Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Алексея Ивакина » Заградотряд (Сын полка)


Заградотряд (Сын полка)

Сообщений 1 страница 10 из 23

1

Для начала объясню. Едем тут из Самары в Киров. Это примерно 900 километров пути - Самара, Тольятти, Сызрань, Ульяновск, Чебоксары, Йошкар-Ола, Киров.
Едем, едем... Вдвоем. Разговариваем. Все уже переговорили. И засыпаем на ходу. На перегоне Чебоксары-Йошка я уснул. Наверно. Просыпаюсь - вокруг туман.
И внезапно родился сюжет в этом тумане...
Я его только начну. Продолжать работать буду с Десантурой. 
Как ее закончу, может быть - МОЖЕТ БЫТЬ!!! - продолжу здесь...

0

2

Сюжет таков (это я пишу, чтобы не забыть, а то с памятью у меня сильные проблемы):
Деревня. В ней живет старичок. Один. Когда-то тут были ожесточенные бои в Великую отечественную. В эту деревню - раз в год - приезжают поисковики.  Ну, понятно чем занимаются, но вот администрация области вдруг решила на месте братских клабищ устроить свалку.
Приезжают всяко разные инспекции, потом делегация от Правительства области.
И старик выходит один против этой чиновничьей своры. Один против всех. Он им показывает - вот туту мы воевали, вот тут стоял немецкий пулемет, вот тут наша рота под огнем легла.
Он был сыном полка в те года. Последний солдат великой Армии.
Ну, а дальше будет немного фантастики. Все карты все одно не раскрою.
Вот такой сюжет.
Это будет небольшая повесть на пару А.Л.

+2

3

Годзилко написал(а):

И внезапно родился сюжет в этом тумане...

Могуч! Уверен, что эту повесть обязательно нужно написать.

0

4

zigbee написал(а):

Ну, понятно чем занимаются, но вот администрация области вдруг решила на месте братских клабищ устроить свалку.

Я так понимаю, что братские кладбища являются не официальными захоронениями? О которых знают поисковики и дед? Официально земли на которых расположены захоронения числятся как какие нибудь земли общего пользования?

0

5

Годзилко написал(а):

Для начала объясню. Едем тут из Самары в Киров.

Годзилко написал(а):

И внезапно родился сюжет в этом тумане...

Это пребывание в Самаре так сказалось, ведь к нам за каким-то ... приезжали и Толстой, и Ярослав Гашек, и  Владимир Ильич... Вот к писательскому эгрегору подключился.

+1

6

Хых... Плюсег за Самару.
Но сразу предупреждаю - это долгиииииий проект.

0

7

Годзилко написал(а):

Но сразу предупреждаю - это долгиииииий проект.

Мы подождем. Время у нас есть.  http://gardenia.my1.ru/smile/smile.gif

0

8

Десантура в первую очередь. Десантура, десантура, десантура...

+1

9

Годзилко написал(а):

Десантура в первую очередь. Десантура, десантура, десантура...

"И это правильно!"(с) :):):):)
Ибо - может получиться ВЕЩЬ!
Плюсег поставлю! :)

0

10

Митька шел проведать своих.
В тряпичной сумке лежали бутылка водки, шматок сала, буханка серого хлеба, две луковицы и пачка «Беломора».
Интересно, Союза нет, а «Беломорканал» остался...
Свои были недалеко. Лежали, как говорится, в сырой земле, поросшей густой травой и редким кустарником.
Митьке было почти восемьдесят. Он плохо видел. Еле ходил. Поднимался на четвертый этаж с тремя перекурами. Старость... Не то что тогда... В этих местах четырнадцатилетний сын полка получил свое первое ранение.
Но каждую весну, прилагая неимоверные усилия, Митька ехал на пригородном в сторону аэропорта, а потом десять, невероятно длинных, в его возрасте километров шел на позиции роты. Километры, словно фрицы тогда, отделяли его от тех, кто заменил ему тогда семью.
Он шел на поле боя, ставшее братской могилой.
Братской могилой тех, кто шел в атаку, поднимаясь по изувеченным склонам Крымских гор.
Митька — а он так и остался в душе Митькой — не мог сюда не ездить. Каждую весну сюда приезжали  поисковики. И каждую весну они находили кого-то из наших.
Раньше, когда он был поздоровее, Митька приезжал сюда чаще. А последние года три только на захоронение. Он любил наблюдать за работой поисковиков, выглядывая в каждой железячке что-то знакомое.
А как он радовался, когда молодые пацаны, чуть старше его тогдашнего, находили медальон!
Радовался и плакал...
В позапрошлом году пацаны из девятой школы поднимали красные косточки одного бойца. Дед Митя — как они его звали сидел на краю раскопа — когда они протянули ему ложку, на которой было выцарапано: «Коля Ваганов».
- Дядя Коля... - сказал сам себе Митька, поглаживая ложку и стараясь не глядеть на раздробленный осколком череп.
- Что? - спросил его кто-то из пацанов поисковиков.
- Сержант Ваганов. Николай. Я его дядя Коля звал. Рябой был, весь в оспинках. Сахаром меня подкармливал. Большие такие кубики, сладкие...
Он тогда быстро — насколько мог — поднялся и ушел по лесной дороге к оживленной трассе, сглатывая душащие слезы. А на утро привез для дяди Коли гроб. Индивидуальный.
В тот день его ранило в живот, он потерял сознание, а очнулся уже через несколько дней. В госпитале его никто не искал, а сам — по причине малолетства и тяжелого ранения — до конца войны так в армию и не попал.
И однорукий военком, не глядя на медаль «За отвагу», гонял его по всему Севастополю, если Митька появлялся на пороге военкомата.
«Отвагу» пацан получил, когда Сиваш форсировали. Умудрился из оброненной кем-то «снайперки» свалить пулеметный расчет фрицев. Сначала получил три дня нарядов на кухне, а потом и медаль... Правда, уже в госпитале.
Так он и остался здесь, в городе русской славы. Искал своих долго, очень долго. И лишь к концу восьмидесятых выяснил, что его рота попала на Мекензиевых высотах под артобстрел, и он был один из немногих, кто выжил в том аду. Ровно за год до Победы.
И каждый год, он приезжал к мемориалу на Сапун-Горе, выпивал стопку, пьянящей и дурно пахнущей водки, и шел домой, усталый  и подавленный.
И так почти полвека. Полвека. Полвека прошло. Пятьдесят лет. Иногда Митька думал — а зачем он столько живет?
А потом внезапно страна кончилась и он стал жить заграницей. Паспорт он не хотел менять до последнего, пока не пригрозили, что пенсию давать не будут. Пришлось менять серп и молот на трезубец. Нового паспорта Митька почему-то стыдился.
А потом оказалось, что рота вовсе была не похоронена, а так и осталась там, в воронках у четвертого кордона. И вот уже десять лет, каждую весну, он приезжал не на Сапун-гору — где для ветеранов показывали костюмированный цирк — а сюда. В странную, неправильную тишину Мекензиевых гор.
И в этот майский теплый день все было как прежде.
Все да не все.
На опушке, притаившись, словно хищные и юркие танкетки, стояли трактора, заведенные и нещадно коптящие воздух выбросами солярки.
Мысли лихорадочно забегали  - что это, что это? Сердце почуяло неладное, а ноги вдруг ощутили слабость...

+5

Похожие темы


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Алексея Ивакина » Заградотряд (Сын полка)