Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Я - Осень!

Сообщений 1 страница 10 из 267

1

Очередной перпендикулярный взгляд на мир и историю грэдов.  События с точки зрения одной из живущих в "Замке ведьм" девочек. Куда на этот раз меня кривая вывезет - без понятия  :)

- Опоздали.
– Уверен?
Усмехается.
– Охрану не выставили?
– Почему? Выставили.
Командир поднимается. Молодой, огромного роста, довольно худой в чёрных латах словно покрытых змеиной чешуёй.
– По коням!
Всадников не больше сотни. Доспехи у всех подобны командирским. Запылённые, но отменного качества. Кони у многих вороные. Почти у всех к сёдла приторочены отрубленные головы.

Не бой. Избиение. Хотя, правильнее, заслуженное возмездие. Пусть запоздалое.
  Командир, сотник и двое десятников сидят на деревенской площади. Солдаты заняты. Шуруют по домам, лишившимся хозяев, стаскивают с убитых доспехи получше. Сносят на площадь мертвецов. Таскают дрова, поленницу для огромного костра. Мёртвых, одетых по-крестьянски складывают рядами у поленницы. Чуть поодаль – груда тел напавших на деревню, некоторые полураздеты, другие в дешевой стёганной или кожаной броне. Все тела разбойников – без голов.
Отрубленные лежат недалеко от места, где сидят командиры.
– Как делим? На отряд, или каждому?
– Каждому. Пусть наместник попрыгает.
– По сколько?
– Кто что прихватил – то его. Остальное – по жребию.

– Что нашёл? – солдат из весеннего набора.
– Вот. Ребёнок. Живая. Девочка. Без сознания. Не знаю, что делать.
Командир вино с ленцой допил. Хороший виноградник. Был. В месте, где «резаки» побывали долго никто селиться не захочет. Поля даже стороной будут обходить, ибо как знать, что из земли ещё полезет. Благо, земли вокруг в достатке.
– Я на няньку похож?
Солдат осторожно делает шаг назад, не зная, что делать со свёртком.
– Сто-ять! – повернувшись к десятнику, – сходи в постоялый двор, там, вроде был ещё мех с этим клеймом.
Повнимательнее осматривает сверток, не приближаясь к солдату.
– Вроде, не совсем маленькая. Дорогу выдержит.
– Там-то она нам зачем? В соседней деревне пристроим кому-нибудь. «Ведьмы» три-четыре накинем – возьмут с радостью, – сказал и осёкся, сообразив,  ляпнул что-то не то, торопливо продолжил, – Точнее, не «ведьмы», конечно, а золотые новой чеканки.
Командир заржал.
– Дать бы по шее, да лень. Тем более, она сама их так зовёт. Шутит ещё «Лучший мой портрет – всем, даже врагам нравится!» Нет уж, как тут с приёмными обращаются, я знаю. Эт ты вовремя ведьму вспомнил. Как раз одной знакомой и подарю. А то обожает со щенятками двуногими возится. Может выпотрошит, может нет. Куда ей чужие, своей будто мало.
Хохот.
- Звать-то её теперь как будут?
- Как-как? – командир нисколько не смутился – На поле боя её нашли. Значит, Ертгард, как воительница, будет.
- А второе имя?
- Что там у нас на дворе? Осень. Вот так и будет.

                           *   *   *

Вот так, говорят, всё и было. Так я в «Замке ведьм» и оказалась. Ертгард Осень. Когда-то по-другому звали, но я не помню. Несколько лет с той поры прошло. Иногда шепчутся будто я дочь Великого Господина Линка. Зачем шептаться, когда тут две его самые настоящие дочери живут. Будь другие –прятать их бы не стал. Грозного во мне только имя.
Когда писать и считать учили, спросили, знаю ли, в какой день родилась. Когда сказала, что нет – велели выбрать любой и запомнить. Я, хотя и Осень, но люблю лето. Первый день шестого и назвала. С той поры, так везде и записано.
Как считать научилась, игра с числами стала завораживать. Так и познакомилась с матерью Дины. Потом уже узнала – приказала докладывать об особых успехах воспитанниц в чём-либо. Вот и сообщили, я лучше всех считаю. Велели идти к ней, точнее, просто отвели. Я почти и не бывала в этой части замка. По сторонам не смотрела – боялась.
- Говорят, ты лучше всех считаешь?
- Да, - ответила очень тихо, её тогда ужасно боялась.
- Ну-ка, сосчитай вот это,- протягивает листок. Сама взять побоялась.
- Вон там сядь, и решай.
Только глянула – поняла, это для меня простенько. Решила, и сижу, гравюры на стенах рассматриваю. Тогда к ней Госпожа Кэрэтта приходила. Я уже знала тогда – из приходящих к Дине она сознательно не видит тех, кто за её спиной. Я как раз у окна сидела. Они долго говорили. Тогда я и половины слов таких не знала. Потом ещё кто-то пришёл. Я сидела, хотя уже скучно становиться стало. Рожицы всякие на полях рисовать принялась. Слишком увлеклась. Рисую я тоже неплохо. Она из-за плеча и сказала.
- Ам!
Я даже перо уронила. Дина забрала листок. Я испугалась. По отношению к ней – последний раз. Потом она удивилась. При мне – тоже впервые.
- Я пошутить хотела… А вон что оказалось… - словно сама себе сказала.
- Неправильно что?
- Да нет, всё правильно, включая то, чего ты знать не должна. Но ведь знаешь!
- Ну да.
Она хохотнула.
- Умная ты, Осень, думала надо мной подшутить хотят. А вон что оказалось…
- Я не Осень, вернее не только так я, Ертгард!
  Она словно не слышит.
- Осень… Так ещё братец шутит. Ты ведь не его. И одновременно, словно моя.
- Я – своя!
- Гордая девочка! Не злись. Как жила тут, так и будешь жить. Только вот… - ухмыляется, идя к столу, я такую улыбку только у Дины-Младшей видала, когда та что-то вредное замышляла, быстро что-то пишет, потом мне протягивает.
- Реши-ка вот это!
Оказалось потруднее, но я сумела.

Отредактировано Чистяков (12-12-2014 15:48:49)

+4

2

Чистяков написал(а):

Почти у всех к сёдла приторочены отрубленные головы.

сёдлам

Чистяков написал(а):

А то обожает со щенятками двуногими возится.

с ь

+1

3

Именами дочерей Линк словно над сёстрами подшучивал. Динни и Кэрри. Это не уменьшительные, а их полные имена. Маму их видела редко. Простого звания, но богатая. От подарков Линка или сама по себе – я не знала. Говорили, её дом – самый весёлый в городе. Поэты, музыканты и художники там собираются. Как к внебрачным дочерям Линка относится его супруга, я не знала, хотя и слышала, её отец из тех, кому законы не писаны, и жён у него было пять или шесть, не считая любовниц.

            *    *    *
Дина носится сияющая. Мать решила взять её на войну. Притом, командиром. Велела всем надеть доспехи и готовиться к смотру. Доспехи у меня есть. Ещё зимой велели заказать. Оружием тоже владею. Что предстоит – в общем-то представляла. Тут многие смерти видели. Ни от кого не скрывали, как она здесь оказалась.
Дина-Старшая идёт вдоль строя.
Я знаю не всех. Некоторых впервые вижу. За пределами крепости бываю редко, и никого там не знаю. Не умею в десятке мест сразу бывать. Иногда Верховный спрашивает, иногда велит показать оружие. Дина рядом идёт. До невозможности серьёзная. Только вот веер павлиньих перьев на шлеме кажется легкомысленным. Доспехи новые, я их ещё не видела, ярко-алые, блестящие с золотыми змеями и пятиконечными звёздами. Кираса нового типа, грудная пластина из одного куска металла, с центральным ребром, а не из полос, как у меня. Наверняка, очень тяжёлая. В таком доспехе её даже за генерала, а то и Верховного принять можно. Хотя, на наплечнике ничего нет.
Сама Дина одета буднично, всем привычная чёрная кожа, только на наплечнике звезда Верховного. Меч даже самый простой офицерский. Младшая явно нарядом хочет подчеркнуть, кто такая, хотя её мать этим не проймёшь.
Останавливаются возле меня.
- Так! Осень здесь останется!
- Это ещё почему? – возмущается Динка.
- Разговорчики… Ну-ка, перемножь… - называет несколько трёх и четырёхзначных чисел.
- Зачем?
- Приказ.
- Долго очень.
- Теперь ты, Ертгард, - совсем другие числа называет.
Отвечаю. Это для меня простенько. Динка смотрит с лёгкой обидой – знает же, я права.
- Мне её голова на плечах нужна. Желательно, ничем не стукнутая.
Кроме меня Динни и Кэрри тоже остались, хотя доспехи ненамного хуже, чем у двоюродной сестры. Всего из стоявших в строю, в замке осталась почти треть. Дина далеко не всем соизволила объяснить, почему.
Как сказала потом Динка, не слишком радостная, но и не слишком грустная: «Ладно, хоть всем позволила длинные мечи носить, а то рёву бы было».
Мне же показалось, в крепости остались те, кто хорошо умел ещё что-то, кроме как мечом владеть и верхом ездить.
Так и сказала. От её самодовольства и шумности иногда устаёшь.
- Где-то так, но не совсем. Поставьте мой доспех на стойку.
Вернулась с ружьём. Я впервые это оружие рядом видела. Стрелять не люблю – боевой арбалет тяжёл, охотничий легче, но я не охочусь.
Стреляет.
На металле только вмятина.
- А теперь ещё чью-нибудь принесут. Да хоть твою, Осень.
Стреляет с такого же расстояния.
Пробила!
- У меня – лучшая броня, у вас у всех – неплохая. Ружье же – сейчас такие начнут делать сотнями. Она не хочет ничьих смертей, и, одновременно, не может без них. Всех всё равно не защитить. Кто-то из нас в этом году умрёт. А кто-то – права такого не имеет.

Отредактировано Чистяков (10-12-2014 19:08:02)

+4

4

Чистяков написал(а):

Мне же показалось, в крепости остались те, кто хорошо умел её что-то, кроме как мечом владеть и верхом ездить.

ещё

+1

5

Следующими захотели проверить доспехи Линки. Старшая вернулась только в панцире. Становится и говорит.
- Стреляй по мне!
Показанный кулак вполне подействовал. Доспех пришлось снять.
Не пробило. Хотя… Я подозрительна, и знаю, сила выстрела зависит во многом от количества и качества пороха. Сразу не заметила, сколько она в ствол сыпала, да и не знаю точной дозы. У младшей тоже не пробило.
Потом прострелила пять подряд. Долго стрелять не получилось. У Динки порох и пули и кончились. Ни у кого запаса не оказалось, даже у тех, кто с ней ракеты делал. Из арсенала никому ничего не дадут без подписи самой Дины. Младшая знала, сегодня эту подпись не получит.

С утра опять отправилась в Главную башню. Раз теперь спешить некуда, то можно спокойно прочесть оставшееся на тех полках. Пропускают всюду. Многие завидуют. Могу сидеть и читать в личных покоях Молодой Ведьмы сколько мне вздумается. Давно уже могу любые книги из той комнаты брать, но предпочитаю читать в Башне, а не где-то ещё. Там никто не мешает, приходящие в большинстве обращают внимания не больше, чем на предмет мебели. Я не прислушиваюсь, к чему говорят. Хотя и шумно временами бывает. Динке тут скучно, считается, её личные покои тоже здесь, но она нечасто тут последнее время ночует, всё больше и больше времени проводя в городе. Сама Дина тоже не особенно на меня внимание обращает, даже когда в её кабинете сижу. Спрашивает о прочитанном нечасто, посылает с поручениями ещё реже, да и то в пределах крепости.
Из-за того, сколько времени в Башне просиживаю, шептаться за моей спиной куда как больше стали. В основном – о происхождении; мол неспроста Линк привёз меня когда-то. Вон как Госпожа девочку выделять стала, хотя та и не выросла ещё толком. Дочери Линка там столько времени не проводят. Что же через несколько лет будет? Кем девочка окажется?
Смешно! Не одна же я долго в Башне сиживаю. Но, что правда, то правда - сами Линки в башне бывали только если с Динкой проказничали или новые платья меряли. Однажды мне Госпожа сказала.
- Осень, иди наверх. К девочкам портнихи приехали. Закажешь себе платье… Точнее три: два обычных и одно парадное. И сказать не забудь: на благородную девочку.
- У меня всё есть.
- Все вы так говорите… - с ног головы оглядела так, словно впервые увидела.
  Сказала словно себе самой.
- Так! Смотрю, моя уже всех приучила как она одеваться. Ну, так это всё тоже закажешь. А что там всякие болтают – мне накласть!
Потом ещё ювелир с помощниками приезжал. Позвали всех, кто со мной в один год родились. Динка построила и сказала, её мать велела каждой из нас, взять из привезённого по три кольца, паре серёг, браслету и ожерелью. Оставшееся – разыграем по жребию. Об оплате можно не волноваться – за всё уже уплачено. Насчёт носить – по желанию. Но не терять.
А я и украшений золотых в руках никогда не держала, и уши не проколоты, и браслет простой. Ещё в первый год здесь дали, когда заметили, у меня нет. Даже не знала, как ко всему этому относится. Но три браслета на руке теперь всегда. Третий по жребию выиграла. Кстати, совсем на первый непохожий. Знает своё дело ювелир: даже самые простенькие вещи чуть-чуть, но разные. Никто ведь не любит одинаковое носить.
Болтают теперь ещё больше. Малознакомые часовые «На караул» стали брать.
Зря задумалась. Словно очнулась от шума. Госпожа Кэретта может ходить тихо, как кошка, но может и нестись с грохотом камнепада. В таком состоянии её многие боятся.
- Ты кого в этот поход собираешься брать?!! – такой злой никогда казначея не видела.
- Как кого? Тебя! Есть возражения?
- Ты знаешь, что я хочу сказать!
- Ещё знаю, кому-то хватит за материнскую юбку прятаться.
- Вот значит как!
Словно раскалённый кусок металла в воду сунули. Только шипения не слышно.
- Они же почти все совсем дети ещё.
- Взрослеть уже пора. Сама знаешь, он детей и женщин особенно ненавидит. Подзажился он на свете. Пора с ним кончать.
- Думаешь, это последняя кампания против него?
- Последняя не значит лёгкая.
Вздохнув, Кэретта уходит. Дина, задумавшись, смотрит ей вслед. Снова за перо берётся.
Я подхожу к столу.
- Вот. Можно следующую книгу?
- Бери.
- Но её там нету.
Слегка щурясь, смотрит на протянутую.
- Как нет? Четвёртая – последняя.
- Нет. Она не окончена. Продолжение должно быть. Мысль не завершена.
- Где?
Показываю.
- И ещё вот здесь не окончено.
Смотрит с хитрым прищуром. Понятно, от кого такой взгляд Динке достался.
- Что же тут должно быть?
- Пятая книга. В двух словах не сказать.
- А кратко?
Начинаю объяснять. Слушает, не перебивая.
- Записать можешь?
- Конечно, только время надо. Мне самой ещё не всё ясно.
- Как много?
- День. Может, два.
- Садись и пиши.
В голове-то всё уже выстроилось. Просто свериться хотелось. Написать-то не трудно. Может, опять проверяют? Видно же, на эти полки, кроме меня, давно никто не заглядывал.
Писала до вечера. Когда в Башне сидишь время быстро летит. Меня, ли любого другого Госпожа за стол когда позовёт, когда забудет. Сегодня не забыла. Раньше, в начале ночной стражи всегда уходила. Но так увлеклась, что с пером в руке и заснула.
Разбудила Динка. Глянула на неё – заспанная, взлохмаченная, неодетая. Дома ночевала, хотя утром уезжала. В окно посмотрела – позднее утро. Давно так долго не спала. Хорошо, чернил не пролила. Мысль, наполовину оборванную вчера не упустила.
Динка смеётся.
- Никогда тебя заспанной не видела. Что смотришь? Сиди и дописывай. Или жрать хочешь? – она не грубит, со всеми так разговаривает, знаю же, Госпожа Кэретта её «Маленькое чудовище» зовёт, - Ну, так давай со мной. Наверх пошли, поболтать охота.
Ей откажешь… Мне же что теперь делать? У Младшей Госпожи в личных покоях завтракаю. И так уже многие обращаются «благородная госпожа».
Потом до вечера сидела. Всё написала. Стою, в окно смотрю. Весело почему-то. Всё такое яркое.
- Готово?
И не заметила, как она вернулась. За столом сидит, почти все бумаги разобраны.
- Да.
- Показывай.
Читает внимательно.
- Не ожидала. Ты понимаешь, что пятую часть написала?
- Ну да. Я же знаю, она должна быть.
Смеётся.
- Тут дело в том, кроме тебя этого, похоже, никто не знает.
Пожимаю плечами.
- Ну, мы сделаем так, чтобы узнали. Учёным столичным отправлю, благо почти все сейчас в городе, включая ученика автора первых четырёх частей. Поглядим, что скажут.
- Они ответа не пришлют. Не любят читать письма от тех, кто в столице не учился. Тех, у кого приписки к имени нет. Читала, ответа годами дожидаться можно.
- Приписки к имени нет! – в глазах матери играют знакомые по дочкиным, огоньки, - Сейчас будет им! Сразу почтут. Посыльный!
Вбегает офицер. Дина дописывает несколько строк после моих.
- Упакуй это и принеси.

- Так. – Дина вытаскивает печать коменданта замка. Все знают. Когда флаг на башней – комендант она. Запечатывает пакет. Любуется. – В Новую Библиотеку отвезёшь. Под роспись. Скажешь, ответ должен быть через три дня, - бросает мне, - Так! Теперь ты подпись ставь.
Оробела, но спросила.
- Где?
- Под печатью.
Расписываюсь. «Ертгард О.»
- Я там им чирканула пару ласковых в конце, чтобы с ответом не медлили. Интересно, что скажут. Ты же в самом начале подписала, как ученики подписывают. Хотя, думаю, кто такая Осень они теперь ввек не забудут.
Хохотнув, так по спине треснула, что больно стало.

Отредактировано Чистяков (11-12-2014 16:11:33)

+3

6

Чистяков написал(а):

Сразу не заметила, сколько она в ствол сыпала, да и не знаю точной (навески, дозы).

Чистяков написал(а):

В таком состоянии её многие бояться.

без ь

+1

7

Геральдику многие ненавидят из-за сложности. Гербы, эмблемы, знаки на знамёнах. Всё надо запоминать. Я же достаточно поняла – первоначальных эмблем и вспомогательных знаков совсем немного, всё остальное – их смесь. Если на язык цифр переложить, всё совсем просто становится. Цепочку с вопросами «да» или «нет» выстраиваешь. Если на гербе любая птица или иероглиф птицу обозначающий – значит, герб Южный, и про все эти сложные приписки к именам, из-за чего столько скандалов бывало, можно сразу забыть.
Другое дело союзы разных домов, они меняются постоянно. Плюс новые люди гербы получают. Но там старые правила тоже действуют, а значит и по моим цепочкам считать можно. Да и про союзы и вообще, гербы нам на уроке в шутку сказали:
- На самом деле, вам про все, про эти союзы только одну вещь помнить надо. Через несколько лет опять всё перемешается, опять не ясно будет, кто за кого. Раз вы все здесь сидите, то вам для жизни только одного хватит.
  Внимательно смотрите, есть ли на гербе что-то от змеи, пусть хоть иероглиф. Если есть – можете к человеку присматриваться, может, и хорошим окажется.
Тем же, у кого змеиного в гербах нет – не верьте никогда, и ни в чём. Понятно?
- Да! – отвечает старшая Линки, - Замуж выходить только за того, у кого Знак Змеи на гербе. Правильно?
Все смеются.
- В общих чертах, да. Для всех, у кого знака нет, любая из вас, да и ваше будущее потомство, навеки связаны с Чёрными и Золотыми Змеями. То есть, просто смертельные враги, по отношению к кому можно приступать через любые законы.
Я стала вспоминать гербы девочек, у кого они есть. И правда, знак змеи есть у каждой.
- А ваш герб какой? – неожиданно спросила вторая Линки.
- Замуж хочешь? – не вставая крикнула Динка.
Всем опять почему-то смешно, хотя у многих половина, а то и больше разговоров только о замужестве. Хотя про настоящих, а не выдуманных женихов я ничего не слышала. Впрочем, со мной на эту тему придут говорить одной из последних.
- Только после тебя! – дерзости у них поровну. В такие моменты чувствуется, что они двоюродные сёстры. Кто не знает – за родных может принять.
- Герб с именем связан. Имя моё вы знаете. Так что, та из вас, кто герб по имени определит, больше на уроки ко мне может не приходить, ибо мне её учить больше нечему. Возьмётся кто-нибудь?
И смотрит хитро.
Сначала гомон, постепенно стихает, все только перешёптываются. Я только цепочку в уме считаю. Тут некоторых чуть ли не с младенчества заставляли. Куда мне… Да и цепочка не складывается. Такого герба нет… Хотя, если попробовать один из самых древних символов подставить.
Всё сложилось. Сижу и молчу. Совсем тихо.
- Ну что, сдаётесь?
Динка по сторонам смотрит. Встаёт. Если все не знают, говорит она. За всех, но от своего лица.
- Я не могу определить.
- Так и думал, тогда продолжим…
Тут я вскакиваю.
- Синий змей с красными глазами и зелёной чешуёй, кусающий свой хвост на круглом щите серого цвета эмблема в центре – раскрытый веер.
Недоумённый гомон. И мёртвая тишина от поднятой руки учителя. И так уже вижу – это его герб, но не все поражения любят признавать.
- Совершенно верно! Как вас зовут?
- Осень… Ертгард Осень.
- Осень Ертгард..., - зачем-то повторяет он, - Не думал, что кто-то помнит гербы и знамёна земель, принадлежащие сейчас Океану Мёртвых.
- Никогда такого герба не видела, - разумеется, Динка, - хотя, много где была.
- Тут не бывать, тут читать надо.
- Я много читаю.
- Всего прочесть не возможно. Читала про гербы, зовущиеся Мёртвыми Змеями?
- Так они же мёртвые!
- Кроме одного. Мой герб единственный принадлежит ещё живому роду Мёртвых Змей.
Опять очень тихо становится. На меня смотрит.
- Блестяще Осень. Ертгард Осень, после урока немедленно сообщу о вас Верховному. Таких людей нельзя упускать из виду.
- Она её и так знает! – обиженно встревает Динка.
- Значит, будет помнить ещё лучше.
- А её герб по имени можете определить?
- Тут и определять нечего. У неё пока герба нет.
- Как узнали?
- Очень просто. Если кто-то хоть раз читал «Списки имён к гербовым правилам», тот никогда девочку Ертгард не назовёт. Это мужское имя. Имени Осень в этих списках просто нет.
- Но была же…
- Была. Единственная и неповторимая. Она приучила всех так себя звать. Ей имя при рождении данное не нравилось… Кстати, какое оно?
- Роза… Совсем по-дурацки, - бурчит из-под носа Динка, - Но она-то никого не приучала. Её всегда так звали.
- Значит, вторая Ертгард появилась. Ста лет с рождения первой не прошло.

Отредактировано Чистяков (14-12-2014 00:48:38)

+3

8

Чистяков написал(а):

- Всего прочесть не возможно. Читала про гербы, зовущиеся Мёртвыми Змеями?

слитно

Чистяков написал(а):

- Блестящезпт Осень. Ертгард Осень, после урока немедленно сообщу о вас Верховному.

+1

9

Не замечать можно по-разному: пришёл к человеку, а рядом с ним кошка сидит, она не помешает сказать, что хотел, и уйти. Кошка всё равно существо бессловесное, ничего не поймёт и не скажет.
Можно и как Госпожа Кэретта: тоже слова не скажет, в твою сторону не взглянет, на сразу почувствуешь – ей омерзительно находится не то, что с тобой рядом, а даже в одном помещении. При том, говорить будет всё, что собиралась, слышит, кроме Дины её ещё или нет – неважно.
Не задумывалась никогда, почему она нас всех так не любит. Даже в нашей части крепости никогда на моей памяти не была. Чем-то мы ей все не нравимся, хотя к Динке хорошо относится.
Из нас тоже в части крепости Кэретты никто, кроме Динки, никогда не был. Она там даже ночует иногда. Нам рассказывала, Младшая Кэретта много раз хотела прийти посмотреть, как у нас тут. И не приходила от страха пред грозной матушкой, даже когда та в отъезде была. На её месте, я бы тоже боялась.
  Но Динка не прекращала попыток. Тем более, сына Кэретты, Яграна, последнее время видим всё чаще и чаще. Он постоянно за Динкой таскается, до материнских запретов дел нет. Вот только я заметила, он никогда не разговаривал ни с одной из Линки. Даже в их сторону пытался не смотреть, хотя они обе старались ему на глаза попасться. Сама Динка отношения к сёстрам ни в чём не изменила. Так же частенько вместе проказничают.
- Чему ты их учишь?
- Чему считаю нужным! Своих учи, а что с моими будет – не твоё дело!
- Моими? – Кэретта даже наклоняется вперёд, будто не расслышала, - Моими, в смысле, твоими значит уже? Я не ослышалась?
- Нет! – сказано негромко, но таким тоном – будь я на месте Кэретты, тут же развернулася бы и ушла.
- Мне уже много раз докладывали, ты ко всем относишься, будто они тебе ровня. К иным даже лучше, чем к своей дочери! Каких-то там незаконнорожденных, а то и вовсе дочерей скотников с принцессой ровняешь! Ещё и Ягран стал на этих дочерей шлюх заглядываться.
- Ну, так самое время. Девочки-то мои хоть куда, - усмехается, я вижу, Кэретта разозлена очень сильно, Дина же пока старается свести дело к шутке, - Есть тут и правда пара дочерей проституток. Правда, я уже забыла, кто именно. Но если твой захочет жениться именно на такой, поверь, я возражать не буду.
Кэретта напоминает раскалённый кусок металла, до того зла.
- У тебя совсем от растворов да испарений мозги работать перестали?
- У меня-то нет, а вот насчёт тебя уже не уверена!
- Они тебе не ровня! Я не предлагаю их на улицу выкинуть – половину первой же ночью зарежут, другая вернётся к работе своих матерей, чему признаться, я была бы весьма рада. Земель у нас предостаточно! Убери их отсюда! Всех до единой! Видеть их больше не могу!
- Неужто Ягран в кого-то уже влюбился? Кстати, никого из них не зарежут. Это скорее, они полгорода вырежут. От обиды. И твой сынуля первым им помогать возьмётся. Или ты мне предлагаешь тут бордель открыть для одного посетителя? Мне тоже, знаешь ли, докладывают, о чём в твоей части замка шепчутся.
- В таком качестве я бы их здесь ещё стерпела.
- У себя такое заведение открывай. То-то я замечать стала, в крепости молоденьких служанок прибавилось. Иные ну очень уж молоды.
- Теперь я скажу: это не твоё дело!
- После того, что ты мне сейчас наговорила? Боюсь, что теперь уже моё! - Я, конечно, знаю, ты старых кодексов начиталась, и с их почитателями общаешься постоянно. Мне кто там выше кого дела ни малейшего нет. Но если тебе так это всё нравится, то кое-кто из здесь находящихся девочек тебе и твоим дочерям более чем ровня.
- Ровно одна.
- А кое-кто, в таком случае, может считаться и повыше.
- Что это значит?
- Ты же умная. Не догадываешься?
Кэретта молчит.
- Говорить не хочешь? Ну, так я скажу то, о чём ты не хуже меня знаешь. Не спорю, по тем же старым законам незаконнорожденные имеют кое-какие права. При этом незаконнорожденный сын по чести и достоинству всегда выше незаконнорожденной дочери. То же относится и к их потомству даже, если они вступят в законный брак.
Любишь кичиться положением и должностью. Не спорю, заслуженно. Но ты совсем уже на небо забралась. Незаконнорожденные ей уже не ровня! Забыла, нашу мать вообще на обочине дороги нашли. Всё, что у нас теперь есть её огнём и клинком добыто.
У тебя гордость в чванство уже переросла. Ты словно забыла – по старым законам, Линк выше тебя, хотя ты и старше. И его дочери всегда выше твоих, без разницы, сколько им лет на самом деле. Если совсем память отшибла – единственный законнорожденный Еггт на свете – это я.
Совсем забывать стала, сколько раз нам мать говорила на дела человека смотреть, а не на его происхождение. Как же живуча эта зараза! Трёх лет со смерти матери не прошло, а уже до тебя добралась. Да и другие, смотрю, всеми правдами и неправдами гербами стараются обзавестись. Забываться ты, Кэр, стала!
- Да стала! Про то, что с тобой спорить невозможно!
- Потому что я права, а ты нет! Это всё по данному вопросу. Как всё было, так и останется.
- Смотри, не пожалей.
- Кэр, напоминаю, я лучший врач на свете. И если кто-то из девочек заболеет или умрёт, то лично разбираться буду. И если узнаю, что причина не естественна – тот, кто это сделал очень сильно пожалеет.
- Теперь ты уже забываться стала! Я терпеть твоих девчонок не могу, это правда. Но с детьми не воюю…
- Это тоже правда, - заканчивает Дина.
Казначей уходит. Дина устало откидывается в кресле. Некоторое время сидит, прикрыв глаза рукой. Другая рука сжимается и разжимается в кулак. Я осторожно закрываю книгу, собираясь уходить. И так уже много лишнего сегодня наслушалась.
- Осень! – неожиданно командует, словно обращаясь к солдату, - Встань вон там, - неопределённо машет рукой.
- Здесь?
Только теперь посмотрела.
- Повернись. Так. Теперь ещё. Лицом ко мне!
Пристально и одновременно, устало смотрит.
- Подросла… Значит так! Если кто, без разницы Ягран или солдат, полезет, а ты будешь против. Можешь просто сказать: «Госпожа тебе яйца вырвет, и скажет, так и было». Если не поверит, то так и сделаю.

Отредактировано Чистяков (13-12-2014 15:03:52)

+2

10

Чистяков написал(а):

на сразу почувствуешь – ей омерзительно находится не то, что с тобой рядом,

но, с ь

Чистяков написал(а):

- Нет! – сказано негромко, но таким тоном – будь я на месте Кэретты, тут же развернулся бы и ушла.

развернулась

Чистяков написал(а):

Любишь кичиться положение и должностью. Не спорю, заслуженно.

положением

Чистяков написал(а):

Если кто, без разницы Ягран или солдат, полезет, а ты будешь против. Можешь просто сказать

запятая, можешь

+1