Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Игоря Мельника » КРЕСТОВЫЙ ПОХОД


КРЕСТОВЫЙ ПОХОД

Сообщений 1 страница 10 из 101

1

КРЕСТОВЫЙ ПОХОД

…И соколы ловили тех,
кого ловили, и упускали тех,
кого упускали…
(Усама ибн Мункыз)

Раз, два, три, четыре, пять
Я иду искать.
Кто не спрятался -
Я не виноват!
(детская считалочка)

БЫТИЕ

Сначала про сотворение мира. Это неинтересно. Но про Адама и Еву интересно. Даже очень. Перипетии изгнания из рая все знают. Но вот, что интересно - представьте, что у вас есть дети. Маленькие, несмышленные. Они едва говорить научились. В детский сад вы их не отдаете, ибо нет никаких детских садов. Нянек им не нанимаете. Ходите на работу или на службу - не знаю, как это назвать. Отлучаетесь надолго по делам. И оставляете их без присмотра в огромной квартире. Перед уходом инструктируете: это берите, это не трогайте, ну а это - ни в коем случае! И уходите.
Дети остаются. Играют, развлекаются. И все время смотрят на запретный плод. На него - в первую очередь, ведь вы запретили его трогать. Понятное дело, что все остальное станет для них второстепенным. А вот это... Почему нельзя? Почему все можно, а это нельзя? Время идет, а вас все нет. Они смотрят, слюнки текут, от любопытства головки трещат. И они не могут удержаться. Пробуют.
Чтобы предвидеть такой исход дела, не нужно быть богом. Достаточно иметь детей. Двух пятилетних детишек - мальчика и девочку. Любой, кто был родителем, знает это. Если вы создаете для детей такую ситуацию, можете не сомневаться - они съедят эти сливы. И вот вы приходите домой и видите, что сливы съедены. И что же вы делаете?
Правильно, вы выгоняете своих пятилетних детишек из дому - на улицу, в мороз, в подворотню, в трущобы, где бродят бездомные собаки и маньяки. Ведь вы - хороший отец. Самый настоящий.

Вот еще поучительная история. Потоп. Началось все не по вине людей, как и в предыдущем "эпизоде". Ангелам понравились земные женщины, и они стали захаживать в их шатры - когда мужья были на работе. То да се, "позвольте поцеловать вас в губки, мадам". В общем - любви все возрасты покорны. И в чем были виноваты земные женщины? Что они могли противопоставить напору ангелов? Пояс верности? Не смешите меня.
Да, ангелы насиловали земных женщин, и за это бог решил утопить их. Не ангелов, а женщин. А с ними - все человечество. Для комплекта, так сказать. Не знаю, как с логикой, но с чувством справедливости у него все было в порядке.

Потоп был еще тот. Все знают эту историю. А вот что было дальше?

Дальше была история Хама и его сына Ханаана. Потоп закончился. Ной решил отметить окончание потопа небольшим возлиянием. Напился он чисто по-нашему и отключился в шалаше - в чем мать родила. Хам вошел к нему в палаточку, увидел голого папу, выбежал на воздух и рассказал об увиденном братьям. Братья не нашли отцовских одежд, сняли свои и, пятясь задом, внесли их в шалаш и прикрыли срам голого папаши.
Ной проспался, узнал о случившемся и очень обиделся на Хама. Решил проклясть. Но не его самого, а одного из четырех сыновей любителя подсматривать. Выбор пал на Ханаана. Проклятие же заключалось в том, что все хананеи и их потомки будут рабами у своих сородичей. Вот такая геополитика.
Посмотрим на эту историю еще раз. Ной нажрался, как свинья, светил голым задом и уснул на полу. Дети прикрыли его срам. Он, как настоящий любящий отец, обиделся на них за это и проклял. Хм, у него был пример для подражания.

Кстати об Уре. Именно отсюда Фарра, отец Аврама с группой родственников двинулся в скитания. Уйти с такого хорошего места в преклонном возрасте - не каждому под силу. Причины были очень вескими. Злопыхатели поговаривают о том, что их выгнали за аморальное поведение. Это не важно, если разобраться. Фарра сразу нацелился на Ханаан, хотя никто из небожителей перед ним такой задачи не ставил. Это было его приватным решением.
До Ханаана он не дошел, решил остановиться на половине пути - в Харране. Это где-то в районе Мари, на севере Междуречья. Там же Фарра и умер. Его сын Аврам ни о каких походах не помышлял, но в процесс вмешался бог. Он велел ему идти в Ханаан, обещал за это всем его потомкам благую жизнь и власть над народами. Аврам собрал родственников и пошел, куда велели. Придя на место назначения, Аврам раскинул свой черный фирменный шатер, построил жертвенник, и стал ждать дальнейших указаний.

Оказалось, что в благословенной земле жуткий голод, а указаний все не было. Аврам решил действовать автономно и повел своих людей в Египет - там хлеба всегда хватало. На подходе к Египту он проинструктировал свою жену Сару, чтобы она всем представлялась его сестрой. Фараону Сара очень приглянулась, он заплатил Авраму богатый калым и забрал красавицу к себе в гарем.

С этого момента у фараона начались ужасные неприятности. Злопыхатели говорят о некоей болезни. Не будем акцентировать внимание на этом моменте. Сон у фараона стал беспокойным, во сне явился ему бог и объяснил положение дел. Напуганный фараон не стал вникать, что за бог вступил с ним в контакт, хотя повадками этот бог не напоминал ни Осириса, ни Тота с Гором, и вообще. Позвал он утречком Аврама пред свои ясные очи, поукорял его за нечестность и попросил покинуть королевство. Аврам забрал жену Сару, нагрузил дареные продукты питания и ювелирные изделия на дареных же вьючных животных - и был таков.

Разбогатевший Аврам вернулся к своему жертвеннику в Ханаан. Лот, его племянник, тоже не бедствовал. Стада их увеличились, а пастбища остались прежними. Пастухи Аврама стали бить по лицу пастухов Лота, те отвечали им взаимностью. Аврам предложил племяннику занять земли по соседству, чтобы все были довольны. Лот откочевал в окрестности Содома, очень интересного во всех отношениях городка. Бог тут же подтвердил Авраму свое обещание насчет покорения всей Палестины. Аврам обрадовался.

Голод в Ханаане к этому времени кончился, но начались войны. Лот попал в переплет. Содомиты с гоморрцами выбрали момент переселения Лота для своего восстания против каких-то еламитов. Жители Содома и Гоморры были жестоко биты, а Лот пленен. Один из содомитов пробегал в спешке мимо шатров Аврама, но остановился - заметил, что тут живут евреи. (Так в Библии - евреи). Рассказал Авраму, какой ужасный случай приключился с Лотом.
Аврам вооружил своих людей - триста восемнадцать человек и пошел вызволять племянника. Напал на супостата ночью, разогнал врагов, освободил Лота и захватил все вражье имущество, а личный состав пленил. Содомский царь вышел навстречу победителю с приветственной речью. Вместе с ним был какой-то салимский вождь, которого все называют священником Бога Всевышнего. Очень интересный момент - оказывается, где-то тоже существовал культ Бога-Творца.

Вечером Аврам загрустил. Бог стал его утешать и пообещал сделать богатым и могущественным. Аврам печально ответил:
- Что ты можешь дать мне утешительного, если детей у меня нет? В моем доме имуществом распоряжается какой-то сириец. Ему все и достанется после моей смерти. Я ребеночка хочу.
- Все твое богатство достанется твоим детям, а их будет немало.
- Между прочим, мне уже восемьдесят пять лет, если ты забыл.
- Принеси мне вечером жертву, а я скажу тебе кое-что.

Принес Аврам в жертву разных животных, а ночью бог пришел в его сон и сказал, что все его потомство будет четыреста лет жить в чужом краю. Его правнуки будут чужими в той чужой земле. Но потом они вернутся в Ханаан. Так что из Египта - в Палестину, правильным путем идете, товарищи. В первый раз бог официально заявил о заключении завета и обещал, что потомки Аврама будут владеть землей и править народами на территории от Нила до Евфрата. Должен заметить, что этого своего обещания бог не выполнил и по сей день. Но ведь еще не вечер...

Детей все не было. Сара посоветовала своему мужу, Авраму, поспать немножко с египетской служанкой, Агарью. Аврам не стал жене перечить, а пошел к Агари в спальню. Результат не замедлил сказаться. Египтянка Агарь забеременела. По такому случаю она начала задирать нос перед Сарой и хамить госпоже. Сара пожаловалась мужу. Аврам разрешил ей разобраться с гордой служанкой по-своему. В результате разборок Агарь убежала из дома и решила жить на свежем воздухе.

Там и нашел ее ангел, посланный для беседы. Посланник был по-военному краток: надо вернуться домой, помириться с госпожой, родить сына, назвать Измаилом, что означает «услышал бог». Сынок будет не простым, а похожим на дикого осла среди людей. Агарь вопросительно подняла бровь. Ангел кашлянул, подумал и пояснил: это значит, что он будет трогать всех руками, а все будут трогать его. Инструктаж был окончен. Агарь встала, вздохнула и поплелась к черному шатру.

Агарь родила сына, его назвали Измаилом. Авраму уже было восемьдесят шесть. Жизнь текла своим чередом. Через тринадцать лет с ним опять заговорил бог: «Веди себя хорошо, и мы заключим завет». Авраам пал ниц. Бог продолжал: «Теперь тебя зовут Авраам, а не Аврам. Все твои потомки будут править Ханааном. Знаком нашего завета будет обрезание. Все мужчины должны быть обрезаны. Новорожденные и купленные рабы должны быть обрезаны на восьмой день. Кто не обрезан, того мы вычеркиваем из наших списков. Жену твою теперь тоже зовут иначе - Сарра, а не Сара. Она родит тебе сына, которого ты назовешь Исааком».

Авраам посчитал свои годы, годы Сарры, которой уже девяносто стукнуло и усмехнулся в песок. Спросил о другом: «А мой сыночек Измаил, как с ним поступить?» Бог ответил: «Измаил будет тоже процветать, от него родится двенадцать князей. Но завет будет только между мной и потомками Исаака. Конец разговора». Авраам наточил ножи. Все мужики были обрезаны.

Однажды в сиесту Авраам спасался от жары в тени шатра. Перед ним остановилось три путника. Скажем сразу - это был бог и два красавца-ангела. Авраам предложил им откушать, чем бог послал. Гости откушали (съели целого теленка) и завели светский разговор. Спросили, где его красивая жена. Жена копошилась на кухне, но уши навострила. Главный гость сказал, что через год навестит их опять, и у них уже будет сын. Сарра, которая к тому времени уже и думать забыла о критических днях, вздохнула - речи гостей вызвали у нее сардоническую усмешку. Авраам же осторожно молчал.
Главного гостя ее реакция обидела. Он стал упрекать Авраама. Почему, дескать, твоя жена усмехается? Сарра выглянула из-за занавески: «Я не смеялась». Бог нахмурился: «Мне лучше знать, вы не находите?» Наступила неловкая пауза, гости засобирались. Вообще-то они держали путь к Содому - разобраться с сексуальными новаторами, которые завелись в этом городишке. Авраам навязался их проводить. Бог понял, что от доброго Авраама ничего не утаишь, и решил сам поднять тяжелый вопрос.
- На Содом и Гоморру очень много жалоб. Я хочу проверить, имеют ли сообщаемые о них факты место.

Пока он это говорил, его быки уже вошли в городок Содом. Авраам пришел в страшное волнение: « Ты хочешь уничтожить весь город, в котором живут и хорошие, и плохие?» Бог наморщил лоб.
- Если есть там пятьдесят хороших, а все остальные грешат, я не трону город.
- А если их только сорок пять?
- Тоже не трону.
- А если их сорок?
- Пусть сорок, не трону города.
Торг продолжался. После того, как Авраам назвал число «десять», у бога лопнуло терпение, и он прервал беседу. Авраам поплелся домой. Бог вернулся в резиденцию. Ангелы вошли в город Содом и остановились перед домом Лота. Гоморра, между прочим, не фигурировала в древних источниках. Ее потом дописали, но это не принципиально.

Лот к тому времени стал матерым горожанином и жил в малосемейной мазанке на окраине города. Увидев ангелов, он зазвал их в гости и предложил покушать. Появление пришельцев не осталось незамеченным. Ангелы, они ведь очень красивые. Уродливых ангелов не бывает. Даже Сатана, этот падший ангел, был прекрасен, как утренняя звезда. Кудрявые локоны, румяные щечки, лучистые глаза, идеальные фигуры. Дорогие и, самое главное, чистые одежды. Перед домом Лота начал собираться народ.

Сегодня геи требуют равных прав и добиваются однополых браков. В те времена они не были столь революционны, но в обиду себя не давали. Им показалось несправедливым, что два таких красавца остановились у какого-то немытого пастуха. Лот заперся с гостями в доме, а горожане кричали: «Дай нам этих мальчиков! Мы хотим познать их». Лот вышел к народу, плотно прикрыв за собой дверь, и сказал им: «Вот он я. А вот мои дочери. Познавайте, сколько хотите. А гостей моих не трогайте».
Толпа засвистела и затопала ногами. Лот? Да за такие слова они поступят с ним хуже, чем собирались поступить с ангелами! События начали принимать скверный оборот. Один из ангелов втянул ошалевшого от жары и опасности Лота в дом. Второй запер дверь и щелкнул пальцами - все любители острых ощущений тут же ослепли. Первый ангел строго взглянул на Лота: «В общем так. Быстро собирай свои манатки, хватай всех родственников и мотай из города. Скоро здесь будет жарко».

Лот пошел к зятьям и начал объяснять ситуацию. Зятья посмеялись над ним. Всем казалось, что дядя шутит. Лот начал собирать в дорогу тех, кто ему еще подчинялся - жену и двух малолетних дочерей. Провозились до утра. На заре один из ангелов решил ускорить события. Взял Лота, жену и девочек в охапку и вывел за городские ворота. «Идите и не оглядывайтесь. Лучше всего вам спрятаться на горе, а то рикошетом может задеть».
Лот решил, что лучше спрятаться в соседнем городке Сигор. За их спиной ангелы включили огнеметы и начали аутодафе. Жена Лота из любопытства оглянулась - превратилась в соляной столб. Содом и Гоморра перестали существовать. Авраам наблюдал за происходящим издали. После карательной акции и дядя, и племянник решили, что жить в этой проклятой местности не стоит.

Лот с дочерьми ушел из Сигора и решил-таки жить на горе. Его дочкам показалось, что теперь некому сделать их мамами. Вся земля пустовала.

Можно подумать! Женихов было - пруд пруди. Египтяне устраивали гонки жуков-скарабеев, халдеи завоевывали Кавказ, финикийцы играли на гуслях и грабили зазевавшихся моряков, а дочери Лота - поили папу вином. Когда папа напивался до нужной кондиции, одна из дочерей прыгала к нему в постель, а другая ждала своей очереди. Вскоре каждая из них родила сына.

Авраам в это время пришел с женой в Герар - это в южной Палестине. На подходе к Герару он вспомнил добрые старые времена. «Скажешь им, что ты моя сестра». Сарра поперхнулась мацой. «Ты чего, дед, белены объелся?» Еще недавно любое упоминание о чем-то женском для Сарры вызывало смех у людей. Чтобы остаться при таком упоминании серьезным, нужно было быть ангелом. Авраам не смутился. Видимо он знал, какие странные люди живут в Гераре.

Авимелех, правитель Герара, не обманул его ожиданий. Купился на ту же удочку, что и фараон. А ведь столько лет прошло! Сосватали Сарру в жены. Ночью, как водится, бог пришел в его сны. «Сколько можно вам всем объяснять? Не сестра она ему, а жена. Как дети малые, прямо не знаю!» Утречком Авимелех позвал Авраама и начал его укорять. Авраам сказал, что и не думал врать, ведь Сарра и впрямь его сестра - по отцу.
Авимелех возразил, что сестринство по отцу - дело житейское, но о замужестве мог бы и предупредить. Авраам с умным видом кивал, он уже знал, что будет дальше. Дальше было так - Авимелех дал Аврааму тысячу сиклей серебра, много крупного и мелкого рогатого скота, вывел его на порог своего дворца и сказал: «Живи на моей земле, как на своей собственной. Все мое - твое. Но жену свою, то бишь сестру - забирай». Авраам помолился за Авимелеха, после чего Авимелех и все его жены, наложницы и рабыни выздоровели. Злопыхатели опять говорят о некоей болезни.

… и сделал Господь Сарре, как говорил. Сарра зачала и родила…
Сына назвали Исааком. Сарра опасалась, что люди ее засмеют, когда узнают о том, что она, старуха, кормит ребенка грудью. Мальчик рос быстро, но невесело. Старший брат Измаил над ним издевался и отвешивал подзатыльники. Сарра сказала Аврааму, чтобы он выгнал египтянку. Авраам дал служанке воды, хлебушка - и вышиб за ворота. Агарь заблудилась в пустыне, вода кончилась. Она положила 13-летнего Измаила под один кустик помирать, а сама ушла под другой - на расстояние полета стрелы. Вмешался бог и указал ей источник воды.

Жизнь стала налаживаться. Измаил заделался отменным лучником. Агарь выписала ему невесту аж из Египта. Откуда же еще? Стали они жить в аравийских степях. К Аврааму тем временем пришел Авимелех и завел странные разговоры. Требовал гарантий, ибо от Авраама, как он понял, можно ждать любых сюрпризов. Пришлось Аврааму торжественно поклясться, что он больше никогда не обидит его. Авимелех успокоился и пошел домой.

Аврааму спокойная жизнь могла только сниться. Бог потребовал, чтобы он принес сына Исаака в жертву - сжег его. Авраам пошел к указанной свыше сопке и стал рубить дрова. Сынок спросил: «А кого будем сжигать?» Отец ответил в том смысле, что был бы огонь, а жертва найдется. Наточил ножик и нехорошо посмотрел на мальчишку. Бог вмешался: « Все нормально, я тебя проверял. Вон жертва в кустах». Авраам оглянулся - в кустах блеял баран. Бог подтвердил свои обязательства по завету и пожелал ему творческих успехов.

Вы видите человека, который собирается зарезать, а потом сжечь своего малолетнего сынишку. Представьте себе, что это происходит на вашей улице. И этот человек говорит, что так велел ему бог. Вы скажете, что он праведник? Думаю, что нет. Вам и в голову не придет хвалить его набожность - отнюдь. Так о чем разговор? О морали? О религиозности? Или о психическом здоровье?

В это время Аврааму сообщили, что в Харране, у его брата Нахора родилась красавица дочь - Ревекка. Мы помним, что Харран находится в северной Месопотамии. Именно оттуда Авраам пошел покорять Палестину. Некоторые родственники не пошли с ним, остались на месте, и теперь у них рождались невесты для Исаака.

Сарра вскорости умерла от старости. Авраам выкупил у хананеев участок поля с пещерой за четыреста сиклей серебра. Похоронил в пещере Сарру и позвал своего раба - управляющего на серьезный разговор. Раб пришел, и Авраам поставил ему задачу: взять десять верблюдов и драгоценностей побольше, идти в Месопотамию и привести оттуда невесту для Исаака.
Чтобы раб не сбежал по дороге, Авраам заставил его подержать себя за «под стегно» и дать клятву верности. Поговаривают, что в древних текстах написано совсем не «стегно», а что-то другое. Говорят даже, что таков был обычай давать клятву у многих древних народов. Но это не принципиально. Раб поклялся, подержал хозяина за указанное место, сказал «ого!» и тронулся в путь.

Раб Авраама приехал в город брата своего хозяина и занял позицию у водопоя - с верблюдами и погонщиками. Невесту решил ловить как бы «наугад». Ревекка тут как тут. С кувшинчиком. Стала набирать воду, напевая песенку и делая вид, что не замечает десятка верблюдов, груженных серебром, и запыленных джигитов на верблюдах. Безымянный раб хрипло попросил у нее водички «попить». Ревекка парня угостила и предложила верблюдов его тоже напоить. За такую доброту ей подарили серьгу и два серебряных браслетика. Девушка побежала домой.

Дома ее выслушали, посмотрели на браслетики и засуетились. На улицу выбежал брат Ревекки, стал размахивать руками. «Гости в дом - радость в дом! Заходите, не брезгуйте, добрые люди. Я уже и место для верблюдов приготовил». Раба заволокли в дом и предложили отдохнуть. Раб сказал, что первым делом - девушки, а самолеты - потом. Рассказал им о своей миссии. Домочадцы не знали, что сказать. Решили спросить мнение невесты. Невеста поиграла браслетиками и сказала: «Хочу замуж за кузена Исаака».

Все обрадовались. Раб начал доставать подарки из мешков. Никто из месопотамских родственников не остался обиженным. Началась гулянка. Утром стали собираться в обратный путь. Родственники Ревекки вяло предложили погостить еще недельку. Раб твердо возразил. Родственники согласились. Дромадеры заработали ногами.

Вскоре показались вдали черные шатры. Навстречу путникам пылил всадник. Ревекка спрыгнула с верблюда и деловито спросила у раба: «Кто таков?» Раб сообщил, что это и есть ее кузен и жених Исаак. Ревекка закрыла лицо покрывалом. Свадьба состоялась. Ревекка вышла замуж за двоюродного брата.

Женитьба сына разбудила в Аврааме мужчину. Он тоже женился. Вторая жена без божественного вмешательства родила ему шестерых детей. (Наверное, ларчик просто открывался!) После этого Авраам умер, «пресыщенный жизнью». Хоронили его в той же пещере, что и Сарру. Похоронами занимались Исаак и Измаил, который прискакал по такому случаю из своих степей. После похорон Измаил, у которого родилось двенадцать сыновей, откочевал в степи между Ассирией и Египтом. Исаак остался жить у родительских могил. Дальнейшая судьба его малолетних братьев от второго брака Авраама неизвестна. Так же, как и доля их мамаши.

Ревекка была бездетна. Исаак решил проблему просто - помолился, и она зачала. Родила двойню. Братья-близнецы затеяли потасовку еще в материнской утробе. Первым свет увидел лохматый Исав. Безволосый Иаков ухватил брата за пятку и родился вторым. Буйный нравом, Исав был отменным звероловом и отцовым любимчиком. Тихий и кроткий Иаков хорошо управлялся в огороде и был маменькиным сынком. Но в тихом омуте черти водятся. Однажды усталый Исав попросил домоседа Иакова чего-нибудь поесть. Иаков попросил взамен за еду продать ему первородство.

Исав был простой, как мамонт. Всякие гешефты его никогда не интересовали. Проще говоря, он был очень непрактичный человек. «Если я сегодня умру от голода, то зачем мне это первородство?» И продал свое первородство за миску чечевичной похлебки.

Задумаемся. Исав пришел с поля без добычи, а Иаков козырял умением варить суп из чечевицы. Их разговор произошел не просто так. Начался голод. Даже Авраам не знал такого голода, когда пошел искать еду в Египет. Пошел искать еду, но нашел нечто большее. Исаак тоже об этом подумал - о походе в Египет.
Бог сразу вмешался в мыслительный процесс. «Не вздумай ходить в Египет, а живи в земле, которую я заповедал твоему отцу. Наш с ним завет распространяется и на тебя». Исаак никогда не забывал уроков отца. Если в Египет нельзя, самое время вспомнить о добром старом филистимлянине, Авимелехе.

Авимелех был из тех людей, которые каждый раз наступают на грабли, когда проходят возле них. К нему в Герар прикочевали пастухи-евреи, чтобы переждать голод. Авимелех был не против. Рядом с Исааком Аврамычем крутилась красавица - арамейка. Всем любопытным Исаак объяснял, что Ревекка - его сестра. «Сестра - так сестра» - подумал Авимелех и успокоился.

Время шло, Исааку неплохо жилось в гостях у филистимлян. Однажды Авимелех случайно выглянул в окошко и увидел, как Исаак проделывает с Ревеккой манипуляции, которые брат с сестрой проделывать не должен. Он вызвал его к себе.
- Ты что творишь?
- Она моя жена.
- В самом деле? Где-то я уже это слышал. Один из моих людей уже сговорился с ней на эту ночь - сейчас чистит зубы. А мне потом расхлебывай? Опять выслушивать по ночам нагоняи «сверху»? Глашатай, объяви всему моему народу, чтобы никто под страхом смерти не имел дела с этими людьми.
В этот раз обошлось без подарков - бог не пришел к Авимелеху в сновидение. А в остальном дела у Исаака шли отлично. Он посеял ячмень на филистимлянской земле и получил десятикратный урожай. Его скот пасся и умножался на той же земле. Ни о какой арендной плате речь, конечно же, не могла идти. Авимелех попросил Исаака покинуть пределы его царства. Исаак откочевал на пастбища своего отца и принялся отрывать старые колодцы. Вскоре они дали воду. Голод, видимо, был вызван засухой. Авимелех прислал к нему послов с заверениями в дружбе - на всякий случай.

Их сыну Исаву стукнуло сорок, и он решил жениться. Взял себе сразу двух жен - хананеек. Невестки очень не понравились родителям. Тем не менее, Исаак, чувствуя приближение смерти (сразу скажем, что ждать ее пришлось очень долго), попросил Исава накормить его дичью. Во время ужина он собирался дать старшему сыну свое благословение. Пока Исав бегал по полям с луком, как идиот, Ревекка взялась за дело. Позвала Иакова, они зарезали двух ягнят, приготовили жаркое. Безволосый Иаков обвязался шкурами убитых ягнят, чтобы походить на волосатого Исава. Взял кушанье и пошел к отцу в шатер, выдавая себя за старшего брата.

Подслеповатый Исаак отличался хорошим слухом, и голос сына вызвал в нем сомнения. Он потрогал Иакова и решил, что перед ним Исав. Поел мясца и благословил сыночка. Довольный Иаков ушел к довольной Ревекке. С поля прибежал запыхавшийся Исав и бросился готовить дичь любимому отцу. Наскоро причесался и вошел в черный шатер. Но папа уже был сыт! И благословения уже кончились. Исав заплакал впервые в жизни: «Неужели оно у тебя только одно, это благословение, и для меня у тебя ничего нет?» Исаак благородно молчал. Исав поднялся с колен: «Я убью Иакова!»

Ревекка видела, как развиваются события. Было ясно, что благословение может не пригодится младшенькому Иакову - при такой реакции старшего брата. Ведь благословение имело силу юридического документа. Фактически она с сыном совершила подлог - уголовно наказуемое преступление.
Она быстро отправила Иакова к себе на родину и велела ждать там ее знака. Пошла к мужу и стала сетовать на невесток, после чего они решили, что Иакову надо брать жену из рода самой Ревекки. Иаков приехал к брату матери и стал жить у дяди. Исав увидел, что его брат уехал в Месопотамию женихаться, и решил взять себе еще одну жену - дочь Измаила. Шансы уравниваются - братья по доброй старой традиции решают жениться на двоюродных сестрах. Разница в том, что Иаков ищет суженную у родственников по матери. У него явное преимущество.

В Харране Иаков лег спать на голой земле. Во сне с неба спустилась стремянка, по которой сошел на землю ангел. Ангел напомнил Иакову о завете и подтвердил обязательства бога перед потомками Авраама. Утром Иаков пообещал в будущем воздвигнуть на этом месте храм - но только в том случае, если бог выполнит свои обещания. После этого он пошел на восток и пришел … опять в Харран. Видимо, место было заколдованным.

Он завел беседу с местными пастухами и стал выпытывать про своего дядю. Они указали ему на красивую девушку и сказали, что это Рахиль - дочь его дяди. Иаков подбежал к кузине и со старта начал целоваться с ней и плакать в три ручья. Рахиль удивилась его неадекватным реакциям и сбежала домой. Рассказала все папе Лавану - брату Ревекки. Лаван выбежал на улицу и тоже стал целоваться с племянником. Они признали друг друга, и племянник гостил у дяди целый месяц. Через месяц дядя сказал Иакову, что сорокалетний племянник служит ему бесплатно - это нехорошо.

Видимо, Лаван относился к племяннику с опаской. Все-таки Иаков поступил с братом нечестно, а Исаак пообещал Исаву, что в будущем он убьет обманщика. Кроме личной реакции старика - оставалась реакция бога. Как он отнесется к происшедшему? Явление ангела Иакову ни о чем не говорит. Остальным пророкам бог являлся лично. К тому же, Иаков - лицо заинтересованное и мог просто выдумать историю с лестницей. Вы бы поверили оборванцу, который убежал из дома, а теперь рассказывает о своих встречах с богом? То-то. Поэтому целый месяц племянник работал «на дядю» бесплатно.

Лаван ждал знамений. Знамений все не было, и старик решил прояснить ситуацию. Сны племянника - штука эфемерная, а какова реальность? Сын богатого Исаака, который и в голодные годы не бедствовал, приплелся к нему за тридевять земель пешком, в одиночку. Спал по придорожным канавам, никаких подарков не привез и готов работать на него бесплатно. Это о чем-то говорило. Лаван был мудрый человек, он принял очень грамотное решение.

Вот у него две дочери: Рахиль и Лия. Может быть, он поработает на него за одну из них? Красавица Рахиль была младшей дочерью. Старшая Лия красавицей не была, да еще и косоглазием страдала. Иаков даже в бедственном своем положении выбрал красивую Рахиль и предложил работать за нее семь лет. Лаван согласился. Семь лет - срок немалый, все еще может измениться. Ничего не изменилось. Через семь лет решили играть свадьбу.

Гулянка была еще та. Иаков, пошатываясь, пошел спать в шатер для новобрачных, где его ждала Лия со служанкой Зелфой, а не Рахиль. Подлог обнаружился только утром. Постфактум, так сказать. Иаков пошел разбираться с тестем. Старый мудрый Лаван был невозмутим. «А чего ты хотел? У нас так не принято - старшую дочь вперед младшей выдавать. Отработай еще семь лет - тогда и поговорим». Сказано - сделано. В пятьдесят четыре года Иаков имел две жены, каждая из которой была ему кузиной и имела свою служанку.

Иаков очень любил Рахиль, поэтому бог сделал ее бесплодной. Лию Иаков очень не любил, поэтому бог дал ей зеленую улицу. Она родила Рувима. Иаков ее продолжал не любить, поэтому она родила еще и Симеона. Положение дел не изменилось. Лия тогда родила Левия. Ничего не помогало - Иаков не любил ее. Она родила Иуду. Как об стенку горох. Лия перестала рожать.

Любимая Рахиль спросила Иакова: «А как же я?» Иаков обиделся: «Я не виноват, что ты не беременеешь». Рахиль предложила ему старое испытанное средство. Иаков знал семейную историю и понял задачу - пошел спать к Валле, служанке Рахили. Валла родила сына. Его назвали Даном. Иаков вошел во вкус. Валла родила ему еще одного сына - Неффалима.

Лия, которая уже перестала рожать, поддержала добрую традицию и пригласила мужа к своей служанке Зелфе - переночевать. Иаков был добрый человек. Зелфа тоже родила сына. Его назвали Гадом. Зелфа сказала: «Еще!» Второго сына назвала Асиром. Первенец Лии, Рувим, подрос и стал бегать в поле за яблоками мандрагоры, которые в народе считались лекарством от бесплодия. Рахиль просила угостить ее яблочком. Лия поругалась с сестрой по этому поводу, и в сердцах зажгла красный фонарик над своим шатром. Иаков тут как тут. Лия зачала в пятый раз. Сына назвали Иссахар. Шестого сына она нарекла Завулоном. Потом Лия родила еще и дочь Дину.

Наконец-то и Рахиль смогла лично поучаствовать в этой гонке. Она родила первенца, которого назвала Иосифом. Пришло время поговорить зятю с тестем о делах приземленных. Иаков не хотел ничего слышать о награде за свою службу. Лаван настоял - ему не хотелось оставаться в долгу. Он требовал, чтобы зять и племянник взял себе долю из скота. Иаков предложил компромисс.

Сделка состояла вот в чем: Иаков продолжает пасти весь скот, но себе отбирает только тот молодняк, который родится с дефектами окраски - белыми или черными пятнами. Лаван подивился такому бескорыстию, но согласился. Иаков прибег к колдовству. В результате сложных магических действий весь здоровый молодняк рождался «в крапинку». Все, что рождалось в одном цвете, было слабеньким и малочисленным. Прибедняясь, зять ограбил тестя.

Вскоре Иаков услышал, как дети Лавана с горечью говорят о проходимце-зяте, а сам Лаван избегает смотреть в его сторону. Иаков вызвал жен в поле, провел с ними политическую информацию, рассказал им, какой он хороший и как плох их отец. Они дружно закивали головами. Решили уходить со всем скотом в Ханаан. Уходили по-английски. Пока Лаван стриг овец на пастбище, Рахиль украла у папочки домашние святыни. Иаков же «украл сердце» тестя. Проще говоря, сильно его обидел. Жители степи так не поступают. Домашние божки - дело непростое. По законам Хаммурапи тот, кто предъявил бы судье этих божков, мог претендовать на землю Лавана. Вот такая у него дочь - праведница. Ушли, одним словом.

На третий день Лаван узнал о случившемся, и решил догнать всю эту компанию. Взял родовичей и пустился в путь. Через неделю он догнал их на полпути из Месопотамии в Палестину. Подъехал к зятю и повел грустную речь. «Зачем ты бежал от меня, как разбойник? Ты ведешь себя так, будто взял этих людей и этот скот силой оружия, как добычу. Думаешь, я не отпустил бы тебя? Мы бы такую гулянку на прощание закатили - с песнями и танцами! А ты даже не дал мне ни дочек поцеловать на прощание, ни внуков. Зачем ты забрал моих богов?»

Иаков потупился: «Я боялся». Предложил тестю обыскать все шатры. Укравшего идолов, буде такой обнаружится, обещал лично убить. Домашние святыни - дело нешуточное. Лаван обыскался. Рахиль спрятала божков под верблюжье седло, а сама села сверху. «Извини, папочка, я не могу встать перед тобой. У меня, знаешь ли, критические дни. А ты не стесняйся, поищи тут в шатре». Понятно, что богов Лаван не нашел.

Иаков сразу осмелел, начал покрикивать на тестя и рвать на себе тельняшку. «Что ты ко мне привязался? Я пахал на тебя, как проклятый, целых двадцать лет. Что я у тебя украл? Все, что ты видишь, мое. Я его заработал». Лаван его осадил. «Мои дочери - они мои. Твой скот я тебе дал. Я могу остановить тебя и забрать все обратно - никто мне не помешает». Иаков стал призывать своего бога в свидетели и защитники.

Лаван из осторожности подождал немножко - не вступится ли за Иакова его бог. Тишина. Тогда решили вопрос полюбовно. Поставили пограничный камень. Ни одна из сторон не пересекает эту границу. За Иаковом остается все, что он взял с собой. Но он больше не может себе брать других жен. Бог свидетель. Поели. Попили. Лаван поцеловал дочерей и внуков. Разъехались. Арамеи - в Месопотамию. Евреи - в Палестину.

Уехать от Лавана - полбеды. Приехать к обманутому брату Исаву - вот беда. Иаков боялся. Этот человек всю жизнь обманывал и всю жизнь боялся. Стоило ли оно того? Иаков послал гонцов к Исаву с вестью: «Раб твой идет к тебе». С трепетом в сердце ждал ответа. Гонцы вернулись. «Исав взял четыреста воинов, идет навстречу». Страх ушел бесследно. На его место пришел ужас, паника. Иаков поспешно разделил стадо на две половины. При любых раскладах оставался шанс сберечь хоть что-то. Жадность - страшная сила.

Одну половину скота он разделил на маленькие порции и стал по очереди отправлять их навстречу Исаву. «В знак любви от младшего брата». Простоватый Исав не мог ничего понять. Иаков отправил в одну сторону дареные стада, в другую сторону - свои стада и родственников. Остался один.
Ночью ему случилось подраться с таинственным незнакомцем. Трусоватый Иаков умудрился надавать незнакомцу оплеух, невзирая на вывихнутое в потасовке бедро. Под утро оказалось, что он боролся с ангелом. Да, ангелы пошли уже не те. За это ангел дал ему новое имя Израиль - богоборец. Интересно, что Иаков, который действительно был трусом, боялся всех - кроме бога. После свидания на небесном трапе с ангелом Иаков ставит богу условия, пугает отказом от веры. А с людьми - поди ж ты...

А что Исав? Это был настоящий мужик. «Белая ворона» среди ветхозаветных персонажей. При встрече Иаков выстроил клином всех своих домочадцев, стал во главе своего семейства и начал униженно отвешивать поклоны. Исав это дело прервал, горячо обнял брата, которого не видел двадцать лет и отказался от подарков. «Пусть твое будет с тобой, а мне и моего хватает». Иаков после долгих препирательств таки впихнул Исаву часть своего скота. Старший брат предложил ехать вместе к родителям. Иаков стал отнекиваться, ссылаться на медленные свои стада. Исав предложил тогда ему своих людей в сопровождение. Иаков и от этого отказался. Ты езжай, дескать, а я следом - потихоньку. На том и порешили.

Иаков-Израиль «потихоньку» поехал совсем не за Исавом и не к старому больному отцу. Обосновался у городка Сихем и стал там жить. Тут и произошла одна из самых примечательных ветхозаветных историй. Его дочь Дина пошла поиграть со сверстницами в город. Дине никак не могло быть больше четырех лет. Там, в песочнице, ее заметил сын правителя города, воспылал к ней страстью, затащил к себе в хоромы и лишил невинности.

Но юный педофил не стал скрывать своего проступка. Наоборот, он попросил своего отца заслать сватов к Иакову. Иаков был дома один и не стал ничего решать до прихода сыновей с поля. Даже поруганная честь дочери не выгнала его из любимой палатки. Проще сказать, что он опять испугался. Вскоре с поля пришли сыновья. С ними и пошел разговор о женитьбе. Симеон и Левий сказали, что нельзя выдавать дочь Иакова за необрезанного. Поставили условие - все население города должно пройти процедуру обрезания, а после этого можно и о свадьбе поговорить. Юным дипломатам было соответственно десять и одиннадцать лет от роду. Примечательно, что самый старший сын Лии, Рувим, не участвовал в этой истории. Позже мы поймем, почему.

Итак, все мужское население города прошло обрезание. Это очень болезненная процедура. В течение трех дней после такого ритуала мужчина - не боец. А братьям больше и не нужно. Каждый взял по мечу. Юные мстители вошли в город. Каждая особь мужского пола была умерщвлена. Все особи женского пола были взяты в рабство. Весь скот был угнан. Все личное имущество было отнято. Все дома были разграблены. Весь урожай с поля был конфискован.

Понятное дело, что двум братьям такие подвиги не под силу. Видимо, операция проходила под лозунгом «танцуют все». После такой резни Иаков начал трусливо ныть: «Меня теперь проклянут!» Братья на него прикрикнули, и он успокоился. Но пункт дислокации решили сменить - от греха. Впервые Иаков проявил какое-то почтение к богу. Собрал со всех домочадцев предметы языческих культов и закопал под деревом. Бог сразу же подтвердил свой завет с ним и вторично назвал его Израилем.

Израильтяне двинулись в путь - подальше от страшного места. В дороге Рахиль родила Вениамина и умерла. Пока занимались родами и похоронами, выяснилась одна интересная деталь. Оказалось, что самый старший сын Лии, Рувим, ходит по ночам в спальню отцовой наложницы, Валлы. Роман был бурным. Даже история с младшенькой сестрой не смогла охладить страсти юного Ромео. В смысле - Рувима. Реакция отца очень примечательна. «Он был огорчен».

И наконец-то Иаков вспомнил о старом, больном отце, у которого он четверть века назад обманом выпросил благословение. И поехал сын к папе. Папа умер сразу после приезда сына. Наверное, от радости. А, может быть, он умер и до приезда Иакова. Хоронили Исаака оба брата. После чего решили разъехаться. Наверное, так было лучше для всех. Исав собрался и откочевал на гору Сеир. Стал родоначальником идумеев. Израиль остался в отцовских владениях.

Далее речь пойдет об Иосифе. Иосиф был любимым сыном Иакова и Рахили. Он этим пользовался вовсю. Отец сына баловал, одевал разноцветно, не перегружал работой. Иосиф постоянно видел сны и своеобразно их толковал. Из его снов следовало, что все его одиннадцать братьев должны ему поклоняться и прислуживать в будущем. В свои слуги он также записывал и отца. Естественно, братьям это не могло нравиться.

Однажды старшие сыновья пасли скот на дальнем пастбище в Сихеме, а семнадцатилетний Иосиф лепил дома коников из кизяка. Напомним, что братья пасли скот на месте города, полностью ими уничтоженного накануне. (Еще одно доказательство фантастичности сихемской резни. Но зачем надо было выдумывать такое? ) Иакову вдруг вздумалось отправить любимого сына на пастбища - посмотреть «как они там», а потом вернуться домой с докладом. Очень странный поступок. Иаков сам спровоцировал конфликт. Эта поездка не могла кончиться ничем хорошим.

Увидев брата, юные пастухи разозлились. «Едет наш ясновидец, ни дна ему ни покрышки!» Решили убить родича-экстрасенса. Решение созрело мгновенно. С момента появления Иосифа на горизонте и до его приезда в стойбище его судьба была решена. Старшие братья, Иуда и Рувим, выступили против убийства. Сошлись на том, что с Иосифа сорвали разноцветные одежды и бросили его в колодец. Обрывки пестрых одеяний окропили кровью ягненка и отправили отцу для опознания.
Этого им показалось мало. 17-летний Иосиф был продан проезжающим купцам. Так он оказался в Египте, где его купил некто Потифар, начальник телохранителей фараона.

Далее следует небольшое отступление. Иуда Иаковлевич решил начать самостоятельную жизнь и стал жить отдельно от братьев. Там он женился на хананейке по имени Шуа. Она родила ему трех сыновей. Сыновья росли. Пришла пора жениться старшему, Иру. Иуда нашел ему жену по имени Фамарь. Ир чем-то не угодил богу, и бог его убил. Иуда велел среднему сыну, Онану, жить с вдовой как с женой. По древнему обычаю, дети, которые родились бы при этом, считались бы наследниками умершего Ира.
Онан не хотел иметь детей с вдовой старшего брата. То, что он делал, позже назвали онанизмом. Богу такие хитрости тоже не понравились. Онан умер. Иуда велел Фамари пожить пока в доме своих родителей, пока Шелла, младший сын, не достигнет возраста, достаточного для женитьбы. Фамарь ушла жить к своим родителям.

Прошло время. Иуда похоронил свою жену. Однажды он собрался по делам в город, где жила Фамарь. Дважды вдова была предупреждена о приезде свекра. Она сняла траурные одежды, закрыла лицо покрывалом и села у городских ворот. Очень вовремя, ибо на горизонте показался Иуда.
Иуда принял женщину, сидящую у ворот, за проститутку. Странно. Закрытое лицо было признаком замужней, порядочной женщины. Иуда решил купить ее любовь. Начали торговаться. Приезжий предложил заплатить за сеанс козленком из своего стада. Фамарь потребовала гарантий. Он дал ей залог - свою печать, трость и перевязь. Ударили по рукам. Сделка, как говорится, состоялась. Фамарь забеременела. Странно, что Иуда даже в постели не узнал невестки.

Иуда послал козленка, как договаривались. Фамарь к тому времени вернулась домой и облачилась в свои вдовьи одежды. Посланец не нашел ее на месте. Стал спрашивать у людей, куда подевалась проститутка, которая еще недавно сидела на этом самом месте. Местные зеваки пожимали плечами: не видели, мол, никакой проститутки в округе. Иуда решил, что так тому и быть.

Через три месяца его уведомили о том, что невестка впала в блуд и вынашивает байстрюка. Иуда велел привести эту блудницу для сожжения. Очень смелое требование, ведь он был чужаком и не мог творить самосуд на чужой территории, игнорируя местные органы самоуправления. Фамарь послала ему трость, печать и перевязь с такими словами: «Я беременна от владельца этих вещей». Иуда устыдился. На этом все препирательства прекратились. Фамарь родила двойню. Чьими детьми они считались, непонятно.

Пора вернуться к Иосифу в Египет. Он оказался очень расторопным юношей, и вскоре Потифар сделал его управителем своего дома. Все домашнее хозяйство легло на плечи юного раба. Потифар целиком посвятил себя государственной службе.

Кроме деловых качеств, Иосиф отличался приятной внешностью. Жена Потифара положила на него глаз и начала делать авансы. Иосиф никак не реагировал на знаки внимания. Дошло до того, что она волоком потащила паренька к себе в постель. Иосиф еле вырвался из горячих объятий и бежал, оставив в ее руках одежду.

Он не знал, что с замужними женщинами нельзя так поступать, ибо они превращаются в фурий. Фурия пожаловалась мужу на наглого раба, обвинила его в попытке изнасилования и даже предъявила улики - порванную одежду насильника. Иосифа бросили в тюрьму для важных государственных преступников, что само по себе интересно.

В тюрьме юноша не пал духом, проявил свои организаторские способности, и стал начальником тюремной административно-хозяйственной части. Вскоре в ту же тюрьму угодили два царских чиновника - главный виночерпий и главный хлебодар. Иосифа приставили к ним слугой. Высокопоставленным чиновникам снились очень странные сны. Иосиф, который с детства разбирался в этом деле, истолковал каждому из них значение видений. Одному из них светила амнистия, а другому - смертная казнь.

Виночерпию снились хорошие сны. Иосиф попросил его замолвить словечко за себя перед фараоном. Сны чиновников сбылись - хлебодара казнили, а виночерпий оказался в фаворе. Он был счастлив опять наполнять фараоновы чаши портвейном, и совершенно забыл о толкователе снов. Иосиф остался в тюрьме. Прошло два года.

Через два года странные сны начали сниться самому фараону. Он созвал всех чернокнижников Египта, но никто не смог эти сны истолковать. Главный виночерпий вспомнил наконец-то о еврейском юноше и посоветовал фараону призвать его. Иосифа привели из темницы. Выслушав фараона, Иосиф предрек семь голодных лет после семи урожайных. Чтобы избежать голода, он посоветовал назначить толкового управителя над земледельцами. В течение семи урожайных лет ему надлежало изымать пятую часть урожая и складировать ее в государственных зернохранилищах. В семь голодных лет этот резерв должен был спасти страну от голода.

Семь неурожайных лет в Египте, где ежегодно разливается Нил, покрывая почву слоем плодородного ила - неслыханное дело. Но с точки зрения морали Иосиф вел себя безукоризненно. Пока. Фараону так понравились речи прорицателя, что он назначил его управляющим экономикой страны. Инициатива, как говорится, наказуема исполнением. В тридцать лет от роду Иосиф стал премьер-министром земли египетской.

Дела Иосифа пошли очень хорошо. Семь лет подряд он изымал пятую часть урожая и складировал ее в царских амбарах. Устроил он и свою личную жизнь. Женился на Асинефе, дочери того самого Потифара, который в свое время засадил его в тюрьму.

Потифар к тому времени отошел от телохранительства и стал главным жрецом илиопольского храма. Надо отметить один пикантный момент. В некоторых изданиях Ветхого Завета Потифар, покупая Иосифа, был евнухом! Но ведь и у евнухов могут рождаться дети. Рожают-то женщины, а не мужчины.

Как и было предсказано, через семь лет начался голод. Народ начал спрашивать фараона, что им делать. Фараон всех отправлял к Иосифу. Иосиф же начал продавать хлеб населению. Он продавал им то, что было конфисковано - изъято бесплатно. Иностранцам тоже продавали зерно. Но ведь иностранцы покупали чужое, а египтяне - свое. Изъятие зерна проводилось сверх обычных повинностей.

В Палестине тоже наступили голодные времена. Иаков узнал, что египтяне продают зерно, и послал десятерых сыновей «за хлебушком». Самого младшего, Вениамина, не послал - как бы с ним беды не приключилось. Все думают, что Вениамин так и остался маленьким ребенком. Это не так. Иосифу на восьмой год своего правления исполнилось тридцать восемь. Вениамин моложе его на пять лет, и к этому моменту вошел в возраст Христа. Вот такая арифметика. Почему среди братьев оказался Иуда, который к тому времени давно жил отдельно, непонятно.

Иосиф сразу узнал своих братьев, а они его не узнали. Еще бы. Иосиф начал их стращать, обвинять в шпионаже. Братья стали оправдываться, рассказывать о своих бедствиях и о младшеньком брате. Премьер-министр сказал, что без младшего брата торга не будет. Приказал взять их под стражу, а одного из братьев послать за Вениамином. Потом подумал немного и принял другое решение. В заложниках остается только один Иаковлевич, а остальные везут хлеб в Ханаан и возвращаются с Вениамином.

Ослов нагрузили мешками с зерном. Иосиф приказал спрятать в эти мешки и серебро, которым братья расплачивались. Симеон остался в заложниках, а братья повезли домой дармовой хлеб. На обратном пути они обнаружили подброшенное серебро. Обескураженные, они все рассказали отцу. Иаков отказался отправлять «отрока» Вениамина в Египет. Стали проедать купленное зерно.

На долго ли хватило египетского зерна, неизвестно. Но кончилось и оно. Иаков решил послать сыновей в Египет. Опять. О поездке Вениамина с ними старик и слушать не хотел. Иуда предложил отдать Иакову двух своих сыновей в заложники. Если с Вениамином случится хоть что-нибудь, дедушка всегда сможет убить внуков. Очень интересно. Очень морально.

Иаков дал себя уговорить. Приказал сыновьям взять с собой то серебро, которое им вернули в прошлый раз, сверх того взять денег на новую покупку и всяческих подарков для добрых египтян. Поехали. В Египте их сразу же разместили в доме Иосифа. Братья перепугались, что их обвинят в краже серебра, и начали оправдываться перед домоуправляющим. Тот их успокоил и велел отдыхать. Вскоре к ним привели Симеона.

Иосиф велел закатить пир для гостей. На младшенького Вениамина он не мог спокойно смотреть, и все время выходил в свою комнату поплакать. После пира Иосиф приказал загрузить мешки евреев зерном, загрузить туда же их серебро, но сверх того - в мешок любимого Вениамина спрятать свою драгоценную чашу. Теперь понятно, почему Иосифа так пробивала слеза накануне.

Утром ребята поехали с хлебом домой. Иосиф послал за ними стражников. Посреди дороги братьям учинили обыск. Чаша нашлась, Вениамина обвинили в воровстве. Всю команду с позором вернули в столицу.

Братья были в отчаянии и готовились к худшему. Только Иуда не терял головы. Он подошел к Иосифу, рассказал ему всю подноготную и предложил компромисс. Судить его, Иуду, за воровство, а братьев с Вениамином отпустить к старому отцу. Иосиф наконец-то не выдержал - открылся братьям. Все были очень рады. Хэппи энд с песнями и плясками.

Даже фараон обрадовался тому, что Иосиф нашел своих братьев. Он посоветовал им поехать в Палестину и привезти в Египет всех своих домочадцев и все свое добро. Их даже обеспечили транспортом.
Братья приехали к старому отцу, рассказали о своих приключениях и о приглашении фараона. Иаков не поверил. Ему явился бог и посоветовал идти со всем своим родом в Египет. Иаков погрузил всех на египетские колесницы и поехал к сыну. Далее идет перечисление всех, кто поехал в Египет. Всего шестьдесят шесть человек. Названы все дети Иуды. Но потом автор спохватывается и делает поправку: два сына умерли в Ханаане. Более того, маленький Вениамин, которого все так любили, тоже поехал в Египет с детьми. Радости египтян не было границ.

Фараон выделил евреям самую лучшую землю для поселения. В Египте продолжался голод. Родичи Иосифа получали продукты бесплатно. У самих египтян кончилось серебро, за которое они покупали у Иосифа хлеб. Они пришли с просьбами и жалобами на голод и нищету. Иосиф рассудил философски. «Покупайте хлеб за скот, если серебро кончилось». Он, оказывается, был редкий добряк, этот Иосиф.

Голод продолжался. Люди не знали, чем платить за зерно. Иосиф уже контролировал весь серебряный запас страны и владел всем скотом. Он предложил голодающим покупать хлеб за свою землю. Вскоре вся земля принадлежала государству, а вернее - Иосифу. Только жрецы и храмы остались при своей земле - премьер их не трогал. Теперь вся земля, кроме храмовой, принадлежала ему. Все египтяне, кроме жрецов, стали рабами. Иосиф милостиво разрешил им пятую часть урожая сдавать государству, а остальное - оставлять себе.

Иаков-Израиль собрался помирать и позвал к одру Иосифа. По старому обычаю приказал ему взять себя за «под стегно» и дать клятву: похоронить его в Ханаане, рядом с женой. Иосиф обещал выполнить клятву и вернулся к государственным делам. Вскоре его нашли посыльные и сообщили, что отец его болен и собирает всех детей своих на прощальную беседу. Иосиф, который только что вернулся от отца, удивился, но поехал, прихватив сыновей.

Иаков тоже удивился - что это за люди рядом с его сыном, Иосифом? Оказалось, что это внуки. Надо же! Иаков решил их благословить. Иосиф подвел сыновей к старику. Во время благословения патриарх страшно путался и норовил благословить младшенького внука первым. Иосиф пытался указать ему на неточности, но Израиль настаивал на своем. Странный эпизод. Если не помнить о том, что сам Иаков, младший из братьев, обманом получил свое благословение. А ведь столько лет прошло!

После этого у одра собрались все сыновья Израиля - родоначальники колен. Старшему Рувиму патриарх не передал командирского жезла - за сожительство с отцовой наложницей. Симеону и Левию тоже не повезло - за резню в Сихеме. Иосифу патриаршества тоже не досталось почему-то. А досталось оно Иуде - мужу вдовы двух своих сыновей. Израиль умер. В Египте поднялся страшный гвалт. У фараона от слез запухли глаза, а от рыданий началась страшная икота. Патриарха набальзамировали, как какого-то Аменхотепа, и повезли хоронить в Палестину. Место, где он похоронен, названо местом «плача египетского», ибо горе египтян было безгранично. Почему-то.

Когда все немного успокоились, засобирались обратно в Египет. Зачем оставаться в Палестине, если египетское правительство возглавляет еврей? Вопрос, конечно, риторический. От добра, как говорится, добра не ищут.

Иосиф тоже умер. Все умирают. Его тоже забальзамировали. Но похоронили в Египте.

Отредактировано ingvar (28-02-2010 02:08:25)

+1

2

Все верно. Старые как мир вопросы.

Гарм написал(а):

Подобных опусов творили многие и много веков.

Действительно, я часто встречаю людей ищущих ответы на этот вопрос. И обычно находят его не в христианстве.
В целом, Ингвар, Вы совершаете одну распостраненую ошибку: отождествляете нашу цивилизацию с христианством. Это старое, давно навязаное нам заблуждение. Наверное, так проще: примазаться к цивилизационному потоку и именовать все достижения цивилизации заслугами христианства. Но это не так, цивилизация - базис, а религия лишь надстройка. И уж называть Россию христианской. особенно современную, можно только с большого перепоя.
Впрочем, на правах рекламы, зайдите в мой раздел. Там ссылка на один хороший креатиф, Риона называется. Прочтите, есть там попытка ответа на вопросы. Пусть не полная и идущая по краю повествования, но тем не менее.......

0

3

Люди, если получается оскорбительно, говорите, что именно - буду переделывать. Совсем не нужно мне это - кого-то задевать или шпынять. Не то ищу, как говорил Гарм. Если ВСЕ оскорбительно, буду ВСЕ переделывать, или вообще откажусь от проекта. Буду пытаться сказать иначе - только и всего. Но ничего плохого я не хочу, никому не желаю зла.
Кстати, г-н Каммерер, речь не шла о России - с чего Вы взяли?

0

4

Дело не только в России. Наша европейская цивилизация берет свою основу из Римской Республики/ Империи. За прошедший период религия менялась раза четыре примерно. Но основной базис цивилизации сохранился. И не слишком ли много уделяется внимания событиям на дикой варварской крошечной территории на окраине Римского Мира? И за прошедшие две с половиной тысячи лет не ставшей более цивилизованной и менее отдаленной. Маленькое захолустье, где постояно идет резня по дереву.

0

5

ingvar, как существо, не слишком мыслящее и еще менее толерантное, выражу недоумение: каким образом шутливый пересказ Ветхого Завета споспешествует отысканию справедливости? А равно, отчего к оной приисканию столь извилист путь избран еси? Известно доподлинно от магометанских блаженных, суфиями рекомых,  от отцов-исихастов тож - не переменяет Всевышний ничего с судьбою человеков  допрежь того, как они сами оную переменить не взалкают. Инда миром вы Мир измерить тщитесь, ко душе своей, у Всевышнего в руце обретающейся, тварной аршин прилагая? Вотще труд сей, ingvar, понеже Руца та и душа с аршином несопрягаемы до дня Страшного Суда, коим се расторжение прервется. Бисми Лляхи р рахман р рахим.
ЗЫ один умный человек как-то уподобил В.З. руководством по гринмейлу с началами пиара и рейдерства.

0

6

Спасибо, ingvar, что напомнили эту историю - давно не перечитывал. :)
Озадачивает только заявление о нежелании никого оскорблять. Это как это? Данный ваш текст является, вообще-то жутким оскорблением для всех, кто по библии верит.  Просто по факту. В силу несовместимости психики верующих и неверующих :). Так что вы уж, коли взялись - не оправдывайтесь. Или уж обратно все отыграйте :)...
Не зря в средневековье за чтение Библии смертная казнь была. :)
ПМ

Отредактировано П. Макаров (07-08-2006 00:26:10)

0

7

Ну, события-то выдуманы. Или искажены. Речь, стало быть, не о них. Исторически Ветхий Завет - слабое подспорье. Я свел к примитиву: вот библия, христианская. А в ней Ветхий Завет. Потом был бы и Новый. И Коран. В любом случае, Вы правы, Каммерер, к нам это не имеет никакого отношения. Так о том и речь! Видите ли, в нашем регионе Вы не пройдете двух кварталов, не повстречав трех проповедников. И каждый талдычит: в библии написано то, в библии написано это, а это значит: примеры номер один, два, три и так далее. На это накладывается возня со старыми храмами (к примеру, католические костелы перекраивают в православные церкви, а ведь это разные вещи), строительство новых. И телевидение. И политики - все, как один, о боге вещают. Психоз, одним словом. И не так уж он безобиден - вблизи. Это западная Украина. Иногда кажется, что живешь в средневековье. В школах ввели "христианскую этику", и начинают там с Ветхого Завета! И рассказывают о крутых парнях вроде Авраама и Давида - как о примерах для подражания. Дети не читают библию - им дают брошюрки с красивыми картинками и слащавыми текстами, старательно вылизанными. И все говорят о духовных ценностях! А еще эту дисциплину делают обязательной, хоть это и незаконно. Ведь есть еще Крым, а в нем мусульмане. Это к примеру.  Вот такие дела.
Сначала и у меня было желание сравнивать с Римом. Например, с "нравственными письмами" от Сенеки. Это ж какой перепад по стилям! Да и по моральным ценностям, если на то пошло. Но потом передумал - много поворотов, тяжело будет уследить. Ведь главная особенность библии - неудобочитаемость, тут попроще надо.

Расул, это частично ответ и на Ваш вопрос. Но раз уж Вы упомянули суфиев, то я приведу слова Идрис Шаха, который цитировал старых дервишей: "наш бог начинается там, где ваш заканчивается". Для них не так важно, в какой традиции стартовать - финиш важнее. Я не тщусь переделать мир. С другой стороны - я не преследую никакой выгоды. Честное слово. Я бы сказал иначе, взял бы не аршин в качестве примера, а броуновское движение. Если хотя бы один атом стал двигаться быстрее, общее давление в котле повысилось. Примерно так. И еще скажу о причинах. Почему-то я отношусь к этому, как к личному делу. Не знаю, как выразить - такое ощущение, что это касается лично меня, понимаете?

Господин Макаров, спасибо Вам! :) Если честно, я думаю, что настоящих верующих не обидеть шутовским пересказом. Да и вышучивание очень невеселое получается. Даже не знаю, стоит ли продолжать. Ну, обидел тех, кто держится за библию, но в бога не верит. А богу такие не нужны. :)
Если серьезно, библию выбрасывать нельзя и храмы рушить - ни в коем разе. Это же наша история. Но делать ее актуальной сегодня - глупо, как мне кажется. Что мы, зря что ли 2 тысячи лет развивались, прогрессировали и так далее? Мы же в космос летаем, черт побери.
Самое смешное - я мистик. Кто бы поверил? Люди, которые  с кулаками бросались на меня под лозунгом "защитим библию" - на самом деле очень прагматичны и далеки от любой духовности. А я - нападаю. Хотя на самом деле знаю, как оно бывает - если бог показывает лицо.
Да, казнили. Да и трудно было прочесть: мало грамотных, мало библий, а у католиков еще и латынь. Так что...
Опять же, отбросим Ницше - уж очень одиозен, хотя мне нравятся его трактовки, отбросим Косидовского - тот пер напропалую, о Климове вообще говорить не стоит. Но ведь был еще Вольтер. И Марк Твэн. Их это тоже волновало.

В общем - спасибо вам.

0

8

Я только одного не понял... Где тут оскорбление верующим? Человек просто ПЕРЕСКАЗЫВАЕТ библию, ничего не прибавляя и не убавляя. Шутовской стиль? Отнюдь... Просто язык такой, современный... Это можно считать таким ПЕРЕВОДОМ. Да, библия не чтиво для детей! Примеров аморального поведения там хватает. Причем, как приписываемых пророкам, так и Господу... Отнесем это на совесть авторов...

А сама постановка вопроса... Корни несправедливости - в христианстве? Не знаю, не знаю... То, что эта религия призвана воспитывать рабов - могу признать (Дружище Гарм, извини! Но вспомни, что ты называешься "рабом божьим"), но чтобы она (религия) ростила несправедливость? Дело в самих людях.

0

9

ИСХОД

Иосиф умер, и «весь род его усох». Но сыны Израиля умножились и неплохо жили в египетской земле. Их благоденствие окончилось с приходом к власти нового фараона, который «не знал Иосифа».

Их начали угнетать - привлекать к строительству городов. А потом… Фараон приказал умерщвлять всех новорожденных еврейских мальчиков. Он был националистом, и не любил чужаков. Сначала он велел повитухам, которых у чужаков было целых две, убивать новорожденных мальчиков. Две повитухи на шестьсот тысяч народу - это круто. Повитухи учинили саботаж и объясняли свое бездействие тем, что еврейские женщины обладают отменным здоровьем и в помощи повитух не нуждаются.

После этого фараон повелел самим роженицам топить новорожденных мальчиков в реке. Одна женщина из племени левит родила мальчика. Она не стала топить его, потому что он был «очень красив». Так Моисей остался жить. Был бы он неприятной наружности, законопослушная мама бросила бы его в реку. Ну, так по книге получается.

Этот миф интересен во многих отношениях. События происходят на пятом веке пребывания в Египте. За это время численность иудеев (по Библии) выросла с шестидесяти шести человек до шестисот тысяч. На всех хватало двух повивальных бабок. Далее. Молодая мамаша все-таки бросила своего сына в реку - через три месяца. Перед этим она положила его в корзину. Он не успел далеко уплыть - был обнаружен молодой дочерью фараона, которая очень кстати пришла помыться в проточной нильской воде. Царская дочь сразу же опознала в нем юного еврея. Тем не менее, мальчик был взят в фараонов дом. Ему сразу же наняли кормилицу, еврейскую женщину, которая оказалась его родной мамашей. Очень кстати. Родная мать имела возможность кормить родного сына грудью, и ей за это платили деньги. И обращались с ним, как с царским сыном, а не иудейским найденышем.

Зигмунд Фрейд назвал эту историю «мифом наоборот». Он повторяет многие древние эпосы на такую же тему, но в зеркальном отображении. Обычно в реку попадает ребенок королевской крови. Он плывет себе в корзинке, или в бочке, до самого синего моря, где его спасает и берет на воспитание простолюдин. Как правило, это рыбак. Главным злодеем, пристроившим героя в корзинку, обычно оказывается его брат-злопыхатель.

Тут все происходило наоборот. Мальчик был из низов, а воспитывали его при дворе. Брата у него не было, но потом он волшебным образом появился. Дочь фараона воспитывает его, как сына, и даже называет Моисеем. Воспитание было элитарным - впервые Моисей увидел живых соплеменников в юношеские годы. Как он узнал, что это они? А никто и не скрывал от него его же происхождения. Как он мог встретить своих «израильских братьев», если их топили при рождении? Весь этот миф «зеркален». Все в нем происходит наоборот.

Итак, молодой Моисей стал свидетелем избиения египетским чиновником своего соплеменника мужского пола, что само по себе фантастично (всех мальчиков топили). Он, который рос среди египтян, вступился за собрата, да так рьяно, что зашиб египтянина насмерть. А ведь чиновник был при исполнении. От испуга Моисей потерял голову и зарыл труп под ближайшим барханом. На следующий день он стал свидетелем ссоры двух израильских парней. Он начал их укорять: негоже простым евреям ссориться, когда египетское иго давит их к земле. Парни, которые наверняка тоже выросли в корзинках, плавая по Нилу, указали ему на собственные огрехи. «Если ты убил египтянина, то думаешь, что можешь нас поучать?» В этом что-то было, и Моисей решил эмигрировать. Фараон объявил его в розыск.

Юный революционер остановился в Синае, где нанялся к одному местному священнику пасти коз. У священника было семь дочерей, и Моисей женился на одной из них. Примечательно, что поначалу дочери священника приняли его за египтянина. Женатый Моисей выращивал двух сыновей, выпасал коз и не помышлял ни о чем другом. Ему такая жизнь нравилась - до тех пор, пока перед ним не загорелся куст.

В пылающем кусте проявился бог. Все дело в том, что он почти на полтысячелетия забыл о любимом своем народе, о завете. Видимо, было не до того. Но когда хорошая жизнь в Египте кончилась, люди возопили. Да так громко, что бог услышал и вспомнил о договоре с Авраамом.

Фараон, воспитавший Моисея, умер. Его преемник тоже был из коптов - вопль нарастал. Пришлось богу поджигать куст и заниматься вербовкой пастуха. Он рассказал Моисею о своих грандиозных планах и поставил перед ним задачу - вывести евреев из Египта, после чего заняться завоеванием Ханаана. Закончил бог свой первый разговор с Моисеем очень мудрым советом. «Не уходите из Египта с пустыми руками. Пусть каждая еврейка одолжит у соседки-египтянки, или у египтянки-квартирантки побольше драгоценностей и хорошей одежды - на один вечер. И уйдите с этим добром из Египта». Знай наших! Рабы, которые сдают своим господам жилплощадь, это интересно.

Продолжим. Моисей, как водится, начал отпираться. Дескать, не могу, сил у меня таких нет, и оратор из меня никакой. Моральная сторона дела его абсолютно не пугала - только технические трудности. Бог на него накричал и посоветовал сделать своим рупором брата Аарона. Вот и братец объявился. Каким образом он избежал утопления в Ниле - неизвестно. Тогда Моисей выдвинул второй резон. «Мне никто не поверит». Бог продемонстрировал ему несколько нехитрых фокусов с жезлом, который превращался в змею и наоборот. Чтобы их повторить, не нужно было становиться Дэвидом Копперфилдом. Считалось, что такой иллюзион должен убедить всех в избранности Моисея.

Пришлось Моисею идти в Египет. Посадил на ослов жену и детей, и тронулся. В путь. На первом же привале, в ночное время, бог забыл, кто такой Моисей, и собрался его прикончить. Сафора, жена пророка, сделала одному из сыновей своих обрезание и бросила то, что было обрезано, богу. Как подачку. Бог успокоился.

Навстречу Моисею вышел брат Аарон. Братья горячо обнялись и поцеловались, хоть и виделись впервые в жизни. И обоим было далеко за семьдесят! После поцелуев сразу пошли к фараону - брать его за рога.

К этому времени угнетение достигло своего апогея. Ребят заставили самостоятельно собирать солому, из которой они потом делали кирпичи. До этого египтяне собирали солому и приносили мастерам. Те смешивали солому с глиной и выставляли ее сушиться на солнце. Когда ребятам объявили, что солому им теперь придется собирать самим, к фараону вереницей потянулись делегации - с требованием отменить такое зверство. Но египетский царь был неумолим.

Фараон только вытолкал взашей из дворца очередных ходоков, как перед ним предстали два брата. Братья потребовали выпустить всех евреев из Египта. Но речь не шла об уходе «насовсем». Просились лишь на три дня в пустыню - принести жертвы своему богу. Фараон послал их куда подальше - кирпичи из глины лепить. И закрутил гайки - теперь производство кирпичей было на контроле у Ставки. Никто теперь не имел права вылепить их меньше нормы. За невыполнение нормы полагалось наказание. Наверное.

Моисей опять начал хныкать. Бог на него цыкнул и занялся подсчетом сынов израилевых в Египте. Оказалось, что их много, даже очень. Налицо полнейший саботаж египетских законов. Ни одна женщина, получается, не утопила своего сына при рождении. Лишь одна законопослушная мамаша бросила сына в реку. И вот вам результат - малолетний убийца египетского полицейского, который умеет превращать палку в змею, стоит перед фараоном и угрожает ему.

Не такой уж и малолетний - Моисею к этому времени стукнуло восемьдесят лет, а его брату - восемьдесят три. Получается, что когда юная принцесса обнаружила корзинку с Моисеем, его брат уже целых три года смотрел на мир. А мир смотрел на него.

Аарон с Моисеем пошли к фараону с очередной агитационной речью. Фараон им опять отказал. После аудиенции бог удивленно восклицает, что фараон ожесточился сердцем и не хочет выпускать его народ из Египта. С чего бы это? Ведь он предупреждал Моисея, что сделает так, чтобы фараон отказал.

Потом были состязания с египетскими магами, потом - казни египетские. Лягушки, кровавый дождь и все такое. Ну а потом - ночь. Та самая. Иудеи пометили двери своих домов кровью жертвенных козлят. В полночь по улицам прошелся бог. Во всех домах с чистой дверью в ту ночь погиб первенец. В смысле - и дети, и животные. Ну, первенцы, одним словом.

Прямо в ту же ночь фараон позвал братьев и сказал им: идите, служите своему богу, делайте что хотите. Еще бы. Напомним, речь шла о трех днях отлучки для отправления религиозных надобностей. Евреи тут же собрались, одолжили у соседей золота - бриллиантов, и тронулись. В путь. «Обобрали египтян» - сказано в библии. И было их очень много. Только мужчин, способных носить оружие, было шестьсот тысяч. А женщины и дети? Всего ушло не меньше двух миллионов человек. И весь скот. Это было нечто.

Если кто-то хочет уйти, нет смысла его удерживать. Он все равно уйдет.

Такой была первая пасха. Странно. Тут же говорится, что праздник символизирует исход, когда евреев «изгнали» из Египта.

Египтяне захотели догнать вороватых беглецов. Их реакция понятна, ведь каждый дорожил фамильными драгоценностями. Моисей заманил преследователей в ловушку и утопил в Мертвом море. По этому поводу он сочинил песню, и все ее спели. Больше всех веселилась пророчица Мириам, которая бегала по стойбищу с бубном и пела. Мириам не просто пророчица, она сестра Аарона. И Моисея.

Время от времени народ переставал веселиться и начинал роптать: «Дайте нам воды, дайте нам мяса (как будто они не угнали с собой весь скот), в Египте было хорошо!» и так далее. Моисей ублажал их, как маленьких детей: привел двухмиллионную толпу в оазис из семидесяти пальм и двенадцати источников, ударил своим шестом по камням, вызывая воду, наколдовал перепелов с неба, и наконец - манну небесную. Манипулируя с манной, Моисей использовал ковчег завета, который еще не был сделан.

Время от времени вождь жаловался богу на то, как его народ туп и строптив. Бог давал ему советы по наведению уставного порядка. Положение осложнилось нападением амаликитян. Название этого народа ни о чем не говорит, потому что он появляется в разных регионах Ближнего Востока и каждый раз - по разному.

Лучше сказать просто: внезапно напали враги. Иисус Навин возглавил ополчение, а Моисей с Аароном и еще одним священником заняли позицию на холмике. Моисей опять прибег к колдовству. Пока он держал руки в положении «хэнде хох», израильтяне побеждали. Как только руки опускались, Нике поворачивалась задней частью. Моисей был старенький, а битва длинной. Его усадили на стульчик, а руки держали в нужном положении Аарон и Ор. Враг был разбит.

Тесть Моисея прознал об успехах зятя и решил его проведать в степи. Иофор едет к Моисею и берет с собой дочь и внуков. Как это могло быть, если Моисей увез их в Египет на ослах? Тесть подивился тому, как Моисей судит народ, и посоветовал вместо этого стать посредником между богом и людьми. Так Моисей стал жрецом - первосвященником, назначил себе помощников - темников, сотников и десятников. После этого он повел народ к горе Синай и получил на ней заповеди. Вот они.

Нет у тебя бога кроме бога-творца.
Не сотвори себе кумира и не делай никаких изображений религиозного характера.
Не призывай имени бога напрасно, всуе.
Соблюдай субботу.
Почитай отца и мать.
Не убивай.
Не прелюбодействуй.
Не кради. (Это как? В смысле - после Египта).
Не давай ложного свидетельства.
Не желай дома ближнего, его жены, его поля, его раба, его скота, его имущества.

В этих заповедях нет ничего невыполнимого. Они кажутся очень простыми. И актуальными даже сегодня. Они универсальны. А дальше идут законы, которые актуальны лишь для своей эпохи.

Если ты купил раба-еврея, то можешь эксплуатировать его шесть лет, а на седьмой - отпусти. Если ты купил его с его семьей - отпусти с семьей. Если он женился и нарожал детишек в рабстве - его семья принадлежит тебе.

Если раб захочет остаться, приколи его ухо шилом к двери своего дома. Сделай это пред богами своими. (Речь идет об идолах). И раб этот будет твоим навечно.

Если кто продал свою дочь в рабство (а вы как думали?), то закон седьмого года ее не касается. Она не может быть отпущена, ее можно только выкупить. Если она не нравится хозяину, он может ее продать кому угодно, но не инородцу. Отпустить ее можно только в том случае, когда сын рабовладельца взял ее в жены, а после этого женился еще раз.

Тот, кто избил человека до смерти, подлежит умерщвлению. Если убийство было неумышленным, то убийце можно спрятаться - там, где укажет бог. Если убийца сделал это намеренно, то даже пребывание у жертвенника не может его спасти.

Кто ударил отца или мать, подлежит смерти.

Кто похитит еврея и продаст его в рабство, или сделает его своим рабом, подлежит смерти.

Кто плохо говорит об отце или матери, подлежит смерти.

Если двое поссорились и подрались, и один нанес увечье другому, а пострадавший не умер, но смог ходить на костылях - виновный платит за лечение и за перерыв в работе.

Если кто побил раба до смерти, его наказывают. Как наказывают - непонятно. Если раб выжил, то никаких наказаний.

Если в потасовке ударили беременную женщину, и случился выкидыш, но не более того - виноватый платит мужу этой женщины пеню, которую он (муж) назначит. Плата происходит при посредниках. Если же был вред (?) - виновный отдает душу за душу, ногу за ногу, око за око, и так далее.

Если ты выбил рабу своему глаз или зуб - отпусти его на волю за глаз, или за зуб.

Если вол забодал кого до смерти - побить вола камнями, а хозяина не трогать. Если хозяин знал о бодливости вола и не принял мер - убить хозяина. Но хозяин может дать выкуп - за душу. Если вол забодал раба - заплатить рабовладельцу тридцать сиклей серебра, а вола побить камнями.

Если кто выкопал яму, а в нее упал чужой вол или осел, труп нужно выкупить.

Если вол забодал соседнего вола, бодливого вола продают, а выручку соседи делят пополам. Мертвого вола соседи тоже делят пополам.

Укравший вола или овцу, возмещает пять волов или четыре овцы.

Убивший вора на месте преступления - не виноват в убийстве. Но если успело взойти солнце - виноват. Вор должен заплатить. Если украденное нашли при нем - пусть заплатит вдвое. Если заплатить ему нечем - его можно продать в рабство для возмещения ущерба.

Если твой скот попортил чужое поле - возмести убыток из своего урожая. Если по твоей неосторожности сгорело чужое добро - возмести.

Если ты дал ближнему свое добро на хранение, а его обворовали, то пусть этот ближний поклянется перед судьями, что он твоего добра не брал.

О спорном имуществе решают судьи.

Если ты соблазнил необрученную девицу, то заплати вено и бери ее в жены. Если отец ее не хочет выдавать за тебя - заплати ему то же вено. (В Сихеме произошло немножко не так).

Ворожеек убивать.
Зоофилов убивать.
Язычников, приносящих жертвы другим богам, убивать.
Пришельцев не притеснять и не трогать.
Вдов и сирот не притеснять.

Даешь бедному в долг - не бери процентов. Берешь в залог одежду - верни ее до вечера, у нищего кроме этой одежды ничего нет.

О судье и начальнике плохо не говори.

Не забывай приносить мне (богу) в жертву первое зерно и первый виноград, первенца от скота, и первенца от тебя самого. На восьмой день эта жертва должна быть принесена. (Обрезание, видимо, было компромиссом.)

Законы продолжаются. Некоторые из них не помешают и нам.

Не верь пустым слухам, не подавай руки нечестивому - не будь его сообщником.

Не иди за толпой делать зло, не отступай от закона даже в толпе. Не потворствуй в тяжбе даже бедняку.

Если враг твой в беде - помоги ему.
Если бедняк судится с тобой - не думай о нем плохо.
Еще раз - пришельца не трогай.
Шесть лет засевай землю, а на седьмой - пусть ею пользуются другие.
Шесть дней трудись, а на седьмой отдыхай.
Выполняй законы бога своего, а других богов забудь.

Празднуй три раза в году - на пасху, после жатвы, после сбора плодов. Пусть в каждый из этих праздников народ предстанет перед богом. Начатки плодов приноси в храм. (Храма еще нет, но он будет. В Египте было много храмов).

При завоевании других земель и покорении других племен - не перенимай их веру, не поклоняйся чужим богам. Не смешивайся с инородцами, им нет места на твоей земле.

Решение организационных вопросов оказалось хлопотным делом. Моисей ходит туда-сюда, на Синай и обратно, носит книги и скрижали, которых у него нет, потом пишет эти книги опять, потом опять идет за скрижалями, потом назначает левитов первосвященниками, потом опять уходит на гору на сорок дней - для получения скрижалей и инструкций по оборудованию скинии и ковчега завета, который уже вроде бы есть, но его как бы и нет.

Во время сорокадневного отсутствия Моисея его брат Аарон времени не теряет - собирает с миру по золотому колечку и отливает людям Тельца. Они начинают ему поклоняться, как богу, который вывел евреев из Египта.

Бог об этом узнает и грозит Моисею полностью уничтожить всех евреев. Он уже дважды обещал не уничтожать народ - после потопа и после Содома и Гоморры. Но это мелочи. Моисей вступается за своих людей и обещает привести их к нормальному бою.

После этого он сходит с горы к своим людям, забывает о своем милосердии, впадает в гнев, разбивает скрижали и приказывает левитам убивать всех, кто под руку попадется. Левиты вырезали три тысячи человек.

Моисей опять идет на гору, возвращается с новыми скрижалями, жрецы проводят карательную акцию по уничтожению зачинщиков. Порядок восстановлен. Идолы уничтожены. Драгоценности у народа конфискованы. Изготовлена скиния и ковчег завета - для хранения скрижалей. Моисей подтверждает договор между богом и израильским племенным союзом. Подтверждена стратегическая цель - завоевание Ближнего Востока от Нила до Евфрата. История продолжается.

Понятное дело, что заповеди - благо. Особенно для кочевников и пастухов, которые жили родовым строем. Посмотрим, как они выполняли эти заповеди - образец, который и нам не помешал бы.

ЛЕВИТ

С тельцом Моисей разобрался. С теми, кто ему поклонялся, тоже. Главный зачинщик золотого путча, Аарон, стал первосвященником. Ему просто повезло - родная кровь. И еще немного поучений.

Не смотри на голых родственников и их супругов.
Не ложись с женой в ее критические дни.
Не ложись с чужой женой.
Не ложись со своими детьми.
Не будь гомосексуалистом.
Не совокупляйся с животными.
Будьте святы, как свят ваш бог.
Почитайте родителей и соблюдайте субботу.
Не отливайте себе идолов.
Не воруйте, не лгите, не обманывайте.
Не давайте ложных клятв.
Не обижай ближнего и не грабь его.
Наемнику заплати.
Не суди, а если судишь - суди справедливо.
Не брани глухого, не клади слепому бревна под ноги. (Ну почему возник такой запрет?)
Не работай носильщиком. (?)
Не таи на брата зла, а скажи ему все в глаза, обличи его. (Значит ли это - подай на него в суд?)
Не мсти соплеменнику, но ВОЗЛЮБИ БЛИЖНЕГО СВОЕГО, КАК САМОГО СЕБЯ. (Оказывается, это не Христос придумал).

Кто согрешил с замужней рабыней, может откупиться. Ведь она несвободна, а это - второй сорт.
Не ворожи и не гадай. Не ешь мяса с кровью.
Не стриги волос на голове. Бороду тоже не стриги.
Не делай на себе надрезов в знак скорби по умершему.
Не делай татуировок.
Не пускай свою дочь на панель. (Да уж, не надо этого делать).
Не ходи к волшебнику.
Почитай стариков, при их появлении вставай, а не сиди.
Опять - не обижай пришельца.
Опять - не обманывай, особенно в торговле.

Легко сказать: не делай этого. А если уговоры не действуют? Нужно определить меру наказания.

Кто принес ребенка в жертву Молоху - побивается камнями насмерть.
Кто злословит на родителей своих - подлежит смерти.
Прелюбодеи подлежат смерти, оба.
Кто спит с женой отца - убить обоих. Бедный Рувим!
Кто спит с невесткой - убить обоих. Бедный Иуда!
Кто спит с мужчиной, как с женщиной - убить обоих.
Кто спит с матерью своей жены - сжечь живьем обоих.
Кто совокупится с животным, подлежит смерти. Животное тоже убивают.
Кто спит со своей сестрой - убить обоих публично. (Наверное, двоюродные сестры не в счет).
Кто спит со своей женой в критические дни - убить обоих.
Кто спит с женой своего дяди, пусть живет, но детей у него быть не должно.
Кто взял жену брата, тоже ничего, но тоже без детей.
Волхвы и колдуны уничтожаются без разговоров.

Нельзя прикасаться к мертвецам, если они не ближайшие родственники.
Опять - не бриться и не стричься.
Не женись на блуднице, прелюбодейке и разведенной.
Если дочь священника блудит - ее сжигают на костре.
Первосвященник не может снять шапки перед людьми, или порвать свою одежду. Он не может прикасаться к мертвецам, даже если они ему родственники. Жениться он может только на соплеменнице с отменной репутацией.

Кто нарушит эти правила, будет строго наказан.

ЧИСЛА

Бог приказал Моисею провести перепись населения. Переписали. Шестьсот тысяч мужчин, способных носить оружие. С хвостиком. Интересно, что левитов не считали. Левиты занимались сугубо жреческими делами.

После длительных указаний о порядке жертвоприношений, богослужений и бракоразводных процессов заговорили о земном. Народу захотелось мяса. Выгнали из Египта весь свой скот - неисчислимые стада, но оказалось, что мяса нет! Стали вспоминать о рыбе, которую в Египте ели «даром», с лучком и огурчиком.

Моисей провел с богом консультации. После консультаций ветер принес огромное количество перепелов и набросал их кучами возле шатров. Начали кушать. После трапезы бог наслал на сытых переселенцев язву.

Когда язвы прошли, Аарон и Мариам стали упрекать брата своего, Моисея, за то, что жена у него - инородка. Бог услышал эти препирательства, вызвал Мариам и Аарона «на ковер», прочитал им лекцию о том, как надо вести себя с пророками вообще, и с Моисеем в частности. После этого он поразил Мариам проказой - для начала. Моисей сразу же начал заступаться за брата и сестру. Бог ответил философски: если отец плюнул в лицо дочери и она после этого должна семь дней очищаться, то и Мариам теперь должна семь дней ночевать вон за тем барханом.

После того, как сестра пророка очистилась и вернулась в черные палатки, Моисей повел народ к границам Ханаана. Остановились в пустыне Харан. Моисей выслал разведку в Ханаан. Главным шпионом назначили Иисуса Навина.

Разведчики ползали по Ханаану сорок дней. Излазили его вдоль и в поперек. Вернулись. Предстали пред Моисеем.
- Ну?
- Страна - оторви да брось. Молочные реки, кисельные берега. Пчелы у них, как индюки.
- Как же они в ульи влезают?
- Пищат, но влезают. Гроздь винограда двум мужикам не унести.
- А в чем проблема?
- Мужики в Палестине - под стать винограду. И крепостные стены - тараном не прошибешь.

Народ впал в отчаяние. Все начали рыдать. «Поехали назад, в Египет! Нам там было хорошо!» Моисей и Аарон порвали на себе тельняшки и упали ничком. Их жизнь повисла на волоске. Положение спас Иисус Навин. Он поцыкал зубом и сказал: «Бог нам эту землю обещал, нечего бояться».

В разговор вмешался бог. Он сказал, что пора всех евреев убить - они надоели ему своим неверием, жадностью и трусостью. Моисей начал торговаться с ним, вспомнил о завете и прочих обещаниях. Уговорил. Бог опять решил народ свой помиловать, но за это он должен скитаться по пустыне сорок лет. На том и порешили.

Народ решил это дело отпраздновать восхождением на гору. Но восхождения не получилось - набежали амаликитяне и хананеи, задали евреям хорошую взбучку, гнали их до Хормы, и возвратились в свои стойбища.

В степи обнаружили человека, собиравшего хворост. А дело было в субботу. Его посадили под стражу и стали решать, что же с ним делать. Собирать дрова в субботу - грех, подсудное дело. Бог сразу сказал Моисею: «Нечего думать. Вывести его из лагеря и при всем народе забить камнями до смерти». Так и сделали. Бедняге не повезло.

Двести пятьдесят левитов подняли мятеж. Левиты, которым и так жилось неплохо, ибо их сделали священниками, решили, что Моисей с Аароном много на себя берут. Так они ему и сказали. Моисей предложил им назавтра принести свои кадильницы и устроить состязание. Бог очень обиделся и хотел мятежников сразу уничтожить. Но Моисей устроил так, что весь Израиль смотрел на наказание. Двести пятьдесят шатров провалились под землю. Двести пятьдесят священников сгорели живьем.

Казалось, что порядок наведен. Как бы не так! Против Моисея поднялся весь народ. Бог возмутился, в который раз забыл о своих обещаниях и начал уничтожать всех подряд. Моисей приказал Аарону воскурить кадильницу и стать с нею между погибшими и еще живыми. Избиение прекратилось. Стали подсчитывать потери. Оказалось, что погибло четырнадцать тысяч человек. Все поняли, что бог не шутит.

Между израильтянами и землей обетованной лежали владения едомского царя. Моисей послал к нему парламентеров и попросил пропустить их транзитом. Обещал только поить скот на чужой земле и не причинять едомитянам других неудобств. Едом запретил проход через свои земли. Моисей решил идти югом.

По дороге умер Аарон. Его похоронили на горе, а преемником назначили его сына, Елеазара. Продолжили огибать едомитян с юга и попали в землю царя Арады. Моисей решил не искушать судьбу переговорами, а помолился богу - все подданные царя Арады были убиты, а города разрушены.

Народ опять начал роптать на Моисея и вспоминать старые, добрые египетские времена. Бог обиделся и наслал на них ядовитых змей. Моисей поступил, как настоящий служитель единого бога-творца. Он отлил медного змея-идола, который спасал евреев от укусов настоящих гадюк.

Подошли к владениям амореев. Моисей опять послал парламентеров с той же просьбой: пропустите нас через вашу землю транзитом, мы не причиним вам зла. Амореи отказали. После отказа израильтяне напали на амореев, всех убили, заняли их города и стали в этих городах жить, забыв о том, что собирались идти дальше.

По соседству с амореями жили моавитяне. Увидев, что стало с амореями, они забеспокоились. То, что израильтяне остались жить в землях амореев вопреки своим же обещаниям, ни о чем не говорило. Сегодня живут в аморейских домах, а завтра Моисей вспомнит о Ханаане и пиши - пропало. Поэтому моавитяне решили подстраховаться - послали за известным пророком Валаамом, жившим на Евфрате. Хотели упросить его заколдовать израильтян.

Первых посланцев Валаам отослал восвояси, ибо во сне ему явился бог и посоветовал не помогать моавитянам. Через какой-то срок пришло второе посольство. Ночью бог сказал Валааму: «Можешь идти с ними, но делай только то, что я тебе скажу». Валаам согласился и оседлал свою ослицу. Поехали. Утром бог протер глаза, увидел Валаама на ослице и сильно разгневался. Он и думать забыл о том, что сам велел ночью Валааму ехать к моавитянам.

Разозленный бог послал ангела - перегородить путь ослице, которая везла Валаама. Ослица заметила богоподобного гаишника и остановилась. Валаам ангела не видел почему-то. Он стал бить свою ослицу и осыпать проклятиями. Та не осталась в долгу и начала человечьим голосом укорять пророка. Старик совсем ошалел, протер глаза и наконец-то увидел ангела. Испугался. Еще бы.

Приехали на место. Валаам велел моавитянам сделать приготовления для ритуала на горе. С горы было видно становища израильтян. Глядя на черные палатки, Валаам начал камлать. Моавитяне поразились: вместо проклятий старик насылал на евреев благословения. Рассорились. Пророк уехал без награды, но довольный собой. Но радоваться ему не надо было. Позже мы увидим, почему.

Жизнь текла своим чередом. Еврейские пацаны начали дружить с моавитянками и захаживать к ним на чашку чая, петь их песни и вообще веселится. Бог опять разозлился и начал истребление любимого народа, в который раз забыв о своих обещаниях. Внук Аарона, Елеазар, пошел в палатку, где израильский паренек любил моавитскую девчушку и пробил их копьем. Насквозь. Душа из любовников вон. Но истребление израильтян кончилось. Оказалось, что бог успел уничтожить двадцать четыре тысячи человек.

После этого бог опять назначил перепись населения. Израильтян опять оказалось шестьсот тысяч. После этого они получили новые указания по празднованию Пасхи, о порядке разделения завоеванных земель между коленами и другие указания организационного плана.

Потом бог призвал Моисея пойти войной на моавитян - отомстить за погибших израильтян. Не только подлый, но и лживый призыв. Ведь этих израильтян бог убил сам, а моавитяне ни в чем не были виноваты. Бойня началась.

На войну выступило двенадцать тысяч воинов - по тысяче от каждого колена. Они убили всех пятерых царей моавитян. В знак благодарности за благословение они убили пророка Валаама и его говорящую ослицу. Они убили всех мужчин. Они пленили всех женщин и детей. Они забрали все их имущество. Они сожгли все их дома. Они разрушили все их селения.

Усталые, но довольные воины вернулись из похода к своим палаткам, груженые добычей. Моисей их радостный пыл охладил. Вот, что он сказал.

«Для чего вы оставили в живых всех женщин?... убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте; а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых ДЛЯ СЕБЯ».

Интересно, как они проверяли девственность пленных детей женского пола?

« … и вот, мы принесли приношение Господу, кто что достал из золотых вещей: цепочки, запястья, перстни, серьги и привески, ДЛЯ ОЧИЩЕНИЯ ДУШ НАШИХ ПЕРЕД ГОСПОДОМ». И взял у них Моисей и Елеазар священник золото во всех этих изделиях; и было всего золота, которое принесена, шестнадцать тысяч семьсот пятьдесят сиклей, от тысяченачальников и стоначальников. ВОИНЫ ГРАБИЛИ КАЖДЫЙ ДЛЯ СЕБЯ».

Но это еще не Ханаан...

Пришло время вторжения в Ханаан. Моисей назначил себе преемника - Иисуса Навина. Два колена, Рувим и Гад, решили, что им неплохо живется и на этом берегу Иордана. Они высказали Моисею пожелание - не ходить на ту сторону. Старик ответил мудро: жить вы можете и здесь, но воинов для захвата Палестины должны выделить на общих основаниях. А если воинов не будет, то вы будете убиты, а ваших жен и детей мы используем, как живой щит, при вторжении.

Как тут было не согласиться?

Моисей взобрался на гору Ор, с которой было видно вожделенный Ханаан. Здесь он решил умереть. Но перед этим провел предсмертный инструктаж Иисуса Навина. Определил, какие земли и какому колену отдавать.

И еще - в Ханаане не должно остаться аборигенов. «Если в Палестине останется жить хоть один абориген, то он станет вам бельмом в глазу. Тогда бог сделает с вами то, что вы должны были сделать с ними».

ВТОРОЗАКОНИЕ

Предсмертный монолог Моисея занял целую книгу.

"Запомните: в тот день, когда бог обратился к вам, вы не видели никакого образа. Поэтому никогда не делайте себе никаких изображений, и не поклоняйтесь им".

"Израиль, сейчас ты пойдешь за Иордан, чтобы овладеть народами, которые многочисленнее и сильнее тебя. Твой бог идет с тобою. Он будет истреблять эти народы, а ты их изгонишь и погубишь".

"Истребите все места, где народы, которыми вы овладеете, служили богам своим... и разрушьте их жертвенники, и сожгите их рощи, и истребите их имя".

После призывов Моисей дал еще несколько дополнений к законам.

На седьмой год все долги прощаются, но только не иноверцам.
Показаний одного свидетеля для смертного приговора мало. Их должно быть, как минимум, три. Во время казни первый удар наносит свидетель. (Помните: пусть первый бросит в меня камень?).

Кто не слушает священника, того надо убить.

Перед битвой всех трусов из войска убрать - чтобы они не заразили страхом остальных.
Перед осадой надо предложить городу мир. Если город согласится, то на него накладывается дань. Если нет - город разрушается, все мужчины умертвляются, а то, что уцелеет - добыча завоевателя. Но! Это правило не касается палестинских городов. "В городах сих не оставляй ни одной живой души".

Еще немного бытовухи.

Если у кого буйный сын, родители приводят его к воротам и все горожане побивают юного оболтуса камнями. До смерти.

Если на дороге ты нашел птичье гнездо, в котором птица-мать сидит на яйцах или на птенцах, то мать отпусти. А яйца и птенцов возьми себе - чтобы тебе было хорошо.

Если паренек женился на девчушке, и не захотел с ней жить, и заявил о том, что она не девственница, то пусть ее отец возьмет доказательства ее девственности, и покажет старейшинам, и старейшины наложат на паренька штраф - сто сиклей серебра, и он заплатит его своему тестю, и живет с ней вечно, без права на развод. Аминь.

Об изнасиловании никто не говорит. Речь идет только о прелюбодействе. Если мужчина переспал с замужней - обоих побивают камнями до смерти, но только в том случае, когда дело было в городе. Почему? Жертва могла позвать на помощь, но не сделала этого. Если дело было за городом, то убивают только мужчину, даже если она молчала - никто не мог помочь ей, как бы она ни кричала.
Если же девушка была не замужем, то не имеет значения, где это происходило. Виновник платит отцу жертвы пять сиклей серебра, и живет с ней, как с женой, вечно. Аминь.

Пикантный момент. У кого отрезан член и раздавлена мошонка, тот не может войти в «общество господне». То же касается и сына проститутки, и всех его потомков до десятого колена.

Несколько поучительных примеров.

Если беглый раб нашел у тебя пристанище, не выдавай его хозяину. Пусть себе живет в любом из твоих домов - по желанию.

Брату в рост не давай, а чужаку - сколько угодно. В соседском винограднике жуй винограда досыта, а с собой не бери. На соседском поле бери колосков руками, сколько хочешь, а серпом не жни.

Кто женился недавно, на войну ходить не должен, но целый год наслаждается женой.
Батраку заплати в день найма - до захода солнца.
Отцов за грехи детей не казнят, а детей - за грехи отцов.
Если ты забыл сноп на поле, не возвращайся, пусть кто-то бедный возьмет. Если ты забыл гроздь на винограднике - оставь ее для голодного.
Если торгуешь, гири и весы твои должны быть точными, и только один комплект.

Есть и курьезы.

Если два мужика дерутся, а жена одного из них вмешается и схватит мужа за половой член - отрубить ей руку.

В конце концов, любой нарушитель заповедей будет проклят, и народ скажет «Аминь». Моисей еще постращал народ, а потом умер - глядя с вершины горы на заиорданье.

Злопыхатели хихикают по поводу того, что Тора написана лично Моисеем, а это значит, что он сам написал о своей смерти и похоронах. Какой формализм!

Отредактировано ingvar (28-02-2010 02:38:49)

0

10

ingvar, ценя ваш талант, я таки не могу себе ходить мимо, когда хороший человек ищет шпилькэс для своей тохэс. Скажите, разве плохо надсмехаться над психотерапеутами и Кортесом, хоть он и умер? Таки нет, и получается просто превосходно, и люди читают и счастливы. Вы понимаете - счастье. А где то счастье, когда бедная маленькая молекула начинает еще упорнее бить в бока соседей? Вы говорите, что от этого есть давление, так я не спорю, вы хотите давление - вот оно; но где счастье? Есть мэшугеним молекула, вся устала и запыхалась; есть соседи - они держатся за бока и хотят сказать грубое; снаружи - котел, и это все у котла внутри. Вот вам ваше давление - от него цорэс, и хочется, чтоб котла не было, но он таки есть, и будет - и завтра, и в пятницу, и даже когда не будет ни нас, ни молекулы. Вы меня понимаете?

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Игоря Мельника » КРЕСТОВЫЙ ПОХОД