Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.


Несносная Херктерент -4.

Сообщений 11 страница 20 из 97

11

Рэда ограничивается демонстрацией кулака.
– Или ты на всех так обиделась, что решила интересы разноглазой разделить?
– Это уже совсем не по правилам удар, - слишком уж Рэда угрюма. Как бы всё на деле дракой не кончилось. Весёлое бесстрашие привычно охватывает Марину. С одной стороны, Хорт сейчас противник совершенно не её уровня, с другой — так бить на самом деле н нечестно.
При всех своих мышах в амбаре, отношения Эр что с Рэд, что с Мариной продолжали оставаться обыкновенными дружескими.
Это её на фигурках, сродни собственной переклинило где хватает длинненького, маленького да и, в целом, гармоничного. Среди эшбадовских таких было большинство. Коаэ и Динка банально не доросли ещё. Довольно крепкие Марина и Рэд стандарту красоты разноглазой  попросту не соответствовали.
Вот Софи подругу начала откровенно сторонится. Кажется, иными красками заиграла схожесть фигур. Марина заметила, у Эр появляется только вместе с кем-нибудь.
Ладно, хоть сама разноглазая несколько успокоилась, а то новый набор — как на подбор. Слишком многие определённому вкусу станут соответствовать в ближайшее время.  Островитянки и сейчас все, как на подбор, за исключением чуть мелковатой Медузы.
Впрочем, как раз разноглазая первой её странность и почувствовала.
Как-никак именно она надоумила Марину пойти и познакомится.
Хотя сама Эр сейчас относительно спокойна, но ведь приступы неуёмной энергичности на неё накатывают периодически. И стали уже её заводить куда-то совсем не в те воды.
Марину беспокоят её рыбки-прилипалы, постоянно что-то выклянчивающие (чаще всего успешно) и чувствуется, уже сейчас согласные абсолютно на всё, что может взбрести в разноглазую голову. Судя по летним событиям, мысли туда заходят крайне разнообразные.
К счастью, в первую очередь для окружающих, Эрида ещё не изжила своеобразной застенчивости, должно немало времени пройти, прежде чем решится о чём-то человека попросить. Во многом именно это удерживает Марину от применения к некоторым гостям Эр чего-то тяжёлого.
Вот только время работает против Марины, людей со временем Эр перестаёт опасаться, тем более вокруг неё слишком старательно демонстрируют самое лучшее к ней отношение.
– Так я ответа не слышу.
– Это не твоё дело, я так понимаю, не устроит?
– Совершенно правильно понимаешь, всё что вблизи Эриды происходит, меня непосредственно касается.
– Я даже имени её не называла, - Хорт искренне удивляется, - и если тебя это до такой степени волнует, то могу тебя заверить, широту её взглядов я совершенно не разделяю.
– Она умеет быть очень настойчивой, - криво ухмыляется Марина.
– Я не в её вкусе, и это-то ты прекрасно знаешь.
– Ого! Вкус, выходит, изучила?
– Крайне сложно было не заметить. Мне от неё совершенно ничего не надо, во всех смыслах, и это ты тоже должна прекрасно знать!
– Я предпочитаю знать, люди никогда. Золотыми чернилами пишу, никогда не меняются в лучшую сторону. Становятся всё хуже и хуже. Крайне сложно не ронять свой уровень, когда всё вокруг подталкивает к обратному. Вверх лезть — слишком большие усилия надо прикладывать. Под горку — проще.
– Ты о чём вообще? Философия за пределами школьного курса — вне моих интересов.
– Да я о своём вообще-то.
– Тогда и я о своём скажу. Я разочаровалась в определённом человеке, но не в характере подобных отношений. Как ты сама заметила, всяких разных тут много. Даже не все из тех, кто зимой мне встречаться предлагали кого-то себе нашли. Так что, даже у меня есть возможность выбора. При этом, дело именно во мне, а не в моих «ведьмах».
– На самом деле тебе ногу сломать, чтобы за языком следить научилась?
– А и ломай. Тебе же и будет хуже в итоге. Безнаказанной ты останешься, тут я иллюзий насчёт равенства перед законом не питаю. Кости у меня скорее всего срастутся. Вот только тебе не всё равно, что вокруг говорят. И Марина Саргон в глазах окружающих превратится в обыкновенную богатенькую злыдню, не имеющей ничего, кроме отцовских денег. Ты слишком славой своей дорожишь, и опускаться не станешь. Сейчас же все видят, ты гораздо сильнее. А победа над слабым никому не добавляла славы. Только презрения и ненависти.
Так и хочется Хорт врезать, но только кулак сжимается всё сильнее. Ох, точно не зря Рэда здесь оказалась. Не зря. Не хочется признавать, но Рэдрия права. Сейчас стычка с ней в невыгодном свете выставит прежде всего саму Марину.
Народу вокруг прилично. Только посему-то на паре ближайших скамеек нет ни одного свободного места. Хотя совсем недавно там никто не сидел. Да и те, кому куда-то надо было, сбавляют шаг то и дело оглядываясь.
Херктерент и Хорт рядом. После лета впервые, это уже само по себе зрелище. А тут ещё и разговаривают не вполне мирно. Плюс вагон самых разнообразных слухов и сплетен. Намечается интересное зрелище.
Что же, придётся оставить всех разочарованными. Всё-таки, именно Марина славиться умением делать то, чего от неё меньше всего ждут.
– Ладно! Живи пока. Мне тут настоятельно рекомендовали перемирие с тобой заключить.
– Сама бы не догадалась?
– Может, да, а может, нет. Нам по большому счёту, особо нечего делить. Плохой мир...
– Лучше хорошей войны, - кивает Рэда, - год переговоров лучше одного дня боевых действий.
– Ты «Историю дипломатии» прочесть решила?
– Книга не секретная и не запрещённая.
– Ладно! - Марина протягивает руку, - Мир?
– Мир!
Кажется, упомянутую книгу Рэд прочла на самом деле, понимает важность различных жестов на публику. Пожимает руку.
Марина сжимает куда сильнее, чем следует прежде чем отпустить. Но Хорт даже не морщится.
Кажется, был слышен всеобщий вздох разочарования.
За ним вскоре последовал второй, когда Марина и Рэд пошли дальше не вместе, а каждая в свою сторону.

+1

12

Марина от нечего делать идёт в ангар, где танки хранятся. Проходится мимо рядов грозных когда-то боевых машин, сейчас по сути дела, годных только для игр подростков. За прошедшие месяцы ожидаемо никого не убыло. Более удивительно, никого не прибыло. В прошлые года обязательно летом находился кто-то покупавший машину-другую.
Или они уже всем генштабом проводили оптовые закупки.
«Драконы» перекрашенные стоят. Куда они-то деться могут. Школьные гербы нанесены по-грэдским правилам нанесения опознавательных знаков. «Коты» придерживались мирренских правил.
Образцы боеприпасов тоже выставлены, но Марина точно знает — эти снаряды пустые.
Как-то всё выглядит воспоминанием о совсем древнем прошлом, хотя на деле совсем немного времени прошло. Её волновало, что бы это всё двигалось, и самое главное, стреляло.  Теперь — словно ряд старых игрушек.
Впрочем, как те, так и эти игрушки свою задачу выполнили — помогли стать взрослее.
Эти-то игрушки возрасту Марины вполне соответствуют. Вот только она сама не уверена, захочется ли ещё раз в башню лезть.
Особо не торопясь, направляется к Эр. Хоть что-то в этом мире постоянно — её чудачества. Пусть и становящиеся со временем всё более и более странными, но хотя бы не наносящие никому вреда.
Как и ожидалось, разноглазая у себя. Одна. Сидит, рисует. Очередной приступ увлечения графикой у неё. В товарных количествах воспроизводит сценки из жизни Островной империи. Многие лица напоминают знакомых с Архипелага.
Традиционно для неё на рисунках много обнажённого тела, что в общем не противоречит представлениям современной науки о тогдашнем быте.
– Привет! Рада, что ты с Рэдой помирилась.
– У нас, что, свехсветовую связь изобрели?
Эр удивлённо озирается по сторонам, словно устройство сверхсветовой связи разыскивая. Отвечает совершенно серьёзно.
– Вроде бы нет, мне только телефонный аппарат поменяли. Но там, вроде принцип устройства неизменен.
Марина закатывает глаза.
– Эр-р-рида! Ты невозможна. Аппараты поменяли вообще-то всем.
– На сверхсветовые?
– У тебя же, вроде, «отлично» по физике! Знаешь же, эту скорость превысить невозможно.
– Я знаю, есть ещё межпространственная физика, где много какие законы нарушаются.
– Угу. И про гораздо большее, из тех, что действуют просто в учебниках не пишут.
– Напишут когда-нибудь. От знаний, что скрывают никакого толка.
– Боюсь, мы не доживём до этих времён.
– Я бы, скорее прошлое посмотреть не отказалась. Знаю же, со временем при межмировых переходах много всяких странных вещей происходит. Там года прошли, а здесь десятилетия, или наоборот.
– Давай о настоящем поговорим лучше. Тебе кто про меня и Рэду сказать успел?
– Разве это секретно было? Мне сказали, вы так громко разговаривали, вас половина парка слышала.
– Было дело, - не стала спорить Марина, что она, что Рэдрия часто переходят на повышенный тон, сами этого даже не замечая, - Так кто такой наблюдательный.
– Инри забегала. Часто говорит, «тут так здорово! Столько всего интересного происходит!»
– Ещё одна, занимающаяся сплетнями вместо учёбы?
– Насколько я знаю, у неё нет никаких проблем с успеваемостью.
– Угу. Или просто преподаватели знают, она с тобой дружит.
– Марин... - такая интонация разноглазой, верный признак, ей что-то крайне не нравится, - почему ты всегда говоришь про людей только плохое?
– Потому что я, в отличии от тебя, живу в настоящем, а не выдуманном мире.
– Неправда, Инри хорошая.
– Я разве сказала про эту Инри что-то плохое? - в категорию прилипал девочку Марина не записывала. Что вокруг Эр оттирается — так не из соображений подхалимажа, а просто, как это не смешно звучит, Эрида просто старше и куда опытнее в школьных делах.
– Не говорила, но, наверняка, подумала. Я настолько хорошо тебя знаю, что кажется, могу читать некоторые твои мысли.
– Я бы точно спятила, если бы смогла прочесть твои.
– А что в них такого? Мысли, как мысли. Разноцветные.
– Даже слишком. Как я всё время забываю, что с художником разговариваю?
– Ты же сама неплохо умеешь рисовать.
– Ага. Умею. Только вот в голове и на ней у меня не столь разноцветно.
У Эр справа тоненькая косичка зелёного цвета, с множеством нанизанных ярких бусин.
– Ну и что? - пожимает плечами разноглазая, - Мне нравится.
В её исполнении — совершенно непрошибаемый аргумент.

+1

13

– Так с Рэдой теперь всё по-прежнему теперь будет?
– Не маленькая, понимать должна. По-прежнему не будет уже никогда. Ни в чём.
– Жалко...
– Тебе-то что? Ты с ней не ссорилась.
– Она ко мне давно не заходила.
– Гордость показывает. Сама бы могла её номер набрать, тем более с нового телефона.
– Да как-то неудобно было.
– Почему люди так любят всякие разные сложности себе на пустом месте придумывать?
– И это ты говоришь? Вспышка ревности как раз у тебя была. Я думала, этого чувства в твоём исполнении вообще никогда не увижу.
– Сама попробуй, потом и поговорим.
– Я вообще не ревнива.
– В теории? У меня с памятью проблем нет.
– У меня тоже проблем нет. Мне не будет неприятно, если увижу человека, с кем целовалась, целующимся с кем-то другим.
– Даже по наши временам, у тебя чересчур широкие взгляды, - замечает Марина. Слишком уж много всего разнообразного летом произошло. Повторением далеко не всего следует заниматься.
– А что с моими взглядами не так? Человек не может принадлежать другому человеку. Брак -  общественный институт во многом подобный рабству. С рабством у нас давно покончили.
– Если верить статистике, второй по числу мотив умышленных убийств в нашей стране — убийство на почве ревности. На Юге, кстати, ситуация точно такая же.
– Ну вот, я же говорила! Всевозможные пережитки мешают людям строить более совершенное общество.
– Я только хотела сказать, твои взгляды большинством не разделяются.
– Ещё совсем недавно многие миррены не разделяли взглядов меньшинства, допустимы не только церковные браки и законодательство о разводах следует значительно упростить. Теперь это даже у них — норма. Скажешь, большинство было право?
Если я правильно помню, такой пережиток чуть ли не пещерных времён,  как церковь и религия, с твоей точки зрения вообще подлежит полному уничтожению. Притом, вместе с большинством носителей. Я не права?
– Мы с ними воюем, вообще-то. И сами подлежим полному уничтожению.
– Ты знаешь, даже обезьяны воюют друг с другом. Не очень-то мы временами от зверей и отличаемся.
– У большинства зверей есть всё-таки какие-то ограничения на связи друг с другом. Иерархия, различные виды семейных отношений.
– У одного из самых близких к нам видов человекообразных как раз в ходу свободные отношения. Причём, без особого различия пола. Иногда нам не мешает поучится у животных. Этот вид, к тому же, самый миролюбивый из человекообразных.
– Ну вот, они со своим миролюбием так обезьянами и остались. А нам агрессивность дала множество вещей, без которых жизнь была бы куда хуже.
Тот же наркоз, бывший одним из факторов спасения твоей жизни, придуман военными врачами, причём как в этом мире, так и в том. Я уж молчу про работы в области межпространственной физики, они с самого начала и по сегодняшний день на все сто военная разработка.
Без этих работ — уже около года тебя бы просто не было. Ещё один красивый саркофаг сама-знаешь-где стоял. Интересно, кому бы работу заказали? Тот скульптор умер уже, а твой отец в Академии уж очень многих не жалует.
– Не знаю, - просто отвечает Эр, она совершенно серьёзна, - думаю, саркофаг бы стол в другом месте. Мне бы построили отдельную гробницу. Ни к чему после смерти объединять тех, кто никогда не виделись при жизни. Главный архитектор «Сказки» жив, и активно работает. Кстати, есть какая-то архитектурная традиция, во дворце, построенном для одного человека потом должна быть построена и его гробница.
Я, если честно, так и думаю, что  когда-нибудь навсегда в «Сказке» останусь. Даже пару места присмотрела, где потом останусь навсегда.
Ты знаешь, где это.
– Не советую туда торопиться, «эпоха увядания» - откровенно дурацкое направление в искусстве.
Разноглазая словно сама с собой разговаривает.
– Направление, как направление. Смерть ведь в любом случае неизбежна. Не показывала, ни тебе, ни вообще никому. Я в том году... В самом конце лета, нарисовала, как должен этот саркофаг выглядеть. Лежит очень далеко спрятанный пакет, где написано «вскрыть в случае моей смерти».
– Если он спрятан далеко, то его потом могли бы десятки лет не найти. Бывали такие случаи,  – даже у Марины не всегда получается сначала думать, а только потом говорить. Но Эр продолжает как ни в чём ни бывало.
– Нет, не могли. Я ещё... Перед первой операцией написала нечто вроде «Завещания». Отдала отцу в запечатанном конверте. Там всё было написано, что где лежит из того, про что не всем известно.
  Когда... Снова смогла на воздух выходить... Первое что отец сделал — при мне этот конверт сжёг. Показалось, он тогда плакал...
– М-да, - замечает Марина,  несчастному случаю с собой она придавала куда меньше значения. Хотя... Эр ведь знала, от наркоза может не проснуться. Возможность смерти для неё была вполне ожидаемой.
Эр, как обычно, понимает паузу как-то по-своему.
– А хочешь, я тебе эти рисунки покажу? Их же никто-никто, кроме меня ещё не видел. И ведь не понадобятся больше они.
Марина только рукой махнула. Эр почти полностью скрывается в шкафу.
– Через несколько десятилетий они всё равно могут пригодиться.
– Нет, не понадобятся, - доносится из-за дверцы, - к тому времени я что-нибудь другое создам, смерти посвящённой.
– Нет уж, ты лучше давай и дальше жизнь воспевать. Это у тебя гораздо лучше получается.
Из-за дверцы возникает Эр. Без пакета, но с довольным-довольным прищуром на рожице.
– Тебе тоже мои «Зимние красавицы» и «Цветы весны» нравятся? Более жизнеутверждающего я ничего не создала.
– Эр-р-рида! Ты невозможная!

+1

14

К сожалению, или к счастью, пакет находится. Эр даже в таком деле не смогла удержаться от любимого стиля «под старину». Аж пять сургучных печатей с личным гербом Эр.
Подспудно Марина ожидала, Эрида ударится в пресловутое «мирренство», самое распространённое обвинение художников в адрес друг друга, хотя никто и не мог привести однозначного определения.
Но в данном случае в связи с затронутой тематикой вполне ожидалось подражание мирренской классике. Как-никак, надгробные памятники свойственны Югу в значительной степени больше, чем Северу.
У грэдов и сейчас самый распространённый способ погребения — кремирование. Видимо, сказывается пережиток жизни на островах, где не слишком много плодородной земли и нет возможности переводить её ещё и на покойников.
Некоторые и сейчас хранят дома урны с прахом родственников, но большинство предпочитает вмуровывать их в стены в специально отведённых местах. Традиция очень древняя, на Архипелаге подобные стены обнаружены.
Грэдские кладбища занимают по площади куда меньше места, нежели мирренские. Хотя, оказавшись в ситуации изобилия земли, грэды тоже стали практиковать погребение умерших.
Разумеется, богатые люди строили себе склепы, это примерно одинаково распространено и на Юге, и на Севере. Плюс у мирренов распространено погребение известных людей внутри церковных зданий.
Именно надгробные памятники и саркофаги с подобных захоронений наиболее известны.
Большинство особым вкусом не блещет. Покойный изображается лежащим на спине со сложенными на груди руками.
Вроде бы, у скульпторов прошлого было распространено изготавливать памятник с типовой фигурой заранее, только без лица. При поступлении заказа относительно быстро изготавливалось лицо, в зависимости от степени таланта, имевшее ту или иную степень сходства с умершим.
Ценность таких памятников, по мнению Марины исключительно в возможности изучать по ним детали убранства древних воинов, ибо таких памятников сохранилось куда больше, чем образцов вооружения соответствующего периода.
Как-то забыла, самое глупое, что можно ожидать от Эр — банальности, причём неважно в какой области.
Ничего подобного мирренским саркофагам нет и в помине. Она ухитрилась набросать несколько проектов памятников, подходящих для установке где угодно, только не на могиле.
Слишком уж любит жизнь разноглазая. Плохо получается изображать скорбь и грусть. О истинном назначении памятника догадаешься, только если был знаком с автором.
Но этим идеям так и суждено остаться на бумаге. Хотя, кое-что можно смело реализовывать. Единственный понятный многим намёк, для чего всё это создавалось — материалом предполагался мрамор.
Белый — цвет смерти. Хотя, про это помнят далеко не все, мраморных скульптур времён Островной Империи сохранилось немало. Другое дело, люди успели забыть, когда эти статуи украшали собой города, они все были покрашены.
Только раскопки на Архипелаге явили миру несколько сохранившихся цветных статуй. Пусть и работы провинциальных мастеров они давали представление о уровне навеки исчезнувшего.
Эр, как обычно, не искала лёгких путей. Предполагаемые размеры скульптур приведены. Чувствуется, с глыбами мрамора Эр никогда не работала, изготовление столь ажурных вещей практически невозможно.
Хотя уровень иных современных скульпторов позволяет вытворять из камня такое...
Для себя Эр почему-то решила остановиться именно на камне, хотя из металла можно создавать куда более эффектные образцы.
Главное достоинство этих работ — они никогда созданы не будут.
– Знаешь, я вот сейчас на них смотрю — и кажется, словно это не я делала.
– Мастерство не пропьёшь, - хмыкает Марина, - твой стиль всё равно чувствуется, хотя тематика для тебя, прямо скажем не характерная.
– Ой, правда? Я почему-то думала, скажешь «это словно не ты делала».
– Ещё раз потянет на подобную тему потянет — сперва с Коаэ поговори. У неё на предмет воплощения образа живой смерти давно уже мозги переклинило.
  «И кто меня вечно за язык тянет? Опять что-то не то ляпнула».
– Нет, Марина, к теме смерти я больше обращаться не буду. Просто это не моё. Другие ищут и находят в этом что-то притягательное. Да и у меня какое-то странное было, когда над этим работала.
– Да куда уж страннее, - раздражённо буркнула Марина.
– Не злись. Я хоть немножко смогла Коаэ понять, она вечно в таком состоянии находится, как я тогда.
– Змеюка наша, вроде бы помирать не собирается. Хотя, не удивлюсь, если кто-то, насмотревшись её работ рано или поздно, повесится. Ты вот слишком жизнь любишь, даже когда смерть рисуешь — всё равно скорбеть или пугаться не получается. Только грустить. Но этого уже я не умею.

+1

15

Глава 3.

Ещё летом через МИДв Софи затеяла переписку с одним из принадлежавших отцу авиастроительных заводов, намереваясь приобрести для себя двухместный учебный самолёт. По сути дела, гражданский вариант истребителя. В теории, в личное владение можно приобрести и невооружённые боевые машины, но это запретили лично Софи, хотя она и не сомневается, с пилотированием истребителя справится, тем более у учебного абсолютно такое же управление.
На школьном аэродроме таких машин несколько, но Софи захотелось заполучить лично свой. В школьных правилах имеется запрет на наличие у учеников личных машин. Про личные самолёты никакого пункта нет. Может, теперь и впишут, но закон, как известно, обратной силы не имеет.
Тем более, Софи точно знает, до такой степени на авиации помешана в школе только она одна.
Летающая лодка стоит теперь в ангаре на берегу одного из озёр Загородного дворца. Этот агрегат пилотировать ей так и не разрешили.
В Загородном на предмет подчинения господствует стопроцентное единоначалие, и ничьи распоряжения, кроме Императорских персонал выполнять не станет.
Машину сделали по образцу императорской, к возвращению в школу самолёт уже поджидал Софи на аэродроме.
К самостоятельным полётам она уже допущена. В графики полётов записывается довольно часто, тем более на авиационное топливо нет никаких ограничений.
Народ на технические подвиги пока не тянет. Хотя вопрос запуска баллистической ракеты с человеком на борту активно обсуждается. Но Софи уверена — у местных умников, даже с привлечением Марины не хватит мозгов, финансовых и технических возможностей для запуска подобного агрегата.
Хотя консультации с подводниками на предмет использования водолазных костюмов вызывают не слишком весёлые мысли. Ладно хоть выход на бомбардировочное командование имеет только она. Знает, какие костюмы используют экипажи высотных бомбардировщиков. При рекордных полётах по достижению максимальной высоты летали в аналогичных.
Ещё выше полетят в чём-то подобном. Но пока пусть конструкторы, независимо от уровня инженерного образования кошечек запускать и главное, обратно живыми опускать тренируются.
Софи решила поостеречься лезть в любой агрегат школьной конструкции. Кажется, инстинкт самосохранения, наконец решил дать о себе знать. Пусть, сейчас и не строят ничего, тяжелее планера.
Планеризм — давным-давно узаконенное, в том числе и для самостоятельной постройки, увлечение. Софи просто считает его не очень важной стадией на пути к настоящим полётам и благополучно миновала в своих увлечениях.
Школьная телефонная сеть не имеет прямого выхода на город. Позвонить можно в любое место в любом корпусе. Но для звонка в город надо идти в административный или один из служебных корпусов.
Софи знает, ещё в первый год Эриде предлагали сделать подключение к городской линии. Разноглазая гордо заявила «либо делайте такое всем, либо мне этого не надо». Техническая возможность сделать всем имелась, но ей не воспользовались, опасаясь полностью разрушить учебный процесс бесконечными звонками за территорию школы.
И так некоторые, даже на одном этаже проживая ухитряются часами друг с другом по телефону болтать, будто пройти полсотни метров по коридору сложно.
Софи тоже предлагали подобную связь провести, но она, во многом из-за Эр, предложением также не воспользовалась.
Только теперь окончательно убедилась — правильно сделала. Иначе телефон бы ей оборвали бесконечными звонками. Яроорт тут первым бы был.
Хорошо, телефон с собой носить невозможно, иначе Софи вполне вероятно, убила бы кого-то из тех, кому она нужна постоянно. И так, стоит к себе хоть ненадолго зайти — десяти минут не проходит, чтобы кто-то ей не позвонил.
Посылать далеко и надолго, швыряя при этом трубку у сестрёнки так и не научилась. Хотя, похоже по данному вопросу с ней ещё придётся консультироваться.
Хотя увольнения в город у принца довольно частые, с весны они не виделись. Софи понимает, считай детское увлечение перешло уже в игры взрослых. Она формально и так уже взрослая, но переходить на игры другого уровня, включая подписание брачного контракта и всё, что с этим делом связано, ей совершенно не хочется.
Яроорт скоро должен выпуститься, и тогда серьёзного разговора уже не избежать. Но пока время есть. Можно даже позволить себе отвечать только на одно письмо из пяти. Принц стал письма писать считай со скоростью авиационного пулемёта. Новое почти каждый день, иногда и два сразу.
Чувствует, Софи к нему охладела и пытается старые чувства разжечь. Некоторые считают, кого-то долго ждать — очень романтично. Сама принцесса считает, длительное отсутствие личных контактов чувства попросту убивает.
Тем более, она сама к этим контактам не особенно стремится, поддерживая на минимально допустимом для себя уровне. В текущий момент наличие Яроорта где-то там выгодно ей самой, позволяя с лёгкостью отказывать всем, пытающимся завязать с ней отношения, выходящие за рамки дружеских.
Но вечно так продолжаться не может. С Яроорта станется вскоре официально попросить её руки. Причём, просить будет у неё самой.
Софи с детства знает список Великих Домов, на брак с представителями которых разрешения ЕИВ спрашивать не нужно. Дом Яроорта, разумеется, в этом списке. Сугубо в теории, Софи интересовалась, что будет, если она когда-либо обратит внимание на человека не из списка. Ответ был достаточно прямой, хотя и с оттенком двусмысленности «сперва поглядим, что это за человек».
Вот только проблема — появляться где-либо в свадебном наряде в планы Софи пока не входит. Хватит с неё шуточки Эр, изобразившей её в таком виде. Даже Императорские и Еггтовские драгоценности, положенные в таком случае не поленилась изобразить. Да что там драгоценности, даже старинная портупея с «Золотой Змеёй» была в наличии.
К счастью, Софи была первой и единственной, кому разноглазая этот рисунок показала. Демонстрировать ещё кому-либо Софи прямо запретила.

+1

16

Разумеется, дело не в качестве изображения. Софи ненавидит показное сюсюканье и восторги, прекрасно знает, в чьём исполнении увидела бы неизбежно. С некоторым людьми просто лучше не поднимать в разговорах определённых тем, иначе легко нажить полное разочарование в людях вообще и человечестве в целом.
Тем более и так уже отношение к слишком многим стало весьма и весьма скептическим. Обратная сторона большого количества мозгов — сильно заметнее становится, насколько у большинства их маловато.
Проблема в том, что общество слишком большое. И жить, замкнувшись в узком кругу себе подобных как-то не получится. Императрица пыталась, закончилось крайне скверно, даже у самого узкого круга обнаружилось достаточное количество врагов за его пределами.
Старшая Херктерент достаточно умна, чтобы не повторять чужих ошибок, ибо только дураки учатся на своих, а Софи — умная.
Надо бы пойти и Яроорту ответить. Давно не писала. После давнишней выходки сестрёнки, Софи заказала себе сейф, и всю переписку с той поры хранит именно там. Драгоценности туда складывать сплошь и рядом забывает.
Личная информация имеет гораздо большую ценность, чем золото и камни. У производителей давно уже герб на эмблеме присутствует. Вполне заслуженно. Тот сейф, куда так неудачно залезла Марина, тоже их производства.
Впрочем, в эти сейф всегда забирались только те, кто имел на это право.
Внешних признаков постороннего интереса к своему ни разу не обнаруживалось, хотя Марина знает, где он стоит. Впрочем, Софи сомневается,  что в школе есть взломщик столь высокой квалификации.
Даже сестрёнка при всех своих талантах дилетант в этом вопросе.
У неё сейф  только для «Глаза Змеи», и только меч в гордом одиночестве там и хранится, хотя теперь визуально в комнате всяких опасных вещей валяется куда меньше, чем в прошлом. Маришка повзрослела, или просто прятать стала лучше?
Ей-то опасаться нечего — в её комнату никто в здравом уме и так не полезет. Хотя, те кто не совсем в здравом тут тоже имеются. И до сих пор не вычислены.
Софи данное слово, как правило, держит. Даже если давала самой себе. Ждать будет до первого происшествия. Ибо с проблемными мозгами скрывается минимум двое.
Портившая вещи (Софи уверена, что это именно девушка) и установщик камер (вот это мог быть кто угодно). Пусть пострадали от них исключительно в моральном плане.
Тогда в общем решили спустить всё на тормозах. Но это тогда было. Если сейчас хоть что-то случиться — поисками займутся специалисты. И плевать, что это тень на репутацию школы и косвенно, на отцовскую, может бросить.
Конкурс в «кошачью» нисколько не снизился, и даже возрос. Хотя вляпались они тогда весьма серьёзно. Эорен это всё-таки Эорен, принцесса Древнего Дома, не самая подходящая мишень для стрельбы.
Как-то не хочется вспоминать, они сами тогда стреляли по людям только так. Слабоватое утешение, убивать никого не собирались. Другое дело, у бронебойного по этому вопросу могло быть своё собственное мнение.
Тогда им попросту очень крупно повезло. Пострадавшие от их огня максимум штаны себе испачкали.
Могло быть и по-другому. Тоже дело на тормозах спустили бы, ибо у непосредственных виновников появления снарядов слишком уж много титулов?
В общем, гаданиями пусть на Юге занимаются.
У Софи новый страх совсем недавно окончательно оформился.
На месте Эорен теперь может оказаться она. Или сестра. Или Эрида. Или, даже Динка, причём как раз Кошмар в прицеле уже оказывалась.
Боятся каждого куста? Всех и вся подозревать. Оружия на руках за лето меньше не стало, скорее, наоборот.
Пока вести себя по-прежнему представляется наиболее правильной тактикой. Вот только есть теперь страх. И с ним не сделать ничего.
Ведь Эорен стрелка никогда ни в чём не подозревала. Он Эор просто не замечал, её это вполне устраивало. А потом вот что выяснилось. Свою значимость и силу решил показать, продемонстрировав, может убить.
Кому и что решил доказать? При удачной стрельбе нашли бы ещё быстрее. И тогда так дёшево не отделался.
Но это при любом раскладе прошлые дела. Враг может быть куда ближе, чем кажется. Эор только ещё одно подтверждение.
Но она далеко, и она в безопасности. Софи пока здесь.
Подспудно где-то хочется, чтобы что-то случилось. Желательно, без серьёзного вреда здоровью. Тогда можно будет трубку поднять, вызывая нелетающих орлов.
Неужели они тогда, зимой ничего не нарыли? Вроде бы, качественно копали. Какова вероятность, ничего и не было, сверх того, что они отыскали?
Марина тогда по-другому считала. Софи думала, у сестрёнки на почве проблем с собственной безопасностью в прошлом, на данном вопросе мозги маленько сдвинулись.
Тогда она именно так считала.
Сейчас же снова ни в чём не уверена. Во многом опять из-за Маришки. Если уж человек, кого знаешь всю жизнь вдруг демонстрирует себя с совершенно неожиданной и довольно жутковатой стороны, то чего можно ждать от тех, кого знаешь не столь хорошо?
Хотя, есть ещё слабоватая надежда, паникует Софи напрасно. Зимой ничего не нашли, потому что сверх произошедшего ничего и не было.
Вот только надежда эта проходит по разряду самовнушения.
Маришка смогла на людей, кто недавно первыми друзьями числились наставить пистолет. Стала бы стрелять — про это только она сама и знает. От других, следовательно, можно ждать столь же неожиданных поступков.
У кого-то может просто оказаться не столь твёрдая рука. Несчастные случаи при обращении с оружием сплошь и рядом убивают и калечат совершенно непричастных людей.
Как там шутят про обезьяну с гранатой? Вот только не знаешь, кто может начать себя как животное вести.

+1

17

Софи вертится на кресле, разгоняя невесёлые мысли. Кресло такое же, как у Эр. Любовь разноглазой к необычным вещам иногда может даже улучшить жизнь окружающим. Вещь, действительно, удобная сама бы такую заказать не догадалась.
   Трёт виски. Что-то слишком в голову много стало всего нехорошего забредать. Хотя, вокруг ничего страшного не происходит. Нет, война идёт своим чередом, за лето ещё у нескольких человек появились погибшие родственники. Слабоватое утешение — никого даже из дальнего круга знакомых среди них нет. Так, знакомы на уровне знания имён.
    От Софи не убудет, а человеку приятно, когда та самая по имени назовёт. Окружающим знать не обязательно, обе Херктерент знают по именам вообще всю школу.  Пишут, Великие Еггты знали имя последнего обозника в своих многочисленных, даже по нынешним временам, армиях.
    Наследников положение обязывает развивать аналогичное умение, тем более, на память сёстры не жалуются.
     Пора бы прекратить так глубоко в себе копаться, такие раскопки вполне могут к комнате с мягкими стенами привести. Рисовать что-либо не хочется совершенно. Заставлять себя Софи умеет, но знает, ничего стоящего в этом случае не получится.
    Младшую пойти поискать? А что это даст? Она сейчас только огрызаться способна, и зная эту особенность сама всех сейчас старательно избегает.
    Рэду вообще какое-то время лучше десятой дорогой обходить. Софи сама за словом в карман никогда не лезет, но упражняться в остроумии нет ни малейшего желания. Тем более, Хорт сейчас явно не в состоянии адекватно оценивать реальность. Правда, Марина с ней вроде бы помирилась, но в этих стенах всегда на все сто можно доверять только тому, что сама видела.
   Через вторые, а то и третьи руки всё доходит с возрастающим в геометрической прогрессии числом искажений.
   Ведь вполне серьёзно многие считали, у неё и Марины только отец один. Ненужные вопросы о статусе тоже возникали. Как же люди любят верить в собственные фантазии!
   Динкерт пойти поискать? Наиболее беззлобный и не завистливый человек после Эриды, известный Софи. Вот только одна проблема — умом далеко не разноглазая.
   Курица, наседка каким-то образом попавшая в стайку хищных птичек. Из тех, кто замуж выходя даже школы не закончив. Да ещё считают, что на этом их развитие как личности полностью завершается.
   Плохое что-либо про неё сказать сложно, но и будущую домохозяйку с рекламной картинки видеть сейчас не хочется. Бить по чьим-либо недостаткам внешности Софи мастерски умеет, если их нет тут же что-нибудь придумает, от чего рыдать потом долго будут.
    Но во сейчас это умение лучше попридержать, и не применять на совершенно безобидных. Пусть и не слишком умных.
    Кошмар — это Кошмар и есть. Облегчённая версия Марины, этим одновременно сказано и всё, и ничего определённого. Но раз желания общаться с оригиналом желания нет, то и блёклую копию лучше не трогать.
    Тем более, она только недавно начала разбираться со всеми достоинствами и недостатками собственного пола. До того слишком уж напоминала ребёнка, кто может играть иногда даже не понимая, во что именно. Как-то мешать Динке Софи не собирается. Прийти же к ней, как к старшей не придёт. Это Софи точно знает, в людях до какой-то степени она разбирается, в состоянии оценить, кто на что способен.
    Ехать в столицу в текущий момент времени кажется далеко, долго, но прежде всего, страшно лениво.
    Да и что Пантера, что Хейс довольно занятые люди. Всё-таки иногда надо вспоминать, мир он очень большой, и совсем не вокруг Софи вертится. Да и вряд ли они сейчас что-то ценное Софи скажут.
    У них для копания в себе просто времени нет.
    К сожалению, нет в школе сейчас аналога Хейс. Она бы сумела конфликт загасить ещё до того, как клинки покинули ножны. Но такие способности — талант, имеющийся не у каждой. Если прошлое вспомнить, она всегда оказывалась там, где что-то назревало. Чутьё, инстинкт, называй, как хочешь, был в наличии.
    Хорошо понимала, что могут натворить великовозрастные детишки с доступом  к оружию и не до конца сформированными мозгами. Скорее всего, это тоже присутствовало.
    Редчайший случай, когда ум значительно превосходил по развитию тело. Гораздо чаще бывало наоборот. Как у той же Рэды совсем недавно. Можно не сомневаться, мозги первой перемкнуло именно ей.
    А уж игнорировать подобные физические достоинства в состоянии только скопец. Димка скопцом не был. И всё завертелось, чуть не кончившись кровью.
    Пожалуй, надо бы сходить, Змеедевочку поискать. Как-никак, её мрачноватый талант именно Софи первой заметила.
    Коатликуэ к крови и смертям относится спокойнее всех. Причём, так и не поймёшь, она такая и есть, или просто старается соответствовать жутковатому имени.
    Звонить не стала. Просто взяла и пошла. Найдёт — замечательно, нет — не велика потеря, мало кто от общества Софи Саргон в состоянии отказаться. Собственно говоря, на территории школы способных саму Софи проигнорировать ровно одна, зеленоглазая такая.
    Змеедевочка оказывается у себя. За столом сидит, раскладывает по столу свою бодронскую коллекцию. Настоящих бодронских вещей тут, пожалуй только памятное каменное сердце из чёрного с красным камня.
   Остальное — современные копии древних украшений. Наверняка пресловутый желтый металл для бижутерии и младших степеней наград. Подлинное бодронское золото стоит чудовищных денег. Золота этого к грэдам в своё время, попало немало. Но почти всё оно превратилось в монеты, ибо и в то время действовал принцип «для войны нужны три вещи — деньги, деньги и ещё раз, деньги».
   Сосуд бодронской керамики на столе присутствует. Вещь, может и подлинная. Подобное сохранилось в изобилии. Интересно, сама купила, или подарок разноглазой? С Эр станется и подлинного золотишка подарить, хотя модный сейчас в прикладном искусстве бодронский стиль ей совершенно и не нравится.
  Змеедевочка вертит в руках глиняный свисток с изображением черепов.
  Увидев Софи, подносит ко рту.
– Не делай этого!
  От испуга чуть вещицу не роняет, но всё-таки кладёт руку на стол. Софи тяжело выдыхает. Коатликуэ, вытаскивающая кольцо из гранаты и то безопаснее смотрелась, чем с этой вещью в руках.
  Софи плюхается на свободный стул. Устало спрашивает.
  – Ты хоть знаешь, что это?
  – Нет. Марина подарила. Только что буквально ушла. Сказала «Завалялась у меня пара бодронских вещичек. К чему им без дела лежать? Забирай себе. Они, может даже подлинные, во всяком случае очень хорошие, полностью функциональные копии».
  – Она не сказала, «не дуй в них»?
  – Нет, ничего подобного она не говорила.
  – Ты хоть знаешь, что это такое?
  – Храмовый свисток. Использовался при религиозных церемониях. А что в нём такого?
  – Бодроны, хотя и людей жрали, и человеческими жертвоприношениями баловались, и в содранной человеческой коже могли расхаживать были всё-таки людьми с довольно богатой фантазией. Их гончары вот до таких штучек додумались. Как только сообразили так воздушные потоки пропускать таким образом, что получается жуткий крик смертельно  напуганного человека. Причём, очень громкий крик.
   Коаэ подносит свисток к губам.
  – Сказала же, не надо. Я знаю, как эта штука звучит. Всем покажется, здесь кого-то зверски убивают. Ну и вредина же, Маришка.
   – Но я не хотела никого пугать. А саму себя не считается.
   – Сходи куда-нибудь, где никого нет, да проверь. Это по-настоящему страшный звук.
   Марина в детстве эту игрушку против Софи использовала. Напугала до слёз. Впрочем, подобный крик в ночи кому угодно добавит седых волос.

+1

18

Кажется, Марине тогда чуть ли не первый и последний раз раз в жизни серьёзно попало даже от Сордара.
    Как именно тогда младшую наказали, Софи потом не могла вспомнить, но от применения этого устройства Марина воздерживалась. Хотя и притащила его в школу. Значит, и зимой первого года здесь было, однако Марина предпочла имитировать вопли рыси. И воровать требуху.
  Хотя, человеческие вопли в качестве дополнения к рысьим зимней ночью имели бы куда больший эффект. Что-то бесстрашную Маришку тогда удержало. Может, боялась, что кто-то особо нервный в ответ на такие вопли начнёт стрелять по кустам? Или вспомнилось что-то не слишком весёленькое из собственной биографии?
  Коаэ кладёт черепушку в сосуд. Софи разглядывает остальные безделушки. На первый взгляд слишком уж напоминают виденное на картинках и у разноглазой. Среди всего прочего, Эр ещё и бодронские вещички собирает, помня о происхождении великого предка.
  Хотя, про Рэндэрда точно известно, несмотря на кровь, он был из тех бодронов, что стремились быть большими грэдами, чем сами грэды. На языке предков, кроме ругательств не знал ничего, писать на нём разумеется, не умел. Для сравнения, и Чёрная Змея Дина I, и тройка Чёрных Еггтов, и следующие две Дины владели этим письмом и языком блестяще, хотя язык в ту эпоху уже находился в состоянии вымирания.
Сама Эрида при всём желании с бодронами никак себя соотнести не сможет. Единственная дочь Рэндэрда была не его по крови. Девочку генерал удочерил. Дом матери Эр с неё и начался.
– Где ты этого всего набрала? - со страхом ожидая ответа «Подарок Эриды», разноглазая по уровню трат начинает превосходить Кэретту в лучшие времена. А этого добиться крайне непросто. Разорить соправителя крайне сложно, но разве это в состоянии остановить любительницу неразрешимых задач?
– На Архипелаге купила.
Софи выдыхает. Всё-таки не настоящая старина, столичная мода на древние украшения и их копии и до зубастых окраин Империи докатилась. Бодроны в Островной Империи не жили. Если и попадали, то только в качестве рабов. Хотя они и сами теми ещё работорговцами были. Даже их кровожадным богам такие количества пленных в жертву не требовались, а на земле у них работали в основном, свободные люди.
– Так это не настоящее всё! Бодроны не жили на Архипелаге.
– Я знаю. Просто, вещи уж очень интересные. Да и подлинное здесь есть тоже. Вот эти серьги и это, - она усмехается, - украшение для носа, это, кстати мужская вещь, носилась только воинами, мне Эрида подарила.
  Без  разноглазой ожидаемо всё-таки не обошлось.
– Ваза «Победа!» есть в национальных сокровищах — одна из первых вещей после высадки, где дата стоит. Как раз такие украшения на неё перелили. Войско огромное тогда разбили. Собрали с убитых и сорвали с пленных — это величайшее унижение было такой вещи лишится.
  – Мёртвым всё равно, с чем их закапывают. Или сжигают. Тогда пленных почти не брали, - ну, наконец-то от Змеедевочки слышишь что-то ожидаемое, - Мы у них научились кубки из черепов делать.
– Ага, на Юге нам эти кубки до сих пор поминают, как признак нашей дикости.
– Говорят те, у кого один из основных религиозных обрядов — ритуальное людоедство и питьё крови.
Хм. Коаэ, оказывается, умеет в иронию. Софи не знала. Хотя после недавней выходки сестрёнки в очередной раз вспоминается отцовская поговорка про совместное поедание большого количества соли.
– Марина говорит, у неё есть такой кубок есть. Вот бы посмотреть!
– Есть такое, - нехотя признаётся Софи. Первые Еггты людьми были суровыми. Если обещали кому-то из его черепа вина выпить — обещания выполняли. Золотых дел мастерам тоже хорошо платили. Даже про Дину III чёрная легенда есть, будто она могла вырезать и съесть печень зарубленного врага. Что как-то не вяжется с тем, что она прекрасным знатоком огнестрельного оружия и великолепным стрелком.
– Марина ещё говорила, она знаменитые маски из черепов примеряла. Ну, те, что с глазами из камней и лезвиями в зубах.
– Врёт сестрёнка. Эти вещи тяжёлые слишком, на лице их не закрепишь. Там камня куда больше, чем кости. И это у бодронов захвачено вообще-то, а то любят сочинят, будто Чёрная Змея черепа врагов на них пустила.
– А почему она так делать не могла?
– Почему-почему! - что к этим маскам все так прицепились, будто от Великих Еггтов больше ничего не осталось. На вопросы разной степени глупости про маски эти Софи уже забыла сколько сотен раз отвечать приходилось, - Это погребальные маски и храмовые украшения вообще-то. Живые люди их не носили никогда. Календарь у бодронов был, притом довольно совершенный. На погребальной маске ставили дату смерти, на храмовой — дату принесения дату. Всё это давным-давно прочитано. Там самая новая сделана за пятьдесят лет до рождения Рыжей Ведьмы. Я бодронские даты читать умею.
– Я тоже умею. Даже считала, какой год сейчас будет по тому счёту. Знаю, когда по такому счёту родилась.
– По какому календарю, - не удерживается Софи от мелкой шпильки.
– По обоим. Простой — это тот, где восемнадцать месяцев по двадцать дней плюс пять пустых дней, чтобы с солнечным совпадал. Второй — он больше для гаданий да предсказаний использовался, тринадцать месяцев по двадцать дней, всего двести шестьдесят. В первом календаре ещё такие названия месяцев были. Не цифры, как у нас.
  – И как твой месяц называется?
  – Месяц снятия кожи с мужчин, это середина третьего.
  – А мой?
  – Последнее десятидневье одиннадцатого — первое двенадцатого. Месяц поднятия знамён.
– Верно, - хмыкает Софи, - ты любую дату можешь высчитать?
– Да. И к циклу в пятьдесят два года привязать. Календарь так похож на существовавший у тех... Поклонявшихся той, чьё имя я ношу.
Софи таким счётом тоже владеет. Не потому, что в этом был какой-то смысл, просто хотелось разобраться, что это за года кроликов да кремневых ножей, которыми вдруг стала считать время Марина.
  Угу. Просто мелкая демонстрировала, как здорово она считает в отличии от тупицы старшей. Хвасталась своими математическими способностями. Но и у Софи с математикой всё тоже оказалось неплохо.
– Ты сама этот календарь выучила? Про него же в учебнике половины главы не наберётся!
– У нас же изучают континентальные культуры позднего периода Островной Империи. Вполне себе школьный курс. Правда, необязательный. Я хожу, мне нужно. Прочла уже всё, что в школьной есть по этому периоду.
  Про схожую культуру из другого мира тоже всё изучила.
И ведь не хвастается совершенно. С Мариной общая черта — никогда не поймёшь, чем именно голова забита. Обе очень крепко себе на уме.
   Причём, Коаэ по угрюмости временами ухитряется превосходить Марину.

+1

19

– Давно тебе Эр эти украшения подарила?
  – Нет. Летом. На День Рождения.
  Софи чуть не выругалась. Отмечали  прошлым летом с шумом и гамом. Одна корона из перьев чего стоила. А за год всё из головы выветрилось. Летом чуть про сестрёнкин День не забыла, пропустив всех прочих. Хотя, у Коатликуэ, в зависимости от точки зрения про День забыть либо легко, как-никак, первый День лета, у многих головы ещё не перестали от экзаменов пухнуть, либо практически невозможно, первый день лета как-никак.
А вот разноглазая при всей своей несобранности ничего не забыла.
  – Она тогда с Мариной вместе пришла, твоя сестра мне этот сосуд и подарила. Даже с сертификатом подлинности, – плеснула солёной водички змеедевочка. Теперь ещё думать, с умыслом или без. Младшая тут тоже ухитрилась Софи обойти, хотя и совершенно не задавалась этой целью.
  – Ничего про меня не сказала?
  – Нет. Они обе тебя не обсуждают никогда.
Софи, в общем-то тоже на вопросы о Марине старается отмалчиваться, хотя их иногда таким хитрым способом задают, не хочешь, а выложишь какую-то информацию. Другое дело, Софи сама великолепный знаток подобной тактики и так уж легко её не подловить. Но попытки не прекращаются, подруженьки, что б им почаще икалось!
– Так маски те можно будет как-нибудь увидеть, – прерывает Коатликуэ слишком уж затянувшееся молчание.
Хм. Софи и не знала, что может при посторонних так же как и Эр погружаться в раздумья о чём-то своём.
– Что? Ты о масках. Если одна, или с Эр в столицу соберусь, надо тебя не забыть позвать. Это не закрытая часть коллекции. Кое-что даже в музейной части дворца выставлено.
  – Здорово будет!
  – И не говори! У нас же в парке полно бодронских монументов. Или они тебе надоели уже?
  – Нет, не надоели. Но они как бы мёртвые уже.
  – Они и были неживыми.
  – Для нас. Для создававших их было по-другому. Живой тот который всегда стоял в том месте, для которого был предназначен. Таких сейчас нет ни одного. Эти мертвы.
Как победители нарубили голов побеждённым и водрузили их на пики, расставленные вокруг лагеря. Эти камни сейчас – как те головы. Представление можно получить, но жизни в них уже не будет никогда.
  – Ещё скажи, кровавые жертвы им надо приносить. У нас как раз такой камень есть.
  – А это – для вырванных сердец чаша, – показывает на подарок Марины. Знает младшая, что подарить, – Эти вещи умерли. Мертвы навсегда, как создавшие их люди. Что вещь, что человек, умерев никогда не возродятся вновь. Просто могут долго лежать и не портится. Но смерть – это навсегда.

   Глава 4.

  В конце месяца ожидаемо собрался Генштаб в полном составе. Тема для обсуждения — одна-единственная. Назначение нового начальника, по сути дела, командующего. Начальником всегда был кто-то из выпускного класса, почти всегда ещё в прошлом учебном году было очевидно, кто станет следующим.
   В этот раз единства мнений не было. Марину из возможных кандидатов устраивают абсолютно все. Особо гениального никто ничего не придумал не придумал, но дело все знают. В конце-концов, список Еггтовских генералов Рэндэрдом вовсе не ограничивался.
   Парой слов перекинувшись с Софи, понимает, сестра такого же мнения придерживается.
На совещании садится чуть в сторонке от всех. Присутствует исключительно по причине знания такого слова как «надо!» Пока дело не дойдёт до технических или разведывательных деталей ей в обсуждение лезть ни к чему.
  Кто чей сторонник или просто друг, всем прекрасно известно. Если до голосования дойдёт, Марина тупо поддержит первую фамилию в списке. Скорей бы решали уже что-нибудь, всё равно ничего другого сегодня обсуждать не получится.
  – Тут есть кандидаты на этот пост куда лучше меня, - раздаётся командный голос первого в потенциальном списке. Голос у парня что надо, со всем остальным, включая амбиции, тоже полный порядок, в чью же пользу ему взбрело в голову отказаться?
   Почему-то гомон стихает. Марина соизволит поднять нос от книжки, всегда испытывала лёгкую зависть к людям, способным спать в любых обстоятельствах.
   Что за!
   Рукой показывают именно на неё, все остальные пялятся так, будто никогда Марины не видели.
  – Она же ещё не в выпускном, - шепчет кто-то.
  – В «Правилах» никаких ограничений на возраст начальника нет, - авторитетно заявляет явно уже бывший кандидат, - Предлагаю назначить на эту должность Марину Херктерент.
  Снова гомон, на этот раз, одобрительный.
– Моим мнение могли бы сперва поинтересоваться, - пробурчав так, что всем слышно, Марина встаёт.
– Ты разве, против? - чуть ли не с мольбой.
– Разумеется, нет, - Марина подходит к столу.
Уж чего она точно не боится, так это ответственности. Считает преступлением необоснованный отказ от предложенной. Верхом человеческой глупости и тяжким преступлением считает поступок отрёкшегося императора из того мира отказ от повторного взятия власти. В стране опять кризис, августы с цезарями не  справляются. Снова зовут к власти старого бойца. А он капустой выращенной собственноручно хвастается. Угу, на территории дворца, размером с целый город.
Струсил на старости лет, испугавшись ответственности. Кажется, дело кончилось самоубийство, когда наконец осознал, верх берут те, кто к отрёкшемуся никакого почтения не испытывают.
  – Ещё кандидатуры имеются?
Согласный отрицательный гомон. Кто бы сомневался, ответственности люди боятся больше всего.
  – Одно маленькое уточнение, - ну это Софи с её привычкой всюду стараться оставлять за собой последнее слово, - Не вздумай назначать на какую-либо командную должность меня. Я не лидер, а уникальный боец-одиночка.
Раздаются смешки. Именно этого Софи и добивалась. Усаживается назад, не забыв церемониально кивнуть.
  – Меня ещё не утвердили! - стукает кулаком по столу Марина.
Потолок чуть не обваливается от хохота.
   Дальше что-либо обсуждать уже невозможно.
   Одно назначение Марина всё-таки делает. И даже фиксируется по всем правилам.
   Ответственным за производство боеприпасов назначена Эрида. Её произведения всегда взрываются там и тогда, где требуется. При этом она никогда не создаст ничего по-настоящему опасного.
Слишком хорошо в химии разбирается и высоко ценит человеческие жизни.

+1

20

Распоряжение ни у кого возражений не вызывает. Все видели, в кого превращается рассеянная и безалаберная Эрида, стоит ей взяться за реактивы.
  Просто готовая злодейка-химик из книжонок в ярких обложках. Как и персонажи оттуда, абсолютно гениальная в нескольких сферах деятельности.
   Совершенно не приспособленная ко всем остальным.

  Наличие вооружения и техники Марина и так лучше всех знает. За лето на подвиги по закупке новых образцов никого не потянуло, отчасти из-за того, что старых откровенный переизбыток. Нового появилось только два малосерийных пулемёта межвоенных выпусков. Явно для смеха продававшиеся под видом охотничьих карабинов. Угу. На треногах и с бронещитками тянули на несколько десятков кило. Причём, на обязательный для охотничьего оружия одиночный огонь их переделать забыли.
  Ещё два подбитых «Дракона» появились из-за родственных связей одного из выпускников с замом министра тяжелой промышленности. Восстановить их теперь сложновато, но вполне можно использовать в качестве источника запасных частей.
  Тяжёлые танки сторон из-за технических неполадок выходят из строя столь же часто, как и от огня противника.
  Да и обе Администрации, после прошлогоднего сражения, едва не превратившегося в самое настоящее побоище определённые меры приняли, резко ограничив внесение средств в общие кассы из которых оплачивались все закупки новых образцов техники.
   Ещё не хватало, чтобы Софи Саргон обзавелась настоящим стратегическим бомбардировщиком, а её сестра — батарей железнодорожных транспортёров. Да и котов есть  аналогичные «таланты», не знающие, куда деньги девать.
    К счастью, на модернизацию имеющегося никаких ограничений не наложено.
    Пытливость юных умов откровенно недооценена.
    Больше никаких изменений в «Правилах» не намечается.

   Талантам «уникального бойца-одиночки» Марина находит применение уже на следующий день. Разумеется, про покупку учебного самолёта знали все, машина индивидуальной отделки наверняка сильно отличается по качеству изготовления от серийных машин. У блестящей до отвращения имеется двойной комплект подвесных баков (совершенно излишний, исходя из возможных маршрутов полётов) и лежащий в отдельном ящике авиационный фотоаппарат. Место для его установки на машине в наличии.
  Достаточно быстро установлен, и Софи отправлена полетать и пофотографировать на «кошачьей».
   Появление у извечных оппонентов авиации не прошло незамеченным «котами». Аэродром они оборудовали достаточно быстро. Но за два года так и не смогли обзавестись летающими самолётами.
   Самую негативную роль сыграло, что Херт был «законником» не только по прозвищу, и оформление всех разрешений заняло немало времени.
   Это не Саргон, сплошь и рядом сперва что-то делавший, а официально оформлявший всё это сильно попозже задним числом. Херт так поступить не мог.
    Вопрос престижа это одно, а отношения с Эридой — сильно другое. Разноглазая вполне могла попросить не сильно торопиться с оформлением разрешений.
    В любом случае, в текущий момент времени авиации у «котов» нет. Правда, есть самая настоящая зенитная артиллерия. Хочется надеется, после прошлогодней истории у них больше нет боевых снарядов. Пушки-то вполне в ПВО используются.
  Но в этом секторе батарей со штатными расчётами вполне хватает.
  Хотя оттенок опасности в виде возможного зенитного огня Софи только позабавил. Стартовала и улетела.
  Марина остаётся поболтать с аэродромной командой. Судя по составу, каких-то эксцессов Саргон всё-таки опасался — весь наземный персонал, а так же инструкторы и охрана аэродрома женщины старше тридцати лет. Все, как на подбор (и этот подбор наверняка, был) совершенно непривлекательной внешности.
   При этом, все военнослужащие, а не вольнонаёмный персонал. Вполне ожидаемо, все поголовно проходят службу в Учебном центре первой крепостной дивизии. Вблизи своих детей Император допускал присутствие только своих личных солдат.
   Если учесть, что служащей в той же дивизии числится Чёрная Смерть, то можно предположить, у аэродромных было очень бурное и насыщенное прошлое.
   Судя по обмолвкам, так и есть.
   С такими людьми Марина почему-то всегда находит общий язык.
   Разумеется, Софи возвращается без приключений. Так сначала показалось, самолёт остановится не успевает, аппарат ещё не достали, а от начальника аэродрома уже бегут — Софи вызывают в администрацию школы.
    Сестрёнка сияет почти до противного состояния. Как глупенькая чему-то улыбается. Хихикает то и дело.
– Ты что там натворила?
Софи неожиданно сестру обнимает.
– Маришка! Маленькая! Так здорово было! И-и-и!
Визжит, аж оглохнуть можно. Ещё кругами бегать начинает, не забывая, впрочем в сторону Административного перемещаться.
Наконец, в состоянии просто рядом идти. Правда, пританцовывая.
  – Ты там никого не убила? Хотя бомб под крыльями точно не было. А пушек вовсе нет, я проверяла. Рассказывай, что ты там натворила.
   Софи смотрит на Марину, словно с немалым трудом узнавая. Почему-то шепчет.
  – Я высший пилотаж крутила.
  – Устроила придурка бесплатное представление. Номера воздушной акробатики довольно дорого стоят. А в твоём исполнении вообще бесценными должны быть.
  – Там нижняя точка была в паре метров от земли. Я им кусты винтом, считай, подстригла.
  – Сурово! - выдыхает Марина. Знает, насколько сложно пилотирование на сверхмалых высотах, - Ты там кроме, кустов, голов не на нарубила.
Софи поворачивается в сторону аэродрома, хотя из-за деревьев давно уже ничего не видно. Марина припоминает, винт был чистым, даже блестел.
  – Нет, вроде бы. Но на землю точно уложила многих.
  – Снимки-то хоть сделала?
  – Обижаешь! Я всю территорию сперва облетела, и только потом развлечься решила. Надо было бомбу с краской взять. Скинула бы им на зенитную батарею.
   Марина хмыкает. Несмотря на учебный статус машины, три бомбодержателя были вполне в наличии.
   – Понятно теперь, почему с тобой так жаждут в администрации пообщаться. Сама думаешь, во что твои проделки оценят?
   – Ну, не всё же тебе «отвратительно» получать. Жизнь требует разнообразия. Да и в столице мне особенно делать особо нечего. В конце-концов, твоим опытом воспользуюсь по прогулкам, где не надо. Или тупо улечу на аэродром Загородного, он тут недалеко.

  «Отвратительно» по поведению Софи получила сразу за полгода. Выяснилась интересная подробность — администрации котов давно были сообщены регистрационные коды всех школьных самолётов. Но какой-то пытливый ум имел доступ к регистрационным спискам гражданских машин, а там эта машина совершенно легально числится Софи принадлежащей.
   Так что сразу определили, кто там у них над территорией мёртвые петли крутит.
   Письмо от лица Администрации в Загородный тоже было отправлено. Софи только хихикала мысленно. Саргон на любое воздушное хулиганство, где пострадавших не было, откровенно смотрит сквозь пальцы, кто бы не безобразничал.

Вечером опять генштаб собрался. Теперь уже с новым начальником. Впрочем, для самой Марины изменилось только занимаемое за столом место. В изучении разведданных она и раньше принимала самое активное участие.
  Основной источник сведений о «кошачьей», кроме официальных планов, как раз донесения разведки. Внутрь внешнего рубежа обороны удавалось забираться частенько. Но самые ценные объекты очень уж тщательно охранялись, а разведчики были почти всегда, одиночки.
С начала года карты не обновлялись. Понятное дело, со времён расспросов Эорен  произошли сильные изменения. Батареи все сменили место расположения, появились новые противотанковые рвы, причём отрытые точно по действующему уставу. Следует предполагать наличие новых минных полей.
  Тяжёлая гаубица никуда не делась, хотя обратное было бы крайне удивительно. Впрочем, как знать, как знать, инженерной техники у «котов» изрядное количество, и пользоваться они умеют. С них могло статься перетащить эту громадину в другое место, и даже основание там под неё забетонировать.
  «Сордаровцы» впрочем тоже свои рвы и окопы не лопатами копали.
   Танки и прочая бронетехника тоже в ангарах хранятся, за их пределами на фото насчитали только пять машин, хотя числится за ними несколько десятков.
   На нескольких позициях можно предположить наличие не орудий, а деревянных макетов. На аэродроме есть самолёты, кому другому могли бы и настоящими показаться, но здесь точно знают — это безобидные деревяшки.
   Марина с интересом рассмотрела противотанковый ров имени себя перед главным корпусом. Появился она там после памятного многим заезда. Прямо у входа — две позиции противотанковых пушек оборудованы. Даже не маскируют.
Похищенное знамя и сейчас у «сордаровцев» под стеклом висит. Пост там постоянный. Ставят только тех, у кого «отлично» по рукопашному бою.
  «Котов»- диверсантов чаще перехватывали, чем  нет. В Главный корпус забраться ещё никому не удавалось, но человеческий ум известен своей пытливостью. Особенно, при достижении вроде бы невозможных целей.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.