Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Дмитрия Политова » Магия до востребования


Магия до востребования

Сообщений 11 страница 20 из 649

11

Барон фон Тар
Дим
Да ладно вам, никто и  не интересуется... Очень даже интересуется... Давайте пишите исчо...

0

12

Emden, ну в вашем интересе мы и не сомневались ;)
пишем, просто о-очччень медленноо, неспешшша, кккак и положженннооо горячччим пппарням!

0

13

Помнится, Дима призывал приковывать нерадивых графоманов к "клавам"! Ну, до тебя, Олег, мне не добраться, а вот до Димы... :)

0

14

Если Дим не против...

…Скромная, с виду, дверь неожиданно плавно и бесшумно скользнула в сторону, открывая проход в небольшую комнатушку примерно три на три. Яркий свет мощных ламп под потолком здорово бил по глазам после полумрака подвала, но Иван, готовый к этому, заранее прикрыл глаза. Он так и зашёл внутрь, привычно перешагнув через высокий порог.
Дверь негромко чмокнула, закрываясь за его спиной. Иван осторожно приоткрыл глаза, стараясь приноровиться к смене освещения. Через несколько секунд он уже смотрел по сторонам абсолютно спокойно.
Пустота в комнатке не обманула Вакулова. Он стоял, не двигаясь, и спокойно ждал, со скукой разглядывая старый плакат с полуобнажённой красоткой на бетонной стене, что висел над покосившимся столом.
Воздух прямо перед Иваном задрожал, по нему побежали волны и, спустя мгновение, Вакулов уже смотрел на выросшего из «ниоткуда» охранника. Выглядел тот довольно забавно: высокие десантные ботинки, камуфляж, компактный «Вереск» в руках – сейчас его девятимиллиметровый зрачок смотрел прямо на Ивана, – усик микрофона возле плотно сжатых губ и… высокий остроконечный колпак со смешной тесёмкой под подбородком, на котором сверкал начищенной медью с десяток колец, причудливо вращающийся по кругу с разной скоростью и в разных направлениях.
Иван был в курсе того, что это нелепое, казалось бы, приспособление создавало своего рода «провал» в световом потоке за счёт создаваемых микрополей. Возникали эти самые поля как раз в результате действия стекловолоконных колец, покрытых специально обработанной при помощи нанотехнологий медью. Прибор изменял движение направленного на него светового потока и лишал стороннего наблюдателя возможности видеть находящиеся в поле его действия объекты. Разработали этот прибор ещё до Эпидемии американцы с англичанами, а наша военная разведка благополучно его стырила и успешно использовала для собственных нужд. В группе эта «шапка-невидимка» оказалось в числе того многочисленного снаряжения, что было вывезено с секретных складов до и после её роспуска.
- Назовите себя! – потребовал охранник.
- Капитан Вакулов, - ответил Иван. Он старался говорить ясно и чётко – по расширенным зрачкам было хорошо видно, что часовой накачан «якорем» по самую макушку и может среагировать на неверные слова как угодно.
- Встаньте в центр зелёного круга! – скомандовал дежурный. Вакулов послушно шагнул на цветной круг, проявившийся перед ним на полу. По телу побежала тёплая волна. 
Охранник несколько секунд глядел на Ивана не моргая, а затем, видимо получив подтверждение с центрального пульта, нехотя опустил оружие и шагнул к столу. Пошарив где-то в его недрах, он щёлкнул невидимым тумблером. Слева от него распахнулась ещё одна дверь и Вакулов, по-прежнему стараясь не делать резких движений, прошёл в недра Приюта.

Приют… То самое убежище, где укрылась после Эпидемии вся их группа… вся – за исключением тех, кто не уцелел в первые, самые страшные месяцы, когда новоявленная магия столкнулась с технологией… и твердой убежденностью подавляющего большинства людей о том, что никакого волшебства в мире нет, не было и быть не могло. Место, о котором, хотелось надеяться, не знал никто, даже вездесущие маги… в первую очередь маги!
Пройдя коротким коридором (голые железобетонные стены со следами опалубки, пакеты кабелей под потолком, неяркие лампы над головой - в общем, ничего интересного), Иван оказался перед мощной металлической дверью, сделавшей бы честь любому военному бункеру высшей степени защиты из не столь давнего «немагического» прошлого. Впрочем, так оно и было: раньше это и был бункер, один из многих построенных под столицей на случай грядущей ядерной войны еще в семидесятые. Но войны не случилось. Штатовские «Минитмены» и «эмэксы» - равно как и наши «Стилеты» с «Тополями» - так и остались дремать в пусковых шахтах и стартовых контейнерах, а битва разразилась совсем в ином виде и… качестве. Хоть оказалась она – если судить по произошедшим в мире изменениям - ничуть не менее страшной, нежели воспетая перепуганными голливудскими демиургами Третья Мировая…
Вакулов тряхнул головой, прогоняя посторонние мысли, и привычно приложил ладонь к дактилоскопической панели электронного замка – вход в основные помещения Приюта охраняла отнюдь не магия, а старая добрая технология. Сканирование папиллярных узоров, считывание сосудистого рисунка сетчатки (впрочем, сейчас «глазной» сканер был отключен – за ненадобностью)… и прекрасно знающие друг друга товарищи, способные мгновенно отметить малейшую необычность в поведении вновь пришедшего. Подставу, даже грамотно сплетенного магического фантома, раскусили бы очень скоро. Раскусили, быстренько допросили с пристрастием (какие пытки, какая магия, что вы?! Зачем? Всего лишь добрая старая фармакология, проверенные временем комбинации психотропов и наркотических средств…) - и отправили в долгое плавание по реке забвения. Которую тут заменял старый канализационный коллектор, являющийся для обитателей Приюта не только утилизатором… гм… «отходов производства» (именно так, в кавычках), но и запасным путем эвакуации на случай штурма.
Панелька дактосканера загорелась мягким зеленым светом, и дверь, на удивление легко для своей многосантиметровой толщины, скользнула в сторону. Переступив невысокий порожек, Иван по-хозяйски прошел внутрь.
Комната, где он оказался, не имела ничего общего ни со скромной клетушкой внешнего поста охраны, ни с утилитарной серостью коридора. Помещение центрального пульта (тоже, впрочем, охраны) выглядело не в пример лучше. Железобетонные стены были зашиты вагонкой «под дерево», пол покрывало гасящее шаги покрытие, оба дежурных оператора сидели в удобных креслах перед напичканным самой совершенной электроникой подковообразным пультом со множеством мониторов… а в висок Вакулову смотрел холодный зрачок пистолетного ствола: третий охранник, как и положено, прячущийся в небольшой нише справа от двери, несмотря на все предыдущие уровни проверки, был начеку.
- Здоров, Ваныч! – приветствовал товарища Витька Раскосов, опуская свой раритетный пистоль – неизвестно каким образом попавший в его руки здоровенный пехотный «Люгер» чуть ли не времен первой мировой. Впрочем, несмотря на весьма почтенный для оружия возраст, в тире этот «раритет» навылет прошивал бронежилет второго класса защиты, чему Вакулов сам был свидетелем. Несмотря на вполне работоспособное оружие, через плечо у Раскосова висел и штатный СР-2М – точно такой же, как и у охранника при входе, правда, с накрученным на ствол тупорылым глушителем.
- Здоров, коли не шутишь, - Иван пожал протянутую руку. – Проверять станешь?
- Обязательно! – осклабился товарищ. – Валюта, алкоголь, оружие, взрывчатые или отравляющие вещества, сигареты в неразрешенном к ввозу количестве имеются? Декларацию заполняли, гражданин? Пожалуйста, спустите штаны, наклонитесь и разведите руками ягодицы, я должен осмотреть ваш задний проход, - Витька довольно гыгыкнул. - Ладно, иди скорей, тебя уже подопечный наверно заждался. Сразу в лабораторный блок топай, это шеф просил передать. А потом – к нему в кабинет.
- Угу, спасибо, - Вакулов поручкался с остальными дежурными и, обогнув пульт, на экраны которого выводились «картинки» как снаружи, так и из всех внутренних помещений Приюта, пошел к очередной двери. На этот раз ему не пришлось проходить никаких «проверок» - дверь была самой обыкновенной, пластиковой. А сразу за ней начинался главный коридор, также отделанный с некоторой претензией на роскошь. По-крайней мере, стены здесь тоже были обшиты веселенькой расцветки вагонкой, шаги глушил толстый линолеум, а потолочные лампы, укрытые матовыми плафонами, не резали глаза так, как в «предбаннике» обколотого «якорем» охранника. По правую руку шли служебные помещения – оружейные, хранилища «артефактов» (вот, блин, прижилось же словечко!), комнаты отдыха личного состава, пищеблок, слева – лаборатории и спецотсеки. Конечно, послуживший основой для строящегося Приюта советский «атомный» бункер и близко не был ни таким комфортабельным, ни таким обширным: все это было отстроено уже после принятия решения о переводе Команды на нелегальное положение. Благо, средства были, и трудовые, так сказать, ресурсы имелись…
- Что-то я развспоминался сегодня… - мрачно подумал Вакулов, останавливаясь перед герметичной дверью с малопонятной трафаретной надписью «Спецблок 2А. Входить в спецодежде». – Ага, самое время, молодец….
Незаблокированная ручка подалась под его рукой и дверь, негромко чмокнув герметиком, распахнулась внутрь. Несмотря на предупреждающую надпись, Иван даже не подумал переодеться или хотя бы скинуть верхнюю одежду: его предупреждение не касалось.
Скрывавшаяся за дверью комната оказалась  довольно большой, квадратов двадцать. Всё её убранство составляла удобная функциональная кровать наподобие тех, что стоят в отделениях реанимации, никелированная стойка под капельницы, тумбочка и стеклянный шкаф с лекарствами. Типичный больничный интерьер, так сказать. Особенно колоритно смотрелся сверкающий хромом манипуляционный столик, покрытый стерильной салфеткой, на которой зловеще поблескивали какие-то ампулы, бутылочки с физраствором, запаянные в целлофан одноразовые шприцы и системы для внутривенных вливаний. Установленная на прикроватной тумбочке электронная система суточного мониторинга сердечной и дыхательной деятельности лежащего на кровати человека равнодушно попискивала и перемигивалась огоньками индикаторов. Все огоньки были зелеными.
- А, явились, коллега, - из стоящего под стеной кресла неспешно поднялся небритый абсолютно лысый человек в немыслимо мятой и вылинявшей хирургической пижаме. – Ладно, Ванчик, мог бы и не спешить – дрыхнет он, чего ему еще делать-то? При таких дозах…
- В сознание не приходил? – осведомился Иван, пожимая протянутую руку и подходя к кровати.
- Издеваешься? После твоего-то коктейля… Он сейчас в та-а-аких астральных далях… только знаешь, Ваня, еще дня три – и всё. Сердце не выдержит. 
- А больше и не потребуется, будто сам не знаешь, - Вакулов позвенел пустыми ампулами на столике, - второй состав колол?
- Ага. Так что его сейчас хоть под скальпель пускай – всё одно нифига не почувствует. Продолжать в том же духе, герр доктор?
- Можешь понижать дозу. Только постепенно, а то загнется наш Мерлин, как тот наркоман. Так, чтобы завтра к вечеру он начал хоть что-то соображать, - Вакулов наклонился над «пациентом» и пощупал пульс. Затем, взяв с поверхности столика ручку-фонарик, оттянул тому веко и посветил на зрачок. Удовлетворенно хмыкнув, обернулся к лысому:
- Ладно, пошел я к шефу на ковёр.
- Валяй. Удачи. Кстати, на – небось, свои запасы уже закончились? – человек протянул Ивану несколько шприц-тюбиков с необычной, ярко-зелёной маркировкой на корпусе.
- Ага, спасибо, - Вакулов спрятал «якорьки» в карман, - ну всё, пошёл.
- Удачи, - обряжённый в пижаму человек плюхнулся обратно в кресло, - как свою порцию звездулей получишь – смену прислать не забудь. А потом – может, по пиву?
- Может, и по пиву. Кто ж его знает? Всё от интенсивности звездулей зависит, - Иван криво усмехнулся, и взялся за дверную ручку. – Ну всё, пошёл я Коля…

… - Точно нельзя было иначе? – шеф, коренастый мужчина с ежиком седых волос на голове, одним движением скрутил пробку с бутылки запотевшей водки, и разлил алкоголь по рюмкам. Рюмки были оригинальные, знакомые практически всем обитателям Приюта – из толстого стекла, в форме гильз от зенитной пушки и объемом никак не меньше ста граммов. – Ну и ладно. Надеюсь, ты его надежно упокоил - терпеть не могу все эти ревоплощения и возвраты… Ну так помянем безвестного мага, хоть туда ему была и дорога. А если серьезно, - шеф, прищурившись, посмотрел, осушил ли Иван емкость до дна, - то пора нам что-то менять. Центр о нас, похоже, совсем забыл, денег на счетах не прибывает, про остальное я вообще молчу… обложат рано или поздно – и всё. Ну, будет им воронка в пару километров в центре Москвы – а толку-то? Как-то не так оно всё, Вакулов, ой, не так! Понимаешь?
- Понимаю, Георгий Ростиславыч, оч-чень даже хорошо понимаю, - Иван грюкнул опустевшей рюмкой о полированную поверхность стола, - только что мы можем изменить? Ну, перестанем магами, гм, заниматься – ничего ж не изменится, правда? Так хоть какие-то деньги…
- Вот именно, что какие-то… - буркнул шеф, опускаясь в удобное кожаное кресло. – Хорошо. Про кабак уже знаешь?
- Знаю. Как раз мимо проходил, даже, честно говоря, думал, что вся эта бодяга из-за меня случилась. Решил, те патрульные начудили.
- Нет, не из-за тебя, не переживай. И патрульные тут тоже ни при чем. Знать бы только, кто «при чем»… А вот Ледокола жалко, он нам еще нужен был. Теперь ведь к ребятам и не подступишься - у них сейчас свои тёрки да разбиралово начнется - снова время потеряем. Э-эх… Ладно. Тебе на смену когда?
- Сегодня. Так что здесь буду завтра к вечеру – подопечный созрел, можно говорить.
- Ага, хорошо… - шеф задумчиво посмотрел на исходящую льдистыми «слезами» бутылку и решительно убрал ее со стола. – Тогда иди, Иван, только поосторожнее там, договорились? Предчувствие у меня какое-то такое появилось… нехорошее. Кабак-кабаком, шут с ним, не впервые там полы кровью моют, но вот ты сам… закручивается вокруг тебя что-то, честное слово, закручивается, но вот что именно? Никак понять не могу, даже несмотря на весь мой немаленький опыт! И агентурный, и вообще… Не знаешь, часом, в чем дело?
- Да… нет, Георгий Ростиславыч, не знаю…
- Ну, нет - так нет. Иди. Поглядим, как оно дальше сложится – может, чего и прояснится…
****

0

15

Мэтр Карах написал(а):

Помнится, Дима призывал приковывать нерадивых графоманов к "клавам"! Ну, до тебя, Олег, мне не добраться, а вот до Димы...

ужасы какие - "приковывать"... еще скажи плеткой стегать, аки раба на галерах... добрее надо быть, политкорректнее: мину там разгрузочного действия на сиденье, сверху писателя, ручки на клаву - попробуй встань... :D

0

16

Emden написал(а):

Давайте пишите исчо

как и просили... ;)

0

17

Барон фон Тар
Спасибо!!! А вообще -  :good:

0

18

Эге! :)
А интрига то более крутая, чем думалось поначалу, закручивается!

0

19

Мэтр Карах написал(а):

А интрига то более крутая

ага, настолько, что я, например, даже понятия не имею, чё там дальше... :D

0

20

а вот во что в итоге превращаются ранее читанные вами куски :D

ЭКСПЕРИМЕНТ № 00889-13. Фиксация частоты и волны передачи данных
Чеченская республика, город Грозный, декабрь 1995 года

…Какая немыслимая, чудовищная, вопиющая глупость была допущена штабом, спланировавшим эту опера… эту предновогоднюю бойню!!! Что такое танковая рота, брошенная в центр современного города без поддержки пехоты, почти сразу же грамотно отсеченной вместе со своими БМП от танков? Это рота смертников, участь которых уже предрешена, а судьбы – лежат в перекрестии диоптрических прицелов противотанковых гранатомётов, нацеленных из каждого окна и каждой подворотни на неуклюжие многотонные бронемашины.
И это даже не говоря о том, что внушающие хоть какую-то уверенность в собственной неуязвимости коробки активной динамической защиты, густо облеплявшие броню Т-80, на самом деле пусты, внутри них нет взрывчатки и нечему рассеивать противовзрывом кумулятивные струи выпущенных по российским танкам гранат…
Нет, это не был штурм, это было хрестоматийное, достойное занесения в будущие учебники военной истории, «уничтожение бронетехники противника в условиях городского боя».
Их просто жгли...
Первой накрыли головную машину, чуть сбавившую скорость перед преградившей улицу баррикадой из искореженных автомобилей. Накрыли хорошо, с точки зрения военной науки - почти идеально: выпущенная с третьего этажа блочной пятиэтажки граната вошла чуть позади башни, как раз туда, где находилась часть боекомплекта. Танк мгновенно окутался огненным облаком детонации, из которого, сюрреалистично перевернувшись через ствол, вылетела сорванная с погона башня. Многотонная железяка тяжело ударилась в стену дома и, проломив её, перевернутой черепахой замерла на тротуаре, являя взорам защитников города свои дымящиеся искореженные внутренности.
Ударная волна мягко ткнулась в броню шедшей следом машины, запорошила пылью командирской прибор наблюдения, заставив лейтенанта Виталия Кабанова рефлекторно отпрянуть: приближенный оптикой взорвавшийся танк казался совсем близким. В следующий миг он – тоже чисто рефлекторно – отдал команду механику-водителю:
- Не останавливайся. Давай вправо, под деревья!
Тяжёлая машина рыскнула в сторону, мехвод перебросил передачу и дал газ, загоняя танк на тротуар. Заскрежетал нещадно сминаемый гусеницами металл припаркованной у бровки легковушки, бронемашина покачнулась, с разгона влетая под спасительные ветви небольшого дворового скверика. Эх, если б не зима, если б ещё листва была! А так… никакое это, на самом деле, не спасение, а просто небольшая отсрочка. До тех пор, пока к ним по земле гранатометчик не подберется…
- Башню… - лейтенант мог бы и не отдавать этой команды: наводчик уже и так разворачивал башню в сторону улицы. – По дому слева, третий этаж… огонь!
Хлестко ударила, взмётывая слежавшийся снег, заряженная еще до вступления в город – иногда полезно нарушать инструкции! - танковая пушка. И практически сразу же пятиэтажка до самого основания вздрогнула от удара 125-мм осколочно-фугасного снаряда: часть стены третьего этажа вместе с балконом вовсе исчезла, осыпаясь вниз потоками каменной крошки, а из нескольких ближайших окон выметнулись грязно-серые клубы бетонной пыли. Конечно, никакого гранатометчика там уже наверняка не было, однако других целей лейтенант пока просто не видел. Вернее, не то, чтобы именно «не видел», просто для эффективного подавления всех огневых точек тут нужно бить из «Града» разом по всему кварталу, а не пулять одиночными выстрелами…
- Соседний дом, огонь по готовности! Поможем нашим…
Звякнул о край лотка новый снаряд, досылатель механизма заряжания отправил его в камору, следом задвинул гильзу. Рычаг подавателя ушел вниз, готовясь принять из вращающегося транспортера новый снаряд. Клацнул, автоматически запираясь, затвор.
Нескольких секунд, пока перезаряжалось орудие, Кабанову хватило, чтобы бросить взгляд в сторону остальных танков их колонны. Обстреляли их, видимо, одновременно: как водится, сразу подбили замыкающий танк, сейчас чадящий жирным дымом горящей соляры, и перебили гусеницу машине его однокурсника по училищу Валерки Никонова. Если на замыкающего уже можно было махнуть рукой – полыхнувшее из люков пламя не оставляло экипажу никаких шансов – то Валеркин «триста сорок второй» еще пытался рыпаться, свирепо вращая башней. Впрочем, недолго: с балкона нависшего над улицей дома протянулся дымный след стартовавшей ракеты, финишировавшей точно посередине башни. «Триста сорок второй» на неуловимый сознанием миг увеличился в размерах, будто распираемый изнутри чудовищной мощью, и тут же скрылся в слепящем мареве взрыва: реактивная граната, как и в случае с головной машиной, попала в боеукладку.
- Второй этаж! «Зовом Тьмы» бей!!! – не отрываясь от командирского прибора, рявкнул Вакулов, зная, что наводчик видит всё то же самое, и уже должен начать реагировать. Так и оказалось: начавшая движение башня завершила доворот, и по ушам, вслед за негромким щелчком в наушниках, врезал тяжелый удар выстрела. На удивление удачного выстрела: снаряд не только снес балкон, но и обрушил участок стены высотой аж в несколько этажей. Прежде чем всё потонуло в дымно-пыльном облаке взрыва, лейтенант успел даже заметить фигурку гранатометчика, пытавшегося ухватиться за решетчатое ограждение падающего вниз балкона.
…Вот же балбес наводчик! Сказал же идиоту: подавляющим чужую волю зарядом надо было лупить! Сейчас бы засевшие в домах «чехи» прониклись к ним неожиданной, но всеобъемлющей и поистине братской любовью, да сами и вышли под выстрелы…
- Командир, о чём ты?! - голос мехвода почти потонул в грохоте нового выстрела – автомат заряжания уже успел перезарядить орудие и Вакулов-Кабанов поспешил всадить в полуразрушенный дом еще один фугасный заряд, досадуя на бестолковость и нерасторопность подчинённых. – Командир!!! Гранатометчик!!! На два часа!!! Я счас…
Лейтенант рывком развернул командирскую башенку почти на девяносто градусов – как раз вовремя, чтобы увидеть припавшего на колено «чеха» с готовым к выстрелу эрпэгэ на плече. Сделать он всё равно уже ничего не мог – в нагрудном кармане комбеза отчего-то не оказалось спасительного карандаша «Кокона» , - оставалось только смотреть: добраться до башенного пулемета не хватало времени, а спаренный с пушкой ПКТ и вовсе смотрел в сторону разгромленной улицы. Механик тоже катастрофически не успевал: крышка его люка ещё только отъехала в сторону, когда реактивная граната уже вгрызлась в основание развернутой в противоположную сторону башни. Кумулятивная струя легко прожгла пустую коробку динамической защиты и, не растеряв и четверти своей смертоносной мощи, ударила в броню. Мгновением спустя крыша боевого отделения вздыбилась, выворачиваемая наружу взрывом боекомплекта, семитонная башня нехотя сползла на землю, и танк за бортовым номером «345» перестал существовать. Вместе со всем экипажем…
…Остальные пять машин механизированной колонны сожгли в течение следующих четырёх с половиной минут…
****
- …Ноги, ноги ему держи! – чей-то возглас пробился в сознание Ивана сквозь пелену сна, в коем он опять – уже в который раз за последние дни! – заканчивал своё бренное существование в неистовом пламени очередного взрыва.
Вакулов попытался было подняться, но внезапно отчётливо понял, что его пытаются скрутить, а чужой голос, предлагавший придержать чьи-то ноги, принадлежит одному из напавших на него. Ну, а говорит он, соответственно, о его, Вакуловских, ногах! Чужаков, по всей видимости, было двое: один пытался перевернуть его на живот и заломить правую руку, а второй наваливался на ноги, стараясь не дать Вакулову ими взбрыкнуть…
Действуя на полном автомате, Иван просто-напросто повернул голову и смачно плюнул в смутно белеющее в темноте лицо. Неизвестный дёрнулся назад, невольно отпустив Вакулова, чем Иван моментально и воспользовался, жестоко ударив врага в горло сложенными на манер копья пальцами высвободившейся руки.
Ладонь мгновенно стала влажной, а человек безвольно рухнул прямо на капитана. Точнее, на то место, где тот был мгновением назад – сейчас Иван уже успел гибко изогнуться и сесть на кровати, пропуская тело врага мимо себя.
К сожалению, это был единственный успех в этой короткой схватке - в следующую секунду в голове что-то взорвалось и перед глазами вспыхнул яркий фейерверк, увлекающий Ивана в многоцветную круговерть, оканчивающуюся чёрным провалом беспамятства…

- …А я тебе говорю, что вничью они тогда сыграли! Не веришь, давай у этого чудика спросим – он по возрасту наверняка должен был видеть! Слышь, - болезненный удар под рёбра заставил Ивана зашипеть от боли сквозь стиснутые зубы, - ты не помнишь, как в две тыщи шестом ЦСКА со «Спартаком» в первом круге отыграли? Ведь один-один же сгоняли, правда? Там ещё Акинфеева иностранный судья-дебил ни за что, ни про что удалил, точно?
Вакулов приоткрыл глаза. Он лежал ничком на грязном полу автомобиля – ровно гудел двигатель, под днищем мягко шелестели по асфальту колёса. Скорее, даже не автомобиль, а микроавтобус – уж больно вольготно, во весь рост, лежал он на выстеленном рубчатым резиновым покрытием полу.
- «Ну, насчёт вольготности – это я, пожалуй, поторопился…», - подумал Вакулов спустя секунду – из всей одежды на нём были только футболка и трусы, руки скованы за спиной наручниками, а в голове раскачивался огромный колокол боли.   
- Да хватит придуриваться-то! – не унимался невидимый футбольный болельщик. – Вижу ж, что очухался – харэ прикидываться! – новый удар не заставил себя долго ждать. Иван, против воли, застонал и пообещал себе, что обязательно постарается отплатить уроду сторицей.
- Может, поднять его? – с сомнением произнёс другой – сочный баритон - голос.
- Вот ещё! – возмутился «болельщик». – Так его контролировать проще. К тому же, потом чехлы не отмоешь – он же грязный как свинья!
- И то верно. А вообще, занятный парень – я и представить себе не мог, что обычный охранник из больнички так драться умеет, – обладатель баритона помолчал, неожиданно вкрадчиво добавив:
- Или ты как раз не простой? А, парень?..
Иван промолчал. Его сейчас волновал совсем другой вопрос: что с мамой и сестрой? Как этим козлам удалось обойти охранную сигнализацию и проникнуть в квартиру? Тем более, что, помимо домашней, на подъезде дома стояла весьма недурная система «Панцирь». Хотя, при желании, конечно, можно было обойти всё – Ивану ли было этого не знать?
- Не, ты глянь – он нами брезгует! – заржал «болельщик». – Может ему помочь язык развязать?
- Погоди чуток – сейчас приедем, тогда и поговорим… обо всём да со всеми подробностями! – многозначительно пообещал «баритон». – Ты лучше скажи мне, с чего ты всё-таки взял, что «Спартачок» тогда вничью сыграл – я ж точно помню, что выиграл?..

Вакулов постарался отключиться от пустопорожней болтовни неизвестных похитителей. Похоже, это уже становится доброй традицией – с завидным постоянством играть роль жертвы похищения… Интересно, ребята из группы «пасли» его или нет? Если да, то почему снова не выручили? Убиты? Нападавших было слишком много? Или просто прозевали?..
Гм, что же всё-таки произошло дома?!..
Стоп, не стоит себя накручивать – Иван задышал глубоко и ровно, постаравшись полностью отключиться от навалившихся проблем. Мешала, конечно, вода и грязь на полу в том месте, куда его бросили, да и медитировать, уткнувшись физиономией в вибрирующий пол двигающегося автомобиля было непросто, но… видали и не такое!
Машина остановилась. «Баритон» вполголоса переговорил о чём-то, судя по всему, с водителем и, скрежетнув дверью, выбрался наружу. «Болельщик» сидел спокойно, насвистывая какой-то мотивчик и не обращая на Вакулова никакого внимания. Иван почему-то из-за этого совсем не расстроился.
Вновь скрипнула отъезжающая в сторону дверь (значит, точно, микроавтобус!), и «баритон» негромко скомандовал:
- Берите его и тащите сюда!
Откуда-то из «головы» машины подошёл, видимо, водитель. На пару с «болельщиком» они достаточно жёстко подхватили Вакулова и, негромко матерясь, вытащили из автобуса, без особых церемоний поставив прямо в небольшую лужу. Иван осторожно приоткрыл глаза, стараясь приспособиться к скудному освещению, и быстро глянул по сторонам.
Он стоял в грязи – кстати, не слишком-то приятно в ней босиком топтаться! – рядом с «мерсовским» микроавтобусом в каком-то лесочке. Господи, как же это однообразно и предсказуемо! Прям, сюжет из криминальной хроники: «в N-ском парке города Москвы, патрульными N-ского отделения милиции был обнаружен труп неизвестного гражданина без одежды и документов со следами пыток». Ну да ладно, поглядим ещё, кто тут трупом будет!
Решив не терять попусту времени, Вакулов аккуратно поддел пальцем правой руки фальшивый ноготь на большом пальце левой и, стараясь не задеть себя – не видно ж ничего, на спине то глаз нету! – прижал открывшуюся поверхность к цепочке наручников. Едва слышно зашипело – специальный состав начал разъедать сталь. Его безликий индекс «44Г-СВ» записные острословы группы некогда расшифровывали как «сорок четыре грамма слюны виверны».
Миг - и сталь, негромко щёлкнув, распалась. Иван, не дожидаясь, пока его похитители опомнятся, мягко выскользнул из захвата и отскочил чуть вперёд, прямо на обладателя «баритона» и, словно бы в растерянности, повернулся к нему вполоборота. Тот среагировал на удивление быстро… и предсказуемо, именно так, как и надеялся Иван: подскочил к Вакулову и обхватил его сзади. Водитель и «болельщик», изумлённо вскрикнув, клацнули торопливо извлечённым оружием.
Что ж, фигуры расставлены именно так, как надо. Играем…

и еще...

…Похитители были неплохо подготовлены физически, это да. И с оружием, пожалуй, обращаться умели - но и не более того. Профессионалами в привычном Вакулову понимании этого слова они, к счастью, не были. Тот, что обхватил Ивана сзади за плечи, пытаясь мощным, но бестолковым захватом обездвижить его, совсем позабыл про такой немаловажный боевой орган, как голова (чем даже слегка умилил бывшего спецназовца, прошедшего во времена оные неслабую школу рукопашного боя).
Водитель тоже фланировал в опасной близости, видать, полностью положившись на компактный «Кипарис» в руках и просто-таки напрашиваясь на что-нибудь нехорошее. «Болельщика» Иван сейчас не наблюдал: последний номер милого трио стоял правее, вне поля зрения, чем заслуживал, вряд ли о том догадываясь, целую лишнюю секунду жизни.
Что ж, начнем, пожалуй... Непрофессионализм, если верить инструкторам-наставникам, нужно выбивать смертным боем, желательно вместе с жизнью. Конечно, интересно послушать, с чего они начнут – наверняка ведь с какого-нибудь киношного «ну что, добегался?» - однако это уже будет непрофессионально, а непрофессионализма Вакулов старался по жизни избегать…
Иван рывком, словно в отчаянной попытке вырваться, наклонился вперед, таща за собой противника, и вдруг резко ударил затылком, одновременно распрямляясь и расслабляя напряженные до предела мышцы. Негромкий хруст и короткий вскрик за спиной показал, что он, конечно же, не промахнулся. Разбросав в стороны ослабившие хватку руки, он стремительно полуобернулся, нанося удар согнутыми и чуть разведенными в стороны указательным и безымянным пальцами. Снизу вверх и чуть пониже запрокинутого подбородка. Есть! Теперь второй…
Второй, вместо того, чтобы скоренько отскочить в сторону и использовать зажатый в руках «Кипарис» в любом из доступных этому типу оружия режимов огня, совершенно непрофессионально (и именно так, как и надеялся Иван) бросился вперед, намереваясь огреть ретивого пленника разложенным прикладом. Жаль, для удара ногой слишком близко. Придется иначе – Вакулов присел, пропуская над головой сверкнувшую в лунном свете сталь, и нанес еще один короткий удар, на сей раз ребром ладони. Туда же, под подбородок, сминая кадык и гортань в единое целое, более никак не приспособленное для нормальной циркуляции воздуха. И этот спекся…
Перехватив из ослабевшей руки так и не успевший ни разу выстрелить автомат, Иван стремительно развернулся в сторону последнего уцелевшего противника. Вовремя: пистолет в его руке злобно хлопнул, озаряясь желтоватой вспышкой приглушенного пэбээсом выстрела – раз, другой…
Третьего выстрела уже не последовало – падающий на землю Вакулов нажал на спуск трофейного «Кипариса», прочерчивая вражеское тело девятимиллиметровой строчкой. Магазин отчего-то оказался полупустым, но ему с лихвой хватило и этого: очередь, начав свой короткий путь от паха, завершилась в аккурат на уровне переносицы… Мгновением спустя на Ивана грузно навалился бывший владелец пистолета-пулемёта – мертвый, ясное дело.
Всё…
«Вот и поговорили»… - мрачно подумал Вакулов, отпихивая в сторону труп водителя и поднимаясь. – «Никогда мне на пленных не везло»…
Короткий осмотр, едва ли занявший более тридцати секунд, ничего особенно интересного не принес: ни документов, ни чего-либо подобного в карманах нападавших, понятно, не обнаружилось. Лишь знакомые талисманы в виде пучеглазой совы на шее – но этим-то сейчас уже хрен кого удивишь. Лично Вакулова профессионально куда больше заинтересовал пистолет: новехонький, с еще даже нестершимся заводским воронением и явно ни разу не использованным глушителем «двадцать седьмой» «Бердыш». Конечно, за несколько откровенно-анархических месяцев сразу после Эпидемии было разворовано немало армейских складов и спецхранилищ, но данная машинка всё же оставалась довольно большой редкостью. Помедлив ещё секунду – незабвенный шеф Георгий свет Ростиславович наверняка б бросил «с осмотром долго возишься!» - Иван решил оставить трофей у себя. Стремновато, конечно, с ним по городу бродить, ещё и в таком срамном виде, но зато можно будет «пробить» по каналам шефа, с какого именно склада «уплыл» ствол. Может, и будет с того какой толк – уж больно мало у них зацепок на этих… «совоносителей»!..
Быстренько прикинув, кто из лихой троицы совпадает с ним размером одежды, Иван споро разоблачил свежеиспечённого покойника – это оказался водитель – и, стараясь не слишком морщиться, натянул на себя залитые кровью джинсы, пуловер и короткую кожаную куртку. Обувью он разжился у «баритона». 
Наскоро стерев «пальчики» с рукояти «Кипариса» и автоматически запомнив выбитый на корпусе номер – автоматик, конечно, подержанный, отнюдь не «нулёвый», но всё же, всё же – Вакулов еще раз оглядел поле короткого боя, строго прикрикнул на возникшее идиотское желание воспользоваться чужим транспортом,  и бесшумно растворился в темноте.
До Приюта он, вопреки мрачным опасениям, добрался без проблем… возможно оттого, что ждали его именно там. Что его спасло? Да, наверное, предчувствие, то самое легендарное «шестое чувство», в существование которого не верили даже все эти доморощенные маги. Маги – но не он, начавший свой путь по узкому коридору спецтренировок еще до Эпидемии.
Именно поэтому Вакулов, уже подходя к убежищу, неожиданно плюхнулся на брюхо, выдергивая из кармана трофейный пистолет. Вовремя: потемневший от времени бетонный угол старого гаража, скрывавшего внутри вход в Приют, неожиданно вспучился, разлетаясь горячими брызгами. Кем бы ни были его преследователи, применить они решили самую, что ни на есть примитивную огненную магию.
Приподнявшись на локте, Иван быстро огляделся, безо всяких там магических штучек навроде ночного зрения заметив одного из нападавших, того самого, что пытался поджарить его. Пах! – пистолет в руке, едва ли не против его воли дернулся, выплевывая стреляную гильзу, курящуюся кисловатым пороховым дымом. – Пах!
Нападавший, по виду – типичный тинэйджер младых лет (хотя, кто их, магов, знает, сколько им на самом деле!), конвульсивно дернулся и рухнул. Как говорилось в какой-то давным-давно читанной Вакуловым книге «профессионал его уровня с такого расстояния не промахивается».
Па-пах! – пистолет, словно желая искупить перед новым хозяином былую вину, вновь рванул отдачей кисть, и второй из нежданных засадников, нелепо взмахнув воздетыми в магическом пассе руками, опрокинулся назад, получив пулю точно между глаз. «Мануальщик», - машинально подумал Иван, успев заметить эти самые хитро-раскинутые в стороны руки, - «низшая каста. Не уважают меня, с-суки! Ну и где же третий? Неужто вдвоём на охоту вышли?».
«Неа, не вдвоем», - удовлетворенно отметил он в следующее мгновение, когда в бетон над головой врезался еще один огненный шар, тот самый пресловутой «файербол», еще десяток лет назад считавшийся исключительно эффектной выдумкой писателей-фэнтезистов. – «Но ты поумней, крысенок, раз прячешься. Или просто жить больше товарищей хочешь. Ну, давай, высунься хоть на миг!..».
Вакулов перекатился в сторону, укрываясь за наваленными в кучу старыми автомобильными покрышками и чутко поводя стволом «Бердыша». Ну и где он? И луна, как назло, в облака ушла – теперь противник наверняка видит его куда лучше, нежели наоборот. Сейчас как вжарит по этой резине – вот вони будет! С другой стороны, за дымом, если оно разгорится, как следует, можно будет и укрыться.
- А-а-х-х-х… - сдавленный, исполненный боли вскрик, переходящий в короткое хрипение (очень, знаете ли, типичное хрипение…) пришел откуда-то из-за полуразрушенного, с провалившейся крышей гаража. Это ещё что? Нежданные помощники объявились? Или как раз жданные? Пора бы уж охране и заметить, что снаружи кое-что нехорошее происходит - зря они, что ли, круглосуточно за окрестностями-то наблюдают? Или нападавшие всё-таки воспользовались каким-нибудь там «пологом невидимости»? Обмануть примитивные видеокамеры для магии, увы, не составляло особого труда.
Несколько секунд стояла тишина, лишь негромко потрескивал, остывая раскаленный двумя термическими ударами бетон, затем за спиной раздался едва слышный шорох. Скорее, даже не шорох, а какое-то едва ощутимое колебание потревоженного воздуха. Однако прежде чем Иван успел обернуться и вскинуть навстречу гипотетической опасности оружие, чья-то ладонь властно сжала плечо. Вторая рука перехватила пистолет:
- Тихо, Вакулов, не дергайся! – шепнул знакомый голос. – Пошли вниз, и поскорее. Ребята уберут тут всё. Ты трижды стрелял? – Иван кивнул. – Слышал, Камень? Три гильзы найдешь. Трупы спустишь, куда обычно, посмертные эманации собачками дохлыми замаскируешь, тут как раз бродячая стая объявилась. Да крови чтоб побольше… короче, сам знаешь. Втроем как раз справитесь. И поскорее давай, рассвет скоро. Как закончите – сообщите, надо будет ещё ходом заняться.
- Как вы узнали? – Вакулов поднялся на ноги и огляделся. Рядом со стоящим за его спиной шефом торчала долговязая фигура Петьки Каменева. Еще двое показались из-за угла разрушенного гаража, таща подхваченного подмышки последнего из неудачливых «засадников». Вряд ли что живого – уж больно голова подозрительно болтается…
- Потом, всё потом! – нетерпеливо мотнул головой Георгий Ростиславович. - И так уже со своими стрелялками-поджигалками чуть Приют не «засветил»! Придется теперь с этих входом распрощаться… Хорошо, я ждал чего-то подобного, вовремя успел… всё, харэ трепаться, пошли вниз!..

Отредактировано Барон фон Тар (21-12-2006 14:45:41)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Дмитрия Политова » Магия до востребования