Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7


Жернова истории 7

Сообщений 721 страница 730 из 879

721

О взаимоотношениях Розенберга и Литвинова
Как я понимаю, Розенберг был креатурой Чичерина и Менжинского, именно они натаскивали Марселя. Есть ссылки что Чичерин и потом Розенберг выполняли поручения ИВС и ему полностью подчинялись
При этом Литвинов имел очень обширные связи с Троцким, по сути был его сторонник.
Литвинов и Чичерин конфликтовали.
Но при этом Литвинов умер своей смертью, а креатура Сталина - Розенберг был расстрелян
С тдной стороны Осецкому выгоден Розенерг, но это явная подстава, а с другой стороны - Литвинов хам, и Осецкому будет с ним неприятно работать
трудно будет  ли тут ГГ усидеть на 2-х стульях, ведь придется выбирать какую то из сторон, и Литвинов предпочтительнее. Не так ли?

0

722

Medicate написал(а):

трудно будет  ли тут ГГ усидеть на 2-х стульях, ведь придется выбирать какую то из сторон, и Литвинов предпочтительнее. Не так ли?

Чисто технически в Женеве ГГ просто вынужден работать именно через Розенберга. Выбора нет: Литвинов наездами, а Розенберг в Женеве постоянно, пользуется доверием ИВС, и прекрасно знает дипломатическую кухню. Кроме того, в отличие от Литвинова, который нарком, и его высокий статус накладывает определенные ограничения, Розенберг менее связан в проведении закулисной работы, что тоже необходимо для ГГ.

+1

723

Небольшое продолжение:

Глава 13. Что на Родине?

13.2.

После того, как шифровка с предложением сыграть на хлебной бирже ушла в адрес наркома внешней торговли Микояна, прошла всего неделя, и я, по чести говоря, еще не ждал какого-либо ответа. Бюрократические колесики крутятся не столь быстро. Однако ответ пришел раньше, чем я ожидал. Это был один из предполагаемых вариантов. Депеша было подписана заместителем председателя Совнаркома Рыковым и содержала вызов в Москву. О причинах вызова ничего не говорилось.
Раз начальство вызывает, надо ехать. Приобретаю билеты на ближайший поезд до Берлина, бронирую по телефону место в поезде от Берлина до Москвы, быстренько укладываю чемодан, и, попрощавшись с Лидой и с детьми, отправляюсь в путь. Прибыв через три дня в Москву, закидываю чемодан в квартиру на Большом Гнездниковском (благо, как раз по пути с вокзала), и отправляюсь в Совнарком.
В приемной Рыкова секретарь некоторое время разглядывает текст телеграммы за подписью своего начальника, пришедшей мне в Женеву, затем, что-то вспомнив, роется в одной из многочисленных папок, покоящихся в недрах его стола, и, наконец, протягивает мне некий документ.
Вчитываюсь. Это – повестка дня заседания Центрального военно-промышленного управления Совнаркома СССР, занявшего теперь место главного координирующего органа военной промышленности, после упразднения Совета Труда и Обороны, и, соответственно, Военно-промышленного комитета при оном. Здесь же – список участников, в коем значится и фамилия вашего покорного слуги, с указанием должности – заместитель председателя ВСНХ СССР. Любопытная штука, однако, – изыски бюрократического мышления. Обязанности члена ЦК мой отъезд в Женеву исполнять, значит, не позволяет, а вот обязанности зам. пред. ВСНХ – будь добр обеспечить!
Да, но как же мои предложения по операции на хлебной бирже? Осторожно интересуюсь у секретаря:
– А насчет вопросов хлебного экспорта Алексей Иванович никаких распоряжений не оставлял?
Секретарь в ответ пожимает плечами:
– Нет, для вас больше никаких указаний не поступало.
Ну, ладно. Совещание назначено на послезавтра, на понедельник, а сегодня я еще успею закинуть удочку Микояну – если и не удастся попасть прямо к нему, то хотя бы договориться о встрече на следующей неделе.
К Микояну я все-таки попал, хотя и под самый конец рабочего дня. Нарком уже собирался уходить и предложил мне пройтись по улице и побеседовать по дороге домой, отпустив свой автомобиль. Оказалось, что Анастас Иванович прекрасно помнит мои предложения, и сразу заявляет:
– Специалисты, с которыми я советовался, находят задуманную вами операцию на хлебной бирже саму по себе возможной. Но тут есть и целый ряд привходящих соображений… – он на минуту замолкает, сохраняя свойственную ему невозмутимую полуулыбку, которая, в сочетании с его черными усиками, придает его лицу выражение некоей обманчивой беззаботности.
– Короче, – прерывает он затянувшуюся паузу, – решение по этому делу буду принимать не я.
– А кто же? – пытаюсь выяснить у него.
– Не я, – с явным нажимом повторяет нарком, даже полуулыбка на мгновение сходит с его лица, и сразу чувствуется, что дальнейшие расспросы на данную тему бесполезны.
– Но как же тогда…
Анастас Иванович не дает мне договорить:
– Если будет принято соответствующее решение, в случае необходимости вас известят. А пока я бы вас попросил представить в понедельник свои соображение в развернутом виде, и, по возможности, детально обосновать их конкретными цифровыми выкладками.
Черт, не заворачивать же в субботу вечером Микояна обратно в его наркомат, чтобы он приказал выдать мне необходимые статистические материалы? Делать нечего, наскоро прощаюсь со своим собеседником и сломя голову несусь к себе, в ВСНХ, надеясь, что еще не все разошлись, и, буквально на пороге поймав одного из задержавшихся на работе сотрудников Иностранного отдела, добываю с его помощью обзоры зарубежных рынков.
Почти все воскресенье вожусь со статистикой и расчетами. ВСНХ к торговле хлебом отношения не имеет, но, по счастью, в наш Иностранный отдел поступали сводки из Наркомата внешней торговли, где отражалось движение цен на внешнем рынке, и в числе этих сводок оказались данные по биржевой торговле хлебом. Разумеется, в точности предсказать уровень падения цен в результате предлагаемой мною товарной интервенции невозможно, как и нельзя угадать, насколько быстро цены откатятся назад, и к какому именно уровню.
Понятно одно – выбрасывать хлеб на рынок надо залпом, практически одновременно предлагая все наши запасы, в том числе и не поступившие еще на элеваторы и хранилища за рубежом, а складированные в наших портах. Но тонкость в том, что эту массу хлеба надо предлагать не оптом, не единой массой, а разбив на множество мелких контрактов. Тогда обратный выкуп после падения цен можно будет организовать исподтишка, раздав поручения многим десяткам независимых биржевых брокеров, что позволит хотя бы на некоторое время скрыть единую направляющую волю в этой операции, и предотвратит слишком быстрый откат цен к прежнему уровню. Ведь если торговые представители СССР сами предъявят спрос на ту же сумму хлебных контрактов, что и была продана ими накануне, то все будет шито белыми нитками, и биржа, пожалуй, немедля вздует цены еще и повыше того уровня, чтобы накануне их обрушения. Больших потерь и в этом случае не будет, – вряд ли более нескольких процентов от всей суммы сделки, – но все же это будут потери, а не выигрыш.
Указав в своих расчетах на несколько недавних примеров колебания цен в результате сбыта на бирже крупных партий зерна, делаю осторожную экстраполяцию на масштабы предлагаемой операции, и прикидываю примерную вилку, в которую может попасть наш выигрыш. Получается, что даже при не самом удачном стечении обстоятельств можно заработать никак не меньше пяти процентов к сумме контрактов. А при удаче – и все пятнадцать. Такие деньги, да еще в валюте, на дороге не валяются…
Вечером мы с Михаилом Евграфовичем и Марией Кондратьевной пьем чай, и я долго, и по возможности обстоятельно отвечаю на их расспросы о женевском житье-бытье. Понятно, что их больше всего интересует, как там Лида и дети. Спешу их успокоить:
– Поскольку аппарат нашего представительства какими-то особыми помещениями, помимо той гостиницы, где мы все живем, не располагает, то Лида работает на дому, и потому дети постоянно под ее присмотром. Работа переводчицы жестко установленных рабочих часов – от сих до сих – не имеет, и потому Лида имеет возможность выкраивать время, чтобы и с детьми поиграть, и погулять их отвести. Места там красивые, погода обычно хорошая, даже зимой. Там гораздо теплее, чем в наших суровых краях, так что и я частенько с удовольствием вырываюсь, чтобы погулять вместе со всем семейством. Тем более, что прогулки вдоль набережной Женевского озера – это тоже составная часть дипломатической работы, – на эти мои слова тесть понимающе кивает, а Мария Кондратьевна с нотками подозрения в голосе спрашивает:
– Это что же у вас за работа такая – разгуливать в свое удовольствие?
– Да вот такая работа, – улыбаюсь я в ответ. – Там не я один фланирую. Почитай, вся дипломатическая публика этим занимается. Встречаемся, раскланиваемся, иной раз поболтаем о том, о сем. И в результате этой болтовни подчас удается решать такие вопросы, которые через официальные кабинеты месяцами проталкиваются, а то и вовсе в них застревают.
За этой беседой время пролетело незаметно. Уже перед сном еще раз бросаю взгляд на повестку дня завтрашнего заседания Центрального военно-промышленного управления. Так, заседание рассчитано на два дня. Пункт первый повестки – ход исполнения заказов военного ведомства. Пункт второй – вопросы капитального строительства в военной промышленности. Пункт третий – о снабжении действующих и вновь строящихся предприятий, выполняющих военную программу, промышленным оборудованием. Пункт четвертый – принятие к серийному производству новой техники. Меня касается в основном третий пункт. Второй и четвертый так же вызывают определенный интерес. Но конкретики никакой в документе нет, так что всё будет видно только на самом заседании.

+26

724

Запасной написал(а):

Делать нечего, наскоро прощаюсь со своим собеседником и сломя голову несусь к себе, в ВСНХ, надеясь, что еще не все разошлись, и, буквально на пороге поймав одного из задержавшихся на работе сотрудников Иностранного отдела, добываю с его помощью обзоры зарубежных рынков.
Почти все воскресенье вожусь со статистикой и расчетами

Запасной написал(а):

и потому Лида имеет возможность выкраивать время, чтобы и с детьми поиграть, и погулять их отвести. Места там красивые, погода обычно хорошая, даже зимой. Там гораздо теплее, чем в наших суровых краях, так что и я частенько с удовольствием вырываюсь, чтобы погулять вместе со всем семейством.

У меня два предложения:
1. М.б. внести в первый фрагмент что то аналогичное вот этому: "...натер руки логарифмической линейкой" или "... потянул кисть крутя ручку арифмометра"? Все ж быстрее, чем в столбик делить и умножать :playful:
2. М.б. во втором случае заменить на: "пройтись" "присоединиться к прогулке"?

Отредактировано Череп (08-11-2015 14:22:37)

0

725

Кхм.
Вот наверное и повстречается Осецкий с Левандовским и мы наконец узнаем - был тот немецким шпионом или просто дураком?

0

726

1. Надо принять как данность что цены на зерно, если не будет специальной игры СССР на бирже, будут падать еще 2 года
2. Если избавиться от всего зерна, особенно от того что лежит на складах в Европе (о его наличии или отсутствии могут узнать противники), то исчезнет механизм психологического давления на рынки. Если не будет угрозы дальнейших продаж, то после первых же покупок зерна СССР (через подставных брокеров), цены могут взлететь и выигрыша не будет, а будет виртуальный проигрыш и ГГ  МОЖЕТ потерять в репутации перед Сталиным
3. Если цены в результате крупной продажи упадут, то Политбюро может испугаться скупать зерно по пониженным ценам, тк цель продать зерно, а не остаться на зерне, пусть и с небольшим выигрышем? Как обосновать продолжение игры с ценами перед Сталиным? В размышлениях Осецкого не видно стратегии

0

727

Запасной написал(а):

и биржа, пожалуй, немедля вздует цены еще и повыше того уровня, чтобы накануне их обрушения.

Думаю, вы имели в виду: " что был"

+1

728

Запасной написал(а):

Чисто технически в Женеве ГГ просто вынужден работать именно через Розенберга. Выбора нет: Литвинов наездами, а Розенберг в Женеве постоянно, пользуется доверием ИВС, и прекрасно знает дипломатическую кухню. Кроме того, в отличие от Литвинова, который нарком, и его высокий статус накладывает определенные ограничения, Розенберг менее связан в проведении закулисной работы, что тоже необходимо для ГГ.

Это все правильно, но "свобода" действий через Розенберга и включает в себя  откат в ввиде репрессий. Ошибки людей, которые имеют развязанные руки, обячно тщательно калькулируются мелкими исполнителями, и потом вываливаются на стол руководству, с соответствующими орг выводами. Что и произошло в РИ с Розенбергом.
С другой стороны, Розенберг хотя бы не будет ставить палки в колеса или даже сможет помогать, если им преследуются чисто благородные цели в отношении СССР
С третьей стороны, направление мыслей Осецкого не сильно понятны - он меняет экономику СССР? Или занимается политикой?
Вверх он расти не сильно хочет, свое влияние распространяет как тайный кардинал, через хорошие советы и манипулирование. А тут он вдруг влезает в махинацию с малопредсказуемым результатом, причем подставляется лично, становясь генератором этой идеи и ее лоббистом.
В этот же моент Хаммер продает культурные ценности за минимальные деньги, но его имя и имя его покровителей совершенно не всплывает, и аукционов  по продаже дрогих вещей нет и , наверное, не будет , тк происходит реализация большевиками краденного. Поэтому это краденное и продается так дешево.
Может заняться лучше продвижением экспорта услуг и работ, рабочих рук. Те организацией свободных экономических зон на территории России, как в Китае во времена Ден Сяопина. Это позволит и технологии привлечь, и культурный уровень работников поднять и занять работой то население, которое бежит из деревни.
Мотивация для Западного бизнеса очевидная - минимизация расходов на производство, на налогах и аренде площадей и земли, возможная продажа теплоресурсов (угля и нефти) в рассрочку, которые хоть и падают в цене, но требуют привлечения свободных денег от бизнеса, уменьшая тем самым оборачиваемость капитала, уменьшая прибыль на вложенный капитал
Для СССР мотивация может быть в организации новых производств на буржуйские деньги, увеличение занятости рабочей силы, повышение ее квалификации, выпуск конкурентной продукции, возможность теперь продавать не сырье, а делать из него полуфабрикаты или готовую продукцию с последующей ее продажей

Отредактировано Medicate (14-11-2015 12:59:16)

0

729

Medicate написал(а):

1. Надо принять как данность что цены на зерно, если не будет специальной игры СССР на бирже, будут падать еще 2 года2. Если избавиться от всего зерна, особенно от того что лежит на складах в Европе (о его наличии или отсутствии могут узнать противники), то исчезнет механизм психологического давления на рынки. Если не будет угрозы дальнейших продаж, то после первых же покупок зерна СССР (через подставных брокеров), цены могут взлететь и выигрыша не будет, а будет виртуальный проигрыш и ГГ  МОЖЕТ потерять в репутации перед Сталиным3. Если цены в результате крупной продажи упадут, то Политбюро может испугаться скупать зерно по пониженным ценам, тк цель продать зерно, а не остаться на зерне, пусть и с небольшим выигрышем? Как обосновать продолжение игры с ценами перед Сталиным? В размышлениях Осецкого не видно стратегии

Ну вот опять... Уважаемый, а вы не дали себе труда задуматься над вопросом - а откуда ВСЕ вдруг узнают о том, что СССР продал ВСЁ своё зерно? И ещё над одним - а как в мыслимых вами условиях вообще возможны хоть какие-то спекуляции, которые - судя по многочисленным фактам! - были, есть и будут? Ведь основа ЛЮБОЙ биржевой игры и состоит в том, что игрокам известна далеко не вся информация!
Более того, смысл продажи зерна для СССР, как я уже неоднократно писал, НЕ В ИЗБАВЛЕНИИ ОТ ЗЕРНА (которого, напомню, и самим не хватает), а в получении валюты! И если эту валюту можно получить, не продавая зерно, то цель СССР будет вполне достигнута.

Отредактировано Erk (14-11-2015 14:32:26)

0

730

Erk написал(а):

Ну вот опять... Уважаемый, а вы не дали себе труда задуматься над вопросом - а откуда ВСЕ вдруг узнают о том, что СССР продал ВСЁ своё зерно? И ещё над одним - а как в мыслимых вами условиях вообще возможны хоть какие-то спекуляции, которые - судя по многочисленным фактам! - были, есть и будут? Ведь основа ЛЮБОЙ биржевой игры и состоит в том, что игрокам известна далеко не вся информация!
Более того, смысл продажи зерна для СССР, как я уже неоднократно писал, НЕ В ИЗБАВЛЕНИИ ОТ ЗЕРНА (которого, напомню, и самим не хватает), а в получении валюты! И если эту валюту можно получить, не продавая зерно, то цель СССР будет вполне достигнута.

Отредактировано Erk (Сегодня 12:32:26)


0. Есть стратегия зарабатывания больших денег, сравнимых со стоимостью продаваемого зерна в результате спекуляций? Если есть, те сможете заработать 200-300% от стоимости зерна, то тогда может быть зерно и не продадут, а если нет заработка в 200-300%, то что делать?

1. Зерно продавалось, продавалось все, продавалось столько - сколько возможно продать. И если появится из воздуха немного денег, это не отменит желания продать ВСЕ зерно. Зерно обратно не вернут в Россию, и на голод в СССР Политбюро наплевать.
Цель оправдывает средства.
Валюта так нужна, что если будет  вся страна голодать (кроме некоторых избранных), то все равно зерно продадут. Так было в РИ в России, так было в РИ в Китае и в Корее, даже в Румынии в 89 так было, на чем и погорел Чаушеску. Это особенность идеологии.

2. Информацию можно купить, информацию можно получить и информацию можно сообщить. Для успешного развития спекуляции и для ускоренного падения цен мало совершать РЕАЛЬНЫЕ сделки, можно сообщать О ЖЕЛАНИИсовершать сделки (те о намерении СССР родать еще много и много зерна).     

А.Это можно сделать путем продажи конфиденциальной информации под видом секретной (и для убедительности приложить складские расписки на то зерно которое лежит на складах, с сообщением что таких распсок ну ООЧЕНЬ много, просто не все можно скопировать), и это будет достаточно убедительная ложь.
Б. Сам Осецкий может совершить утечку информации под видом дружеского совета кому то из новых знакомых буржуинов
В. Представительство СССР (уже после выброса на рынок бОльшей партии зерна) может обьявить аукцион (который модет не состояться или пройти с участием подставных брокеров), внебирживой аукцион, с желанием продать ОЧЕНЬ много зерна крупной партией. Само наличие такого аукциона обвалит рынок зерна

Как только вскроется, что зерна складах осталось мало, аукцион отменился, а Осецкий сообщит что СССР начинает скупку зерна из за неурожая (это происходит после покупки зерна, если все же решаться откупить проданное зерно обратно) то паника разовьется в обратную сторону, цена полетит временно вверх

Тоньше надо подходить к критике, конструктивнее, с большим позитивом и выдумкой

Отредактировано Medicate (14-11-2015 15:20:52)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7