Господи, будь к ней милосердным! Или вложи любовь в моё сердце или не допусти этого разговора!» — вознёс он молитву к невидимому богу, подняв вверх глаза и прижав к груди молитвенник.
Вымывшись, Анри отдал слуге грязную одежду и, вложив ему в руку песо, попросил доставить вещи прачке и позаботится о том, чтобы потом их отправили на «Победоносец». Когда за Эмилио закрылась дверь, Анри опустился на колени перед серебряным Иисусом, распятым на кресте из эбенового дерева, и, завершив вечернюю молитву, поблагодарил сына божьего за чудесное спасение города и с чувством исполненного долга задул свечу. Сладостно растянувшись на тонкой льняной простыне, он прикрылся атласным покрывалом и почти мгновенно уснул крепким сном праведника.
***
Проснувшись, по обыкновению, с первыми лучами солнца, Анри неспешно оделся, завершив облачение роскошным камзолом и бархатными туфлями с серебряными пряжками. Вместо бережно уложенной в сундук сабли нацепил на перевязь дорогую толедскую роперу и, покрутив в руках простреленную шляпу, насадил её на голову и вышел в коридор. С противоположного конца доносились рыдания сеньоры Селии. Обеспокоенный услышанным, он направился в кабинет Фернандо, откуда через незакрытую дверь и был слышен плач.
Заглянув вовнутрь, Анри увидел подёргивающиеся в такт всхлипываниям плечи женщины, уткнувшийся в широкую грудь мужа. Обхватив руками шею супруга, простоволосая и босая, лишь в длинной белой рубахе, она показалась Анри спустившимся на землю скорбящим ангелом. Фернандо стоял посреди комнаты с перевязанной головой и молча гладил жену по длинным русым волосам. На повязке, отложном воротнике, камзоле и пышных манжетах рубашки проступала бурыми пятнами кровь.
Повернувшись на звук шагов, он увидел стоящего в дверях друга и со словами: «Ну всё, хватит!» — отстранил от себя жену, взяв её за плечи. Сеньора Селия, тут же перестала плакать и обернулась. Увидев Анри, она смутилась и быстро покинула кабинет, закрывая заплаканное лицо руками. Фернандо же, раскрыв объятья, шагнул навстречу другу:
— Как же я рад видеть тебя живого и во здравии! — радостно зарокотал он.
— Я бы хотел сказать тебе то же самое, но моя радость омрачена видом твоей крови, — ответил Анри, обнимая великана.
— А, пустяк, но досадный, однако! Да и не вся она моя, — поморщившись, сказал коммодор. — Это отродье даже стрелять как следует не умеет!
— Ты бы должен был благодарить за это Небеса, а не ворчать, — удивился искреннему недовольству друга Анри.
— Да как же я теперь с укороченным ухом буду? Засмеют ведь все! — продолжал ворчать Фернандо.
— Так тебе что, ухо отстрелили? — с облегчением выдохнул Анри. — А я-то уж было подумал, что тебе дыру в голове сделали!
— Ну, не целое, только самый верх, но кровищи было! — уже успокоившись, развёл руками великан.
Анри улыбнулся:
— Ничего, под шляпой видно не будет, — и уже серьёзно добавил: — Расскажи мне про вчерашний бой.
Коммодор кивнул и вышел в коридор. До Анри донёсся его громогласный голос, отдающий распоряжения слуге. Вернувшись, Фернандо прикрыл дверь и, подхватив друга под локоть, подвёл его к дивану, предлагая сесть. Усевшись рядом, он ненадолго погрузился в раздумья, решая, с чего начать.
— Я позавчера вечером зашёл к Сандро. Накануне в Белиз заходил транспорт из Веракруса, а у меня ведь «Сапсан» без мастера — Хулио после пьяной драки богу душу отдал. Вот я и решил посмотреть — вдруг затесался кто подходящий. Да кроме нашего Энрике никого стоящего там не было. Ну, выпили мы с ним, пожаловались друг другу, что с людьми сложно. Я уже собирался уходить, когда в трактир ввалился какой-то рыбак. Поставил перед Сандро полную корзину лангустов и потребовал выпить, заявив, что этот улов чуть не стоил ему жизни. Видел бы ты, как тряслись его руки! Он едва пиво не расплескал, пока пил! Само собой, и я, и многие другие проявили интерес и потребовали подробного рассказа. Уговаривать нам его не пришлось — он и сам горел желанием поделиться. Начал он с того, как отправился проверить ловушки в бухте Сибун. Добыча была столь велика, что трудяга провозился до темноты. Только когда небо стали разрезать молнии, он понял, что пора домой. Стал ставить парус и тут увидел чудовищный, абсолютно тёмный огромный корабль, надвигавшийся прямо на его лодку. Бедняга испугался так, что чуть за борт от страха не выпал. Он от деда своего, тоже рыбака, ещё в детстве наслушался всяких рыбацких баек. Вот и решил, что это бог моря послал на него восставших из глубин мертвецов, дабы наказать за жадность. Ну, дальше было о том, кому и как он молился, выкидывая оставшиеся не установленными ловушки, и как домой добирался. Да только я уже не очень слушал: начал догадываться. Когда же он дошёл до того, как в проблесках молний увидел поднимающиеся из воды другие тёмные корабли, мне окончательно стало ясно, что это никакая не армада утопленников, а, должно быть, пираты скрытно подбираются к городу. Тут ввалился Дельгадо — ты должен помнить, это капитан «Чайки». Я подумал и послал его заменить на бой мастера на «Сапсан»: там капитан вообще местных вод не знает, а Дельгадо человек опытный. Потом я разослал всех, кто был в трактире, по гостиным дворам и борделям поднимать экипажи обеих армад по тревоге. Энрике, узнав, что «Чайка» осталась без капитана, попросился на бриг. Предложил оставить «Победоносец», стоящий в доке без пушек, на идальго де Брисуэлу. Я согласился. В трактире делать больше было нечего и я отправился в форт, разделить свои опасения с сеньором Франсиско. Комендант пообещал информировать губернатора и усилить наблюдение за морем, я же двинулся на «Альбатрос». К сожалению, мы успели подготовиться к бою лишь к рассвету, но к тому времени враги уже успели пройти мимо нас, воспользовавшись норд-тень-вестом, который подняла гроза. На рассвете часть их кораблей, лавируя, отправилась дальше, к крепости, а остальные попытались забрать у нас ветер и закрыться нами от фортовых пушек. К счастью для меня, с «Орки», вернувшейся из крейсирования только накануне вечером, не успели снять пушки, а «Воин» и «Отважный» уже вышли из дока и стояли на рейде, более или менее готовые к бою. Первой снялась с якорей «Орка» и пошла навстречу приватирам. У них было больше кораблей, и они, развернувшись, шли на нас полным ветром.

Отредактировано Agnes (12-12-2018 12:55:10)

+3

226

Глава 3.
14. (Продолжение).

Бедняге пинку здорово досталось, да и «Альбатросу» было не просто — дав залпы картечью, эти койоты бросились на абордаж сразу тремя кораблями. Знали, мерзавцы, что у нас снимают пушки на усиление укреплений, пока мы в порту, и что на кораблях остаётся лишь пара офицеров, немного опытных матросов и охранники. Я видел в зрительную трубу их радостные рожи, ожидающие богатый приз. Да не тут-то было! — блеснув глазами, недобро усмехнулся коммодор. — Видя это, мне на помощь отправили абордажников с «Коршуна» и «Сапсана» на баркасах. Да и «Беркут», успевший тоже сняться с якоря, встал бейдевинд и открыл по приватирам огонь. Чуть позже подоспели «Воин» и «Отважный». Им довольно быстро удалось «пустить под горизонт» один из фрегатов, а «Чайка» с «Оркой» вели перестрелку с пиратским пинком. К тому моменту, когда взявшие нас на абордаж два фрегата уже остались без флагов, а бой перекинулся на бригантину, притянутую к одному из этих приватирских кораблей. Ещё одна бригантина получила от галеонов пробоину прямо над ватерлинией и начала гореть. Это отродье воспользовалось ею как брандером/167/ и направило на «Альбатрос». Даже если бы я увидел горящую бригантину сразу, нам бы это не помогло — мы были крепко сцеплены с приватирскими фрегатами, и моё сердце сжалось от надвигающейся неизбежности, — Фернандо сжал руку в кулак и посмотрел на него, словно это и было его сердце. — Но у меня даже не было времени оплакивать мой корабль — мы оттеснили этот английский сброд на первую бригантину, и они бились отчаянно, словно крысы, загнанные в угол. Добивая последнего, я услышал ужасающий треск ломающегося дерева гибнущих кораблей, — громкий голос коммодора внезапно стих.
Анри, облизав пересохшие от напряжения губы, глухим голосом бросил:
— Не томи!
Фернандо, глубоко вздохнув, резко выпустил воздух и продолжил:
— Капитан «Воина», видимо, вовремя оценил ситуацию и решил спасти флагман Птичьей армады. Он приказал выбросить порох за борт, а что не успеют — залить водой. Затем поручил всем покинуть корабль, а сам взялся за колдершток/166/, направляя галеон на перехват брандеру. Услышав это, Анри перекрестившись, попросил бога простить все грехи сеньору Пабло Эскобар Мартинесу — креолу из Сан-Хуана, найдя ему место в Райском саду за его доблесть.
— Погоди ещё его хоронить. Боцман «Воина» успел-таки вытащить своего капитана с горящего корабля, а из воды их потом «Сокол» подобрал. Хуан-Мануэль мне уже успел доложить, что жив капитан Пабло. Ранен, обгорел немного, но жив. В госпитале он, — ободряюще хлопнул друга по колену идальго.
Анри, вытерев испарину, укоризненно покачал головой:
— Что ж ты из меня жилы-то тянул? Уж не в комедианты ли решил податься?
Теперь обиженный вид принял Фернандо:
— Ну, если тебе не нравится мой доклад, можем на этом и закончить!
— Ладно, что дальше было? — примирительно спросил Анри.
— Да после этого почти ничего особенного — те, кто из приватиров ещё оставался на плаву, обошли нас и полным ветром побежали в сторону бухты Сибун. Одного из них успел перехватить «Орёл» и взял на абордаж. Да там и людей особо не было, они, как только наши на борт этого флейта полезли, сразу же сдались. А за остальными «Сокол» и «Беркут» погнались. Ну и я, как только смог, решил поучаствовать. Двух мы-таки отправили на «вечный рейд», но одному из фрегатов всё же удалось уйти. Думаю, как только подлатаем корабли да людей доберём, пора будет к лорду Хэмптону наведаться.
— Сначала надо будет опять Роатан зачистить. Вот как в себя придёшь, так этим и займись, — не колеблясь, ответил Анри. — Да, кстати, что за флейт?
— А это будет вторая плохая история, — сказал коммодор, поднимаясь.
Подойдя к огромному письменному столу, он взял лежащую на нём толстую книгу в кожаном переплёте и вернулся к Анри:
— Вот что там нашли.
Глядя на печальное лицо друга, Анри с волнением взял в руки пухлый фолиант и открыл обтянутую кожей обложку. На титулярном листе красивым крупным почерком было выведено зачёркнутое имя корабля на голландском: «Breukelen». Под ним тем же почерком стояло: «Fluitschip. Op 4 oktober 1655 AD voor haar eerste reis van Texel vertrokken. /168/». Ещё ниже была добавлена корявая запись на английском: «Pretty Fay/169/», которая тоже была перечёркнута и под ней было аккуратно дописано новое, испанское, имя, придуманное и вписанное в нактоузный дневник им самим: «Afortunado/170/». 
«Так вот какого «торговца» захватили приватиры!» — с горечью подумал Анри и содрогнулся, вспомнив доклад дона Себастьяна о допросе одного из захваченных приватиров, где говорилось о пытках, которым эти вероотступники подвергли команду захваченного ими флейта.
— Кто там был капитаном? — глядя на застывшее выражение скорби на лице друга, спросил Фернандо, скорее для того, чтобы развеять повисшую тишину, чем из любопытства.
— Нидерландский шкипер Хендрик Виссер де Йонг. Я рассказывал как-то тебе его историю. Ты должен её помнить.
— Уж не тот ли это капитан, который был Амстердамской Ост-Индской компанией разжалован в матросы, а его имущество конфисковано за потерю судна с ценным грузом и которого ты года два назад вместе с остатками голландской команды выловил в море?
— Он самый. Тогда же по горячим следам я и захватил этот флейт, успевший сменить имя лишь в дневнике.
Коммодор покачал головой и перекрестился:
— Пути Господни неисповедимы. Видать, на роду ему написано быть умученным пиратскими ублюдками! Дважды он от смерти ушёл, но в третий раз она его таки настигла.
Анри тяжело вздохнул и погрузился в чтение последних исписанных страниц.
— Его семья недавно перебралась из Заандама/171/ на Бонэйр/172/. Нужно будет найти её и позаботится, — прокомментировал он прочитанное, переворачивая страницу.
Фернандо, который успел уже бегло пролистать дневник, одобрительно кивнул и спросил:
— Это ты послал его с камнем в Трухильо?
— Нет, — ответил Анри. — Согласно моему приказу сеньор Хакоб должен был оставить флейт в Белизе, загрузив его камнем для дона Педро. Однако, судя по этой записи, — Анри ткнул пальцем в страницу, — хеер Хейдрике, будучи в Пуэрто-Кабальос, узнал, что, опасаясь нового нападения пиратов, губернатор Трухильо решили усилить крепость Санта-Барбара и пообещал за камень хорошие деньги. Видимо, ему удалось-таки уговорить старого маррана выдать разрешение на доставку камня в Трухильо. Похоже, они надеялись, что «Везучий» вернётся в Белиз раньше меня.
— Ну что же, давай тогда помянем его душу, и ты расскажешь мне о том, как прошёл твой поход, — с этими словами коммодор обернулся в сторону двери и позвал слугу. Тотчас же дверь распахнулась и вошёл Рамон, неся на подносе запотевший кувшин и два узких кубка венецианского стекла…


/166/ Брандер (нем. Brander) — корабль, нагруженный легковоспламеняющимися либо взрывчатыми веществами, используемый для поджога и уничтожения вражеских судов. Мог управляться экипажем, покидавшим судно в середине пути, либо сплавляться по течению или по ветру в сторону вражеского флота.
/167/ Колдершток – особый длинный рычаг, уходящий под палубу и соединённый с концом румпеля. Наклоны колдерштока приводили к повороту руля. Использовался для управления рулем на больших парусных кораблях XVI и XVII веков. Позже ему на смену пришло рулевое колесо – штурвал, который, несмотря на то что был изобретён голландцами ещё в XVI веке, не сразу проявил своё преимущество и «перебрался» с флейтов на другие суда.
/168/ Перевод с голландского: «Флейт. Отправился 4 октября 1655 года от Р.Х. для своего первого рейса из Текселя».
/169/ «Pretty Fay» (англ.) — «Красотка Фэй».
/170/ «Afortunado» (исп.) – «Везучий».
/171/ Заандам (нидерл. Zaandam) — город на западе Нидерландов, в провинции Северная Голландия.
/172/ Бонэйр (нидерл. Bonaire) — остров в Карибском море из группы Подветренных островов, входящих в архипелаг Малых Антильских островов, в 90 км севернее венесуэльского побережья. Голландцы оккупировали испанский остров в 1633 году, но лишь в 1791 году он официально вошёл в состав их владений.

Отредактировано Agnes (07-12-2018 20:14:30)

+3

227

Agnes написал(а):

Дважды он смерти уник, но в третий раз она его таки настигла.

чешский?   http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif  Предлагаю избежал

+1

228

Agnes написал(а):

К сожалению, мы были готовы к бою лишь к рассвету, но к тому времени враги уже успели пройти мимо нас, воспользовавшись норд-тень-вестом, который подняла гроза


Мне кажется, что лучше будет так: "К сожалению, мы успели подготовиться к бою...".

+2

229

Agnes написал(а):

Дважды он смерти уник,

Честно говоря не понял, что имеется в виду? Вероятно, лучше было бы использовать "избежал"?

+1

230

SergV написал(а):

чешский?   http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif  Предлагаю избежал

Если не русский, то да.   http://read.amahrov.ru/smile/blush2.gif  Спасибо, сейчас исправлю!

Череп написал(а):

Мне кажется, что лучше будет так: "К сожалению, мы успели подготовиться к бою...".

Хорошо, исправила. Спасибо!

Череп написал(а):

Честно говоря не понял, что имеется в виду? Вероятно, лучше было бы использовать "избежал"?

Уже исправила. Спасибо!

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря - 2