Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Бешеный прапорщик (двенадцатая тема)


Бешеный прапорщик (двенадцатая тема)

Сообщений 461 страница 470 из 817

461

Детские коляски
http://st.stranamam.ru/data/cache/2014aug/26/06/13174390_75717.jpg
http://www.olant-shop.ru/images/art/lulka-300.jpg
http://happy-babes.ru/image/data/baby-happy/statyi_istoriya/1920.jpg
А вот это самый отпад:Детские прогулки в условиях применения противником отравляющих веществ
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/8/102/351/102351482_4634148_pramforthegaswar.jpg
Конверсия на марше (сзади по штирборту не иначе шпигат...  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif  )
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/8/102/375/102375340_4634148_post3848981333088724.jpg

Отредактировано Дилетант (29-04-2017 23:24:24)

+6

462

У нас на военной кафедре лежала в качестве образца наплечная сумка-люлька для ребенка с фильтрующим патроном и интегрированными перчатками, чтобы производить манипуляции с ребенком снаружи.

+2

463

Товарищ Не написал(а):

У нас на военной кафедре лежала в качестве образца наплечная сумка-люлька для ребенка с фильтрующим патроном и интегрированными перчатками, чтобы производить манипуляции с ребенком снаружи.

Круто! Но не дай Бог чтоб кому-то пригодилось...

0

464

Efimytch написал(а):

Двое детей наследного принца Прусского, один в коляске, Фото: Г. Бергер, Потсдам, 1908 год

А колясочка-то, похожа на ту, что по Потёмкинской летнице (у Эйзенштейна) катилась... только в фильме плетёная, а тут - кожаная))

0

465

Дилетант написал(а):

Ага, остались клад Стеньки Разина , Емельки Пугачева и библиотека Иоанна Грозного. Ну и сокровища Невьянской Башни, само-собой..

А еще то, что Наполеон пытался вывезти из Москвы :idea: .

+2

466

Череп написал(а):

А еще то, что Наполеон пытался вывезти из Москвы

Из того, что не сгорело?

0

467

Дилетант написал(а):

Из того, что не сгорело?


Нет, из того, что где-то около Березины пропало...

0

468

Wild Cat написал(а):

Нет, из того, что где-то около Березины пропало...

Как там у нас летом-осенью 16-го на Березине?
Ну и не по нутру мне все эти истории с кладами " в нужном месте и в нужное время", честно сказать.  Детской сказочкой отдает и впечатление от книги неминуемо смажет. А тут и надо всего-то "осетра урезать". Вместо родильного отделения сделать медпункт с лазаретом на энное число коек, что вполне реально. А собственную клинику с родильным отделением оставить "на потом".

0

469

Следующий фрагмент.

***

   Быстрей!.. Еще быстрее!.. Ровный участок, можно втопить газ до полика!.. Хотя «ровный» - понятие относительное. Если к ХХI веку в России были еще не дороги, а направления, то что говорить о сегодняшнем дне… Блин, ямку проморгал, тряхнуло от души… Институтский завгар, сорокалетний вислоусый крепыш Николай Адамович, встретивший меня возле медицинского корпуса, лишь обреченно вздохнул, увидев, что я моментально прописался на водительском месте и теперь изредка подсказывает дорогу на немногочисленных развилках и сокрушенно наблюдает, как я издеваюсь над его любимым детищем. Вторая машина давно уже отстала, не выдержав гонки, хотя скорость удается развить очень сумасшедшую – километров двадцать пять-тридцать по прямой. Ничего, Москва уже близко, там газанём…
   От суматошной затурканности не осталось и следа, она исчезла, уступив место холодно-звенящему внутри чувству обостренного напряжения. Как в разведвыходе перед снятием часового…
   О, вот и Первопрестольная, теперь будет легче… Или тяжелее, потому, что злобный завгар заставляет остановиться и поменяться с ним местами, аргументируя тем, что он, коренной москвич, доедет быстрее, чем, пусть и способный к «экстремальному» вождению, но уж очень рисковый и лихой господин капитан в состоянии такого душевного волнения… И под его чутким и мудрым руководством аппаратом мы лихо  минуем переезд через «железку» прямо перед большим стадом будущих бифштексов и колбас, следующих, судя по всему, на мясобойню. Но вскоре тормозим перед низеньким мостом над  дорогой, который Николай Адамович гордо обзывает виадуком Московской окружной железной дороги. Рядом стоит интересная церковь с часами на колоколенке, из-за которой, преграждая нам дорогу, двигается еще один поток буренок, абсолютно не реагирующих на жалкие просьбы клаксона пропустить нас вперед. Твою ж дивизию!!!.. Сколько мы тут еще торчать будем?!.. Завгар тоже матерится про себя, затем, приняв решение, нажимает на какую-то кнопочку на приборной панели… Ну ни хрена себе!.. Не спецсирена, конечно, и не пароходный гудок, но что-то такое внушительное раздается! Коровы вместе с пастухами от неожиданности шарахаются в стороны, освобождая кусочек свободного пространства. Куда мы тут же и въезжаем. Снова ревун, продвигаемся  еще метров на пять. Опомнившиеся погонялы, решив, что дешевле будет не связываться, разгоняют коров и наконец-то мы минуем этот живой поток…   
    Тряска по булыжной мостовой заставляет крепче ухватиться за раму лобового стекла, Николай Адамович умудряется еще и почти непрерывно бибикать в клаксон, распугивая с дороги немногочисленные пролетки, велосипедистов  и  идиотов-пешеходов, возомнивших, что им дозволено гулять по проезжей части, как у себя в огороде… Пару раз городовые гневно свиристят вслед, но… Рожденный ползать летать не может…
   Городской лабиринт с кучей поворотов заканчивается внезапно, завгар притормаживает у открытых ворот между двух каменных домов и заезжает внутрь, но на полпути до каких-то импозантных  хором с башенкой на крыше, поворачивает налево в ничем не примечательный проезд и притормаживает, показывая рукой на двухэтажное здание. Выпрыгиваю на ходу и несусь к открытым дверям, сжимая в руке драгоценную записку Павлова к доктору Грауэрману. В кабинет  к которому прорываюсь внаглую, игнорируя остальных посетителей. Невысокий, худощавый пожилой дяденька с интеллигентской бородкой клинышком недоумевая смотрит на меня через стеклышки пенсне, прекратив на время что-то надиктовывать сестре милосердия, очевидно, подрабатывавшей делопроизводителем.
- Здравствуйте, доктор! Академик Павлов просил передать. – Протягиваю ему чуть помятый конверт.
- Здравствуйте, молодой человек. Меня зовут Григорий Львович. А Вы?.. – Он вопросительно смотрит на меня.
- Простите…  Денис…  Капитан Гуров… Денис Анатольевич… Скажите, что нужно взять с собой, авто во дворе…
- Вы хотите отвезти нашу клинику к своей супруге, вместо того, чтобы сделать наоборот? – Удивленно улыбается доктор, но, скорее всего, заметив мою начинающую звереть мордочку, возвращается к серьезному тону и обращается к секретарше. – Татьяна Ивановна, будьте любезны, сопроводите господина капитана к Михаилу Сергеевичу и передайте, что у нас важный и срочный вызов. Да, и Клавдию Михайловну пусть возьмет с собой. Великодушнейше прошу простить, но сам поехать не смогу, у меня – важные посетители. Доктор Малиновский – наш лучший врач, я ему всецело доверяю, и договоренность с Иваном Петровичем была именно в отношении его.
   Медсестра быстро выходит из кабинета, через закрывающуюся дверь слышу, как она извиняется, что к  доктору срочный посетитель, вызывая своими словами недовольный гул. Я сейчас там повозмущаюсь кому-то!.. Бурчать в морге будете! Ладно б еще дамы ждали, а то сидят там какие-то скользкие типчики с противными глазами пройдох-гешефтмахеров… 
- Большое спасибо, Григорий Львович!..
  Быстренько жму на прощание руку и бегу догонять «секретаршу»… Нужного нам господина находим на втором этаже в процедурной.Коренастый, плотный субъект лет тридцати пяти долго и сосредоточенно полощет верхние конечности под краном, слушая объяснения медсестры, затем мою краткую, но очень эмоциональную просьбу помочь как можно быстрее. Вытерев полотенцем, протягивает руку для знакомства, представляясь очень кратко:
- Михаил Сергеевич.
- Денис Анатольевич… Нам нужно спешить!..
   Доктор тем временем достает из шкафчика саквояж и задумчиво начинает перебирать его содержимое.
- Михаил Сергеевич, а можно как-то побыстрее?..
- Скорость нужна, господин капитан, как сказала одна из моих многочисленных пациенток из народа, только при ловле паразитов и при диарее, если знаете, что это такое… Вы ведь, судя по орденам, специалист в своей профессии? Так вот, я – специалист в своей. Посему попрошу не мешать…
   Да знаю я, что такое диарея, и даже вызвать могу. Кровожадной улыбкой, или несколькими движениями!.. Да что ж ты, Пилюлькин копаешься так долго?..
- Тэк-с, остальное, я думаю, у Ивана Петровича найдется… Скажите мне лучше, как всё началось.
- … Ну… Меня вызвали, когда жена была уже в палате. Она сказала, что ребенок несколько раз толкнулся, а потом начались схватки… Это было часа полтора-два назад… Я поехал за Вами…
- Вот видите, ничего страшного еще не случилось, а Вы уже паникуете… Сейчас, между прочим, должен состояться опекунский совет, на котором будут рассматриваться важные для клиники финансовые вопросы. Боюсь, Григорию Львовичу без моей помощи трудно придется с этими… кровососами. Заклюют ведь старика…
- Пусть только пикнут! А на освободившиеся места я Вам меценатов найду. Сам первым запишусь!..
- Это называется не меценатство, а филантропия … Ну всё, пойдемте…
   Несмотря на извечную тягу слабого пола тянуть резину и копаться, сопровождающие доктора акушерка и еще какая-то ассистентка появились буквально спустя минуту после того, как мы с доктором запрыгнули в автомобиль. Точнее, запрыгнул я, а Михаил Сергеевич, не особенно торопясь, подошел и сел на заднее сидение, стараясь устроиться поудобней. Еле дождавшись, пока все займут свои места, стартую в обратном направлении. Сам, с ветерком. Завгар предлагает обратно ехать по Дубровскому шоссе, чтобы снова не попасть в затор и, как штурман, подсказывает дорогу. Теперь весь вопрос в скорости…
   Снова тряска по булыжникам, частое кваканье клаксона, пассажиры, судорожно вцепившись в наиболее прочные детали кабины, получают экстремальное, судя по звукам, удовольствие. Потерпите, пожалуйста, дамы и господа, дело не терпит отлагательств… Едем пока без приключений… Тьфу, бл…, чуть не сглазил! На перекрестке нам пытается преградить дорогу чья-то роскошная «тачка».  Жму на заветную кнопку, ревун изображает рев разозленного дракона, со всей дури выкручиваю руль вправо, газую до отказа и в трех метрах огибаю чужой радиатор, теперь руль - обратно. На фоне испуганных женских ахов слышен панический вскрик доктора:
- Боже мой, это же экипаж градоначальника!..
- Плевать!!!.. – Перекрикивая движок, рычу в ответ. – Дороги равнозначные!.. Помеха справа!.. Должен уступить!..
   Москва уже позади, еще немного, - и приедем… Дашенька, милая, потерпи, я уже близко!.. Еще немного, еще минут десять… Еще несколько поворотов… Вот уже и КПП!.. Машины узнают, или предупрежденная Воронцовым  охрана забивает на обычный ритуал допуска и просто распахивает ворота. Скидываю скорость, кручусь в «лабиринте», затем снова газу, и – к медкорпусу… Даша, я уже здесь!!!..
   Восемь шагов в одну сторону, восемь в другую… Уже почти три часа изображаю шагающий маятник в коридоре перед операционным блоком. Сразу по приезду доктор Малиновский вместе с Павловым и Голубевым пошли к Дашеньке, потом минут через десять Михаил Сергеевич вышел и приказным тоном послал нас всех… В смысле – отдыхать и ждать. По его словам времени в запасе еще достаточно, поэтому нечего создавать столпотворение и бестолковый шум поблизости от роженицы, которой сейчас нужен покой…
   Полина Артемьевна с Александром Михайловичем чуть ли не силой утаскивают меня в «наш» коттедж перекусить и отдохнуть. Ни первое, ни второе мне не нужно, сижу за столом, как на иголках и ковыряюсь вилкой в тарелке, абсолютно не чувствуя вкуса прожеванного. Даша там, а я здесь. И хоть как-то помочь ей не могу… Впервые в жизни жалею, что умею только помогать умирать, а не рождаться… Она там, в палате, одна, слабая, беззащитная, ей тяжело, больно, а я сижу тут, блин, и ничего не могу сделать…
- Денис Анатольевич, может быть, для успокоения нервов? – Тесть достает из буфета бутылку шустовского и пытается таким способом привести меня в более адекватное состояние.
- Нет, спасибо, не хочется.
- Действительно, Денис, пожалуйста, успокойтесь, всё закончится хорошо. – Теща в который раз пытается меня переключить меня на более позитивные мысли. – Дашенька – крепкая, здоровая девочка, беременность протекала спокойно, так что волноваться не надо…
   Да понимаю я это!.. Но все равно, мандраж бьет не по-детски. Лупит, сволочь, по всем нервным точкам, как барабанщик…

Отредактировано Majorvks (30-04-2017 20:43:45)

+23

470

***

- Кстати, Денис Анатольевич, к нам на строительство приехал некий инженер фон Абихт. Насколько я понял, Вы с ним знакомы? – Александр Михайлович тоже пытается вытянуть меня на разговор.
- Да, познакомились в Барановичах. Витольд Арнольдович помогал оборонять город.
- Несмотря на то, что сам… германец?
- Его немецкий комендант посадил в тюрьму за то, что он ударил оскорбившего его жену фельдфебеля. Да и так… Общаться времени особенно не было, но мне кажется, что он получше иных русских будет. За командование артбатареей генерал Келлер ходатайствовал о представлении его к награде. Теперь будет Вам с заводом помогать.
- Хорошо, а то, пока Миша не приехал, на меня тут столько дел свалилось…
- А скажите мне, любезный зять, каковы Ваши планы на ближайшее будущее? – Теща пытается зайти с другой стороны. – Приданным для малыша мы с Дашенькой, естественно, обзавелись, но остался вопрос с мебелью. Нужна кроватка и отдельный комод. Дочь сказала, что этот вопрос Вы возьмете на себя.
- Полина Артемьевна, завтра-послезавтра я привезу всё необходимое. – Говорю уверенно потому, что по приезду заскакивал в батальон узнать как идут дела, и Анатоль по секрету сообщил, что всё вышеперечисленное готово. Народ  давно уже посовещался и дал общественное поручение Платоше изготовить «меблю не хуже, как в магазинах», освободив для этого от других дел. И что Серж Оладьин с Бергом лично ездили по этим самым магазинам, снимали мерки и рисовали чертежи.
- Хорошо, хотелось бы поскорее закончить обустройство детской… И, простите за бытовые мелочи… Я не знала к кому обратиться, спросила у Михаила Николаевича, он выразился в том смысле, что к нам «прикрепят» одну женщину из прачечной, но  остается вопрос с нянькой. Я, конечно же буду помогать Дашеньке, но Вы же сами понимаете, что…
- Да, конечно, я улажу всё в течение нескольких дней, не беспокойтесь. – Похоже, что теща пытается загрузить меня этими проблемами, чтобы отвлечь от дурных мыслей.
   Разговор заканчивается с появлением молодого поколения в количестве двух взволнованных юношей.
- Всё! Началось! – Громко выпаливает Сашка, распираемый ощущением приобщенности к такому важному делу, как появление на свет будущего племянника.
- Нас доктор прислал. Сказал, что уже вот-вот скоро начнется…  – Матвей старается держаться солидно, исполняя роль официального вестника, но глазки тоже блестят взволнованно. Надо будет потом его расспросить поподробней, как Павловский секретарь не счел нужным беспокоить начальство во время нашей беседы с Великим князем и прогнал парня прочь, из-за чего Семену и пришлось устроить спектакль со свистом. А потом прибить чернильного гаденыша!..
   Изо всех сил стараюсь не спешить и не отрываться от Александра Михайловича и Полины Артемьевны, сопровождаемых возбужденными мальчишками… Ну, наконец-то, вот и медкорпус…
   Восемь шагов в одну сторону, восемь в другую… Разворот, и – по новой, восемь в одну, восемь в другую… Старшее поколение, хоть и тоже переживает, устроилось на диванчике и, потеряв надежду вытащить меня из транса, время от времени тихонько переговариваются друг с другом парой-тройкой фраз. А я не могу не то, что сидеть, даже стоять на месте. Поэтому и маячу взад вперед, ожидая, что в каждый момент раздастся крик… Павлов, зараза такая, сделал вход в операционную звуконепроницаемым, не слышно почти ничего, только время от времени на грани слышимости раздаются звуки, но абсолютно невнятные. Невозможно понять абсолютно ничего, и это особенно бесит…
   Спускаюсь вниз, на крыльцо, закуриваю уж не знаю какую по счету папиросу. Был полный портсигар, сейчас там сиротливо ютятся две, или три  штуки… Не ощущаю вкуса табака, просто механически вдыхаю и выдыхаю дым… Окурок в жестянку, исполняющую роль временной пепельницы, два подхода по сто двадцать отжиманий, чтобы физическим напряжением хоть как-то сжечь нервозность, прополоскать рот мятным отваром из кувшинчика, поставленного тут чьей-то доброй душой персонально, как я понимаю, для меня, и – наверх…
    Восемь шагов в одну сторону, восемь в другую… В одну… В другую… Звук отворяемой двери заставляет вздрогнуть, как выстрел в спину! Моментально оборачиваюсь, два шага вперед, рядом уже Дашины родители… Из-за дверей доносится тоненький возмущенный крик-писк… Улыбающийся Малиновский подходит к нам:
- Ну, господа, поздравляю! У Вас - девочка, рост - сорок два сантиметра, вес – около семи фунтов…
- Доктор, можно мне туда?..
- Да, конечно,..  Денис Анатольевич. – Малиновский не решается мне возразить. – Только, пожалуйста, обязательно одеть халат и вымыть руки как сле…
   Бесконечно долгие секунды на мытьё рук «как следует, с мылом и этаноловым антисептиком»,  накидываю на себя белый балахон, натягиваю бахилы и забегаю внутрь. Обе ассистентки возятся возле приставного столика с пищащим созданием…  Даша, бледная, изнеможденная, лежит на кровати, рыжие кудряшки рассыпаны по всей подушке, смотрит на меня покрасневшими из-за лопнувшщих сосудиков глазами…
- Дашенька… Как ты?..
- Всё хорошо, Денис… - Говорить ей сейчас трудно, голос охрипший и усталый. – Дочка у нас родилась… А ты хотел сына…
   Стоп!!!.. Стоять!!!.. Дочка родилась!.. Девочка…   Сорок два сантиметра… Около семи фунтов…  Дочка!!!..
   Даша встревоженно смотрит на меня, ожидая реакции на такую новость…
- Любимая моя… Дочка… Это же еще лучше!.. – Присев на колено, наклоняюсь так, чтобы слышала только она, трогаю губами ее ушко и шепчу. – Спасибо тебе… А сына мы еще успеем настрогать…
   Моя милая улыбается, но тут же переводит настороженный взгляд на столик, где затихло пищание. Одна из акушерок оборачивается:
- Не хотела купаться Ваша егоза. Теперь успокоилась,  не волнуйтесь.
   Поднимаюсь и подхожу к ним, глядя на маленький чуть шевелящийся сверток со смешно сморщенным, красным личиком. Фраза получается хриплой и какой-то жалобно-просящей:
- А можно мне… подержать её?..
   Медсестра аккуратно протягивает мне запеленанного детеныша, очень осторожно беру его, в смысле, её на руки и мгновенно обливаюсь холодным потом от страха. Господи Всеблагий!.. Блин!.. Да как же с ним обращаться?!.. Как держать, если она легче, чем мой ПП-шник, как что-нибудь не сломать и не повредить своими грабками?!.. У неё же ручки тоньше, чем у меня пальцы!..
   Руки кольцом и, как в люльке, стараюсь нежно держать вот это вот крохотное создание. Которое пока не обращает на меня никакого внимания, глазки закрыты, губки – бантиком, крохотный носик чуть слышно сопит… Рядом появляется Полина Артемьевна, уверенным движением забирает малышку и вместе с мужем начинают разглядывать внучку. Возвращаюсь к Даше, снова опускаюсь на колено, лежащей рядом салфеткой тихонько вытираю испарину с ее висков, кончиками пальцев глажу промокшие волосы и, улыбаясь, смотрю на неё. Она тоже улыбается в ответ и смотрит мне прямо в глаза. И этот молчаливый разговор продолжается вечность… Нарушаемую громким ворчанием доктора Малиновского:
- Всё, господа, довольно. И мамочке и ребенку необходим отдых. Прошу Вас, господа…
   На ватных ногах выхожу на улицу и всей грудью вдыхаю вечерний прохладный воздух… Девочка… Дочка… Доча!.. Я – папа!!!... И у меня есть  доченька!!!.. УРА!!!..

Отредактировано Majorvks (30-04-2017 20:53:44)

+23


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Бешеный прапорщик (двенадцатая тема)