Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7


Жернова истории 7

Сообщений 101 страница 110 из 951

101

Раз уж вспомнили о лошадях - во времена, когда основным двигателем что в сельском хозяйстве, что в строительстве, что во многих отраслях промышленности была мускульная сила людей и животных, в ходу было выражение "втянутость в работу". Потому что двигатель прогревается несколько минут или часов (если это паровая машина), а живому существу физические нагрузки надо наращивать постепенно многие дни. Ввернуть бы где, что де на одной силе воли далеко не уедешь, что сытый, здоровый и втянутый в работу покажет большую производительность труда...

+2

102

Зануда написал(а):

Ввернуть бы где, что де на одной силе воли далеко не уедешь, что сытый, здоровый и втянутый в работу покажет большую производительность труда...

Вот очень верное замечание - проверено на собственной шкурке, особенно после отпуска, когда надо как угорелым носится по большому заводу и стричь кусты акации, потом бежать на обед через весь завод , потом обратно с обеда на место работы, и в конце рабочего дня опять галопом на базу, собираться домой. При этом еще и стараться уложиться в норму.  После того, как несколько раз угодила то под ливень, то несколько раз под дождь ( а температура воздух сейчас варьируется от +8 до +13-14 градусов Цельсия, соответственно, простуды и состояние "пыльным мешком огрели". И надо работать - потому как на всю огромную "Звездочку" всего шесть человек.  Без "втянутости в работу" давно бы на больничный "вылетела", а тут бегаем, работаем... разве что устаем сильно.  http://read.amahrov.ru/smile/girl_smile.gif

0

103

Все думал, чего же не хватает повествованию. И, кажется, нашел - не хватает периодических обзорных зарисовок состояния страны. Навроде "по всей стране дымили вновь построенные заводы", "на поля этой весной вышли 1200 тракторов, организовано 200 МТС, открыты 4 института" и т.д. Иначе повествование получается слишком камерным, ему не хватает размаха, что ли?

+1

104

Niyazaly написал(а):

Все думал, чего же не хватает повествованию. И, кажется, нашел - не хватает периодических обзорных зарисовок состояния страны. Навроде "по всей стране дымили вновь построенные заводы", "на поля этой весной вышли 1200 тракторов, организовано 200 МТС, открыты 4 института" и т.д. Иначе повествование получается слишком камерным, ему не хватает размаха, что ли?
[/img]


Ага, а потом набегут тролли и начнут старые песни:
- А, еще один автор скатился в Ланцовщину.
- Да у Колганова один мегарояль и потом только тайм-лайн по захвату вселенной.
- И т.д.

Примеров - масса.
Особенно, если авторы были неопытными и действительно повествование у них шло крупными рваными эпизодами.
Но ведь в Жерновах и так есть "стратегические вставки", причем вставки органические, когда они происходят и в жизни - на совещаниях, на съездах, во время перехода на новую работу или занятия определенной должности.
Просто эти моменты надо вдумчиво читать и делать себе пометочки.
Ну и просто делать скидку на то, что автор может некоторые исторические последовательности, ОЧЕНЬ подробно обсосанные, считать очевидными и для нас не разжевывать. Только подчеркивать тонкой линией.

Помню, что когда у Логинова, тогда молодого автора, весьма сырой, но качественный КВ-2, вышел из лесов на хоть какой-то политический и оперативный простор, то его просто запинали ногами.
Он его почти год не писал тогда.

Отредактировано Михаил З. (06-09-2014 13:25:28)

0

105

Михаил З. написал(а):

Ага, а потом набегут тролли и начнут старые песни:
- А, еще один автор скатился в Ланцовщину.
- Да у Колганова один мегарояль и потом только тайм-лайн по захвату вселенной.
- И т.д.

Тролли на то и тролли. Я, как читатель, к троллям какое отношение имею? Если мне, как читателю кажется что повествование слишком камерное, что ему не хватает обзорных зарисовок, в которых ГГ не фигурирует напрямую, но в которых отражается эпоха и желательно - изменения, внесенные ГГ, я об этом автору сообщаю. Для этого автор и выкладывает текст здесь, нет?

Михаил З. написал(а):

Но ведь в Жерновах и так есть "стратегические вставки", причем вставки органические, когда они происходят и в жизни - на совещаниях, на съездах, во время перехода на новую работу или занятия определенной должности.

Во именно - везде ГГ, пусть и на заднем плане.

Михаил З. написал(а):

Помню, что когда у Логинова, тогда молодого автора, весьма сырой, но качественный КВ-2, вышел из лесов на хоть какой-то политический и оперативный простор, то его просто запинали ногами.
Он его почти год не писал тогда.

Напоминает мне о верности пословицы "волков бояться - в лес не ходить"  :crazy:  Ну, покритикуют сведующие товарищи, к которым я себя не отношу - так книга же лучше получится.

0

106

Насчет метро... сунула нос в Вики (хоть оно и не айс, конечно) вот что там есть

Строительство первой очереди метро

Строительство первой очереди

«Схема линий Московского метрополитена.» Н. Булганин «О социалистическом переустройстве Москвы.», М. 1932
В июне 1931 года первый секретарь Московского комитета ВКП(б) Л. М. Каганович продвигает на партийном пленуме решение срочно строить метро. В сентябре Московское руководство учреждает Мосметрострой и пишет письмо в ОГПУ, где просит вернуть арестованных специалистов МГЖД. В ноябре 1931 года в горкоме представлен проект линий московского метрополитена. Это был тот же проект годичной давности с небольшими поправками. Была утверждена первая очередь строительства: от Сокольников до будущего места строительства Дворца Советов (храм Христа Спасителя) и от Смоленской площади до библиотеки им. Ленина. Работы возглавил П. П. Роттерт, прежде руководивший строительством Днепрогэс. В конце ноября 1931 года во дворе дома № 13 по Русаковской улице около Сокольников первые лопаты Мосметростроя вгрызлись в землю. Так началось строительство московского метрополитена, где заложили первую шахту. В январе 1932 года работы начались на всех участках, однако они проводились вручную, так как предполагалось, что московский метрополитен будет в большинстве своём надземным, а под землёй проходить только в самом центре на небольшой глубине. Работы шли крайне медленно, прежде всего из-за нехватки специалистов. Среди всех инженеров Метростроя только С. Н. Розанов имел опыт строительства парижского метро в течение нескольких лет, двое приняли недолгое участие в проходке берлинского метро и ещё отдельные инженеры просто видели метро во время своего пребывания на Западе[3].

В феврале 1932 года 27-летний инженер В. Л. Маковский пришёл к выводу о невозможности дальнейшей проходки тоннелей в Москве открытым способом мелкого заложения, который ранее использовался в Берлине и с помощью которого велись работы на Каланчёвской площади (с 1933 — Комсомольской)[4]. Он также отверг закрытый метод на малой глубине, сторонником которого был С. Н. Розанов. Изучив материалы о лондонском и нью-йоркском метро, Маковский сделал выбор в пользу тоннелей на большой глубине (от 20 до 35 метров) и сообщил об этом напрямую Кагановичу. Против были все инженеры, однако идея понравилась партийному руководству в лице Кагановича и Хрущёва. Точку в споре поставил И. В. Сталин, приняв проект глубокого заложения. Радикальные изменения в проекте привели к его фактической остановке на 9-10 месяцев[5]. Геологические данные исчерпывались на глубине 15 метров. На требуемой же глубине зачастую оказывался плывун, как например при строительстве станции под Лубянской площадью, где обычная шахтерская проходка была неприменима. К началу 1933 года было прорыто лишь 0,6 % от общей длины первой линии.

Партийное руководство согласилось привлечь иностранных специалистов, от которых прежде отказывались по причине нехватки валюты. Летом 1932 года было проведено несколько семинаров с участием представителей европейских фирм, а весной 1933 года ЦК принял решение нанять семь крупных иностранных специалистов для постоянной работы в Метрострое и отправить 10 инженеров за границу для обучения технологиям строительства метро[6]. Было также принято решение строить закрытым способом на большой глубине только в центре города, а вдали от центра, где улицы были шире, например у Сокольников, продолжать использовать открытый способ мелкого заложения.

Для проходки тоннелей метро на большой глубине в Москву из Донбасса был командирован Е. Т. Абакумов, и с ним пришла команда опытных горных инженеров. В земляных работах стали применяться проходческие щиты с кессонами, к которым поначалу отнеслись с недоверием, но которые в итоге позволили уже к лету 1933 года достичь требуемой глубины и приступить к строительству тоннелей.

Для строительства не хватало людей. Среди москвичей строительство метро, куда уходило огромное количество средств, вызывало раздражение. Для дополнительного набора Мосметрострой стал набирать даже так называемый «кулацкий элемент», перестав требовать справки о пролетарском происхождении рабочих. В марте 1933 года на строительство метро были привлечены тысячи комсомольцев. К началу 1935 года метро строило уже 19 000 комсомольцев. Профессия метростроителя превратилась из ругательства в престижную.

К намеченной дате открытия — 7 ноября 1934 года метрополитен не был введён в строй из-за отсутствия эскалаторов. Тогда это устройство впервые появилось только в Лондонском метрополитене в 1911 году, и делали их только 2 фирмы в мире. Мосметрострой за 200 000 золотых рублей приобрёл один эскалатор, только чтобы его разобрать и скопировать, увеличив длину лестниц. Советские эскалаторы появились в январе 1935 года. Работая круглосуточно в течение 20 дней, метростроевцы собрали эскалаторы на ряде построенных станций, а опробовали их 6 февраля 1935 года 2000 делегатов VII Всесоюзного Съезда Советов. 4 февраля 1935 года по построенной трассе прошёл первый тестовый поезд. Над построенными надземными павильонами станций появилась красная буква «М», нарисованная архитектором Иваном Тарановым, которая стала символом московского метрополитена.

Московский метрополитен был открыт 15 мая 1935 года. В 5 часов 48 минут в метро был включён ток и через 4 минуты из депо вышел первый поезд. В 6 часов 45 минут открылись двери надземных вестибюлей. Пусковый комплекс включал в себя 11,5 км трассы, 13 станций и 14 поездов. Первая очередь шла от станции «Сокольники» до станции «Парк культуры», с ответвлением на «Смоленскую». Данное ответвление, ставшее Арбатской линией, в 1937 году дошло до станции «Киевская», пересекая при этом Москву-реку по мосту. До начала Великой Отечественной войны было открыто ещё две линии. В марте 1938 года Арбатская линия была продлена до станции «Курская» (теперь этот участок относится к Арбатско-Покровской линии). В сентябре 1938 года открылась Горьковско-Замоскворецкая линия — от станции «Сокол» до станции «Площадь Свердлова» (с 1990 года «Театральная»).

А еще есть непроверенные данные, что перед строительством насчет плана метрополитена в недрах ОГПУ дали задание о его разработке спецгруппе эзотериков и те посоветовали выстроить двенадцать станции метро в виде кольца и согласно знакам зодиака... Правда это или нет, теперь уже не узнать...  http://read.amahrov.ru/smile/girl_smile.gif

Отредактировано Cherdak13 (06-09-2014 14:50:17)

0

107

Михаил З., Niyazaly - не надо так эмоционально спорить! Автор на то и автор, чтобы выслушать всех... и сделать по своему   http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif

+2

108

Начинаю новую главу:

Глава 34. Помаленьку партизаню…

34.1.

Вечером воскресного дня, уложив спать детей, умаявшихся после столь утомительного в их возрасте похода в гости, мы с Лидой уселись за вечерний чай. К нам присоединился Михаилом Евграфович, только-только вернувшийся с работы (хотя Коминтерн и переехал в Прагу, работы со срочными переводами у него отнюдь не убавилось), и мы принялись уплетать пирожки и плюшки, которые всучила нам с собой Евгения Игнатьевна. Не допив ещё и половины стакана, Лида нарушила царящее молчание, негромко спросив:
– Виктор, не поделишься, наконец – что же тебя так расстроило на Пленуме?
Помедлив немного, рассказываю:
– Большинство теряет меру в погоне за темпами роста и в нажиме на крестьянство по части заготовок и коллективизации села. Попытки Бухарина и Рыкова охладить этот пыл ни к чему не привели.
– Ты тоже выступил за снижение темпов? – допытывается жена.
– Нет, – качаю головой.
– Почему?! – моя любимая удивлена и уже готова возмутиться. – Если ты считаешь, что Бухарин с Рыковым правы, ты должен был их поддержать, разве не так?
– Нет. Я не буду влезать в эту свару, – снова качаю головой. – Там, на самом деле, подоплёка вовсе не в экономике. Власть они делят, вот в чем штука. И обе стороны будут стоять на своём. Большинство хочет избавиться от любых влиятельных политических оппонентов. Не понимаю, дураки, что их эта дорожка очень далеко завести может. Начнут выталкивать любого, кто скажет слово поперек, и, в конечном счёте, каждый может оказаться под ударом, – мой взгляд рассеяно скользит по столу, затем обегает завитки наполовину съеденной плюшки, покрытые крупинками частично растаявшего под влиянием жара печи сахара. Удалось у Игнатьевны печево. Помнится, бабушка меня в детстве учила, как такие плюшки готовить. А она сейчас должна быть недалеко  - муж как раз в Академии учится...
– Так что, молчать? Перетрусить – и в кусты? Так, что ли? – возглас Лиды, возмущенной не на шутку, прерывает мои воспоминания.
– Из кустов тоже воевать можно. И даже успешнее, чем грудью переть на пулемёты.
– Воевать из кустов?.. – моя любимая сразу не понимает суть предложенного мною образа.
– Именно так, – подтверждаю. – Не выступать против общей политической линии, но по каждому конкретному вопросу стоять на своем, на том, что считаю правильным.
– А как же Бухарин?..
Ухватив недосказанную мысль, уточняю:
– Полагаешь, бесчестно оставлять без поддержки того, кто выступает с правильных позиций?
– Конечно!
– Беда в том, что в этом противостоянии нет целиком правых. Обе стороны правы… каждая – наполовину. Бухарин верно видит опасности, проистекающие из нетерпения большинства, но не желает понять, что это нетерпение вызвано реакцией на очень острые проблемы. Большинство желает решить эти проблемы, но рвется вперед, не считаясь с объективными ограничениями, – положив локти на стол и подперев подбородок руками, я устремил на Лиду задумчивый взгляд.
В этот момент заговорил молчавший до того Михаил Евграфович:
– На этот раз, зятек, ты рассуждаешь разумно. Нечего совать голову в эти жернова. Боюсь, наши партийные вожди закусят удила и будут лупить друг друга едва ли не до крови. Встревать между ними – гиблое дело.
– И что же, мы так и будем смотреть на всё это со стороны?! – вспыхнула моя жена.
Пододвинув стул поближе, обнимаю любимую за плечи:
– Нет у нас других вождей, другой партии, и другого народа. Надо жить и работать с теми, кто есть. И выбирать свою позицию так, чтобы принести как можно больше пользы, а не заниматься демонстрацией рыцарских добродетелей, – моя щека прильнула к её виску, ощутив щекочущее прикосновение волос. – И мы с тобой ещё поговорим об этом… В деталях… – с этими словами я чуть крепче прижимаю её к себе.
– Ладно… – весьма многообещающим голосом тянет Лида. Чую, моего обещания она не забудет, и разговор такой обязательно состоится.
Следующий в день в моем кабинете в ВСНХ начался, как водится, с текучки. Поспешив как можно быстрее покончить с неотложными делами, перекинув на помощников или отложив дела менее важные, берусь за свой неизменный «Паркер». Для начала – краткие тезисы предложений по расширению подготовки кадров для коллективных хозяйств и усилению пролетарской помощи крестьянам. Раз уж сдержать коллективизаторский азарт верхов не удается, надо подкрепить его хотя бы чем-то материальным, чтобы наспех сколоченные сельхозартели не разваливались вскоре после создания. К этой работе надо привязать множество ведомств: само собой, Наркомпрос и Комитет трудовых резервов, а еще и Наркомтруд, ВСНХ и Нарокомзем…
Ещё одна забота – продвинуть в жизнь нормальные принципы организации работы в крестьянских коллективах. Помню ведь, какая в свое время в этом деле царила кустарщина, и каким ущербом она оборачивалась. Поэтому, покончив с тезисами, берусь за большую статью. Если удастся, протолкну её в «Правду» или в «Большевик».
На бумагу ложится заголовок: «Против обезлички в организации коллективного производства на селе». Почему именно такой? Дело в том, что внутренняя организация производства в колхозах имела ахиллесову пяту, отличавшую ее от труда в единоличном производстве. Крестьянин-единоличник сам владел средствами производства, земельным наделом, сам распоряжался своей рабочей силой, и одновременно нес всю полноту хозяйственной ответственности за результаты своего труда. Переход к коллективному производству разрушал эту экономическую связку. Средства производства, и земля в том числе, теперь общие, работать приходится там, куда председатель правления сельхозартели пошлет, и ответственность за свою работу и за состояние своего клочка земли растворяется в коллективном владении и коллективных трудовых усилиях.
Но ведь есть возможность этот недостаток если и не устранить вовсе, то уж, по крайней мере, существенно смягчить. Да, в коллективе есть возможность спрятаться за чужие спины и свалить ответственность на других. Вот с этой возможностью и надо разобраться. Что, если закреплять за бригадами или звеньями определенные участки, а оплату труда производить не просто от выработки, не по трудодням только, но учитывать ещё и урожайность, или, скажем, привесы и надои? Тогда появляется и заинтересованность не прятаться за чужие спины, а увеличивать выработку, появляется ответственность за урожай на конкретном поле, за состояние конкретных буренок или хавроний. Экономические основы в чем-то подобной организации труда уже опробованы в промышленности на примере хозрасчетных бригад, и вполне оправдали себя. Почему бы не испробовать бригадный подряд и в сельском хозяйстве, творчески применив опыт промышленности?
Красный «Паркер» скользил по бумаге, оставляя чернильные завитки, складывающиеся в буквы, слова, строчки… Заполнив лист своей писаниной, беру пресс-бювар и аккуратно промакиваю листок, чтобы не размазать случайно чернила. Бюварная бумага (так здесь называют то, что в мои школьные годы звали пренебрежительно промокашкой) уже вся покрыта следами моих прежних писаний, и приобрела едва ли не сплошной фиолетовый цвет. Пора менять. Надо сказать секретарю.

+24

109

Запасной написал(а):

Не понимают, дураки, что их эта дорожка очень далеко завести может.


Запасной написал(а):

мой взгляд рассеянно скользит по столу, затем обегает завитки наполовину съеденной плюшки,

+1

110

Запасной написал(а):

К этой работе надо привязать множество ведомств: само собой, Наркомпрос и Комитет трудовых резервов, а еще и Наркомтруд, ВСНХ и Нарокомзем

Наркомзем.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7