Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.


Несносная Херктерент -4.

Сообщений 1 страница 10 из 41

1

Кажется, мечта идиота времён НХ-1 (написать 4 части) начинает осуществляться. Начало Главы 1.

  Видеть никого не хочется. Все раздражают! Но никто не заслужил, чтобы на неё кидаться просто по факту существования. Сидеть, запершись и уткнувшись в книги – тоже желания ноль. Человек всё-таки социальное животное и нуждается в общении с себе подобными.
Вот и мысль родилась – сходить, где себе подобные точно будут, но больше, чем парой фраз перекидываться не придётся.
Как раз, к имитатору подводной лодки, ей самой, стоящей на берегу, и являющейся.
Построен этот корабль был, как ни странно в глубоко континентальной столице. Огромный город, наряду с прочими имеет и статус порта второго разряда, причём смешанного типа, способного обслуживать как речные, так и морские суда.
Каналы рыть грэды начали чуть ли не одновременно с высадкой. Бурные реки требовали регулирования, рис – наличия воды в строго определённое время. Реки и озёра соединялись между собой, образуя единую транспортную сеть.
Наличие крупных рек привело к логичной идее – связать их системой каналов в единую сеть.
Строительство каналов всегда приравнивалось к постройке армейских дорог. Каналы начали строить  вскоре после основания нового города на руинах храатской столицы.
Уже при Еггтах стало возможным добраться из Приморья до Столицы по воде. Город назван в честь Великой Кэретты, но в стране название города помнят только носительницы того же имени. Остальные говорят просто Столица.
Вопросы связи Приморья со Столицей по воде с началом времени противостояния Империй заиграли новыми красками.
Как-никак, город всегда был одним из главных арсеналов Империи. Где производство артиллерии там и металлургия всех видов.
Ещё во времена Еггтов возникали сложности при транспортировке из Замка Ведьм в Приморье новых береговых орудий и пушек для кораблей. Тогдашние баржи подобный груз поднимали с огромным трудом.
Сложность транспортировки орудий, брони и машин для постоянно увеличивающегося флота росла с каждым годом. Заводы Приморья тоже не справлялись, да и самые крупногабаритные машины в то время изготавливали в Столице.
  Все три Императора, правившие в новую эпоху занимались расширением каналов и постройкой новых.
Первоначально построенные в столице подлодки везли на побережье на большегрузных платформах. Размеры кораблей всё увеличивались. Перешли на производство отдельных отсеков,собирая готовые корабли уже на месте.
В столице образовался слой людей, тесно связанных с кораблестроением. Что говорить, в шутку был подсчитан вклад разных регионов страны в создание линейного флота, так многие линкоры на пятьдесят а то и больше процентов построенными в столице.
Лиц связанных с кораблестроением много, но морей, что бороздят построенные ими корабли, многие никогда не видели.
Списком дежурных фраз отделаться не удаётся. Навстречу движется Медуза, пока ещё не засунутая Мариной ни в одну категорию общения. Движется, явно не пребывая в охотничьем режиме на кого-то конкретного. Просто шла в эту сторону, а Марина попалась навстречу.
Бурчит что-то в знак,приветствия. Похоже, тоже из разряда в себе не уверенных, вроде Эор. Ну, ничего, тут времени куда больше ещё есть, чтобы мозги в норму привести.
– Ну, как оценила игрушку? – широким жестом окидывает имитатор, будто он её собственный. Хотя, в каком-то смысле, так и есть, отцовский подарок школе, – Понравилось?
– Да! Очень–преочень! – только Динки номер два нам и не хватало, настолько искренний и неподдельный восторг. Продолжает тараторить не останавливаясь, – Я и раньше знала, но это, оказывается, так и есть. Его прямо тут, то есть в столице, построили. И тут и сейчас лодки делают!
– Тоже мне, секрет мирренского двора, тайна всем известная. Строят ещё как! Что тут такого?
– Ой, правда-правда?
Вообще-то, самой эффективной признаны сборки из готовых секций на побережьях. Но в Столице на самом деле могут построить лодку целиком, и потом, по Западной водной системе перевести куда требуется.
Вот на Восток только секции возят. Осуществить амбициозный проект объединения двух водных систем в одну, после чего Столица оказалась бы портом трёх океанов, помешала война. Хотя, за три года всё равно, всего бы не построили.
– И ты знаешь, где их делают?
– «Кораблестроение» – не секретный журнал, – пожимает плечами Марина. Ни для кого не секрет, грэды в центре континента подводные лодки строят.
Не удивляют же никого расползающиеся по рекам мониторы,перегоняющие водоизмещением иные крейсера. Большинство лодок, за исключением погибшего «Дракона» куда меньше.
Речная система Запад мощная, на праздник флота за два года до войны крейсер в Столицу и провели.
На вопрос Марины «Зачем?» Император ответил банальным «Потому что можем!»

+2

2

Сестрёнка умет не только появляться в самый неподходящий момент, но и столь же неожиданно исчезать Вот и сейчас – нужна, а нигде её нет.
Комната незаперта. Прошлогоднюю любительницу портить чужие вещи так и не поймали. Только явно напугали, ибо больше ни у кого ничего не портилось.
Софи даже жалеет, к ней или сестрёнке так и не залезли. В противном случае, нашли бы точно. В общем-то можно было и найти. Но происшествия прекратились. Способности к расследованию у Херктерент оказались не на высоте. А сообщать кому следует о начале настоящего расследования сёстры не стали.
Потом просто забыли из-за пальбы по Эорен. И той, что все видели. И первым происшествием.
Впрочем, для себя Софи уже решила чётко. Если что-то подобное произойдёт в этом году, она больше в сыщика играть не будет, а сразу свяжется с Кэрдин. Кто бы не оказался пострадавшим. Жизней-то у каждого ровно одна штука. А некоторых, заигрывающихся с опасными вещами, Софи прекрасно знает.
Несколько любимых сестрёнкиных местечек проверено, но там её нет. Почти забыто, зачем сначала Марину искала. Самый настоящий охотничий азарт пробудился. Хотя, и понятно, в прятки с ней сестра играть не собиралась.
Динка в поле зрения попалась. Она-то любимых мест подруги знает куда больше.
Но, при всей своей болтливой жизнерадостности, и как многие считают недалёком уме, отношения Херктерент между собой оценивает по формуле семьдесят процентов сотрудничества, тридцать – противостояния.
Свою сестру обожает, но отношения на других не проецирует. Если что-то в вопросе Софи покажется подозрительным – сразу про тридцать процентов вспомнит и ничего не скажет.
Ещё совсем недавно на предмет поиска Марины следовало обращаться к Рэдрии, с ней всеми планами на день делились. Но сейчас Хорт сама от Марины прячется. Причём, что интересно, прячется в одиночку, а не вдвоём.
Дмитрий же, как ни в чём не бывало по школе расхаживает. Земля слухами полнится, никто ничего не говорил, никого не спрашивали, побаиваясь неспокойных характеров, но все поняли – самой знаменитой школьной пары больше не существует. У самой Херктерент парня увели!
Софи вынуждена помалкивать, помня сестрёнкины просьбы, но знает прекрасно – знаменитой пары и не существовало никогда. И не уводили никого.
Хотя, поссорились Марина, Дима и Рэда на самом деле, крепко.
Эрида у себя сидит, её спрашивать бесполезно.
Но вскоре выясняется, Марину не видел вообще никто.
Задача по поиску сестры всё усложняется. Куда она могла подеваться?
Опять куда-то укатила с братцем какими-то темноватыми делами заниматься? Но его машину никто не видел, а вызовов машин МИДв не было. Хотя она могла и пешком сбежать, но Софи почему-то уверена, сестра этого не делала. И по-прежнему находится на территории школы.
Маришкины дела с Хереноктом никакими кроме темноватых не могут быть по определению. Причём, зная этих двоих до сих пор остаётся шанс, затевается нечто, направленное непосредственно против Софи.
Их прошлый загул памятен. Вроде бы, никому вредить не собирались, но карьер и судеб поломали немало. Плюс спровоцировали открытие нескольких уголовных дел. Причём, их роль свелась главным образок, к провокации. Дальше уж люди сами проявили, сколько в них черноты и мерзости. Точнее, собирались проявить. Им просто не дали.
Тут же ещё в воздухе ещё и неуловимый Аромат Смерти витает. Причём, Маришка успела с ней подружится, а с Хереноктом Чёрная и раньше как оказалось знакомства водила.
Пусть Херенокт только недавно перестал сестёр воспринимать как глупеньких маленьких девочек. Он всю жизнь был не из тех, кто в состоянии скидку на возраст сделать.
Ведь совсем недавно Сордар спёр где-то ожерелье уровня Национального сокровища и Марине подарил. Кражи такого уровня — даже для ненаследного принца откровенный перебор. Правда нигде ничего и никого не всплыло.
Марина на вопросы сестры, откуда взялась такая ценность, только туману напускала. Единственное вменяемое, что удалось узнать — вещь уровня Национальных сокровищ, но никогда в таком качестве не регистрировалась.
И никаких Особых хранилищ контр-адмирал не обчищал. Ожерелье же он попросту нашёл. На ехидный вопрос «Где?» был ответ.
«Сама спроси. Он говорил, там осталось ещё. Может, и тебе такое привезти, если будешь хорошо себя вести».
Бегала Марина всегда очень быстро. В тот раз поймать её не удалось.
В этот раз Софи уже столько всего оббегала, но даже следов Маришки нигде не обнаруживается. Даже страхи начинают появляться, не пропала ли она на самом деле. Похищение или убийство теперь считаются совсем не невероятной вещью.
Паникует Софи умеренно. Решила для себя — если ещё за час никаких следов Младшей не обнаружится, свяжется с Кэрдин. Людей искать — одна из её прямых обязанностей.

+1

3

Чистяков написал(а):

Комната незаперта.

раздельно

Чистяков написал(а):

Кто бы не оказался пострадавшим.

ни

Чистяков написал(а):

Причём, Маришка успела с ней подружится,

с ь

+1

4

Но сидеть и за движением стрелок по циферблату наблюдать не для Софи занятие. Территория огромная, народа множество, из поступивших в этом году ещё далеко не все знают, кто такая Марина. Тем более, у неё драчливость сильно снизилась. Да и одеждой она теперь почти не выделяется.
Если раньше с самой Софи непонятки случались.
Так! Где же ещё это чудо зелёноглазое она не искала? Карту школы держит в голове, куда не заглядывала? Имитатор лодки разве что остаётся. Но что Марине там делать? Она же только в надводных кораблях разбирается. Да ещё отец по непонятным причинам подводное командование недолюбливает. Причём причины явно ещё в прошлую жизнь уходят. В общем-то историю войн другого мира и роль в них подлодок Софи знает.
Идеи из того мира здесь совершенно невозможны. Идея подводной блокады против практически не зависящих от подвоза сырья извне огромных континентальных государств — лютый бред.
Парализовать снабжение удалённых островов — в принципе возможно, но трудновыполнимо, особенно сейчас в связи с успехами палубной авиации и общей зубастости эскорта конвоев.
  Пытаться ослабить главные силы флота, уничтожая тяжёлые корабли? Этим и так все силы противоборствующих Империй занимаются. В этой области оба противника добились определённых успехов.
Среди оттирающихся у лодки практически нет знакомых. Девушки там и вовсе не встречаются. Кивнув смутно знакомому парню, интересуется.
– Ты Марину не видел?
– Она с какой-то новенькой в лодку полезли.
Вот те на! Хорошо, хоть это лодка и деваться с неё в принципе некуда.
– Давно?
  Смотрит на циферблат.
– Часа два уже.
Опять паниковала на пустом месте. Хотя Марина не здесь, так тут повод для страха предоставит обязательно. Хорошо, Софи точно знает, все снаряды и торпеды на лодке деактивированы. Проверяли зимой все возможные варианты добычи боеприпасов. Лодка старого типа, часто топившая транспорты противника огнём артиллерии. У этой было два ста двадцати миллиметровых орудия и зенитный автомат. Самолёты тогда по сути дела, только учились летать по-настоящему. Гораздо большую угрозу для лодок представляли патрульные дирижабли. У них за Великую войну второй результат по числу уничтоженных лодок после эсминцев с эскортными кораблями, дальше шли мины с сетями, потом корабли остальных классов, включая линкор потопивший всплывшую после залпа лодку тараном, только на последнем месте была авиация (дирижабли обе стороны относили к флоту и числили воздушными кораблями). Хотя и лишь недавно научившиеся толком летать самолёты ухитрились отличиться. Одна из последних погибших в Великой войне лодок погибла будучи  атакована первым успешно летавшим палубным торпедоносцем с первого грэдского авианосца специальной постройки.
В эту войну авиация взяла реванш. Если верить пропагандистским заявлениям сторон, то за всё время боевых действий погибло уже почти три тысячи лодок, из них авиация претендует минимум на треть.
У грэдов лодки разных серий несли разные номера. У мирренов своеобразной традицией была сквозная нумерация, не отличая диверсионной лодки с экипажем в пару человек от гигантского «Дракона» с тех времён, когда лодки были дорогими игрушками, и никто и не предполагал, что их численность достигнет тысяч единиц. Тот же «Морской Дракон» имел номер ПЛ-453.
После того, как в море вышли лодки с номерами больше пяти тысяч, миррены сбросили старую нумерацию и начали новую. Сложившая ситуация умеющих считать наводила на очень уж грустные мысли.
У грэдов просто по номерам лодок мало что можно было установить, и в первую очередь, пытаться  понять, сколько лодок всего.
Подводники зимой доложили, пригодной к использованию взрывчатки и пригодных к использованию боеприпасов у них на борту нет. В противном случае, могло бы стать совсем грустно, ибо исправная полевая ста двадцати миллиметровка в школе имеется. Да и оба лодочных орудия вполне себе функционируют. Дальность стрельбы позволила бы с лёгкостью накрыть полигон.
Где Марину искать — представить не сложно. С лодки на берегу в первую очередь поснимали все аккумуляторы, оставив их только в одном отсеке. Во всех остальных оборудовали учебные помещения и просто натаскали множество деталей с самых разных лодок.
Насчёт способностей сестры запустить лодочный дизель Софи скорее уверена, чем нет. На реактивный когда-то мозгов хватило. Ясно, что это для окружающих относительно безопасно, лодка всё равно на берегу.
Более интересно, кто же это ещё нашлась такая умная?
Теснотища в лодке жуткая. Хотя это уже послевоенная лодка, где условия обитаемости экипажа были улучшены. Даже представлять не хочется, что же творилось на лодках Великой войны. Ограждение у двигателей совершенно символическое, хотя сами моторы совершенно холодные. Уже радует, одной проблемой меньше.
Вот и бывшие аккумуляторные ямы. Ещё никого не видно, но уже замечательно слышно. Голос Марины ни с чьим не спутаешь. Особенно в замкнутом пространстве. А кто же вторая, почти столь же горластая?
Софи прислуживается и чуть не садится на палубу. Это никто иная, как Медуза. Надо же, что ей в голову ударило. И ведь самой, Марина тут непричастна. А внешне выглядела совершенно нормальной девочкой.
Старшая Херктерент даже слегка обманутой себя почувствовала. Медуза ничем не обнаруживала своих странных пристрастий. И вот пожалуйста.
Кажется, эти двое своими голосами всех совсем не трусливых подводников, распугали. Интересно они что-то вокруг слышат, или только друг друга как глухари на току по весне?
– Сюда кто-то идёт, - надо же, со слухом у Медузы проблем не имеется.
– Кто там ещё? - обычная вежливость Марины.
Ничего не остаётся, как лезть через люк.
– Неужели соскучилась?
– Иного представить не в состоянии? - будто за кого-то тут волновались, показывать нельзя. Точно ржать будет.
– У меня богатейшая фантазия, но с зачатками материнского инстинкта у всех в нашей семейке крайне плохо. Я с трудом могу представить, что тебе тут  понадобилось? Ты же из присутствующих наихудший подводник.
– Ещё скажи, ты наилучшая!
– Здесь и сейчас Медуза лучше всех.
– Надо же, ты кого-то хвалишь.
– Представь себе, я ещё и это умею!
– Вы и правда всё время ссоритесь? – Медузе откровенно весело.
– Бывает иногда, – пожимает плечами Марина, – что тебе про Херктерентовские перепалки уши прожужжать успели?
– Да нет. Обрывки только слышала. Мне жужжать особо некому было. Я так тут ни с кем познакомиться и не успела. Чего, собственно и ожидала.
– Чего так? По мне так ты вполне нормальная.
– Зато, тебя, сестрёнка мало кто такой считает.
– Кто бы говорил.
Софи между делом, рассматривает Медузу. Как и у всех островитянок, с физическим развитием хорошо и даже очень. Выглядит ровесницей Софи, хотя и младше на три года. Как раз те года, когда природа в наибольшей степени склонна шутить над внешним видом человека. Медузе точно несколько добавлено к имеющимся годам.
– Плохо знакомится умею.
– Сказала человек, собирающаяся вариться в бульоне, где месяцами ни одной новой рожи не увидишь.
– Кто меня туда пустит...
– А это уж от тебя зависеть будет. По закону ты и тут быть совсем не обязана, этой школы тебе «Закон об образовании» не гарантирует. Но вот ты тут.
Медуза неожиданно начинает смеяться.
– Тебе что, плохо?
– Нет, мне часто говорили, «ты умная, но тугодумка». Как раз про сейчас. Попала в лучшую в мире школу, сижу во чреве подводной лодки, разговариваю с принцессами. И при этом пытаюсь себя жалеть. Да тут просто плясать надо от счастья!
– А ты и спляши, - начинает было Марина, - не верю, что не умеешь. Хотя, точно не из эшбадовских.
Медуза делает какое-то движение. Софи хватает её за руку.
– Хотя танцы на подводной лодке безусловно, оригинальное зрелище, я не хочу, чтобы при этом кто-то себе руки-ноги переломал.

Отредактировано Чистяков (29-06-2019 11:59:32)

+1

5

– Из-за имени не сильно ржали? - меняет тему Марина.
– Пока с этим вообще сложностей не было. Похоже, после вашего рождения на тему имён народ словно помешался. Имена одно чуднее другого стали придумывать. Да и вокруг... То Эрида, то Рэдрия, - Марина с трудом сдерживается, чтобы не зарычать, - то вообще какая-то Калиткуэ...
– Коатликуэ, - машинально поправляет Софи, - она вообще-то в честь очень жуткого существа названа.
– Так её поэтому змеедевочка зовут?
– Отчасти.
– Так что, впервые у меня не самое необычное имя.
– Марина и Софи когда были в числе редчайших имён. В справочниках замучаешься искать. Теперь уже который год в десятке самых распространённых.
– Удивительно на самом деле, разговаривать с теми самыми людьми, в честь кого всех прочих называют.
– Привыкай, тут много всякого удивительного есть.
– Ага, и всяких удивительных в особенности.
– Двоих самых я как раз пред собой вижу.
– С языкастостью, я смотрю, у тебя всё хорошо.
– Скорее, плохо. К вам я ещё на корабле привыкнуть успела. Приди сюда кто другой — ничего бы не сказала.
– Ты ещё до того, как я пришла, по лодки полазать успела. Неужто никто не спросил ничего? Да и вообще, девочки на этом агрегате гостьи нечастые.
– Не в начале учебного года, - замечает Софи, - все всюду лазают, территорию осваивают. Посмотреть тут есть что, кое-чего даже в наших резиденциях нет. Например, лодки вот такой.
  – Только говорили «ты что, новенькая?», но тут говорить не надо, кивнуть достаточно... Ой, я вот подумала, к ним, то есть сюда записаться можно?
– Я только знаю, кто у подплава капитан и кто у них преподаёт. На суше лодочники – бойцы злые. Ну, ты их знаешь, – кивает сестре.
– Потому и злые. Лодка есть, а под воду не попадёшь. Вот и дуреют без моря.
– Ты тоже по причине неба недостатка всякое вытворяла.
– А ты мне активно способствовала. Кстати, зря ты подводников игнорировала. Они тоже любые двигатели очень хорошо ремонтируют.
– Насколько я знаю, реактивные двигатели в подплаве не используются, так что, без тебя всяко не обошлось.
– Очередное признание моей исключительности.
– Помноженной на чудовищное самомнение.
– Но исключительности.
– Но с самомнением.
Сёстры распаляются всё больше. Медуза пытается прикинуться отсутствующей батареей аккумуляторов.
– Так, что тебе от лодочников понадобилось, я кажется, поняла, – переключается на неё Марина, – записаться к ним хочешь?
– Хотела. Но это ведь запрещено.
– В подводное командование девушек не берут на самом деле.
– Нас когда-то и в авиацию не брали.
– Зато, женщиной-артиллеристом уже которую сотню лет никого не удивишь.
– Первыми воздухоплавателями как раз сёстры–Еггт были.
– Это если мирренскую версию изобретения воздушного шара не рассматривать.
– Хоть здесь не занудствуй!
– А в глаз?
– Вернёмся к Медузе. Что ты там говорила про подводное командование?
– Вспомнила бессмертное армейское «здесь вам не тут!»
– И причём здесь это?
– При всём. Какое отношение имеют любые постановления любого из командований к «Уставу» школы? Помнишь, что там написано?
– Где именно? Он длинный.
– В той части, где говорится про предметы по выбору. Там прямо сказано про доступность этих предметов вне зависимости от пола. Были женщины, первыми в воздух взлетевшие. Почему бы Медузе не оказаться первой офицером-подводником?
– Только у кого мне попробовать записаться?
– Капитана я знаю, – отмахивается Марина, – парень не страшнее и не дурнее прочих.
– Только не знаю, сумею ли я с ним поговорить...
– Мы с тобой сходим. Личный состав на этот предмет набирает он со своими офицерами. Администрация только утверждает. Но учти. Поговорим мы с ним ровно один раз. Дальше сама, всё сама. Это твоя мечта, а не наша.
  – А если он откажется записывать?
Сёстры рассмеялись.
Медуза боялась напрасно. Противостоять напору любой из Херктерент крайне сложно. А тут они обе в дело вступили. «Инструкцию» подводного командования о правилах приёма капитан помнил. Но и «Устав школы» знал назубок.
Даже сразу помог Медузе заявление заполнить, и сразу в администрацию отнёс.
Потом в списки включил и настоящую эмблему подводников в виде силуэта лодки дал.
По насмешке судьбы, силуэт больше всего напоминал лодку стоящего в школе проекта.
Эмблема сразу прикручена прямо под знаком школы.

– Ты не находишь, вокруг нас уже слишком много обязанных нам лиц, не все поступки которых можно толковать однозначно?
– Своих кобелей считай, – огрызается Марина.
– У тебя даже до одного плохо получается.
– Успеют ещё за мной набегаться, как отец выражается «первый блин – комом», хотя я эти круглые и не люблю.
– Только пообещай никого не убивать, а то другое его высказывание про тихий омут, и что за твари там водятся я тоже помню отлично.
– С чего ты взяла, будто Димка мне что-то сделал?
– Так и подумала, ты Рэде обе ноги теперь хочешь переломать, да так, чтобы срастались подольше.
– Далась она тебе.
– Вообще-то, я с ней не ссорилась. Да и Эриде несчастье с Рэдой совсем не понравится. Даже, если она и не всплывёт.
– Шла бы ты со своими шуточками. В кои-то веки могла бы сестру и поддержать из девчоночьей солидарности.
Софи упирает руки в бока.
– А какой поддержки ты от меня хочешь? Стоит мне мизинцем шевельнуть – и бойкот Р объявят какого свет не видывал. Только Эр с ней разговаривать и будет. Сама через десятку в петлю полезет. Этот к тебе побитой собакой приползёт, лизать всё, что скажешь будет. После того, как его выпишут после несчастного случая со множеством переломов. Этого тебе надо? Если надо, то только скажи. Но здесь и сейчас. И прямым текстом.
– Может, и расписочку выдать?
– Кому другому, было бы и неплохо, но я твоему слову вполне верю. Итак?
– Знала бы, кого сейчас мне один в один напоминаешь...
– А я знаю. В зеркало смотрюсь регулярно. Дальше сходство будет только увеличиваться. Повторяю. Итак?
Качественные театральные паузы Марина умеет выдерживать великолепно. Полюбовавшись на готовую к весьма решительным действиям, включая порчу двух жизней, Софи, младшая Херктерент, наконец, изрекает.
– Я, Марина-Дина дерн Оррокост Саргон-Еггт, истинный Младший Еггт, даю слово Еггта и прошу всех, меня слышащих, запомнить. Вред своим врагам могу наносить только я. Все прочим, и в первую очередь, Чёрным Еггтам запрещается предпринимать в их адрес какие-либо действия, или наоборот бездействия.
Грубо говоря, если ты тонущую Хорт увидишь – будешь вытаскивать, если в петле её увидишь – попытаешься вытащить, а не мимо пройдёшь. Ещё раз говорю Слово Еггта.
– Бе-бедняжечка Рэдрия, – по–русски блеет Софи, – сидит где-то сейчас, и даже представить не может, как ей только что благодаря Марине второй... Нет, получается третий раз в жизни просто невероятно повезло. Третий раз уже. Кому-то за всю жизнь однократно такой удачи не выпадет. Тут трижды уже. Рожа с задницей не треснут? Это если не вспоминать, она тебе вообще жизнью обязана...
– Сама разберусь, – рычит Марина, – я сказала, а ты должна услышать.
– Я принимаю вашу волю, Младший Еггт, – церемониально кланяется Софи.
От цветистого и витиеватого ответа Марины цензурный комитет повесился бы в полном составе. Уши Софи в трубочку тоже не свернулись, впрочем по этому поводу Марина иллюзий и не испытывала. Ругнуться в лучших традициях старшего брата Софи вполне способна. Воздушность и кажущаяся хрупкость слишком многих вводят в заблуждение.

+1

6

Идёт себе Марина, никого не трогает. Тут на неё соседка по этажу из разряда безвредных налетает со скоростью пушечного ядра. Чуть с ног не сбивает, ещё за руку пытается схватить. Марина уворачивается, примериваясь сразу врезать, или сначала разобраться, в чём дело-то? Если она так носится, то самое малое где-то пожар.
– Бежим скорее! Там Димка и Рэда, –  и воздух ртом хватает, как рыба на берегу.
Марина демонстративно зевает.
– Чего они? Целуются или ещё что? Так я знаю давно и мне не интересно.
– Нет. Убивают друг друга, - наконец отдышалась, такой испуг на лице подделать невозможно, тем более девочка ничем театральным сроду не интересовалась.
– Ладно, пошли глянем. Только я-то зачем нужна? Первую помощь оказывать умею не лучше прочих, рации у меня нет. Ты бы лучше бежала в сторону телефона, а не меня искала.
– Но ты же...
– Что «я же»? Брачного контракта не заключала ещё!
– Ты не поторопишься?
Марина снова зевает.
– Судя потому, как ты набегалась, там уже давно остался кто-то один, а второй сейчас лопату ищет, чтобы труп закопать быстренько. Или они оба в таком состоянии, что помощь оказывать бесполезно?
  Идут не торопясь. Одна намеренно никуда не спешит, вторая все нормы по бегу выполнила на несколько десяток вперёд.
– Слушай, пожарный кран со щитом там близко?
– Зачем он тебе?
– Осень нынче тёплая. Эти двое похоже, на солнышке перегрелись. Началам гражданской обороны тебя тоже учили. Шланг бы размотали, да из брандспойта спрыснули бы этих двоих, если они ещё на ногах стоят. До нового года ещё вон сколько, а они уже дуэли затевать начали.
– Нет, Марина, пожарный кран там далеко, - ответ с невозможно убийственной серьёзностью.
Подходя, Херктерент убеждается — за лопатой ещё никто не пошёл. Народ слишком уж плотным кольцом стоит.
Марину без разговоров пропускают в первый ряд.
М-да. Вот и эта, уже сильно не сладкая парочка.
Пока ещё живые. И даже почти не побитые.
Стоят друг напротив друга, опустив клинки. Стараются отдышаться.
Ну да, если учесть, сколько беготня за Мариной продолжалась, то длиться эта драка, дуэлью тут и не пахнет, уже довольно долго. Странно, что никого из преподавателей нет. Хотя, при здравом размышлении взрослых людей понять можно. Никому не охота совать нос в дела, где Еггты замешаны. Пока никого под покрывалом не несут — и ладно.
Пока, очевидно, эти двое сперва жестоко поссорились, притом настолько что спор решили закончить на оружии. Не поленились за ним сходить, и сюда вернуться.
Эта первая или окончательная размолвка в этой парочке?
Пока никто не ранен.
У Рэды клинок весьма качественный, видно под неё ковался, ну так упоминала же, у неё кузнецы знакомые есть. У Димки — обычны массовый меч. Он сын офицера, право носить длинный клинок имеет. Хорт такое право получила от Марины.
Любоваться на фехтовальное состязание нет ни малейшего желания.
– Мальчики - направо, девочки — налево, - гаркает Марина, - поигрались детишки  - и хватит. Расходитесь.
Сразу два взгляда попытались Марину испепелить.
– Я неясно выражаюсь? Расходитесь. Яйца выеденного не стоит всё, что между вами было.
– А если мы не хотим? - Димка всегда отличался повышенной смелостью. Или тупостью.
– С мечом на пистолет идти не самая умная идея, - вокруг Марины образуется пустое пространство. Стандартный армейский откуда-то взялся у неё в руке, - Убивать вас, придурков малолетних, не буду. И не надейтесь. Если не разойдётесь, тупо колено каждому прострелю. И скажу — так и было. Сами знаете, мне — поверят. Как я стреляю — вы все осведомлены. Считаю до пяти. Раз!
На счёте «три» Димка резко вставляет клинок в ножны. Повернувшись к Рэде спиной, идёт прямо на толпу. Пред ним расступаются.
Рэда неожиданно повернув клинок рукояткой вверх резко втыкает его в землю. Падает на колени, закрыв лицо руками. Её всю трясёт. Кто-то к ней бросается.
– Извиняюсь, успокоительные капли для истеричек с собой не ношу.

+2

7

Пытающиеся поднять рыдающую Хорт девушки как-то странно косятся на Марину. Неужто у Рэды истерика настоящая? Помнится, в бой она раньше спокойно шла. Правда, тогда была уверенность в собственном превосходстве. А Марина эту уверенность убила с крайней жестокостью. Похоже, история повторилась. И снова с крайне неприятным для Р результатом. И снова без Марины не обошлось.
– Делайте с ней, что считаете нужным. От меня ей сегодня опасаться нечего.
– Блестящая сыгранная сцена из древней трагедии, - Софи словно из-под земли появляется, - в решаю момент появляется существо из машины, и предотвращает кровопролитие. Просто блеск!
Легонько хлопает в ладоши.
– Кровопролития тебе хочется? Ну, так я и устроить могу!
В сторону сестры Марина не поворачивается, но пистолет по-прежнему в руке. Народ всё дальше и дальше от них отодвигается. Вместо одного конфликта назревает другой, но свары Херктерент вещь в общем-то привычная. Точно известно — никто никого не убьёт, если не пытаться ввязаться.
– У меня тоже пистолет есть, но я напоказ оружие не выставляю.
– Иногда люди по-другому не понимают.
– Или некоторые иначе не умеют разговаривать.
Марина нарочито медленно убирает оружие. Осведомляется, уперев руки в бока.
– Довольна? Что ты мне хотела сказать?
– Удовлетворена, что безопасность окружающих больше не подвергается неоправданному риску.
– Зато, твоя вот прямо сейчас может и подвергнуться.
Софи отступает на шаг.
– Я хотела с ними поговорить, но ты раньше успела.
– Этим двум придуркам следует научиться не выносить напоказ то, что лишь их двоих касается.
– Такие ссоры часто затевают, чтобы побольше зрителей вокруг оказалось.
– В следующий раз просто пройду мимо. Дам им возможность убиться друг о друга.
– Ты уверена, что это именно то, что они собирались сделать?
– Я уверена только в том, что у меня есть срочные дела совсем в другом месте. Да и у тебя, вроде бы, тоже.
Поворачивается и уходит, направляясь к себе. Если она что-то понимает, Софи надо продолжить разговор без посторонних. Когда допустимые мерки ожидания уже заканчиваются, Сонька наконец, появляется.
– Я к Рэде заходила. Ей очень плохо сейчас.
– Не знала, что у тебя есть задатки няньки. Ты, вроде бы, специализируешься на процессах, предшествующих появлению в семье представительниц этой профессии.
– Рада, что у тебя настроение хорошее. Тебе их не жалко?
– С чего? Я сопли вытирать только себе умею. Не ценили того, что раньше было — ну так пусть жрут то, что сами и заварили.
– Как говориться, катализатором в этой реакции как раз ты выступила.
– Сама знаешь, на кого ты похожа, и так же, как и она начинаешь обвинять меня во всём происходящем. Может, и война из-за меня началась?
– Сама бы от подобной славы точно не отказалась.
– Ты о чём-то другом собиралась поговорить.
– Рэда очень переживает, что с тобой поссорилась.
– Поссорилась... Ха-ха. И она это ещё так называет! Да вообще-то за такую «ссору» это я её должна была на куски рубить.
– Чаще ограничиваются исцарапанным лицом и выдранными волосами, но ты у нас известная противница полумер.
– Или начинаешь разговаривать нормально, или что-нибудь будет выдрано или сломано уже у тебя.
– Попробуй с Рэдой поговорить. Вам же уже случалось заключать перемирие.
– Будет в другой раз тонуть — вытащу. Но не более. Да и в тот раз — ни будь рядом Эриды, я бы не полезла. И не было бы сейчас никакой Рэдрии.
– А вот это ты врёшь, Марина.
– Ну, вру. Имею иногда право на маленькие слабости?
– Так ты теперь договороспособна? Так ей и передать? У них всё на самом деле, кончилось. И тут без вариантов. Можешь мне поверить.
– Могли бы и вовсе не начинать. Если придёт — есть шанс, что поговорю, но могу и в окно выкинуть. Тут уж от неё всё зависеть будет.
– Хорошо. Так и передам.
– У меня приёмные часы не круглые сутки.
– Она это и так знает.
– Глупость людская. Тобой могил больше вырыто, чем всеми войнами вместе взятыми.
– Давно тебя потянуло цитировать древних философов?
– А это не они. Я сама такое только что придумала. Решила начать собирать цитатник из моих высказываний? Могу ещё парочку подарить.
– Обойдёшься.
– Как знаешь.

+1

8

Глава 2.

  Рэде, похоже было плохо на самом деле. Её гости из медицинского корпуса посетили. С машиной. Правда, ни под покрывалом, ни как-то иначе Хорт никуда не увезли. На следующий день на занятиях она не появляется. К середине дня Марина уже знала, Рэде выдали освобождение от занятий на три дня. Сама не интересовалась, но скорость распространения слухов в школе следует описывать какой-то неизвестной науке величиной. Равно как и чью-то болтливость.
К концу обеда вспоминает, не обнаружив Рэд за столами, за завтраком её тоже не видела. Тогда значения не придала. Теперь же... Одним из самых крайних проявлений людской глупости, особенно сверстницам присущей, Марина считает намеренную голодовку. Чаще всего по причине обнаружения мифических жировых складок, но и другие причины случаются.
Поев, Марина никуда уходить не стала, поджидая опоздавших и прикидывая, кого за Рэдой послать, если та так и не явится. Сама к ней не пойдёт, чести много, но и начать загибаться от голода даже дуре тоже не позволит.
Рэда явилась. Шла, как заводная игрушка, совершенно не глядя по сторонам. Марину рукавом зацепила, и даже не заметила. Еды набрала вполне обычное количество. Но как пищу потребляла. Если бы машины были живыми, то они наверняка с такими же отсутствующими физиономиями пили бензин.
М-да, похоже Хорт вчера угощали чем-то посерьёзнее «Кошачьей радости». Может, и помогло, только чтобы сейчас опознать в Рэде живого человека требуются определённые усилия.
С опозданием Марина соображает — первыми людьми, с кем Хорт стала общаться были как раз она и Эрида. Рэда почти за целый год в школе ухитрилась ни с кем не сблизится. Только с Мариной дралась, да ножами швырялась.
И сейчас Хорт оказалась выкинутой из успевшего стать привычным круга общения. Опять сидеть вечерами в одиночестве и в себе копаться. Инстинкт самосохранения в школе блестяще развит, конфликтующего с любой из Херктерент никто к себе не позовёт.
Сонька уже успела на ушко шепнуть, уже несколько раз про Рэду спрашивали, она только отмалчивалась. К Марине, в силу действия того же инстинкта, никто просто не полез.
Традиционно происходящее прошло мимо Эр. С неё бы могло статься, при отсутствии другого общества, как-нибудь вечерком отправится Р поискать. Но в том-то и проблема, от отсутствия общества разноглазая никогда не страдала, хотя некоторых из её рыбок-прилипал Марина при случае, стукнула бы чем-то тяжёлым.
Через три дня Хорт стала появляться в классах. Ожидаемо садилась подальше от Марины, но в остальном вела себя вполне обычным образом, то есть дуясь на всех вокруг, как рассерженный ёжик. Её тоже никто не трогал.
Какой мотив преобладал «не трожь, оно и вонять не будет» или просто помнили, как Рэда швыряет ножи — осталось неизвестным.
Херктерент, впрочем заметила, ножей при Рэде нет. Причём нет ни метательных, ни каких-либо других. Пистолета тоже нет, хотя в Островной резиденции успела им обзавестись. Опять же, благодаря Марине. Теперь из гордости не носит?
Когда вызвали, вышла и ответила. Как обычно для неё, чуть лучше среднего. Марина подметила лёгкую заторможенность в движениях, речь, медленнее обычной и более глухой голос. Наверняка, сорвала, когда на этого орала.
Марина поздно пришла, ей передали орала Рэда тогда на Димку страшно. Он тоже, в общем-то за словом в карман не лез. Но судя по запомненным высказыванием просто огрызался на лай. Даже жалко становится, что тогда не спешила. Много интересного пропустила.
Динкерт видела и слышала всё с самого начала. Но некоторые разделы родной речи для неё остаются неизвестными, несмотря на общение с Мариной. В окружении её родителей просто не было такого количества профессиональных вояк, слывущими первыми в Империи знатоками неизящной словесности.
Марина, Дима и Рэда с такими общались с самого раннего возраста.
Без крайней необходимости крепкие и очень крепкие слова в разговор вставляла только Марина. Потом у этих двоих, точнее уже не двоих, дошло до крайней степени этих крайностей.
Динкерт многого не запомнила, и ещё меньше поняла, но даже услышанного Марине хватило. Можно было получить представление, как протекают ссоры в семьях, где никто не обладает красноречием Саргона и Кэретты.
Другое дело, отгремевшая недавно сцена была из тех, что происходят два раза — первый и последний.

+1

9

Конфликт как-то окончательно выветрил ещё витавшие всюду остатки летнего настроения. Учебный год, наконец, начался по-настоящему.
Хотя некоторые предпочитают витать в облаках. Динка всё лето о приятеле ни разу не вспомнила. Но стоило увидеться — и всё снова началось. Неуёмная активность теперь тратится строго на одного человека.
Марина где-то довольна — избавлена от назойливого внимания Кошмара. Где-то и злится слегка. Хотя не на что. Как только противоположный пол появляется — все старые друзья идут куда подальше. Работает, кстати на оба пола одинаково.
Эрида остаётся образцом постоянства. Мозги, как ни странно переключились исключительно на учёбу, оставив где-то за бортом все прочие увлечения. Даже никакие парочки больше не обсуждает. Хотя, там обсуждать-то особо и нечего, для сторонних наблюдателей развалилось всего две. Все прочие остались в прежнем состоянии, новые ещё не успели сформироваться.
Змеедевочка как-то ухитрилась добавить загадочности и без того специфическому облику. Сама никаких контактов ни с кем не ищет, и ей пока достаточно.
Марине учиться откровенно лениво. Всё слишком быстро получается, её всезнайство — постоянная, и всем известная величина. Вот только задания теперь выполняются не по принципу «быть лучше всех», а «отстаньте вы все от меня». Всё равно оказывается в первой десятке любого списка.
Мастерство, то есть мозги не пропьёшь! Только применять их особо не на что. Подготовка к Битве ещё не начата, да и неизвестно, будет ли в этом году, слишком уж в прошлом народ заигрался. Как-никак, раненые были самые настоящие, плюс одно покушение на убийство. Марина может планы на будущее узнать, но элементарно не хочет.
Иногда можно тупо по течению плыть. Точно ведь известно — где-то там дальше водопад. И мимо него — ну просто никак.
Силы просто ни на что прикладывать не хочется. В конце-концов, в моторах рыться просто грязно, а Марине за месяцы почти исключительно в воде и вблизи её тупо надоело пачкаться. «Руководства службы» даже для «Драконов» в библиотеке есть — вот и изучайте.
Херктерент быть главным ремонтником элементарно надоело. Хотя, если начать разбираться, надоело вообще всё.
Даже на Эриду с трудом удаётся не срываться. Даже её беззлобность начинает казаться напускной, под которой что-то крайне хитрое скрывается.
Софи себе верна, но как Марине кажется, даже полётами совершенно без огонька занимается. Сама признала «Я тупо часы налётываю для будущего». Если учесть, что чуть ли не впервые сестрёнка сказала «тупо» в адрес самой себя. В прошлом Марина тут же взялась вокруг этого какую-нибудь теорию выстраивать.
Но теперь просто наплевать. Тупо и тупо. Её дело. Уровни классификации пилотов меняются постоянно. В военное время — особенно часто. Думала, Софи после весенних событий перехватчиками увлечётся. Но нет, по-прежнему фронтовой авиацией бредит.
Ну, так вперёд, если жизнь не дорога.
Те пулевые отметины на броне всё чаще вспоминаются. Пусть, расследование давно завершено, виновный был наказан, Эорен теперь за тысячи километров отсюда. Но от нехороших мыслей никуда не деться.
У неё тогда был настоящий танк, один из первых с противоснарядным бронированием. Часть пуль попали как раз около прибора мехвода. Ещё несколько угодили в башню, одна так и вовсе царапнула наблюдательный купол. Голова Марины была там совсем рядом. Пусть и за несколькими сантиметрами стали.
Знал ли «кот», что танк настоящий? Так ли уж он плохо стрелял. Или от волнения мозги переключились с бегущей Эорен, на пункт инструкции по борьбе с танками, предписывающей вести стрелково-пулемётный огонь по приборам наблюдения?
Свои выводы Марина тогда озвучила, в протокол их внесли, но судя по дальнейшим событиям, значения не придали.
Будь у неё ходовой макет, как большинство танков в позапрошлом году — могло бы быть два, а то и три трупа. Фанеру пули бы пробили с лёгкостью. Остановив танк, можно было бы снова перенести огонь на нескладную фигуру.
Правда, был и серьёзнейший аргумент против — никто из «котов» не знал башенного номера танка Марины. Не знал и незадачливый стрелок.
Но пули всё равно попали. Спасла броня. Но брони-то могло и не быть...
Роскошные траурные номера газет тогда бы вышли! Прервана блестящая жизнь! Трагически погибла надежда Великого Дома! Убита Младший Еггт!
  Хотя нет, про неё бы точно не дали написать, будто убита. «Трагически погибла» преобладало бы. Хорошо, возраст не тот, а не то бы было «скончалась после тяжёлой и продолжительной болезни».
Про Эорен бы тоже что-нибудь хорошее написали.
Жизнь имела все шансы оборваться на самом взлёте. Логика подсказывает, не поверили, будто именно её хотели убить тогда правильно.
Но чувства по-прежнему заставляют считать по-другому.
Умирать Марина совершенно не собиралась. И чуть не была убита, причём тупо за компанию.
Хотя, она и сама могла убить ничего ей не сделавшие экипажи «Драконов». Тоже не самое приятное воспоминание. Как помешательство всеобщее накатило на них тогда с этими снарядами.
Есть ещё хранилища, что зимой не нашли. Вот в ближайшее время, сама сходит и все подорвёт. Это-то она делать умеет, а доверие к окружающим значительно снизилось.
Как-то иначе стало всё вокруг смотреться. Если Битва будет и в этом году, она первая полезет проверять, чтобы ни у кого не оказалось боевых патронов.
И соответствующий отчёт с печатями и подписями с той стороны затребует.

+1

10

Прогулка по уничтожению боеприпасов заняла полдня. Тогда не нашли примерно треть от спрятанного. 50-мм сам по себе снаряд небольшой, но если их много. Никого посещать не стала, а то найдутся ещё умники. Когда парк строили, была мода сооружать где надо и не надо всевозможные заброшенные «древние» руины.
Логика — просто блеск, как строили в Храатской империи вещь прекрасно известная, до уровня завоевателей, мягко говоря, не дотягивали.
Да и архитекторы вдохновлялись не сохранившимися сооружениями (по мнению Марины, пригодными только для производства щебёнки), а собственной фантазией, с которой у большинства было неплохо.
В одно из наполовину скрытых в земле, приём архитектурный такой, сооружений Марина за несколько раз и перетащила все снаряды. Носила особо не таясь, всё равно мало найдётся смельчаков спрашивать, куда она направляется. Стены толстенные, выдержат взрыв и чего посерьёзнее.
Взрыв выдержали. Даже не слышно было почти.
Собственные закрома Марина не тронула, пусть там тоже боеприпасы имеются. Больше она дурить со стрельбой по «котам» не собирается, а про её тайники даже Динке не всё известно. Тем более, та в них и не заглядывала, по крайней мере с начала учебного года.
Ну вот, дело сделано, и опять нечем заняться. Как-то не придумывается ничего. Хотя раньше идеи всегда находились. Не у неё, так у других, а таланты Марины требовались для реализации.
Как назло, ещё полтора дня убить надо. В столицу съездить? Ха! А чего она там не видела? Даже на выставку трофеев попадает только, что до этого подробно описали в очередном выпуске справочника «Мирренская императорская армия». Последний выпуск Марина читала уже. Пока новый не появится, на выставке делать нечего.
Попробовать как сестрёнка съездить, по магазинам пройтись, накупить всего, большая часть которого никогда потом не понадобиться?
Хм. А зачем? Вещей у Марины и так многовато, а талантами разноглазой пространство расширять она не владеет. Тем более, Марину собственный внешний вид вполне устраивает.
Идёт, камушки пинает.
Софи говорила, её страшно раздражает, постоянно всем зачем-то нужна. Иногда даже прятаться приходится.
«Обратная сторона популярности» - констатирует Марина.
«Знала бы ты, как они меня все достали!»
«Так подальше посылай, умеешь же прекрасно».
«Марин, жизнь не завтра закончится. Мы все ещё можем друг другу понадобиться»
«Ценное замечание».
Вот так и хочется что-то сказать про эту самую ценность. Да не выходит что-то.
Как можно одиночеством наслаждаться? Всё-то эти писатели вечно перевирают. Тут уже и по назойливости Кошмара и странностям разноглазой скучать начинаешь.
Пойти, кого из них поискать.
Но навстречу только Рэда движется. Так же под ноги смотрит и камешки пинает. Марину замечает. Но только запнулась на мгновение и дальше идёт. Парк как-никак, общий. Сказануть ей что-нибудь? А почему бы и нет? Марина всё равно ничего не потеряет, да и дерётся что с оружием, что без куда лучше Рэды.
– Кажется, я недавно поняла, почему у твоего отца с матерью не сложилось. С бешеной жить — то ещё развлечение.
В силу обстоятельств, Хорт относится к редчайшему типу людей, кто на оскорбление матери реагируют совершенно спокойно, иногда даже с мрачным юмором.
– Откуда узнала? - резко оборачивается Рэда. Ощутимо напряглась, но не до такой степени, чтобы в драку кидаться.
– Узнала что? - недоумевает Марина.
– Про бешеную.
– Ты сама всей школе недавно показала. Знала, девичья память — коротка. Не знала, что настолько.
– А, ты про это, - Хорт почему-то становится похожей на мячик, откуда воздух выпустили.
– А ты тогда про что? Или очередная тайна мирренского двора?
– Да нет тайны никакой. Отец... Ту женщину тоже бешеной звал. Скрывает, но знаю, ему не слишком нравится, всё больше становлюсь на неё похожей.
– Мне бы такое тоже не слишком понравилось.
Рэда словно не замечает.
– Говорил, «у меня, кроме тебя от неё только шрам остался». Я видела, какой. Снаружи, но главный внутри.
– И ты решила, пока молода, её подвиги начать повторять? Смотри, даже тут не все такие, как этот. Сама знаю тех, кто при подобной выходке тупо проткнул бы тебя между сисек. И плевать бы было, что на север потом улетит.
– Отец чуть и не улетел. Дело на него было заведено. Она слишком поздно поняла, что беременна. Я была не нужна. Это почти местью было, меня ему оставить. Она заявление забрала, от всех претензий отказалась, настояла на закрытии дела.
И, по сути дела, избавилась от меня сразу после рождения.
– Раньше ты говорила нечто другое.
– Раньше и было многое по-другому.
– Откуда мне знать, что ты правду говоришь?
– Марина, ты ненавидишь, когда придуриваются, а сейчас придуриваешься сама. У тебя же прямой выход на министра. Сама можешь узнать про все дела, с моим отцом связанные.
В логике Хорт не откажешь.
– Не особо люблю во всякой грязи рыться, особенно, если мне самой это ничем не угрожает. При желании, отказаться от тебя твоему отцу было бы намного легче, чем матери.
Рэд самым натуральным образом щерится.
– Подозреваю, между ними были какие-то негласные соглашения, не позволяющие так поступить. Во всяком случае, до истечения срока давности.
– Так он по-моему, десять лет, если за незаконную дуэль. Было бы желание — ты бы совсем не сюда поехала.
– В детстве я что-то такое краем уха слышала при разговорах с родственниками. Потом... Потом он меня если и не полюбил, то по крайней мере, привязался.
– Возможно, стоило бы привязываться поменьше.
– Понимаю твой намёк, Марина. Тогда наши пути не пересеклись. Но ведь экзамены сюда могут сдавать ученики любых школ. Даже не самых хороших. Мозги-то у меня всё равно были бы те же самые.
– В определённых местах они у тебя вполне могли бы не развиться.
– Могли. Но произошло только то, что произошло. И нам теперь всем с этим как-то жить.
– Живи! - пожимает плечами Марина, - Я тебе мешать не собираюсь. Если сама не начнёшь под ногами путаться.
  – Да я сама теперь десятой дорогой буду обходить тех, на кого ты внимание обратишь. Твой характер выносить — очень специфическим человеком надо быть.
– Ага. Меня больше трёх лет терпели, а ты за месяц опротивела, - Марина рассчитывала, сейчас Хорт кинется в драку, но та только машет рукой.
– Я как та рыбка — поняла, целиком добычу не заглотить, ну и выплюнула, пока ещё дышать могла.
Кажется, теперь Хорт рассчитывает, в драку Марина кинется. Она ещё на что-то надеется?
В любом случае, не дождётся.
– Новых рыбёшек половить решила? Не таких колючих?
– Ты сама заметила: я ещё молода. Время есть.
– Перспективных в других местах такого количества вокруг тебя не будет, да и некоторые вещи, - проводит рукой по груди, - со временем могут совсем безобразными стать.
Кажется, этим Рэду зацепила сильнее. Но удержаться всё равно сумела, ответив колкостью.
– Это и хорошо, и плохо одновременно, когда кроме «Ведьм» у девушки и смотреть не на что.
– Зато, с «Ведьмами» у меня всё хорошо, - ржёт в ответ Марина.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.