Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Право первого выстрела


Право первого выстрела

Сообщений 1 страница 10 из 145

1

Ну вот, наконец-то стартует давно вынашиваемый проект.
Это приключенческая история  с элементами стимпанка, альтернативной и крипто-   истории, и напротив, напрочь лишенная признаков попаданства. Предположительно, проект будет состоять из 3-х книг;  интерес к нему уже проявлен одним  издательством.
Работа над проектом как водится, будет вестись здесь, автор рассчитывает как всегда, на ваш интерес и ваши советы.

В первую  книгу (собственно, "Право первого выстрела) войдут некоторые фрагменты "Дороги за горизонт", так пока и не изданной нормальным тиражом. А раз так - стоит ли добру пропадать?
Впрочем, фрагменты эти в любом случае, подвергнутся весьма и весьма серьезной переработке.

Итак....

Право первого выстрела

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Пропавшая экспедиция

ГЛАВА ПЕРВАЯ
Над саванной догорал закат. Багрово-алая полоса, отделяла небо от тонущей во мраке земли, и чем выше, тем явственнее, наливалась золотом и охрой. На ее фоне редко темнели перья облаков, окаймленные по краям золотистым, подсвеченным закатными лучами, кружевом. Выше они расплывались, тускнели и незаметно истаивали, сливаясь с лиловеющей пустотой.
Медно-красное солнце едва касалось горизонта. Его диск перерезала длинная облачная прядь, почти черная на фоне этого буйства красок. А противоположная сторона небосклона уже тонула во тьме - с востока, с Аравийского моря, катилась ночь.
С земли это выглядит куда скромнее, подумал мсье Ренар. Он искренне сочувствовал тем, чей кругозор замкнут в кругу видимого горизонта радиусом в жалкие четыре мили. Ну, может, в два-три раза больше, если подняться на колокольню собора или мачту парусника. И все равно, не сравнить простором, что открывается из гондолы аэростата, плывущего на высоте семи тысяч футов. Разве что с вершины Маттерхорна или Юнгфрау можно увидеть что-то подобное.
Шарлю Ренару случалось в молодости, еще во время обучения в Политехнической школе, подниматься на альпийские вершины и он в полной мере мог насладиться захватывающими видами. Но это тоже было не то - горизонт то тут, то там разрывался острыми заснеженными пиками. А здесь - воистину круг Мироздания, и даже горный хребет, чей контур едва угадывался на северо-западе, не нарушает его непрерывность.
- Курс, Пьер?
- 172, мой каптан! - отозвался штурман. - Боковой ветер семь узлов, с норд-тень-оста, высота шесть тысяч футов.
- Всплывем до семи пятисот. Рули глубины - на подъем!
- Есть рули на подъем! - гаркнул рулевой-вертикальщик, и быстро завертел латунный штурвал. Снаружи, в сгущающейся темноте колыхнулись огромные, словно у левиафана, плавники, и корабль лениво, как оборжавшийся криля полосатик, полез вверх.
Пьер - родной брат и соратник Ренара - поднял голову от прокладочного столика;
- Прошли контрольную точку. Ориентир - излучина реки, я ее отлично разглядел.
- Отлично. Внеси изменения - на прежнем курсе еще четыре часа. Кребс, как тяга?
- Пар в котле на марке. Пока идем на первой машине, но в любой момент можно запустить и вторую. Опорный подшипник греется, лучше не перегружать.
Панорама, открывающаяся из гондолы аэростата, плывущего на высоте семи тысяч футов, была Ренару не в новинку. Вступив в 187...-м году в инженерный корпус, он сделался ярым приверженцем воздухоплавания, основал Центральный военный воздухоплавательный парк в Шале-Мёдон, где занялся работами по изучению обтекаемости аэростатов и даже разработал теорию их устойчивости в полете. Построенный им дирижабль имел более 50-ти метров в длину и приводился в движение электрическим двигателем, работающим на гальванических батареях Фора.
Воздушный корабль, названный «La France», поднялся в воздух в 188... году, и совершил несколько полетов. Новоенное министерство отказало изобретателю в средствах на совершенствование его детища. Проект дирижабля-гиганта, так и остался на бумаге. Подавленный намечающимся крахом дела всей жизни, Шарль Ренар, по примеру отца управляемой аэростатики, Жиффара, уже подумывал о самоубийстве, как вдруг все волшебным образом переменилось.
Спасение пришло в виде богатого вельможи с Балкан, пожелавшего  сохранить свое имя в тайне. Взамен он требовал, чтобы построенный воздушный корабль совершит перелет над Восточной Африкой в поисках заброшенного то ли города, то ли гробницы допотопных (в буквальном смысле!) времен. Изобретатель не колебался ни секунды: вельможа готов был щедро финансировать проект, да и успех перелета сам по себе, обещал посрамить скептиков и убедительно продемонстрировать миру его Шарля Ренара, правоту.
«Краль Душан» (так, по требованию анонимного покровителя был назван воздушный корабль), хоть и не дотягивал размерами до 600-метрового гиганта, спроектированного незадолго самим Анри Жиффаром, но намного превосходил любой из известных воздушных кораблей. Он должен будет переправить вглубь Африки экспедицию из восьми человек, после чего, вернется на восточное побережье, и совершит оттуда еще несколько рейсов, доставляя экспедиции пополнение и грузы.
Однако, эти планы не должны были стать известны широкой публике. Официально было объявлено, что «Краль Душан» совершит реккордный перелет с целью установленяи мирового рекорда. Газеты всей Европы пестрели прогнозами - по большей части, зловещими. Писали об уязвимости воздушных кораблей перед непогодой; о опасностях полета  над дикими местами; наперебой предрекали катастрофу и гибель  смельчаков. Ренара осаждали газетчики; ходили слухи, что сам автор «Таинственного острова» и «20-ти тысяч лье под водой» искал с ним встречи. Но - тщетно; изобретатель не показывался на людях, уклонялся от любопытствующих, отдавая все время строительству своего гиганта. Эллинг в Шале-Мёдон, арендованный загадочным вельможей у Военного министерства, день и ночь стерегли мрачные, неразговорчивые типы балканской наружности - смуглые, усатые, в шароварах, греческих пестрых жилетках и фесках, с ног до головы увешанные кинжалами и револьверами. Редакции ежедневных листков судили баснословные суммы любому, сумевшему проникнуть в эллинг с фотокамерой или же пролить свет на имя "заказчика" невиданного проекта. 
Работы продолжались невиданными темпами. Года не прошло, как «Краль Душан» покинул стапель. Совершив несколько пробных полетов, он своим ходом отправился в Марсель - с пятью промежуточными посадками для устранения неисправностей. Там воздушный корабль разобрали на части для погрузки на судно: Военное ведомство с опозданием сообразило, что успех Ренара может обернуться к вящей славе Третьей Республики, и изобретателю предоставили пароход, а так же позволили использовать в качестве отправной точки невиданного перелета французскую крепость Обок в абиссинском заливе Таджура.
- Жермен, давление в третьем газовом отсеке?
- В норме, мой капитан!
Двадцатитрехлетний такелажмейстер вытянулся по стойке «смирно» и попытался щелкнуть каблуками. Не вышло: тяжелые, до колен, мехом наружу, «аэростатические» сапоги плохо приспособлены для строевых экзерциций.
- ... а вот второй травит. Давление за последние три часа упало на пол-процента!
- Ничего, Жермен, не страшно, - Ренар ободряюще улыбнулся юноше. - Второй у нас всегда валял дурака. Помните, на подлете к Марселю давление вообще упало до нуля?
Мальчишка горд тем, что причислен к элите воздухоплавателей, каковой, несомненно, является экипаж «Краля Душана». Перелет через Африку - это не унылая болтанка в корзине привязного аэростата где-нибудь над Тонкином, с целью наводить огонь французской коллониальной артиллерии на головы  китайцев и головорезов-аннамитов...
Ренар покосился на юнца. Похоже, тот воображает себя героем футуровидца Жюля Верна. Как известно, герои «5-ти недель на воздушном шаре» начали путешествие в Занзибаре и отправились в сторону озера Виктория Ньяса. Нечто подобное предстоит и нам; «Кралю Душану»; благо, изобретениям доктора Фергюсона далеко до инженерных новинок, которыми тот напичкан.
На сборку и подготовку воздушного корабля ушло около месяца; для этого в Обоке пришлось возводить временный эллинг. Задолго до того, как «Краль Душан» обрел свои величественные формы, в Дар-Эс-Салам отправился зафрахтованный пароход и командой рабочих и оборудованием, необходимым для устройства там воздухоплавательного парка. Подобная база была решительно необходима - наверняка корабль будет нуждаться в ремонте после продолжительного перелета, а ведь впереди еще несколько рейсов, пусть и по знакомому маршруту! Там же, в Дар-Эс-Саламе, к экспедиции должен присоединится загадочный вдохновитель невиданного предприятия.
Сам Ренар до сих пор ни разу не видел эту таинственную личность. И, как и остальные, не знал,  кто скрывается за псевдонимом «Граф N». Все дела, как с изобретателем, так и с Военным министерством и правительственными чиновниками, вела солидная парижская адвокатская контора. Предоставленных ею поручительство оказалось достаточно, чтобы преодолеть любые препоны, возникавшие на пути предприятия; газеты наперебой гадали, кто же такой загадочный «Граф N»:  новый Монте-Кристо, или новый доктор Саразен? Говорили  о колонии балканских патриотов, затерянной в дебрях Африки, о поисках сокровищ, которые предстоит употребить на борьбу с узурпатором Миланом Обреновичем, и даже о секретных проектах германского, австрийского, даже русского военных ведомств, намеренных распространить свое влияние вглубь Черного континента.
Что ж, скоро тумсан рассеется.  Неделю назад натянули последнюю растяжку, крепящую гондолу воздушного корабля; рабочие под руководством механика Кребса перекидали в бункера горючие коксовые брикеты, доставленные в Обок рейсом парохода Северогерманского Ллойда. Ветер установился благоприятный - с севера, десятиузловой, ровный, как раз то, что нужно. Следовало отправиться в путь как можно скорее, чтобы сэкономить топливо, заставив ветер работать вместо пара.
Пока шла погрузка, Шарль устроил экскурсию для офицеров гарнизона: те, рассыпая трескучие галльские скороговорки, заглядывали во все уголки корабля. Осмотрели ходовую и жилую гондолы; опасливо прошлись по ажурному мостику, тянущемуся под громадной сигарой; задрав головы, полюбовались на емкости с легким газом и опавшие мешки баллонетов, висящие в паутине тросов и распорок. Ренар понимал энтузиазм соотечественников: «Краль Душан» стал первым воздушным судном, побывавшим не только в этой забытой богом дыре, но и вообще в Африке.
И вот в бункер забросили последний горючий брикет. Засвистала боцманская дудка; на земле солдаты по команде капрала разом отпустили швартовые концы. «Краль Душан», свистнув струйками пара, величественно всплыл над гарнизонными бараками, развернулась над кварталами белостенных глинобитных домишек, прошла над теснящимися у пирсов лодками, лодчонками шхунами, над стерегущим рейд старым колониальным крейсером «Примогэ». Помощник механика Клод Риффо крутанул ручку скорострелки Норденфельда, установленной на открытой площадке. Орудие трижды хлопнуло, салютуя флагу Третьей Республики, и воздушный корабль растаял в жарком мареве над заливом Таджура.

http://s4.uploads.ru/t/37Cue.jpg
http://s2.uploads.ru/t/0MZcU.jpg
http://sh.uploads.ru/t/IAifD.jpg
http://s4.uploads.ru/t/1fb2p.jpg
http://sh.uploads.ru/t/eKnuT.jpg
http://sg.uploads.ru/t/vhNTF.jpg

Отредактировано Ромей (25-08-2017 22:50:05)

+9

2

Ромей написал(а):

Там  воздушный корабль разобрали на части для погрузки на судно.

Ромей, а как его при отсутствии стапеля заново соберут на месте?

0

3

Стапель построят :) Долго ли умеючи? Да и с дирижаблем мягкого типа оно не в пример проще

0

4

Ромей написал(а):

Да и с дирижаблем мягкого типа оно не в пример проще

А. Мне из текста показалось что он полужёсткий.

0

5

Может и полужесткий, все одно много проще

0

6

Ромей написал(а):

ПРОЛОГ

 
***
Панорама, открывающаяся из гондолы аэростата , плывущего на высоте семи тысяч футов, была Ренару не в новинку. Вступив в 187...-м году в инженерный корпус, он сделался ярым приверженцем воздухоплавания, основал Центральный военный воздухоплавательный парк в Шале-Мёдон, где занялся работами по изучению обтекаемости аэростатов и даже разработал теорию их устойчивости в полете.

Отредактировано Ромей (Сегодня 00:43:38)

Замените слово, аэростат не подвижен, лучше например: корабль или судно.

Отредактировано Николай 1 (20-08-2017 09:37:39)

0

7

Николай 1 написал(а):

Замените слово, аэростат не подвижен, лучше например: корабль или судно.

Отредактировано Николай 1 (Сегодня 09:37:39)


По тем временам использовали это слово и так и эдак. Но в данном-то случае речь не о конкретном аппарате, а о его жизненном опыте - "мол, случалось"....."

0

8

***
- Жермен, давление в третьем баллоне?
- В норме, мой капитан!
Двадцатилетний такелажмейстер вытянулся по стойке «смирно» и даже попытался щелкнуть каблуками. Не вышло: тяжеленные, до колен, мехом наружу, «аэростатические» сапоги плохо приспособлены для строевых экзерциций.
- ... а вот второй травит. Давление за последние три часа упало на пол-процента.
- Ничего, Жермен, не страшно, - Ренар ободряюще улыбнулся юноше. - Второй у нас всегда валял дурака. Помните,  на подлете к Марселю давление вообще упало до нуля?
Мальчишка горд тем, что причислен к элите воздухоплавателей, каковой, несомненно, является экипаж  «Графа Милоша. Перелет через всю Восточную Африку - это вам не унылая болтанка в корзине привязного аэростата где-нибудь над Тонкином, высматривая с воздуха китайцев и головорезов-аннамитов. Что ж, пареньку  повезло:  первый рейс - и сразу шанс попасть в историю воздухоплавания!
Ренар покосился на преисполненного сознанием собственной значимости юнца. Похоже, тот  воображает себя героем футуровидца Жюля Верна. Да, мальчик, бывает и так, что приключенческие романы порой обретают жизнь. Герои «5-ти недель на воздушном шаре»  начали свое путешествие в Занзибаре и отправились в сторону Виктория Ньяса. Что ж, нечто подобное предстоит проделать и нам; благо, вымышленным изобретениям доктора Фергюсона далеко до инженерных новинок, которыми буквально напичкан «Граф Милош».
На сборку и подготовку воздушного корабля ушло около двух месяцев; для этого в Обоке пришлось возводить временный эллинг. Неизвестный балканский вельможа не скупился - у Ренара в кои-то веки было достаточно средств для того. Задолго до того, как «Граф Милош»  обрел прежние величественные формы, в Дар-Эс-Салам отправился зафрахтованный пароход и командой рабочих и оборудованием, необходимым для устройства там воздухоплавательного парка. Подобная база была решительно необходима - наверняка корабль будет нуждаться в ремонте после продолжительного перелета, а ведь впереди еще несколько рейсов, пусть и по знакомому маршруту! Тем более. Что именно там, в Дар-Эс-Саламе, в  германской Танзании, в Дар-эс-Саламе, к экспедиции должен будет присоединится загадочный «князь», вдохновитель этого невиданного предприятия.
Трудно в это поверить,  но сам Ренар до сих пор ни разу не видел эту таинственную личность. Более того, он не имел ни малейшего представления о том, кто скрывается за псевдонимом «Граф R». Все дела, как с изобретателем,  так и с французским Военным министерством и правительственными чиновниками, вела адвокатская контора, одна из самых солидных и дорогих что в Париже, что во всей Третьей Республике. Предоставленных ею поручительство оказалось достаточно, чтобы преодолеть любые препоны, возникавшие на пути предприятия; газеты взахлеб гадали, кто же он, загадочный «Граф R» - новый Монте-Кристо, или новый  доктор Саразен? Высказывались предположения и о скрытой от глаз всего мира колонии выходцев с Балкан, затерянных в дебрях Черной Африки, и о немыслимых сокровищах, путь к которым должен проложить «Граф Милош», и о секретных проектах австрийского, а то и вовсе русского военного ведомства, намеренного таким хитроумным путем распространить свое влияние вглубь африканского континента.
«Что ж, - подумал воздухоплаватель, - не пройдет и месяца, как мы все узнаем. Или нет?"  Неделю назад натянули последнюю растяжку, крепящую гондолу воздушного корабля. Рабочие принялись перекидывать в  бункера угольные брикеты, доставленные в Обок рейсом парохода Северогерманского Ллойда. Паровая машина, разработанная специально для воздушных кораблей помощником великого Анри Жиффара, Габриэлем Ионом, потребляла на удивление мало топлива. Поначалу Ренар намеревался устроить жидкостное отопление котлов, взяв для этого запас керосина, но, здраво поразмыслив, сделал выбор в пользу твердого топлива. Случись что - в дебрях Черного континента не раздобудешь и капли горючей жидкости, а вот дрова можно раздобыть везде - они, пусть и с меньшей эффективностью, но способны заменить специально подготовленные брикеты...
Пока шла погрузка, Ренар  устроился на плетеном кресле, рядом с французом-комендантом, и неспешно прихлебывал кофе, вкушая заслуженный отдых, предоставив Кребсу распоряжаться погрузкой. Ветер установился благоприятный - с севера, десятиузловой, ровный, как раз то, что нужно. А потому,ограничились короткой остановкой  для пополнения 
Шарль тем временем устроил экскурсию для офицеров гарнизона: те, рассыпая трескучие галльские фразы, заглядывали во все уголки корабля. Осмотрели ходовую и жилую гондолы; опасливо прошлись по ажурному  мостику, тянущемуся вдоль громадной сигары;  задрав головы, полюбовались громадные  емкости с легким газом и опавшие мешки баллонетов, висящие в паутине тросов и распорок.  Ренар понимал энтузиазм соотечественников: «Граф Милош» стал первым воздушным судном,  побывавшим не только в этой забытой богом дыре, но и вообще в Абиссинии.
Через полтора часа в  бункера забросили последний горючий брикет. Засвистала боцманская дудка; на земле солдаты по команде капрала разом отпустили швартовые концы. «Граф Милош»,  свистнув струйками пара, величественно всплыл над гарнизонными бараками, развернулась над кварталами белостенных глинобитных домишек, прошла над теснящимися у пирсов лодками, лодчонками шхунами, над стерегущим рейд стареньким колониальным крейсером «Примогэ».  Помощник механика Клод Риффо крутанул ручку скорострелки Норденфельда, установленной на открытой площадке. Орудие трижды хлопнуло, салютуя  флагу Третьей Республики, и воздушный корабль растаял в жарком мареве над заливом Таджура.
***

http://sh.uploads.ru/t/B9x5P.jpg
http://sg.uploads.ru/t/tiV1s.jpg
http://s0.uploads.ru/t/U4yir.jpg

Отредактировано Ромей (20-08-2017 20:52:09)

+8

9

Зачин многообещающий!

Глаз зацепился за:

Ромей написал(а):

Перелет через всю Восточную Африку - это вам не унылая болтанка в корзине привязного аэростата где-нибудь над Тонкином, высматривая с воздуха китайцев и головорезов-аннамитов.


Корявая фраза. Грамматически несогласованная. Может, как иначе сформулировать? Скажем, "это вам не унылая болтанка в небе над Тонкином, где сейчас коллеги высматривают с привязного аэростата ..."

+1

10

Зануда написал(а):

Может, как иначе сформулировать?


Перелет через всю Восточную Африку - это не унылая болтанка в корзине привязного аэростата где-нибудь над Тонкином, с заданием высматривать с воздуха китайцев и головорезов-аннамитов и наводить на них огонь французской колониальной артиллерии.

Отредактировано Ромей (20-08-2017 12:20:06)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Право первого выстрела