Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Александра Баренберга » Затянувшийся полет книга вторая-2


Затянувшийся полет книга вторая-2

Сообщений 21 страница 30 из 95

21

Barr написал(а):

Через месяц первый полет изделия

На полигонах обычно говорили и  говорят "запуск изделия"

+1

22

Cobra написал(а):

морем заколеблешься...

Вообще-то морем - оно и легче, и дешевле... Да и отношения с Китаем тогда были аполне себе нормальные, так что пользоваться КВЖД никто не запрещал! Другое дело, что Порт-Артурская гавань маловата и не очень удобна для современных флотов...

0

23

Erk написал(а):

Да и отношения с Китаем тогда были аполне себе нормальные, так что пользоваться КВЖД никто не запрещал!

При Хруще?

0

24

Barr написал(а):

ереговоры Воронов вел исключительно с японским премьером Хидэки Тодзио, которого давно уже повесили как военного преступника по приговору международного трибунала.

Он стал дожидаться суда, не покончил с собой? Ведь Воронов ему прямо заявил о будующей участи.

+1

25

Little написал(а):

При Хруще?

В начале его правления - да. Охлаждение началось после XX съезда (1956 год), а передача Порт-Артура - 1954...

0

26

Barr
Я тут подумал... Вот есть Воронов, ас-истребитель, ГСС и все такое... Как его воспринимают среди гражданского населения и среди дипломатов высшего уровня - вполне понятно. А можно ли где-нибудь ранее вставить описание как его воспринимают в боевых частях? Как молодго выскочку которого в бою прикрывает эскадрилья а тот тока сбивает, или наоборот как своего, который и опытом поделится и выручит. Как воспринимали в частях когда туда прилетал с инспекцией "САМ Воронов" ведь после газет и истории с Густавом - он не просто изветен, он - звезда советской истребительной авиации! :) Не, понятно что скорее всего положительно но хотелось бы это более конкретно увидеть.

Встечался с линейным составом, проводил ли мастер-классы, воевал ли в одном бою вместе с Покрышкиным, Кожедубом, Алелюхиным и пр...
Может к нему подходили молодые пилоты и говорили мол "спасибо, товарищ! еслиб не твой такой-то прием, или финт, я б горел на песке" Или "благодаря твоим наставлениям я "раму" сбил"...

Ну другими словами, хотелось бы увидеть какую-то обратную связь... :)

Например, такую:

Из воспоминаний ГСС Г.А.Речкалова:

"Тот день, когда к нам в часть прибыл Инспектор Ставки  А.Воронов я помню очень хорошо. Он прилетел ближе к вечеру, когда боевые вылеты на этот день были закончены. Над аэродромом появилась пара По-7. Это был Воронов со своим ведомым, фамилию не помню. Уже по тому, как машины зашли на посадку видно было, что ими управляют настоящие мастера, чем я позже имел возможность убедиться лично.

Мы тогда вообще восприняли известие, что к нам прилетает Воронов, прямо скажем, с настороженностью. Ну как же!  Известная личность. Герой! Говорят, к самому Сталину вхож...  Мне тогда Александр Иваныч так и сказал: "Ну, держись, Гриша, не дай бог что - огребем мы с тобою фитилей..." А он оказался нормальный парень, общительный. И не зазнается, несмотря на награды и известность... Чем-то на Мишку Красулина, земляка моего с Зайково похож.

Мы тогда только-только перевооружились с По-5 на По-7, так Воронов-то к нам и прилетал проверить, как мы новую матчасть освоили. Так он нам несколько очень полезных советов по этой машине дал, и на главные отличия ее от старого самолета особое внимание обратил. Но это ладно. Самое главное, что его интересовало, это то, как мы знаем слабые и сильные стороны немецких машин, боевые приемы и тактику вражеских пилотов. Не, конечно, что-то мы и сами знали, а что-то он нам рассказал. И новыми тактическими приемами и наработками поделился. После этого даже Александр Иваныч его зауважал, хотя инспекторов разных и не любил…

Мы потом на следующий день вместе с Вороновым на боевое задание вылетели.  Я вам скажу – не зря ему Героя дали. Мы в тот день с «мессерами» схестнулись,  я лично видел, как Воронов в бою пилотирует… Я, конечно, не новичок уже тогда был, тоже кое-что умел, но некоторые его финты я, честно скажу, повторить сходу и не смог бы даже.. Он тогда одного мессера завалил. И мы с Покрышкиным по одному. Потом на разборе полетов Воронов поделился, как свои фирменные боевые приёмы выполнять. Не стал ничего скрывать.

Я потом с Вороновым еще пару раз встречался. Один раз в Югославии, и еще во Франции. Так он меня всегда по имени отчеству первым величал. Помнил. Нормальный он мужик, и отличный летчик…»

Вот как-то так

Отредактировано Dr.Konovaloff (17-11-2011 14:27:12)

+6

27

Barb написал(а):

Он стал дожидаться суда, не покончил с собой?

Кстати, тоже кольнул этот момент.
В РИ не смог покончить можно сказать по объективным причинам, хотя, похоже предполагал что его ждёт и пытался застрелиться при аресте.
Здесь наверное сразу после подписания капитуляции, мог бы, да нет, просто обязан, совершить ритуал Сеппуку, смывая кровью позор капитуляции в ПОЧТИ ВЫИГРАННОЙ, с точки зрения японцев, войне.
Причём, не просто харакири, банально вспоров живот, а именно Сеппуку по полной программе. С последней чашечкой саке, прощальным хайку и лучшим другом - кайсяку, который  после исполнения всех положенных процедур, дабы прекратить мучения, фамильным мечом срубит голову, а потом сломает его.

Отредактировано Artemidy (17-11-2011 15:50:53)

0

28

Если трибунал проходил под диктовку СССР вполне возможен вариант, при котором широкой общественности доводится "Приговор - повесить, приведен в исполнение", а на самом деле проявили уважение к традициям. Если не вообще оформить задним числом.
Да и капитуляция будет выглядеть правдоподобней - СССР разрывает отношения, готовится объявить войну, командование дружно признает что были неправы, народ сохранил лицо. Оставшаяся часть правительства подписывает капитуляцию и ждет своей участи.
В саму Японию ввели советские войска а США - на захваченные территории, наблюдатели видят только то, что им хотят показать. Особых роялей вроде нет.

Отредактировано ShtAl (17-11-2011 16:18:37)

0

29

ShtAl написал(а):

широкой общественности доводится "Приговор - повесить, приведен в исполнение", а на самом деле проявили уважение к традициям.

Вот был бы номер, если приговорённый тогда попросил быть своим кайсяку ГГ. С точки зрения самурая это высшая честь, которую может оказать проигравший своему противнику. И в то же время, зная европейцев, мелкая гадость - ведь откажут же, а это уже позор отказавшему.

Отредактировано Artemidy (17-11-2011 16:32:14)

0

30

Dr.Konovaloff написал(а):

Из воспоминаний ГСС Г.А.Речкалова:

Прекрасная интерлюдия! Но, к сожалению, интерлюдии не укладываются в стиль этой книги. Поэтому, при окончательном редактировании вставлю пару фрез по теме где-то в продходящем месте. Спасибо!

Конец главы:

    Царившее внутри новенького монтажно-испытательного комплекса тепло и спокойствие резко контрастировало с бушующими снаружи холодными, почти ураганной силы ветрами. Все таки казахские степи зимой - не самое приятное на Земле место. Штатам хорошо - у них Флорида есть, а у нас лучшего места, чем Байконур и не найти. По крайней мере, пока надо сохранять высшую степень секретности ведущихся тут работ. А на стапелях красовалась, блестя длинным, выкрашенным в белое корпусом "пятерка" - последнее и самое важное изделие королевской "фирмы" за все время ее существования. Которое, наконец, позволит дотянуться до любой точки на территории потенциального противника, имея дальность полета в двенадцать тысяч километров. А ведь прошло всего семь с небольшим лет с основания НИИ-13...
    Первая "настоящая" боевая ракета, разработанная новым институтом, впервые поднялась в воздух в ноябре сорок третьего, когда наши войска уже окружали Берлин. Изделие, которому присвоили индекс Р-1, по характеристикам примерно соответствовало немецкой ФАУ-2, только работало на кислородно-керосиновом топливе. Поначалу почти каждое второе испытание заканчивалось аварией, но примерно за год ракету довели до "кондиции", приобретя бесценный опыт. В это время в коллектив НИИ-13 и смежных с ним предприятий влилась значительная часть немецких специалистов из конструкторского бюро фон Брауна с ним самим во главе, а также из других германских авиационных фирм. В отличие от своего бывшего начальника, прибывшего под конвоем, остальные приехали добровольно, по договору. Благодаря такому подспорью дела пошли значительно быстрее. Уже к концу сорок четвертого полетела модифицированная с использованием трофейных технологий ракета с индексом Р-1М, отличавшаяся гораздо более высокой точностью и надежностью.
    К этому времени Андрей, оставив службу в ВВС, уже работал в "фирме". Он участвовал в разработке и принятии к исполнению нового долгосрочного плана работ, который должен был дать комплексное решение всех стоящих перед НИИ задач в кратчайшие сроки. Двигательный отдел под руководством Валентина Глушко разработал первый в мире четырехкамерный двигатель с тягой около девяноста тонн и довольно высоким удельным импульсом. Несмотря на большое количество стендовых испытаний поначалу он работал не очень надежно. Тем не менее, уже в конце сорок шестого года его установили на следующее изделие "фирмы" - "тройку". Ракета Р-3 являлась как самостоятельной системой оружия, так и первым элементом модульной конструкции межконтинентальной "пятерки". "Тройка" имела дальность полета в три тысячи километров, и могла доставить на это расстояние ядерную боеголовку весом около двух тонн. И, на втором десятке испытательных полетов, начала доставлять. Не саму боеголовку, а полнофункциональный макет, разумеется, и не каждый раз точно в цель. Но, за год с небольшим с начала испытаний, ракета залетала довольно уверенно. Так, что ее даже решили принять на вооружение и поставить на боевое дежурство в небольшом количестве.
    А вот теперь пришла очередь Р-5. Новая ракета являлась двухступенчатой и была построена по пакетно-последовательной схеме. Первую ступень составляли три Р-3. Две боковые, как и предусматривалось еще при разработке самой "тройки", крепились к центральной, на вершине которой размещалась вторая ступень. Она также работала на кислороде и керосине, но была оснащена новым однокамерным двигателем с высотным профилем камеры сгорания. Такая конструкция ракеты выбиралась в яростных спорах. Да, унификация первой ступени приводила к утяжелению ракеты из-за необходимости дополнительного укрепления конструкции в местах стыков а пакетная схема - к ухудшению аэродинамики носителя. Но зато сильно экономила время, да и удешевляла разработку - ведь, по сути, первая ступень уже была отработана и запущена в серийное производство. Оставались лишь некоторые сомнения в полетной динамике самого пакета, хотя результаты проведенных на уменьшенной модели продувок в аэродинамической трубе обнадеживали.
    "Пятерка" сразу создавалась и как баллистическая ракета, и как носитель для космических аппаратов. Поэтому сразу после первых успешных испытаний планировалось запустить спутник. Причем это обязательно надо было сделать до начала июльских переговоров по ядерным проблемам. Р-5 могла поднять на орбиту почти три тонны полезной нагрузки, и эту мощь предполагалось использовать сразу же. В отличие от реальности Воронова, где первый спутник пришлось клепать в спешке, здесь его создание велось заранее, и даже опередило разработку ракеты-носителя. Поэтому спутник весом в две с небольшим тонны уже дожидался своего часа в соседнем ангаре. Такая демонстрация явно покажет заокеанским специалистам, что советские ракеты гарантированно могут доставить мощный ядерный заряд в любую точку на территории США.
    Но на этом модификации "тройки" не заканчивались. Вот в чем преимущество модульной конструкции! Присоединить еще два блока к первой ступени, заменить вторую на более мощную, а бывшую вторую поставить сверху, сделав третьей - и получится "семерка" - чисто космический носитель с грузоподъемностью около восьми тонн. Тут уже можно и развернуться - тяжелые разведывательные спутники, высотные ретрансляторы, межпланетные станции... Ну и пилотируемый корабль, разумеется. Работы по всем этим направлениям уже велись - где быстрее, а где медленнее. Сильно сдерживало отставание элементной базы для систем управления и связи - все же в мире Андрея у нее было десять лет форы. Но ничего, сначала сделаем аппараты попроще!
    Быстро пролетели последние дни перед запуском, заполненные тяжелой работой. Столько всего надо проверить, обнаруженные дефекты - устранить. Пахали днем и ночью, Андрей даже не каждый день находил время позвонить домой. И вот госкомиссия, наконец, дала разрешение на старт. Степные сумерки разорвал яркий всплеск огня и с универсальной стартовой площадки, предназначенной для всех трех модификаций носителя в небо устремилась странная конструкция, в считанные секунды исчезнув в плотных серых облаках. Только розовое свечение напоминало о только что поглощенной ими ракете. Воронов оторвался от ставшего бесполезным перископа и прислушался к сообщаемым операторами показаниям телеметрии. Пока все шло нормально. За спинами операторов нервно рассекал пространство Королев. Он, как и Андрей, больше всего переживал за момент разделения ступеней. Впервые предстояло расстыковать в полете сложную конструкцию, да еще и с помощью "горячего" разделения, когда двигатель второй ступени запускался во время работы первой. Сработают ли пиропатроны, выдержит ли отсекатель струи, расположенный на стыке ступеней? Да и движок второй, хоть и отработал на стенде сотни часов, летел в первый раз.
Но разделение прошло штатно. Двигатель включился, переходник отстрелился. Ракета уверенно шла по заданной траектории. Еще чуть-чуть... Внезапно раздался торопливый голос одного из операторов:
- Сто семьдесят секунд полета! Передача телеметрии с борта прекратилась! Сигнал отсутствует!
Вот те на! Всего пять секунд оставалось до планового отключения двигателя второй ступени! Но и это при первом старте - большой успех. Что произошло - разберутся когда расшифруют телеметрию, дефект устранят. Главное - "изделие" летает!

    Следующие пять месяцев Андрей практически не вылазил с Байконура. Один за другим последовали еще четыре пуска. Два последних - полностью успешно. Обнаруженные при испытательных стартах дефекты устранялись прямо на полигоне на уже готовых носителях. Наконец, государственная комиссия дала добро на запуск спутника.
    Утром двадцать седьмого июня все причастные провожали полностью смонтированную ракету на стартовую площадку полигона, который уже вечером, при удаче, с полным на то правом можно будет переименовать в космодром. Первый земной космодром. Носитель установили и заправили. И вот последний отсчет. Старт! Пошли доклады операторов. Все системы работали штатно. Наконец:
- Прошло выключение двигателя второй ступени! - оператор сделал паузу и все затаили дыхание: - Параметры траектории соответствуют расчетным!
Зал бункера управления взорвался восторженными криками...

На состоявшемся через месяц торжественном закрытом приеме в Кремле, после окончания официальной части, Сталин подошел к Королеву и Воронову:
- Молодцы! Видели бы вы морду американского президента, когда, перед открытием переговоров в Белграде, я подарил ему фотографию восточного побережья США, полученную со Спутника!
По мнению разбалованного технологиями двадцать первого века Андрея, в этой мутной фотографии не было абсолютно ничего впечатляющего, но на остальных она на самом деле действовала просто ошеломляюще.
- Ну, и когда планируете послать туда человека? - Вождь ткнул мундштуком трубки в направлении потолка.
- В течение трех лет, думаю, справимся, - ответил Главный.
- А кого? И как будете готовить к полету? - продолжал интересоваться руководитель государства.
- Отберем группу летчиков-испытателей, желательно с инженерным образованием, - пояснил уже Воронов. И неожиданно добавил: - А первым пройду проверки я!
- Чего? Размечтался! - забыв о присутствии Сталина, чуть не заорал Королев. - Чем тогда я хуже? Я мечтал о полете в космос, когда ты еще под стол пешком ходил!
- Не проблема, Сергей Павлович! - спокойно парировал Андрей. - Пройдете медкомиссию - без разговоров уступлю место! Все по честному!
- Сам сначала пройди! - огрызнулся Главный конструктор, прекрасно, конечно, понимая, что в отличие от своего тридцатилетнего зама, в его сорок два шансов пройти комиссию маловато.
- Может и мне тоже попробовать? - ухмыльнулся в усы слушавший их перепалку Сталин.

+27


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Александра Баренберга » Затянувшийся полет книга вторая-2