Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Бешеный прапорщик (четырнадцатая тема)


Бешеный прапорщик (четырнадцатая тема)

Сообщений 721 страница 730 из 854

721

Игрок
Единственно спорный момент

Игрок написал(а):

Николай сам сел за руль автомобиля

Сможет ли он - все-таки человек после тяжелого ранения, моторика рук нарушена плюс боли, есть вероятность, что Ники просто физически не сможет вести авто. А так - прекрасно.

0

722

Череп написал(а):

С его травмированной рукой?


Не знаю  точно на что способен Николай.  Лишь читал, что он был упрямый.  Если ему придёт в голову идея лично управлять авто, он от неё не откажется, ПМСМ.

0

723

Игрок написал(а):

Не знаю  точно на что способен Николай.  Лишь читал, что он был упрямый.  Если ему придёт в голову идея лично управлять авто, он от неё не откажется, ПМСМ.

А я читал, что Брежнев любил гонять на машине, "собственноручно" - вот только помер он без связи с этим фактом.

0

724

Коллеги, а может хватит фигней страдать придумывать перипетии сюжета? До сих пор авторы прекрасно справлялись с этой задачей без нас.
Захотят убить Николая - убьют. Не захотят - помилуют. В их воле хоть на броневиках царскую семью вывозить, хоть на телегах, хоть на бронепоезде прямо со второго этажа резиденции. Или на белых ездовых медведях под аккомпанемент балалаек. И всех великих князей гуровцы могут вырезать (или не вырезать) волею Игоря и благословившего его Димы.
Так что предлагаю прекратить словоблудие и не отвлекать авторов от написания следующей сцены.

Отредактировано ВВГ (04-11-2018 23:19:15)

+9

725

Следующий фрагмент.

***

Внутрь пробрались через  уже проделанный проход, лишь немного его расширив. И, пользуясь тем, что собаковод знает местность, как свои пять пальцев, попросили его показать ближайшие к гаражам ворота. Которые оказались немного в стороне от этих самых гаражей, но, всё же надо было глянуть, как будем выбираться обратно. Шли подальше от дороги. Если следы и заметят, то только утром, когда рассветёт, а нас к тому времени здесь быть уже не должно.
   Ворота оказались самыми обычными – две секции «штакетника» из кованых прутьев, напоминающих пики, что и повсюду, только на петлях. Запертые, насколько было видно из удобного сугроба, на обычный висячий замок. А, собственно, чего ещё ждать от служебного выезда? Золочёных завитушек в стиле рококо? Чтобы окрестные вороны, собаки и прочие лесные обитатели ухахатывались до потери сознания и не лезли на территорию?.. На обочине – будочка а-ля «деревянная тельняшка», чёрные и белые диагональные полосы вперемежку и её единственный обитатель… Ещё один бедолага с винтовкой бродит туда-сюда-обратно вдоль ворот… Ага, а вот это они хорошо придумали… В смысле – для себя хорошо, для нас – не очень. Через дорогу от будки из мешков с чем-то соорудили подобие бруствера, обсыпали снегом и полили водой. И посадили ещё двоих с мадсеном… Ладно, тихо подобраться сможем, так что вопрос решаемый. Попозже. А сейчас идём в гости к господину Кегрессу…
    - Господа, для меня это было полной неожиданностью! Мон дьё! Когда я уходил к месье доктору, их здесь не было! – Несмотря на немецкое имя, Адольф Адольфович Кегресс, от волнения стал вспоминать словечки из родного французского.
   И волноваться было от чего. Пока он общался с нами у Водкина, сюда, в один из гаражей явился десяток гвардейских моряков и устроил там что-то типа кордегардии для бодрствующей и отдыхающей смен. Механики в отсутствие начальства, то бишь того же Кегресса, побоялись спорить с возглавлявшим этот рейдерский захват боцманом и пустили мореманов «погреться». Хорошо хоть, они в Белом гараже обосновались, а не в старом, куда нам надо попасть. Но и оставлять под боком всю эту ораву никак нельзя. Поэтому после недолгих раздумий идём с Вороновым и парой диверсов на разведку, посмотреть кто чем там занимается. Нам по любому выбираться обратно на колёсах, ВИП-персоны пешего марша не выдержат, а цесаревич ещё и приболел…
   Неслышно, благо снег утоптан, обходим здание, особо интересуясь светящимися окнами, и возвращаемся к воротам в торце здания, где маячит одинокий караульный. За неимением гербовой придётся брать его… Хотя – нет. Калитка в воротах открывается и появляется сменщик в сопровождении какого-то унтера, погоны плохо видны в рваном лунном свете. Весь ритуал сводится к двум взмахам руки, «начкар» показывает старому, что, мол, дуй греться, а новому – ходи и смотри за местностью. Интересные, однако, понятия о караульной службе в Экипаже!.. Вопросительно смотрю на Воронова и вижу его довольную улыбку.
- Это – Федоркин… Ну, боцман, с которым к вам на учёбу приезжал. И Морозов, он тоже был тогда. – Лейтенант шёпотом сообщает мне очень важную с его точки зрения новость. Потом, видя моё непонимание значимости текущего момента, поясняет. – Это – преданные мне матросы. Если и остальные здесь…
   Ага, полным составом. И придётся махаться с бывшими учениками, если у них есть такой приказ. Лучше бы полные раззявы были…
- Ну, пойдёмте потолкуем… - Отправляю одного бойца за подмогой, гараж в любом случае брать будем, а другого оставляю наблюдающим. Затем вместе с Вороновым крадёмся за направившимся куда-то матросом… Ага, не знаю, как сейчас это называется, а в моё время говорили «пойду коня привяжу»… Прикрываясь журчащими звуками, подходим вплотную и когда таинство заканчивается, правой рукой обхватываю горло, поворот, подбив, присед. Так, чтобы очумелые глазки оказались прямо перед наганом в руке лейтенанта… Нет, учиться балбесу ещё и учиться! Как куль с мукой рухнул, даже рыпнуться не успел…
- Морозов, слышишь меня? – Воронов стягивает с головы балаклаву и делает мне знак приотпустить маленько жертву. – Узнаёшь?.. 
- Ва… Ва… Вашскородие?.. – Матрос еле слышно сипит, наверное, слишком сильно я его «приобнял».
- Он самый. Шуметь не будешь?
   В ответ – еле заметное отрицательное мотание головой. Лейтенант опускает револьвер, я убираю руку с горла. Не очень далеко, чтобы в случае чего перехватить крик в зародыше.
- Вашскородие… А нам сказали, что Вас в отпуск отправили… А Вы вот туточки…
- Туточки, Морозов, туточки. По очень важному делу. Но это – потом. Сколько вас тут и что в гараже делаете?
- Так эта… Нас сюда батальонный послал. Сказал, что, мол, ежели на этих воротах какая полундра  учинится, так мы чтоб помогли.
   Ясно. Не караул, а так, группа быстрого реагирования. Теперь понятно, почему «пост сдал – пост принял» так проходит… Чего-чего там командир батальона?.. Ну-ка, ну-ка, ну-ка…
- … Точно нетрезвый?
- По самые клюзы нагрузился… Во дворце где-то нашёл и… Виноватый, вашскородь… Сейчас спит, наверное…
- Пусть спит. Кто в гараже?
- Десять человек, все – с нашего взводу… Вашскородь, а… А что Вы тут?..
- Объясню, Морозов, всё объясню. Всем сразу… Внутри…
*   «Вошли без стука, почти без звука» - так, кажется, у Высоцкого. Именно так мы в гараж и попали. Мореманы и трепыхнуться не успели, как в них уже целились «призраки». Пришлось им с выпученными глазками остаться сидеть там, где придётся, только вот винтовки перекочевали в другое место.
- Значит так, братцы… - Лейтенант начинает рассказывать в меру дозволенного. – Откуда я всё знаю – сказать не могу. Но даю вам слово офицера, что говорю правду… Вас сюда привели не для того, чтобы защитить Цесаревича Алексея Николаевича, а чтобы захватить Его Императорское Величество с семьёй… И заставить передать власть Великому князю Кириллу Владимировичу…
   Полминуты на переваривание услышанного прошли в полнейшей тишине, под стволами особо не вскочишь, только на лицах такая гамма чувств нарисовалась – Станиславский нервно курил бы в сторонке. Первым приходит в себя и начинает задавать умные вопросы боцман:
- Вашскородие, а эта… с Вами… кто будет?
- Свои, Федоркин. – Стягиваю балаклаву, шифроваться всё равно уже нет смысла. – Если, конечно, ты нам  - свой. Узнаёшь?..
   Узнал и он, и половина матросов, что была на «учёбе» у нас ещё в Минске. И остальным доходчиво объяснили, порхнул шепоток над головами – «Нарочанцы… Гуров…».
- Так вот и я даю вам слово, что всё сказанное – правда… То, что мой батальон в Особом корпусе – в курсе? То, что командующий им генерал от кавалерии Келлер предан только Его Величеству – тоже знаете?.. Он сейчас наводит порядок в Петрограде, а нас послал за семьёй Императора. Которую обманом захватил Великий князь Кирилл Владимирович, используя вверенный ему Гвардейский Экипаж. Вот и думайте теперь…
- Дак откедова нам знать-та?.. – Вякает кто-то.
- Цыц, салажня!.. Вашскородия, дозвольте с глазу на глаз… - Боцман отходит с нами за какой-то роскошный лимузин.
- Вашскородие… Чё ж теперича с нами-то будет?.. Нас же как баранов подняли, погрузили, сюда привезли… Построили, а там Великий князь выходит и говорит, что, дескать, Регенту страсть, как хочецца сваво сынка на трон усадить заместо Наследника. И послал он для того сюда… - Федоркин опасливо смотрит на меня, затем отводит глаза. – Послал он специальных убивцев… А мы, значицца, защищать дворец будем…
- Если вы знали, боцман, что мы придём, что ж служба так хреново налажена? – Интересуюсь просто так, для поддержания разговора.
- Дак и не поверили. Не, некоторые, оно – того… Да знают в Экипаже-то как Вы, Вашскородь, княжну Ольгу спасли. И как за незнакомую сестричку милосердия две роты германцев одними ножиками вырезали…
   О как! Что-то не припомню я когда это я художественной резьбой по гансам занимался… Немецкий разъезд покрошили за Машу, за брата Котяры – да, взвод почикали… Хотя, если сводный батальон Дунайцев при прорыве к своим приняли за дивизию… М-дя, «солдатский телеграф» рулит! Не армия, а сборище бабок-сплетниц…
- … Помнишь наши разговоры про историю, боцман? – Что-то не пойму, куда Воронов клонит.
- Помню, как не помнить…
- Про декабристов я вам рассказывал. Тогда офицеры солдат вывели, ничего им не объяснив. Но им, не глядя на это, шпицрутены и каторгу присудили. Нашему Экипажу тоже досталось. И вы в таком же положении оказаться можете…
   Ха, какие интересные разговоры ведутся у гвардии мореманов! Обсуждаем два извечных российских вопроса – «Что делать?» и «Кто виноват?» Больше, типа, поболтать не о чем…
-  Вашскородие… Пал Ляксеич… Дак чё делать-то?..
- Ничего. Посидите здесь под охраной, пока мы не вернёмся. А там видно будет. Так, Денис Анатольевич?
- Так.
- А, может, мы – с вами?
- Ты, боцман, будешь, коль доведётся, стрелять в тех, с кем на соседних койках спал, а, может быть, из одного котелка хлебал и последним сухарём делился?..– Очень серьёзно спрашиваю собеседника.
- … Дак те, с кем делился, со мной пойдут… - После некоторого замешательства Федоркин озвучивает подходящий ответ.
- Нет, сидите здесь. Обратно пойдём, там думать будем… И ещё… Ты же понимаешь, что мы – на боевой операции. Приструни своих, чтоб глупостей не наделали…

Отредактировано Majorvks (08-11-2018 21:32:42)

+29

726

Majorvks написал(а):

- Про декабристов я вам рассказывал. Тогда офицеры солдат вывели, ничего им не объяснив. Но им, не глядя на это, шпицрутены и каторгу присудили. И вы в таком же положении оказаться можете…

Стоит добавить, что и тогда гвардейский экипаж, так же в тёмную использовали.

+1

727

Следующий фрагмент.

***

    Под землёй или время замедляется, или эти хреновы строители тоннель рыли с похмела и кому куда понравится. Почему-то кажется, что мы уже целый час бредём по нему. Висящие на потолке лампы включаются, по словам Кегресса, только из дворца, поэтому пользуемся своими фонариками, которые и светят под ноги, лишь изредка скользя по стенам и арочному своду из мокрого красного кирпича на известковой кладке. Вдаль их направлять бесполезно, свет теряется в беспроглядно-чёрной бездне…
   Наконец идущий впереди «лоцман» поднимает руку и останавливается. Тоннель заканчивается колодцем, в котором устроена уходящая вверх винтовая железная лестница.
- Адольф Адольфович, давайте ещё раз обговорим наши действия. – Пододвигаюсь ближе к Кегрессу.
- Сейчас поднимаемся наверх, я открываю вход и жду вас. Если поднимется шум и станет ясно, что нужна помощь, привожу этим же путём остальных ваших солдат.
- Куда мы сейчас попадём?
- В рабочий кабинет Его Величества. С той стороны вход замаскирован под дубовую панель, которыми обшиты стены. По счёту – четвёртая слева. Над ней висит картина, нужно её потянуть вправо и вниз, чтобы вход открылся. – По шёпоту слышно, что француза немного бьёт мандраж.
- Хорошо, идёмте. Не забудьте, откроете дверь, - сразу меняемся местами. Первыми входим мы. И постарайтесь сделать всё как можно тише, в идеале – так и вообще бесшумно…
   Поднявшись наверх, ждём томительную минуту, после того, как Кегресс поливает петли из припасённой маслёнки. Затем он очень медленно тянет вниз рычаг, торчащий сбоку в стене, и осторожно приоткрывает дверь на пару сантиметров…
   Ага, блин! Предчувствия его не обманули!.. В кабинете кто-то есть, судя по неяркой полосе света и голосам. Вот мы сейчас и послушаем кто тут такой говорливый…
- … Неужели ты всё ещё не понимаешь, Ники,  что другого выхода у тебя просто нет! За годы своего бездарного правления, следуя идиотским советам супруги-истерички, ты не приобрёл друзей, зато нажил множество врагов. Вся Империя недовольна тобой. Кроме старого пса  Келлера, который тщетно пытается сейчас подавить волнения и навести порядок в Столице, у тебя нет сторонников…
   Кажется, я догадываюсь кто там соловьём разливается. Ну-ну, чирикай, птенчик, чирикай. Котики уже рядом…
- … Столь нелюбимые тобой думцы во главе с Родзянко уже объявили о создании Временного комитета, который, как пафосно было мне заявлено, «в столь смутное время берёт на себя бремя власти». Завтра я покажу им подписанный тобой манифест о назначении Наследником меня вместо безнадёжно больного Алексея. И я думаю, мы сумеем договориться…
  Интересно, откуда такие глубокие познания? И где он будет им это показывать? В карцере на «базе», куда по моим прикидкам Временное правительство уже переехало?..
- … А о тебе никто не будет печалиться! Вообще, над твоей семьёй, как мне кажется, висит проклятие. Твоя Гессенская принцесса – психопатка и истеричка, твой сын – неизлечимый калека, твои дочери – испорченные и растлённые Гришкой Распутиным девицы. И сам ты – урод, на которого нормальному человеку смотреть противно… Квазимодо, только без горба!..
- Ты забыл о Михаиле… – Голос Императора звучит глухо, но твёрдо.
- Ах да, Его Императорское Высочество Регент Империи Великий князь Михаил Александрович!.. – Титулование произносится с издёвкой. - Твой младший братец-шалапут уже наломал немало дров и многим перешёл дорогу. Так что его конец тоже недалёк… Подумай лучше о своей семье. Мы оба знаем, что будет, если Алексей… невзначай упадёт, или сильно ударится…
   Монолог прерывается посторонними звуками. Какая-то возня, шум, стук, сдавленный  стон...
- Так вот он, последний довод Императора Николая Втораго!.. – В голосе слышится издевательская насмешка. – Скажи, Ники, а у тебя никогда не появлялось желание  застрелиться из этого револьвера?.. Можешь не отвечать, я по твоему лицу вижу, что появлялось. Ты и здесь дал слабину… В общем так, бумага в бюваре, перо и чернильница на столе. Пиши!..
- Я… Не буду… Ничего… Писать!..
- Мне приказать привести сюда твоего сына?..
   Кажется, пора вмешаться! Толкаю дверь-панель, уже не боясь шума, два шага вперёд, Николай, сгорбившись, сидит в кресле, над ним нависает фигура в адмиральском мундире. Услышав посторонние звуки, виртуальный император Кирилл начинает оборачиваться, но сие действо заканчивается с попаданием рукояти люгера в точку за ухом. Подхватываю падающую тушку и укладываю на ковёр…
   Всё-таки шумнули, или в коридоре тоже подслушивали разговор. Дверь приоткрывается и показывается чья-то морда.
- Ваше Импер…
   Фраза остаётся незаконченной. Подоспевший Воронов бьёт с ноги по двери как раз в тот момент, когда любопытная особь наполовину просунула свою черепушку в щель, припечатывая её к косяку, затем втаскивает начинающего падать незнакомца внутрь, укладывая холуя с полковничьими погонами рядом с хозяином.
   Пару секунд прислушиваемся к тишине в коридоре, затем лейтенант аккуратно закрывает дверь. Котяра с напарником уже заканчивают обездвиживать пленных.  А я вытягиваюсь перед ещё не совсем пришедшим в себя самодержцем, правила воинской вежливости никто не отменял.
- Здравия желаю, Ваше Императорское Величество…
   Воронов отстаёт от меня на секунду.
- Гуров?.. Воронов?.. Как вы здесь?.. – Николай никак не может прийти в себя. – … Вы всё слышали?..
- Никак нет, Ваше Императорское Величество. Не слышал абсолютно ничего. – Слова интуитивно срываются с языка. - Разрешите доложить. Прибыл по приказу генерала Келлера для эвакуации Вас и Вашей семьи в безопасное место.
- Куда?.. – Из-за изувеченных губ горькая усмешка Николая больше похожа на зловещую гримасу. – Где сейчас есть для нас безопасное место?..
- В Аничковом дворце, Ваше Императорское Величество…
   Император Всероссийский смотрит на меня удивлённым взглядом, требуя объяснений.
- Вдовствующая императрица Мария Фёдоровна готова принять Вас у себя во дворце. – Не вру ни капли, перед отъездом Келлер получил радио от Павлова, что по его просьбе принц Ольденбургский уговорил её проявить в тяжёлое время терпимость к нелюбимой  невестке.
- Но ведь в Столице мятеж! – Вот, блин, императорское упрямство, да в нужных бы целях…
- Бунтует в основном Выборгская сторона, Невский с прилегающими улицами уже спокоен. Помимо этого дворец охраняют две казачьих сотни и пять бронеавтомобилей.
- Но как мы отсюда выберемся?!..
- Сейчас мы разбудим Ваших…
- Они на втором этаже. А в коридоре и на лестнице дежурят шесть, или семь офицеров-изменников! И он… - Николай кивает на неподвижную тушку Кирилла. – Он приказал…
- В случае попытки побега, или освобождения их убить?.. - Прихожу на помощь самодержцу, запнувшемуся на фразе. – Не успеют… Но нам пора спешить. Простите, Ваше Императорское Величество…
   Достаю припасённую именно для этого маскарада карманную фляжку и щедро окропляю себя коньячком. После этого обращаюсь к Воронову.
- Павел Алексеевич, мы сейчас с Вами идём в коридор, надо ликвидировать охрану. Вас они знают, а я буду «в стельку пьяным». Стрелять в самом крайнем случае. И сразу после этого блокировать двери, чтобы никто сюда не попал. Но, надеюсь, обойдётся… В рукопашке двоих потянете?..
   Воронов начинает оскорблённо вскидываться, но потом до него доходит, что такие вопросы просто так не задают, и он молча кивает, типа, - да.
- Тогда – вперёд…

Отредактировано Majorvks (08-11-2018 23:24:33)

+28

728

Majorvks написал(а):

Достаю припасённую именно для этого маскарада карманную фляжку и щедро окропляю себя коньячком. После этого обращаюсь к Воронову.
- Павел Алексеевич, мы сейчас с Вами идём в коридор, надо ликвидировать охрану. Вас они знают, а я буду «в стельку пьяным». Стрелять в самом крайнем случае. И сразу после этого блокировать двери, чтобы никто сюда не попал. Но, надеюсь, обойдётся… В рукопашке двоих потянете?..


Дима, а инструктаж Котяре и его напарнику?

+1

729

Череп написал(а):

Дима, а инструктаж Котяре и его напарнику?

Роли расписаны заранее, еще до того, как полезли в подвал. Котяра и еще один "призрак" прикрывают тыл и обеспечивают отход.

+2

730

Majorvks написал(а):

- В случае попытки побега, или освобождения их убить?.. - Прихожу на помощь самодержцу, не справляющемуся с фразой.

Чисто вкуксовщина, может - запнувшегося на фразе...

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Бешеный прапорщик (четырнадцатая тема)