Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7


Жернова истории 7

Сообщений 871 страница 880 из 954

871

Poloz07 написал(а):

Ваше замечание навело меня на мысль, что и Трилиссер быть может не спроста разоткровенничался с ГГ. А именно имея в уме возможность заручиться его поддержкой против Ежова, точнее даже не против лично Ежова, а против вмешательства непрофессионалов в оперативные дела разведки. Как никак, а Лида приходится ГГ женой. А случившееся как бы ставит их троих по одну сторону баррикад. Я даже не к тому, что Трилиссер умышленно подставил жену ГГ под серьезный риск, полагая заручиться поддержкой ГГ в случае ее провала. Нет. В таком деле реакция ГГ могла бы быть непредсказуемо эмоциональной. А вот разговор с ГГ с намеками о союзе в кое-каких делах Трилиссер после доклада Лиды мог и спланировать. Старая древняя Игра "я знаю, что ты знаешь, что я знаю"... ГГ не стоит себя полагать себя хитрее и умнее всех. Его поведение могли просчитать, а значит использовать. В общем, как вариант трактовки поведения Трилиссера, показавшегося мне несколько неестественно беспомощным. Возможно, действительно, лишь показавшемся.


Над такой версией явно стоит подумать.

0

872

выкладываю вариант с немного правленной версией разговора с Трилиссером:

16.2.

Закономерным итогом телеграммы, ушедшей в Москву, был вызов Лиды к начальству. На этот раз едем всем семейством, устроив заодно и детям новогодние праздники в Москве с дедушкой. Жена благоразумно согласилась ни словом не упоминать о моем броске в Париж вслед за ней, представив всю историю как результат ее собственной предусмотрительности. Но на разговор с Трилиссером идем вместе – я не собираюсь просто так спускать ему тот неоправданный риск, которому он подверг мою любимую.
Сначала Лида отчиталась о своих действиях и наблюдениях в Париже, демонстрируя при этом хорошо скрываемую обиду на начальство. Меня несколько насторожило, что Трилиссер нисколько не возражал против моего присутствия при этом разговоре, тогда как по всем правилам он должен был приказать мне удалиться – ведь я к оперативной работе отношения не имею, и не могу быть допущен к соответствующей информации. Может быть, он счел, что раз я и так влез в это дело, то поздно уже возмущаться? Но… Но ведь об этом факте он узнал только в результате рапорта моей жены, а никак не до его начала! Странно это…
Но так или иначе, а свое возмущения я ему высказываю без обиняков:
- Михаил Абрамович, вы же опытный разведчик, - пеняю я ему при встрече. – Как вы могли сунуть своего сотрудника прямо на проваленного агента?
- У нас не было оснований полагать, что это провал,   отговаривается он. – А вот восстановить связь было крайне необходимо.
- Если это не провал, то куда же делся ваш связник? – с плохо скрываемой язвительностью в голосе спрашиваю его.
- Да не было провала, - глаза его ухитряются еще погрустнеть, хотя и до того их выражение было грустным донельзя. – Связника сбила машина, потому и пришлось искать новый подход…
- А машину на него случаем не Сюртэ направило? Когда тот обнаружил за собой наблюдение? И чтобы не сообщил о провале агента, его тут же и сунули под колеса? - с той же язвительностью начинаю выдвигать вполне напрашивающиеся предположения.
- В конце концов, это не ваше дело! – у Трилиссера явственно прорезается начальственное раздражение, но никаких поползновений выставить меня за дверь он не предпринимает.
- Нет уж, мое! – резко возражаю ему. – Вы просто обязаны были подозревать возможность провала! Как и того, что этот агент с самого начала работал против нас. И как же можно было прозевать наличие внешнего контроля?
- Внешнего контроля? – переспрашивает он. – Что вы имеете в виду?
- Именно внешний контроль и имею в виду! – теперь уже я не скрываю своего раздражения. – За наиболее ценными агентами ведется наблюдение со стороны, чтобы вовремя просигнализировать об подозрительных событиях. Я что ли, вас азам конспиративной работы должен учить?
- Да, в царской военной разведке практиковалось что-то такое, - бормочет он, отводя глаза в сторону. Устыдился, что ли?
Трилиссер долго молчит. Затем говорит – тихо-тихо:
- Моя вина. Подозревал ведь, что там дело тухлое… Но на нас так надавили…
- Как это на вас могли надавить в деле, о котором в принципе никто не должен был знать? – удивляюсь его словам.
Михаил Абрамович кривится, как будто сжевал целый лимон, и произносит почти жалобно:
- Все наперекосяк пошло. А все из-за этой комиссии, будь она неладна!
- Какой комиссии? – один и тот же вопрос срывается одновременно у меня и у Лиды.
- Какой-какой! По чистке! – в сердцах машет рукой Трилиссер, и, уже не сдерживаясь, начинает выносить сор из избы:
- Натравили на нас целого новоиспеченного секретаря ЦК, Ежова Николая Ивановича. По-моему, у него мозги не в порядке. Но не в этом главная пакость. А пакость в том, что он полез в оперативные дела! И еще одна пакость в том, что Агранов ему наши оперативные комбинации сдал…
- А самая большая пакость в том, что кто-то из ваших слил эту информацию Агранову, - подхватываю и развиваю его мысль.
- Верно, - бубнит Трилиссер. – Но и это еще не все. Когда Агранов на партсобрании, которое вела эта комиссия по чистке, ткнул нас носом в потерю связи с ценным агентом, Ежов, потрясая мандатами и допусками, затребовал материалы по этому делу, а потом разразился целой речью. Заявил, что это не просто недоработка, а недопустимая политическая близорукость – терять связь с агентом, которого можно было бы удачно использовать для продвижения положительного решения о предоставлении нам Францией значительных кредитов. И присовокупил, что еще надо разобраться, дело тут только в преступном разгильдяйстве, или же налицо сознательный саботаж и вредительство. В общем, потребовал от нас восстановить связь в кратчайшие сроки и доложить. И в зависимости от результатов будут и выводы по чистке нашей партячейки.
- Голову ему оторвать! – восклицаю в сердцах. – А если бы мы засветились перед Сюртэ, или, того хуже, им бы удалось взять нашего человека? Сильно бы это помогло выделению кредита? Тем более что этот кредит – пустая иллюзия. Не дадут нам ничего французы в ближайшее время. Уж это я точно знаю!
Какое-то время мы молча смотрим друг на друга. Агранов – заместитель начальника секретно-политического отдела, и это не его дело – совать нос в операции разведки. Хочет выслужиться, раскрутив, чего доброго, дело о халатности, а то и вредительстве в ИНО ОГПУ? У Менжинского, судя по тому, что он даже не на всех заседаниях коллегии появляется, со здоровьем совсем плохо, и нет оснований думать, что он протянет дольше, чем известно мне по прежней истории. И тогда вокруг его кресла завяжется борьба… Или, похоже, уже завязалась.
- Михаил Абрамович, - говорю, поначалу сильно сбавив тон. – Какими бы мандатами ни потрясал Ежов, это же ни в какие ворота не лезет – такая расконспирация работы разведки. Пусть и в стенах ОГПУ. А Ежов сюда вообще никаким боком. Если люди из партаппарата начнут копаться в ваших операциях, да лезть с советами и ценными указаниями, так всё пойдет псу под хвост! Это дело надо пресечь на корню, пока поздно не стало! – последние фразы бросаю нарочито жестко, с нажимом. – В ЦК надо обращаться, и объяснить, что подобная практика недопустима и грозит развалом работе разведки. Поговорите с коллегами-смежниками из РУ РККА: может быть, Николай Иванович и там наследил? А я могу поддержать своим заключением о полной необоснованности утверждений Ежова насчет возможности что-то протолкнуть по части получения кредитов через Банк де Франс. За такое некомпетентное вмешательство ему бы рога обломать…
- Как же! – снова кривится Трилиссер. – Он, похоже, в фаворе нынче. Ну, пожурят, может выговор вынесут. Тем дело и ограничится.
- Да хоть бы и так,   машу рукой. – Главное для нас в том, чтобы установить впредь жесткий порядок, ограждающий от всяких желающих лезть не в свое дело.
Михаил Абрамович как будто только и ждал этих моих слов:
- Да, хорошо бы утвердить на высшем уровне твердый порядок, не позволяющий подвергать нашу работу угрозе расконспирации со стороны всяких проверяющих. Но будут ли наверху давать окорот Ежову? Сомневаюсь…
- А не надо прямо переть против Ежова, - предлагаю ему. – Надо просто представить это дело как упорядочение взаимоотношений с партийными органами, ограничивающее круг лиц в партийном руководстве, допущенных к соответствующей информации, и тем более – к принятию обязывающих нас решений. А от Ежова это нас оградит как бы само собой… И пока я формулирую эту мысль, в голову закрадывается другая: «Не хочет ли милейший Михаил Абрамович воспользоваться ситуацией, и при помощи моего пера очертить на Политбюро круг, за который не будут лезть всякие назойливые контролеры? Как политический таран я ему не нужен – какой уж из меня сейчас таран, и уж тем более в делах разведки! А вот мое умение находить и обосновывать красивые и привлекательные формулировки, задевающие за нужные струны в душе партийной верхушки, ему в этом деле может пригодиться».
Но пока мы с Трилиссером обдумывали наезд на Ежова, Николай Иванович сам проявил инициативу. И произошло это еще до того, как настало время нам с Лидой возвращаться в Женеву. Буквально на следующий день Трилиссер позвонил мне и нарочито будничным голосом произнес:
- Добрый день, Виктор Валентинович. Не могли бы вы передать жене, чтобы явилась на работу к 14:00? – И, чуть-чуть помедлив, добавил:
- Да и сами бы заглянули. Если можно, пораньше. Есть, что обсудить.

+22

873

Запасной написал(а):

- Михаил Абрамович, вы же опытный разведчик, - пеняю я ему при встрече

Странно получается - сперва все собрались для разговора, и тут же ГГ встречается с Трилиссером.

Отредактировано Zampolit (05-09-2017 13:33:20)

+1

874

Zampolit написал(а):
Запасной написал(а):

- Михаил Абрамович, вы же опытный разведчик, - пеняю я ему при встрече

Странно получается - сперва все собрались для разговора, и тут же ГГ встречается с Трилиссером.

Отредактировано Zampolit (Сегодня 13:33:20)

Что сказать - явный косяк, оставшийся от предыдущего варианта. Спасибо, поправлю.

+2

875

Продолжаю:

16.3.

Бледное декабрьское солнце, повисшее невысоко над горизонтом, и светившее через плотную дымку, не делало этот зимний день веселее. Несмотря на холод, идем с Лидой на Лубянку пешком, чтобы еще раз обсудить линию нашего поведения. Да, те еще подарки в преддверии Нового Года – Ежов собирает партсобрание в ОГПУ, чтобы подвести итоги чистки парторганизации.
- Полагаю, что мне, поскольку я не являюсь штатным сотрудником ОГПУ, и не состою на учете в вашей парторганизации, ни формально, ни с точки зрения целесообразности, мелькать на вашем партсобрании не следует, - говоря эти слова, уже начинаю прокручивать в голове идею, как отвадить Николая Ивановича от вмешательства вдела разведки. Не убеждением, и не угрозами, нет. Тут надо хитрее… Сам, тем временем, продолжаю:
- Вам с Трилиссером надо четко держаться линии – некомпетентное вмешательство со стороны в оперативную деятельность разведки недопустимо. Это грозит развалом работы. И обыграть в соответствующем духе твой случай.
- А тебе, - включается в разговор жена, - надо обсудить с Михаилом Абрамовичем обращение в ЦК, чтобы установить на будущее твердый порядок, гарантирующий от неуемного комиссарства со стороны партийных чинуш.
- Да, - киваю н ходу, - но лично с Ежовым надо обходиться осторожно. Прямые обвинения надо свести к минимуму. Его позиции сейчас слишком сильны, чтобы мы могли их всерьез поколебать, а нападки на себя он запомнит и сможет устроить много пакостей. Надеюсь, Трилиссер это тоже понимает.
Моя милая рассеяно кивает в ответ, а потом вполне резонно замечает:
- Он ведь и так уже настроен пакости делать. Как же от его отвадить-то?
- Есть одна мысль, - говорю, растягивая слова, ибо мысль еще до конца не созрела. – Мы с Михаилом Абрамовичем через ЦК его на данный момент придержим… - эту надежду я питаю не без основания. Сталин всегда держал спецслужбы под личным пристальным вниманием, и, если грамотно подать ситуацию в духе - «Ежов закусил удила, слишком много на себя берет, и возомнил себя чуть ли не хозяином разведорганов» - вряд ли председатель Совнаркома встанет на его сторону. И я продолжаю вслух начатую мысль - …а дальше надо будет аккуратненько так переключить его внимание на какую-то другую проблему. Уже есть соображения…
- На какую? – немедля интересуется благоверная.
- На сельское хозяйство, - не без доли злорадства отвечаю ей. – Там такие заковыристые дела – век не разгрести. Будет, куда ему свое усердие не по разуму приложить.
На сем наш разговор прервался, и до самой Лубянской площади мы оба переваривали сказанное.
С Трилиссером я нашел полное взаимопонимание. Обращение в ЦК мы сформулировали очень аккуратно – мол, Николай Иванович, при всех его, несомненно, благих намерениях, несколько недопонял специфики работы разведки, что могло привести к ошибочным решениям. И чтобы впредь исключить подобные недоразумения, нужно четко оговорить допустимые методы контроля и вмешательства со стороны партийного аппарата – какие инстанции и в каких пределах имеют на это право. Эту идею мы положили на бумагу. А на словах Трилиссер собирался приватно поплакаться в жилетку Сталину: чьи же указания мне выполнять? Партийный контроль над разведкой, чтобы исключить разнобой и противоречивые приказы, должен исходить из одного центра. И негоже аппаратчикам, пусть даже и секретарю ЦК, ставить себя выше Политбюро.
Поскольку на собрании, посвященном чистке парторганизации ОГПУ, я не присутствовал, то о происходившем там узнал со слов Лиды. Она довольно скупо поведала:
- Мы популярно объяснили Ежову, что могло произойти, если бы его приказание было бы выполнено. И каковы были бы политические последствия этого. Но он, зараза, уперся, доводы наши воспринимать не желал напрочь. Это, однако, ему не помогло. Партсобрание проголосовало – считать партячейку ИНО прошедшей чистку. Даже Агранов не стал на этот раз мутить воду.
- Даже не попытался? – признаться, я ожидал от него какой-нибудь подлости.
- Нет, - ехидно улыбается жена. – Миша вычислил его информатора, и сегодня у Агранова не было никакой информации об обстоятельствах вокруг нашего француза. А когда Трилиссер доложил ситуацию, то крыть ему было уже нечем. Он ведь профессионал, понимает, чем дело запахло.
- Что решили с информатором? Дезу через него сливать будете? – спрашиваю из чистого любопытства. На дело это уже не влияет.
- Неосторожное обращение с личным оружием. Случайный выстрел при чистке,   холодно бросает Лида. – Внутри конторы такое прощать нельзя.
Дома мы с женой разговоров о работе не ведем. Общаюсь с тестем, выслушиваю его рассказы о новых веяниях в Коминтерне. Словечко «Народный фронт» уже в ходу. И без попаданческих подсказок обошлось. Обоснование вполне грамотное – поднимает голову крайне правая реакция как ответ на кризис. Финансовая олигархия под завесой социальной демагогии готовит режим жесткой диктатуры, и ей надо противопоставить объединенные усилия всех трудящихся классов.
Слушаю Михаила Евграфовича, а душа рвется в Женеву, к детям. Лидуся старается не подавать виду, но чувствую же, что она совсем извелась. Билеты на поезд уже взяты – на послезавтра, на воскресенье. Аккурат 29 декабря будем в Женеве. А назавтра мне предстоит еще одно серьезное дело. Гораздо более важное, чем игры в ОГПУ. Собираюсь провернуть комбинацию «тот, кто нам мешает, тот нам и поможет».
Мое положение «недочлена» ЦК не дает мне возможности участвовать в Пленумах и знакомиться с документацией, доводимой только до членов ЦК. Однако попасть вне очереди на прием к заместителю председателя ЦКК и по совместительству секретарю ЦК Андрею Андреевичу Андрееву это мне не помешает. Суббота сейчас – рабочий день…

+31

876

Запасной написал(а):

Внутри конторы такое прощать нельзя.

А разве тогда бытовало наименование "контора" по отношению к ОГПУ? Мне кажется, что это из гораздо более поздних времен, от "конторы глубокого бурения".

0

877

Запасной написал(а):

на прием к заместителю председателя ЦКК и по совместительству секретарю ЦК Андрею Андреевичу Андрееву

О-о-очень интересный человек... Буду с интересом ждать продолжения.

Zampolit написал(а):

А разве тогда бытовало наименование "контора" по отношению к ОГПУ? Мне кажется, что это из гораздо более поздних времен, от "конторы глубокого бурения"

Возможно "попаданец" случайно обронил, а Лида запомнила и ввела в обращение.

0

878

Запасной написал(а):

уже начинаю прокручивать в голове идею, как отвадить Николая Ивановича от вмешательства в дела разведки.

+1

879

Запасной написал(а):

- Да, - киваю на ходу, - но лично с Ежовым надо обходиться осторожно.

+1

880

Запасной написал(а):

вдела

раздельно( в дела)

Отредактировано Грейв (08-09-2017 22:47:22)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Андрея Колганова » Жернова истории 7