Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Департамент Особых Проектов ("Коптский крест"-6)


Департамент Особых Проектов ("Коптский крест"-6)

Сообщений 91 страница 100 из 175

91

Ромей написал(а):

Всё было именно так, как описывал Виктор в своих заметках. Ряды железных шкафчиков вдоль стен – здесь рабочие хранили свой нехитрый скарб. Скукоженные, высохшие до костяной твёрдости башмаки на нижней полке, открытая, проржавевшая до дыр, пустая консервная банка, пожелтевшие, рассыпающиеся от прикосновения вв труху газетные листы. Пыль, пятна чёрной осклизлой плесени на стенах, жестяной короб вентиляции под потолком, с которого фестонами свисает пропылённая паутина… а это ещё что?

Как-то в комплексе не очень связывается. Или там сыро, но тогда не только банка, но и шкафчики все проржавели, и телефонный аппарат тоже работать не будет (и он сам подвержен коррозии, и проводка), или там сухо, но тогда и банка до дыр не проржавеет, и плесени не будет особо. И ещё, Олежек зачем-то врёт, телефонные аппараты на подводных лодках - без наборного диска.

0

92

почему сразу врёт? путает

0

93

- Что-то не так! – объявил Евсеин.  «искалка» у него в правой руке ходила ходуном, на лбу выступили крупные капли пота.
- В чём дело, Вильгельм Евграфыч? – недоумённо спросил Ромка, разглядывая возникшее на стене светящееся лиловое пятно.
- А вы что, не замечаете? – отозвался доцент. – Червоточина не стабильна. Видите, как пульсирует контур портала? 
Действительно, клякса то сжималась, то расплывалась во всю стену, словно в болезненных конвульсиях. Окаймляющая его огненно-фиолетовая нить в такт этим пульсациям то ярко вспыхивала, то становилась совсем тусклой, едва заметной глазу.
- Ну и что с того? – Ромка нахмурился. – Пройти-то мы можем, верно? И вообще, раз эта штука тут появилась - значит наши с той стороны тоже сработали, как мы договаривались. Пошли, не будем заставлять их ждать!
- Погодите, молодой человек! – Евсеин опустил «искалку». - Вы хоть понимаете, какой это риск?
- Вы предлагаете вернуться наверх? – осведомился из-за Ромкиной спины Шурик. – То-то нас там ждут, с распростёртыми объятиями. А ведь у вас, Вильгельм Евграфыч, даже документов нет. Что будете говорить в полиции – не подумали?
- Всё, некогда! – Ромка рубанул воздух рукой. – Ещё немного промедлим – дождёмся, что наши на той стороне решат, что мы не смогли добраться до портала и отключатся. И вот тогда в самом делеи придётся возвращаться.
Он по очереди обвёл взглядом спутников. Шурик – решительный, возбуждённый. Евсеин – он уже открыл рот, чтобы выдать новый аргумент. Нет уж, господин доцент, придётся вам подчиниться…. Олежек держится сбоку, в обнимку со своим рюкзаком. За его спиной – Колян, в руке никчёмный травмат. Это ещё зачем? Впрочем, пусть, лишь бы не пальнул с перепугу… хотя – пугаться тут, вроде, пока нечего.
- Я иду первым. – Ромка старался, чтобы его голос звучал как можно твёрже.  - За  мной  Олег, потом господин доцент. Шурик, проследи, чтобы он не споткнулся, мало ли? Замыкающим  - Колян.  Интервал – две секунды. Готовы?
И, не обращая внимания на невнятные протесты  Евсеина, шагнул в лиловую кляксу.

Ромка не раз проходил через портал-червоточину - и всякий раз он с трудом мог уловить сам момент перехода. Вот ты стоишь на этой стороне, потом делаешь шаг вперёд, мгновенная пелена в глазах - и всё, ты уже «там» Порой даже и мглы не было – словно в киноленте один кадр менялся другим, приклеенным рукой не слишком умелого монтажёра.
Но – только не на этот раз. Лиловая мембрана словно натянулась, не желая пропускать сквозь себя незваного гостя. Ромка прибавил напор – он сам не понял, было ли это реальным, мышечным усилием, или же волевым напряжением – и тогда препятствие лопнуло, и он провалился в сияющее нечто.
Всё – верх и низ, окружающее его пространство, чувство времени – всё кануло в лиловом киселе. Ромку скручивало винтом, словно мокрую тряпку в чьих-то равнодушных руках. Это было больно, невыносимо больно, так, что он не выдержал бы и заорал в голос – только не было ни голоса, ни… ничего не было – только сворачивающаяся в жгут пустота, боль и лиловое сияние заполонившее всё вокруг.
…потом лиловая пустота выплюнула его, не оставив ни боли, ни ощущения затягивающего безвременья. Ромка качнулся, с трудом устоял – и снова чуть не полетел с ног от сильного толчка в спину.
Он обернулся. Олежик. Стоит, скрюченный, рюкзак держит за лямки.
Не успел Ромка открыть рот, чтобы спросить, где остальные, как рядом с Олежиком возник Шурик – на руках у него висел Евсеин, явно лишившийся от всех этих безобразий чувств.  Сердце отсчитало ещё три удара, и последним за спиной Шурика возник Колян.
Все тут?
Кажется, все.

Лиловая мгла  никуда не делась. Теперь она напоминала слой тумана – такой ложится в летние предутренние часы над озером или росистым лугом, не давая разглядеть пальцы вытянутой руки.  Только этот туман флуоресцировал, очерчивая силуэты людей  лиловые слегка светящиеся ореолы.
Ромка огляделся. Его не покидало странное ощущение. Этот туманны ймир казался был плоским, двумерным - мозг отказывался оценивать расстояния… до чего? В залитой лиловым светом пустоте не было ничего, кроме них – и проступающих там, где должен быть горизонт странных, словно висящих в воздухе силуэтов  - то ли скалы, то ли кроны невероятных деревьев, то ли ни на что не похожие здания.
Первым голос подал Шурик.
- Где это мы, а?
Ромка, не оборачиваясь, пожал плечами.
- Спроси, чего полегче.
- А ведь я предупреждал, молодые люди!..
Евсеин застонал, откашлялся и высвободился из Шуриковых рук.
- А ведь я предупреждал, молодые люди! Я говорил, что…
Закончить фразу он не успел.
- Кто это? Не подходите! Стойте! А-а-а!
Ромка крутанулся, оборачиваясь на панический вопль. Олежик уронил рюкзак и тыкал пальцем в силуэты, сгущающиеся где-то на границе туманной мглы. Человекообразные фигуры, очень высокие, какие-то неестественно тонкие – почти лишены плеч, длинные руки колышутся, извиваясь. Вот передняя фигура подняла ладонь… господи, у них по четыре пальца!
Глухо кашлянул «Макарыч» - раз, другой. «Прекрати  огонь, придурок!»  -  отчаянно заорал Шурик, но Колян продолжал стрелять. Четырёхпалые на миг замерли, колыхнулись и неторопливо двинулись вперёд. Казалось, пули не оказывают на  них ни малейшего
действия.
Ромку, как ледяной водой, обдало волной страха – или это ему показалось? А четырёхпалые всё приближались, и за их спиной возникли, словно соткались из светящегося тумана новые силуэты.
«Портал! Портал мне! Пусть хоть какой, пусть пульсирующий, пусть с размером газетный лист!..»
Нету портала.
Он повернулся и шагнул навстречу надвигающемуся из лиловой мглы ужасу,  нашаривая в кармане «пепербокс».
https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t380895.jpg

+3

94

Ромей написал(а):

- А ведь я предупреждал, молодые люди!..
Евсеин застонал, откашлялся и высвободился из Шуриковых рук.
- А ведь я предупреждал, молодые люди! Я говорил, чт

:question:

+1

95

X

Москва,
ул. Варварка.
Апрель 1888 г.

-Ну-ка, давай я…
Гиляровский торопливо подхватил бесчувственное тело.
Шурик, избавившись от своей ноши, облегчённо выдохнул и прислонился к стене тоннеля. Его ощутимо трясло. Остальные - Олежик, Колян, Евсеин – стояли тут же, по колено в жиже. А позади, на кирпичной осклизлой стене догорала искорка – всё, что осталось от блямбы портала-червоточины, из которого все пятеро только что вывалились. После его лилового сияния в тоннеле, освещённом лишь палочками ХИСов было особенно сумрачно.
- Фу ты… что это было, а? Ну, те, четырёхпалые?
- Погоди ты!.. 
Алиса торопливо обмахнула перчаткой от ОЗК низкую, в три кирпича, приступку у стены. Переспрашивать – «что ещё за четырёхпалые?» - она не стала. Не до того.
– Владимир Алексеевич, кладите его сюда, только осторожно.
Репортёр осторожно опустил Ромку на импровизированное ложе. Выглядел тот неважно: белый, как бумага, глаза закрыты, грудь, хоть и колышется в такт дыханию – но необычайно редко.
- Он хоть дышит? – спросил Шурик, ухватив Ромкино запястье. - Чёрт, пульса нет…
- Дышит-дышит, только очень медленно. – Алисе подумала, что надо  бы поднести к Ромкиным губам зеркальце, как это делают в кино. Только где же его сейчас взять?  - Что с ним случилось-то?
Шурик пожал плечами.
- Понятия не имею. Вон, пусть Олежик глянет, он же у нас медик.
Алиса покосилась на приятеля. Будущее светило психиатрии смотрелось бледно: лицо в крупных каплях пота, глаза  - дикие, ошалелые – бегают из стороны в сторону, да и сам  так, что, кажется, слышно, как стучат зубы.
- По-моему, от него сейчас мало проку. Давайте  поскорее выбираться наверх, там и разберёмся, что да как.
- Может, носилки соорудим? – предложил Шурик. - Куртки свяжем рукавами и на них?..
Гиляровский помотал головой.
- Незачем, я и так его донесу. Давайте-ка и вправду выбираться из этой зад… хм, простите, великодушно, Алиса  Николаевна, из этой дыры. Только пусть кто-нибудь идёт впереди и дорогу нащупывает, а то не приведи Бог, споткнусь, выроню…
Через несколько минут они двинулись в обратный путь. Первым шёл Ярослав с палочкой ХИСа в одной руке и «Смит-Вессоном» в другой. Алиса следовала за ним и гадала – закончились на сегодня их приключения или следует ждать продолжения?

Продолжения не последовало. Выбравшись наверх, путешественники обнаружили, что обстановка там разительно изменилась. Во дворике стало тесно.  У стены, возле провонявших рыбой бочек, стояли, заложив руки за спины, двое: один в потёртой студенческой шинели, второй - в кургузом пиджачишке. Пленников караулил один из давешних сотрудников сыскного бюро - в руках у него Алиса с удивлением увидела маленький чёрный автомат с навёрнутым на ствол цилиндром глушителя. Рядом двое обшаривали лежащие на брусчатке неподвижные тела числом четыре – под ними расплывались тёмно-красные, распространяющие сладковатый запах крови, лужи.  Чуть в стороне лежали ещё двое, в серых солдатских шинелях.
«Сыскной», беседовавший посреди двора с двумя жандармами (а эти-то здесь откуда взялись?) первым увидел выбирающихся из подвала людей.  Он радостно всплеснул руками, воскликнул:  «ну, наконец-то, господа!» - и кинулся распоряжаться. Вслед за ним метнулся Сёмка -  на бегу он засовывал за пояс так и не пригодившийся «бульдог». Ну конечно, усмехнулась про себя Алиса, куда ж без него …
Гиляровский тем временем отозвал в сторону одного из «сыскных» и принялся негромко его расспрашивать. Алиса подошла поближе.
- Так что, Владимир Лексеич, - докладывал молодой человек, вытянувшись чуть ли не по стойке «смирно», - мы, как было приказано, дождались, когда вы спуститесь под землю, и скомандовали оцепить квартал. Жандармы и пехоцкие подтянулись заранее и ждали сигнала - они мигом выставили оцепление и стали прочёсывать дворы. Ну и нашли, конечно.
- Много было супостатов-то? – осведомился репортёр.
- Так шестеро вместе с ихним старшим. Они, как увидели солдат, сразу стали стрелять - да только куда им, болезным против цельной роты? Четверых положили насмерть, ещё двоих взяли живыми. Старшего, значит, тоже. Троих солдатиков поранили, ироды, да ещё двоих насмерть убили.
- Старшего, говорите, взяли? – Гиляровский недоверчиво хмыкнул. - Ну-ка, предъяви…
Они подошли к пленникам. Те стояли, понуро уткнув взгляды в землю.
- Вот это у них за главного. – «сыскной» ткнул пальцем того, что стоял справа. 
Репортёр покачал головой.
- Главный, значит? Обмишулился ты, мил человек, как есть обмишулился. Вам что, заранее их фотокарточки не дали? Вот уж не ожидал от уважаемой Натальи Георгиевны такой промашки…
«Наталья Георгиевна?..  - Алиса встрепенулась, услышав знакомое имя. – Вот, значит, кто у них всем заправляет? Вот вам и серая мышка…»
- Дали, а как же-с… - засуетился сыскной. – Вот они, все, как один тут, голубчики…
И вытянул из-за пазухи пачку фотоснимков.
- Тогда где Войтюк? – осведомился Гиляровский. – Вот этот?..
Он выбрал из пачки карточку и продемонстрировал её собеседнику.
- Так не было же его! – развёл руками «сыскной».  – Мы все дворы трижды обыскали, а за оцепление и мышь не проскочит! А командовал другой, его портрет тут тоже имеется. Егор Колыванов, вот он, можете сверить с личностью. А Войтюка не было, как Бог свят, не было!
И они снова стали перебирать фотокарточки.
…Войтюк?..
Алиса сразу узнала знакомую фамилию. Ну конечно: вожак  и идейный вдохновитель террористов-радикалов, тот самый, о котором рассказывал ей Дрон. Значит, и на этот раз Геннадий сумел вывернуться из капкана? Ловок, ничего не скажешь…
Во дворе тем временем стало совсем тесно. С улицы заехали три извозчичьих пролётки;  Алису  и её спутников подхватили под руки и  усадили со всеми удобствами, после чего экипажи   один за другим вывернули на Варварку. Улица была непривычно пуста; оглядевшись, девушка  обнаружила  патрули солдат в серых шинелях – в руках у них были длинные винтовки с примкнутыми штыками. Оцепление? Похоже,  Яшины «сыскные» подошли  к делу всерьёз…
Вслед за пролётками «хронопутешественников» из подворотни выкатила ещё одна, с пленниками  - их с обеих сторон стиснули «сыскные».  Последней  на улице появилась ломовая телега с прикрытыми рогожей трупами, и процессия в сопровождении конных жандармов покатила в сторону Лефортова.

https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t192393.jpg
https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t809538.jpg

Отредактировано Ромей (25-11-2021 13:46:00)

+3

96

Ул. Гороховская.
Двумя часами позже.

Когда Алиса в первый раз попала в квартиру Семёновых, она показалась ей невероятно просторной – неудивительно после тесной однушки в Ясенево!  Но сейчас, когда в пяти комнатах на втором этаже особняка на Гороховской  собралось восемь человек -  выяснилось, что свободного тут не так уж и много.   По распоряжению Олежика (тот немного отошёл от потрясения и вспомнил, наконец, что он имеет некоторое отношение к медицине)  бесчувственного Ромку отнесли в кабинет хозяина квартиры. Алиса безжалостно выставила прочь всех, кроме дяди Юли и доцента.  Погнала Шурика к Овчинниковым, велев кланяться Ольге Георгиевне и попросить самовар. Ярославу же с Коляном заявила, чтобы не путались под ногами а раскочегарили чугунную кухонную плиту, нагреть воды для рукомойника. Может, Олежик и будущий психиатр – но уж руки перед осмотром пациента он точно захочет вымыть. В особенности, после той грязной дыры, из которой они недавно вылезли.
Медицинский осмотр не затянулся.  Олежек с Алисиной помощью стащил с Ромки футболку и осмотрел фиолетово-красное пятно под правой ключицей – там, куда ударил луч четырёхпалого. Потом приложил ухо к груди пациента (как он пояснил - за неимением стетоскопа), долго нащупывал пульс, поднял веко, чтобы посветить в глаз карманным фонариком – и надолго задумался.
Девушка наклонилась к Ромке и поправила подушку у него под головой.
- Он что, в коме сейчас?
- Что-то вроде того. – ответил со вздохом  Олежик. Уверенности в его голосе не наблюдалось. – Я сам не понимаю толком, но, похоже, время для него замедлилось.
- В каком смысле - время?  - переспросил дядя Юля – Вы, наверное, имеете в виду  скорость протекания биологических процессов? Дыхание, пульс, вообще обмен веществ?
- Нет.  – Олежик покачал головой.  - Именно время. Я, конечно, не могу судить сейчас об обмене веществ, осмотр был слишком поверхностным, но… у меня создалось стойкое впечатление,  что процессы в его организме протекают нормально, а вот  само время идёт для него иначе – гораздо медленнее, чем для обычных людей – скажем, для нас с вами.
- А так разве бывает? – удивилась Алиса. Из сказанного  она поняла не больше половины, но и этого хватило, чтобы встревожиться.
- Мы знаем, что порталы могут вызывать временные искажения – задумчиво произнёс Евсеин.  - Например, в некоторых ситуациях время по разные стороны червоточины течёт неодинаково. Может, то, что поразило, Романа Дмитриевича имеет схожую природу?
- Вот и странная коллизия в подземелье,  когда мы не заметили, как прошло два часа… - добавил дядя Юля. – Можете думать что угодно - а только  неспроста это…
- Ну, не знаю, не знаю… - Олежик принялся перебирать пёстрые упаковки таблеток из аптечки, обнаруженной  в письменном столе. – Я же говорю: разумных аргументов у меня нет, только ощущение. Вы вот что скажите, Вильгельм Евграфыч: как я понимаю, везти его к местным эскулапам смысла не имеет?
- Разве что, в Петербург, к Каретникову. – ответил Евсеин. -  У него там что-то вроде учебно-исследовательского центра при Петербургском Императорском Университете  - под опекой Д.О.П.а, разумеется. Новые лекарства создаёт, обучает помощников,  учебники для медицинских факультетов переписывает. Словом – развивает медицину.
- Ну, до Питера ещё надо добраться. – Олежик взял с кресла плед, и укрыл им лежащего. - Пусть спит, сейчас это для него лучшее лекарство.
- И то верно! – оживился дядя Юля. - Алиса, как там, самовар ещё не поспел?  Да и перекусить слегка не помешает. Когда мы ели в последний раз – шесть часов назад, восемь?

https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t92447.jpg
https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t385636.jpg

Отредактировано Ромей (25-11-2021 21:21:06)

+3

97

Ромей написал(а):

Олежек с Алисиной помощью стащил с Ромки футболку и осмотрел фиолетово-красное пятно под правой ключицей – там, куда ударил луч четырёхпалого.

А сам момент попадания луча и выхода в нормальный мир будет?

0

98

так был уже. Открылся портал, они в него и ушли

0

99

А, понял. Вот.

- Дай-ка сюда! - дядя Юля выхватил из рук у Алисы «искалку» и встряхнул. Портал запульсировал ещё сильнее, сжался в ослепительную точку - и вдруг погас.

Алиса ахнула и испуганно схватилась за щёки.

- Что вы наделали! А если они успели войти с той стороны? Их же тогда…

- Не мешай! – огрызнулся старик. – Прекрати истерить! А вы трое – светите сюда!

Его спутники пододвинулись поближе и направили лучи фонарей на «искалку». Дядя Юля стащил с рук резиновые перчатки и принялся крутить проволочную штуковину то так, то эдак, всматриваясь в переплетения медных проволочек.

- Ага, ну, конечно! Вот где я ошибся!

Он торопливо полез за ворот куртки, нашаривая что-то в нагрудном кармане. А когда вытащил руку назад – в ладони у него блеснул швейцарский армейский ножик. Щёлкнули, открываясь, крошечные плоскогубцы.

- Вот здесь... так… ещё немного….

Закусив губу, он одну за другой выпрямил несколько проволочек. Потом, присмотревшись, поймал плоскогубцами ещё одну и согнул её под углом в сорок пять градусов.

- Кажется, всё в порядке. – он сунул приспособление в руки Алисе. – Действуй, племянница!

Девушка с сомнением посмотрела на «отремонтированное» устройство.

- Дядь Юля, а вы уверены что она…

- Пока не попробуем – не узнаем. Всё, хватит болтать!

Алиса взяла «искалку», глубоко вдохнула, медленно сосчитала до десяти - и вновь ощутила волну микроскопических уколов, растёкшуюся по её ладоням, а из них – по всему телу. И испытала мгновенный приступ радости, когда на кирпичной кладке вновь возникла и медленно расплылась блямба портала-червоточины - на этот раз, отметила девушка, без всяких там подозрительных пульсаций.

…Пепербокс кашлял, посылая навстречу туманным фигурам пулю за пулей из своих шести стволов. Но четырёхпалые решительно отказывались их замечать – они по-прежнему неторопливо двигались вперёд – не шли, а как бы переливались, наползали на людей, гоня перед собой волну леденящего кровь страха. Ромка услышал, как за его спиной кто-то тонко, по-детски, заскулил. Олежек? Колян? Может, Шурик? Да нет, на реконструктора это не похоже…

Курок щёлкнул вхолостую – всё, патроны вышли. Ромка отбросил ставший бесполезным пистолетик и попятился, нащупывая в кармане свой последний резерв, пружинный нож.

Шурик громко ахнул. Ромка бросил назад быстрый взгляд – и замер, поражённый. В воздухе, примерно на высоте груди, вспыхнула ослепительная фиолетовая точка – вспыхнула и развернулась в прямоугольное, в рост человека светящееся полотнище.

…это же…

- Портал! – истошно заорал Ромка. – Портал открылся! Все туда, скорее! Шурик, хватай доцента!

Реконструктор не подвёл – сграбастал Евсеина в охапку, и, словно мешок, швырнул в червоточину. Следом рыбкой, будто в трамплина в бассейн, прыгнул Олежик – рюкзак он где-то потерял. Колян же не сдвинулся с места. Травмат он держал в двух руках и раз за разом давил на спусковой крючок, но «Макарыч» отзывался только металлическими щелчками – обойма была пуста.

- Пошёл, пошёл! – Ромка схватил эксперта за плечо и толкнул к порталу. И в этот момент другой четырёхпалый вскинул левую руку. Тонкий ярко-голубой луч ударил Ромку в грудь. Он замер, покачнулся – и упал бы навзничь, но Шурик в прыжке подхватил его в охапку и последним, отчаянным усилием метнулся в лиловое сияние.

+3

100

XI
Москва,
ул. Гороховская,
Апрель 1888 г.

На столе, в окружении блюдец с вареньем и баранками  красовался большой самовар. Его принесла кухарка Овчинниковых – водрузила на стол в гостиной, помогла Алисе расставить посуду. Сёмка сгонял в пекарню на углу Гороховской за пирожками с требухой и горячими, только что с противня, сайками.  Шурик, переглянувшись с Гиляровским,  открыл большой, резного орехового дерева буфет и извлёк оттуда две бутылки и пригоршню стопок.  Репортёр завладел большим квадратным штофом с рельефным изображением двуглавого орла и надписью «1\8 ведра» на боку  - и принялся соскабливать с горлышка сургуч.
- Вот она, родимая, крепостью положенных сорок градусов!  - торжественно объявил Шурик, разливая по маленьким, зеленоватого стекла, стопкам прозрачную жидкость. – Спасибо профессору Менделееву!
- Сказки повторяете, юноша! – сварливо отозвался дядя Юля.  – А Авторство «Московской особой», приписываемое в наше время Дмитрию Ивановичу, относится к 1894-му году, то есть здесь её даже и в теории быть не может. Так что перед нами сейчас полугар, сиречь казённое хлебное вино крепостью никак не сорок, а вовсе даже тридцать восемь градусов. Что до докторской диссертации господина Менделеева «О соединении спирта с водой» - то хоть она и использовалась при усовершенствовании рецептуры водки, однако сам он в этом не участвовал.
- Ну вот, Юлий Алексеич, такую красивую легенду разрушили! – Шурик шутовски развёл руками. – А мы-то, наивные верили! Ну да ладно: полугар там, или не полугар, а… у всех налито?
И картинно опрокинул стопку. Сидящие за столом последовали его примеру – даже Алиса, обычно избегавшая крепких напитков.  После жутковатых приключений этого дня нервы определённо нуждались в разрядке. Колян с Шуриком  после недолгой возни разожгли большой мраморный камин. Под его уютное потрескивание пропустили ещё по две стопки «полугара» - и принялись  обсуждать злободневное.
 
- В толк не возьму, как мы угодили в «туманный мир»?  – доцент Евсеин  устроился в кресле и вытянул ноги к огню. После выпитой водки он оживился и, против обыкновения, пустился в пространные рассуждения. – Еще и четырёхпалые эти – знаете, я даже думаю: а не привиделись ли они нам?
- Ромке они, по вашему, тоже привиделись? – язвительно осведомилась Алиса. Они с Олежиком минут по очереди выходили в кабинет, проверить пострадавшего.
- Это всё из-за Алисиной «искалки». – отозвался из угла дядя Юля. – Я виноват, признаю: ошибся, когда её ремонтировал, вот вас и забросило неизвестно куда!
- Так вторая, наша, «искалка» была исправна! – возразил Евсеин. – Как же так получилось?
- Я так думаю, дело в том, что «искалки» работают как бы в паре. И в нашем случае, Алисина была… ведущей, что ли? Вот её повреждение и дало такой результат, установив червоточину в этот ваш «туманный мир».
- Ну, ничего, дядя Юля… - Алиса изо всех сил старалась утешить старика. - Вы не виноваты, кто ж знал, что так получится? К тому же, искалку вы исправили, теперь можно открыть портал  куда нужно. Верно ведь?
Дядя Юля покачал головой.
- Не хочу тебя огорчать, племянница, но на этот раз ничего не получится. 
- Это ещё почему? – Алиса насторожилась. В гостиной повисла тишина – все ждали ответа, затаив дыхание. 
- Я неправильно выразился. Получится, конечно - но только портал, скорее всего, откроется не к нам, в двадцать первый век, а снова  в мир этих… четырёхпалых, будь они неладны. Дело в том, что последняя червоточина, которую ты открыла после того, как я исправил «искалку»,  вела именно туда -  а значит, новая попытка всего лишь её продублирует.
- Я согласен с Юлием Алексеевичем. – заговорил Евсеин. - Будь на том конце, в двадцать первом веке, ещё одна «искалка – она бы сыграла роль маячка, а так – извините-с…
- И вообще, это всё гадание на кофейной гуще. – добавил дядя Юля.  – Работу «искалок», как и сами червоточины, никто толком не изучал, так что мы можем только строить предположения.
Как это – не изучал? – удивился Шурик. – А Виктор? Он же несколько тетрадей исписал формулами, и всё об этих… червоточинах! Об «искалках», там, кстати, тоже есть. Да вот, сейчас принесу, сами увидите…
И кинулся к своему рюкзаку.
- А ведь верно! – оживился доцент. Мы, правда, ни пса там разобрать не сумели, но, может, вы, Юлий Алексеевич?..
Полугар, расстегаи и сайки  были немедленно забыты. Шурик с Коляном сдвинули блюда, бутылки и самовар к краю стола, а на освободившемся месте разложили тетради, взятые из квартиры Виктора, и дядя Юля принялся их изучать.
- Похоже, этот молодой человек действительно сумел продвинуться довольно далеко – насколько я могу судить, разумеется. - вынес он через некоторое время вердикт. – К сожалению, вот так, с ходу, ничего толком сказать нельзя - я всё же, больше прикладник, а тут надо глубоко копать в плане теоретической физики. Но, разумеется, со временем разберёмся. Не так ли, Вильгельм Евграфыч?
И глянул поверх очков на Евсеина. Доцент неуверенно пожал плечами.
- Вам и карты в руки, Юлий Алексеич. Я в этой вашей физике и высшей математике ни пса не понимаю. Однако, мыслю так:  А пытаться заново открыть червоточину пока  не стоит, слишком велик риск. Мы уже имели удовольствие встретиться с этими четырёхпалыми, довольно-с… Лучше нам  дождаться возвращения экспедиции Семёнова из Африки - надеюсь, он обнаружит там что-то, что сможет помочь разобраться с этой проблемой. А мы пока…
Договорить он не успел – в прихожей ожил колокольчик дверного звонка. Тихо, словно неуверенно, брякнул раз, другой - и вдруг разразился звонкой, на весь дом,  трелью.

https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t549483.jpg
https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t927803.jpg

Отредактировано Ромей (26-11-2021 14:14:19)

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Департамент Особых Проектов ("Коптский крест"-6)