Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7


Жернова истории 7

Сообщений 561 страница 570 из 951

561

SerBur написал(а):

Похоже на вывод дельного сотрудника из-под удара перед намечающейся чисткой...

Недооцениваете стратегическую мудрость товарища Сталина))
Политика - продолжение экономики. Международное политическое положение СССР будет определяться теми экономическими связями, которые наработает Осецкий.
Который доказал свою суперполезность  рулением ИНО ГПУ, Коминтерном и прочим импортом. И сможет на равных пободаться с Ротшильдами и Оркфеллерами)) На их территории. В Швейцарии.
А возвышать Осецкого на уровень зама Сталина по экономике не время. Пусть вначале левые тотально обломаются о пятилетний план. Разоблачат свою управлеческую несостоятельность.

0

562

Запасной написал(а):

Полагаю, Сталин оценит оба момента: и то, что Осецкий выступает против линии большинства, и то, что при этом он не присоединяется к политической оппозиции и не выступает открыто.

У вас же по сюжету его посылают работать в Лигу наций, нечто вроде "почетной ссылки". А вот после, если повезет, то что-нибудь типа преподавательской работы, если нет - под репрессии. Со второй половины 30-х всех старых большевиков Сталин заменил на молодежь. Исключение составили лишь те, кто был в его команде с начала 20-х. Да и то не все.

0

563

Запасной написал(а):

Никто не предлагает отказать от агитации и пропаганды, просветительской и разъяснительной работы, чтобы убедить крестьянин в пользе коллективных форм хозяйства.

крестьянина, крестьян

+1

564

Уважаемый автор, а ведь у Вашего героя в Германии есть знаменитый однофамилец - журналист Карл фон Осецкий, будущий лауреат Нобелевской премии.

0

565

Сталин не мог не заметить, что практически демонстративно(статейки на тему только) не лезущий раньше в свару Осецкий, почти в неё влез.  По вполне определённой причине, к политике, к набору личного влияния, к игре за кого нибудь, отношения не имеющей. При том кадровом голоде, Сталин профессионалов ценил, и без веской причины под молотки не отправлял. Веской причиной была внутренняя грызня группировок, руководящие косяки прощались, в общем случае.

0

566

Немного переделал фрагмент окончания 10-й главы, где речь идет о представителе СССР в Лиге Наций (назначение Осецкого экономическим совеником оставлено без изменений):

Затем Пленум перешел к менее острым пунктам повестки дня. В связи со вступлением СССР в Лигу Наций утвердили кандидатуру главы делегации СССР, направляемой на официальную церемонию в Женеву. Им вполне предсказуемо стал Максим Максимович Литвинов, как нарком иностранных дел. Однако меня несколько озадачил тот факт, что глава-то делегации был назначен, а вот о том, кто станет нашим постоянным представителем в Лиге, речь так и не зашла. Похоже, это заметил не один я, потому что Литвинов, которому полагалось, вроде бы, быть вполне довольным, сидел с весьма кислой миной на лице.
Но тут переход к следующему вопросу обрушивается на меня, как ушат холодной воды.
– Товарищи, – негромким, глуховатым голосом говорит Сталин, – имеется настоятельная необходимость укрепить экономическую часть нашей делегации в Женеве крепким специалистом, способным реализовать открывающиеся новые возможности внешних экономических связей через работу в Лиге Наций. Поэтому предлагаю назначить экономическим советником нашего представительства члена ЦК, заместителя председателя ВСНХ товарища Осецкого. Он имеет богатый опыт работы в торгпредствах нескольких стран, хорошо знает потребности нашего хозяйства, и сумеет достойно организовать экономическую работу представительства.
Вот не было печали! Сталин, похоже, решил использовать меня в качестве одного из второстепенных козлов отпущения, но на растерзание не отдавать, а сохранить на всякий случай про запас.
– Поскольку товарищу Осецкому придется постоянно работать за границей, он, разумеется, не сможет нормально исполнять обязанности члена ЦК. Но, как я уже объяснял ранее по другому случаю, – Иосиф Виссарионович хитро прищурился, – вывести его из состава ЦК мы оснований не имеем. Поэтому предлагаю Пленуму принять решение о временной приостановке членства товарища Осецкого в Центральном Комитете.
Проголосовали… Вот так я и стал экономическим советником постпредства СССР в Лиге Наций и «приостановленным членом» ЦК с непонятным и неопределенным статусом, никаким параграфом Устава партии не предусмотренным, но и без формального нарушения этого Устава. Вроде и не исключили (ибо как будто бы не за что), и в то же время выпихнули вон, что будет однозначно воспринято всеми как своего рода наказание. И заодно брошена тень подозрения в том, что понижение статуса связано с близостью моих взглядов с «правым уклоном» – раз уж попал под одну гребенку с правыми.

+11

567

Начинаю следующую главу:

Глава 11. В дорогу

Глава 11.1.

Последней попыткой «правых» на Пленуме отстоять для себя хотя бы какие-то позиции для продолжения политической борьбы, было внесение ими поправки в резолюцию о хозяйственном положении. В поправке указывалось на необходимость решительной борьбы с левым уклоном. Однако большинство сходу отвергло эту поправку, заявив устами Куйбышева:
– Партия уже неоднократно принимала решения насчёт борьбы с левым уклоном, и вылазки леваков были успешно партией разгромлены. Да и в данной резолюции есть немало конкретных указаний о борьбе с леваческими приемами в хозяйственной работе. Поэтому поправку «правых» нельзя расценить иначе, как попытку затушевать тот факт, что правоуклонистская болезнь на данный момент представляет наибольшую опасность.
Особенно кислым выражение лиц «правых» стало после того, как была принята резолюция о проведении чистки партии. Хотя конкретно о правом уклоне там не говорилось, но насчет освобождения партии от всех политически нестойких элементов, уклоняющихся от генеральной линии или не проявляющих активности в ее защите, было сказано недвусмысленно. Понятно, что пройти через чистку те, то проявлял симпатии к «правым» взглядам, будет очень и очень нелегко.
Поэтому вскоре после пленума началась череда публичных выступлений многих сторонников Бухарина Рыкова и Томского с осуждением своих прежних взглядов и с поношением своих бывших кумиров. Каялись, конечно, не все, но стойких оказалось довольно мало. Это подтвердило мои предположения, что среди сторонников «правых» далеко не все отстаивали свои убеждения – хватало и тех, кто приспособил свои личные интересы к системе нэпа и ничего не хотел менять, да и тех, кто просто неправильно просчитал, на кого делать ставку.
Оставалось удивляться прозорливости Михаила Кольцова, который еще в 1928 году, в бытность свою редактором журнала «Крокодил» напечатал «проект полемической статьи», предлагая его как своего рода образец для тех, кто публикуется в советской прессе. В тексте статьи нагромождались филиппики в адрес русского великодержавного шовинизма, с приведенными вполне к месту цитатами из Ленина, который не раз сам высказывался в подобном духе. Однако в последнем абзаце «проекта статьи» читатель вдруг обнаруживал заявление, что автор ее «охотно и радостно» берет обратно всё, что в статье написал, что он признает свои ошибки и отрекается заранее от всех, разделяющих взгляды, высказанные им в статье.
Да, любители «колебаться вместе с линией» уже тогда были заметны в партийных рядах, а сейчас, в вязи с нападками на «правых», их число резко возросло. Сами лидеры правого уклона, надо сказать, тоже поспособствовали такого рода покаянным настроениям. Хотя сами они каяться еще не начали, до меня дошли слухи о том, что тройки лидеров «правых» вовсю уговаривает своих самых стойких сторонников не высовываться, не переть против течения, а если придется – то и покаяться.
– Поймите, – оправдывал свои увещевания Бухарин перед своими верными учениками, – я никогда не прощу себе, если кто-нибудь из вас пострадает из-за близости ко мне и приверженности моим взглядам. 
Меня эти дрязги непосредственно не касались, тем более, что мое время теперь целиком занимали сдача дел в ВСНХ и подготовка к отъезду в Женеву. Орджоникидзе был явно удручен моей «дипломатической ссылкой», безуспешно пытаясь выдернуть на мое место кого-нибудь из опытных работников других ведомств. Но за хороших специалистов все наркомы держались руками и ногами, стараясь не отпускать. А когда Георгий Константинович попытался решить проблему через Политбюро, то оказался несколько обескуражен.
– Не понимаю, чем они там думают! – бросил он в сердцах, пригласив меня для беседы в свой кабинет. – Оказывается, видите ли, что от должности моего заместителя тебя никто отстранять и не собирался! А кто будет тащить весь этот воз работы в твое отсутствие? Где я найду толкового специалиста, который согласится пахать в качестве временно исполняющего должность, да еще и на неопределенный срок?! – председатель ВСНХ всё более распалялся, дергая лицом и топорща усы, а потом вдруг замолчал и уже более спокойным голосом произнес:
– Ладно, поделю твои заботы между оставшимися заместителями… Ты тут сам прикинь, кому какие дела лучше отдать.
Не лишаясь места в ВСНХ, я в то же время был оформлен на работу в Народный комиссариат иностранных дел. А вскоре все ответственные работники, делегируемые в Женеву, были собраны на совещании у Литвинова. НКИД в это время располагался буквально через дорогу от места работы моей жены (и моей второй работы) – на углу Кузнецкого моста и Большой Лубянки, в большом доходном доме, построенном в годы Первой русской революции по заказу Российского общества страхования от огня. Перед зданием, в открытом дворике дома, стоит бронзовый памятник убитому в Швейцарии Вацлаву Вацлавовичу Воровскому, до сих обращающий на себя внимание своей необычной позой. 
На совещании Литвинов был строг и сосредоточен.
– Еще раз напоминаю вам, что, в отличие от обычной процедуры, СССР не подвал прошения о приеме в Лигу Наций, а получил приглашение принять участие в ее работе. Исходя из этого, должна быть соответствующим образом выстроена и протокольная часть – наша делегация не должна выглядеть смиренными просителями, которых допускают к заседаниям, а продемонстрировать, что мы занимаем свое место по полному праву. Понятно, что империалистические государства, задающие тон в Лиге, постараются умалить тот факт, что они вынуждены пригласить к себе СССР в качестве великой державы, и попытаются поставить нас в рамки обычных протокольных процедур.
– Но мы же не можем пойти на открытое нарушение принятого дипломатического протокола… – протянул неуверенный голос из-за моей спины.
– Что для нас важнее – святость дипломатического протокола или авторитет Советского Союза? – Максим Максимович свозь стекла очков устремил тяжелый взгляд на возражавшего. – А что бы избежать мелочных распрей в процессе подготовки нашего участия в работе Лиги Наций, наша делегация появится в Женеве только в самый последний момент. 30 или 31 октября ожидается официальная телеграмма правительств государств – членов Лиги Наций о нашем приглашении. ЦИК СССР немедленно ответит согласием, думаю, не позднее понедельника, 3 ноября. Поэтому, чтобы успеть на заседание Ассамблеи, мы выезжаем в Женеву через Париж в субботу, 1 ноября, и остановимся во французском городке Эвиан, в десяти минутах езды от Женевы. Дальнейшие инструкции получите на месте.
– Как мы можем выехать, – твердым, громким голосом произнес сидящий недалеко от меня военный с двумя ромбами в петлицах, – если штат аппарата военного советника до сих пор не утвержден?
– Вот и решайте этот вопрос, пока у вас еще есть время до 30 октября! – резко парировал Литвинов.
Меня интересовала аналогичная проблема, но поднимать её во время совещания? Ясно же, что не здесь она будет решаться.
С мест посыпались вопросы касательно организации поездки, но Максим Максимович, переадресовал всех с начальниками соответствующих отделов НКИД, и поспешил закрыть совещание, попросив остаться лишь членов официальной делегации – двух полномочных представителей при наркоме иностранных дел.

+28

568

Запасной написал(а):

подвал прошения

Вероятно пропущена буква?

+1

569

Запасной написал(а):

уже тогда были заметны в партийных рядах, а сейчас, в вязи с нападками на «правых», их число резко возросло.

связи

Запасной написал(а):

что тройки лидеров «правых» вовсю уговаривает своих самых стойких сторонников не высовываться,

или - тройка, или - уговаривают

Запасной написал(а):

стоит бронзовый памятник убитому в Швейцарии Вацлаву Вацлавовичу Воровскому, до сих обращающий на себя внимание своей необычной позой.

поза у памятника, или фигуры Воровского?  Переделать бы... может - своей необычностью.

Запасной написал(а):

А что бы избежать мелочных распрей в процессе подготовки нашего участия в работе Лиги Наций, наша делегация появится в Женеве

слитно

Запасной написал(а):

но Максим Максимович, переадресовал всех с начальниками соответствующих отделов НКИД,

к начальникам

Отредактировано Cobra (20-07-2015 16:31:05)

+1

570

Сценками с Орджоникидзе и Литвиновым доволен - есть визуализация.   http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif   Возвращением автора из отпуска - тем более.

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7