Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Стрелок-2

Сообщений 1 страница 10 из 600

1

Худая лошаденка с трудом тащила пролетку по булыжной мостовой, отчаянно цокая подковами. Возница – такой же худой и неказистый, как запряженный в его экипаж одр, постоянно понукал её, но, видимо, больше по привычке, чем всерьёз надеясь разогнать несчастное животное. Впрочем, его нынешние клиенты были людьми непритязательными и слишком уж стараться не стоило. Добравшись до места, извозчик натянул вожжи и сиплым голосом крикнул:
- Тпру, проклятая!
При этом он искоса поглядывал через плечо, следя за седоками, чтобы те не улизнули, не расплатившись, как, иной раз, случалось. Однако на этот раз всё обошлось.
- Прими, любезный, - протянул ему гривенник самый представительный из клиентов – по виду студент.
- Накинуть бы, барин, - по привычке заканючил возница, сняв одновременно с головы мятый цилиндр.
Но седоки, не обращая на него внимания, покинули видавший виды экипаж и дружно двинулись в ближайший двор. В воротах на них подозрительно посмотрел дворник, но тут, как на грех, лошадь, с таким трудом довезшая экипаж до места, навалила на мостовую целую кучу пахучих конских яблок. И местному привратнику пришлось, оставив метлу, браться за лопату.
Пока служитель был занят уборкой, молодые люди прошли двор насквозь и, зайдя в ближайший подъезд, поднялись на второй этаж. Студент с важным видом постучал в оббитую зеленым коленкором дверь с надписью на табличке - «Госпожа Бергъ, модистка», выбив при этом замысловатую дробь. За дверью немедля раздались шаги, щелкнул засов, и на пороге появилась миловидная барышня.
- Здравствуйте, Григорий, - с улыбкой поприветствовала она студента. – Вы нынче с друзьями?
- Добрый день, Гедвига Генриховна, - изобразил легкий поклон тот. – Как и уговаривались.
- Ну, что же мы стоим, проходите, пожалуйста.
Молодые люди вошли, и проследовали за радушной хозяйкой в гостиную, обставленную просто, но не без изящества.
- Позвольте представить вам моих спутников, - начал Григорий. – Это Максим.
Рослый детина, одетый как мастеровой, стащил с головы картуз и неуклюже поклонился.
- А это – наш Аркаша, - продолжил студент и подтолкнул вперед совсем уж молодого человека, скорее даже мальчика, в гимназическом мундире. – Я вам о нём рассказывал.
- Рада вас видеть, господа, - просто ответила девушка и протянула новым знакомым руку.
Те по очереди пожали её, причем гимназист при этом ужасно покраснел. Видимо, ему не часто удавалось коснуться особы противоположного пола. Закончив с процедурой знакомства, молодые люди стали рассаживаться за столом, но не успели они расположиться, как дверь распахнулась, и в комнату вошли еще два человека. Первым был довольно представительный господин, которого можно было принять за преуспевающего адвоката или врача, а второй была молодая женщина с решительным выражением на лице.
Все встали, приветствуя их, причем студент поздоровался с ними как старый знакомый, а остальным они представились:
- Меня зовут Ипполит Сергеевич, а это Искра! – сказал адвокат, пожимая новым товарищам руки.
- Как вы сказали? – конфузливо переспросил Аркаша. – Искра?
- Не всем нужно знать наши настоящие имена, - спокойно ответила ему женщина, вперив в молодого человека испытующий взгляд.
- Конечно… я понимаю… извините, - пробормотал ещё больше смутившийся гимназист.
- Какие новости? – спросил Григорий.
- Увы, ничего сколько-нибудь обнадеживающего я вам не скажу, - пожал плечами Ипполит. – Тирания торжествует и борца за народное счастье ожидает виселица!
- Сволочи! – глухо пробормотал Максим и сжал пудовые кулаки.
- Хуже другое, - нервно заявила Искра. – Жертва эта будет напрасна! Всё зря!
- Почему вы так говорите? – возмутился студент. – Пусть покушение не удалось, но наш товарищ показал пример бесстрашия и…
- И промахнулся!
- Попасть с двадцати шагов – не такое простое дело!
- А что мешало ему подойти ближе и выстрелить в упор? Я же говорила, что дело надо поручить мне!
- Не горячитесь, товарищи, – остановил перепалку адвокат. – Криком мы ничего не добьемся. Хотя, Искра права. Если бы нашелся решительный и хладнокровный человек, сумевший подойти достаточно близко…
- Нужно ещё, чтобы он умел стрелять! – негромко заметила Гедвига.
- Что вы имеете в виду?
- Ничего, - пожала плечами барышня. – Просто для всякого дела нужен навык и стрельба, в этом смысле, ничем не отличается от адвокатуры или любого другого занятия. Вам нужно просто найти такого человека, который не испугается и не промахнётся.
- И где же вы видели таких людей? – удивлённо воскликнул гимназист.
- На войне, - просто ответила хозяйка квартиры. – Правда, это был один человек, но он действительно никогда не промахивался.
- Вы были на войне?!
- Вот уж не думала, что среди ваших знакомых был бретёр! – хрустнула пальцами Искра.
Присутствующие дружно уставились глазами в женщин, невольно сравнивая их между собой. Обе они были молоды, стройны и красивы, но каждая по-своему. Гедвига была брюнеткой, тщательно и со вкусом одетой, как и полагается модистке. Искра была её полной противоположностью. Светло-русые волосы были гладко зачесаны назад, строгое темно-серое платье лишено каких-либо украшательств, подчёркивая, что её владелица натура целеустремленная и не собирающаяся тратить время на всякие глупости.
- Нет, это был простой солдат, - ответила ей хозяйка квартиры и в её голосе прозвучала лёгкая горечь.
- И где же он теперь?
- Не знаю. Кажется, где-то в Рыбинске, а может, ещё где.
- Н-да, мудрено будет сыскать человека, да и надо ли?
- Вам виднее, Ипполит Сергеевич…. Кстати, господа, неугодно ли чаю?
- Было бы недурно! – оживился студент. – А то мы с товарищами голодны как волки.
- Тогда вы должны помочь мне с самоваром. Обычно я его не ставлю, поскольку греть ведро воды, когда нужна одна чашка, право же – расточительство. Но нынче у меня столько гостей, что ведро будет в самый раз.
- Барышня, а давайте я, - выступил вперёд Максим. – Оглянуться не успеете, как самоварчик поспеет. Я в этом деле мастак!
- Сделайте одолжение, - улыбнулась Гедвига. – Пойдемте, я покажу вам кухню.
- Что ты обо всём этом думаешь? – тихонько спросила Искра Ипполита, когда хозяйка с помощником вышли.
- Не знаю, прежде она не говорила мне о подобных знакомствах.
- Ты ей доверяешь?
- А почему нет?
- Не знаю, какая-то она…
- Уж не ревнуешь ли ты?
- Что за глупости!
- Прости, но это ты говоришь глупости. Гедвига – хороший и надежный товарищ. А если не хочет выглядеть синим чулком, так это потому, что профессия у неё такая! Кстати, она очень недурная модистка и пользуется популярностью. Это может помочь в нашем деле.
- Ты поэтому дал ей денег на открытие мастерской?
- И поэтому тоже. Довольно. Мы привлекаем ненужное внимание. Ступай к молодым людям и рассказывай им о страданиях народа. Лучше всего гимназисту, мастеровой и так всё про это знает. Нам нужны исполнители!
Молодая женщина кивнула в ответ и подошла к Аркаше. Тот внутренне поежился, но постарался приосаниться, пытаясь представить себя более взрослым.
- Вы курите? – спросила она, доставая папиросочицу.
- Нет. То есть – да, - совсем смешался тот.
- Берите, - улыбнулась Искра.
- Благодарю, - покраснев, ответил тот и протянул руку.
- Как вы думаете, - внезапно спросила женщина, - такие стрелки действительно бывают?
- Не знаю. Наверное…
- А вы могли бы стать таким стрелком?

Длинный гудок в клочья разодрал ночную тишину, давая знать мастеровым, что пора просыпаться и идти на работу. Всего гудков давалось три. Первый будил работников, второй указывал, что пора выходить из дому, а третий звучал перед тем, как заводские ворота запирались. Тут уж, как говорится, кто не успел – тот опоздал. А наказание за опоздание одно – увольнение. Вот и поторапливаются рабочие, прихлебывая пустой чай, а то и просто кипяток, заедая его коркой хлеба. Если она есть, конечно, эта корка.
Покончив со скудным завтраком, мастеровые покидают свои убогие жилища и нескончаемым потоком идут на свои фабрики и заводы. Хотя, какие они свои? У них хозяева есть, а дело рабочих – с утра до вечера трудиться на них, чтобы заработать себе и своим детям на хлеб, делая при этом богатых ещё богаче, а самим оставаясь в нищете.
Впрочем, далеко не все среди мастеровых нищие. Случается среди них и рабочая аристократия, вроде Акима Филиппова. Человек он звания хоть и самого простого – из крестьян, однако же, цену себе знает! Шутка ли, машинист парового  молота. Это вам не фунт изюму, или какой-нибудь там простой кузнец! Правда, к нынешнему своему положению шел Аким Степанович долго. Вон уж и волосы, бывшие некогда цвета воронова крыла, совсем поседели. А спина, бывшая с молодости прямой и крепкой, теперь по-стариковски сутулая. Кстати, Акимом Степановичем его сроду никто не называл. В молодости все больше Акимом, или даже Акишкой был, а к старости стал Степанычем. А вот так, чтобы вместе… рылом не вышел. Но, в своем деле он – дока! Этого не отнять.
Владелец и по совместительству директор, а также директор и главный инженер завода, господин Барановский, как-то хвастаясь перед заказчиками, показал им фокус. Снял с живота золотые часы с цепочкой, раскрыл крышку, да и положил на наковальню. А затем махнул Степанычу рукой, дескать, делай! А тому что, дернул за рычаг, и тысячепудовая баба парового молота полетела с верхотуры вниз… Казалось, что сейчас от барских часиков и мокрого места не останется, ан нет! Остановил старик свой мудреный механизм. Пётр Викторович даже побледнел маленько, хоть старался виду не подавать. Затем подошел, просунул руку под бабу, да и потянул за цепочку. Вытаскивает, а они закрыты! Затем Степаныч молот назад поднял, да и отпустил часы, или как их ещё господа называют – брегет. А хозяин-то рад-радёхонек, показал собравшимся, что на них даже царапины нет. Вот так-то, знай наших!
Степанычу тогда восхищенные его умением заказчики даже аплодировали. Ну и господин Барановский не обидел, пожаловал от щедрот своих - красненькую*. А чего? Десять рублей не всякий рабочий в месяц жалованья получает, а тут, пожалуйста, можно сказать, задарма! Филиппов тогда на радостях… нет, не то, что вы подумали, водку он, считай, и не пьет, разве что на великий праздник, и то, если угостят. Нет, он тогда дочке своей – Стеше, - платок купил красный, да не ситцевый, а чистого шелку! А ещё бусы и отрез на платье. Не поскупился!
--------------------------
#Красненькая. – Ассигнация достоинством в десять рублей.
Две радости в жизни у Степаныча. Мастер он от бога и дочь у него красавица! Жили они вдвоем. Мать Стешина померла, когда та ещё совсем маленькой была, а вдругорядь жениться машинист не стал. Жили, кстати, не плохо. Можно даже сказать – зажиточно! Домик у них был свой и даже с маленьким садом. Зарабатывал старик хорошо – без куска хлеба не сидели, как иные. А хозяйством Стеша занималась, даром, что ей от роду всего шестнадцатый год пошел.
Мысли о дочери всегда радовали старика и в фабричные ворота он, в отличие от прочих мастеровых, вошел с улыбкой. В отличие от него, лица у прочих мастеровых были хмурыми, а иной раз даже угрюмыми. Ну, а чего им радоваться-то? Работать надо!
С началом рабочего дня заводские стены заполнил гул. Громко бухал молот, гудели станки, да пыхтела паровая машина, приводившая их в действие. Заказов у предприятия Барановского хватало. Военному и морскому ведомствам нужны были зарядные трубки, станки для артиллерийских орудий, снаряды и многое другое. Война хоть и недавно кончилась, но за её время запасы у российских военных изрядно сократились, и теперь требовалось их срочно восполнить.
Впрочем, было на заводе место, куда шум практически не доставал. Это был кабинет Пётра Викторовича, служивший ему заодно и чертежной мастерской, и аудиенц-залом, и всем, что бы ни понадобилось хозяину. Сейчас он принимал в нем своего  двоюродного брата и по совместительству совладельца, только что вернувшегося в Петербург из очередной поездки.  Владимир Степанович был на восемь лет младше своего родственника, но уже успел стать довольно знаменитым изобретателем в области военной техники.
- Наконец-то ты вернулся, - озабочено сказал Барановский-старший, нервно потирая руки. – О тебе не раз уже справлялись из министерства.
- Что у них там ещё стряслось?
- Точно не знаю. Кажется, возникли проблемы со снарядами к пушке твоего изобретения. Гильзы у них помялись или что-то вроде этого.
- Это всё из-за небрежного хранения.
- Может и так, но ретроградов из ведомства генерал-фельдцейхмейстера убедить в этом будет весьма непросто!
- Конечно! С картузами такого не случается, - не без сарказма в голосе воскликнул Владимир, как будто кого-то передразнивал.
- А я тебе говорил, что для твоих, как ты их называешь… Унитарных патронов? Так вот – их время ещё не пришло! Теперь эти кувшинные рыла тебя с потрохами съедят!
- Ну, полноте, кузен. Всё не так плохо. Моряки нашу пушку на вооружение приняли, военные от горных орудий тоже вряд ли откажутся, так что без заказов мы не останемся.
- Но всё же тебе лучше утрясти все спорные вопросы с министерством, и не откладывая!
- Разумеется. Завтра же займусь этим.
- Ну, вот и славно! Кстати, ты так и не рассказал, куда и зачем ездил?
- О, кузен. Я все-таки привез его!
- Его – это кого? – вопросительно изогнул бровь Пётр Викторович.
- Весьма необыкновенного человека!
- Право, ты меня интригуешь!
- Нисколько. Помнишь, я тебе рассказывал о солдате-изобретателе?
- Того, что предложил новую конструкцию митральезы? Как же, как же, помню.
- Так вот, я его привез!
- Ты говоришь так, будто речь идёт, по меньшей мере, о заморском королевиче.
- Ну, королевич – вряд ли, но человек он явно не простой. Во всяком случае, слухи о его родстве с одной аристократической фамилией ходили.
- И где же ты нашел, этого… аристократа?
- Не поверишь, в Рыбинском околотке!
- Э…
- Да-да, в полиции. И вытащить его было не самым простым делом, уж ты мне поверь.
- Что же он натворил? Хотя, нет, мне это совсем не интересно, скажи лучше, зачем он тебе нужен?
- Ах, кузен, сейчас ты сам всё поймешь, - загадочно улыбнулся Владимир и, выглянув на секунду из кабинета, пригласил войти внутрь престранного субъекта.
Вошедший был довольно молодым человеком, худощавого телосложения, однако, при более пристальном взгляде можно было предположить, что он обладает недюжинной физической силой. Темные волосы его были коротко острижены, а на верхней губе росли щегольские усики. Одет он был скромно, чтобы не сказать бедно. Из-под кургузого пиджачка мышиного цвета выглядывала косоворотка, а тёмно-зеленые, почти черные, шаровары были заправлены в добротные сапоги. На голове его был почти щегольской картуз, впечатление о котором портил сломанный лаковый козырёк. А довершал образ багровый синяк под глазом. При всём при этом, незнакомец вел себя совершенно невозмутимо, как будто с равными.
- Здравствуйте, - вежливо, но вместе с тем без тени подобострастия  в голосе поприветствовал он фабриканта, и протянул ему руку. – Меня Дмитрием зовут.
Пётр Викторович общался с людьми самых разных кругов, от аристократов до мастеровых, поэтому его было трудно чем-либо удивить. Пожав протянутую ему ладонь, он сухо кивнул новому знакомому на стул и сел сам. Тот воспринял приглашение как само собой разумеющееся и удобно устроился на предложенном ему месте. При этом он не вальяжно развалился, как Владимир, и не присел на краешек, как это сделал бы любой приглашенный к хозяину мастер или рабочий, а именно что удобно устроился.
- Как добрались? – нейтрально поинтересовался фабрикант.
- Нормально, - пожал плечами Дмитрий.
- Первым классом, - улыбнулся уголками губ Владимир.
- Где остановились?
- Да, пока нигде.
- Ах, да, вы же с дороги прямо сюда. Ну и как вам столица?
- Так я её и не видел. Вокзал только, да спину извозчика.
Младший Барановский с удовольствием рассмеялся от подобной непосредственности. Затем, посерьезнел и, стараясь быть убедительным, начал говорить:
- Кузен, Дмитрий Николаевич, несмотря на свой не слишком презентабельный вид, человек, в некотором роде, замечательный и даже талантливый. Именно ему принадлежит идея митральезы, в которой перезарядка осуществлялась бы от работы выстрела.
- Понятно. Ты все же не оставил этой затеи. Нет, в теории она, разумеется, остроумна, но…
- А на практике, значит, нет? – резанув фабриканта острым взглядом, спросил новый знакомый.
- Видите ли, молодой человек, я не первый год занимаюсь своим делом, и у меня большой инженерный опыт. В настоящее время подобный механизм я полагаю совершенно невозможным.
- У вас найдется винтовка Спенсера или Винчестер? – прервал его Дмитрий.
- Что, простите?
- Я спрашиваю, нет ли у вас магазинной винтовки с рычажным затвором?
- Э… Есть.
- Дайте мне её, и я до завтра сделаю вам действующий образец, перезаряжающийся энергией выстрела.
- Однако! Что, прямо вот так и сделаете?
- Ну, мне понадобятся некоторые материалы и помощь ваших слесарей, но много времени переделка не займет. Не бойтесь, ни одна винтовка в процессе модернизации не пострадает.
- Забавно. Хотя, почему бы и нет. – Барановский-старший решительно встал и, открыв стоящий в углу шкаф, извлёк на свет Божий карабин системы Винчестера 1873 года. – Подойдёт?
- Вполне, - встал вслед за ним Дмитрий и, взяв в руки оружие, стал внимательно рассматривать его.
- Встречали такой?
- Такой – нет. У турок всё больше 1866 года встречались под патрон кольцевого воспламенения.
- Это в какой-то мере более совершенный образец. Усовершенствованный механизм, стальная коробка...
- Хорошая вещь! – одобрительно заявил молодой человек. – Можно приступать?
- Извольте, - согласился Пётр Викторович и пригласил гостя следовать за ним в цех.
- Кузен, а что это вы карабин при себе держите? – удивленно спросил двоюродный брат. – Неужели случилась такая надобность…
- Господь с тобой, - усмехнулся фабрикант. – Механизм заедать стал, вот и взял с собой. Починить – починили, а забрать всё времени не было.
Появлению хозяев в цеху никто не удивился. По-видимому, они были там частыми гостями. Разве что мастер бросил объяснять что-то одному из рабочих и суетливо подбежал к господам.
- Чего изволите? - громко спросил он, стараясь перекричать гул.
- Вот что, Никодимыч, этого молодого человека зовут Дмитрием. Дай ему в помощь хорошего слесаря, да проследи, чтобы ему не мешали, да потребными материалами обеспечили!
- Слушаю-с, - угодливо согнулся он и повел нового знакомого за собой.
Оставшись одни, Барановские переглянулись и старший громко заявил младшему:
- Послушай, Владимир. Этот твой «изобретатель» либо гений, либо – наглец!
- И то, и другое, кузен! – со смехом отвечал ему Владимир.
Новый знакомый не обманул. Переделка была осуществлена довольно быстро и свелась к установке под цевьем карабина металлического штыря, соединенного тягой со скобой Генри. С другой стороны, перед дульным срезом помещалось кольцо, а возвратно-поступательные движения обеспечивались навитой вокруг него пружиной.
- Это всё? – недоверчиво спросил Пётр Викторович, когда его позвали в цех.
- Нет, что вы, - устало усмехнулся Дмитрий. – Ещё патроны нужны и, возможно, регулировка.
Получив требуемое, он зарядил укрепленное в тисках оружие и, убедившись, что на линии огня никого нет, нажал на спуск. Винтовка выстрелила и вырвавшиеся на свободу пороховые газы заставили дернуться кольцо, а вместе с ними и штырь с тягой. Та, в свою очередь, потянула за скобу, и оружие перезарядилось, выбросив отстрелянную гильзу. Сделав ещё пару выстрелов и убедившись, что механизм работает как надо, «изобретатель» ухмыльнулся и, нажав на спуск ещё раз, не стал его отпускать. «Бах-бах-бах» и карабин, на глазах изумлённой публики, выпустил весь магазин.
- Примерно так!
- Чёрт возьми! – только и смогли сказать в ответ Барановские.
Рабочие и мастер, помогавшие в работе, тоже заметно воодушевились, но говорить ничего не стали, очевидно, не желая оскорблять господский слух приличествующими случаю выражениями.
- Простите, Дмитрий, как вас… - спросил Пётр Викторович, когда демонстрация закончилась, и они вернулись в кабинет.
- Дмитрий Николаевич Будищев, - ещё раз представил молодого человека Владимир.
- Прекрасно. Так вот, господин Будищев, я, пожалуй, готов взять вас к себе на службу. У вас определённо светлая голова и нетривиальный взгляд на вещи. Кстати, что вы ещё умеете?
- Ну, вообще-то я электрик. В смысле, гальванёр.
- Замечательно! Вы просто находка какая-то. Теперь я понимаю, зачем мой двоюродный  братец ездил за вами в такую даль. А что у вас с документами?
- Да нормально у меня всё, если не считать, что я числюсь на действительной службе и нахожусь в отпуске по ранению. Кстати, скоро мне предстоит пройти врачебную комиссию…
- Ну, этот вопрос, я полагаю, мы решим.
- А зарплата какая?
- Как вы сказали – зарплата? Вероятно, сокращенное «заработная плата»… Интересное словосочетание и, пожалуй, верное. Ну, обычное жалованье для гальванёра составит… скажем, пятнадцать рублей в месяц. Согласны?
Физиономия Будищева достаточно ясно показала, что он думает по поводу российских предпринимателей вообще и господ Барановских в частности.
- Только для вас – двадцать! – правильно истолковал его взгляд Пётр Викторович.
- Владимир Степанович, - обратился к младшему компаньону Дмитрий, - вы говорили, будто по-немецки шпрехаете?
- Да, а что?
- А как по-ихнему будет «крохоборство»?
Услышав этот пассаж, кузены сначала остолбенели, а потом дружно расхохотались.
- Нет, я не могу, - держась за живот, смеялся фабрикант. – Положительно, вы мне нравитесь! Ладно, где наша не пропадала. Для начала положу вам четвертной, а там видно будет. За каждое ваше изобретение, нашедшее применение – премия. Соглашайтесь, больше у меня только мастера получают.
- Уговорили, - кивнул Будищев. – Для начала, так для начала. И кстати, первый образец автоматического оружия я вам уже представил. Что вы там о премии говорили?
- Да вам, как я посмотрю, палец в рот не клади! Однако же, я говорил об «изобретениях, нашедших применение», не так ли?
Договорив, Барановский-старший снисходительно улыбнулся, однако смутить собеседника ему не удалось. Молодой человек лишь пожал плечами в ответ.
- Так ведь применение найти не проблема. Генералы ведь в оружие, перезаряжаемое силой выстрела, тоже не верят? Вот и покажите им!
- Хм, как я посмотрю, у вас на всё есть ответ! – нахмурился предприниматель, но тут же улыбнулся и достал из портмоне трехрублевый билет. - Впрочем, работу вы действительно сделали, причем – в срок, так что держите.
Любой мастеровой принял бы деньги из рук хозяина с поклоном, но Будищев просто взял купюру и сунул её к себе в карман.
- Когда приступать к работе?
- Вот это – деловой разговор! Даю вам день на обустройство, а послезавтра выходите.
- Как скажете.
- Ну, вот и замечательно, - широко улыбнулся фабрикант, затем помялся, будто хотел что-то спросить, но так и не решился.
- Что-то не так?
- Нет, что вы, - смутился Барановский. – Просто… это вас в полиции?
- Фингал-то? – правильно понял вопрос Дмитрий. – Так  это отец Питирим постарался.
- Какой ещё отец Питирим?!
- Священник в нашей деревне.
- Господи, час от часу не легче! А с ним-то что?
- А что ему сделается? – пожал плечами молодой человек. – Здоровый, зараза!
- Гхм. Надеюсь, здесь вы не станете конфликтовать с церковью?
- Ни в коем разе! – Будищев сделал самое честное лицо, на какое только был способен.

Отредактировано Старший матрос (22-05-2019 22:49:56)

+41

2

Старший матрос написал(а):

- Вы курите? – спросила она, доставая папиросочицу.

Наверное - папиросницу...

0

3

Ура!!! Продолжение попаданца-циника :)))

+2

4

Будем надеяться, что ГГ поможет подпольщикам  наказать сатрапов.

0

5

Просто для всякого дела нужен навык(,) и стрельба, в этом смысле, ничем не отличается от адвокатуры или любого другого занятия.

Сейчас он принимал в нем своего  племянника и по совместительству совладельца(,) только что вернувшегося в Петербург из очередной поездки.

0

6

Про эпизод с часами я уже написал на самиздате (прижать часы можно гидравлическим прессом, но принципиально невозможно паровым молотом). А вот ещё фантастическое допущение - что народовольцы согласятся на снайпера. Техническую возможность этого они понимали, но им по принципиальным (идеологическим) соображениям необходимо было, чтобы стрелок стал шахидом. А так - не скажу про конец семидесятых, но в начале девяностых идея центрального акта была уже и широко распространена и едко раскритикована. Приличествующая случаю цитата из воспоминаний Ивана Бабушкина:

В таком настроении я подошёл к Ф.[социал-демократ, соблазнявший невинных рабочих] и в коротких словах передал ему мою беседу с народовольцем, рассказав об его плане. Он выслушал и хладнокровно ответил, что если кто хочет убить царя, то нечего об этом так много думать, а стоит только пойти на Невский, нанять хорошую комнату или номер в гостинице и застрелить царя, когда он поедет мимо. Люди воробьев убивают, неужели так трудно убить царя? Да такого здорового! Такой ответ меня положительно изумил, а ироническая усмешка на всегда очень серьёзном лице Ф. очень пристыдила, и мне было страшно досадно за мою глупую голову, занимающуюся обсуждением фантастических планов...

+6

7

рабочая аристократия, вроде Акима Филиппова. Шутка ли, машинист парового крана


Дальнейшие развлечения Акима с паровым МОЛОТОМ (а не краном) вызывают массу вопросов.

+1

8

Dimitriy написал(а):

Наверное - папиросницу...

Этот предмет назывался "папиросочница" все-таки.
Не папиросница и не папиросочица. :-)

Папиросницей же называлась дама, продававшая вразнос папиросы (см. гениальный фильм "Папиросница от Моссельпрома" с Игорем Ильинским).

+1

9

Зануда написал(а):

Про эпизод с часами я уже написал на самиздате (прижать часы можно гидравлическим прессом, но принципиально невозможно паровым молотом).

А вот тут вы ошибаетесь, хороший кузнец ловит "бабу" на противоходе, с часами фокус не видел, видел со спичечным коробком.
И вот что пишут люди примерно  того времени

Молот ударит со всей силы, если выпустить наружу пар, находящийся под поршнем; для этого проще всего опустить золотник с помощью рычага i; можно также не дать пару проникнуть под поршень, удержав заранее золотник в нижнем положении; для этой цели устроена собачка l, снабженная ручкой n и нажимаемая пружиной m. Если ручка не отпущена, то собачка сцепляется с рычагом i в моменте открытия впуска золотника; баба падает свободно; если ручку n нажать книзу, то сцепление собачки с рычагом нарушается, пар передвигает золотник кверху, проходит под большой поршень и поднимает бабу. Далее все происходит в прежнем порядке; баба ударяется роликом k о рычажок о, открывает свободный выход пару и т. д. Во время работы машинист, управляя ручкой n, регулируете ход молота, как ему угодно; самые большие молоты (до 100 т.) настолько послушны, что машинисты могут колоть ими орехи, закрывать крышки часов и т. д.

+2

10

Босечка написал(а):

А вот тут вы ошибаетесь, хороший кузнец ловит "бабу" на противоходе, с часами фокус не видел, видел со спичечным коробком.
И вот что пишут люди примерно  того времени


Про "закрыть крышку часов" я писал на самиздате. Но как сделать то, что писал автор - прижать часы бабой так, чтобы они не были повреждены, но и вытянуть их было нельзя? Можете расписать подробно, как мастер должен манипулировать рычагами?

// Устройство парового молота я представляю себе по статье http://delta-grup.ru/bibliot/37/40.htm

И, кстати, как назывался рабочий, управляющий паровым молотом (тот, кто рычагами и/или педалями орудует)? Кузнец?

Отредактировано Зануда (20-05-2019 00:24:41)

0