Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7


Жернова истории 7

Сообщений 551 страница 560 из 868

551

Ловите продолжение (оно же окончание 10-й главы):

Глава 10. Гроза разразилась

10.4.

Я внимательно фиксирую, как Сталин повторяет и усиливает все уже высказанные критические выпады в адрес правых. Но продолжение его речи оказалось довольно неожиданным для большинства присутствующих:
– Некоторые товарищи, в пылу полемики, предлагали исключить Бухарина и его сторонников из ЦК. Эти товарищи, вероятно, плохо помнят седьмой параграф резолюции Х съезда «О единстве партии». Мы можем исключить членов ЦК из Центрального Комитета только в случае обнаружения явной фракционной деятельности, при условии созыва Пленума ЦК с участием всех членов Центральной Контрольной комиссии, и наличия большинства в две трети голосов за такое решение, – Иосиф Виссарионович сделал паузу и внимательно оглядел присутствующих.
– Но выдвигал ли тут хотя бы один из вступавших обвинение во фракционности? Нет, не выдвигал, и факты такие нам не известны. Мы видим определенный уклон от генеральной линии, определенное оппозиционное течение, но в попытке сформировать какую-то особую фракцию наши уклоняющиеся товарищи пока замечены не были. Да и совместного Пленума ЦК и ЦКК в наличии не имеется. Тут из членов ЦКК присутствует только товарищ Куйбышев. Это, однако не значит, что мы должны спокойно сносить такие выходки, как заявление «правых» об отставке. ЦК такого никак ни принять, ни одобрить не может. Члены партии, тем более члены ЦК и Политбюро, связаны партийной дисциплиной, и обязаны работать на тех постах, куда их выдвинула партия. А если они пытаются уклониться от партийных поручений, то впору ставить вопрос об их строгой ответственности! – это заявление было встречено одобрительным гулом.
– Теперь несколько слов о корнях правого уклона, – Сталин, не торопясь, налил из графина с узким горлом в граненый стакан воды примерно наполовину, и медленно, мелкими глотками, выпил. – Товарищи верно заостряли внимание на колебаниях перед лицом трудностей социалистического строительства, на переоценке опасности мелкобуржуазной стихии, что выражается в стремлении к уступкам этой стихии. Разумеется, сторонники правого уклона вовсе не являются идеологами кулачества, как в пылу полемики кто-то пытался их обвинить. Но страх перед кулаком и стремление как-нибудь его задобрить, как-нибудь помирить кулака с социализмом у них налицо. Однако этим корни правого уклона не исчерпываются, – председатель СНК СССР снова сделал паузу и внимательно оглядел аудиторию.
– Почему идеи правого уклона получили довольно-таки широкое распространение среди наших хозяйственников, в том числе среди боевых, проверенных товарищей, которых скорее можно было заподозрить в левачестве, нежели в том, что они окажутся справа? Потому, что этим товарищам приходится работать в условиях, когда наши хозорганы заполнены в значительной мере старыми специалистами, взгляды которых сформированы при прежнем строе. Разумеется, эти взгляды сильно отличаются от большевистских, и симпатий к социализму эти граждане не питают. Эта среда неизбежно так или иначе влияет на наших товарищей-коммунистов, заражая их своим скептицизмом насчет перспектив социалистического строительства, – подобное заявление не осталось без одобрительных кивков и перешептываний членов ЦК. Но на лицах Рудзутака, Орджоникидзе и некоторых других проступило неудовольствие.
– Значит ли это, – обратился Иосиф Виссарионович с риторическим вопросом к залу, – что мы должны поскорее вычистить старых спецов из наших хозорганов, чтобы, так сказать, оздоровить атмосферу? Нет, не значит. Я вижу, – продолжил он, – что некоторые товарищи удивлены такой постановкой вопроса. Что же, объясню, – на этот раз пауза длилась довольно долго, Сталин как будто сканировал зал, выискивая тех, кто не демонстрирует одобрения этим словам. – Наша критика правоуклонистских настроений, как колебаний перед лицом трудностей социалистического строительства, вовсе не означает, что этих трудностей не существует. Трудности есть, и их преодоление представляет собой вовсе не простую задачу. И в поиске путей разрешения хозяйственных затруднений мы пока не можем обойтись без знаний и опыта старых специалистов, как бы они ни были враждебны нам идеологически. Надо усилить политическую работу в наших хозорганах, продумать меры пропаганды и агитации, которые позволили бы нейтрализовать чуждую идеологию старых специалистов, превратить их в приверженцев хозяйственных успехов социалистического государства. Всех мы, конечно, не перекрестим в нашу веру, но даже если мы заставим их задуматься, зароним сомнения в приверженности старым порядкам, это уже будет большой успех… – в дальнейшей своей речи председатель Совнаркома весьма развернуто предостерег против шапкозакидательства, против пренебрежения экономическим расчетом, против увлечения административными методами в ходе коллективизации.
Резолюция о хозяйственном строительстве, принятая Пленумом, производила двойственное впечатление. С одной стороны, она содержала критику всех постулатов «правых», с другой же – отчасти принимала их позицию, призывая к действиям, основанным на строгом экономическом расчете, на учёте рыночной конъюнктуры, требуя отказа от голого администрирования как основного метода решения хозяйственных проблем.
В организационном отношении Пленум постановил ликвидировать Совет Труда и Обороны, как орган, дублирующий функции Совета Народных Комиссаров. При этом Рыков, утратив пост председателя СТО ввиду его упразднения, остался заместителем председателя Совнаркома. Бухарин перестал быть главным редактором «Правды» и «Большевика», оставшись, однако, в редколлегии обоих органов партийной печати. Томский сохранил пост председателя ВЦСПС, но лишился большинства своих сторонников в Центральном Совете профсоюзов. Места в Политбюро сохранили все трое, лишь Томский превратился из члена Политбюро в кандидата. Меньше всех повезло Угланову. Поста секретаря ЦК он лишился ранее, секретарем Московского комитета партии перестал быть незадолго до Пленума, а теперь не был вновь избран кандидатом в члены Политбюро, оставшись лишь членом ЦК и Московского комитета ВКП(б).
Затем Пленум перешел к менее острым пунктам повестки дня. В связи со вступлением СССР в Лигу Наций утвердили кандидатуру полномочного представителя СССР в Женеве. Им стал Марсель Розенберг, заместитель заведующего международным отделом ЦК, ранее работавший в наркомате иностранных дел. Но следующее назначение обрушивается на меня, как ушат холодной воды.
– Товарищи, – негромким, глуховатым голосом говорит Сталин, – имеется настоятельная необходимость укрепить экономическую часть нашей делегации в Женеве крепким специалистом, способным реализовать открывающиеся новые возможности внешних экономических связей через работу в Лиге Наций. Поэтому предлагаю назначить экономическим советником нашего представительства заместителя председателя ВСНХ товарища Осецкого. Он имеет богатый опыт работы в торгпредствах нескольких стран, хорошо знает потребности нашего хозяйства, и сумеет достойно организовать экономическую работу представительства.
Вот не было печали! Сталин, похоже, решил использовать меня в качестве одного из второстепенных козлов отпущения, но на растерзание не отдавать, а сохранить на всякий случай про запас.
– Поскольку товарищу Осецкому придется постоянно работать за границей, он, разумеется, не сможет нормально исполнять обязанности члена ЦК. Но, как я уже объяснял ранее по другому случаю, – Иосиф Виссарионович хитро прищурился, – вывести его из состава ЦК мы оснований не имеем. Поэтому предлагаю Пленуму принять решение о временной приостановке членства товарища Осецкого в Центральном Комитете.
Проголосовали… Вот так я и стал экономическим советником постпредства СССР в Лиге Наций и «приостановленным членом» ЦК с непонятным и неопределенным статусом, никаким параграфом Устава партии не предусмотренным, но и без формального нарушения этого Устава. Вроде и не исключили (ибо как будто бы не за что), и в то же время выпихнули вон, что будет однозначно воспринято всеми как своего рода наказание. И заодно брошена тень подозрения в том, что понижение статуса связано с близостью моих взглядов с «правым уклоном» – раз уж попал под одну гребенку с правыми.

+25

552

Запасной
Кусок 10.3. с речью Осецкого будет выкладываться?

0

553

Запасной написал(а):

Вроде и не исключили (ибо как будто бы не за что),

лишнее

0

554

Любопытный поворот (если я правильно понял :))
Только некоторая неясность (чисто ИМХО) - а мог ли Сталин устроить такое внезапное назначение Осецкого без предварительных консультаций если и не с ним самим, то хотя бы с его начальниками или другими товарищами?

+1

555

Похоже на вывод дельного сотрудника из-под удара перед намечающейся чисткой...

+4

556

SerBur написал(а):

Похоже на вывод дельного сотрудника из-под удара перед намечающейся чисткой...
Подпись автора"Счас...(лакуна)...я всем... (лакуна) ... и пусть никто не уйдет...(лакуна)" (с) АБС

Мне то же так показалось.  http://read.amahrov.ru/smile/JC_thinking.gif

0

557

Dimitriy написал(а):

Кусок 10.3. с речью Осецкого будет выкладываться?

А я не выложил? Ужос...
Срочно исправляю послендствия своего склероза:

Глава 10. Гроза разразилась

10.3.

Прежде, чем мне предоставили слово, председательствующий Киров объявляет перерыв. В кулуарах Большого Кремлевского дворца сразу образовались группы, группы и отдельные парочки, активно шушукающиеся между собой, а над ними витали сизые струйки папиросного дыма. Мне достаточно короткого взгляда, чтобы понять: первое впечатление от заседания Пленума оказалось совершенно верным – «правые» очевидно остаются в меньшинстве. Колеблющиеся – Ворошилов, Калинин и другие, – явно уловили, куда ветер дует, и теперь изоляция группки сторонников Бухарина, Рыкова, Томского и Угланова видна совершенно наглядно. Активная защита ими своих позиций на Пленуме уже ничего им не даст – чтобы отвоевать хотя бы небольшие шансы, переходить в контратаку надо было раньше и гораздо более решительно.
Но вот председательский звонок созывает всех обратно в зал, и первым из выступающих Сергей Миронович объявляет меня. Мое выступление с самого начала отличается от речей других членов ЦК, активно защищавших одну из определившихся позиций, и запальчиво нападавших на своих оппонентов:
– Думаю, ни у кого в этом зале уже не осталось сомнений в том, какова будет позиция большинства Центрального комитета, – при этих словах многие присутствующие обмениваются понимающими усмешками. – Поэтому не вижу никакого смысла продолжать завязавшуюся здесь полемику. Если генеральная линия определилась, нужно не копья ломать вокруг нее, а решать, как лучше претворить эту линию в жизнь («Правильно!», «Верно!», «Хватит, наслушались уже!» – раздались выкрики с мест).
– И вот в связи с этим хотелось бы предостеречь большинство ЦК от излишнего благодушия, – вот тут в поле моего зрения на лицах многих членов Политбюро, да и не столь высокопоставленных членов ЦК проступило выражение заметного неудовольствия. Ага, поучать их кто-то взялся! – Критика текущей хозяйственно политики справа появилась не на пустом месте, и отражает не только колебания перед лицом трудностей социалистического строительства, но и указывает на реальные проблемы, с которыми сталкивается наше движение вперед. Худшее, то мы могли бы сейчас сделать – дружно осудив «правых», сделать вид, что поднятых ими вопросов вовсе не существует.
– У партии есть свой ответ на все так называемые вопросы «правых»! – резко выкрикнул Голощёкин. Не выдерживаю и поворачиваюсь на голос:
– Вот когда ты ликвидируешь у себя в области очереди, прекратишь рост цен, поднимешь урожайность и продуктивность скота, и будешь все стройки заканчивать точно в срок – вот тогда я поверю в твой ответ! – не менее резко отзываюсь на эту реплику. В зале усиливается шум. – Чтобы предупредить всякие сомнения, скажу сразу: я не разделяю те рецепты, которые предлагают «правые» для преодоления хозяйственных трудностей. Но я не могу разделить и позицию тех, кто хочет представить дело так, будто эти трудности не имеют никакого отношения к тем хозяйственным решениям, которые принимались большинством. Не к лицу нам, большевикам, заниматься самообманом, и увиливать от ответственности за собственные действия! – шум в зале взлетает до потолка.
– Конструктивный взгляд на наши проблемы состоит не в отступлении, но и не в шапкозакидательстве. Должны ли мы сворачивать политику ускоренного создания крестьянских производственных коллективов, как к этому, по существу, призывал Бухарин? Ни в коем случае! Но мы должны поставить эту работу на прочную почву делового расчета, с тем, чтобы новые коллективные хозяйства создавались не по приказу, а по инициативе самих крестьян, и могли быть в должной мере обеспечены кадрами, техникой, сортовыми семенами, агрономической и зооветеринарной помощью
– Теорию «самотёка» нам проповедуешь? – язвительно бросает Каганович. – Гнилая это теория!
– Никакого самотёка! – с нажимом отвечаю Лазарю Моисеевичу. – Никто не предлагает отказать от агитации и пропаганды, просветительской и разъяснительной работы, чтобы убедить крестьянин в пользе коллективных форм хозяйства. Но нам нужно убеждение, а н принуждение. Ведь именно те, кто загоняет крестьян в коллективы административным нажимом, получают потом «самотёк» обратно из колхозов.
– Аналогичным образом обстоит дело и в области капитального строительства, – продолжаю свое выступление. – Речь идёт не том, чтобы сворачивать фронт капитального строительства. Но всякое расширение титульного списка строек не может производиться без точного учёта источников, из которых будут выделены дополнительные ассигнования, без расчёта обеспечения рабочей силой, инженерными кадрами, проектной документацией, строительными материалами и техникой, поставками оборудования. С анархизмом и партизанщиной тут надо покончить самым решительным образом – очень уж дорого они нам обходятся.
– Вот ещё один трудностей испугался! – выкрикивает Станислав Косиор.
– Трудностей боятся те, кто при их виде прячут голову в песок, подобно страусам, лишь бы не замечать так пугающих их проблем! – не остаюсь в долгу. Собственно, на этой ноте мое выступление и завершено.
Дальнейшие выступления показали, что мой призыв к конструктивному обсуждению проблем вместо обмена взаимными обвинениями, так и остался втуне. Перепалка продолжалась, и в ней, наряду с выпадами в адрес лидеров «правых», время от времени прилетало и мне. Кто-то из выступавших, кажется, Яковлев, даже предположил, будто я намереваюсь основать некую «буферную группу», как в свое время Бухарин в дискуссии перед Х съездом РКП(б). Страсти накалялись, прозвучало требование исключить «правых» из ЦК. В ответ Бухарин, Рыков и Томский подали коллективное заявление об отставке с занимаемых ими постов. Это заявление немедленно расценивают как дезертирство и как нежелание выполнять партийную волю и бороться за торжество генеральной линии партии…
Однако видно было, что члены ЦК ожидают выступление признанного лидера партийного большинства, Председателя Совнаркома СССР И.В.Сталина. Что же он скажет?

+21

558

П. Макаров написал(а):

Только некоторая неясность (чисто ИМХО) - а мог ли Сталин устроить такое внезапное назначение Осецкого без предварительных консультаций если и не с ним самим, то хотя бы с его начальниками или другими товарищами?

В норме - нет. Но если товарища хотели загнать в угол, чтобы не успел трепыхнуться... Скорее всего, с Орджоникидзе, как непосредственным начальником Осецкого, Сталин и перетер проблему, вероятно, буквально накануне заседания Пленума, равно как и со своим "ближним кругом". Так что сведения прпосочиться просто не успели. А остальные... Если у них нет намерения на это место продвинуть какую-то свою кандидатуру, то зачем им идти поперек председателя Совнаркома?

+1

559

SerBur написал(а):

Похоже на вывод дельного сотрудника из-под удара перед намечающейся чисткой...

Да. Но не только. Из-под удара вывести, но и задвинуть подальше, чтобыв не отсвечивал со своими сбывшимися предостереждениями, и нос не задирал - "я же предупреждал!".

+1

560

Запасной написал(а):

– Критика текущей хозяйственно политики справа появилась не на пустом месте, и отражает не только колебания перед лицом трудностей социалистического строительства, но и указывает на реальные проблемы,

хозяйственной

Запасной написал(а):

Но нам нужно убеждение, а н принуждение. Ведь именно те, кто загоняет крестьян в коллективы административным нажимом, получают потом «самотёк» обратно из колхозов.

не

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7