Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.


Несносная Херктерент -4.

Сообщений 141 страница 150 из 197

141

Софи разглядывает не отрываясь, понимая, что может непоправимо испортить зрение.
Понятно, этому кошмарному великолепию, или великолепному кошмару сегодня до конца вечера сверкать предстоит. Даже лёгкое сочувствие мелькнуло, представив попытки решения проблем, что естественным образом возникают...
  Хотя, зная Эр, можно не сомневаться, какое-то решение ей предусмотрено. Ведь если она берётся что-то делать — то делает идеально.
  Взрывчатые вещества её производства тому подтверждение, да и познания в фотографической химии тоже о многом говорят, начиная от умения работать с такой сложной вещью, как цветная плёнка.
    Сомнительно, что в вещи, должное запомниться на десятилетия ничего не предусмотрено. Редко, когда бывает, вещь и человек настолько слиты воедино.
   Блистать им не наблистаться!
   Хорошо, хоть вполне возможно на глаза не попадаться. Ибо чего в этой конструкции точно нет — так это некой оптической системы, предназначенной для обзора задней полусферы. С этой стороны Софи и держится, всё равно, всё сегодня вокруг разноглазой крутится.
  Вполне ожидаемо, награда за костюм выиграна. Вот зачем эсминцы «Дина» и «Коатликуэ» нужны — грузы транспортировать, ибо в таком наряде длительное время что-либо в руках носить просто невозможно. А куда-либо отнести — Эр туда физически в дверь не пройдёт.
  Впрочем, тут и других людей хватает, многие из которых Софи искренне рады, другие великолепно притворяются. Пока по-правилам играют, сама Софи правил тоже придерживается. Маришка куда-то испарилась, её обычно слышно на куда большем расстоянии, нежели видно. Но сегодня данная проблема Софи не волнует, если сестрёнка что-то и замыслила, то точно не против неё.
  А уж разноглазую превзойти — это однозначно выше человеческих сил, даже таких аномальных, как у Марины. Софи прекрасно знает, для изящной девушки, она тоже очень сильная. Просто, это не то умение, что надо напоказ выставлять. Ну, у младшей тормоза никогда не работали, а значит, пусть у других о ней голова сегодня болит.
  Довольно долго общалась с подругами различной степени фальшивости, прежде чем Софи замечает, главная на сегодня головная боль –  разноглазая ухитрилась совершить ещё одну совершенно немыслимую вещь — пропала из поля зрения.
  Довольно долго не появляется. Отойдя носик попудрить, Софи прямо в противоположную сторону направляется, ибо в первоначальном направлении разноглазая просто в дверь не пойдёт.
  Замаскировать подобное сооружение довольно проблематично. Но у Эр это почти получилось. Вход в примыкающее к одному из залов помещение маленького зимнего сада почему-то малоосвещён. Вот там это великолепие и приткнулось перекрывая одну из дверей, словно подбитый корабль к берегу.
  Что-то здесь не так!
  Приглядевшись, Софи понимает — разноглазой в платье нет. Совсем.
  Через вторую дверь заглянув вовнутрь, принцесса убеждается, там тоже никого нет, кроме осколков разбитого стекла на полу. Бокал разбился. Бывает...
  Софи принюхивается. Так! Здесь точно Рэда была!
  «Тайной страстью» пахнет. В эти духи вещества какие-то подмешивают, как говорят, усиливающие привлекательность.
   Слышали про них многие, но есть у единиц.
   В данном случае, только у самой Софи.
   Как раз Рэда ужасно смущаясь, флакон у Софи и спрашивала ещё вчера вечером.
   Софи одолжила, с максимально гнусной ухмылкой, какую могла себе позволить. Ей-то искусственные усилители собственной привлекательности совершенно ни к чему.
   Это Рэде шрамчики от ветрянки, а теперь не только от неё, замазывать приходится. А перед кем-то надо себя в лучшем виде предъявить. Софи ещё подсказала, куда именно стоит брызнуть, чтобы эффект сильнее был. Судя по квадратным глазам, применить в некоторых местах шрамолицая точно бы не догадалась. А производители не зря такие деньги дерут, инструкция есть, почти, как у лекарств, только она не в коробке духов, а у Софи в столе. Хорт точно уверена, что принцесса с ней «боевым опытом» поделилась.
   Что-то странноватое происходит... На Эр, и так к девушкам неравнодушную, ещё и аромат сработал?
  Софи даже хихикнула, представив картинку, где они вместе. Тем более, прекрасно помнит, где у той и другой родинки.
  Нет, наплевательское отношение Эриды к вещам всем известно. Но тут она сама себя превосходит! Бросить такое сооружение...
  Софи смогла рассмотреть, как это всё надевается, оказывается, всё довольно просто, снять можно и вовсе без посторонней помощи. «Страсть» так подействовала?
  Эрида даже в мелочах настолько же гениальна, насколько и безумна.
  И сейчас безумие определённо, взяло верх, ибо гулять Эр отправилась в наряде, немногим отличающимся от имеющегося у каждой от природы.
  С одной стороны, смотрится подобное замечательно, с другой, подобный вид крайне вреден для здоровья, начиная от того, что сегодня просто холодно.
О самых грустных вариантах развития событий думать совершенно не хочется. Чтобы пойти куда-то развлекаться видок Эр как нельзя подходящий. Вот только куда и с кем?
  Только вот что-то Софи подсказывает, Рэда и Эр сейчас вовсе не в страстных объятиях сплелись. Скорее всего, они вообще сейчас в разных местах находятся. Где, с кем, и чем именно, Хорт занята, Софи в общем-то, наплевать.
  Вот куда Эр пропала, волнует гораздо больше.
  Вполне возможные временные симпатии Эр пока ещё все здесь. Оба эсминца тоже присутствуют, и раз беспокойства не проявляют, то значит, прекрасно знают, где Эрида сейчас находится. Они обе бестолковые, особенно Кошмар, но всё-таки, не до такой степени.
  Маришка ещё отсутствует. Но она как-то раз уже сказала, пусть и со зла. «Всё что только возможно в жизни сделать для шрамолицей я сделала. Больше такой глупости делать не буду. Будет опять тонуть — максимум, за профессиональными спасателями сбегаю, а сама в воду не полезу».
  Уж что-что, а злиться сестрёнка умеет превосходно. Да и со злопамятностью полный порядок.

Отредактировано Чистяков (22-11-2019 11:53:59)

+1

142

Глава 17.

  На новогодние каникулы все разъехались. Марина решила не оригинальничать, и провести их в Загородном. Заранее пригласила школьных островитянок. Все согласились, колебалась только Оэлен, получившая аналогичная аналогичное приглашение от Эриды. В двух местах одновременно находиться сложновато, окончательный выбор, кажется, был сделан с помощью монетки.
  Ещё Эр Кроэн приглашала, но та сразу приглашение Марины приняла. Разноглазая умная, но временами те ещё глупости делает, словно не догадывается, что Кроэн и Марине-островитянке куда лучше подальше одной от другой.
  Вообще-то, Марина сначала только Медузу хотела позвать. Но оказалось, у всех пятерых присутствуют зачатки коллективного разума, и по одной они никуда ехать не хотят. Марине-то что, Загородный большой.
  До кучи, пригласила и Рэду, рассчитывая, что Хорт окажется. Но шрамолицая, неожиданно, согласилась. Как Марина уже знает, дома сверстники её никогда особо не любили, да и в школе симпатизирующих ей, как человеку, как-то не нажила. Мечты о формах как-то не подразумевают, что там ещё и содержание есть, не только для лапанья пригодное.
  Динку чуть ли не приказным порядком родители вызвали к себе. Как ни странно, разрешили приезжать с друзьями. Список Кошмара ограничился одной змеедевочкой. Может, Марина, на самом деле, чего-то про них не знает?
  Софи, в кои-то веке, решила воспользоваться предложением Кэретты и провести каникулы у неё. Главным образом, чтобы отдохнуть от всех школьных проблем, в первую очередь, как раз разноглазой, и в меньшей степени, младшей сестры.
  Марину тоже приглашали, но вежливый отказ принцесса не поленилась написать лично.
  Сама Эр слегка расстроилась, что ни Марины, ни Софи в «Сказке» не будет. Впрочем, переживала недолго, гостей ожидается, по меркам «Сказки» немало. Летом Эр, оказывается, запомнила много кого.
  Интерес к Медузе снова был спровоцирован лодкой. Так как она кораблём не числится, где эмблемы, пусть зачастую созданные экипажем всё-таки утверждаются штатно, то эмблема на рубке лодки время от времени меняются, в зависимости от наличия среди подводников лиц с художественными способностями.
  Незадолго до сражения, изображение сменилось в очередной раз, начальника Генштаба позвали оценить.
  Теперь на рубке красуется погрудное изображение Медузы в расстёгнутом мундире. Нижняя часть изображения художником очень сильно преувеличена по сравнению с оригиналом. Фуражка на голове отсутствует явно из желания изобразить развивающиеся волосы, да и цвет их явно осветлён.
А вот личико откровенно удалось. Хотя и отдаёт кукольностью, тем не менее, очень живое и весёлое. Даже искорки в глазах получились.
  У самой Медузы на столе появилась цветная фотография, где она на фоне собственного портрета. Правда, застёгнутая на все молнии, но с почти таким же выражением лица.
  Подводники нашли себе живой символ. А капитан ещё и не прочь более  близкие отношения наладить, только вот возраст слегка смущает. Хотя Медуза, как и все островитянки, выглядит несколько старше своих календарных лет. Морской воздух, видимо, на развитии хорошо сказывался.
  В Загородный эта фотография приехала вместе с Медузой.
  Саргон в Загородном почти не бывает, центр связи куда-то перебазировался, только пустые помещения остались и охраны меньше стало. Марине снова можно перемещаться абсолютно везде, но теперь это не вызывает никаких эмоций.
  Однако, на это раз заглянул, и заявил Марине, что намерен удостоить её гостей аудиенции. Заодно ещё и съязвил, столько молоденьких девушек здесь не гостило, даже когда Херенокт на каникулы приезжал. Кажется, какие-то слухи до Императора доходят. Марина знает его манеру полунамёками разговаривать.
Когда сообщили об аудиенции, столько визгу было! К счастью, платья для таких случаев есть у всех, спасибо Пантере. Да и Император не особенно налегал на официальную часть церемонии.
  Кажется, больше всех довольна осталась Кроэн, решившая, её фото с Императором дома послужит чем-то вроде могильного камня для сестры.

+2

143

Чистяков написал(а):

о кучи, пригласила и Рэду, рассчитывая, что Хорт окажется. Но шрамолицая, неожиданно, согласилась.


Явная очепятка - по контексту должно быть "откажется".

+1

144

Больше всех в Загородном нравится Медузе. Причина — довольно банальная, во дворце множество моделей различных образцов боевой и транспортной техники. Включая модели подводных лодок за несколько десятилетий. Имеются даже никогда не построенные образцы, зачастую отличающиеся теми ещё странностями конструкции, включая линкоровского калибра орудие, или почти крейсерскую батарею.
  В отличии от знаменитого «Морского дракона» южан дальше моделей дело не пошло. Сама Марина из всех кораблей лодками интересуется меньше всего, знает только про основные типы, состоящие на вооружении.
  Как и отец с братом, убеждённая надводница. Типы лодок не особенно различает, запоминает только мутантов от подводного кораблестроения, вроде того же «Дракона».
  Но вот Медуза среди всего этого оказалась банально в своей стихии. Часами может модели рассматривать, если учесть, что многие раздвижные и сделано внутреннее устройство, счастью действительно, нет предела.
  Марина не забыла, как почти точно так же часами модели линкоров рассматривала. Модель «Елизаветы» и сейчас в одном из залов стоит. Но Медуза едва взглянула, а остальные и вовсе корабль проигнорировали. Благо, они на настоящей «Елизавете» бывали.
  Инри с библиотеке засела, благо в ней множество роскошно изданных подарочных изданий. Некоторых из них в школьной библиотеке нет. Плюс множество книг с Юга. Собственное искусство там любят, и великолепно издавать тоже умеют.
  На одну из обложек угодил портрет Динки с Севером. Слащавый сюжетец даже в военное время показался южанам допустимым. Книга прошлого года издания.
  Торговля предметами роскоши, несмотря на боевые действия, какими-то хитрыми путями всё равно осуществляется. Что  там Император говорил ради скольки процентов прибыли торговец пойдёт на любое преступление?
  Марина имеет общее представление о финансовом положении противника, знает, подобные издания стоят очень больших денег. В несколько раз больше месячного заработка рабочего оборонного предприятия. Однако, продолжают издавать такое, и судя по тиражу, книги спросом пользуются.
  Оэлен, тоже вполне ожидаемо, сунула нос во все помещения дворца, даже в гараже довольно долго крутилась, хотя в моторах понимает гораздо меньше Медузы и уж, тем более, Марины. Видимо, яркая окраска и блеск радиаторов дорогих и редких машин так действовал. Права на вождение она ещё не получила, и честно призналась, что завидует Марине.
  Хотя, Марина по-сути дела, только на гусеничной технике и ездит. Да и Софи, после неудачной весенней поездки, закончившейся гибелью машины под бомбами, предпочитает ездить с водителем и охраной. Будто даже от бомбы среднего калибра они в состоянии защитить.
  Хотя с весны, кроме высотных разведчиков в небе Столицы вражеских самолётов не фиксировали. Да и большую часть разведчиков всё-таки удалось сбить. На выставке трофеев Марина довольно давно не была, но знает, в авиационном разделе появились новинки. Сами разведчики — новые модификации в общем-то давно известных тяжёлых бомбардировщиков с новыми удлинёнными крыльями и переделанными для работы на большой высоте, моторами. Герметичными кабинами сейчас уже никого не удивишь. Хотя, на пятнадцать километров и сейчас мало какой самолёт в состоянии забраться.
  Одна из новинок имеет непосредственное отношение к весеннему налёту. Среди сброшенных бомб оказалось несколько с таймерами, установленными на совершенно разное время.
   Одна упала недалеко от башни ПВО, где Марина с сестрой были. Именно эту бомбу удалось обезвредить. Она сейчас на выставке и лежит. Но так получилось не со всеми.
   Кроэн большую часть времени вместе с Инри проводит.
   Динни пытается научиться кататься на коньках и лыжах. Что смотрится довольно забавно, учитывая, что снег и лёд в значительных количествах в этом учебном году она увидела впервые в жизни. Получаться стало довольно неплохо, видимо, сказывается, что она, как и большинство островитянок, весьма гибкая и ловкая.
  Рэда облюбовала тир. Стреляет очень помногу. Неограниченные боеприпасы и доступ к почти любым образцам вооружения, оказывается, могут пьянить сильнее вина. Хорт явно что-то хочет самой себе доказать. Что именно — Марине не интересно. Её научили стрелять очень хорошо.
  Рэда от природы не настолько меткая. Зато, она очень упорная. Ну, и пусть развлекается — умение стрелять в наше время никак не отнесёшь к числу бесполезных способностей.
  Над «Сказкой» пару ночей подряд совсем уж безумные фейерверки взлетали. Марина даже стала опасаться, не начался ли там пожар. Полнейшее издевательство над светомаскировкой. У разноглазой всё, как обычно.  Хорошо, южане последнее время особой активности не проявляют.
  Хочется надеяться, бесконечные бои подтачивают мощь эскадр.
Но доступные Марине доклады разведки говорят об обратном — выпуск военной продукции всех разновидностей непрерывно возрастает. Причём, проявлений недовольства почти не фиксируется.
  Или же миррены так хорошо концы в воду прячут, ибо регионов, закрытых для посещения даже жителями соседних, меньше не становится. А железнодорожное сообщение в тех краях очень и очень активное.
Сколько именно там удалось заводов разбомбить — данные очень неточные, тем более стройки новых предприятий фиксируются постоянно.
  Смертельно опасное соревнование экономик всё сильнее и сильнее набирает обороты. Ещё недавно казавшиеся игрушками реактивные самолёты применяются во всёвозрастающих количествах.
  ПВО столицы уже больше чем наполовину ими вооружено. Есть уже и фронтовые бомбардировщики. Пока нет ещё стратегических, но это именно только пока. Наверняка, над многомоторными чудовищами вовсю идут работы.
  И как-то, не очень хочется думать, что именно с них могут сбросить. Марина знает об этом куда больше многих.

+1

145

Посмотрела старые альбомы с Хереноктом. Император сказал правду. Больше четырёх девушек вблизи братца нет ни на одной фотографии. Причём, на каждых каникулах, девушки разные. Кто там насчёт «весёлого дома» язвил?

  С ожерельем Рэда не расстаётся. Наверное, даже спит и в душ ходит в нём, хотя Марина не проверяла. Почти маленький ребёнок, получивший желанную игрушку. При случайной встрече, Хорт сказала с каким-то злым весельем.
  – Спасибо тебе ещё раз! И за подарок, и за документы.
  – Случилось что?
  – Почти.
  – Как так? Всего же несколько дней прошло?
  – Догадливого народа слишком много. Знают, как такого рода вещи распространяются. Приходили тут, пергамен глянуть, - называет имена.
  Марина желчно хмыкает.
– Так я и думала, взыграет у этой. Хочет быть большей принцессой, чем настоящие. Но у меня тоже всяких родовых предрассудков навалом.
  – Но у неё же есть титул...
  – Есть. Но маленько неполноценный. Её отец — титулярный принц, более того, у меня нет ни малейших вопросов, как он титул заслужил. Вот только она не урождённая, как ребёнок титулярного. А тоже титулярная. Это редкость, - Марина скалится с максимальной степенью гнусности.
  – Она чем-то провинилась?
  – Кроме поганого характера, вроде, нечем. Это папа с мамой не подумали, она — ребёнок, родившаяся до официального брака. И следовательно, не может быть урождённой. Титул отец позже получил, брачный договор они не подписывали. Вот и вышла титулярная, вместо урождённой. Для таких, как мы, урождённых много в каком поколении — совершенное ничтожество. И она это знает.
  – Вы же с ней, вроде, не ссорились.
  – Урождённых на свете куда больше пятерых, тебе известных. И там многие нашу широту взглядов вовсе не разделяют. Быть титулярной в её возрасте — почти клеймо. У урождённых, знаешь ли, принято всё-таки заключать браки. Это Еггты и Ягры могут позволить себе рожать от кого и когда захотят.
  Хотела тебя на чём-то грязненьком поймать, да сама в рыло получила. Почти по поговорке, пошёл за шерстью, а вернулся сам остриженный.
– Марина, а может это она... Ну та, что вещи портила?
   Херктерент хмыкает.
– Как знать, как знать. Обычно, тот, кто громче всех кричит о том, какой он хороший, частенько оказывается с гнильцой. Основная сложность — так не всегда бывает. Прямых улик против неё нет. А косвенных на всех хватает.
   Думаю, её либо вообще больше нет в школе, либо Сонька её достаточно сильно напугала.
– Да уж, как тот капкан вспомню... Бр-р-р... Аж передёргивает.
– Хм. Если это не ты, то и бояться нечего.
– На что ты намекаешь?
– Только на то, что косвенные есть много на кого. Впрочем, сейчас ты больше похожа не на виновницу, а, как раз, на приманку. С шумной историей появилась весьма ценная вещь. И кого вороватость — это болезнь, будет сложно просто так мимо пройти. Вот только носом землю рыть будут тогда ищейки такого уровня, кто что хочешь найдёт.
  – Вот обнадёжила!
  Марина усмехается.
  – Обращайся!
– Слушай! А ты точно уверена, что это не одна из тех, кто приходили ожерелье смотреть?
– Ну, вот, по второму кругу пошло! Как уже сказала, я ни в чём не уверена, но относительно тех личностей уверена только в их зависти к тебе. Им-то подобного не видать, как своих ушей, даже на свадьбу.
  – Из-за такой вещи даже убить могут.
  – Могут, - кивает Марина, - но точно не они, насколько моих познаний в людях хватает.
  – Надеюсь, ты не ошибаешься, а то как-то боязно ходить оглядываясь.
  – Ты в «Сказку» не хочешь заглянуть?
  – Зачем?
  – В основном, затем, чтобы проверить, не подействовали мой дурной пример на разноглазую, и не устроила ли она чего-то подобного для своих гостей.
  – Что, сразу для всех? - вытаращивает глаза Рэда.
  – Ты в ней сомневаешься? - вопросом на вопрос отвечает Марина.
  – Ничуть, но и узнавать о чём-то подобном как-то совершенно не хочется.
  – Самой уникальной хочется побыть подольше?
  – Ну да, и это тоже! - с вызовом выставляет ожерелье вперёд Рэда.
  Марина ловко щёлкает её по носу, как маленького ребёнка.
  – Не зазнавайся.
  Хорт трёт нос.
  – Знаешь, когда они ко мне пришли, разговаривали почти на повышенных тонах. Зато, как только прочли, ты бы видела, как у них интонации изменились! - Рэда даже глаза мечтательно прикрывает, - Поняли, что богатый покровитель у меня есть на самом деле. А им подобного не видать. При всех их вывертах.
  – Прекрасно всё представляю! - скалиться Марина во все тридцать два, - Ты бы видела, как многие летом на песочке поскучнели, когда поняли, я дружу со Смертью. Правда, они поняли, что я сама-по-себе очень сильная. Но и Чёрная очень способствовала созданию нужного настроения.
  Рэда хихикает.
  – Наверное, действительно было очень похоже. Ты же со стороны только цветом глаз и выделяешься.
  – Быстро ты это умение освоила, походя чьи-то недостатки зацеплять.
  – Я не хотела, - кажется, даже смутилась.
  – А, плевать! Все так говорят! - энергично машет рукой Марина.

+1

146

Рэда чему-то хмурится. Понятно, вопрос задать не решается. Даже ясно, в общем-то, какая тема будет затронута.
  – Марина, а можешь сказать, ты это сделала, действительно, просто так, или был всё-таки какой-то подтекст?
  – Ты же не тупая, а так тупишь! Устала уже повторять! Не было никаких подтекстов, была моя не слишком умная шутка, зашедшая слишком далеко. Но что ты там себе навоображала, виновата исключительно ты сама, а уж никак не я.
  – Жаль, всё оказалось не по-настоящему... Хотелось, чтобы это было не игрой, а какими-то чувствами, без расчёта на плату...
  – Чувствами именно от меня, или от кого-то вообще?
  – От кого-то... Я совсем сначала не подумала, что это можешь быть ты... Теперь не знаю... Даже где-то, жалею.
  – Тебя, что, разноглазая покусала? Заразилась от неё? Хочешь подобного в будущем? Так сама знаешь, какими местами подобного добиваются. Не обязательно, от мужчин.
  – Это не болезнь...
  – Не все так считают. Эрида, кстати, сообразительнее всех оказалась, она сразу поняла, что это от меня. А вы все вели себя как слепые щенята.
  – Она мне ничего не говорила.
  – Потому, что как обычно, витала в облаках, а ты тупо не догадалась спросить. В противном случае, всё было бы не настолько весело.
  – По-моему, тогда никому особо смешно не было.

  Всё-таки сквозит в голове, надо бы в «Сказку» съездить, повидать островитянок. Обещала в переписке встретиться зимой, слово Марина предпочитает держать. Хотя, знает прекрасно — от честности одни неприятности.
  Да и интересно, как там они с разноглазой развлекаются, особенно, когда их столько. Можно, наоборот, их всех сюда пригласить, но тут точно школьные островитянки не рады будут, Кроэн, в особенности.
Разделение на разные круги на Архипелаге, как бы не сильнее, чем на ранги Великих Домов. Тем более, рознь Великих — в основном, на словах. А островное противостояние — вполне себе на деле. Тут ещё крепко приправленное противостоянием двух сестёр.
  По телефону тоже связаться можно, но тут уже сама Марина не слишком жалует подобные переговоры. Тем более, разноглазая точно к себе позовёт, а такой уж необходимости с ней видеться нет.
Попробовать своим ходом забраться, как раньше? Наверное, возможно. Судя по тому, где дорожки расчищены, все прекрасно помнят, как она зимой перемещалась. Но сейчас так идти Марине кажется ниже собственного достоинства. Образно говоря, фуражка Начальника Генштаба начинает давить на мозги.
Решает просто в Столицу прокатиться. Сама. Без сопровождающих, во всяком случае, явных. Благо, машина, как и танк, бронированная. А с бронетехникой Марина дружит. Тем более, весной поездка так оглушительно прервалась.
  После прогулки в начале девятого месяца с Хереноктом, в Столицу Марина ездила только в Старую Крепость да к Пантере. Когда едешь по делу, всяко заранее сосредотачиваешься на предстоящих разговорах и делах. По сторонам смотреть просто некогда. А город, несмотря на военное время, и даже благодаря ему, отчасти, постоянно меняется. Сколько себя Марина помнит, в Столице постоянно что-то строили. Война изменила назначение воздвигаемых сооружений, но не их количество.
  Машину выбрала попроще — укороченный вариант представительского для торжественных выездов. С тем же мотором, бронёй, но всего на двоих. Кого-то звать с собой не собирается. Этот вариант машины в попугайских вариантах окраски до войны был любим всякими не обременёнными интеллектом личностями с переизбытком наличности для гонок по столице. Сейчас яркие машины, словно попугаи. В таком климате вымерли.
  Чёрный или армейский зелёный цвета придают солидности, в гараже есть и та, и другая расцветки, и ещё флотская с якорями.
  Марина решает взять нейтральную чёрную. Номера МИДв — это номера МИДв, но пропуск от орлов нелетающих «проезд всюду» ещё никогда и никому не мешал. Лучшее украшение лобового стекла для этой зимы.
  В машине всё подготовлено, мотор прогрет, сиденья под её рост отрегулированы. Села, да поехала. Не вполне привычные ощущения, Марина водит хорошо, но обычно, кто-то сидит рядом. Да и за рулём, чаще всего не она.
  Ну, никаких гонок она устраивать не собирается, да и для чего дорожные знаки висят, принцесса прекрасно знает.
  Посты на въезде в город явно несут службу крайне расслаблено. Машины останавливают крайне выборочно, а уж чёрную с такими номерами и пропуском точно и вовсе не заметили. Интересно, станут рассказывать, что Саргон решил прошлое вспомнить и по городу прокатиться?
  Или эти легенды уже вымереть успели, а поводов для рождения новых, Марина давать не собирается. Во всяком случае, пока. Да и в будущем не собирается, но судя по прошлому случаю, вполне могут последовать коррективы от внешних факторов.
Понятно, что среди новостроек, особенно, за юридической границей города, преобладают заводские корпуса. Понятно, излишняя концентрация промышленности в одном месте провоцирует налёты, в перспективе, с использованием не созданного пока оружия.
  Но город — самый большой железнодорожный узел в мире, и с этим фактором, особенно, в военное время, крайне сложно что-либо сделать.
  Плоские крыши зданий уже давно несут «украшения» в виде башенок наблюдения местной ПВО. Теперь же на крышах резко увеличивается количество зенитных орудий. Преимущественно многоствольные зенитные автоматы малого и среднего калибра. В общем-то, столь серьёзные потери из-за последнего налёта, были вызваны в основном новой тактикой южан, применявших планирующие и управляемые бомбы с малых высот. ПВО, заточенное под борьбу с высотными машинами, оказалось не вполне готово бороться с низколетящими.
  С зенитных автоматов в теории, планирующие бомбы, сами зачастую с небольшой самолёт размером, вполне можно поражать. Вот только Марина не знает, подбили здесь, или где-то в другом месте, хоть одну. Впрочем, этим вопросом пусть больше Сонька занимается.
  Стали появляться короба неуправляемых зенитных ракет, виденные раньше только на некоторых кораблях. Их эффективность и раньше сомнения вызывала, тем более, сейчас, хотя, вроде бы для наведения теперь используют радары да и на ракетах есть радиовзрыватели.
  Хотя, корабельный зенитный ракетомёт, с полусферическим да ещё прозрачным щитком для защиты стрелка по-прежнему лидирует в числе странных образцов техники и вооружения, виденных Мариной.
  В общем, тут не полигон, и совершенно не хочется смотреть, как это всё применяется. Базировавшаяся вблизи школы зенитная батарея специального назначения за прошедшие года успела перейти сперва на усиленный, потом и вовсе на удвоенный состав состав. Потом разделили на две батареи, состав каждой из которых успели и усилить, и удвоить.
  В итоге, общее число тяжёлых установок выросло в шесть раз, а лёгких — с нуля до двадцати четырёх.
  По старой памяти, останавливается у парка, где памятная башня ПВО стоит. Естественно, больше чем за полгода, никаких следов налёта не осталось. Покорёженные деревья вырубили, воронки засыпали, даже новый балкон на башне соорудили. Антенны, вроде теперь по-другому торчат, но в тот раз их как-то некогда было рассматривать. Так что, может, просто восстановили то, что было.
Впрочем, одно явное изменение есть, из разряда лучше бы глаза не видели. Все башни раньше имели номера. Теперь им, как кораблям, присвоили имена собственные.
  И что же на этой красной краской выведено на уровне четвёртого этажа?
  «Софи».
  Уж кому-кому, а Марине-то прекрасно известно, кто именно имеется в виду. Не исключено, наименование присвоено по просьбе личного состава. И ведь не придерёшься, сестрёнка тогда запомнилась, а сама Марина, по большей части, рядом стояла.
  Вечно у неё так, даже в мелочах не везёт.
  До выставки трофеев, даже пешком, не особенно далеко. Но туда совершенно не хочется. Бродит по парку. Из-за количества носящихся повсюду детей, совершенно не чувствуется военное время.
  Интересно, им до башни бегать приходилось?
  Так ведь понятно, ответ, скорее «да», чем «нет».
  Хотя, война всё-таки чувствуется. На детских площадках, среди всяких лазилок появились мирренские танки с поникшими стволами. Видимо, металлургическая промышленность не настолько нуждается в сырье, раз поверженные враги не отправились на переплавку.
   Машины почему-то перекрашены в совершенно вырвиглазные цвета, причём, даже с узорами. Видать, у городской администрации было много лишних денег на краску. Особенно, если учесть, как сейчас перекрашены крыши.
Планировка города, при виде с воздуха, теперь не имеет ничего общего с довоенной. Даже река благодаря успехам маскировки, изменила течения. Впрочем, опытных пилотов обмануть сложно. Высотные здания никуда не делись, их вполне можно использовать как ориентиры для прицеливания. Хотя, и на них явно экспериментировали с деформирующей окраской.
  Куда бы пойти? Марина слишком хорошо знает город, при этом совершенно не любя (равно, как и любой другой), чтобы испытывать потребность сходить взглянуть на какое-то определённое место. Большинство из них стояли тут до рождения Марины. Будут стоять и после неё, если радиоактивное пламя их не сожжёт. Впрочем, башни ПВО даже его выдержат. Наверное.
  Впрочем, как раз их архитектурные достоинства слишком многими оспаривались. Марина в разных архитектурных стилях понимает не особо. Для неё функциональность превыше всего. Вот с этим, да ещё с прочностью, у башни оказалось очень хорошо, что крайне положительно сказалось на здоровье самой Марины.
  Скупка не особенно нужных вещей, которой многие любят заниматься, стоит им в Столицу выбраться, не относится к числу любимых развлечений Марины. Не то, чтобы она совсем уж привязанности к вещам не испытывает, и не желает ничего новенького. Просто, в данный момент времени, ничего совершенно не хочется.
  Спиртное ей уже продают, сладкое — тем более, но ни того, ни другого совершенно не хочется. Тем более, с МИДв можно связаться с любого уличного телефона, если она окажется не в состоянии сама за руль сесть.
  Но пока изменять текущее состояние нет ни малейшего желания.

+1

147

На случайные встречи можно не рассчитывать. Сордара в городе просто нет. Где Херенокт находится, только ему и ведомо. И Марина уверена, где бы братец не находился, Смерть там сейчас с ним. Причём, никаких действий по регистрации отношений они ещё не предприняли, в противном случае, Марина знала бы. Братец безалаберный, но не до такой же степени. Сестру–Еггту на свадьбу позвал бы.
Нанести не слишком официальный визит кому-нибудь? С формальной точки зрения, родни в столице у неё множество. Домов, где хотя бы наклеенными улыбками её будут встречать – на порядок больше.
  Вот только смысл в этом какой?
  Конечно, есть и лично обязанные, и Еггтам вообще, и лично ей в частности.
  Ту же самую Ленн не будем забывать. Но опять же, какой в этом смысл? Правила приёма людей вроде неё, в этих домах чуть ли не с пелёнок изучать начинают.
  Сама она тоже всё помнит, а что-то скандальное устраивать не хочется. Время сейчас не располагающее. Хереноктовского или хотя бы, Сонькиного стиля у неё попросту нет.
  Тупо сходить погреться да поплавать, как тогда, весной? Тем более, обстановка ей понравилась... Но она одна, пусть и с деньгами, и может снять всё, что во Дворце Воды доступно. Но туда во-первых, лучше всего, компанией ходить, во-вторых, пригласить для выступления туда много кого можно, но слишком  музыку и танцы Марина не любит.
У огня на Острове это одно, а сидя в кресле с бокальчиком смотреть, как пред тобой извиваются - совсем другое. Нет, Марина не спорит, это всё может быть и красиво, и приятно. Но не хочется этого в текущий момент.
Проклятое неумение веселиться!
В ресторан не хочется. Она тупо не голодная, и кроме всего прочего, ещё и едой наслаждаться не умеет. А заказывать нечто, ради удивления всех окружающих и нежелательных фотографий...
Оно ей надо?
Город в полусонном состоянии пребывает. Основные праздники уже отгремели, рабочие дни ещё не начались. Говорят, в эти дни даже на фронтах предгрозовое затишье. Большинство мирренов всё-таки живут по единому гражданскому, а не по церковным календарям. Единый, хоть и отличается от грэдского по отмечаемой дате, сам День Нового Года у смертельных врагов один и тот же.
В подобные дни никому особо не хочется других на смерть посылать. Получается почти негласное перемирие. Пусть и на несколько дней. Зато, после него, как правило, начинается нечто весьма разнообразное.
Портить остатки праздников Марине совершенно не хочется. Запас вредности Полностью исчерпан. Она, собственно говоря, ничего по-настоящему вредного и не планировала. Просто, как у того курильщика на пороховом складе «само как-то всё получилось».
  Ладно, хоть по-настоящему разрушительных последствий удалось избежать, даже разноглазая ухитрилась не простудиться.
  Стоп, кого ещё не вспомнила? Динка же недалеко, она сейчас, как раз, и должна в городской, а не загородной резиденции быть. Если её не отрядили для исполнения представительских функций куда-нибудь.
Узнать можно довольно быстро, только вот мысль опять сдохла, едва родившись. Опять куда-то звонить, да что-то выяснять.
  Волна общегородской лени и апатии, кажется, с головой накрыла Марину. Даже барахтаться лениво, в этом, как в пересоленных останках древнего моря, утонуть невозможно даже при большом желании.
  Всё равно, вынесет куда-нибудь. Правда, там волнения почти не бывает, и если ничего не предпринимать, то так и будешь на одном месте, болтаться.
   Из снега тут и там торчат сгоревшие батареи фейерверков и ракет всех возможных типов и размеров. Любовь северян к огненным развлечениям была одной из многих причин, заставлявших южан обвинять их в поклонении демонам. Что при отдельной любви к рогатым маскам со страшными рожами заставляло видеть в праздниках чуть ли не прорыв демонов из своего измерения на землю.
Хотя, именно любовь к фейерверкам на Новый год, несмотря на ворчание церквей, прекрасно прижилась на Юге. Веселиться миррены тоже любят.
Присыпанные снегом батареи, одиночные трубки и сгоревшие огни напоминают поле, заставленное поверженной техникой.
Хотя, сейчас только у Марины такие мрачные ассоциации. Детишки, и даже многие взрослые, включая военных при клинках вовсю достреливают новогодние запасы хлопушек и ракет. Лучше не представлять, что тут совсем недавно творилось. Даже сейчас все деревья серпантином увешаны похлеще, чем листвы летом на них должно быть.
Веселее не становится. Есть только лёгкое сожаление, у неё боевой, а не сигнальный пистолет, и нельзя выпустить в небо ракету. Не догадалась, а вот среди окружающих нашлись находчивые, вполне армейские сигнальные взлетают то и дело, да и знакомого образца гильзы валяются тут и там.
  Если бы здесь вздумали конкурс на самую угрюмую рожу проводить, Марина точно бы выиграла. Не обращает внимания, как яркие бумажки из хлопушек оседают на чёрной коже плаща.
  Чувство опасности где-то очень глубоко, самым наглым образом, сладко спит. Одно плохо – вместо него больше ничего не пробудилось. Марине мрак вокруг не мешает никогда, она сама его прекрасно внутри себя генерирует. Чаще всего – без какой-либо значимой внешней причины.

+1

148

По сторонам всё-таки поглядывает. Не рассчитывает высмотреть, кто именно её «пасёт», уж кто-кто, а такие люди прятаться умеют. Опасаться нечего, уровень преступности в Столице самый низкий в стране. А от попыток похищать кого-либо ещё во времена Еггтов любителей лёгкой наживы отучили с крайней жестокостью.
  Нет, всё почти с точностью наоборот — высматривает приблизительных сверстниц стараются привлекать к себе побольше внимания. Причём, у многих это получается даже не сознательно, а просто в силу возраста.
  Тем более, многие отличительный признак завели, однозначно на возраст указывающий — над головами торчат ушки вроде кошачьих. На шапках, обручах, капюшонах. В школе подобная мода пошла на спад, в городе цветёт самыми пышными цветами. Размеры пушистых ушек начинают превосходить все мыслимые и немыслимые пределы.
  Иногда вместо ушек крепятся рожки, тоже самых разнообразных форм, размеров и цветов, от длинных и прямых, как на древних шлемах, до развесистых лосиных.
  Ушки и рожки частенько на одной голове размещаются. Марина подобного в жизни не оденет, но в школе, не говоря уж про город, подобное явление весьма распространено. Хорошо ещё накладными хвостами не дополняется. Хотя, возможно, это только пока.
  Холодная погода, как ни странно, не способствует увеличению длины юбок, скорее наоборот.
  Ну, Марина к ценительницам ножек представительниц своего пола не относится.
  На общем фоне, смотрится вполне достойно. Чёрный кожаный плащ, вроде офицерского, чёрный берет, вроде морпеховского, но не с черепом, а с обычной имперской красной звездой.
  Одежды в виде элементов формы более чем достаточно, но у Марины нет ничего такого, позволяющего военнослужащему принять её за себе подобного.
  Игры с черепом кончились, по крайней мере, для самой Марины.
  Вот с градусом серьёзности что-то нужно делать, ибо он откровенно, зашкаливает.
  В городе запах безумия кажется, даже в воздухе витает. И теперь Марина точно знает, чем безумство пахнет — всем тем, что служит начинкой фейерверков. Запах становится каким-то всепроникающим.
  Как газовая атака, начинает поражать всех в определённой области.
  Кажется, зацепляет и Марину. Рога-то она только вместе со шлемом наденет. Но красная высоковерхую фуражку Начальника Генштаба — почему бы и нет? Это в школе данная фуражка до невооброзимости серьёзный предмет. А за её пределами — то почему бы и нет.
  Тем более, фуражка в чехле спокойно лежит в машине. Подобных Генштабов в стране множество, только начальник в каждом разные, и следовательно, разновидностей головных уборов — сотни и тысячи. Сордар в своё время, вообще в мирренской треуголке ходил.
  Всё-таки, человек временами действует на инстинктах, не особенно задумываясь о происходящем. Сунула же зачем-то в машину чехол. Как знала, может пригодиться.
  Тем более, вместе получится то ещё сочетание — практически армейский плащ и карнавального вида, фуражка.
  Сходив к машине, водружает упомянутый предмет на голову. Теперь она, и без всяких каблуков, оказывается выше многих. Ладно, день ещё длинный, хотя светлого времени остаётся не так уж и много.
  Всё равно, сегодня, даже ночью, вряд ли кто-то прилетит. Надо было с собой Динни взять. Главным образом, из-за её шапочки с лосиными рогами. Марина в высоту, Динни, исключительно из-за рогов, в ширину.
  Но, как обычно, хорошая мысль приходит с изрядным опозданием.
  Вокруг площади все магазины работают. Кому праздники, а они в эти дни больше всего денег в году зарабатывают. Профиль магазина значения не имеет. Пантера вон, говорила, она зимой очень много купальников продаёт, а летом, наоборот, шубы только так раскупают.
  В общем, надо пойти и хлопушек купить.
  Для завершения образа чего-то не хватает, и Марина, наконец, соображает, чего именно — самой огромной из возможных сигар. Тем более, такими здесь торгуют недалеко.
  Сходить с ума — так уж полностью. В дополнение к сигаре приобретена зажигалка, переделанная из мирренского штурмового пистолета прошлой войны с деревянной кобурой.
Сам «пистолет» за пояс, кобуру через плечо.
  Ни Марине, ни её покупкам совершенно не удивились — за эти дни повидали людей и попричудливее одетых.
В общем-то, самой Херктерент это всё только на руку. Подумывает, не купить ли ещё абордажную саблю, можно даже настоящую, да не повесить ли на другой бок. И дела нет, увидит ли её кто знакомый, или нет. Живём один раз!

+1

149

Абордажную саблю так и не купила. Несколько в наличии и так имеются. Приобрела нечто иное, вообще слабо соотносимое с известными образцами вооружения, но зато, прекрасно соотносящееся с творчеством столичных кузнецов, уже давно производящим множество странных образцов, предназначенных в основном, для вытягивания денег у приезжих.
   Благо, к каждому образцу прилагается живописная история, правда тут создатель, как правило, не кузнец, а продавец магазина.
  Марина заметила нечто, рассчитанное на руку куда крупнее её, и вообще, есть сомнение, для человека ли подобное создавалось. Гранёное острие явно для колющих ударов на откровенно рубящем чуть изогнутом однолезвийном клинке. Но главное, привлекшее внимание Марины — вторая сторона клинка, вся из огромных треугольных зубьев. Кого и как этим можно рубить — совершенно непонятно, но выглядит замечательно.
  Продавец начал было заливать что-то про уникальное оружие одного из адмиралов Дины II, но быстро замолчал. Видимо, понял, Марина из тех, кто знает — такие эфесы лет на двести позже изготавливались. Хотя, отделкой тут настоящий ювелир занимался.
  Народу с клинками в Столице очень много, умеющих ими пользоваться — значительно меньше. Девчонка, несмотря на карнавальный видок, явно ещё и из тех, кто родовые клинки продать не успели. Таких пытаться обмануть — себе дороже. Видно, как она оружие держит, и клинком вертит — точно из старых Великих Домов.
   Продажную цену Марина тут же уменьшила в три раза, судя по тому, как сразу согласились, с опозданием поняла, уменьшать надо было в пять.
   Ну, да она из тех Еггтов, кто замечательно считают, но торговцы так себе.
   Перевязь к этой пиле-переростку нашлась, ножен не обнаружилось, но так даже лучше выглядит.
   И раз уж желание веселиться настало, то надо бы чем-то подогреться. Фляжка есть, даже большая, но в центре Столицы своё пить – мягко говоря, глупо. Всякое горячительное на любой вкус и кошелёк в этом районе, чуть ли не со времён большой любительницы выпивки Дины II, продаётся в совершенно сумасшедшем количестве.
  Репутация у заведений безупречная, министерские чиновники заходят, гулянки рекомендуется устраивать в других районах. Неофициальные запреты и в этот раз сильнее всех принятых законов.
Двигаться в направлении заведений, популярных у лиц чуть старше Марины, не хочется совершенно. Ей и так что угодно продают. Угрюмая рожа иногда служит хорошую службу. Лишних вопросов стараются не задавать, да и на зелёные глаза многим смотреть ненамного приятнее, чем на рубцы от ожогов.
Подогреться надо знаменитым «Столичным огненным», что полагается пить горящим. В свете недавних событий, название начинает звучать двусмысленно, но в патриотическом духе его пока не переименовали.
Марина знает, как выглядит. Раньше думала спиртное в окрестностях школы ей продавали, зная кто она. Потом поняла – дело не в статусе. И даже, не в физических формах. Дело именно в серьёзном выражении лица и взгляде, что у большинства девушек её возраста попросту не бывает. Да и человеку со штурмовым пистолетом лишних вопросов лучше не задавать, тем более разрешения на такое оружие начинают выдавать с гораздо более старшего возраста, нежели спиртное продавать.
В общем, сильно серьёзный вид избавляет от излишне назойливого внимания сверстников, а у молодых офицеров на новогодние праздники подруги, как правило, находятся. Это вот одиноких девчонок с каждым годом становится всё больше и больше. Тем более, многие из них уже начинают сознавать — им суждено остаться одинокими. Норовистых и с характером никогда сильно не любили, а тут с возможностью выбирать ситуация с каждым годом улучшается.
Зато, с чем-то другим, всё сильнее ухудшается. Но это будут сложности уже следующего поколения.
В столичном гарнизоне и крепостных полках, женщин-офицеров много. Вот такой, скучающей, она и выглядит. Искательницы приключений предпочитают другие места посещать.
Здесь место спокойное, некоторые даже с детьми.
Марина спокойно пристроилась в уголке, народу пока немного, места можно выбирать. Сидит, никого не трогает, пытается понять, что в местечках возле министерского квартала всякие писатели да художники находят.
  Если не врут, то в этих стенах столько произведений различной степени известности создано. Ну, может и не непосредственно в этих, а где-то за углом по соседству.
Именно сюда – сомнительно, что даже знаменитый осёл-художник захаживал. Слишком уж здесь всё строго. Нету столь свойственного столице, оттенка лёгкого безумия.
Сама Марина литературным словом владеет неплохо, но лично у неё написание чего-либо совершенно не сочетается с употреблением спиртных напитков. Тем более, точно знает, что слухи о пьянстве некоторых писателей - это всего лишь слухи, ими же самими и распускаемые.
Самой ненормальной тут, как раз, сама Марина выглядит. Но с интересом на её фуражку только дети поглядывают.
Впрочем, Марине чьё-либо внимание не особо нужно. Во всяком случае, пока. В подобных местах, насколько принцессе известно, на охране не экономят.
Судя по тому, что громких историй в этом районе давно не было, охрана со своей работой справляется.
  «Огненный» потому и «огненный» - согревает замечательно. Правда, говорят, с ног валит ещё лучше, но Марина в себе уверена — во-первых, она, действительно, пьянеет медленнее любого сверстника без различия пола, во-вторых, машина бронирована, а Марина, когда сама за рулём, не особенно любит высокие скорости, пару столбов машина может и выдержать, в третьих, раз за ней следят, то будет у них показать, за что им деньги платят и не допустить, чтобы Марина во что-то по-настоящему вляпалась, в четвёртых, давайте-ка ещё один «Огненный» и колбасок этих с острым соусом побольше.
  Не удерживается, когда всё приносят, и одну колбаску цепляет и съедает с гранёной части клинка. Так себе вилочка, между прочим.

+1

150

– Отдыхаете, юная леди?
Не ругнёшься при всём желании. Кэрдин.
Похожа только на ту, кем и так является — родственницу Марины. Другое дело, сторонний наблюдатель может неверно оценить степень близости. Внешнее сходство даже одеждой подчёркнуто. Длинные сапоги, судя по каблукам, явно не армейского образца, тоже не форменный чёрный кожаный плащ, даже высоковерхая фуражка имеется, тоже к униформе не относящаяся, а порождённая каким-то хитрым вывертом женской моды.
  – Привет! Только не говори, будто по мне соскучилась.
  Кэрдин усаживается напротив.
  – Могу себе позволить и поскучать. Все официальные визиты нанесены, подруг у меня отродясь не было. А ты, вроде как, к Старшему Дому относишься, не говоря уж о том, что Императора Дочь.
  – Соньку могла бы посетить, она всё тоже самое, плюс куда лучше умеет принимать гостей.
  – Я Кэретту с превеликим трудом перевариванию. До сих по, знаешь ли иногда бок побаливает, – Марина хихикает, – Две Кэретты сразу — слегка выше моих сил.
  – Вот тут ты ошибаешься. И очень сильно. Они только формой похожи, содержание у них совершенно различное.
  – Думаешь, мне это неизвестно?
  – Я только за себя думать предпочитаю.
  – Значит, мысли, что мне просто тебя увидеть хотелось, не возникают?
  – Обычно, фраза «я рада вас видеть» в отношении меня — просто оборот речи.
  – А если это не так?
  – Я, что против? В одиночку напиваться — не самое весёлое занятие.
Оглядев стол, Кэрдин подзывает буквально нарезающую у стола круги служительницу. Марина хмыкает, девица явно знает, кто перед ней. На что рассчитывает? Ягр всегда платит точно по счёту. Или это какая-то внутренняя грызня, непонятная посторонним на предмет, кто чей стол обслуживал.
  –  «Пилу Императора» сюда!
  – Что за вражеское название?
  – О степени моей любви к Родине потом поговорим. Советую тоже заказать. Крепкое, вроде твоего, но с ног не валит, вопреки названию, и мозги слегка прочищает.
  – А? Ну тогда ещё одну эту «Пилу»!
  Напиток оказывается ядовито-зелёного цвета, со льдом, пить полагается через трубочку. Марина щурится, мотая головой.
  – Бр-р-р!!! Пробрало. Понятно, почему «Пила». Режет по мозгам. Хорошо у нас мирренское название прижилось.
  – Вообще-то у них этот пулемёт зовётся «Лесопилка Саргона», это наши уже в «Пилу» переиначили.
  Марина косится на стоящую в углу дивана остриём вверх сегодняшнюю покупку.
  – Везёт мне на пилы сегодня!
  – Что, кстати это вообще такое?
  – Оно там как-то называлось, но я уже забыла. Будет пиломеч, – снова делает глоток, – Бр-р-р!!! Хорошо «Пила» бьёт, совсем, как настоящая «шестёрка».
  – После него обычно не встают.
  Один из главных «сюрпризов», преподнесённых грэдами в первые месяцы войны был пулемёт «Пехотный Единый — шесть». Как следует из названия, мог использоваться как ручной, станковый, зенитный и устанавливаться на бронетехнику. Имел воздушное охлаждение ствола, да и сам перегревшийся ствол можно было заменить за несколько секунд. Значительно превосходил пулемёты противника по точности и скорострельности. Отличался простой и удобством в использовании. Первый сухопутный пулемёт, оснащённый металлической лентой.
  Быстро стал одним из символов грэдской пехоты. И проклятьем мирренской. Нет, дураками южане не были. Практически идентичные образцы на начало войны проходили испытания, на вооружении не состояли не из-за неспособности промышленности, а из-за бюрократических и административных дрязг.
  Граничащие с паникой сообщения с фронтов заставили спешно принимать образцы на вооружение. Их количество стало возрастать, но полностью перевооружать армию во время войны новым пулемётом — то ещё занятие. Тем более, он должен был заменить  ручной, два образца станковых и два – танковых пулемёта. У танкистов ещё и образцы были двух разных калибров, причём, естественно, один не совпадал с пехотным.
  «Пилой» пулемёт позвали из-за чудовищного урона, наносимого атакующим. Люди падали, как подрубленные деревья.
  Извращённая логика перенесла название вещи, навсегда валившей с ног на напиток, обладающий лёгким отрезвляющим эффектом, и не позволяющим с ног свалиться.
– Уф! Хорошо идёт!
– Ты не увлекайся особо. При большом количестве начинает действовать не хуже настоящей пилы. Будет не подняться.
  – А то у тебя нет ничего серьёзнее для прочистки мозгов.
  – Разумеется, есть. Но если надо, давай отойдём. После приёма люди куда крепче тебя не всегда до белого друга добежать успевают. Лить начинает и сверху, и снизу. Не все соображают, какой стороной надо поворачиваться.
  Марина давится в кулак от смеха.
  Кэрдин сидит невозмутимо.
  – Смотрю, знают они тебя. Даже странно, что не закрылись для «заказного обслуживания».
  – Мой главный служебный кабинет, считай, в соседнем здании. Уверена, они и тебя прекрасно узнали, просто сделали вид, что ничего не замечают, раз ты обратного не приказывала. Тут слишком хорошие деньги крутятся, чтобы глупо себя вести. Особенно, если учесть, что о степени твоей злобности и злопамятности господствуют весьма преувеличенные представления.
   – Вот спасибо! Умеешь ты поддержать.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.