Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7


Жернова истории 7

Сообщений 1 страница 10 из 868

1

Начал новую бумажку. Завершающий фрагмент главы:

Глава 32. Пятилетка: расчеты и просчеты

32.4.

О разговоре, который состоялся в Кремле незадолго до заседания Политбюро, где должен был рассматриваться наш с Трилиссером вопрос, я от него и узнал. Когда Менжинский утрясал включение этого вопроса в повестку дня, и список приглашенных на заседание, присутствовавший там мой прямой начальник, Серго Орджоникидзе, удивленно спросил:
– А при чём тут мой заместитель? Или вы его как консультанта привлекаете? Ничего не имею против, но зачем его тащить на Политбюро?
– Он вроде бы от ВСНХ занимается формированием заказов, – бросил реплику Микоян.
– Товарищ Осецкий не так давно в Наркомвнешторге как раз импортом заведовал, – произнес Сталин, демонстрируя свою хорошую память. – Так что он и консультировать может, и заказы от ВСНХ подавать. Но, действительно, зачем его посвящать в решение вопросов финансирования ОГПУ на нашем уровне?
Как всегда, спокойный и рассудительный, Вячеслав Рудольфович чуть застенчиво улыбнулся и ответил:
– Попробуй его не привлеки! Всю эту кашу с нашими фирмами за рубежом именно он заварил, а всю экономическую часть их работы он и сейчас возглавляет. Тянет, можно сказать, на себе. Без него такой канал поставок оборудования из-за рубежа мы бы вряд ли создали. Многое удается даже в обход американских стоп-листов приобретать, да ещё подчас почти задаром.
– Ладно, если он такой незаменимый… – без особого удовольствия в голосе протянул Сталин. – Вносим в список.
Меня этот разговор заинтересовал как примета того, что Иосиф Виссарионович уже закрепил за собой в Политбюро лидерские функции. Во время моего первого посещения заседания этого партийного ареопага в 1926 году Сталин ещё так явно не ставил себя на первое место, хотя уже тогда достаточно выделялся среди других. Тем интереснее было бы взглянуть на новую расстановку сил в Политбюро.
Пока мы с Михаилом Абрамовичем ждали своей очереди в приемной, я в который раз пытался прокрутить в памяти схему разговора, но потом, плюнув, решил положиться на импровизацию. Ждали довольно долго, и когда секретарь назвал наши имена, было даже как-то жаль отрываться от мягкого кожаного дивана, на котором я так уютно устроился. Но – не поймут, если я останусь тут греть седалище. Ещё и обидятся, чего доброго. Что им, дивана жалко, что ли? Подбадривая себя подобными шутливыми размышлениями, прохожу в дверь вслед за Трилиссером и устраиваюсь на свободном стуле рядом с ним.
Оглядываю собравшихся за столом. Из лиц, не принадлежащих к членам или кандидатам в члены Политбюро, замечаю только наркома финансов, Николая Павловича Брюханова. Конечно, именно у него надо будет валюту получать. Если Политбюро одобрит, и если нарком финансов прогнется перед Политбюро. Опять мысленно шучу. Впрочем, решение Совнаркома или СТО он и вправду мог бы под сукно положить или замотать. А вот с постановлением Политбюро так поступить Брюханов точно не решится.
– Михаил Абрамович! – взял слово Рыков. – Что там у вас стряслось? Раньше вы на свои фирмы за рубежом денег не просили, зарабатывали сами.
– Зарабатывали, – подтвердил Трилиссер. – Больше того, часть доходов в наличной форме даже передавали в Наркомфин. Но ситуация изменилась. Так, как прежде, зарабатывать уже не получается. Кризис! Да вот Виктор Валентинович детальнее сможет пояснить, – и он повернул голову в мою сторону. Поскольку возражений со стороны Политбюро не последовало, начинаю объяснять:
– В предшествующие месяцы высокие доходы фирм ОГПУ объяснялись тем, что нам удалось предугадать биржевую панику 1929 года и, в пределах своих возможностей, очень удачно сыграть на бирже. Значительные результаты дала также скупка долгов, позволявшая иногда выкупать машины и оборудование обанкротившихся фирм чуть ли не по цене металлического лома. Но паника схлынула, основная волна банкротств, вероятно, уже прошла, и рассчитывать на такие успешные операции, как в конце прошлого года, уже не приходится, – вешаю им, говоря словами моего времени, лапшу на уши, а у самого холодок по спине. Вот только поймать меня на вранье никому не удастся. Здесь и сейчас никто не сможет предсказать, сколько времени продлится мировой кризис, а уж что дно его будет достигнуто только к 1933 году – и подавно. Обычно кризисно падение производства продолжалось год – полтора.
– Так чего же вы хотите? – интересуется Сталин.
– Для покупки наиболее современного и сложного оборудования в обход запретов надо располагать резервным фондом, который может быть немедленно пущен в дело в случае необходимости. Возможность совершать такого рода покупки – вопрос сочетания обстоятельств, а подвертывающиеся случаи упускать нельзя, нужно платить сразу, ка только образуется возможность – поясняю я. – Ранее мы при необходимости собирали нужные деньги из собственных средств, теперь подобной возможности уже нет.
– Кроме того, – снова вступает в разговор Трилиссер, – наши фирмы следовало бы освободить от отчислений в Наркомфин, и дать нам право небольшие свободные средства обращать на обеспечение нашей оперативной деятельности за рубежом.
После чего начались препирательства насчёт размеров испрашиваемого валютного фонда. Наши скромные аппетиты сильно урезали – впрочем, Брюханов считал, что совсем недостаточно, – и на фоне этого второе предложение (снять отчисления в Наркомфин) утвердили практически без дебатов.
Когда мы выходим за ворота Кремля, Михаил Абрамович выглядит почти что радостным. Во всяком случае, обычного грустного выражения на его лице как не бывало. Я старательно демонстрирую более скептическое настроение:
– Ну что это за валютный фонд? Слезы, а не фонд! Разве что-нибудь приличное, да ещё в комплектном виде, за эти деньги можно купить? Эх… – с досадой машу рукой.
– Ты погоди ныть-то, – осаживает меня заместитель Менжинского и начальник ИНО ОГПУ. – Главное, что теперь все средства от операций наших фирм – у нас в руках. Вот увидишь, мы ещё свой валютный фондик сколотим, без всяких квот Наркомфина, и в Политбюро больше кланяться… – тут Трилиссер резко обрывает фразу, видимо, сочтя, что на радостях он в своей откровенности зашёл чересчур далеко.
Милый! Д мы на этих фирмах не то что «фондик» – свой нехилый банк создать сможем. Вот только светиться ни к чему. Фактически Политбюро отдало в руки ОГПУ – а о существу, мне (при условии, что я Трилиссера с его оперативными нуждами обижать не буду), – очень даже немалые средства. Не колоссальные, конечно, но по сравнению с нашей общей валютной выручкой – весьма заметные. И, самое главное, – никто ведь и претензий не предъявит. Заработали? Да. И все потратили – на ввоз оборудования, согласно утвержденным заявкам, и немножко на работу ОГПУ. Отчетность – вот она. Всё чисто. А по существу я получаю возможность регулировать направления многих импортных закупок. Требовать-то будут всего и много. Но вот решение вопроса о том, что удастся из этих заявок удовлетворить в первоочередном порядке, будет у меня в руках. Так что будут у Серебровского и экскаваторы, и бульдозеры, и бурильные установки…
На следующий день в ВСНХ у меня состоялась примечательная беседа с несколькими старыми спецами. Соколовский, Каратыгин, Черногрязский, Гинзбург… Жаловаться они ко мне пришли. На Орджоникидзе!
– Лично с Георгием Константиновичем вполне можно работать. Почти как с Дзержинским, – начал Каратыгин, блеснув большими залысинами и машинально коснувшись рукой своей довольно жиденькой бородки. Партийную кличку «Серго», по которой чаще всего именуют нынешнего председателя ВСНХ, он признавать не желает. Ну, кто бы сомневался!
– А что же вас тогда не устраивает, Евгений Сергеевич? – пытаюсь выяснить у него.
– Понимаете, – вступает в беседу Гинзбург, – вроде бы он человек думающий, и способный воспринимать аргументы. Но как только дело доходит до участившихся в последнее время решений о расширении капитальных работ, которые не обоснованы ни с инженерной, ни с экономической точек зрения, Георгий Константинович превращается в непробиваемую стену.
– Увы, – развожу руками, – тут и я ничем помочь не могу. И вам не советую упираться – эти ветры дуют с самого партийного Олимпа. У нас и так на старых специалистов сплошь и рядом с подозрением смотрят, а тут живо приклеят ярлык классовых врагов и саботажников. Только наживете себе неприятности…
Затесавшийся в эту компанию инженер Осадчий, который вообще-то работает не у нас, в ВСНХ, а в президиуме Госплана, – наверное, к знакомым заглянул, – пылко возражает, даже не дав мне закончить фразу (чем заслужил неодобрительные взгляды со стороны собравшихся):
– Мы что же, теперь всякую критику должны отставить в сторону и заниматься исключительно пением похвал?!
– Погодите, погодите… – жестом останавливает его Гинзбург. Вот уж с кого только и писать портрет старого специалиста – пенсне на шнурке, совершенно седые моржовые усы и столь же седая бородка смотрятся очень импозантно в сочетании с его грузной фигурой. – Ладно бы речь шла об отдельных проектах, на которые реально не хватит стройматериалов, строительных механизмов, квалифицированных работников, что приведет к срыву сроков строительства и замораживанию капиталовложений. Это немалый ущерб, это весьма неприятно, но не фатально. Но продукция со строящихся предприятий уже добавлена в расчеты контрольных цифр на 1930 и последующие годы. И если сроки строительства срываются, то срываются и все связанны с этим планы…
Из-за спины маститых спецов раздается голос единственного молодого человека среди этих старых зубров – Василия Леонтьева, которого я все-таки сумел вытащить к себе из Берлина:
– Опять ваши большевики не хотят считаться с законами экономики. Зачем наша группа только времени убила на балансовые расчеты? Из-за всего этого авантюризма всё идёт псу под хвост! – он упрямо сводит свои густые черные брови и, тряхнув ровненько подрезанной чёлкой, устремляет на меня взгляд исподлобья.
Ну, разошлись! Не соображают, что ли, – ведь подставляют по-крупному и себя и меня?
– Вы кто – специалисты или барышни-институтки? – говорю тихим, но нарочито угрожающим голосом, едва не срывающимся на рычание. – Что вы тут вселенский плач устроили? Изобразите ещё детский визг на лужайке для полного комплекта! – и, не дав им опомниться от такой оскорбительной выволочки, перехожу на более спокойный тон. – Лбом стену не прошибешь. Уж вы-то, как специалисты, могли бы понимать, что для этой цели имеются другие инструменты. Вам предлагают нереальное расширение капитальных работ и основанные на нем столь же авантюристичные планы увеличения производства? Отлично! Выше темпы социалистического строительства! Какие тут могут быть возражения? – иронический подтекст последних фраз не ускользает от моих собеседников, вызвав у некоторых из них кривые ухмылки, но они пока не понимают, к чему я клоню.
– Ваше дело – ни в коем случае не возражать, а, напротив, приложить все усилия для должного обоснования этих решений. Нужно начинать крупную большую стройку? Отлично! Для нее нужно выделить столько-то капитальных вложений из бюджета, открыть такие-то лимитные кредиты в Стройбанке, выделить такой-то дополнительный фонд заработной платы для найма строительных рабочих, включить в график треста «Строймеханизация» аренду подъемных кранов, экскаваторов, бульдозеров, заключить контракты на поставку стройматериалов, труб, металлоконструкций, кабеля в таких-то объемах… Ах, всего этого не имеется в потребных количествах? Тогда надо снимать всё требуемое с каких-то других строек, и вдобавок растягивать планируемые сроки строительства. То же самое касается и объемов производства. Нужно, скажем, произвести на 30% больше рыбной продукции, чем предусмотрено контрольными цифрами? С удовольствием! Для этого всего лишь нужно закупить ещё сотню-другую траулеров, расширить соответственно портовое хозяйство, построить в портах крупные морозильники, новые рыбоконсервные заводы и коптильные цехи, принять в мореходные училища ещё несколько тысяч человек. Вот тогда, не пройдет и трех лет, как намечаемые рубежи будут достигнуты, – останавливаюсь, чтобы перевести дух после этого эмоционального диалога и обвожу глазами своих собеседников.
– В поняли? Не восклицать: это не выполнимо! Не шуметь насчет авантюризма, волюнтаризма и попрания экономических законов. Нужен результат? Будет! Если обеспечить то-то и то-то. Вот, примерно, в таком ключе и надо вести разговор.
– Все равно ведь будут обвинять в этом, как его… – Абрам Моисеевич Гинзбург запнулся на мгновение, но все же сформулировал, – в неверии в творческие силы пролетариата и в недооценке руководящей воли партии.
– Будут, – со вздохом соглашаюсь я, переждав сдавленные смешки, вызванные последними словами моего заместителя по планово-экономическому управлению ВСНХ. – Меня самого в том же самом кое-кто подозревает. Но это всё же лучше, чем обвинения в саботаже, или, паче чаяния, во вредительстве, а то и в контрреволюционном заговоре.

+30

2

Запасной написал(а):

ка только

+1

3

Запасной написал(а):

Д мы на этих фирмах

+1

4

Не флейма ради, но из стремления к совершенству: думаю, убойный довод против пулемета "максим" как средства ПВО это его малая высотность. 800 метров, кажется. (Пишу со смартфона, поэтому точных чисел не назову). А бомбардировщики полетят выше, как спасаясь от зенитного огня, так и ради придания большей энергии и, соответственно, бронепробиваемости бомбе.

0

5

Зануда написал(а):

Не флейма ради, но из стремления к совершенству: думаю, убойный довод против пулемета "максим" как средства ПВО это его малая высотность. 800 метров, кажется. (Пишу со смартфона, поэтому точных чисел не назову). А бомбардировщики полетят выше, как спасаясь от зенитного огня, так и ради придания большей энергии и, соответственно, бронепробиваемости бомбе.

ПМСМ - более реально предложить проверить обстрелом ТБ-1. На живучесть. Как бомбардировщик нового поколения.

Правда, вопрос не только в том, чтоб показать необходимость зенитных пушек - их преимущество всем давно известно.
И вопрос даже не в том, что пушка дороже пулемета :)
А в том, что союзником в этом вопросе будет, скорей всего Мэ. Нэ. Тухачевский. С его идеей универсальной артиллерии (которая, само-собой, ничем хорошим не кончилась)

+1

6

Мдя, тут конечно засада... Но может в пику жадному Бофорсу начнут потихоньку пилить скорострелки?  Результат ещё когда будет, но в части универсальности - она таки есть, МНТ согласится :) полезный выхлоп от работ гораздо выше, и бронетехника, и зенитки, и мореманам. А там . глядишь, летуны дойдут до идеи "тот же снаряд в гильзе поменьше", и будет 23мм универсальным калибром.

0

7

– Для покупки наиболее современного и сложного оборудования в обход запретов надо располагать резервным фондом, который может быть немедленно пущен в дело в случае необходимости. Возможность совершать такого рода покупки – вопрос сочетания обстоятельств, а подвертывающиеся случаи упускать нельзя, нужно платить сразу, каК только образуется возможность – поясняю я.

+1

8

Котозавр написал(а):

Мдя, тут конечно засада... Но может в пику жадному Бофорсу начнут потихоньку пилить скорострелки?  Результат ещё когда будет, но в части универсальности - она таки есть, МНТ согласится :) полезный выхлоп от работ гораздо выше, и бронетехника, и зенитки, и мореманам. А там . глядишь, летуны дойдут до идеи "тот же снаряд в гильзе поменьше", и будет 23мм универсальным калибром.

Черт знает... Я в данной теме не шибко...
Но зенитный автомат нужен, конечно

0

9

Запасной написал(а):

– В поняли?

- Вы поняли? Хотя, можно обойтись и без "Вы".

+1

10

Отрывок получился очень интересный, но иногда встречаются "тяжелые" предложения:

О разговоре, который состоялся в Кремле незадолго до заседания Политбюро, где должен был рассматриваться наш с Трилиссером вопрос, я от него и узнал.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7