Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Сказка для взрослых


Сказка для взрослых

Сообщений 111 страница 120 из 144

111

Глава 52 на доработке.

Отредактировано Владимир Лисуков (23-01-2020 12:39:24)

0

112

Глава 54. Королевство Польское. Святослав.

***
     Выкрасть Магду из госпиталя оказалось просто. Дождались мессы, когда все святые отцы отсутствовали, и, завернув графиню в одеяло, отнесли её во двор больницы, где нас ждала пара иноходцев с носилками, закреплёнными между ними. Там дополнительно закутали Магду в несколько шкур и большой кусок шерстяной ткани, чтобы вся эта конструкция не развалилась по дороге.
     На выезде из города нас перехватила сотня стрельцов, вырядившихся в купеческую форму. Сотник Семён Рыбницкий, с которым мы не раз хаживали в степь, отрапортовал, что прибыл для охраны нас с братом.
     Ну, прибыл, так прибыл. Приказал им обеспечить головное и боковое охранение. Оставшимся замыкать колонну.

***
     Дорогу к замку князя Якова Вишневицкого Магда перенесла на удивление легко. Даже создалось впечатление, что ей становилось лучше по мере того, как мы удалялись от Варшавы.
     За пару километров до цели нашей поездки мы были обнаружены дружинниками князя, так что нас ожидали распахнутые ворота и местный лекарь, сопроводивший Магду, когда графиню переносили в её покои. Следом за ними увязался и Здислав. А я был обездвижен и исцелован повисшей у меня на шее Марысей. Почему-то, первый раз в жизни, стало неудобно, что с кем-то целуюсь в присутствии посторонних.
     Аккуратно отделил от себя этого задохлика и, зачем-то, погладил Чудо, как ребёнка по голове, от чего оно начало реветь в три ручья и нести какую-то непереводимую тарабарщину по-польски.
     В общем простояли на крыльце минут десять, пока не сообразил, что девушка дрожит от холода и не занёс её в огромную прихожую княжеского замка. Тут Марыся, не успев толком встать на ноги, вцепилась мне в руку и потащила в свои покои обедать.

***
     Марысина гостиная удивила какой-то изысканной простотой и изяществом. Никаких модных букетиков в вазочках или пёстрых рисунков на стенах. Но при этом всё было как-то к месту. Сама Марыся старательно изображала светскую даму, отдавая распоряжения служанке. И, надо сказать, у неё это получалось неплохо.
     Я, конечно, предпочитаю более основательное питание, но всё было вкусно.
     Наконец хозяйка пригласила меня посидеть с бокалом вина у камина.
- У меня к тебе серьёзный разговор, - сходу заявила она, - Ты только не смейся. Мы ещё даже не поженились, а я уже боюсь, что ты меня бросишь или нам будет плохо вместе.
- Это почему?
- Потому что ты уже взрослый, у тебя много интересов и ты много чего умеешь, а я ничего толком не знаю и не умею. Разве что понимаю, как не опозорить тебя в обществе.
- Для начала очень даже не плохо.
- Наверно. Но я хотела бы сделать так, чтобы тебе хотелось возвращаться домой, чтобы дома тебе становилось легче, какие бы заботы тебя не мучили.

     Интересно, а Марысе точно семнадцать? Больно мудрёные речи для вчерашнего подростка.
- Ты это сама придумала или вычитала где?
- Сама. Когда речь идёт о тебе, я никого не слушаю, потому что все врут.
- А ты не боишься, что это я тебе надоем? Мне кажется, что ты меня идеализируешь.
- Я давно наблюдаю за тобой. Ты – добрый, как твой папа, хотя и прикидываешься беспощадной машиной для убийства.
- Я - эта машина и есть. Иначе убьют меня.
- Это там, где очень страшно. А когда вокруг те, кого ты любишь, ты совсем другой.
- Ну, не знаю. Ничего такого за собой не замечал.
- А если войны не будет, что ты будешь делать?
- За порядком следить. Бандиты и прочие уроды будут всегда.
- А я хочу научиться делать так, чтобы у людей на душе становилось легче, не смотря на всякие беды и сложности, и они не болели из-за этого.
- Не слыхал про такую профессию. Может ты хочешь быть лекарем?
- Я не могу. Мне сил не хватает терпеть такую боль. Может потом когда-нибудь и сумею. Я Магду пережила с трудом, но ты так хотел, чтобы она поскорее выздоровела…
- Ты то откуда узнала, чего я хочу? И что значит «Магду пережила с трудом»?
- Оно как-то само получается. Знаю и всё. А если чувствую чужую боль, могу её притянуть к себе и человеку становится легче. Особенно больному или раненому.
     Но иногда люди бывают очень недовольны, что их лишили их боли. Например, несчастные влюблённые. Просто с ума сходят. Так что я пока боюсь что-то делать сама. Только если попросят.
- А что-то простое тебе нравится? Ну, там, вышивать, рисовать, книги читать.
- Книги - это не занятие. Это чтобы хоть что-то понять в жизни. Я ещё люблю делать работу художника по интерьерам, но у меня слишком просто получается. Многим не нравится. Хотя папа попросил меня обставить ему кабинет и спальню. Он тоже любит, когда то место, где он один, не мешает ему быть самим собой.
- В Стольном Граде к тебе выстроится очередь. Мы с братьями запишемся первыми.
- У Саввы и Ивана жены есть.
- Оно конечно, но подкинуть братьям идей для спора с их женами всегда полезно. На счет кабинетов – точно.
- Что-то я устала быть умной. Давай будем целоваться, - заявила Марыся, забираясь ко мне на колени.
- Исключено, - солидно изрёк я, ссаживая удивлённое Чудо на пол.
- Но ты же тоже хочешь?
- На этот раз, княжна, чувства вас обманули. Больше всего я хочу, чтобы мы спокойно дожили до свадьбы.
- И как этому могут помешать наши поцелуи?
- Почему-то я не уверен, что смогу сдержать себя в руках. Очень не хотелось бы, после нашего расставания, чувствовать себя скотиной.
- Глупый. Мы же скоро поженимся.
- Знаешь, Чудо, я столько раз был в чем-то уверен, а потом жизнь от этой уверенности не оставляла камня на камне. Я верю тебе. Раз говоришь, что мы поженимся, значит так и будет. Но когда это случится не знает никто. Я не хочу рисковать тобой.
- Ничего не поняла. Но пусть всё будет, как ты хочешь. Хоть поцелуй меня на прощанье.

     Я много раз в жизни целовался с целой толпой женщин, но никогда ещё меня так не била дрожь от лёгкого прикосновения женских губ. Взяв себя, мысленно, за глотку, схватил Марысю в охапку и прижал к себе от чего она даже негромко охнула. Потом поставил Чудо на пол и, как можно быстрее, постарался покинуть эту гостиную, замок и Польшу в целом.
     Немного пришел в себя только на пол пути к Варшаве, где нас ожидали ещё две стрелецкие сотни.

Глава 55. Стольный Град. Кабинет директора столичного оперного театра.

     Глава ложи меломанов Стольного Града, а по совместительству директор Столичной Оперы, Аристарх Сигизмундович Жарков, был крайне недоволен. Заполнив всей наличной дородностью директорское кресло, он свирепо топорщил усы и пытался испепелить взглядом казначея ложи и своего зама по финансовым делам прочих структур, обеспечивающих музыкальным сопровождением цивилизованный быт столицы.
- Если так пойдёт дальше, мы будем выступать сами перед собой! – рявкнул он, отчего эхо заполнило все углы не маленького кабинета.
- Ну, что вы такое говорите, Аристарх Сигизмундович? – лебезил перед начальством зам и доверенное лицо директора, старательно скрывая под ослепительной улыбкой ужас очевидной перспективы разом лишиться всех своих должностей у подножья музыкального олимпа, - Постоянные члены общества всегда присутствуют на наших концертах. А случайные зрители – пыль, не достойная внимания адептов высокого искусства.
- Вы отчасти правы, Вольфганг Карлович.  Но эта «пыль» платит деньги, на которые мы устраиваем эти концерты.
- Может обратимся к меценатам? Марфа Савельевна никогда не отказывала в помощи, да и многие из бояр тоже.
- Неудобно. Они все члены ложи и платят большой годовой взнос. Кто же ожидал, что приедет столько зарубежных знаменитостей с такими претензиями на гонорары. Надо было договариваться на процент со сборов. Особенно в последнее время.
- На таких условиях никто и не приедет, - вздохнул всем своим воздушным естеством денежных дел мастер.
- Ну, и, извините за выражение, хрен с ними. Кого захотим видеть, того пригласим на гонорар, а кого не захотим – на процент от сборов.
- Что мы не додумались до этого месяц назад? – ещё глубже и печальнее втянул в себя воздух, стоящий на вытяжку перед начальством, можно сказать, что и собеседник.
- Век живи, век учись. А, кстати, вы не в курсе, Вольфганг Карлович, куда публика подевалась?
- Большинство на новомодном развлечении. Называется «джиз или джез».
- Это когда три ноты сто раз крутят на разные лады и называют импровизацией? – презрительно скорчил физиономию Аристарх Сигизмундович, слегка промочив горло из высокого бокала с ароматно пахнущей розовой жидкостью.
- Оно самое, – сглотнул слюну зависти и облегчения, бухгалтер всех подвластных начальству заведений. Похоже гроза миновала и разговор приобретает конструктивный характер. -  Примечательно, что все исполнители играют примерно одно и тоже, но каждый считает себя индивидуальностью. Встречаются, конечно, уникумы, умудряющиеся при этом не отрываться от мелодии, но это большая редкость.
- Зато публике не требуется ни образования, ни слуха. Оно ревёт, а ты в восторге. Громко и весело – теперь уже вздохнул глава ложи меломанов.
- Надо бы и нам что-то такое у себя завести, - просветлел лицом Вольфганг Карлович, - уверен, что не все от этой какофонии в восторге. У них там есть такая интересная штука, когда два музыканта как бы соревнуются в исполнении одной и той же мелодии. Очень занятно получается. Правда, редко.
- А если стравить Степана Вержнева с Карлосом Торнвилем. Они и так не очень то друг к другу. Конкуренты. А тут объявим дуэль гигантов. В зале стены лопнут.
- А ежели не захотят?
- Лишим содержания. Пусть у себя под Смоленском и Сарагосой доказывают, что гении.
- А не слишком будет так обойтись с кумирами публики?
-  Вы сами, Вольфганг Карлович, докладываете, что у нас проблемы с деньгами. Не будет денег – не будет кумиров. Сегодня же и приступайте к разработке проекта. Ну, а «меньшинство» наши зрителей куда подевалось?
- Не сказал бы, что такое уж и меньшинство. Каждый третий, из покинувших нас господ, или где-то в тайных кружках заседает, или у куплетистов, что тоже яйцо, только вид сбоку, обретается. Этих назад не вернуть. Не можем же мы под покровительством царской власти против этой власти митинги организовывать?
- Это конечно. Но подумать стоит. Например, в качестве шутки, провести концерт музыки иноземных смутьянов. Как вы думаете? Клюнут?
- Думаю, что клюнут. Вот только чтобы нас, Аристарх Сигизмундович, после этого жареный петух куда не клюнул.
- Это да. Очень даже может быть. Лавр Игнатьевич или кто-то из его сотрудников, очень аккуратно посещают наши мероприятия. Значит второй пункт оставим в зоне размышлений, а про дуэль великих виолончелистов начинаем строить планы немедленно.

***
     После того, как за подчинённым закрылась дверь, Аристарх Сигизмундович осушил остатки вина в бокале. Кисловатое. Бургундия. Испанские вина как-то мягче и букет …
     Мда. Сколько ни косись на большой синий конверт, притаившийся змеюкой на краю стола, сколько ни отвлекай себя мыслями о приятном, а вскрывать придётся. Доставили утром из приказа тёмных дел. Слава богу послание не срочное и можно было отвлечься и подготовиться к неизбежному. А тут ещё этот недоумок раскритиковал идею про песни смутьянов. Как есть сдаст. Слуги золотого тельца все продажные твари. Даже такие приятные и образованные, как Вольвган.
     Пальцы сами вскрыли конверт, содержащий послание самого мастера тёмных дел. Прочитав его в первый раз, хозяин кабинета не поверил своим глазам.
      Лишь несколько раз повторив эту процедуру и осушив бокал вина, Аристарх Сигизмундович смирился с мыслью, что его не разыгрывают.
     Короткий текст гласил, что, в интересах государства, в следующем году требуется организовать юмористический фестиваль песен смутьянов всех стран и народов. Репертуар на усмотрение главы ложи меломанов.
     Поручение носит строго конфиденциальный характер, а разглашение его содержания и источника поручения – тяжкую уголовную ответственность вплоть до смертной казни.
      Шок от прочитанного был столь велик, что заканчивающие послание угрозы не произвели никакого впечатления.
     Аристарх Сигизмундович ещё удобнее развалился в кресле, раскурил сигару, чего не делал много лет, и потянулся за бутылкой. Предстоящие размышления о парадоксах действительности и планах на будущее требовали полной расслабленности души и тела.

Отредактировано Владимир Лисуков (15-02-2020 22:27:21)

0

113

Глава 56. Стольный Град.

***
В тумане зал.
Твой шарф струится с плеч.
Я всё сказал,
хоть мысли встали дыбом.
А ты молчишь.
Пытаешься сберечь
последний миг
пока ещё могли бы
остановить
бессмысленный финал
пустых надежд
и пламени впустую?
Но ты молчишь.
И проступает зал,
где я зачем-то
вдруг тебя целую.
Мне всё равно.
Ладошка на щеке.
Твои глаза так близко.
Невозможно.
И я тону в блаженстве и тоске,
касаясь губ легко и осторожно.

      Гарри подпёр мордуленцию кулаками и тяжело вздохнул.
- Сам сочинил?
- Нет. У одного малоизвестного автора вычитал.

     Господи! Горе моё. Опять за своё! Так хорошо сидим. Наклонилась, взяла в ладони милую физиономию и чмокнула в губы. И зачем столешницу ломать?! Ну и силища!
- Гарричек! Лапочка! Отпусти стол. Не расплатимся.
- Я не человек.
- Ну, конечно. Среди людей таких лапупсичков просто не бывает.
- Я серьёзно.
- Стол всё равно отпусти.
- Во мне есть геном. Даже не знаю чей. Но это оболочка, хотя и отделить её невозможно.
- Ну и слава богу. Ещё не хватало, чтобы ты тут начал сдирать с себя кожу. Только про то, что говорил, я ничего не поняла. Переведи.
- Тебе это всё равно ничего не скажет.
- Ну, и пусть не скажет. С девушками на свидании говорить про всякие ужасы неприлично. Знаешь, как меня сейчас муштруют: так не стань, эдак не посмотри, эти слова фи-и какие вульгарные. Во у меня где вся эта наука! А тут ты ещё. Мог бы и что-то приятное мне рассказать.
- А про что?
- Про себя, хотя бы. Только без сдирания кожи.
- До встречи с тобой и рассказывать нечего. Пустота и одиночество. А после - сама знаешь. Кроме тебя мне ничего не нужно.
- Совсем-совсем?
- Ты даже не представляешь до какой степени.
- Если стол ломать не будешь, то, может быть я тебя ещё раз поцелую.
- Правда?

     Господи! Что со мной делает этот дуремурик?! Хороший. И целуется так нежно. Не то что эти … Аж голова кружится и хочется, чтобы блаженство продолжалось вечно.
     Наглый корчмарь чуть не поплатился жизнью! Это же надо додуматься проорать над ухом, что «заведение закрывается»! Еле вырвала его из лап Гарри.
     Потом мы гуляли ко мне домой. По пути какие-то типы попытались преградить нам дорогу, но, после того, как головы двоих наглецов звонко лязгнули она о другую, незнакомцы решили, что гулять мы будем каждые сами по себе.
     Гарричек ещё читал стихи о любви и рассказывал про какую-то вселенную, которая «бесконечна в своём разнообразии».
     Ничего, кроме последней фразы, не запомнила, потому что не могла решить приглашать мне лапупсичка домой или ну его. С одной стороны - интересно, как оно. А с другой – чего такого я об этом не знаю. Все серьёзные ритуалы на этом замешаны. А если это не одно и то же?
     Так ничего и не решив, дотопала до своей гостиницы. На крыльце Гарри опять полез целоваться. Было так хорошо, что решила попробовать.
     В прихожей дежурили мамины стражи порядка, так что Гарри пришлось забираться через окно.
     Во время ритуала всё просто. У обоих задача удержать потоки энергии там, где им положено быть и, при этом, не разлететься лучами света. Не до общения или каких-то нежностей. А тут не понятно, что делать? Сразу раздеваться или постепенно? Или это проблемы Гарри?
     Оказалось, что Гарри. Оказалось, целоваться – это так, пол беды. Потому что, когда целуют тебя всю – с мозгами делается что-то непонятное. Туман-не туман. Грёзы-не грёзы. А когда всё началось всерьёз, полностью потеряла контроль над собой, включая и контроль над рабочей формой. Так что проснулась утром в объятиях Гарри в своём истинном облике. А Этот смотрит и улыбается.
     Зря улыбаешься, Гарричек. Убивать я тебя, конечно, не буду, но мозги прочищу основательно. Мне бы кто прочистил, чтобы больше не занималась подобными глупостями.
- Ты мне так больше нравишься.
- Что?!! Ни кожи, ни рожи.
- Ты так похожа на саму себя.
- А понятнее объяснить можешь?
- Ты вся как луч света …
- Упаси господи!
- Я в том смысле, что, как утро, самое раннее. Тебе хочется улыбнуться. И тебя хочется защищать от всего на свете. Я всегда тобой любовался. Особенно когда ты спишь.

     Это что, у меня с контролем полный ноль?! Не может этого быть.
- Врёшь ты всё. Где ты мог меня такую видеть?
- Я другую не вижу. Вы с царицей очень похожи.
- Ну да, похожи.
- У неё волос на лбу не хватает. Как-будто вырвал кто.
- Ты что меня с первого дня такой видишь?
- С первого.
- И ничего мне не сказал, гад?!
- А я… Я не знал … А что-то надо было сказать?
     Господи! До чего же смешная мордуленция. Испуганная. Ладно. Поцелую в последний раз и за дело. И ещё разик. Ох, Гарричек!..

***
     Так. О чем это мы говорили час назад? О том, что Гарри видит мой истинный облик. Ну, и пусть видит. Только держит язык за зубами.
- Если кто-нибудь узнает, как я выгляжу на самом деле, мы с тобой расстанемся навсегда.
- Я знаю, что это какая-то тайна. И что ты какая-то тайна. Только об этом никто от меня ничего не узнает. Я могу себя выключить и сжечь.
- Я – тоже. Велика премудрость. Но хотелось бы, чтобы нам не пришлось это умение применять на практике. Никогда. А теперь иди. Ко мне скоро учителя благородных манер пожалуют. Надо привести себя в порядок.
- А когда?..
- Я сама приду.

     Гарри исчез за окном, а я вдруг поняла, что никогда в жизни не ощущала себя так хорошо. Почему-то захотелось петь. Нет! Вопить во всю глотку. И ещё ЖРАТЬ!
     Преподаватели благородных манер застали меня в обнимку с на половину опустевшей банкой варенья, часть которого была размазана по лицу и ночной сорочке. Их охреневшие физиономии были ещё одной искрой в ослепительном хороводе счастья, кружившем вокруг меня этим утром.

Глава 57 на доработке

Отредактировано Владимир Лисуков (23-01-2020 12:43:17)

0

114

Глава 58 на доработке.

Отредактировано Владимир Лисуков (23-01-2020 12:44:43)

0

115

Глава 59 на доработке.

Отредактировано Владимир Лисуков (23-01-2020 12:45:29)

0

116

Глава 60 на доработке.

Отредактировано Владимир Лисуков (23-01-2020 12:46:12)

0

117

Глава 61 на доработке.

Отредактировано Владимир Лисуков (23-01-2020 12:46:58)

0

118

Глава 62 на доработке.

Отредактировано Владимир Лисуков (23-01-2020 12:47:46)

0

119

Глава 63 на доработке.

Отредактировано Владимир Лисуков (23-01-2020 12:48:23)

0

120

Глава 64 на доработке.

Отредактировано Владимир Лисуков (23-01-2020 12:49:24)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Сказка для взрослых