Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7


Жернова истории 7

Сообщений 221 страница 230 из 937

221

Зануда - поправки логичные, попробую применить в тексте.
Что касается института Кольцова - Осецкий не может знать всё и заниматься всем. Хотя не исключено, что через какие-то время такой интерес по какому-то поводу и возникнет. Или нет.

+1

222

Запасной -  уж пусть этот интерес возникнет... если его с места попрут на "повышение квалификаций", то хоть в ОГПУ  пусть останется небольшой отдел, заведующий стратегическим направлением "военная медицина"...  http://read.amahrov.ru/smile/girl_doctor.gif    http://read.amahrov.ru/smile/girl_smile.gif

Отредактировано Cherdak13 (06-10-2014 19:46:43)

+1

223

Продолжение:

Глава 35. На душе – тревожно

35.2.

Честно говоря, надежды на то, что состоявшийся разговор существенно приблизит появление советского пенициллина я не то чтобы совсем не питал, – иначе не стоило бы его и затевать, – но оценивал шансы как не слишком большие. Тем не менее, поисками необходимого оборудования озаботился всерьез, в том числе и по линии закупок через фирмы ОГПУ. Разумеется, тот список оборудования и реактивов, который без промедления выдала мне Ермольева, тоже запустил в работу, хотя и порезал его маленько после консультации со специалистами. Было очень похоже, что дама собралась за счёт моей щедрости переоснастить чуть ли не весь институт, однако я отнесся к её непомерным аппетитам довольно снисходительно. В конце концов, даже и при отсутствии быстрого успеха, хотя бы помогу развитию биохимических исследований в нашей стране…
Незадолго до моего визита в Биохимический институт, как раз во время первомайской демонстрации, когда я с Лидой и Лёнькой, сидящим у меня на плечах, проходил по праздничной Москве, жена напомнила мне об обещанном разговоре. Увиливать от него я не собирался, но всё как-то было не с руки: то вернусь домой поздно, то не удается улучить момент, когда мы останемся наедине. Разговор ведь был совсем не для чужих ушей.
Момент выдался лишь в среду, 14 мая, когда я по вызову Мессинга в очередной раз заскочил в ОГПУ в аналитический отдел. Речь шла о данных РУ РККА, которыми заинтересовался Трилиссер, и которые некоторые члены Реввоенсовета уже использовали в попытках обосновать резкое расширение танкостроительной программы.
– Сколько-сколько танков может Франция производить в год? – поражаюсь я, глядя на цифру «1500», указанную во вполне официальном документе Разведупра.
– Не в год, а месяц, – поправляет меня Станислав Адамович, который уже успел ознакомиться с этой бумагой.
– Знаете что, – внутри меня вскипает раздражение, – передайте Яну Берзину, пусть лучше ему разведсводки Алексей Толстой пишет – у того фантастические романы поинтереснее получаются! Нет ни у французов, ни у поляков – перелистываю еще один документ – таких производственных мощностей. И денег у них сейчас в бюджете на закупку такого количества танков нет!
– При чем тут нынешний бюджет? – возражает начальник аналитического отдела. – Речь идет о танкостроительной программе военного времени.
– А вы что, полагаете, будто господа капиталисты в мирное время будут содержать избыточные производственные мощности для танкостроения за свой счет, из патриотических побуждений? – парирую я.– Одно из двух: либо агентура Берзина не в состоянии оценить достоверность сведений, которые получает от своих источников, позволяя скармливать себе всякие нелепые слухи, либо агенты сами сочиняют эту, с позволения сказать, информацию, беря ее просто с потолка, или, в лучшем случае, из статеек каких-нибудь борзописцев. Ведь не раз уже ловили их на подобной ерунде. Пора бы уже и выводы сделать!.. Впрочем, у наших, из ИНО, тоже такого мусора хватает, – говорю, малость остыв и сбавив тон.
После этого разговора, когда рабочий день уже шёл к концу, подхватываю в соседнем кабинете Лиду и отправляюсь с ней в расположенный неподалеку тир «Динамо». Мне вроде и ни к чему навыки в стрельбе поддерживать, но за компанию с женой, которой это по службе положено – почему бы и нет? Специально для этого сегодня кобуру с «Зауэром» и пачку патронов в портфель засунул. Благополучно расстреляв по два магазина, домой отправляемся пешком, беседуя вполголоса. Надо же, наконец, исполнить свое обещание!
– Витя, – голос жены полон сдерживаемой тревоги, – что же нас ждет в будущем? Почему ты не можешь встать на сторону Рыкова и Бухарина? Боишься проиграть?
– Говорил уже, и скажу еще раз: я не только не верю в их победу. Прежде всего я не верю в исполнимость их программы, хотя критический пафос их выступлений и содержит в себе много справедливого.
– Однако из твоих прежних рассказов следует, что у вас их линия не победила. Как же ты можешь судить: исполнима программа или не исполнима, раз ее и не стали воплощать в жизнь? – допытывается Лида
– Так ведь они не предлагают по существу ничего, кроме слегка скорректированной линии НЭПа. А этот путь уже привел нас к крайнему напряжению в хлебозаготовках. Мы едва держимся на грани, а в моей истории к этому моменту уже два года, как скатились к чрезвычайным мерам, – поясняю ей. – Быструю индустриализацию эта политика обеспечить не может!
– Но ты же поддерживаешь их критику форсирования темпов индустриализации и чрезмерного нажима на крестьянство? – не отстает моя любимая.
– Поддерживаю, – и, не давая Лиде сойти на мостовую, придерживаю её за руку, чтобы пропустить лихача, вихрем мчащегося вниз, под уклон, по Рождественскому бульвару к Трубной площади. Липы и на Рождественском, и на Петровском бульварах зеленеют молодой листвой, а между домами кое-где высятся такие же, только что зазеленевшие тополя. Эх, пройтись бы сейчас с любимой под ручку, не думая ни о чем, а только любуясь бьющим в лицо майским солнцем, просвечивающим сквозь не запылившуюся ещё зелень, сбивая с подошв налипшую на них клейкую шелуху только-только распустившихся тополиных почек, да вдыхая полной грудью терпкий запах свежих тополиных листочков… – Да, поддерживаю, но сам выступаю в несколько ином ключе. Я не призываю «осади назад!» и «давайте осторожнее!», не требую непременного снижения темпов, а обращаю внимание на необходимость конкретного обеспечения принимаемых контрольных цифр необходимыми ресурсами и балансовыми расчетами.
– Отказывая Рыкову, Бухарину, Угланову в поддержке, ты рискуешь лишиться пусть и не самых лучших, но всё-таки союзников. Разве не так? – не унимается жена.
– Верно, – опять соглашаюсь с ней. – И меня пугает перспектива победы сталинской группировки. Ты меня поймешь, я ведь рассказывал тебе о последствиях. Но торжества Бухарина с Рыковым я тоже не хочу. У них есть шанс собрать под свои знамена большинство. Не нулевой, надо сказать. Вот только возможный состав такого большинства мне категорически не нравится. Если лидеры «правых» решатся на открытую политическую борьбу со Сталиным, во что я, к слову сказать, не верю, – слабоваты они в коленках, то лишь половина идущего за ними большинства будет состоять из сторонников их курса. Другую же половину составят те слои правящей бюрократии, которые сжились с НЭПом, научились извлекать из него прямые материальные выгоды, и не захотят их лишаться. Нет у них никакого желания столкнуться ещё и с необходимостью предпринимать чрезвычайные и весьма рискованные усилия для укоренной индустриализации страны и создания обобществленного сельского хозяйства. Много есть таких, которые уже не рвутся в социализм, и политика Сталина для них – нож острый. А уж к этим будет подцепляться и всякая внепартийная сволочь…
– Ты же сам мне рассказывал, что может случиться, если Сталин получит монополию на власть… – теперь в словах Лиды сквозит не только тревога, но и растерянность. Краем глаза я замечаю, как ее фетровые ботики замедляют шаг и останавливаются. Её рука, покоящаяся на сгибе моей, не дает двигаться дальше. Замираю на месте и встречаюсь с ней глазами:
– Ты права, риск очень большой. Сталин, утратив какие-либо политические противовесы, может пойти на очень крутые меры, чреватые большой кровью. Но тенденция к централизации власти всё равно неизбежна. Не тот, так другой. А обстоятельства требуют жесткого, волевого лидера. Кто им может стать? Никто из «правых» на такую роль не потянет. Тогда кто же? Куйбышев? Андреев? Косиор? Орджоникидзе? Киров? Каганович?.. Все они – сторонники Сталина и не будут оспаривать у него первенство. Фигуры расставлены, и приходится играть теми, что есть.
– И ты так спокойно смиришься с перспективой массового террора? Когда одни большевики станут истреблять других? – в глубине темных глаз моей любимой затаилась нешуточная боль. – Ведь и ты сам будешь от него не застрахован!
– Значит, надо будет очень серьезно поработать над тем, чтобы, если и не устранить совсем, то серьезно ослабить те причины, которые толкнули Сталина на применение массового террора. Он ведь не сдуру на такое решился. Только вот загвоздка в том, что я и сам не слишком хорошо разобрался в механизмах, раскрутивших маховик репрессий. Над этим придется крепко подумать… – во внезапном порыве привлекаю к себе и крепко обнимаю жену, не обращая никакого внимания на прохожих, которых немало вокруг, на этом оживленном перекрестке у Петровских ворот.
– Знаю одно – вас я в обиду ни за что не дам! – шепчу ей на ухо. – Наизнанку вывернусь, – а не дам!
– Наизнанку лучше не надо, – самыми уголками рта улыбается любимая. – Ты мне больше нравишься такой… не вывернутый.
Ну, как тут её не поцеловать? И пропади оно всё пропадом!

+25

224

Запасной написал(а):

Ведь не раз уже ловили их на подобной ерунде. Пора бы уже и выводы сделать!..

второе лишнее

+1

225

Запасной написал(а):

Если лидеры «правых» решатся на открытую политическую борьбу со Сталиным, во что я, к слову сказать, не верю

Это не тапок.
Просто соображение.
Осецкий столько раз перед тем сказал "не верю", что тут просто напрашивается:

Запасной написал(а):

Если лидеры «правых» решатся на открытую политическую борьбу со Сталиным, во что я, к слову сказать, тоже не верю

+1

226

Запасной написал(а):

Только вот загвоздка в том, что я и сам не слишком хорошо разобрался в механизмах, раскрутивших маховик репрессий.

Тоже не тапок, но...
Очень может быть, что конкретный механизм ГГ и сможет выявить.
Но...
А в механизме ли дело?
Ведь в условиях непримиримой классовой борьбы с чуждыми и враждебными делу пролетариата буржуазными элементами без террора никак. Причем в первую голову  - именно в партии. Иначе начнется перерождение. Опыт якобинцев большевики учли вполне. А практика гражданской войны их в этом только укрепила.
Так что тут вопрос, скорей, в базовой установке, нежели в конкретном воплощении.

0

227

Запасной написал(а):

Нет у них никакого желания столкнуться ещё и с необходимостью предпринимать чрезвычайные и весьма рискованные усилия для укоренной индустриализации страны и

ускоренной...

+1

228

П. Макаров написал(а):

А в механизме ли дело?
Ведь в условиях непримиримой классовой борьбы с чуждыми и враждебными делу пролетариата буржуазными элементами без террора никак. Причем в первую голову  - именно в партии. Иначе начнется перерождение. Опыт якобинцев большевики учли вполне. А практика гражданской войны их в этом только укрепила.

Да, наверное я вложил в уста ГГ не совсем точную формулировку. Речь идет в данном случае не о применении методов террора и репрессий вообще - понятно, что в условиях революционного переворота эти методы всплывают неизбежно. Речь идет о конкретной волне массового террора в 1937-1938 годах, который затронул множество непричастных и выбил очень много ценных кадров. Эта волна имела вполне реальные причины, но зашла гораздо дальше, чем диктовалось политической целесообразностью - и вот природа именно этого феномена ГГ до конца и не понятна.

+1

229

Запасной написал(а):

Прежде всего я не верю в исполнимость их программы, хотя критический пафос их выступлений и содержит в себе много справедливого.

Мне очень нравится Ваша позиция. Понимаю, что нелегко соблюсти баланс и не свалится в поношение одной стороны и восхваление другой, но Вам  это как то удаётся. Спасибо за взвешенную позицию: не хвалить и не ругать, а понимать.

Запасной написал(а):

Речь идет о конкретной волне массового террора в 1937-1938 годах,

А была особая волна? Кожинов приводит статистику, из которой следует, что был не столько всплеск террора, сколько изменение состава. Пока  резали простых людей, особых эмоций у "несгибаемых большевиков" это не вызывало, а как дошло до ленинской группы, тут то слёзы и полились.

Неужели кому то жалко людей, заявлявших, что "расстрелы - способ выковывания коммунаров из имеющегося человеческого материала"?

Тут нравственный вопрос: а не стоит ли подсказать группе Сталина, что часть леваков, типа Хрущева, это не "их люди"? Осецкий знает, кто из верхушки имеет реальные заслуги и способен работать, а кто случайный человек и не способен работать в реальных условиях?
Я не призываю к карьеризму и гибели невиновных, наоборот, надо уменьшить случайный компонент и направить "секиру" против нечисти, вроде Литвинова и Ягоды. Пусть аказывают реально виновных, чтобы спасти кого можно из невиновных.

0

230

Мне не понравилось про Сталина, откровенно говоря. Понятно, автору виднее... Но почему именно ИВС виноват в историческом тренде? Он что, первый начал? Или все же троцкисты начали игру, которую ИВС вынужденно поддержал? Я так думаю, ИВС вовсе не был кровожадным, скорее - весьма харизматичной личностью и тонким психологом. А демониззировали его, потому что бывают, редко, личности, рядом с которыми чувствуешь себя пигмеем. И он - таким был.

Как мне кажется, было бы более изящным, если бы ГГ различными вбросами скомпрометировал того же Ягоду, Ежова и им подобных персонажей, не допустив их возвышения. Наличие вменяемого большевика во главе ЧК-НКВД - сохранило бы 3/4 судеб, поломанных вышеуказанными персонажами. К примеру, запретив принимать в работу анонимки, ибо большевику не пристало быть анонимом. Есть информация о вредительской деятельности человека - напиши, но укажи свои данные, чтобы подтвердить свою информацию А раз ты анонимщик, значит - трус и не большевик. Какое ж тогда тебе доверие?
Я уж не говорю про кадровую работу в ЧК-НКВД, которая могла быть совсем другой в указанный период.

Отредактировано Niyazaly (08-10-2014 21:00:47)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7