Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент - 3.


Несносная Херктерент - 3.

Сообщений 1 страница 10 из 91

1

Кажется, дозрел до третьей части.       

  Глава 1.

Марина лежит. Смотрит росписи на потолке и тихо бесится. От всего, и неизвестно, от чего. Второе лето после школы подходит к концу. С первым не сравнить. Во всех смыслах.
Дворец в полном распоряжении. Она и не знала, что за МИДв ещё и такой числится. Судя по карте, дворец в самом невыгодном для атаки с воздуха, секторе. В окрестностях нет ничего хоть сколько-нибудь похожего на военные объекты. Или же, всё слишком хорошо спрятано. Надо посмотреть, на простых картах тут что-нибудь обозначено? Марина-то больше военные карты знает, читать – любые читает.
Персонал – как раз из Загородного переведён, даже охрана. Значит, где-то тренажёрный зал и стрельбище есть. Но Марине в кои-то веки новую территорию обследовать просто лень. Все её знают, и она всех знает, большего пока и не надо.
Загородный на любых картах есть, более того, был бы уже законной целью, знай миррены о его истинном предназначении. Хотя, бомбы и прицелы существуют словно в разных измерениях.
Кэретта больше не пишет. Сама Марина – тем более. Злость на мать поутихла, но совсем не ушла. Правда, свобода перемещения императрице частично возвращена, по столичному региону может перемещаться свободно. Вот только к дочерям ей приближаться запрещено. Марине до лампочки, а что сказала Софи – фиолетово тем более.
Кажется, общением за лето несколько пересытилась, и теперь хочется побыть одной. Совсем одной всё-таки не получилось – Коатликуэ в гости напросилась. Что кому-то тоже охота побыть подольше от дорогих родственников – Херктерент охотно верит. Софи тоже вроде звала мелкую погостить, но тут уж Марина считает, Коаэ кое с кем из столичных дружков и подруженек сестры общаться просто рановато.
Подзабыла принцип – если долго всё хорошо – жди беды. Сработало в очередной раз. Обычный звонок Эриде – и на тебе. У неё стало плохо с сердцем, сейчас в курируемом соправителем институте кардиологии. Два дня отвечали «состояние стабильное». Знаем мы стабильность эту. За последние два года Марина просто подзабыла, насколько часто Эр болела раньше. Про прошлый год просто не вспоминала, ибо сама чуть похорон по высшему разряду не удостоилась.
На третий день, строя самые скверные предположения, Марина потребовала соединить с соправителем. Голоса Херта в трубке Марина не ожидала.
- Эрида в порядке.
- С ней можно увидеться.
- Пока нет. Но если хочешь, можешь ко мне приехать. Надо поговорить.
Марина свою значимость склонна преувеличивать, но не до такой же степени.
Херт в своей обычной загородной резиденции.
- На всё старое наложилась банальщина – она продолжает расти, и не все органы развиваются как надо. Я сам за эти годы настолько познания в медицине расширил – диплом врача на старости лет могу получить.
- Мне кажется, вы намекаете, что мне следует обратиться с некой просьбой к ЕИВ, ибо вы не уверены в результате, если инициатива будет исходить от вас. И это прямо связано с Эр.
- Умная девочка. Совершенно верно. Дело именно в Эр. Сама-знаешь-где в лечении болезней сердца достигли очень больших успехов. Есть различная аппаратура, специалисты. Я знаком только со специализированной литературой оттуда. Кардиологи подтвердили – там могут многое, недоступное пока нам. Так вот: этих специалистов и аппаратуру я хочу получить. Любой ценой. По расчётам моего аппарата, для этого нужно двенадцать переходов большой мощности. Это очень много. Но за ценой я не постою.
- Хотите попросить, чтобы просьба исходила от моего лица?
- Именно. Сама понимаешь, подобных просьб ты скоро очень много от самых разных людей будешь выслушивать.
- Я согласна. Похороны Эр – совсем не то мероприятие, где мне хотелось бы побывать. Однако, меня интересует нечто, происходящее в настоящем.
- В настоящем отечественная медицина пока справляется. Внешние кардиостимуляторы мы применять уже можем. Одна из проблем – не можем производить имплантируемые.
- Ей требуется установка?
- Пока нет однозначного решения. У учёных мужей гордость взыграла – они, да чего-то не могут. Но у этого решения имя вообще-то, есть. Да и… Известно, как сама чуть не стала жертвой интриг в медицинских кругах?
- Просветили уже. ЕИВ с тех пор любым медикам не слишком доверяет.
- Его право. Я не такой скептик. Кардиология всё-таки несколько более точная область медицины, чем психиатрия. Но некоторым стоит помнить, при определённых условиях я могу поступить так же, как и ЕИВ и даже жёстче, ибо тогда никто не умер.
- И с ума не сошёл, договаривайте уж, знаю кем меня считали одно время.

Пойти мелкую поискать что ль? Так про себя стала называть Коатликуэ.

Сначала и Рэд хотела у Марины погостить, но потом решила провести последний месяц каникул у отца. И так почти год не виделись, да ещё дурная зимняя история, про которую участницы стараются не вспоминать. Почему-то Рэдрия думала, Марина обидится. Но та уверила, всё в порядке. Если у неё в семье не пойми что творится, то это совсем не значит, что и у других так же.
Херктерент Хорт скорее завидует.
Романы такого жанра Марина не слишком любит, читала в основном, чтобы получше разобраться, что может твориться в голове той, кому некоторые из романов посвящены. Приключенческие романы принесли ему известность, историческими прославился уже позднее.  Автор писал про дальние архипелаги, иные народы, экспедиции, приключения. Биологических ляпов не заметно. Оружейных – нет вообще. Мелькали и довольно жестокие сцены, впрочем Марина про заморские дела и более жёсткие вещи читала. Как художественные, так и некоторые доклады ЕИВ.
Несколько лет приключенческие романы не издавали. Обстановку международную не хотели обострять. Отрицательные персонажи миррены с такой ненавистью описаны и такими чудовищами представлены, будто автор сам на них в перекрестие прицела смотрел и в джунглях насмерть резался.
Поинтересовавшись годом рождения отца Рэдрии, заподозрила, в ранних романах он писал во многом сам про себя. Спросила у самой Хорт – та сказала, так и есть. Лёг на шрамолицею отблеск чужой славы. На фото видны колодки. Ордена «За боевые заслуги» тем и хороши – награждать ими можно сколько угодно раз, и никогда не догадаешься, когда именно и за что получены.
- Знай я, что он там бывал. Тогда… Я бы просто не стала с тобой драться. И вообще…
- Ты меня просто не спрашивала. Да и не факт, что тогда я бы тебе ответила. В конце концов, не подерись сначала, не подружились бы потом.
- Вторую ногу тебе что ль сломать для закрепления дружбы? – задумчиво поинтересовалась Марина, поглаживая кулак.
Рэда только рассмеялась в ответ.

У стен зала сидят доспехи времён Еггтов, или их точные копии. Свернули когда-то ведьмы золотыми рогами. На всех Еггтах остался отблеск. Другое дело, на некоторых совсем уж по поговорке про жемчуг в навозе. Марина не из тех, кто в этой субстанции любит рыться, выискивая нечто, чего там может, и нет. Если что-то выглядит, как отходы жизнедеятельности, то этим оно и является, а рыться – пусть другие роются.

Хм. В типах доспехов мелкая и раньше хорошо разбиралась, а теперь так вообще её рисунки в учебники вставлять можно. Некогда грозная сталь уже давно совершенно очаровала девочку. Марина и то поражается фантазии предков, притом что коллекция во дворце совсем небольшая. Одних рогов на шлемах десятки видов. Знаменитые золотые, резные буйволиные, бычьи, косули, в виде заячьих ушей, золотые перистые, словно усики насекомого, ярко-алые лакированные, напоминающие, напоминающие языки пламени или веточку коралла. Попадаются украшения в виде распахнутых крыльев бабочки или ушей невиданных зверей. Сами шлемы часто напоминают формой звериную голову, иногда покрыты самой настоящей шкурой.
Маски и полумаски, с недавних пор обрётшие новую жизнь на мирренских карикатурах. Жуткие гримасы стальных лиц. Страшный враг с севера.
Интересно, что стало бы с художником, изобрази он весьма популярные во времена Еггтов маски с чертами лица младенца или юной девушки?
- «Война миров». Сейчас словно тогда. Мысль есть, не знаю как выразить, хочу, чтобы все они были на картине. Все деятели того периода «Великого века». Но хочу, чтобы и город был, и отражение вылазки, и те атаки. На одной картине всего не вместишь. Серию делать не охота.
- Ты диораму попробуй. Круговую.
- Они очень большими должны быть. Работы на несколько лет. И денег много надо.
- Ты подумай. Хоть примерно набросай, что должно получиться. Мечта – это хорошо. Покажешь. Увижу, что дельное выходит – сама знаешь, деньги у меня водятся, а девать их со смыслом – вроде как некуда.
- Пока рано ещё про это говорить, - мелкая неожиданно серьёзна.
- Смотри сама. Учти, через несколько лет в моде будут более приближенные к современности сюжеты. Плюс банально может не стать источника финансирования в виде меня.
- Не говори так.
Марина с усмешкой кивает на рисунки.
- С той поры не только ядра и шары летать научились. Да и у снарядов скорость подросла.

- Знаешь, впервые я почти совсем одна. Непривычно, когда людей совсем нет. Начинаешь ждать чего-то… Сказочного…
Язвить Марине не хочется.
- Тихо тут. И место красивое.
- Я нарисовала уже.
- Покажешь потом, - хотя и не любит пейзажи Марина.

- Для кого этот дворец изначально строили?
- Не знаю, не думала, что за МИДв ещё и такой числится.
- Мне кажется, в нём никто никогда не жил. Мы первые.
- Всё может быть. Такой стиль перед Великой войной архитекторы любили. Богачи с шальными деньгами выделывались как могли – шли бы особняк такой, какого ни у кого нет. А тут война… Состояния на крови только так делались, терялись не с меньшими скоростями. МИДв да Министерство Государственного имущественного на пару ещё в конце войны стали скупать все эти недострои да долгостроии. В клиники переоборудовали, самые роскошные - в музеи да гостиницы. Где просто хранилища императорских коллекций. Тут явно музей Великого века начинали делать, да забросили. Из-за войны или ещё почему – не знаю.

У въездов в город теперь везде помимо постов по два пулемётных дота фланкирующего огня. Если знать, как смотреть, невдалеке можно заметить и артиллерийские. Можно заметить и переделанные под новые орудия башни устаревших танков на бетонных основаниях.
Над улицами маскировочные сети, крыши домов перекрашены. Говорят, сверху можно увидеть нечто, не имеющее ничего общего с настоящей столицей. Парки на месте заводов, заводы вместо парков. Леса вместо жилых домов, даже река течёт по-другому. Но сама Марина над городом давно не летала, да и в квалификации мирренских штурманов, умеющих бомбить по географическим координатам, не сомневается.
Вроде бы, число стволов зенитной артиллерии в столице стало измеряться уже пятизначными цифрами.

«Материнский инстинкт пробудился что ль? Никогда ведь потребности заботится ни о ком мелком не испытывала. Не рановато ли? С другой стороны, у некоторых инстинкт этот так и не включается никогда».

Эр гуляет по парку. Можно сказать одна, хотя медработники в поле зрения присутствуют. Марина уже мысленно прикинула численность персонала, и тихо злиться на соправителя – столько народа следят за здоровьем одного человека. Пусть это человек – Эрида. В тылу хроническая нехватка врачей всех специальностей, в прифронтовых районах (столица тоже к ним относится) получше, но тоже не переизбыток.
Но Херту просто плевать. Его любовь к дочери сродни помешательству. Даже странно, Эр только чудная, но не избалованная и не капризная. Очень спокойная только временами.
Марине кажется, она перестаёт её понимать.
Сестра бывало, со смехом рассказывала, как вроде бы подруги ссорились и делали друг другу гадости, соперничая за внимание Софи. «Кажется, меня только к Эр никто из этих дур не ревновал».

Вовремя сообразила – Эр просто хорохорится. Кожа бледная, жилки видно, совсем какой-то воздушной стала. Всеми силами старается скрыть своё состояние от окружающих, и от отца в первую очередь. Проблема в том, Херту всё известно куда лучше, нежели дочери. Марина старательно делает вид, игры Эриды не замечает. Вот только та тоже явно обо всём догадывается.
Херктерент саму себя просто ненавидит. Приходится лгать самому близкому человеку, чтобы не стало ещё хуже, и этому человеку, в первую очередь.

Была Великая война. Теперь бушует пожар Мировой. В прошлую войну довольно много стран отсиживалась за сомнительной бронёй нейтралитета, зачастую даже неплохо наживаясь на торговле и перепродажи товаров сцепившихся насмерть гигантов.
Теперь война стала воистину Мировой. За прошедшие два года почти все нейтральные страны объявили войну тому или другому гиганту. Кто под давлением, а кто и сам рвался в драку, как шакал рассчитывая полакомиться остатками пиршества льва.
  Конечно, многие думали, война - формальный акт, максимум на предоставление баз. Никто не желал посылать сыновей и дочерей на смерть.
Но за листком бумаги не отсидишься. Сплошь и рядом формальные акты приводили вовсе не к формальным рейдам бомбардировщиков или обстрелам побережья. Кровь жертв взывала к отмщению.
Гиганты не создавали коалиций. Заключали только двусторонние соглашения. И требовали, требовали, и требовали полнокровных дивизий. Никаких возражений они слушать не желали.

Первые дни в школе многие в сторону Марины косились. Как же, с Херктерент ничего не случилось!

У семерых за лето кто-то из близких родственников погиб. Сомнительное утешение для Марины – все малознакомые, никого из тех с кем лето провела. Иначе пришлось бы идти, что-то говорить. Вот только с сочувствием у Херктерент совсем криво. Только злость втихую остаётся на мирренов и их прихвостней копить. Счёт к ним уже ой, какой длинный, и детские слёзы не последний пункт.
Привыкла считать себя старше своих лет. Знает, не все так думают. Некоторым же повзрослеть и вовсе не грозит. Мозги так устроены. Одни так и не научатся ответственности за дела и слова, другие просто не хотят видеть ничего противоречащего их картине мира. Это Марина розовых очков не носит, другие без них не могут обходиться.

+5

2

Чистяков написал(а):

Кажется, общением за лето несколько пересытилась, и теперь хочется побыть одной.

пресытилась

Чистяков написал(а):

Что кому-то тоже охота побыть подольше от дорогих родственников – Херктерент охотно верит.

подальше

Чистяков написал(а):

Свернули когда-то ведьмы золотыми рогами.

Сверкнули

Чистяков написал(а):

Марина уже мысленно прикинула численность персонала, и тихо злиться на соправителя – столько народа следят за здоровьем одного человека. Пусть это человек – Эрида.

без ь, этот

+1

3

Глава 2.

  Теперь считается, Загородный вроде как место официального пребывания Софи.  Таковым раньше числился Дворец Грёз, даже в то время, когда строился.
Саргон спросил, не хочется ли ей время до школы где-нибудь в другом месте провести. Ей не хотелось. Приглашений вагон, и если настроения не будет, она тут и одного дня не проведёт. Это Маришкино место любимое.
Без неё тут, в общем-то довольно, мило.
  Императрица старшую хотя бы замечала. Самого императора к детям никогда особо не тянуло. Но и совсем уж их игнорировать он тоже не мог. Тем более, с дочерями с раннего детства нашлись точки соприкосновения. Специально не старался. Само как-то получилось.
Последний крупный скандал был после весеннего полёта Софи. Саргон много чего наслушался, включая чуть ли не прямое обвинение в убийстве. Про Марину тоже много чего интересного сказано было, но главным виновником всё равно объявлялся он, ибо девочку подучил. Дошло до обвинений, он хотел убить старшую руками младшей, а потом избавиться и от неё изолировав от общества.
Бестию последними словами долго поминала, это мимо ушей прошло, Кэрдин всю жизнь во всех реальных и выдуманных бедах Кэретты виновата.
Проехалась и по преподавательскому составу, переврав при этом все имена и должности.
При всём при этом ни с одной из дочерей до лета императрица так и не виделась. И с их точками зрения на произошедшее так и не ознакомилась.
Да и в дальнейшем так ни разу Софи и не спросила.
Император особо и не удивился, когда старшая дочь прямым текстом сказала: «Мы обе для неё просто живое воплощение достигнутого статуса. Как живого человека и личность ни одну из нас Её Величество не воспринимает, и дело тут не в возрасте».
Быстро же дочка додумалась до того, что он сам понял давным-давно. Обе крепко себе на уме. Тут уж винить некого, сам к этому руку приложил. И результат будет в обозримом будущем – в мутном водовороте грэдской политики появятся две весьма хищные и зубастые рыбки.

  Сказал, как раньше.
  - На аэродром поедешь?
  - А что там? – на короткий миг снова взгляд ребёнка, а не юной хищницы. Дочь любит самолёт. Наследственность что ль такую шутку сыграла? Игрушечные самолётики сначала мирно с куклами уживались, потом стали их откровенно вытеснять, вплоть до полного изгнания. Остались только те, кто в кабинах помещались.
  - Облёт машин нулевой серии. Реактивных.
  - Доделали?
  - Да. Принято на вооружение.
Пока ехали, император убедился – техническую литературу дочь стала читать регулярно, но всё-таки не до помешательства, как младшая сестра. Хотя выучила характеристики всех пропагандистских машин, мелькавших в прессе самой различной направленности, вплоть до специально предназначенной для попадания за линию фронта.
Судя по ехидным замечаниям, «раскусила» почти все опытные машины «игравшие роль» массовых. Вот настоящих новинок Софи не видела довольно давно.

На этом аэродроме Саргон бывал сотни, если не тысячи раз. Окончательное решение о принятии на вооружение той или иной машины принималось лично им. В молодости сам много чего облётывал.
Дерево из авиации никуда не ушло. Даже сейчас наводящие ужас на прифронтовые районы ночные штурмовики-бомбардировщики полностью строились из дерева. Обладающие огромной скоростью и почти невидимые на радарах как раз из-за материала постройки, машины прозваны мирренами «мясниками». Истребительные варианты машин немало уже попортили крови стратегическим бомбардировщикам.

Первое поколение, на ком так выраженно сказалась акселерация. Во времена молодости императора, причём, в обоих частях, ни у кого бы не возникло сомнений в допустимости брачных отношений с Софи. Причём, безо всякого нарушения действующих законодательств.
Росточком, правда, не очень, (если не знать, она ещё вовсю растёт) но остальное всё при ней, а уж взгляд и умение одеваться с лёгкостью несколько лет добавит, превратив девочку-подростка в настоящую юную принцессу, объект вожделения мужчины любого возраста, что при, мягко говоря, не строгой морали нынешних времён…
Хорошо, хоть династические браки тут не слишком распространённое явление, да и вообще, под шестьдесят процентов населения в городах живёт, никак не регистрируя отношения.
Возраст начала половой жизни тоже снижается постоянно. Тоже тут столько причин в одну кучу смешалось, от блеска столичной жизни, до раннего физического развития, распространения медицинских знаний и успехов резиновой промышленности.
Сильно поблизости от Софи пока никого нет, да и скандалов с беременностями несовершеннолетних в истории школы никогда не было. Многие и до поступления уже сами всё знали, другим объясняли ещё в начале обучения.
Саргон за столько лет так и не смог привыкнуть, насколько грэдская мораль и представления о приличном отличаются от принятых в оставленном мире. Когда-то это искренне забавляло. Потом стало просто безразлично. Прирост населения есть? Есть, и неважно, какими способами он достигается. Разводов много? Ну, так тут равноправие женщин на деле, а не на словах присутствует. Составление брачных контрактов не первую сотню лет в школах изучают.
Потом у него законные дочери родились, и нравы современной молодёжи предстали под другим углом зрения.
Школа – то место, где часто завязываются отношения, играющие потом роль всю последующую жизнь. Кто там в друзьях/недругах у дочерей Саргону по самым разным каналам известно.
Намёк от соправителя уже был, ему император прямо ответил: «Против дальнейшего развития отношений между нашими детьми ничего не имею». Добавил ещё пару скабрезных шуточек.
У соправителя старший сын девочками не интересуется совершенно. Плоды модного перед войной обучения по мирренским стандартам. Яроорт по другим стандартам учился, потому и не вызывал опасений своими интересами.
А уж как он чуть пидора-братца не прирезал… Кажется, даже отец где-то жалел, что не удалось. Причём причиной поножовщины, являлась как раз Софи.
Мысль, Яроорт Софи не особо и нужен, император оставил при себе. Понял уже, по причине раннего физического и умственного развития старшая дочь заранее решила собирать коллекцию кавалеров, и чуть ли не первым экземпляром стал один из главных бриллиантов этого поколения. Для себя надо заполучить самое лучшее, это материнская черта.
Сама принцесса тоже в курсе, что самый- самый драгоценный камушек.
Кто там ещё интересный из окружения Софи?
Девица эта, самого простого происхождения. Всяких стервоз и карьеристок император видал, но эта Рект… Талант! Слов просто нет. Меньше чем за год ухитриться втереться в доверие к обеим циничным дочерям Кэретты и женоненавистнику Сордару.
Причём, все трое отзываются о ней исключительно хорошо. Тут поневоле в колдовство верить начнёшь, ибо логичного объяснения нет.
Ладно, Сордар, тут на поговорку про «седину в бороду» списать можно. Мужик он или кто? Вот и потянуло на молоденьких, тем более она уже совершеннолетняя. Хотя верить надо фактам, а факты таковы – хоть и живёт у него, но видятся редко, да и то в обществе сестёр. Спать он с ней не спит, это медицинский факт, выясненный через мед. службы Университета.
Появилась потребность о ком-то заботится – вот и реализовал таким странным способом. Лучше бы змею ручную завёл – рептилия, по крайней мере, только куснуть может. Да и то, можно выбрать заведомо неядовитую.
Правда, у девочки на этот счёт могут быть другие планы. Но это уж поживём – увидим…
Пока же все сведения о ней, кроме общих фотографий и полученных наград, из школьного архива перемещены в архив МИДв. Если кто попытается что-то узнать – ничего не найдёт, а сам в поле зрения Безопасности моментально попадёт.
За Дом у Замка можно не волноваться – там люди живут, кто о соседях не стремятся узнать больше, нежели те сами скажут.
Был бы номер, вздумай Сордар с этой Хейс брак заключить – смачный плевок в рожу мирренскому двору и императору Тиму V лично. Заголовки газет: «Принц императорской крови Дома Льва женится на простой грэдской девушке!»
Все мёртвые императоры этой династии вращаются в гробах со скоростью – генератор подключишь – на всю империю электроэнергии хватит. Подданные ржут Главе Дома в лицо.
Отечественный Имперский Совет Великих Домов тоже подобный брак крайне не одобрил бы. Другое дело, как раз в этом случае, Саргон с удовольствием большое и толстое… вето на их мнение наложил.
Эх, мечты, мечты…
Одно время даже фирменное заболевание императоров, желающих помереть от старости, а не от заговора – паранойя о себе напоминала. Решил, девица – засланка с прицелом на него, только не поймёшь, чья. Факты не в её пользу были – как в школу приехала, так домой носа ни разу ни показывала, и переписки с родителями не вела. Плюс не по годам умна.
Предположение – не та, за кого выдает, не подтвердились. У родителей биография чистая, да и несомненное внешнее сходство присутствует.
В два последних школьных года развела активную писанину – но то оказались различные институтские конкурсы по поиску юных дарований. Вот тут-то и выяснилось – интеллект не просто высокий, а совершенно зашкаливающий.
Либо всё чисто. Либо это легенда межпространственных физиков – подготовленный в другом мире засланец со своими целями и задачами. Вот только засланец этот – вроде пресловутого морского змея – все про него знают, но никто не видел, и убедительных доказательств существования нет.
Императорская паранойя в итоге спать ушла.
Раз такая умная, стоит взять на заметку – сейчас на потоке лучшая, ей прочат большое будущее. А так как это направление имеет большие перспективы. Даже только из этих соображений упускать её из виду не стоит. Имеет смысл сманить в исследовательские структуры своей группировки, пока тот же Яроорт Старший не озаботился тем же самым – девчонка-то на виду, а молодые и перспективные кадры соправитель тоже ищет.
Полугода с первого полёта не прошло, как Софи вновь чуть не погибла. И как и в прошлый раз, опять не без участия Марины. Определённо, девочки, что надо у него удались!
Сам узнал о полёте, когда Софи уже везли обратно в школу. Что интересно – поездом, его угнать невозможно.
В позднем сообщении винить некого, кроме себя. МИДв напрямую с фронтовой ставкой связаться не мог. Безопасность и Кэрдин лично среагировали как надо, но тут уже ему по причине сложности ситуации на фронте было не до сообщений из столицы.
Читать начал с конца. Сразу осознал две вещи: бояться уже поздно, всё обошлось, и телесные наказания отменили определённо зря, хотя, даже продолжи они существовать – драть тоже уже поздновато.
Если чуть глубже копнуть, то самолёт он сам когда-то школе подарил. Учебный аэродром надо было раньше организовывать, тогда бы и проблем меньше было.
Тогда бы эти две ещё во что-нибудь ввязались бы. Как тут историю не вспомнить – были же уже две сестрицы Еггта верховный Дина II и главный казначей Кэрэтта, обожавшие напоказ лаяться и вполне способные совместными усилиями крушить города и государства. Да ещё обе входят в число пионеров воздухоплавания!
Изобретателем как раз Дина II и было. Притом, судя по описаниям и портретам, Марина её точная копия.
Тоже, та ещё Марина любительница неприятностей. В по-настоящему грязную историю вляпаться умудрилась, правда, тут ещё и братец-оболтус, постарался. До её сведения довели, что ей угрожало. Только неизвестно, какие выводы сделаны.
Поневоле Херту начинаешь завидовать на старости лет – его дочка максимум тяжело заболеть может. Собственные дочери здоровы. Полностью.
Зато на голову обе полностью больные.
Пора бы со старшей поговорить серьёзно. Да вот незадача – он совершенно не знает, как.

Серебристая машина довольно массивна. Непривычно шасси с носовым колесом. Ветвистые усы антенн придают сходство с чудовищным насекомым. Можно не сомневаться – как машины пойдут части, за антеннами будут малевать глаза, или что повеселее. Четыре пушки в носу, под крыльями пилоны для баков или блоков неуправляемых ракет.
Софи ходит вокруг машины как завороженная. Касается там и тут.
Для большинства собравшихся, вовсе не склонных к сентиментальности, людей, самое милое зрелище, какое только может быть – совсем юная девушка и сверкающая новенькая боевая машина.
  - На крыло можно?
  - Давай! – машет рукой император, - Залезай! Знаешь, где там стоять можно.
Софи уже стоит улыбается как настоящая кинозвезда.
Щелчки фотокамер. Вряд ли много людей увидят эти снимки, кроме изображённой и её ближайшего окружения. Да и там будут те, где не поймёшь, на чём именно Софи стоит.
  - Не пущу и всё, - сказано так, Софи сразу понимает, даже кроткий умоляющий взгляд не подействует. Но попытаться всё равно стоит.
- Не смотрит так. Это оружие на меня уже не действует.
- В море ты разрешил…
- Сравнила! Та лодка – образец надёжности, ноль потерь по техническим причинам за пять лет. Только боевые. На испытаниях вообще никаких происшествий не было. Идеальная машина для своей ниши. Этот же… Ты знаешь, я знаю – за реактивными машинами будущее. Но этот агрегат похоронил двоих испытателей, ещё двое были тяжело ранены, это без учёта просто разбитых машин. Надёжность серийных куда выше, но ты даже на месте оператора РЛС не полетишь. Я сказал!
- В кабине посидеть хоть можно?
- Ага. На не заправленной машине. Знаю я тебя! Пока ограничься изучением «Руководства службы».

За одной такой, немногим старше Софи, тоже помешанной на скорости, егозой, он в своё время не уследил. Горький урок запомнился. Память тоже осталась – не удержишь таких, только задержать ненадолго можно. И снова рванёт – эта ввысь, а та вперёд, на бешеной скорости, по дну соляного озера.
Знает, его многие тогда обвиняли в смерти жены. До этого – обвиняли, человек сильно в летах женился на почти девочке. Она сама над этим больше всех смеялась.
После войны снова почувствовал себя молодым. Она и была молода. Летела по жизни с грохотом и блеском. Краги механика ей шли больше лайковых перчаток.
Да и ему снова вспомнилась та, первая часть молодости, прошедшая совсем не здесь.
Герои-лётчицы, сверхдальние перелёты, свершались тогда великие дела, многое тогда свершалось.

Теперь рядом стоит так похожая на них. Женщин из другого мира, когда бывшего для императора родным.
Как-то раз даже проверил, когда Софи стала подрастать, не пересекался ли род покойной императрицы с Еггтами. Оказалось – не было ничего подобного, хотя дом древний, да и сами Еггты странно, что не вымерли за столько лет, при таком-то отсутствии тормозов и предрассудков.

Но и история этого мира, да и он сам привили ей, представления о слове «долг». Рассекать небеса, ловя в перекрестии прицела чужие серебряные стрелы, вполне входит в это понятие. Такие просто не верят, что и их могут поймать в прицел.

Вот только… Вспомнился термин от крепко нелюбимых им психиатров – подсознание. Сначала всплыл в памяти образ давно мёртвого человека. И только потом сообразил, кто и как воспоминание разбудил.
Вот она, рядом стоит. Софи никогда ничего просто так не делает. Любит подобие лётной формы носить. Как сейчас. За одним маленьким «но». Лётчики так одевались лет тридцать назад. Тогда их с водителями и танкистами иногда путали.
Кожаные куртки, высокие сапоги со шнуровкой, шлемы с огромными очками, даже автоматические пистолеты в деревянных кобурах тогда одинаковые были.
Со стороны никто и не заметит ничего. Есть у девочки возможность одеваться, как в голову взбредёт, ну и что такого?
Вот только Саргону ясно, взбрело в этот раз что-то совсем уже странное.
Серый местный аналог галифе (ага, ещё одно словечком, каким он язык разнообразил, в авиации таких никогда не носили) с кожаными накладками. Длинный белый шелковой шарфик.
По совокупности признаков, Софи оделась в точности, как мать Херенокта. Притом, раньше интереса к её биографии император не замечал.
- Думаешь, я ничего не заметил?
- Где? – выразительно продолжает смотреть в небо.
- На тебе вообще-то.
- А что не так? – опять этот взгляд, словно у глупенькой наивной девочки. Да «наивная» уже лет с трёх не про неё!
- Зачем ты оделась как она?
- Как кто?
- Софи, твой взгляд на меня не действует.
Теперь что-то другое – глаза сильно помолодевшей и в разы поумневшей Кэретты. Уже ближе к оригинальной Софи, но всё равно, маска. Хотя, знает ли он настоящую?

- Художников на фронт отправлять – всё равно, что певчих птиц жарить.
- Некоторые птички с юга того, - девочка хищно облизывается, - вкусные очень.
Саргон с трудом сдерживает кривую ухмылку. Нечасты моменты, когда замечаешь, общего у дочерей куда больше, чем кажется.

«Кривой дорогой ближе». Это не шутка, а одна из реальностей войны. Миррены стали применять новую тактику. Бомбардировщики шли над океаном до полюса, там разворачивались на боевой курс и шли на грэдские города над малонаселёнными районами с севера. Нет жутких светящих полос прожекторных линий, нет зенитного огня почти из каждого населённого пункта, нет районов ПВО.
Да и уходя приходилось бороться не столько с атаками истребителей, сколько с собственной усталостью. Полёты занимали многие часы в сложных метеоусловиях.
Потому так отчаянно и дрались миррены за острова в океане. Новые аэродромы нужны были как воздух.
Часы налёта всем членам экипажей, ходившим в трансполярные рейды засчитывали один к пяти. Но всё равно, люди не выдерживали. И всё равно, иначе эти заводы не достать, не хватает ракетам дальности.

Только с островов шли в бой грэдские армады. Отсюда проще всего дотянуться до мирреннских заводов. Но «проще» не значит «легко». Не через полюс, но длительное время в воздухе тоже выматывает. Хочешь-не хочешь, а мимо истребителей не проскочишь. Перехватчики умеют забираться очень высоко. Только и бомбардировщики лезут всё выше и выше.

+3

4

Глава 3

После лета почти все заметили – противостояние между Херктерент перешло в стадию нейтралитета. Временами даже дружественного.
В этом году как-то потускнели поступившие. Или война поубивала весёлости и желания дурачиться. Или же пока Эр нет, до Марины школьные сплетни доходят в последнюю очередь.
Коатликуэ, посмеиваясь, рассказала, как перед ней заискивать стали.

После возвращения Эриды все заметили – среди школьных группировок, групп и группочек появилась ещё одна – в составе Младшей Херктерент, Рэдрии, Эриды, Коатликуэ, болтающейся между ними и Звездой - иначе уже мало кто Софи зовёт, Динкерт и примкнувшим к ним Дмитрием.
Софи в свою схему внутришкольных отношений внесла именно в таком виде. В их взаимодействия с кем бы то ни было решила не вмешиваться, пока какой-либо угрозы не возникнет.
Ей других игр по плетению конфликтов, созданию и расстройства парочек, превращения друзей во врагов и наоборот, хватает.
Мелкая ума, конечно, набралась, но и дури не утратила. Приглядывать за ней надо по-прежнему, и не потому, что просил кто-то. У Софи свои представления о правильном и нет имеются.

У Марины схемка почти как и у сестры, имеется. Вот только в голове держится. Сложившуюся систему сдержек и противовесов принимает как данность. Хитроумных планов по изменению нет, но уверена – из приличного числа расстроившихся или появившихся связей разной степени близости торчат чьи-то изящные ушки. Одной такой совсем не по-Еггтовски кареглазой шатенки. Вот того, за что великий род Змеями звали у сестры в избытке. Используется, правда, для всяких глупостей в основном.

Относительную достоверность представляют только портреты героев войны, да и то, в описания подвигов лучше не вчитываться.
Марина от комментариев воздерживается, вот только Софи и почти все старшие смеются почти в открытую.
Над мирренской прессой уже откровенно ржут уже все, у кого хоть минимальные познания в языке имеются. Непонятно только: пишущие такие идиоты, или настолько тупыми считают читателей?
Основной источник шуточек – жутко официальный журнал с простым и незатейливым названием «Жизнь». Марина журнал помнит ещё с тех времён, когда читать не умела – картинки любила разглядывать, журнал славится иллюстрациями на обложку. Всегда очень яркими и качественными, зачастую выполненными известными художниками. Изображаются важные события из жизни страны и мира.
Интереса ради отыскала журнал с обложкой, посвящённой бракосочетанию Императора.
Где отыскали такую парадную лестницу – не поняла, но почти всех изображённых узнала.
Последние два года издание можно смело переименовывать в «Смерть» - из-за изменившейся тематики обложек.
К достоверности изображений у Марины накопилось немало претензий.
Чаще всего, вызывают вопросы многочисленные грэдские военные преступления, вроде привязанных к лобовой броне танков в качестве живого щита полуобнажённые женщины и дети.
Женщин и детей в прифронтовых районах  искать долго придётся – обе стороны ещё в первые дни войны заявили о полной эвакуации гражданского населения с угрожаемых территорий.
Сейчас третий год уже идёт.
Совершенно зверообразные рожи грэдских солдат «попавшие в кадр» тоже доставляли, особенно, на фоне изысканно - благородных мирренских.
Самолёты, в раскраске совсем не как у грэдов, да ещё с опознавательными знаками не на тех местах. В качестве танков выступают знаменитые пятибашенные тяжёлые ТТ, памятные по довоенным парадам. Причём, размеры машин и характерные детали переданы довольно верно. Всё бы ничего, но большинство этих машины перечислены в учебные ещё до начала боевых действий. На фронте могут встретиться только в виде тяжёлых самоходок или инженерных.

Один из последних тёплых дней. Софи и Динкерт сидят на берегу одного из озёр, подальше от тех мест, где любит бывать Марина и её подружки. Ссорится ни с кем не охота, просто.
- У нас на озёрах тоже авианосец появился. И не один.
- Ты что-то придумываешь, Динки, - не верит Софи, - откуда ему там взяться? От вас же до фронта не достать.
- Я правду говорю! – обижается Динкерт, - Был раньше большой колёсный пароход, как раз в круизы по всем озёрам плавал. Я, когда маленькая была, ездили мы на нём. Как раз летом видела. Верхнюю палубу сняли, полётную сделали. Сбоку этот, как его… А, вспомнила! Остров соорудили. Пять труб раньше было, говорили одна для красоты поставлена, теперь четыре, все рядом сразу за островом торчат и верхушки почти на 90 градусов за борт отогнуты.
Софи и верит, и нет. Как-то в её представления о кораблестроении такое «чудо» как авианосец с гребными колёсами не укладывается. С колёсами может быть… Ну, канонерская лодка где-нибудь в совсем дикой местности, где у противника нет артиллерии. Тральщик точно может – для него колёса – скорее достоинство, тралы или всплывшую мину под винт не затянет. Но авианосец… Софи привыкла, эти словом называют огромные корабли, немногим меньше линкоров, с более чем сотней машин на палубе и в ангарах, сами способные с одиночку с несколькими какими угодно кораблями расправиться. И тут колёса. Бред!
Либо это чей-то розыгрыш, скорее всего, кого-то с глазами зелёными. Либо Софи совсем ничего не понимает.
- Какого этот авианосец цвета?
- Обычного, шарового, ещё такими знаешь, - изображает рукой неправильные треугольники, - линиями весь изрисованный.
- Может и номер разглядела?
- Конечно. Раньше мы любили на пирс ходить, смотреть как «Принцесса озёр» приходит или уходит. Сейчас эта часть причала отгорожена, но её всё равно видно. Написано – УА-35.
Аббревиатура Софи знакома, другое дело, никогда не интересовалась учебными кораблями, считая их чем-то второсортным и устаревшим. Вот только учебных авианосцев, насколько она помнит, всего два, по одному на западное и восточное побережье, и они ну никак не могли оказаться на озёрах в сердце материка.
- Там ещё плавают УА-37, 40, а ещё на двух номеров не разглядела.
Софи щурится. Про закладку серии учебных авианосцев слышала, но значения не придала. Если планы на постройку тяжёлых авианосцев насчитывают десятки единиц, десантных и эскортных – сотни, то несколько учебных на этом фоне как-то теряются.
Вот значит, где они появились. Логика есть – про старые учебные миррены знают, и могут примерно рассчитать, сколько на них готовиться пилотов. Точнее, готовилось по старым нормам, программы военного времени значительно сокращены. Много новых кораблей потребует и много новых пилотов. Озёра – считай, готовые учебно-тренировочные, моря. Интересно, из какого-нибудь островка поменьше непотопляемою мишень для бомб и торпед ещё не соорудили?
- Почти каждый день уходит. Самолёты так и летают. Я силуэты запомнила – истребители, палубные бомбардировщики и торпедоносцы. Иногда с борта летающие лодки спускают.
- У вас в городе лётное училище было?
- Да. Наблюдателей, вроде, готовили. Курсанты раньше такие красивые были! Всем девочкам в старой школе нравились.
- Сейчас, что, красивые кончились? Уродов стали набирать?
- Нет, ты чего? Форма какая-то другая, не такая яркая. А так их намного больше стало. Училищ ещё несколько открыли. Мальчики злятся – курсанты всех девочек увести могут.
- Кто про что, - бурчит недовольно Софи, - красивых-то хоть много?
- Имеются. Там беговые дорожки недалеко. Такие иногда встречаются, - мечтательно вздыхает, - на принца похожие…
- На какого принца? – с непонятной интонацией осведомляется Софи.
- Как на какого? На твоего! Бе-е-е-е! – показав язык дразнится Динкерт, весьма ловко спародировав Марину. Сама она так больше не делает, но запомнилось многим.

Отредактировано Чистяков (28-02-2017 16:04:16)

+3

5

Чистяков написал(а):

После возвращения Эриды все заметили – среди школьных группировок, групп и группочек появилась ещё одна – в составе Младшей Херктерент, Рэдрии, Эриды, Коатликуэ, болтающейся между ними и Звездой Динкерт и примкнувшим к ним Дмитрием.

Что-то смысл предложения ускальзывает. :dontknow:

+1

6

Dimitriy написал(а):

Что-то смысл предложения ускальзывает.

Раньше Марина часто в одиночку действовала.  Звезда - новое прозвище Софи http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif

Отредактировано Чистяков (28-02-2017 16:04:48)

0

7

Чистяков
Это как раз ясно, две группы, между ними болтается Динкерт, а вот к кому примкнул Дмитрий, не ясно.  http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif 
Надо будет с первой книги перечитать, тем более в отпуск отправили со второго марта, а пока снег не стаял, делать нечего.

0

8

Dimitriy написал(а):

Это как раз ясно, две группы, между ними болтается Динкерт, а вот к кому примкнул Дмитрий, не ясно.

Софи его ещё в М. С. паладином (не своим) называет   http://read.amahrov.ru/smile/paladin.gif    http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif  Ей-то как раз, всё ясно, в отличии от делающей вид, будто не замечает ничего, Марины.   http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif

+1

9

Выложил на СИ. http://samlib.ru/editors/c/chistjakow_w … nt-4.shtml

0

10

Глава 4.

Марина заходит к Эр. Та делом занята – очередной ящик от соправителя разбирает. По комнате уже сложно пройти, только это ненадолго. Большинство вещей скоро сменят хозяев, а большинство сладостей будет стрескано самой Эридой.
Вертит в руках какой-то конверт пергаменной бумаги.
- Вроде, от папы. Только странный какой-то. Он свои письма…
- Дай сюда! – Марина почти вырывает конверт. Про отравленные письма читать приходилось. Оглядев со всех сторон, возвращает.
- Это в ящике было?
- Не совсем. Сопровождающий мне в руки отдал, и я расписалась в получении.
- Тогда точно от него, только не личное, а от одного официального лица, то есть его, другому официальному, то есть тебе. Привыкай! Чем взрослее будешь становиться, тем больше таких будешь получать. Причём, сильно не на все будет желания отвечать.
- Откуда ты всё знаешь?
Марина пожимает плечами.
- Ещё до школы учили. Тебя, наверняка, тоже, только ты, наверняка, всё прослушала – писем-то тебе тогда никто не писал.
Эр грустно вздыхает.
- Наверно так и было. Что-то про письма точно объясняли. Только, зачем? Мне и сейчас только папа и пишет.
- Может, прочтёшь? Давай вслух, если не секретное.
- А как определить?
- Там штамп в правом углу, красный должен быть. Но, раз на конверте нет.
- Это приглашение. Через десятку открытие памятника «Видному военачальнику и государственному деятелю генералу центра Рэндэрду дерн Рэнду…»
- Не надо дальше, - прерывает Марина, - там на полстраницы его полный титул, что генерал и сам не знал, так как половину там уже его потомкам приписали.
- Я последняя.
- Что? Ах, да, точно ведь.
Эрида задумчива.
- Мне ехать?
- Ты у меня спрашиваешь?
- Папу надо спросить…
- Ты в руках официальное разрешение держишь. Будь это мне, вообще там был бы приказ там присутствовать.
- А ты со мной поедешь?
Марина пожимает плечами.
- Конечно. Я, как принцесса, на любых подобных мероприятиях имею право присутствовать. Бе-е-е! – показав язык дразнится Марина.
- Но он ведь и твоим предком считается. Мне эта версия даже больше нравиться.
Марина хмурится.
- Это смотря кем считается. Софи ещё на первом году до всеобщего сведения довела – если кто при ней на подобное намекнёт – то он или она труп. Просто труп в самом прямом и окоченевшем, смысле.
- Так эти же слухи с тех времён и гуляют.
- Ты ещё про похабную версию вспомни!
- Так я её знаю. Будто Рэндэрд был отцом и Дины III, и Дины IV.
  Эр-р-р-рида! Прибить бы тебя, невозможную.
- Я обиделась, - выдаёт Марина с несвойственной ей капризно-плаксивой интонацией, девочки такую ой как любят, но не она.
- Не надо, Марина! - теперь Эр напугана. Ладно, пощадим её сердце, не у всех же такой «пламенный мотор», как Херктерент.
- Не бу-у-уду, - с той же противной интонацией, - но накажу-у-у!
- Ты что, Марина! – кажется, вот-вот расплачется.
Херктерент смеётся обычным смехом.
- Наказание такое! Рассказывай настоящую версию своего происхождения, а не бред этого «великого классика приключенческой литературы», и не сказку собственного сочинения.
- Ты же её знаешь!
- Ничего, ещё раз послушать не откажусь. Знаешь ли, людям не всякая болтовня нравится. За некоторые слова и в глаз дать могут. Будут они у тебя одного цвета багрово-синие и заплывшие.
- Так сама знаешь: никто потом так и не смог разобраться, откуда в доме генерала появилась довольно большая девочка. Где и у кого она росла, и кто её матерью был. Только генерал всем стал говорить, она его дочь, наследница имени и состояния. Потом вообще прошение на имя Верховного подал с просьбой узаконить её и признать полнородной.  Дина старому другу отказать не смогла. Потом ей уже Дина III титулов добавила. Всю жизнь ей благоволила. Поговаривали, это потому, что они сёстрами были.
- Убью! – хохочет Марина.
- Я всего-навсего считаю, генерал вполне мог быть отцом и Дины III, и той девочки. У тебя и братьев тоже матери разные.
- Ты ещё свою сказочку распиши. Ту, зимнюю. Тоже неизвестно кого мне в родню запишешь.
- А у меня там и нет ничего такого, кроме безответной любви Дины III к моему предку.
- Угу. Поедем когда, меч взять не забудь. Тебя-то в лицо мало кто знает, а клинок, как-никак «достояние Империи». Хм. Похоже, твой отец решил, пора тебе на людях появляться. Всю жизнь в «Сказке» не проживёшь.
- Мне там хорошо. Хотя и грустно иногда. Как и здесь.
И опять Марина не знает, что ответить.

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент - 3.