Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Департамент Особых Проектов ("Коптский крест"-6)


Департамент Особых Проектов ("Коптский крест"-6)

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

Ромей написал(а):

юнкера и командира «волчат» Серёжи Выбегова

Если мне не изменяет память, Выбегов был кадетом.

Кадет Сергей, выступая в роли преподавателя, держал марку Первого кадетского корпуса, недоуменно оглянулся.

Николка тяжело дышал, силясь вымолвить хоть слово. Не получалось: пришлось бежать всю дорогу, от самого их дома, и теперь мальчик жадно ловил каждый глоток воздуха. Иван порывался что-то сказать, но вышел лишь невнятный хрип. Положение спас Ромка:

– Только что принесли телеграмму от Олег Иваныча, из Петербурга. Беда. Эти уроды… Короче, следует ожидать нападения подготовленного противника, вооруженного автоматическим оружием. Прямо сейчас. Здесь, в двух кварталах – на гражданские объекты. Это не шутка и не учения, кадет Выбегов.

Сержанта зацепило пулей в подворотне, но окончательно он рассвирепел, когда увидел улицу, на которой неопрятными кучами валялись подстреленные торговки с прохожими и срезанные пулеметными очередями "волчата". Они и сейчас лежали там – женщины из близлежащих домов вынесли простыни и теперь понуро хлопотали над укрытыми телами. Возле лежащего отдельно от других мальчишек кадета, видимо, их командира, рыдали две девочки; одна обнимала другую, гладя подругу по голове. Кто-то из жильцов уже побежал за священником в церковь Вознесения по соседству.

И сказали, что Сережу теперь навечно зачислят в список Первого кадетского корпуса.

0

32

"Волчата" были чем-то вроде скаутского отряда. И Серёжу Выбегова, когда припёрло, поставили над ними командиром. именно как кадета и будущего офицера.
Так что всё правильно

0

33

И хорошо, если она сведётся к тому, о чём втолковывал нам барон – сугубо шпионская миссия, основанная на использовании невиданной для этого времени аппаратуры. А если нет? Что, если принимать решение по клятой статуе придётся на месте, в самый последний момент – и не только принимать, но и выполнять его своими невеликими силами? Конечно, есть резерв, группы «Бейт» и «Зайн», да и головорезы Нефёдова под рукой – но готовы ли мы устраивать игрища со стрельбой и погонями прямо в логове британского льва? Ох, сомнительно…
И, кстати, об аппаратуре. После того, как совещание завершилось, Корф попросил нас с Варварой задержаться и выдал ещё одну новость. Оказывается, не следует исключать, что противник имеет-таки представление о наших технических возможностях – мало того, не стоит исключать вероятности (пусть и крайне малой), что он располагает определёнными образцами технологии! Теми дже переносными радиопередатчиками, в конце концов. И это логично – мы уже давно в этом мире, и принесённая из будущего информация (а то и материальные предметы) неизбежно должны были расползтись. Как ни старалось жандармское управление, как ни надрывались сыщики из Яшиной частной конторы – выловить всех, до единого радикалов, устроивших мартовские беспорядки не удалось, и существует немаленькая вероятность, что кому-то удалось утечь за границу, и отнюдь не с пустыми руками. А ван дер Стрейкер? А Вероника с её идеями основать в Париже модный дом? Кстати, идея оказалась вполне рабочей – не далее, как позавчера Варвара демонстрировала мне пёстрый журнал мод, выпускаемый этим самым домом. Да и другие пути вполне могли быть, в том числе и такие, о которых мы пока не догадываемся, включая крота в том же Д.О.П. А что? Прецедент имеется – года не прошло после памятной погони в Финском Заливе, а ведь та история тоже не обошлась без слабого звена в наших рядах…
Вывалив на нас всю эту «информацию к размышлению», Корф поспешил нас успокоить. Конечно, кое-что могло и утечь за границу, в том числе – и в руки к потенциальному противнику. Но – одно дело похищенный из спецхрана Д.О.П. ноутбук или уехавшая за границу в кармане одного их наших террористов карманная рация, и совсем другое – грамотный специалист, способный объяснить нашим оппонентам возможности этой техники. Да у нас самих таких можно пересчитать по пальцам одной руки – причём с большим запасом! Так что, подвёл итог барон, переживать пока рано – довольно будет соблюдать некоторые простейшие правила безопасности, связанные, в том числе, и с режимом оперативного радиообмена и хранения данных. Вот, господа «Алеф» инструкция, ознакомьтесь и поставьте свои подписи – туточки и туточки…
Надо же, «режим оперативного радиообмена» - и где они набрались таких  словечек в пасторальном девятнадцатом веке…

+3

34

XII
Британия, Лондон.
Группа «Алеф» на задании.

Завсегдатаи съезжались в клубы не раньше девяти вечера; стрелки часов указывали без пяти восемь. После фанфаронского налета на White's группа «Алеф» вернулась  в пансион, и там Иван вернул себе привычный облик. Пора было отправляться на  рекогносцировку. Варя пошутила, что их, как убийц, тянет на место преступления; юноша хмыкнул, но про себя подумал - в словах спутницы есть резон. Светить свою физиономию не стоило; мало ли кто мог узнать его - хотя бы из клубной прислуги, выбравшейся из особняка по неотложному делу?
Кэб высадил их на углу  Пикадилли и Риджент-стрит. Дальше шли пешком; Варя, как и подобает приличной девице, держалась между Иваном и стеной дома -  этикет требовал от кавалера, чтобы он в любой момент мог оградить спутницу от любой напасти, проезжающей, проходящей или пробегающей мимо. Впрочем, Пикадилли, одна из центральных улиц британской столицы, выгодно отличалась от других чистотой, а так же респектабельностью прохожих и заведений.
Возле угла  Сент-Джеймс Стрит и Пикадилли высилось новое здание отеля «Ритц». До  White's оттуда было рукой подать - сигнал «жучков», ловился здесь превосходно.
Отель поражал роскошью - простые путешественники здесь не останавливались, а вот черногорского аристократа, готового выложить за номер небольшое состояние, ждал гостеприимный приём. Если гостиничные лакеи и удивились тому, что гость  прибыл без багажа, то никак это не показывали, и заселение Ивана в апартаменты на втором этаже прошло с фантастической быстротой. Напарница ждала в кэбе; ей предстояло вернуться в пансион и появиться на Пикадилли лишь к девяти вечера.  Иван собирался провести это время в номере, после чего, выйти из отеля - якобы, на прогулку, - и исчезнуть. 
Варя была очень недовольна - опять ей отводилась роль ожидающей на скамейке запасных. Лондон надоел девочке до зубной боли; её раздражала угольная вонь, толпы народу на улицах, грязь, длиннющий, поразительно неудобный подол юбки, подметавший мостовую и собиравший с неё всю пыль. Не помогали ни особые, подвешенные к поясу щипчики, которыми полагалось поддерживать подол, не пачкая рук, ни мальчишки с метёлками, спешившими очистить тротуар перед важной дамой в надежде на медный фартинг . И вот - снова ждать, трястись в опротивевшем кэбе, а напарник будет сибаритствовать в роскошном номере! Поразительно несправедливая штука – жизнь.
Но сначала ей предстояло ещё одно, весьма важное, дело. Следовало прогуливаться по  Сент-Джеймс Стрит и дожидаться, когда сэр  Рэндольф или его гость подъедут к White's. Задача была непростой -   прилично одетой юной леди не пристало в одиночку разгуливать по Клабленду, этой цитадели мужской жизни аристократического Лондона. Конечно, никто не станет ей мешать - но зачем лишний раз привлекать к себе внимание?  Варя взяла кэб, на этот раз, закрытый, четырёхколёсный экипаж, так называемый «кларенс»,   вручила вознице полкроны, и велела встать напротив клубного особняка. Заподозрил кэбмен что-то, или нет, так и осталось загадкой; «кларенс» простоял на противоположной Сент-Джеймс стрит битых полчаса, не вызвав у окружающих ни малейшего интереса. Разве что, пару раз подходили прилично одетые мужчины – искали экипаж.  Но кэбмен решительно мотал головой - «занят»!
Секундная стрелка в очередной раз обежала циферблат. Варя вглядывалась в подъезжающие особняку экипажи. А если она не опознает  сэра Рэндольфа и его гостя? На яхте девочка не слишком хорошо их разглядела, и теперь – через улицу, со спины, в сумерках – немудрено и перепутать...
Тревоги оказались напрасными. Девушка узнала круглое лицо бывшего министра по делами Индии. Пройдя через палисадник к ступенькам парадного входа, он небрежно кивнул швейцару и исчез за дверью. Артур Худ прибыл сразу же вслед за ним, и Варя завозилась в складках платья, где пряталась рация.
-П-ш-ш-ш... Вань, оба на месте.
-П-ш-ш-ш...  отлично, езжай оттуда, в девять тридцать жду. Конец связи.
…и никакой тебе культуры безопасного радиообмена. Похоже, напарник напрочь забыл зловещие предупреждения Корфа насчёт утекших к их противнику технологий.
Ну и ладно! В конце концов, если мужчине нет до этого дела – с чего она, девушка, должна забивать себе голову подобной ерундой?
«Кларенс» тронулся, прокатился до конца Сент-Джеймс стрит, свернул на Пэлл Мэлл и затарахтел по брусчатке в сторону площади Ватерлоо - туда, где замерли фигуры королевских гвардейцев в высоких медвежьих шапках, на века отлитые в русской пушечной бронзе.

- Как ваш отпрыск, Рэнди? Помнится, многообещающий юноша… вы, кажется, отдали его в Хэрроу?
- Да, Арчи, нарушил семейную традицию. До сих пор многие поколения рода Мальборо учились в Итоне, но Уинстон не блещет успехами в учёбе. Да и здоровье он, откровенно говоря, не очень -  в позапрошлом году едва-едва выкарабкался после жесточайшей крупозной пневмонии.
- Ничего, Рэнди, господь и Святой Георгий хранит Англию и род Мальборо! – успокоительно прогудел голос первого морского лорда. – Хэрроу – отличное учебное заведение, и оно, уверен, станет первым шагом к блестящему будущему.
В наушнике послышалось стеклянный звон и металлическое бряканье - нож или вилка задела бокал с кларетом, или краешек тарелки тончайшего китайского фарфора. Иван поморщился – звук заглушил начало фразы лорда Рэндольфа. Не страшно, потом можно прогнать через фильтр, отсеять посторонние шумы.
- … задумался о карьере военного. Даже увлёкся фехтованием – слава богу, у нас не в ходу ужасные манеры германских буршей.
- Да, не хватало ещё ему щеголять шмиссами , как иные молодые люди, польстившиеся на континентальное образование. Геттинген – это солидно, но настоящее знание жизни приобретаешь, только надев красный мундир и пробковый шлем.
- Ваша правда, Арчи. Колонии дают то, чего не получишь и в Королевском флоте. Я имею в виду, прежде всего, навыки администрирования – в этом плане служба в Индии или в Южной Африке особенно полезна.
Снова тонко звякнуло  -  серебро, фарфор, хрусталь.
А ведь они говорят о Уинстоне Черчилле, сообразил Иван. Старшему сыну лорда Рэндольфа сейчас четырнадцать лет, и всё у него впереди – и война в Судане, и бурский плен, и Нобелевка по литературе и главное – политическая карьера величайшего политического деятеля Великобритании всех времён. И врагом России он тоже пока не стал – это у юного Уинстона тоже впереди...
- Кстати, о флоте, Рэнди. Французы из Jeune Ecole  оказались правы – паровой броненосный флот не может надёжно блокировать побережье противника. «Родней» и крейсера, игравшие за французов, сумели прорваться в океан. Будь это не манёвры, а настоящая война - они бы уже сеяли панику на побережье и налагали бы контрибуции на порты западной Шотландии. Ваши броненосцы, дорогой мой, пожирают слишком много угля,  а пополнять запас в открытом море моряки, оказывается, не умеют. Я уж не говорю о мытарствах команд миноносцев и торпедных канонерок - они измотаны постоянной болтанкой в открытом море, треть кораблей нуждается в доковом ремонте. А миноносцы условного противника отстаивались на своей базе  могли атаковать неприятеля, когда им вздумается! На броненосцах блокирующего флота  не спали ночей, ожидая торпедной  атаки, и уже через несколько дней команды напоминали сборище живых мертвецов. Офицеры до того истрепали себе нервы, что совершали непростительные ошибки при маневрировании - остаётся удивляться, что наши «большие мальчики» не перетопили друг друга таранами!
- У королевы много!  - ответил собеседник. – Да,  кое-какие из наших скелетов повылезали из шкафов и вдоволь погремели костями. Низкобортные «адмиралы» не могли использовать орудия главного калибра при волнении – стволы зарывались в волны,  захлёстывающие полубак.  На достраивающиеся «Нил» и «Санс Парейль» надежда тоже плоха. Вы правы, лорд Рэндольф, нам нужны другие корабли.
В наушнике раздался вздох.
- А это - снова деньги.  Радует хотя бы то, что первый морской лорд сознаёт, сколь иллюзорна наша военно-морская мощь. Так что, простите, я не верю в успех экспедиции на Балтику. Да и в океанах у нас не всё в порядке:  русские уже два с лишним десятка лет строит клиперы и броненосные фрегаты для разбоя на наших торговых линиях, а их Сибирская флотилия…
Остаток фразы заглушили стук, шуршание, скрип. Голоса зазвучали глуше,  будто говорившие отошли от микрофона. Сёмка принялся тыкать пальцем, переключая канал на другие «жучки». Лучше не стало.
«Отодвинули кресла от стола,  поближе к камину...»
- … базируются во Владивостоке и постоянно курсируют между Балтикой и Тихим океаном. И, в случись что, они немедленно превратятся в крайне опасных рейдеров.
- Как и их торговые суда. – раздался голос Худа. – Вы слышали о «Доброфлоте»? Формально, это пароходное общество, созданное для снабжения русского Дальнего Востока – но их суда отличаются отменной скоростью и изначально имеют подкрепления палубы под артиллерию. Подними из трюмов пушки – и вот вам готовые рейдеры!
- У России, слава богу, нет угольных станций ни в Красном море, ни в Персидском заливе – отозвался с небольшой заминкой лорд Рэндольф. - А на нейтральные порты надежды мало; стоит их посудине зайди в любой из них - и через день-другой туда явятся крейсера Ройял Нэви, спасибо подводным телеграфным кабелям. И тогда останется либо интернироваться, либо прорываться с боем – а это, при любом результате, конец рейдерства. Ещё никто не научился выигрывать морские сражения, не получая повреждений, не расходуя боезапас!
- Разве что, на бумаге, Арчи – в голосе лорда Рэндольфа сквозила насмешка. – Недавно мне презентовали забавную книжку – как раз в тему нашей беседы.
В наушнике глухо стукнуло. Ага, сообразил Иван, положил книгу на стол. И тут же, в подтверждение этой мысли, зашелестели страницы.
- Занятно, Рэнди… как, даже лондонское издательство? Смотрите-ка, у нас эту книгу перевели сразу, как она вышла в Санкт-Петербурге!
- Хвала небесам, в Форин Офис хватает разумных людей. Кто-то из ведомства маркиза Солсбери  вовремя сообразил, что эта беллетристика отражает реальные планы русского Адмиралтейства – и позаботился, чтобы офицеры Ройял Нэви могли с ней ознакомиться.
- «Крейсер «Русская надежда». – продолжал лорд Рэндольф. – Автор - некто Конкевитш  - право же, с этими русскими фамилиями язык сломаешь! Судя по предисловию,  бывший морской офицер, а значит, знает, должен знать, о чём пишет. В этой книге русскому крейсеру, охотящемуся за нашими торговыми судами, дают  приют во французских портах – видимо, Петербург ещё не оставил мечту рассорить нас с Парижем. Они будто живут в своём, выдуманном мире – даже дилетанту от политики ясно, что после Седана лягушатники  наши, с потрохами!
- Тем не менее, лягушатники проектируют корабли именно для борьбы с Гранд Флитом. – заметил первый морской лорд. - Я изучил проект крейсера, который вот-вот заложат в Бресте - это новая эпоха в военном судостроении !
- Французы «молодой школы»  - ярые сторонники идеи рейдерской войны против коммерческого судоходства, русские перенимают их идеи. 
- Да, этим вопросом стоит заняться, Арчи. – голос лорда Рэндольфа по-прежнему звучал спокойно и доброжелательно.  - Но… не пора ли нам обсудить то, ради чего мы, собственно, встретились? Я жду от вас отчёта по поводу подготовки к транспортировке известного вам предмета. 
Лорд Рэндольф откашлялся. Снова зазвенел хрусталь, до Сёмкиного слуха донеслось звук бульканье. Снова звякнуло.
«Наполнил бокал и заткнул пробку. Интересно, это тот самый графин, что принёс давешний лакей?»
-  Что ж, как скажете, Рэнди, дружище. Собственно, всё готово, осталось только дать команду – и шестерёнки послушно закрутятся. В этой папке все документы по нашему с вами делу -  просмотрите, а я пока отдам должное здешнему односолодовому виски. Не знаю, как вам, а по мне оно лучшее во всём Лондоне.
Раздался скрип ножек по дубовому полу – один из собеседников встал с кресла, - и шаги. Видимо, за упомянутым напитком пришлось идти в буфет, а прибегать к услугам клубного стюарта они не захотели. Что ж, тем лучше…
Иван покачал головой. Кто бы мог подумать, что весь разговор о перспективах Королевского Флота, а заодно и о новейших кораблестроительных программах соседей-лягушатников (который сам по себе представлял немалый интерес для господ из русской военно-морской разведки) окажется не более, чем своего рода вежливой беседой о погоде перед тем, как перейти к главной теме? Что ж, как говорится – в каждой избушке – свои игрушки; может, в аристократическом клубе White's так принято? В конце концов, благородные джентльмены имеют право на некоторые чудачества, а запись их «беседы о погоде» всё равно попадёт, куда следует…
Удивительно только, подумал Иван, что сэр Рэндольф собирается обсуждать судьбу статуи тетрадигитуса с морским офицером. Или они собираются переправить её куда-то морем? Вопросы, вопросы…
Впрочем, ждать недолго. Иван кончиками пальцев тронул верньеры настройки. Так или иначе, ответы на них будут сейчас получены. А уж что с ними делать – придётся решать потом.

Отредактировано Ромей (01-10-2021 20:18:59)

+4

35

XIII

Из дневника гардемарина
Ивана Семёнова.

Оружия нам не полагается. Нормального огнестрела, я имею в виду - к примеру, «бульдога» с глушителем, выпуск которых для нужд оперативников Д.О.П. уже давно налажен. В ответ на эху мою просьбу, барон устало напомнил, что предстоящая группе миссия такого рода, что первый же выстрел будет свидетельствовать ни о чём ином, как о полном и безоговорочном её провале. Так что не выделывайтесь, молодые люди, и полагайтесь на силовое прикрытие, осуществляемое специально обученными людьми – к примеру, ротмистром Нефёдовым или группой «Зайн», в состав которой сходит превосходно подготовленный снайпер госпожа Мария Овчинникова. А вам придётся обойтись подручными средствами самообороны – да и те лучше не пускать в ход…
Вот и тискает ладонь рукоятку ножа на поясе – непроизвольно, стоит только отвлечься на посторонние мысли. Попавшийся навстречу темнокожий тип в грязно-белой чалме (араб или индус, в Лондоне девятнадцатого века таких, оказывается, тоже хватает) заметил мой жест и напрягся: лицо его заострилось, глаза сверкнули страхом, он поспешно шагнул в сторону. Как там говорил Чёрный Абдулла? «Кинжал хорош для того, у кого он есть. И горе тому, у кого его не окажется в нужное время».
На Елагином острове нас обучали основам рукопашного боя. На двух последних занятиях Корф продемонстрировал мне приёмы испанской и мексиканской школ ножевого боя. Горячие латиноамериканские парни - их называли «махо» - лихо орудовали своими огромных размеров складными навахами с рукоятями, сужающимися и загнутыми к концу. Гайдуцкий нож, прилагающийся к черногорскому национальному костюму, конечно, уступает навахе размерами, но при правильном обращении тоже мог стать грозным оружием. Барон показал традиционные приёмчики «махо» - с ножом и плащом, намотанным на левую руку. Стойка - левым плечом к противнику; левую руку, защищённую плащом, выставляли вперёд. Ею следовало отбивать удары, а при некоторой сноровке плащ можно набросить врагу на голову...
Корф демонстрировал и кое-что из андалузской школы - там вместо плаща пользовались шляпой. Следовало пригнуться к земле по кошачьи и кружить перед противником, ловя на шляпу удары клинка и постоянно держать руку с оружием в движении -"шевелить нож", как говорил барон. Можно упасть на колени и, в падении, ударить клинком снизу; или наоборот, в прыжке - справа сверху вниз, лезвием к себе.
Конечно, за два-три занятия многому не научишься, но уверенности в себе мне они добавили - судя по тому, как отпрянул в сторону давешний индус, вид у меня был весьма угрожающий. А это, между прочим, лишнее, следующим встречным может оказаться и полицейский в штатском. Объясняйся потом в местном участке, или как оно тут у них называется?

Британия, Лондон.
Группа «Алеф» на задании.

От Пикадилли возвращались пешком: Варвара категорически отказалась ехать в кэбе, так надоели ей тряские, тесные экипажи. Пансион  располагался к западу от вокзала Виктория, в районе Челси. Спешить, в кои-то веки, было некуда, и Иван уже во второй раз во всех подробностях, пересказывал содержание беседы в Малой курительной клуба  White's. Говорил он по-русски; прохожие, заслышав незнакомую речь, косились.
- ...а потом лакей  приволок фрикасе из рябчика,  и больше они о делах не говорили. Пообедали, сэр Артур извинился и откланялся. Всё, что мы узнали - это то, что статую собираются переправить во Францию. На пароходе, из Ливерпуля, через три дня.
- Три дня…  - напарница задумалась. – Времени, считай, нет. Надо как можно быстрее дать знать Нефёдову и ждать, когда он назначит встречу.
Иван согласно наклонил голову. Так и было условлено заранее: в случае возникновения непредвиденных обстоятельств информация передаётся ротмистру, а тот уже связывается с руководством операции. Благо, средства для этого в виде мощного радиопередатчика у Нефёдова имеются.
- И всё же – почему во Францию, в Прованс? – продолжала гадать девушка. – ну хорошо, не справились «специалисты» сэра Рэндольфа с загадкой статуи – смените их на других, из «Золотой Зари», да и работайте дальше! Но чтобы тащить через Ла-Манш, а потом ещё через половину Европы?
- Как я понял – это непременное требование Мак-Грегора и его коллег. Эти господа, видишь ли, помешаны на древней европейской мистике и эзотерике. На юге Франции, в Провансе и Лангедоке, если мне  память не изменяет, ещё в двенадцатом, что ли, веке, был центр движения катаров и альбигойцев - а почти все нынешние масоны, розенкрейцеры и прочие иллюминаты, так или иначе, выводят свои традиции именно от них. Судя по тому, что я разобрал, «Золотая Заря» приобрела там какой-то древний замок, связанный с альбигойцами, и устраивает там свои мистические игрища. Именно туда они и намерены переправить статую.
- Ладно, доберёмся до дома – ещё раз послушаем запись. – согласилась Варя. Темная всё же история, непонятная. Одно хорошо – если бы не этот замок, или что там ещё, то вряд ли статую вытащили на свет божий и, тем более, рискнули везти куда-то по морю… ой!
- Поосторожнее, мистер! - раздалось сверху. Себе нос разобьёте, и меня сверзите с верхотуры - а ежели я руку сломаю, кто будет кормить Салли и ребятишек?
Пожилой мужчина в засаленном цилиндре стоял на верхней ступеньке стремянки. Одной рукой он держался за столб, а другой подкручивал что-то скрипучее в недрах большого фонаря.  Раздалось шипение; мужчина отстранился от фонаря, и чиркнул спичкой. Фонарь вспыхнул тускло, жёлто; мужчина подкрутил огонёк, закрыл дверцу и, полюбовавшись немного на плоды трудов своих, спустился по ступенькам.
- Простите, мистер… э-э-э... не знаю вашего имени. Мы не хотели!
- По вечерам надо глядеть себе под ноги, а не то наживёшь беду! - прокряхтел фонарщик.  - А вы, видать, приезжие - выговор у вас не наш? С материка?
И, не дожидаясь ответа, крякнул, взвалил на плечо лестницу и зашаркал к следующему столбу.
Иван взглянул на часы и присвистнул - стрелки подбирались к десяти вечера. На Лондон опускалась мгла, и город оживал тусклыми огоньками, в которых сгорали несчётные кубометры светильного газа - и только набережная Темзы возле Вестминстерского аббатства  сияла электричеством.
В сумерках на улицах  появились шарманщики. Они торчали на каждом углу, крутя ручки своих пёстрых ящиков и выводя жалостливые песни. Шарманщики совмещали роли бродячего магнитофона и гадалки: у каждого на плече сидел попугай или обезьянка, которые за мелкую монетку вытаскивали жаждущим узнать свою судьбу карточку с заветным словом, а то и целое послание, запеченное в трубочку из пресного теста.
- Ой, Вань, давай попробуем! Так интересно - а я думала, что шарманщики только в Париже бывают - ну, знаешь, как  в старых фильмах? Я тоже хочу  такой конвертик! Давай, тебе жалко, что ли?
Юноша пожал плечами и полез за пояс. Тьфу, как неудобно без карманов... чёртов «черногорский колорит»!  Тапес звякнул о фаянс чашечки, пристроенной сверху на шарманке. Владелец «музыкального автомата» благодарно забормотал и погладил по спинке крупного серого попугая. Умная птица перебрала когтистыми лапами на плече хозяина,  наклонилась к коробке с конвертиками, выудила один. Потом вытянула шею - та стала, чуть не вдвое длиннее, встопорщилась перьями, как посудный ёршик - и отдала добычу клиентке. Девушка захлопала в ладоши  и зашуршала бумагой.
- Ну что, мисс, узнали судьбу? А там, случайно, не сказано, что надо проявлять щедрость - и тогда Господь отвратит от вас все напасти?
Иван обернулся. Перед ними стояли три типа - руки в карманах, воротники подняты, головы втянуты в плечи. Впереди -   вожак; плоское лицо, волосы налипли на лоб, щербатая пасть растянута в ухмылке. За ним невысокий крепыш в мятом котелке, и ещё один, рыжеволосый, длинный как жердь. Глаза насторожённые, злые, так и бегают по сторонам.
А это кто? Ну, точно, рассыльный Билли! Иван всего полчаса назад, вручил ему свёрток с униформой - и обещанную гинею за просрочку. Решил сорвать джек пот? Ну, прохвост...
Щербатый главарь вытянул руку из кармана. Тускло блеснула сталь. Короткие, грязные пальцы нервно тискают рукоять ножа, у основания большого пальца - вытатуированный лиловый якорь.
Моряк? Неудивительно, половина, лондонских бродяг - бывшие матросы. А то и беглые - те, кому грозит пеньковая верёвка. «Высоко и коротко» - старая формула британского правосудия...
- Мой вам совет, мистер - выворачивайте карманы, если не хотите познакомиться со ржавым Шэнком!
Точно - поддакнул Билли. - У него о соверенов кошель лопается, пускай поделится с бедными людьми!
- Это ты-то бедный? - разозлился Иван. - Совесть поимей, я же тебе ровным счётом шесть гиней отвалил!
Бродяги уставились на рассыльного. Тот стушевался, принялся что-то бормотать, потом заорал, что «мистер всё врёт, он и дал-то два паршивых шиллинга!». А Иван, пользуясь тем, что визави на какое-то время отвлёкся,  осторожно нащупал у пояса «гайдук». И, едва двигая кончиками пальцев, потянул из ножен, рукоятью вверх, в рукав. Стоит разжать пальцы - и нож послушно скользнёт в ладонь...
Шляпа в левой руке, просительно прижата к груди - перепуганный подросток перед толпой гопников.
«Ну ничего, я вам покажу - перепуганный!» 
- Это вас так зовут, мистер... Шенк*? - спросила вдруг  Варя. Она нервно тискала в руках платок и Ивану показалось, что в него завёрнут какой-то предмет. Небольшой, угловатый, размером... с пистолет? Вздор, откуда у неё «Дерринджер», ведь ясно запретили брать…
Бродяги заржали.
- Нет мисс, это его так зовут - щербатый подкинул на ладони нож, лезвие которого и правда, было тронуто ржавчиной. - Старина  Шэнк умеет убеждать самых  упрямых - так что вы уж его не злите, совет вам даю!
-  Что-то многовато советов, любезный... - не сдержался Иван. - Пожалуй, я тоже дам совет - идите-ка вы своей дорогой  вместе со своим Ржавым Хэнком... или Шэнком!
И на чистом русском языке добавил, куда  щербатому следует отправляться. Варя, услышав то, что выдал напарник, слегка зарделась - она не терпела матерщины.
То ли моряку доводилось встречать их соотечественников, то ли он сам бывал  в российских портах - щербатая пасть расплылась довольной ухмылкой.
- Русский, значит? Ну, за это вы мне заплатите вдвое, мистер! Думаете, я  забыл, кто выбил мне три зуба в кабаке, в поганом Тулоне, чтоб его Дэви Джоунз  сволок в пучину целиком?! Ваш, русский боцман и выбил - а вы, мистер, мне за это заплатите, или я не декки Бэнди, и не глотал пять лет кряду синюю книгу!
И добавил пару оборотов по-русски, от которых напраница Ивана сделалась совсем уж пунцовой.
Р-раз! - шляпа  полетела в ухмыляющуюся рожу. Два! - «гайдук» звякнул, отбивая в сторону Ржавого Шэнка. Три! - смачный удар ногой в пах свалил завывающего главаря на мостовую.
Налётчики, получив отпор, не собирались отступать - двое оставшихся разошлись в стороны, прижимая Ивана к стене дома. Их ножи тускло поблёскивали в отсвете газового фонаря. Поганец Билли держится позади, а старик-шарманщик, невольный свидетель стычки, торопливо ковыляет по переулку. Длинная палка, на которую опирался обычно его инструмент, путается в ногах - бедняга споткнулся и чуть не свалился на мостовую, серый попугай забил крыльями и хрипло заорал. Иван отскочил назад; «гайдук» он перехватил на испанский манер, лезвием к себе. Долговязый вдруг оказался совсем рядом - Иван отшатнулся, но кончик ножа успел пробороздить щёку полоской боли.
«Вот гад,  в горло целил!»
Влево, прыжком, чтобы оба были  на одной линии....
Долговязый дёрнулся вслед, но чуть не упал, налетев на подельника. Тот прошипел что-то невнятное, присел и боком, по-крабьи, пошёл на ивана. Нож в его руке выписывал восьмёрки, отсвет газового фонаря играл на клинке.
«Влипли! С двоими нипочём не справиться, а бежать нельзя - Варька в этих дурацких юбках...»
- Вань, глаза! Берегись!
Ударило - раз, другой. Он едва успел зажать глаза ладонями. Сдвоенный грохот прокатился по улочке, где-то зазвенело стекло, рассыпался пронзительный женский визг - как сквозь три слоя ваты, уши качественно заложило акустическим ударом. Иван отнял руки от лица  - перед глазами плавали чёрные круги. Боковым зрением увидел, как напарница поднимает руку - и зажмурился изо всех сил.

+5

36

Ромей написал(а):

В ответ на эху мою просьбу, барон устало напомнил, что предстоящая группе миссия такого рода, что первый же выстрел будет свидетельствовать ни о чём ином, как о полном и безоговорочном её провале.

эту

0

37

Ромей написал(а):

И Серёжу Выбегова, когда припёрло, поставили над ними командиром. именно как кадета и будущего офицера.

кадета, а не юнкера. Если брать сегодняшнюю аналогию, кадет - суворовец, юнкер - курсант высшего военного училища.

0

38

Ромей написал(а):

а прибегать к услугам клубного стюарта они не захотели

Стюарда. Стюарты - это известный дворянский род.

Ромей написал(а):

В ответ на эху мою просьбу, барон устало напомнил

Эту.

Ромей написал(а):

Тот прошипел что-то невнятное, присел и боком, по-крабьи, пошёл на ивана.

С прописной.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Департамент Особых Проектов ("Коптский крест"-6)